Главная » Книги

Бичурин Иакинф - Статистическое описание Китайской империи, Страница 25

Бичурин Иакинф - Статистическое описание Китайской империи


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

ез слой, и когда кувшин наполнится, то плотно завязывают его бумагою и ставят в котле с водою на огонь. Когда снятый с котла чай остынет, то отделяют его от цветов, завертывают в бумагу и подсушивают над огнем. Лучший чай не терпит пахучих цветов, а напротив, портится от них, почему надушают только средственный чай, и притом не в большом количестве. В Европе сие поддельное благовоние приписывают чаю.

СБЕРЕЖЕНИЕ ЧАЯ

   Чай имеет чистый вкус, весьма легко изменяющийся от восприятия всякого постороннего запаха. Чтобы сохранить чай от порчи, надобно держать его в теплом и сухом месте, в чистом и свободном воздухе, потому что как от холода и сырости, так и от спершегося теплого воздуха он повреждается во вкусе, а еще более не терпит быть поблизости пахучих вещей. Обработанный чай - для сбережения - надобно ссыпать в фарфоровые кувшины и плотно завязывать, чтобы не выдохся или не повредился от сырого воздуха, хранить близ жилых комнат, в которых воздух всегда теплый и свежий, ставить на возвышенном месте. Чай не терпит писчей бумаги. Она составляется в воде, и посему много в себе содержит сырости. Чай, пролежав одну ночь в бумаге, принимает в себя запах ее, а свой вкус совершенно теряет. Чай для ежедневного употребления надобно держать в чайнице, обернутой сухим листом водяного бамбука и крепко заткнутой пенькою, ставить на столе, в отдалении от вещей, издающих какой-либо запах. Но чай в большом количестве надобно держать в фарфоровом кувшине, который бы вмещал от 10 до 20 гинов и был обернут сухим листом водяного бамбука в несколько рядов. Сверх того чай должен быть самый сухой и свежий, притом плотно лежал бы в кувшине и накрыт был толстым слоем сухих листьев водяного бамбука, а чтобы воздух не мог проходить внутрь, кувшин нужно крепко заткнуть пенькою и сверху придавить большим новым кирпичом. Таким образом сберегаемый чай без порчи может пролежать до нового чая.

ЗАВАРИВАНИЕ ЧАЯ

   При заваривании чая должно наблюдать пять правил: 1) Брать хорошую воду, потому что от худой воды вкус чая портится. Для заваривания чая вода горных ключей есть лучшая, речная считается второю, а если доведется употреблять колодезную, то нужно очищать ее через вычерпывание.
   2) Для согревания воды употреблять горшочек серой глины, а для наливания чая фарфоровый чайник, но в последнем случае белая фарфоровая чашка лучше чайника (Чай, делаемый в чайнике, несколько отзывается прелью, почему китайцы вместо чайника потребляют чайную чашку с крышкою, которую вполовину накрывают налитый чай. У нас, наоборот, ставят чайники над огнем в самоваре.). Сверх сего при наливании воды на чай должно соблюдать чистоту. Если поблизости будет запах сырого мяса, рыбы, прели, масла или сала, то истинный вкус чая совершенно пропадет.
   3) Избегать помеси. Чай имеет нежное свойство, и легко воспринимает всякий посторонний вкус. Если наливать чай в прикосновении с чем-нибудь пахучим, пряным, горьким или сладимым, то вкус чая делается смешанным, то есть как будто отзывается чем-то.
   4) Чай хорошо настаивается, если налить прокипевшею водою, а не кипучею. Кипячение воды для чая должно происходить постепенно. Оно начинается проскакивающими пузырьками наподобие рыбьих глаз, потом показывается со всех сторон, подобно бьющему роднику, наконец вода начинает клубиться, подобно волнам. Это троекратное кипение без живого огня быть не может, а живым огнем называется пыл горящих дровяных углей. Вода, согреваемая на мозглых и курящихся дровах, весьма портит вкус чая.
   5) Перед наливанием кипятка на чай надобно теплою водой смыть пыль с чая и согреть, и таким образом отнять у него отзыв дымом. Чайник и чашку также надобно выполоскать чисто и вытереть досуха, а потом наливать чай. Таким образом приготовленный чай совершенно удерживает и вкус, и цвет, и запах свой.
   В самом Китае чай употребляется в трех видах: в листьях, в порошке и в экстракте. В России употребляют только первый вид чая, к которому причисляется и кирпичный, но в употреблении поступают вопреки строгим предосторожностям, соблюдаемым в Китае. В Кяхте есть обыкновение свидетельствовать чай, принятый из китайского магазина, и сие свидетельство заключается в следующем: приказчик - с дозволения хозяина - железным совком прокалывает каждое место насквозь, и делает сие с большою исправностью, потому что вынутый совком чай предоставляется в его пользу. Потом просверленные таким образом ящики с чаем заширивают в размоченные сыромятные кожи, от которой чай до такой степени портится, что в Иркутстке свежий чай иногда пить невозможно. Впрочем такое свидетельство чаев еще не распространено на лучшие чаи.
   Вообще должно заметить, что обработка чайного листа существенно заключается в выпаривании сырости, смывании нечистоты и уничтожении снотворного (наркотического) и наводящего скуку под ложечкою свойства его.

III. ВОДЯНЫЕ СООБЩЕНИЯ В КИТАЕ

   В сей статье под водяными сообщениями принимаются те только судоходные каналы и реки, которые обращают особенное внимание правительства на их поддерживание. Таковые водяные сообщения разделены на три отделения: северное, восточное и южное. Северное отделение называется бэй-хэ, что значит - северные реки, восточное называется дун-хэ, что значит - восточные реки, южное называется нань-хэ, что значит - южные реки.
   В северном отделении самые важные гидравлические работы находятся в губернии Чжи-ли по реке Сан-гань-хэ, которая по выходе из гор Ши-цзин-шань принимает название Юн-дин-хэ, и, протекая до области Тьхянь-цзинь-фу с большим стремлением - особенно во время сильных дождей, - заносит некоторые места песком, а в других размывает береговые плотины и своим разливом производит величайшие опустошения, почему ежегодно требует и прочищивания и починок в значительном размере. Притоки, впадающие в Юн-дин-хэ, также и другие реки, текущие от Пекина на северо-восток в море, ежегодно требуют или починки плотин или прочищивания обмелевших мест.
   Желтая река принадлежит частью к восточному, частью к южно-мо отделению. В губернии Хэ-нань от Мын-цзинь-сянь на запад, протекая между каменных гор, она не может производить прорывов, но от города Мын-цзинь-сянь вниз (Плотины по обеим берегам Желтой реки от города Мын-цзинь-сян на восток до ее устья простираются до 840 верст.), протекая ровными местами по левому берегу до уезда Ву-чжи-сянь, а по правому берегу до уезда Юн-нянь-сянь, часто делает прорывы и наводнением своим разрушает города и селения, почему требует укрепления берегов плотинами. Сия часть принадлежит к северному отделению. Берега от уезда Фын-сянь вниз до впадения в море принадлежат к южному отделению.
   Государь Юй, при обсушении болот, проложил русло Желтой реки по восточную сторону хребта Тхай-хан на северо-восток, и девятью устьями провел ее через северные пределы губернии Шань-дун в Восточное море. В 612 году до Р. X. морские воды, при сильном северо-восточном ветре, устремились на юго-запад в самое устье Желтой реки и поглотили около 500 ли матерой земли. Сие самое место ныне составляет Бо-хай, иначе Корейский залив, а Желтая река, остановленная морем, открыла себе путь прямо на восток нынешним ее руслом, которое в то время составляло реку Тха-шуй, прокопанную для спуска излишних вод Желтой реки в Восточное море.
   Река Хуай-шуй прежде текла по северную сторону города Хуай-ань-фу и сама собою впадала в море. В царствование династии Юань Желтая река сделала прорыв на юг и, поглотив реки Бянь-шуй и Сы-шуй, вошла в русло реки Хуай-шуй. Но как поверхность Желтой реки шестью футами выше поверхности реки Хуай-шуй, то первая стремлением своим с севера на юг вытеснила последнюю из ее берегов и разливом вод производила большие наводнения. Сие обстоятельство побудило отделить Желтую реку от Хуай-шуй высокою земляною дамбою, что и приведено к концу в продолжение 1535-1570 годов. В 1575 году и сия насыпь была разорвана, но в скором времени Желтая река сама проложила себе путь прямо на восток, а Хуай-шуй соединялась с нею только через прорву Цин-кхэу. В это время усмотрено, что если засыпать устье реки Хуай-шуй и все ее течение обратить через прорву в Желтую реку, то сим увеличением массы воды можно прочищать фарватер в устье Желтой реки. Хуай-шуй в уезде Сюй-и-сянь вливается в обширное озеро Хун-цзэ-ху, но как уровень Желтой реки выше уровня реки Хуай-шуй (см. выше), то для обращения вод из Хуай-шуй в Желтую реку требовалось возвысить юго-восточный берег озера новою земляною плотиною для уравнения с поверхностью Желтой реки, что и сделано было. Ныне из озера Хун-цзэ-ху 1/10 воды спускают в сплавной канал для прохода судов в реку Да-цзян, а 7/10 идут через прорву Цин-кхэу в Желтую реку и помогают ей проносить песок, оседающий в ее устье. Для спуска излишних вод проведен канал из Хун-цзэ-ху через озеро Ше-ян-ху в море, и сверх сего береговая плотина снабжена водоспусками на случай наводнения. Реки Хуай-шуй и Да-цзян принадлежат к южному отделению водяных сообщений.
   Сплавной канал по-китайски называется Юй-хэ - царский канал, Юнь-хэ - сплавной канал и Юнь-лян~хэ - хлебосплавной канал. Он простирается от Хан-чжеу-фу на север до Пекина, и по частям принадлежит ко всем трем отделениям.
   Канал, принадлежащий к южному отделению, начинается от прорвы Цин-кхэу, соединяющей Хуай-шуй с Желтою рекою, и оканчивается на юге при реке Цянь-тхан-цзян, где засоривается илом, наносимым морскими приливами, и требует ежегодного прочищивания. На сем пространстве канал заимствует воды из Хуай-шуй и впадает в Цзян. Правый, то есть западный, его берег от напора вод из озер укреплен, а левый, то есть восточный, по низменности местоположения возвышен плотинами. От Хуай-шуй на юг он имеет четыре шлюза для возвышения воды (В Китае шлюзы глухие, и делаются для возвышения воды во время прохода хлебных караванов. При шлюзах обыкновенно перегружаются на другие суда.).
   От Цин-кхэу на север канал, перерезав Желтую реку, идет на север, и опять на сем пути заимствует воды из озер Ло-ма-ху, Вэй-шань-ху, Ду-шань-ху и многих рек, текущих из западной покатости восточных гор. Миновав город Линь-цин-чжеу, входит в реку Вэй-хэ, и до межи губернии Чжи-ли принадлежит к восточному отделению. Далее на север он идет до города Тьхянь-цзинь-фу по реке Вэй-хэ, отсель на запад до города Тхун-чжеу по Белой реке (По-китайски Бай-хэ, а наши ученые пишут Пе-хо.), а далее до самого Пекина по реке Да-тхун-хэ. Последняя часть канала принадлежит к северному отделению и разделяется на Северный сплавной канал - Бэй-юнь-хэ, от Пекина на восток до Тьхянь-цзинь-фу, и Южный сплавной канал - Нань-юнь-хэ, простирающийся от Тьхянь-цзинь-фу на юг до межи губернии Шань-дун. Четыре фута глубины в канале считается достаточным для хода судов.
   Сплавной канал в северном его конце прокопан в 1289 году и проведен был из Тхай-пхин-чжеу до Пекина, а отселе до Тхун-чжеу, и как он шел вне дворца, то суда с хлебом входили во Внутренний город и останавливались в водоеме Цзи-шуи-тхань (На изданном мною плане Пекина см. номер 164, а в Описании Пекина стр. 85.), который ныне лежит по северную сторону дворцовой крепости. В 1476 году ключи, составляющие вершину канала, обращены для составления искусственного озера Кхун-мин-ху (Озеро Кхун-мин-ху лежит в 30 ли от Пекина на запад, по юго-восточную сторону итальянского дворца на горе Ван-шеу-шань.), из которого канал проведен к северозападному углу Пекина, и здесь разделен на три русла, из коих два облегают городскую стену, а третье проведено через пекинский дворец. Сии три ветви канала соединены за восточною стеною Пекина, где и главная складка хлеба устроена. С сего времени судовой канал, проведенный во внутренность Пекина, был оставлен.
   Канал прокопан от Пекина прямо на восток до Тхун-чжеу, а отселе до Тьхянь-цзинь-фу на протяжении 200 ли он проведен по Белой реке. От Тьхянь-цзинь-фу, поворотив на юг, он идет вверх по реке Вэй-хэ до Линь-цин-чжеу на протяжении 800 ли. Далее на юг к Желтой реке канал прокопан при династии Юань на 940 ли, и весь состоит из восточных рек, собранных в поперечное русло, и только южный его конец к Желтой реке на протяжении 149 ли проведен по реке Чжун-хэ. От Желтой реки на юг до Ян-цзы-цзян на протяжении 300 ли канал прокопан еще за пять столетий до Р. X., от сей реки на юг до Хан-чжеу-фу также прокопан был в древние времена.
   Таким образом канал, идущий от Пекина на юго-восток до Хан-чжеу-фу, сделан был в разные времена и сверх того в продолжение веков во многих местах через починки и перенос совершенно изменен. Что касается до его течения, он имеет три взаимопротивоположные направления, от Пекина до Тьхянь-цзинь-фу идет с северо-запада на юго-восток, от Желтой реки на север до Тьхянь-цзинь-фу идет с юга несколько на северо-запад и потом на северо-восток, а от Желтой реки до Хан-чжеу-фу идет прямо на юг с небольшими изворотами.
   Морские берега в Цзян-нань и Чже-цзян укреплены плотинами, которые начинаются в Сун-чжеу-фу и оканчиваются в Шао-син-фу за рекою Цян-тхан-цзян, и вообще суть земляные или каменные. Сии плотины удерживают стремление морских волн во время ураганов. Для выгод земледелия во многих местах по морским и речным берегам сделаны плотины земляные и каменные для остановления приливов.
   На ежегодные издержки по гидравлическим работам трех отделений, исключая морских плотин, собирается с некоторых товаров особенный акциз, не входящий в состав государственных доходов, как-то:
   в северном отделении: в Чжи-ли - 10 469 лан
   в восточном отделении: Шань-дун - 45 438 лан
   в восточном отделении: Хэ-нань - 90 882 лана
   в южном отделении: Ань-хой - 22 622 лана
   в южном отделении: Цзян-су - 207 802 лана
   в разных таможнях - 34 491 лан
   из хозяйственных сумм от соляных приставов берется - 300 000 лан
   на гидравлические работы по другим местам, за исключением морских плотин, ежегодно отпускается из хозяйственных остаточных сумм - 1 663 000 лан
   на гидравлические работы по системе морских плотин ежегодно назначается из процентных и остаточных сумм - 170 000 лан
   Всего: - 2 624 704 лана
   Маловажные плотины по рекам поддерживаются на счет местных жителей, а починки производятся местными крестьянами.

IV. ИНОРОДЦЫ В КИТАЕ

   В пределах Китая - кроме природных китайцев - находится множество инородцев, из коих одни искони доныне живут отдельно от китайцев, в образе жизни постоянно следуют обычаям своих предков, говорят своим языком, управляются своими старшинами, судятся по своим словесным законам, другие, время от времени перемешиваясь с китайцами, исподволь усвоили себе обыкновения и язык китайский, и сим образом изменились до такой степени, что в образе жизни их и следов их происхождения не видно. В Европе давно уже имеют понятие о сих инородцах, но слишком темное.
   Первоначальное происхождение инородческих племен, обитающих внутри Китая, уходит за пределы преданий, и столь же мало известно, как и происхождение коренных европейских народов, но с того времени, как китайская история, опираясь на предания, начала следить первое развитие инородцев на племена и расселение их по разным странам, то несколько объяснялось и коренное их происхождение. Инородцы в суть Китае потомки трех народов: миао (Сей звук по словарю принадлежит к тону мяо, но произносится миао.), мань и тюрки.
   Под названием миао ныне известны два народа, или потомки двух различных между собой народов, из коих один в древности занимал земли губернии Ху-нань, а другой - земли губернии Гуй-чжеу. Мань в древности занимали земли от реки Хань-цзян на юго-запад, а ныне остались в губернии Юнь-нань, потому что предки, занимавшие восточные земли губернии Сы-чуань, еще в глубокой древности переняли от китайцев и язык и обычаи, а в 310 году до Р. X. совершенно присоединены к Китаю. Тюрки, приведенные в Китай пленниками, смешались с китайцами, и наиболее живут в Северном Китае. Рассмотрим каждый из помянутых трех народов в разных его отраслях.

1) МИАО

   Народ миао за двадцать три века до Р. X. обитал в губернии Ху-нань, и был многочислен. Владетели его хотя признавали себя данниками Китая, но не совершенно повиновались законам его, и даже отказались участвовать в общем труде при обсушивании земель после великого, известного в истории, наводнения в Китае. В наказание за такой неблагонамеренный поступок часть народа миао еще в 2282 году до Р. X. выведена из своих земель к Хухэнору, где потомки их и ныне известны под названием тангутов. Часть, оставшаяся в Китае, с продолжением времени размножилась и распространилась по губерниям Ху-нань, Гуан-дун, Гуан-си и частью Фу-цзянь - под двумя главными названиями миао и яо. Обе помянутые отрасли разделяются на множество родов, известных под разными родовыми (китайскими) названиями, но все родоночальником своим считают Пхань-ху, которому и жертвы приносят. В сей религиозной черте открывается разительное доказательство единства их по происхождению.
   Миао, обитающие в губернии Ху-нань, разделяются на красных - Хун-миао и черных - Цин-миао.
   Красные миао живут в комиссарствах Юн-суй-тьхин и Цянь-чжеу-тьхин в области Чжень-чжеу-фу. Обитают более при горах, ведут оседлую жизнь, занимаются хлебопашеством и платят поземельный оброк. Мужчины отращают волосы, а бороду бреют, кафтан по краям унизывают оловянными блестками. Красными называются потому, что носят воротник и пояс красного цвета. Мужчины не выходят из дому без сабли при бедре. Женщины складывают волосы на голове и прикалывают гребенкою, носят юбку и шугай. В месяцы под названием хай и цзы убивают быков и приносят жертву. На свадьбах веселятся и поют песни. Перед бракосочетанием мать отводит дочь в дом жениха, и при сем случае получает за нее договорную цену.
   Черные миао живут в округе Цзин-чжеу и в обыкновениях сходствуют с красными миао, но одеяние носят синего или черного цвета, и потому называются черными. Мужчины трудолюбивы, часто ходят в китайские селения для продажи своих произведений. Женщины складывают волосы на голове и прикалывают деревянною гребенкою, юбок и шальвар не носят. Они искусно вышивают шелками. Черные миао живут в уединенных горах и дремучих лесах, а некоторые из них поселились между китайцами.
   Миао, перешедшие в губернию Гуан-си, расселились по гористым местам в области Лю-чжеу-фу, от города Лю-чжеу-фу на северо-запад. Они живут по горам в домах, из бамбука построенных, занимаются земледелием и звериною ловлею и платят подати. Мужчины повязывают голову, а в повязку втыкают перья, одеваются в черное платье с узкими рукавами. Женщины складывают волосы на голове и прикалывают длинною булавкою, носят пеструю юбку и шугай из красной шерстяной ткани, вышитый узорами нагрудник. Они тщательно занимаются тканьем. И мужчины и женщины ходят босые. Письма не имеют, а в торгу нужное для памяти замечают зарубками на бирке. Пищу берут пальцами, не употребляя ни палочек, ни ложек, всегда носят при себе коробочку с ареком. Ссоры между собою решают народным приговором. Виноватого наказывают вином и мясом в пользу собравшихся на суд. В уезде Хуай-юань-сянь есть обычай праздновать весну. За день до начала весны миао входят в город, играя в камышовые свирели. Сначала они обходят судебные места, потом дома чиновников, при сем случае поют песни и пляшут. Хорошая погода, плодоносный год, правосудие чиновников и счастье народа составляют содержание песен их.
   Яо, обитающие в Ху-нань в области Чан-ша-фу в уезде Ань-хуан-сянь, в 260 ли от областного города на юг, разделяются на два поколения: горное и луговое. Луговые живут по городам и селениям, подати платят наравне с китайцами, занимаются земледелием и науками. Живущие по горам более сеют просо и садят овощи, сверх того получают хлеб от китайцев - меною на бамбуковый лес. По окончании полевых работ учреждают празднество, на котором мужчины и женщины бьют в бубны, играют в камышовые свирели, поют песни и пляшут. Оба пола повязывают голову платком, грудь закрывают нагрудником.
   Яо в области Юн-чжеу-фу живут в уезде Нин-юань-сянь, в 180 ли от областного города на юго-восток, и в округе Дао-чжеу, в 150 ли от областного города на юг, одеяние общее с прочими соплеменниками. Мужчины связывают волосы на макушке и прикрепляют длинною булавкою. Женщины складывают волосы несколько ближе к затылку и сверху накладывают деревянную дощечку с жемчужными низанка-ми на передней и задней стороне, а на голове прикрепляют ее красным шнурком, завязываемым под подбородком, отчего по-китайски называются дин-бань-яо, что значит: яо, носящие на голове дощечку. В обыкновениях сходствуют с прочими миао и яо.
   В Ху-нань находится часть инородцев под китайским названием тху-жень, что значит туземцы, сие суть потомки народа мань. Они живут в области Юн-шунь-фу в уезде Бао-цзин-сянь, в 130 ли от областного города на юг. Несмотря на неудобность занимаемых ими гористых мест, туземцы прилежат к землепашеству. Мужчины повязываются пестрым платком, носят травяные башмаки. Женщины связывают волосы в пук над затылком, носят шугай и юбку короткие. Перед браком отводят быка в дом невесты, и сие считается платою за нее. Женщины ткут холсты и шелковые материи. Между туземцами много зажиточных. Подать платят серебром.
   Яо, перешедшие из Ху-нань в Гуан-дун, исподволь распространились по областям Гуан-чжеу-фу, Шао-чжеу-фу, Лянь-чжеу-фу и по округам Ло-дин-чжеу и Лянь-чжеу. Они поддались китайской державе в конце XIV столетия и получили право управляться туземными чиновниками, но в половине XV столетия возмутились и начали производить грабительства. Уже в 1703 году совершенно покорились, и с того времени подчинены местным китайским начальством.
   Яо в области Гуан-чжеу-фу живут в двух уездах: Синь-нин-сянь и Цзэн-чен-сянь. Живущие в уезде Синь-нин-сянь, в 360 ли от областного города на юго-запад, говорят китайским языком, одеваются по-китайски и внесены в общую с китайцами перепись. Мужчины занимаются хлебопашеством, а женщины тканьем и вышиванием. И мужчины и женщины ходят босые. Яо в уезде Цзэн-чен-сянь мало разнятся от высших, они живут в горах, занимаются хлебопашеством и звериной ловлею.
   Яо в уезде города Шао-чжеу живут в 120 ли от сего города на запад при горах. Мужчины связывают волосы на голове в пук, носят в ушах серьги, платье с вышитым воротником, голени обвивают холстом. Выходя из гор для торга, вещи на продажу носят на себе в мешках. Женщины прикалывают волосы на голове бамбуковыми стрелочками и накрываются пестрым платком. Ходят босые. Делают разную бамбуковую посуду и относят в китайские селения для вымена соли и риса. Как женщины прикалывают волосы на голове стрелками, то китайцы и самое поколение назвали цзянь-яо, что значит стрелочные яо. Яо, живущие в уезде Чан-лэ-сянь, в 80 ли от Шао-чжеу на северо-запад, сходствуют с высшими в образе жизни.
   Яо в той же области в уезде Жу-юань-сянь, в 90 ли от областного города на запад, живут в уединенных горах и также занимаются хлебопашеством. Они разделяются на мирных и немирных. Немирные яо вовсе не имеют сообщения с китайцами, а мирные часто выходят из гор для торга. Мужчины повязывают голову пестрым платком, в ушах носят большие кольца. Женщины продевают сквозь волосы на голове две или три бамбуковые палочки, обвивают их волосами и накрывают платком, носят шугай и юбку до колен. Иногда приходят в города и слободы выменивать у китайцев соль и рис.
   Яо в округе Ло-дин-чжеу в уезде Дун-ань-сянь, в 160 ли от окружного города на восток, - в одеянии, пище и образе земледелия сходствуют с китайцами, но мужчины свертывают волосы на голове и повязываются пестрым платком. Женщины также повязываются пестрым платком, носят короткую юбку. Ходят все босые. Мужчины занимаются земледелием, женщины тканьем. Язык их - по произношению - не понятен для китайцев.
   Яо в окрестностях окружного города Лянь-чжеу связывают волосы на голове в пук и повязываются кумачом. Втыкать перья на голове считают щегольством. Нравом злы, упрямы, непокорливы. Некоторые из них знают китайскую грамоту. Приходят из гор на китайские рынки. Женщины любят платье своего рукоделья - вышитое шелками, голову повязывают синим платком, волосы прикалывают на голове булавками, в ушах носят кольца.
   В губернии Гуан-дун на острове Хай-нань обитают инородцы под названием ли. Сие суть коренные обитатели острова. Они живут в пещерах по хребту Ву-чжи-шань. С VII до XVII столетия то поддавались, то отлагались, но с 1697 года мирно живут под властью Китая. Мужчины связывают волосы в пук над лбом, а голову повязывают лоскутом красной китайки, носят короткое платье, а в ушах медные кольца, перед и зад прикрывают лоскутом холста, пропитываются звериною ловлей, земледелием и продажею леса. Женщины связывают волосы в пук над затылком и накрывают синим платком. Перед выходом в замужество татуируются, иглою накалывая на лице изображения насекомых и бабочек. Одеваются в глухую юбку, вышитую шелками - длиною до колен. Происхождение народа ли неизвестно.
   Яо, обитающие в губернии Гуан-си, имеют разные наименования, и по местам разнятся между собою обычаями и одеянием. Яо в уезде областного города Гуй-линь живут в глубоких долинах, дома покрывают древесными листьями. Мужчины волосы связывают на макушке в пучок, ходят босые, платье носят короткое, по краям вышитое шелками, на коленах обшивка из камки. Выходя из дому, берут с собою зонтик от дождя. Женщины складывают волосы на голове и сплошь прикалывают серебряными булавками, в ушах носят большие серебряные кольца. Одеяние делают из своей ткани, по краям вышивают шелками. Иногда они ходят в города, а вещи приносят в бамбуковых корзинах. Подати платят наравне с китайцами.
   В той же области в округе Юн-нин-чжеу, в 140 ли от областного города на запад, яо живут в уединеннейших долинах и пропитываются земледелием и ткачеством. Они очень гостеприимны, даже незнакомых путешественников угощают мясом и вином. Платье носят без обшивки. Женщины складывают волосы на голове, навивая на деревянную гребенку, отчего и племя носит название шу-яо, что значит - гребеночные яо.
   Яо, живущие в уезде Син-ань-сянь, в 130 ли от города Гуй-линь-фу на северо-восток, одеяние и штаны обшивают по краям камкою. В начале года приносят жертву родоначальнику своему Пхань-ху. Они ставят в корыто рыбу, мясо, вино и кашу и делают поклонение перед корытом при всеобщем восклицании, в чем и состоит обряд поклонения. В сем уезде еще живут миао под названием тхун. Сие племя пришло сюда из Ху-нань еще при династии Юань и распространилось в Лю-чжеу-фу по уезду Жун-сянь и в Пьхин-лэ-фу по уезду Хэ-сянь. Тхун занимаются хлебопашеством и торговлею.
   Яо, живущие в уезде Гуань-ян-сянь, в 320 ли от города Гуй-линь-фу на восток, простодушны и кротки. По недостатку в пахотной земле, они получают пропитание от продажи собираемого по лесам чая.
   Яо в Лю-чжеу-фу живут в уезде Ло-чен-сянь, в 190 ли от областного города на северо-запад. Мужчины повязывают голову пестреди-ною, носят кафтан с воротником, вышитым шелками, а пояс с привесками из китайских чохов. Женщины накрывают голову бамбуковыми дощечками с подвесками из шариков, одеяние носят китайского покроя, пояс пестрый шелковый, с привесками из чохов, на груди также носят шнур, унизанный чохами, отчего во время ходьбы слышен приятный звон.
   Таким же образом одеваются яо в Пьхин-лэ-фу в уезде Сю-жень-сянь, но у последних есть обычай, что девушка, выходящая в замужество, идет в женихов дом с пустым ведром. Жених бьет ее по спине три раза, после сего девушка идет с ведром за водою. Последние называются еще дин-бань-яо.
   Яо в области Цин-юань-фу живут по вершинам удаленных гор, где, выжигая лес, занимаются земледелием; как скоро земля истощает, то переходят на другие места, и по сей причине китайцами названы го-шань-яо, что значит горно-бродячие яо. Они не занимаются тканьем, а холст для одеяния покупают у китайцев. Считаются хорошими ходоками. Мальчику, как он в состоянии ходить, слегка прижигают подошвы разгоряченным железом или камнем, отчего они ходят по стремнинам столь же легко, как по ровному месту. И мужчины и женщины прикалывают волосы на голове булавкою, платье носят короткое - с воротником, вышитым шелками. В дороге носят вещи на себе в сетяных мешках, а поддерживают веревкою, протянутою через голову.
   Яо в Юй-линь-фу в уезде Лу-чуань-сянь - в 70 ли от областного города на юг - живут в уединенных горах и занимаются земледелием. Нередко переходят с одних гор на другие, подобно горно-бродячим яо, почему китайцы называют их шань-цзы-яо, что значит горные яо. Сии горные яо добродушны и честны. Кто оставит им вещи на сохранение, без сомнения, и по прошествии долгого времени получит оные. Мужчины собирают волосы на макушке в пучок и повязываются платком, носят одеяние с короткими рукавами, а платье на женщинах с шитым воротником. И мужчины и женщины, выходя из дому, имеют при себе горлянку с водою.
   В области Пьхин-лэ-фу в уездах Хэ-сянь и Сю-жень-сянь обитают яо под названием нун, а в области Ву-чжеу-фу в уездах Жун-сянь и Цен-си-сянь под названием лан.
   В губернии Гуан-си еще обитают инородцы под названиями: лин, я, нао, мин и туземцы. Помянутые инородцы суть клочки племен, обитавших в королевстве Ань-нань. Они остались под китайской державой при последнем определении границ между Китаем и Ань-нань.
   Лин обитают в Ли-чжеу-фу в уезде Хуай-юань-сянь, живут на уединенных утесах и по глубоким долинам - в пещерах, а домов не имеют, питаются желудями, стреляют лисиц, выкапывают зверьков, ловят скорпионов, и все сие употребляют в пищу. Вдобавок к сему женщины собирают плоды по горам. Холстов не ткут, а одеваются древесного корою. Разговор их походит на птичье щебетанье и без толмача не понятен. Мужчины и усы и бороду бреют.
   Инородцам я нет описания, а нао обитают в уезде областного города Сы-энь-фу и в округе Тьхянь-чжеу, в 450 ли от города Сы-энь-фу на запад. Они все внесены в народные списки. Живут по вершинам гор. Родовых прозваний не имеют. Поклоняются душам умерших. Земледелием не занимаются, а хлеб выменивают у китайцев на дрова, и потому собиранием дров и женщины занимаются. Мужчины женятся за 30 лет.
   Мин обитают в Сы-чен-фу в уезде Си-линь-сянь, в 570 ли от областного города на запад. Живут, рассеявшись по горным долинам. Засевают горные пашни при дожде, а если нет дождей, то воду на пашню проводят трубами из бамбука. В урожайный год исправно платят подати. Ян живут в сей же области в округе Си-лун-чжеу. Они в пище и питии сходствуют с мин, но в покрое одеяния отличаются.
   Область Тхай-пьхин-фу почти вся населена туземцами, то есть коренными жителями сей страны, которая предоставлена им за услуги, оказанные Китаю на войне. Мужчины обвертывают голову лоскутом холста, бороду и усы бреют, обуваются в кожаные башмаки, которые перед выходом намазывают маслом. Нужные вещи для дома приносят из города в сетяных мешках. Женщины носят по три и по четыре браслета на каждой руке, одеваются в шугай и длинную юбку, которую во время ходьбы затыкают за пояс. Они всегда носят при себе бамбуковую корзину - для сбора снедных полевых растений. При свадьбе употребляют арек вместо сговорных даров. С того времени, как у них наследственные старшины заменены сменяемыми, молодые люди начали заниматься науками и ходить на испытание для получения ученых степеней. Туземцы в округе Си-лун-чжеу в области Сы-чен-фу несколько разнятся от высших цветом одеяния и обычаями. Подати платят наравне с китайцами.
   Инородцы, обитающие в губернии Фу-цзянь в области Фу-чжеу под названием юе-минь, еще в древности отделились от племени яо. Они не имеют общего старшины, живут в уединенных местах по вершинам гор в высеченных пещерах, отчего и самые селения их называются дун-цзы, что значит пещеры, а иные довольствуются травяными шалашами. Питаются овощами и рыбой, а некоторые занимаются и земледелием. Мужчины носят короткое платье, а волосы собирают к макушке и связывают в пучок. Женщины складывают волосы на  голове и накрываются пестрым платком, а иные носят шапочку, с которой по вискам спускаются вокруг уха по нитке из малахитовых шариков. Одеяние их состоит из юбки, ходят в башмаках. Платье шьют из китайки синего и голубого цвета.
   Еще находятся инородцы на острове Тхай-вань, что португальцами назван Формозою. Сии инородцы суть коренные жители западной половины острова и занимаются земледелием. Стены жилищ их состоят из бамбукового плетня, кровли из грубых растений. Такие шалаши строятся на высоких курганах, а входят в них по лестницам. Происхождение и народное название формозских жителей неизвестно. В Китае они известны под китайским названием фань, и хотя сие же название дано многим тангутским родам в губерниях Гань-су и Сы-чуань, но формозские фань ничего общего с последними не имеют.
   Часть народа миао, выведенная в 2282 году до Р. X. из Ху-нань к Хухэнору, с продолжением времени также размножилась и разделилась на множество родов, из которых одни еще в IV столетии до Р. X. пошли на юго-запад и положили основание Тибетскому государству, а другие двинулись на юг и расселились по всем хребтам, составляющим ныне западные пределы губерний Гань-су и Сы-чуань, - под общим китайским названием фань. В истории они известны более под названием цян, а в Монголии - под названием тангугп, все говорят тибетским языком, держатся буддийской религии, а только несколько разнятся между собою в наречиях, одеянии и обыкновениях.
   Тангуты в губернии Гань-су распространились от Цзя-юй-гуань на юг до губернии Сы-чуань под общим китайским названием фань. На сем пространстве считается 49 родов. Из живущих в округе Хэ-чжеу некоторые носят шляпу и сапоги китайские, а одеяние тибетского покроя, а другие носят шапки из мерлушек, кафтаны из тибетской байки, в ушах кольца. Из женщин также иные стягивают ноги, носят юбки, а другие одеваются по-тибетски. Браки и похороны исправляют по китайским обыкновениям, только не приносят жертв покойным предкам. Таким же почти образом одеваются тангуты в Тхао-чжеу. Живущие в округе Минь-чжеу имеют небольшое отличие в одеянии. Из живущих в области Си-нин-фу мужчины носят шапки из белой мерлушки, женщины на голове носят повязку из красного холста, унизанную шариками из раковин, а волосы прикалывают над затылком шпильками. Тангуты в Гань-су очень мирны, живут наиболее в домах, построенных по-китайски, и занимаются земледелием, сеют пшеницу, а более гималайский ячмень.
   Тангуты в Сы-чуань составляют 269 родов - под общим же китайским названием фань. Они более или менее разнятся между собою образом жизни и покроем одеяния, особенно на юго-запад к Литану и Батану. Почти все роды живут в горах, и от природы имеют все качества, свойственные горским народам, исключая хищничества.
   В комиссарстве Сун-пхань-тьхин тангуты вообще живут в горах. Мужчины бреют голову, носят белую валяную шляпу с кистью, овчинную шубу с холщовою обкладкою, как у монголов. Женщины заплетают волосы в две косы, обвивают их красной тканью и унизывают раковинками, платье носят китайное, отороченное камлотом (темно-красным). Вообще занимаются земледелием и тканьем, живут в домах, по-тибетски складенных из камня. Сюда принадлежат тангуты в Цзинь-чуань, описанные в следующей статье.
   Тангуты в Нин-юань-фу называются голо. Они обитают в уединенных горах, живут в деревянных шалашах при речках, пропитываются наиболее скотоводством. Мужчины свивают волосы на макушке, не умываются, платье носят холщовое и шерстяное, короткое, спину накрывают войлоком, ночью одеваются в меховое. Женщины заплетают волосы и повязываются черным платком, у них золотой венчик, унизанный жемчугом, считается нарядом, верхнее одеяние длинное с воротником, юбки пестрые с мелкими борами, в дороге всегда имеют при себе валяную шляпу.
   В роде Мин-чжен, неподалеку от Да-цзянь-лу, инородцы вообще занимаются земледелием и скотоводством, живут в домах, складенных из камня, с плоскими кровлями. Мужчины носят лисьи шапки, в ушах большие кольца, верхнее одеяние длинное, сапоги юфтевые, всегда под мышкою имеют при себе медную кивотку с маленьким идолом и молитвенником. Женщины собирают волосы на макушке и связывают шарфом, унизанным дорогими камнями и жемчугом, носят лисью шапку с кистью, верхнее платье короткое с большим воротником, юбку длинную с мелкими борами, с поясницы до полу висит шитый пояс, башмаки у них вышитые шелками.
   В Литане также живут в домах, складенных из камня, с плоскими кровлями. Мужчины носят меховые шляпы, длинный камлотовый кафтан, при бедре саблю. Женщины заплетают волосы и переплетают нитками жемчуга и камней, нанизанных на волос яка, носят длинный кафтан с большим воротником и пеструю юбку. Сия страна, по возвышенности местоположения, холодна и неспособна для хлебопашества, почему жители более занимаются скотоводством. Они вообще очень простодушны.
   В Батане наряды одинаковы с литанскими, но в праздники делают пиры, на которых - в удовольствие гостям - пляшут и поют песни. Сия страна, в сравнении с Литаном, теплее, почему здесь более занимаются хлебопашеством.

2) МАНЬ

   В губернии Юнь-нань обитают инородцы под общим названием мань. Но собственно делятся они на мань, лоло и миао, а сии племена делятся на роды, известные под родовыми их названиями. Все они происходят от так называемого индокитайского племени, коего поздние ветви ныне составляют два сильные государства: Ань-нань и Бирму. Лоло суть первобытные обитатели губернии Юнь-нань. В царствование династии Тхан составляли сильное государство Нань-чжао, коего столица находилась в Да-ли-фу, на западной меже губернии Юнь-нань. Владетель сего государства долго вел упорную войну с Китаем за равенство в достоинстве. Но с того времени, как Хобилай покорил Нань-чжао в 1253 году, лоло мало-помалу утратили свое народное достоинство, и ныне составляют низкий класс в китайском народе. Некоторые из них управляются китайскими чиновниками и по китайским законам, а другие имеют старшин из своих поколений и живут на своих правах.
   Лоло во время могущества своего разделялись на восточных и западных, а ныне делятся на черных - хэй-лоло и белых - бай-лоло. Черные лоло составляли господствующее поколение. Ныне они живут в областях Юнь-нань, Цюй-цзун, Линь-ань, Чен-цзян, Ву-дин, Гуан-си, Дун-чуань, Чжао-тхун, Чу-сюн, Шунь-нин и Мын-хуа. Они вообще необразованны и любят звериную ловлю. Белые лоло составляли низкое поколение. Ныне они находятся в областях Юнь-нань, Кхай-хуа и Цзин-дун. И черные, и белые лоло живут в нагорных лесах и порознь, и деревнями и платят поземельный оброк.
   Би-и, иначе бай-и суть потомки поколений Бу-сюн и Си-э, первобытных же обитателей губернии Юнь-нань. В древности они занимали земли, смежные с владением Пегу и составлявшие восточные пределы королевства Нань-чжао, а ныне расселялись по пространству пятнадцати областей и живут вместе с китайцами. Они делятся на несколько родов и отличаются от лоло одеянием. Из них занимающиеся китайскою словесностью допускаются на испытания.
   В областях Гуан-нань, Гуан-си, Цюй-цзун, Лин-ань и Кхай-хуа обитают потомки поколения ша, вышедшего из Ань-нань. Они живут по высоким горам и дремучим лесам.
   Племя мань делится на поколения под разными родовыми названиями. Из них значительнейшее поколение пху-жень обитает в областях Шунь-нин, Чен-цзян, Чжень-юань, Пху-эр, Чу-сюн, Юн-чан и Цзин-дун. Живут по большей части по берегам рек.
   В областях Ли-цзян и Хао-цин живут потомки племени ну-жень, названного так от реки Ну-цзян, за которою оно обитало прежде. Сие полудикое и от природы свирепое племя пропитывается звероловством и корнем растения ранункуль.
   По реке Лань-цан-цзян - за высокими снежными горами - обитают потомки дикого племени, называемого китайцами цю-жень. Они живут в шалашах, покрытых травой или древесною корой, сеют коноплю, просо, собирают корень растения ранункуль. Податей не платят. В прежнее время, когда цю-жень и ну-жень еще не были в подданстве Китая, никто не смел перейти за границу к ним.
   В областях Ли-цзян и Цзян-дун живут гу-цзун-фань, потомки тангутов, пришедших туда с юго-восточной стороны Тибета Одеяние мужчин сходно с тибетским.
   Инородцы губернии Юнь-нань, смешавшиеся с китайцами, наиболее говорят по-китайски, а живущие отдельно по горам и по лесам имеют свой язык, доныне остающийся в неизвестности. Все занимаются земледелием, сеют рис, просо, гималайский ячмень и коноплю. По местам имеют рыбные и звериные промыслы. Скотоводство их очень незначительно. Платят поземельный оброк. Мужчины носят рубахи и штаны, а женщины - юбки и шугаи или длинные рубахи с шальварами из китайки и крашенины синего и голубого цвета. В некоторых родах мужчины носят шляпы из бамбуковых драночек, связанных шелком, но большей частью и мужчины, и женщины голову повязывают лоскутом холста, а ходят босые. Лоло, мань и миао в книжном языке более известны под названием мань, а в разговорном под названием мань-цзы.
   В губернии Гуй-чжеу обитают инородцы под общим названием миао, и только небольшая часть из них имеют поколенное название гэ-лао. Они делятся на множество родов, известных под местными родовыми названиями. По происхождению принадлежат к юго-западным народам, то есть к индокитайскому племени, и не имеют ничего общего с миао губерний Ху-нань, Гуан-лун и пр. Вероятно, что в глубокой древности все миао имели связь между собой и по происхождению. Впрочем и в книжном, и в разговорном языке под названием миао и миао-цзы разумеются все инородцы южных и юго-восточных стран, так как под названием мань и мань-цзы разумеются инородцы юго-западные.
   Инородцы губернии Гуй-чжеу наиболее управляются туземными чиновниками, то есть старшинами из своих однородцев. Живут и отдельно и вместе с китайцами, и наравне с ними вносят поземельный оброк. Они рассеялись по областям Гуй-ян, Ань-шунь, Пьхин-юэ, Да-дин, Нань-лун, Ду-цзюнь, Ли-пьхин и Цзунь-и, но везде в малом числе. Занимаются хлебопашеством и тканьем холста. Мужчины более ходят в рубахах и штанах, а женщины носят юбки и шугаи. И мужчины, и женщины собирают волосы на макушке в пук и перевязывают лоскутом черного или голубого холста, ходят босые. Женщины не носят шальваров, а только голени обвертывают тесьмою. Говорят языком, отличным от китайского, а некоторые, особенно в областях Гуй-ян и Пьхин-юе, знают китайский язык, учатся китайской словесности и допускаются на испытание, а в Цзунь-и-фу и свадьбы и похороны исправляют по китайским обыкновениям. Некоторые из них приносят жертвы предкам, другие имеют другие предметы обожания, но вообще нет у них, так как и у соименных им инородцев в других губерниях, ни духовного сословия, ни храмов, ни обрядов для богослужения.

3) ТЮРКИ

   Тюрки, иначе тюркистанцы, обитающие в Китае, по времени прихода их в сие государство разделяются на три части. К первой принадлежат тюркистанцы, еще в царствование династии Тхан пленными приведенные в Китай из Западного Тюркистана Они распространились по всему Северному Китаю, особенно в восточной его части, давно потеряли свой язык, одеваются и живут совершенно по-китайски, в гражданских правах сравнены с китайцами и разнятся от них только строгим воздержанием от свинины. Племя сих тюрки-станцев чрезвычайно размножилось в губерниях Чжи-ли и Шань-дун. В одном Пекине находится восемь принадлежащих им мясчитов, но сии мясчиты разнятся от обыкновенных домов одной над воротами надписью: ли-бай-сы, что значит: храм для поклонения. Ко второй части принадлежат тюркистанцы, в конце XIV века пришедшие из Восточного Тюркистана в Китай для торговли и поселившиеся под городом Си-нин-фу в губернии Гань-су. Они говорят и по-тюрски и по-китайски и строго держатся магометанского закона. Мужчины носят фески черного атласа и обвивают голову белым полотном, и посему китайцы называют их чань-тхэу, что значит: обвивающие голову, то есть чалмоносцы. Одеваются в халаты, называемые у нас бохарскими, обувь шьют из красной юфти. Женщины распускают волосы в двух длинных косах, носят островерхий колпак из малинового атласа или бархата, унизанный красными кораллами и шариками из сердолика. Сверх исподнего кафтана надевают длинное платье красного цвета. Живут домами, построенными по китайской архитектуре, а в приготовлении пищи сходствуют с тангутами. Пропитываются разносною продажею жемчуга, дорогих камней, баек и свеч тибетских. Сии самые тюркистанцы привозят ревень в Кяхту, и русские, несмотря ни на происхождение, ни на язык их, называют их бохарцами. К третьей части принадлежат тюркистанцы, приведенные в Пекин из разных городов Восточного Тюркистана в половине XVIII столетия. Они числятся в службе при китайском дворе, где составляют роту различных мастеровых, как-то: музыкантов, фигляров, плясунов и пр. Являясь к должности, одеваются по-китайски и носят длинную косу, прикрепленную к шляпе. Частно одеваются, как выше писано. Женщины сверх исподнего короткого платья носят длинный кафтан, плетут волосы в две косы, обвиваемые красною шелковою тканью до самого пола, на голо

Другие авторы
  • Красовский Василий Иванович
  • Болотов Андрей Тимофеевич
  • Бибиков Виктор Иванович
  • Фет Афанасий Афанасьевич
  • Суриков Василий Иванович
  • Иогель Михаил Константинович
  • Бахтин Николай Николаевич
  • Фукс Георг
  • Каменев Гавриил Петрович
  • Шперк Федор Эдуардович
  • Другие произведения
  • Бичурин Иакинф - Замечания на статью под заглавием "Шесть сцен Онокского пастуха"
  • Дживелегов Алексей Карпович - Поджо Браччолини. Из "Фацетий"
  • Леонтьев Константин Николаевич - Письма к Анатолию Александрову
  • Шишков Александр Семенович - Рассуждение о старом и новом слоге российского языка
  • Измайлов Александр Ефимович - Слепой и окулист
  • Хлебников Велимир - Труба марсиан
  • Добролюбов Николай Александрович - Всемирная история
  • Корнилов Борис Петрович - Как от меда у медведя зубы начали болеть
  • Коневской Иван - Коневской И. Биографическая справка
  • Мопассан Ги Де - Маррока
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 342 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа