Главная » Книги

Корнилович Александр Осипович - Письма, Страница 2

Корнилович Александр Осипович - Письма


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

iv>
   Милостивый Государь!
   Ничто в сообщенных мне листках, после известий о новых успехах нашего оружия2, не обрадовало меня столько, сколько известие о Монарших милостях, полученных Вами в течение трех последних месяцев. Вы одни в сем мире приняли деятельное участие в моей судьбе, а потому можете судить, что моя радость была искренняя. Приношу Вам душевное мое поздравление. Недели четыре тому назад я увидел на себе новый опыт Вашей истинно родственной заботливости: посреди многочисленных своих занятий Вы нашли время обо мне вспомнить3. Да наградит Вас за это Господь. Я только и могу, что молиться за Вас, и думаю, что молитвы мои будут действительны, потому что они согреты чувством живейшей признательности. Не лишайте меня и впредь Вашей благосклонности: мысль об ней служит мне большим утешением в моем одиночестве.
   Повторяя Вам истинную мою благодарность, остаюсь с душевным уважением и преданностью

"21-го" Июля, 1829.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорный слуга.

Александр Корнилович.

  
   Если Вам будет досуг подумать о новой присылке журналов, то, дабы не затруднить Ваше Высокопревосходительство справками, почитаю не излишним сказать, что я получил Северной пчелы до No 74-го, а Сын Отечества до No 24-го включительно4.
  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 12 ноября 1829 г.

10

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Какими словами благодарить Вас за то, что Вы не перестаете снабжать меня журналами1? Надобно быть в моих обстоятельствах, чтоб чувствовать всю цену этого одолжения, которое для меня есть истинное благодеяние. Возвращаю при сем прошлогодние номера. Вышедшие в нынешнем 1829 (С[ын] О[течества] No 1-41 и С[еверная] Пч[ела] по 127-й включительно) я оставил у себя, чтоб, не разбивая, отправить все вместе за целый год, буде Вашему Высокопревосходительству угодно будет со временем доставить мне последующие. Между тем не почтите докучливостию новой просьбы. Если между Вашими книгами найдутся такие, без которых Вы можете на время обойтись, благоволите, по милости Своей, прислать их мне для прочтения, какого бы, впрочем, они содержания ни были2. Я не задержу их и ручаюсь за бережность.
   Основываясь на опытах не раз уже изведанной мною благосклонности Вашей, смею надеяться, что Вы не откажете мне в сем драгоценном для меня развлечении.
   Повторяя искреннюю мою признательность за Ваше снисхождение, с душевным уважением и преданностию честь имею быть

"12-го" Ноября, 1829.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорным слугою.

Александр Корнилович.

  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 28 февраля 1830 г.

11

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Месяца два тому я возвратил Ваши книги; после получил еще журналы, вышедшие в конце прошлого и в начале нынешнего годов1. Наслаждение, какое Вы мне сим доставляете, легче чувствовать, нежели выразить. Вот я уже здесь третий год, и в сем заключении, которое мне казалось гораздо тягостнее читинского, имел, благодаря Бога и Вас, несколько счастливых минут. Да воздаст Вам за это Господь щедрою рукою! Не оставляйте меня и впредь без Вашего снисхождения, и если милость Ваша будет, благоволите по-прежнему снабжать от времени до времени книгами и журналами. Все присланное Вами принято будет мною с искреннею признательностию.
   При сем осмеливаюсь обратиться к Вашему Высокопревосходительству с другою просьбою. Вам известно, что у меня есть мать в преклонных летах. К огорчению, какое я причинил ей своим беспутным поведением, присоединяется совершенная неизвестность о моей участи. Не смею упоминать о том, чтоб самому писать к ней; ибо знаю, что это запрещено: но Вы имеете все средства дать ей знать обо мне. Я прошу только уведомить ее, что я здоров и переношу заслуженную участь с совершенною покорностию воле Промысла. Вы сами отец семейства и лучше другого понимаете всю силу родительской любви. Не откажитесь доставить сиротствующей вдове несколько отрадных минут. Вы приобретете сим новое право на благословения нашего благодарного семейства.
   С душевным уважением и сердечною преданностию честь имею быть

"28-го" Февраля. 1830.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорнейшим слугою.

Александр Корнилович.

  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 26 марта 1830 г.

12

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Не распространяюсь в благодарности за исходатайствование мне Всемилостивейшего позволения писать к матушке1. Вы сами человек семейный и можете судить о моих чувствах. Приложенное письмо на Польском языке, потому что матушка не читает по-Русски. Прося об ответе, я осмелился послать ей Ваш адрес; но из предосторожности написал о сем на особом листке, дабы Вы могли его уничтожить, если найдете это противным.
   Примите еще раз мое благодарение и вместе с сим уверение в душевном почтении и преданности, с которыми честь имею быть

"26-го" Марта. 1830.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорным слугою.

Александр Корнилович.

  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 11 июля 1830 г.

  

13

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Чувствительнейше благодаря Вас за последнюю доставку журналов1, покорнейше прошу Вашего позволения купить мне означенные в приложенном списке четыре сочинения. Я некогда учился по Латыни и, чтоб не совсем забыть сего языка, желал бы заняться повторением его, равно как и Математики. Издержка сия не сделает мне никакой разницы: у меня здесь с лишком 500 рублей, которых по ничтожности моих расходов для меня слишком много.
   Если сия просьба не встретит затруднения, то благоволите к тому исходатайствовать мне Высочайшее позволение иметь у себя в номере бумагу и чернила для упражнения в переводах и аспидную доску с грифелем для решения Математических задач. Я не смел бы упоминать о сем, если б предвидел, что это подаст повод к злоупотреблениям: но Вашему Высокопревосходительству известно, что таковых здесь быть не может.
   Прилагаю при сем второе письмо к матушке и в заключение прошу не гневаться на мою докучливость. Вы сами избаловали меня своим снисхождением.
   С душевным уважением и искреннею признательностию остаюсь

"11-го" Июля. 1830.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорным слугою.

Александр Корнилович.

  
   1. Bröder's Lateinische Grammatik.
   2. Cours de Littêrature Latine à l'usage des êcoles par Noël. 2 vol.
   3. Латинско-Российский Лексикон Резанова.
   4. Ручная Математическая Энциклопедия, состав. Перевощиковым2.
   Буду весьма благодарен, если к сим четырем сочинениям позволено будет прикупить:
   5. Журнал Министерства Внутренних Дел3 1829 и 1830.
   Судя по оглавлению статей, журнал сей заключает в себе драгоценные материалы для Статистики, и мне хотелось бы узнать перемены, какие произведены в сей Науке временем и новыми постановлениями Государственными. Впрочем, если сие, может быть, прихотливое желание покажется нескромным, то благоволите оставить оное без внимания.
  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 25 октября 1830 г.

  

14

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Какими словами благодарить Вас за милостивое позволение заниматься! Вы мирите меня с моею судьбою. Работая с утра до ночи, я не вижу, как время проходит. И при этом еще не оставляете меня присылкою журналов. О, да воздаст Вам Господь за Вашу память обо мне!
   Тревожимый неизвестностию об участи матушки, не получая ответа на два мои письма, я осмелился, в надежде на Ваше снисхождение, написать приложенное к сестре. Довершите свою милость и, если не найдете в этом ничего противного, благоволите приказать отправить его по надписи.
   С душевным уважением и искреннею признательностию честь имею быть

25 Октября. 1830.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорный слуга.

Александр Корнилович.

  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 30 марта 1831 г.

  

15

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый государь!
   Снисхождение, которым Вы доселе меня счастливили, подает мне смелость прибегнуть снова к Вашему милостивому заступлению.
   Родственник мой Степан Корнилович1, прослужив 32 года, скончался без состояния Генерал-Майором, оставив после себя жену, помешанную в уме, детей в малолетстве и 6000 десятин пустопорожней земли, пожалованной ему незадолго до смерти в Бессарабии. Брат его Августин2, муж сестры моей, израненный на поле битв и бывший потом Карантинным Инспектором в Могилеве-на-Днестре, также отягощен малютками. Во время моей службы чины и отличия потому только меня радовали, что подавали мне возможность поддерживать семейство. На мне лежала обязанность позаботиться о воспитании сих сирот: ибо родители их не имеют к тому способов. Последовавшее со мною несчастие разрушило сии надежды.
   В Одессе находится девичий Институт, который недавно поступил под покровительство Государыни Императрицы3, единственное, сколько мне известно, заведение сего рода в Южной России. Не знаю, на каком оно ныне основании, но если, согласно с прежним оного положением, нужна для определения туда плата или если постановлено число воспитанниц, сверх которых нельзя принимать их более, и по несчастию для нас, число сие уже наполнено, в таком случае сестра моя не будет иметь возможности поместить туда дочери и находящейся под ее опекою племянницы и, следовательно, лишится всех средств воспитать их приличным образом, особенно теперь, когда по полученным от нее известиям вижу, что дела ее мужа пришли в расстройство.
   В сих обстоятельствах осмеливаюсь прибегнуть к милостивому покровительству Вашего Высокопревосходительства и покорнейше Вас просить: исходатайствовать Высочайшее повеление об определении 10-летних дочерей покойного Генерал-Майора Степана Корниловича Юлии и Коллежского Советника Августина Корниловича Каролины в Одесский девичий Институт. Знаю, что дерзко с моей стороны домогаться этой милости, но благость Государева велика, и кому как не беспомощным, не сиротам прибегать к Его Отеческому милосердию?
   Если я так буду счастлив, что на сию всеподданнейшую просьбу последует Всемилостивейшее соизволение Его Величества и Вашему Высокопревосходительству угодно будет принять на себя труд уведомить о таковом великодушии Монарха мою сестру, то, дабы не затруднить Вас, прилагаю при сем ее адрес.
   Примите при сем, Милостивый Государь, уверение в чувствах глубокого высокопочитания и совершенной преданности, с которыми честь имею пребыть

"30-го" Марта. 1831.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорным слугою.

Александр Корнилович.

  
   Ее высокоблагор[одию] Жозефине Осиповне Корниловичевой в Могилеве-на-Днестре.
  

Бенкендорфу А. Х., 6 мая 1831 г.

  

16

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Не умею выразить словами ощущений моих при получении письма, которым Вы благоволили меня осчастливить1: могу только чувствовать и молиться и надеюсь, что Господь меня услышит, потому что молитвы мои воссылаются чистым, признательным сердцем. Племянница моя Юлия живет у сестры Жозефины в Могилеве-на-Днестре; а потому покорнейше Вас прошу принять на себя труд известить ее о милости, каковую Его Величество Государь Император Высочайше соизволил оказать сироте. Я сам пишу к ней о том же в приложенном письме, которое вместе с другим к брату, если не найдете в них ничего противного, благоволите приказать отправить по надписи.
   Примите еще раз, Милостивый Государь, выражение искренней моей благодарности за милостивое Ваше предстательство и уверение в душевном почтении и признательности, с которыми честь имею быть

6 Мая. 1831-го.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорнейший слуга.

Александр Корнилович.

  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 25 ноября 1831 г.

  

17

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Прибегаю к Вам с просьбой несколько дерзкой, но отчасти извиняемой моим положением и неоднократными опытами Вашей снисходительности. Вам известно, что сестра моя не в силах воспитать дочери. Чтоб пособить ей, сколько от меня зависит, я написал небольшой роман времен Петра I-го1 и прошу Вас, благоволите исходатайствовать мне Высочайшее дозволение отправить его к брату для продажи какому-нибудь книгопродавцу. Зная всю нескромность сего поступка, не смею приобщить самого сочинения, а прилагаю письмо к брату, из коего Ваше Высокопревосходительство изволите усмотреть, с какою заботливостию наказываю ему, чтоб имя мое было скрыто. Буде найдете просьбу мою неуместной, примите на себя труд уничтожить письмо; в противном случае буду иметь счастие представить, по востребованию, рукопись.
   Примите уверение в глубоком высокопочитании и нелицемерной преданности, с коими честь имею пребыть

"25-го" Ноября. 1831.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорным слугою.

Александр Корнилович.

  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 4 января 1832 г.

  

18

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Я никак не ожидал, что роман мой удостоится рассмотрения Вашего, а потому, писавши, не заботился о наружной чистоте. Когда мне объявлена была воля Вашего Высокопревосходительства его видеть1, опасаясь переписыванием замедлить исполнение оной, я избрал из двух зол казавшееся мне меньшим и послал его в том неопрятном виде, в каком он Вам доставлен. С того времени, вот уже с лишком две недели2, меня преследует опасение, дабы Вы не почли неуважением, что было следствием недальновидности. Говорить, сколько меня это тревожит, почитаю излишним. Главный мой порок с коим борюсь ежедневно и который при всем том ежедневно дает мне себя чувствовать, есть опрометчивость. Сознаюсь в этом со стыдом и пишу не в оправдание, а дабы доставить себе спокойствие: ибо всего более страшусь явиться нечувствительным к тем милостям, какие Вы не перестаете мне оказывать, и легче понесу заслуженный упрек легкомыслия, чем неблагодарности. Смею надеяться от обычной Вам снисходительности, что сие чистосердечное сознание уменьшит перед Вами вину мою.
   С чувством глубокого высокопочитания и душевной преданности честь имею быть

"4-го" Генваря 1832.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорным слугою.

Александр Корнилович.

  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 31 мая 1832 г.

  

19

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Прибегаю к Вам с просьбой весьма нескромной. Но чистому все чисто, говорит Св. Апостол Павел; а посему надеюсь, будете снисходительны к моей смелости, если и найдете ее неуместной.
   В Чите сказывали мне товарищи, содержавшиеся в Свеаборге, что вместе с ними заключен был Батеньков1, которого повезли в Петербург, и что он не раз подвергался там припадкам белой горячки, болезни, к которой и прежде оказывал предрасположение. Здесь слышу, когда днем, когда ночью, пронзительные, раздирающие душу вопли; и, узнав по голосу чьи они, заключаю, что он содержится обок меня и нередко мучится недугом. Это болезнь душевная, которой едва ли пособят средства физические. Мы были хорошо знакомы, когда ни я, ни он, вероятно, не имели еще понятия о тайных обществах; и надеюсь, что мне удастся, бывая с ним вместе и доставив ему развлечение, облегчить его страдания. Посему покорнейше прошу Вас, благоволите исходатайствовать мне Высочайшее дозволение с ним видаться2.
   Верьте мне, Ваше Высокопревосходительство, что, пишучи сие имею в виду не себя: ибо я доволен своим положением и не умею высказать своей признательности за оказываемое мне снисхождение: притом небольшая радость видеть в состоянии болезненном человека, которого я знал в положении цветущем. Руководствуюсь единственно надеждой доставить облегчение существу, коего надо послушать чтоб составить себе понятие об его страданиях. Догадываюсь, спросить об этом не смел у людей, с которыми весь разговор мой заключается в ответах на вопросы о здоровье, догадываюсь, что он содержится в одном коридоре со мною, от моей через одну или две комнаты. Свидания наши не выйдут из стен равелина; и, кажется, нет неудобства, почему бы нам, всегда бывающим на виду, не быть на несколько часов в день запертыми вместе или не встречаться в саду, огороженном со всех сторон стенами. Впрочем, если б что и могло от сего выйти, к чему, однако ж, не предвижу возможности, то четыре с лишком года, в которые я не только словом или делом, но даже видом не подал повода к неудовольствию окружающим меня лицам, да послужат мне порукой, что не употреблю во зло сей новой милости.
   Примите, Милостивый Государь, при сем уверение в глубоком высокопочитании и душевной преданности, с которыми честь имею пребыть

"31-го" Мая, 1832.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорным слугою.

Александр Корнилович.

  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 24 июня 1832 г.

20

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Чувствительнейше благодарю Вас за то, что благоволили внять моей просьбе. Я свиделся вчерась с Батеньковым, и доселе не могу оправиться от впечатления, какое осталось во мне от сего свидания. Я сам несу участь незавидную; видал на веку немало людей в злополучии; а потому и могу, кажется, судить о влиянии оного на человека; но никогда не воображал, чтоб оно столько могло изменить его и по наружности, и духовно. Впрочем, относительно к Батенькову, не отчаиваюсь, что Господь мне поможет, не исцелить его совершенно, ибо в теперешнем его быту это едва ли возможно; но по крайней мере оживить сколько-нибудь этот павший дух, эти гаснущие способности. И для сего осмеливаюсь снова прибегнуть к Вашему снисхождению. Чтоб доставить ему развлечение, которое одно ему поможет, прошу Вас покорнейше дозволить мне:
   1-е видеться с ним чаще, и если то не будет противно, ежедневно по часу; 2-е доставлять ему для чтения находящиеся у меня книги, и буде возможно, журналы, кои Вы же благоволили мне сообщить; 3-е в свидания наши позволить нам заниматься Науками. Я буду обучать его Немецкому и Английскому языкам, он меня Математике, и хотя при настоящем расслаблении его способностей, не ожидаю большого проку от уроков, но они его рассеют. В надежде, что Вы не откажетесь довершить сим явленной уже милости, с чувством душевного почтения и признательности искренней остаюсь

"24" Июня, 1832-го.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорным слугою.

Александр Корнилович.

  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 5 августа 1832 г.

21

  
   Ваше Высокопревосходительство,
   Милостивый Государь!
   Желая заняться переводом Тита Ливия1, принимаю смелость покорнейше просить Вашего разрешения на покупку мне Словаря Российской Академии2, как сочинения, необходимого для справок всякому пишущему на Русском языке.
   Вместе с сим прошу принять уверение в глубоком высокопочитании и неизменной преданности, с коими имею честь пребыть

"5-го" Августа, 1832.

Вашего Высокопревосходительства

Всепокорнейшим слугою.

Александр Корнилович.

  

Письмо Бенкендорфу А. Х., 30 декабря 1832 г.

  

22

  
   Ваше Сиятельство1,
   Милостивый Государь!
   По прибытии на место своего назначения, едва осмотревшись в новом своем звании, чувствую необходимость при первом случае принести Вам снова благодарность за благоволение, явленное мне в течение с лишком четырех лет, кои я провел под непосредственным Вашим ведением. Вы были снисходительны к заблуждавшемуся, умели согласить строгость закона с внушениями собственного сердца, соделать сносным для меня долговременное, тяжкое заключение. Да воздаст Вам Господь за все Ваши ко мне милости!
   Вашему Сиятельству угодно было почтить меня приглашением писать к Вам из Грузии. В другое время, в ином положении я с жадностию бы оным воспользовался; но ныне с робостью приступаю к исполнению столь лестного поручения. Вы Сановник Царский, близкий к Государю Вельможа; и самые досуги посвящаете пользе Царя и Отечества; занимать Вас пустыми росказнями значило бы во зло употреблять Ваше снисхождение; дельного же не могу сообщить Вам ничего: живу в казарме, несу службу рядового и среди учений, караулов не имел еще возможности распространить своих наблюдений на окружающее меня. Когда приду в состояние говорить о вещах основательно, ознакомившись с языком туземцев, уведав из личного с ними обращения их свойства, обычаи, приму, может быть, смелость представить Вам картину их умственного и нравственного быта, сказать несколько слов об улучшениях, к каким сей край доступен. Теперь же, чтоб не явить себя в очах Ваших легкомысленным, удержусь до времени от незрелых суждений о предметах, едва мне известных.
   Перед отправлением моим из С. П[етер]бурга Вы изволили объявить мне, что деньги, вырученные от продажи Андрея Безыменного, будут обращены к моей сестре. Таково было мое первоначальное намерение. Между тем обстоятельства сестры моей поправились, а собственное мое положение изменилось. За скорым отъездом из столицы я не мог видеться с лицами, от коих долженствовал получить пособие, прибыл сюда с тощим кошельком и, живя здесь собственным хозяйством, вынужденным нахожусь покорнейше просить Вас, благоволите приказать, буде повесть моя действительно принесла несколько сот рублей, обратить их ко мне2. Совестно мне беспокоить Вас сею просьбой; но Вы доселе были ко мне столько снисходительны, что сами внушили мне сию смелость.
   В заключение, поручая себя и впредь Вашему милостивому расположению, с глубоким высокопочитанием и душевной признательностию честь имею пребыть

"30-го" Декабря. 1832.

Царские Колодцы,

Штаб-квартира

Гр[афа] Паск[евича]-

Эрив[анского] полка3.

Вашего Сиятельства

Всепокорным слугою.

Александр Корнилович.

  
  

КОММЕНТАРИИ

  
   Публикуются по автографам: (NoNo 1-19, 21, 22 - Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79; No 20 - Ф. 109. С/а. Оп. 1. Д. 36). Далее в тексте комментариев приводятся ссылки на документы, хранящиеся в этих делах. Письма No 1-16, 19, 21, 22 впервые напечатаны в издании: Корнилович А. О. Сочинения и письма. С. 262-268, 271-275, 286-288, 321-322, 342-343, 363-364.
  

1

   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 45-45 об.
  
   На письме помета карандашом, сделанная рукой Бенкендорфа: "Можно позволить".
   1 На записке коменданта Петропавловской крепости Александра Яковлевича Сукина Бенкендорфу, в которой последний уведомляется, что Корнилович просит допустить к нему католического священника, имеется помета карандашом, сделанная рукой Бенкендорфа: "Узнать об Священнике 2-го Кадетского корпуса и есть ли он хорош, то призвать его ко мне, дабы я прежде с ним переговорил" (л. 44). 29 февраля Сукин сообщил Бенкендорфу, "что Католический Священник, с Запискою Его Превосходительства от 27-го сего Февраля No 789-го, явился к нему 28-го числа по полудни в 5-м часу и тогда же допущен был для духовного утешения к Государственному Преступнику Корниловичу; по выходе же от него Священник объявил, что для исповедания и Приобщения его, Корниловича, Святых Таин будет в Крепость 2-го числа будущего Марта по утру" (л. 47).
   Сукин Александр Яковлевич (1764-1837), генерал от инфантерии, генерал-адъютант, член Государственного и Военного советов, сенатор. Комендант Петропавловской крепости.
  

2

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 36-36 об.
   1 К письму приложена первая записка о необходимости составлении книги по истории России.
   2 21 февраля 1828 года Бенкендорфом были отправлены Корниловичу 7 книг (л. 34).
  

3

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 49.
   1 8 марта 1828 года Бенкендорфом были отправлены Корниловичу номера газеты "Северная пчела" (л. 50).
  

4

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 52-52 об.
   На письме помета карандашом, сделанная рукой Бенкендорфа: "Послать ему".
   1 Имеются в виду номера газеты "Северная пчела".
   2 30 марта 1828 года Бенкендорфом были отправлены Корниловичу журналы (л. 53).
  

5

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 70-71.
   1 Список книг, составленный Корниловичем (л. 81), 21 июля 1828 года был приложен Сукиным к своему ответу на запрос, сделанный 19 июля 1828 года Главнокомандующим в Санкт-Петербурге и Кронштадте графом Петром Александровичем Толстым: "Имея в виду Высочайшее повеление: "дозволить Корниловичу писать что хочет", и в уважении того, что предприемлемый им труд может послужить к пользе общей, я покорнейше прошу Вас, Милостивый Государь мой, приказать спросить у него и уведомить меня, какие нужны ему для сего книги?" (л. 79).
  

6

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 99.
   На письме помета карандашом, сделанная рукой Бенкендорфа: "Петр Яков[левич]. Попросить у Никол[ая] Иван[овича] продолжение и отправить к Коменданту для доставлен[ия]".
   Упомянутый Николай Иванович - вероятно, Николай Иванович Греч (1787-1867), журналист, писатель, филолог, член-корреспондент Санк-Петербургской Академии наук. В 1812-1839 годах издавал (с 1825 года совместно с Ф. В. Булгариным) журнал "Сын Отечества", в 1831-1859 совместно с ним же - газету "Северная пчела".
   1 Имеется в виду русско-турецкая война 1828-1829 годов.
   2 Имеются в виду номера газеты "Северная пчела" и журналов "Сын Отечества" и "Северный архив", переданные Корниловичу в конце июля 1828 года (л. 80).
  

7

   Публикуется по писарской копии: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 129-130.
   1 24 апреля 1829 года Бенкендорф направил письмо Корниловича управляющему Главным штабом графу Александру Ивановичу Чернышеву для доклада императору Николаю I (л. 128). 19 мая 1829 года от Чернышева последовал ответ, в котором сообщается, что по докладу письма Корниловича "касательно определения его рядовым в полки действующей армии, Его Величество не изволил изъявить на оное Высочайшего согласия" (л. 132).
  

8

   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 126-126 об.
   На письме помета карандашом, сделанная рукой Бенкендорфа: "Попросить Ф. В. и Н. И. и отправить к нему сколь можно поспешнее".
   Упомянутый "Ф. В." - вероятно, Фаддей Венедиктович Булгарин (1789-1859), журналист, писатель, соиздатель Н. И. Греча; "Н. И." - вероятно, Николай Иванович Греч.
   29 марта 1829 года в сопроводительной записке к письму Корниловича Сукин спрашивает Бенкендорфа: "может ли назначенный для крепости католический Священник Шимановский быть допущен и в Алексеевский Равелин к исповеданию и причащению Святых Тайн вышеупомянутого арестанта Корниловича" (л. 119). Резолюция Бенкендорфа: "Очень может".
   1 4 апреля 1829 года Корниловичу были отправлены 15 книг журналов "Северный архив" и "Сын Отечества" (л. 127), 27 апреля - 50 номеров газеты "Северная пчела" и 4 книги журнала "Сын Отечества" (л. 131).
   2 "Журнал мануфактур и торговли" выходил в Санкт-Петербурге в 1825-1860 и 1864-1866 годах.
   3 Щеглов Николай Прокофьевич (1793-1831), физик, профессор Санкт-Петербургского университета, член-корреспондент Санкт-Петербургской Академии наук, издатель журнал "Указатель открытий по физике, химии, естественной истории и технологии" (СПб., 1824-1831).
   4 Во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов Бенкендорф участвовал в осаде Браилова, переправе русской армии через Дунай, взятии Исакчи, сражении при Шумле и осаде Варны.
  

9

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 134-135.
   На письме помета карандашом: "Посылают ли ему журналы?".
   После этого письма в архивном деле подшита сопроводительная записка (л. 136): "Voici quelques lettres du malhereux Kornilowicz, que ne manques pas d'intêrЙt, et que Vous pourvoirez avez loisir". ("Вот несколько писем несчастного Корниловича, которые не лишены интереса и которые Вы можете прочесть на досуге"). На записке помета карандашом, сделанная рукой Бенкендорфа: "Quand lui avez vous envoyê les Journaux pour la dernière fois? Ne l'oubliez pas, je vous prie, on pourrait lui envoyer de mЙme Выжигин - celà l'amuserait" ("Когда Вы посылали ему журналы? Не забудьте о нем, пожалуйста, можно послать ему также "Выжигина" - это займет его").
   "Иван Выжигин" (1829) - роман Ф. В. Булгарина.
   1 21 апреля 1829 года Бенкендорф был произведен в генералы от кавалерии, в связи с чем должен был отныне при обращении титуловаться "Ваше Высокопревосходительство".
   2 В июне 1829 года русские войска на Дунае взяли Силистрию, а на Кавказе овладели Эрзерумом.
   3 22 июня 1829 года Корниловичу в отсутствие Бенкендорфа были отправлены из III Отделения "следующие номера журналов" (л. 133).
   4 16 августа 1829 года Корниловичу были отправлены из III Отделения 23 номера газеты "Северная пчела" и 8 номеров журнала "Сын Отечества" (л. 149).
  

10

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 163-163 об.
   На письме помета карандашом, сделанная рукой Бенкендорфа: "Читал ли он Выжигина? Что бы можно ему послать, прикажите, пожалоста, выбрать из моих книг".
   1 25 октября 1829 года Корниловичу были отправлены 10 книг журнала "Сын Отечества" и 28 номеров газеты "Северная пчела" (л. 150).
   2 26 ноября 1829 года Бенкендорфом были отправлены Корниловичу 7 книг журнала "Сын Отечества", 16 номеров газеты "Северная пчела", "Записки графа де Сегюра" и роман Ф. В. Булгарина "Иван Выжигин" (л. 164).
   Сегюр Луи-Филипп де (1753-1830), граф, с 1783 года французский посол в Санкт-Петербурге. Его "Записки" (Париж, 1825-1826) относятся ко времени пребывания в России.
  

11

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 168-169.
   На письме помета карандашом, сделанная рукой Бенкендорфа: "Его уведомить, что я охотно исполню его желание, а матери написать".
   1 В декабре 1829 года Корнилович возвратил Бенкендорфу "Записки графа де Сегюра" и роман Ф. В. Булгарина "Иван Выжигин" (л. 165), а также 40 номеров журнала "Сын Отечества" и 116 номеров газеты "Северная пчела" за 1828 год (л. 166), а в январе и феврале 1830 года получил следующие номера "Северной пчелы" и "Сына Отечества" (л. 170, 171).
  

12

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 188-188 об.
   1 20 марта 1830 года Бенкендорф в письме к Сукину просит его "объявить Государственному Преступнику Корниловичу, что Государь Император Всемилостивейше дозволяет ему переписываться с его материю с тем только, чтобы он не объявлял ей, где он находится" (л. 172).
  

13

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 195-196.
   1 В марте и июне 1830 года Корниловичу были отправлены следующие номера "Северной пчелы" и "Сына Отечества" (л. 185, 193).
   2 Перевощиков Дмитрий Матвеевич (1788-1880), астроном и математик, академик Санкт-Петербургской Академии наук (1855). Его "Ручная математическая энциклопедия" в 13 томах издавалась в Москве в 1826-1837 годах.
   3 "Журнал Министерства внутренних дел" издавался ежемесячно в Санкт-Петербурге в 1829-1861 годах.
  

14

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 212.
  

15

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 243-244.
   1 Корнилович Степан Иванович (1772-1824), двоюродный дядя Корниловича по отцу и родной дядя по матери. Участник Отечественной войны 1812 года. Полковник Гвардейского Генерального штаба. В 1816-1823 годах - руководитель топографической съемки Бессарабии и автор подробного экономического описания этого края. За эту работу, проводившуюся в очень тяжелых условиях, был произведен в генерал-майоры и награжден 6000 десятин на незаселенных целинных землях в Буджаке. Семья С. И. Корниловича состояла из жены Марии Яковлевны, сына Франца и дочерей Луизы и Юлии.
   2 Корнилович Августин Иванович, дядя Корниловича и муж его сестры Жозефины Осиповны, полковник в отставке.
   3 После смерти вдовствующей императрицы Марии Федоровны в 1828 году Ведомство учреждений императрицы Марии, в которое входил Одесский институт благородных девиц, возглавила жена императора Николая I императрица Александра Федоровна (1798-1860).
  

16

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 253-253 об.
   1 5 мая 1831 года Бенкендорф отправил Корниловичу письмо следующего содержания: "С искреннейшим удовольствием уведомляю Вас, любезнейший Александр Осипович, что родственница Ваша, Юлия, дочь покойного Генерал-Майора Корниловича будет помещена в Одесский Институт пенсионеркою Его Величества Государя Императора. Уведомьте меня, кого нужно известить о сем для представления девицы Юлии в сей институт" (л. 252).
   В деле также находится письмо Ж. О. Корнилович Бенкендорфу от 26 июля 1831 года с просьбой вместе с племянницей определить в институт и ее дочь Каролину (л. 263-264).
  

17

  
   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 268-268 об. Впервые напечатано: Мейлах Б. С. Литературная деятельность декабриста Корниловича // Литературный архив. Т. 1. М. - Л., 1938. С. 418.
   На письме помета карандашом, сделанная рукой Бенкендорфа: "Спросить у него, где и когда он писал сей Роман; одобрен ли ценсурою или нет, а есть ли Роман у него находится, пусть пришлет ко мне, я сам буду ему ценсором и выпрошу позволение печатать".
   1 Исторический роман "Андрей Безыменный".
  

18

   Публикуется по автографу: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. 1826. Д. 61. Ч. 79. Л. 271-271 об. Впервые напечатано: Мейлах Б. С. Указ. соч. С. 419.
   На письме помета карандашом, сделанная рукой Бенкендорфа: "Написать ему, чтобы он был совершенно спокоен на этот щет. Я и не заметил, что нечисто написано", а также помета чернилами: "К делу".
   1 15 декабря 1831 года Бенкендорф отправил Сукину записку следующего содержания: "Покорнейше прошу Ваше Высокопревосходительство объявить содержащемуся в Алексеевском Равелине Александру Корниловичу, что я его прошу прислать мне чрез посредство Ваше, Милостивый Государь, сочиненный им роман, который я сам рассмотрю и на напечатание оного испрошу соизволения

Другие авторы
  • Тур Евгения
  • Гибянский Яков Аронович
  • Соколов Николай Афанасьевич
  • Бороздна Иван Петрович
  • Гнедич Николай Иванович
  • Мирбо Октав
  • Дуров Сергей Федорович
  • Коншин Николай Михайлович
  • Горянский Валентин
  • Чертков С. В.
  • Другие произведения
  • Жукова Мария Семеновна - Жукова М. С.: Биографическая справка
  • Кузмин Михаил Алексеевич - Путешествие сера Джона Фирфакса по Турции и другим замечательным странам
  • Тынянов Юрий Николаевич - Академик В. В. Виноградов. О трудах Ю. Н. Тынянова по истории русской литературы первой половины 19 века.
  • Каменев Гавриил Петрович - Г. П. Каменев: биографическая справка
  • Берг Николай Васильевич - Близко и далеко
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Мертвые боги
  • Кальдерон Педро - Луис Перес Галисиец
  • Аксакова Вера Сергеевна - Дневник. 1854 год
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Дочки
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Памяти Лермонтова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 328 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа