Главная » Книги

Невельской Геннадий Иванович - Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России, Страница 4

Невельской Геннадий Иванович - Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

отребовало не малыхъ расходовъ. Дабы избавиться отъ дальнѣйшихъ затратъ, главное правлен³е компан³и и люди, заинтересованные въ ней, начали представлять правительству и распространять въ обществѣ слухъ о великомъ значен³и Аяна въ будущемъ: говорили, что только онъ будто-бы можетъ быть главнымъ нашимъ портомъ на востокѣ. Правительство согласилось съ этимъ и приняло на счетъ казны и содержан³е, и окончательное устройство аянскаго тракта. Аянъ усилили казенной командой и переименовали въ правительственный портъ; на горьк³й опытъ Ѳомина не обратили вниман³я. По представлен³ю г. Завойко заселили рѣку Мая и путь между Нелькинымъ и Аяномъ и убили снова много денегъ и людей. Населен³е по Маѣ вымирало и Аянъ оставался той же ничтожной деревней, какою и былъ; сообщен³е его съ Якутскомъ было тоже самое, какъ и Якутска съ Охотскомъ. Вредъ, происшедш³й отъ вниман³я правительства къ Аяну и отъ сопряженныхъ съ этимъ расходовъ, былъ весьма важенъ, ибо это отвлекало правительство отъ при-амурскаго края и служило поводомъ людямъ, не сочувствовавшимъ амурскому дѣлу, представлять Государю Императору, что будто бы Аянъ составляетъ все, что только намъ можно желать на берегахъ отдаленнаго нашего востока, и что въ виду этого намъ рѣшительно не стоитъ обращать вниман³я на при-амурск³й край, который должно предоставить Китаю и тѣмъ еще болѣе утвердить наши дружеск³я отношен³я съ Китайской импер³ей. Вотъ истор³я Аяна.
   Согласно распоряжен³ю барона Врангеля, правитель колон³и г-нъ Тебеньковъ отправилъ къ устью р. Амуръ маленьк³й бригъ "Константинъ", подъ командою поручика корпуса штурмановъ Гаврилова, офицера опытнаго, но больнаго. Экипажъ брига состоялъ изъ 3-хъ вольныхъ штурмановъ и 22-хъ человѣкъ команды, большею част³ю финляндцевъ, при 2-хъ байдаркахъ и 2-хъ шлюпкахъ. Г. Тебеньковъ, предписывая Гаврилову зайти въ Аянъ, гдѣ онъ долженъ былъ получить Высочайше утвержденную инструкц³ю, въ дополнен³е къ ней, собственноручно написалъ къ исполнен³ю Гаврилову слѣдующее: "По свѣдѣн³ямъ при устьѣ Амура находится поселен³е русскихъ бѣглецовъ изъ-за Байкала и большая китайская военная сила, а потому вы должны принять всѣ мѣры предосторожности, дабы не имѣть съ китайцами непр³язненныхъ столкновен³й и дабы китайцы не могли узнать, что ваше судно русское. Съ русскими бѣглецами войдите тайно въ сношен³е и обѣщайте имъ амнист³ю. Въ случаѣ, если вы, при входѣ въ лиманъ, встрѣтите мели то не должны подвергать судно опасности, ибо положительно извѣстно, что устье рѣки недоступно".
   "Пря всемъ томъ вамъ вмѣняется въ непремѣнную обязанность, чтобы бригъ возвратился въ колон³ю благовременно, снабдивъ продовольств³емъ промышленниковъ на Курильскихъ островахъ {Это обстоятельство о походѣ къ Курильскимъ островамъ весьма замѣчательно, ибо тамъ нѣтъ укрытаго мѣста для судовъ и постоянно господствуютъ туманы, а потому снабжен³е продовольств³емъ промышленниковъ и принят³е промысла весьма часто бываетъ сопряжено съ огромною потерею времени: судно должно выжидать благопр³ятныхъ обстоятельствъ и, слѣдовательно, терять иногда болѣе 2-хъ недѣль.} и чтобы все оставалось въ тайнѣ.
   "Чтобы всѣ инструменты для наблюден³я вы хранили у себя и чтобы всѣ наблюден³я для опредѣлен³я мѣста судна и берега вы дѣлали сами, а равно и журналъ писали бы собственноручно, безъ участ³я въ этомъ вашихъ помощниковъ, которые, а равно какъ и команда, ничего объ этомъ не должны знать и никому не говорить, что вы были около р. Амуръ" {Примѣчан³е Ред. Вышеприведенная инструкц³я совершенно не согласна съ помѣщенною въ книгѣ: "Историческое обозрѣн³е образован³я росс³йско-американской компан³й" П. Тихменева; разноглас³е происходитъ, вѣроятно, отъ того, что адмиралъ имѣлъ и своихъ рукахъ всю секретную переписку, тогда какъ г. Тихменевъ не зналъ о ея существован³и.}.
   Вслѣдств³е этихъ распоряжен³й, 20 ³юля 1846 г. бригъ "Константинъ" вышелъ изъ Аяна и подошелъ къ мысу Елизавета, лежащему на сѣверной оконечности Сахалина. Опредѣлившись по этому мысу и повѣривъ хронометръ, онъ направился вдоль Сахалинскаго берега къ юго-западу и, не доходя мыса Головачева, попалъ въ заливъ, который принялъ сначала за амурск³й лиманъ, почему и назвалъ его заливомъ Обмана (впослѣдств³и онъ названъ заливомъ Байкалъ; это назван³е онъ носитъ и теперь на картахъ). 28 ³юля, пользуясь полной водой, около мыса Головачева, бригъ перешелъ чрезъ банку и вступилъ въ глубок³й каналъ, направляющ³йся вдоль Сахалина, къ югу. По причинѣ сильныхъ течен³й и постоянныхъ свѣжихъ противныхъ вѣтровъ, бригъ подвигался по этому каналу весьма медленно и, дойдя до широты 53° N, всталъ на якорь. Отсюда г. Гавриловъ отправился къ р. Амуръ поперегъ лимана, на байдарахъ. Достигнувъ входа въ рѣку у южнаго мыса, онъ поднялся по рѣкѣ на 12 миль и тѣмъ же путемъ возвратился на бригъ. За тѣмъ онъ отправился на шлюпкѣ, по каналу, къ югу и, встрѣтивъ въ широтѣ 52° 46' отмель, возвратился обратно на судно. 12 августа, тѣмъ же каналомъ и чрезъ ту же банку, бригъ, выйдя изъ лимана въ Охотское море. пошелъ въ Аянъ, куда и прибылъ 20 августа 1846 г. Отсюда Гавриловъ отправилъ, чрезъ г. Завойко, журналъ и карту своей описи къ барону Врангелю, въ С.-Петербургъ и 22 августа вышелъ изъ Аяна въ Ново-Архангельскъ.
   Разсматривая внимательно упомянутые журналъ и карту, мы находимъ:
   1) Что парусное судно, слѣдующее къ лиману съ сѣвера, должно встрѣчать больш³я препятств³я отъ мелей, банокъ, течен³я и почти постоянныхъ свѣжихъ вѣтровъ.
   2) Что г. Гавриловъ попалъ въ лиманъ перейдя чрезъ банку, около мыса Головачева, на которой глубина въ малую воду 5 фут., слѣдовательно надлежащаго входа въ лиманъ, съ сѣвера, онъ не нашелъ.
   3) Что бригъ, подвигаясь въ лиманъ, вдоль Сахалина, къ югу, част³ю подъ парусами, но большею част³ю на завозахъ, встрѣчалъ глубины, уменьшавш³яся къ югу; такъ, что, дойдя до широты 52°, 46', глубина была уже 3 сажени. Тянувш³яся въ этомъ мѣстѣ отъ Сахалина къ матерому берегу отмели замыкали, казалось, лиманъ съ юга, образуя перешеекъ, препятствовавш³й входу въ лиманъ изъ Татарскаго залива.
   4) Что г. Гавриловъ, отъ Сахалина, поперегъ лимана, на 2-хъ байдаркахъ, подходилъ къ южному входному въ рѣку мысу и попалъ на банку съ глубиною отъ 1/4 до 1/2 саж., которая, казалось, должна была запирать устье рѣки. Поднявшись же отъ этого мыса вверхъ по рѣкѣ, на байдаркахъ, до 12 миль, Гавриловъ находилъ на этомъ пространствѣ глубину отъ 3 1/2, до 5 саж. Переваливъ къ противоположному сѣверному берегу рѣки и слѣдуя подъ нимъ по тѣмъ же глубинамъ, до входнаго сѣвернаго въ рѣку мыса, г. Гавриловъ за мысомъ, въ лиманѣ, потерялъ эту глубину между мелями, лайдами и банками и ему показалось, что мели или совершенно запираютъ входъ въ рѣку, или что между ними существуетъ узк³й, извилистый, мелководный каналъ (какъ выражено Гавриловымъ въ журналѣ).
   5) Что онъ не встрѣчалъ ни русскихъ (о которыхъ Тебеньковъ говоритъ въ инструкц³и), ни китайцевъ и не замѣтилъ никакихъ признаковъ правительственнаго китайскаго вл³ян³я на эти мѣста и на обитателей оныхъ, гиляковъ, которые вездѣ принимали его ласково и объясняли, что они никому ясака не платятъ.
   6) Что по пеленгамъ и широтамъ, опредѣленнымъ, г. Гавриловымъ, составляется удовлетворительный очеркъ береговъ сѣверной части лимана.
   и 7) Въ этомъ же журналѣ объясняется г. Гавриловымъ, что по краткости времени, ничтожеству имѣвшихся у него средствъ и по свѣжимъ вѣтрамъ и течен³ямъ, которые онъ встрѣтилъ, ему не представлялось никакой возможности произвести тщательныя и подробныя изслѣдован³я, которыя могли бы разрѣшить вопросъ о состоян³и устья рѣки Амуръ и ея лимана.
   Затѣмъ, въ письмѣ своемъ барону Врангелю, г. Гавриловъ писалъ, что возложенное на него поручен³е, по краткости времени, по неимѣн³ю средствъ и по встрѣченнымъ имъ препятств³ямъ, онъ исполнить не могъ и что поэтому изъ его описи нельзя дѣлать какихъ либо заключен³й объ устьѣ рѣки Амуръ и ея лиманѣ, до какой степени они доступны съ моря.
   На картѣ же, приложенной къ этому журналу и составленной по упомянутой описи, показано: а) устье рѣки загражденнымъ банкою, на которой глубина отъ 1/4 до 1/2 саж., б) входъ въ лиманъ съ сѣвера загражденъ банкою въ 5 фут., и в) отъ широты 52° 46' показана поперегъ всего лимана отмель, представляющая какъ бы перешеекъ, соединяющ³й Сахалинъ съ материкомъ {Подлинные журналъ и карта Гаврилова 1846 г. хранятся въ архивѣ аз³атск. департ. министр. иностр. дѣлъ, коп³и же съ нихъ, а равно и подлинное письмо Гаврилова Врангелю, находились въ архивѣ бывшаго главнаго правл. рос. америк. компан³и. Карта Гаврилова напечатана въ атласѣ Тебенькова стр. 30; на ней показано, что устье рѣки запираетъ банка, на которой глубина только 1/4 и 1/2 саж., а къ югу, отъ широты 52° 46', мель.}. И такъ карта, приложенная къ журналу Гаврилова, подтверждаетъ мнѣн³я Лаперуза, Браутона и Крузенштерна, что устье р. Амуръ и ея лиманъ недоступны и что Сахалинъ полуостровъ.
   Послѣ этого, въ виду столь важнаго вопроса, слѣдовало бы или безъ испрошен³я Высочайшаго соизволен³я послать вторично въ лиманъ рѣки Амуръ судно со всѣми средствами, как³я по опыту оказались бы нужными, дабы разрѣшить положительно упомянутый вопросъ, или же, представляя Государю Императору о посылкѣ въ лиманъ г. Гаврилова, объяснить въ докладѣ, что этою посылкою вопросъ о р. Амуръ еще не разрѣшенъ; но документы объ этомъ предметѣ показываютъ слѣдующее:- 12 декабря 1846 г., баронъ Врангель доноситъ графу Несельроде: "Изъ приложенныхъ при семъ въ подлинникѣ, журнала и составленной по немъ карты сѣверной части амурскаго лимана и устья р. Амуръ, ваше с³ятельство изволите усмотрѣть, что возложенное на меня Высочайшее повѣлен³е исполнено. Судно рос. америк. компан³и было послано и г. Гавриловъ осмотрѣлъ сѣверную часть лимана и устье р. Амуръ, которое оказалось доступнымъ только для мелкосидящихъ шлюпокъ. При этомъ осмѣливаюсь ходатайствовать о награжден³и главнаго правителя колон³и, капитана 1 ранга Тебенькова, снаряжавшаго экспедиц³ю Гаврилова, самаго Гаврилова и экипажа, бывшаго въ оной. Что же касается до стоимости этой экспедиц³и, то она простирается въ 5,435 руб. сер." За симъ графъ Несельроде, въ докладѣ своемъ отъ 15 декабря 1846 г., излагаетъ Государю Имнератору: -
   "Повелѣн³е Вашего Величества предсѣдателемъ главнаго правлен³я рос. америк. компан³и барономъ Врангелемъ въ точности исполнено; устье р. Амуръ оказалось недоступнымъ для мореходныхъ судовъ, ибо глубина на ономъ отъ 1 1/2 до 3 1/2 фут. и Сахалинъ полуостровъ; почему р. Амуръ не имѣетъ для Росс³и никакаго значен³я". На этомъ докладѣ Государь Императоръ изволилъ написать: "Весьма сожалѣю. Вопросъ объ Амурѣ, какъ о рѣкѣ безполезной, оставить; лицъ, посылавшихся къ Амуру, наградить."
   За симъ, 22 января 1847 г., графъ Несельроде сообщилъ барону Врангелю, что Его Величество повелѣть соизволилъ: "за труды, оказанные при точномъ исполнен³и Высочайшей воли, относительно посылки въ амурск³й лиманъ судна, выдать изъ суммъ аз³атскаго департамента министерства иностр. дѣлъ: главному правителю колон³и Тебенькову 2,000 рубл., командиру брига "Константинъ" Гаврилову, 1,500 рубл., экипажу брига 1,000 р. и уплатить росс³йско-америк. компан³и 5,435 рубл. Затѣмъ дѣло о р. Амуръ навсегда считать конченнымъ и всю переписку по этому хранить въ тайнѣ" {Всѣ упомлнутые документы находятся въ архивѣ аз³атскаго департамента мин. иностр. дѣлъ, въ секретномъ дѣлѣ по Амуру (1844-1849 г.).}.
  

ГЛАВА VI.

Представлен³е Вонлярдскаго о переносѣ Охотска, въ 1847 г. Причины посылки торговой экспедиц³и изъ Аяна на р. Тугуръ и южный берегъ Охотскаго моря.- Свѣдѣн³я, доставленныя академикомъ Мидендорфомъ.- Дѣйств³я правительства относительно Китая, до 1847 года.- Мнѣн³е правительства о при-амурскомъ краѣ, вслѣдств³е донесен³й барона Врангеля и графа Несельроде.- Рѣшен³е правительства въ 1848 г., снарядить экспеднц³ю Ахте, для проведен³я границы съ Китаемъ.- Окончательное рѣшен³е правительства, въ томъ же году, объ отдачѣ всего при-амурскаго бассейна Китаю.

  
   Начальникъ охотскаго порта капитанъ Н. Вонлярлярск³й представилъ о необходимости перенести охотск³й портъ въ усмотрѣнный въ 1844 г. Мидендорфомъ на Секпекинскомъ полуостровѣ, заливъ, названный при описи его капитаномъ Поклонскимъ, заливомъ "Велик³й князь Константинъ". Этотъ заливъ, по мнѣн³ю его, представлялъ всѣ удобства для основан³я въ немъ порта гораздо лучшаго чѣмъ охотск³й и аянск³й. Дѣло объ этомъ предметѣ, по ходатайству директора инспекторскаго департамента М. Н. Лермонтова, въ исходѣ 1847 г., со стороны морскаго министерства было рѣшено въ томъ смыслѣ, чтобы перенести въ этотъ заливъ охотск³й портъ, и испрашивалось уже для этого 250,000 рубл.; но ожидалось только заключен³я генералъ-губернатора Восточной Сибири о томъ, что будетъ стоить провести дорогу изъ этого залива по южному склону Яблоноваго хребта въ Забайкальскую область, по пути Мидендорфа.
   Въ то же самое время, съ другой стороны, предсѣдатель главнаго правлен³я компан³и Ф. П. Врангель и начальникъ аянскаго порта и фактор³и В. С. Завойко докладывали генералъ-губернатору Восточной Сибири объ удобствахъ соединить въ Аянѣ и правительственный портъ, какъ въ пунктѣ, который, вмѣстѣ съ тѣмъ, посредствомъ вьючной дороги отъ Нелькина до Аяна и далѣе, по рѣкамъ: Маѣ, Алдану и Ленѣ, представляетъ удобное сообщен³е съ Якутскомъ. Для совершеннаго обезпечен³я этого пути, г. Завойко предлагалъ, между Аяномъ и Нелькиномъ и по берегамъ рѣки Маи образовать селен³я изъ крестьянъ, для чего, говорилъ онъ, имѣются на этомъ пространствѣ хорош³я и удобныя мѣста.
   Точно также въ 1845 г., камчатск³й епископъ Инокент³й {Нынѣ митрополитъ московск³й.}, въ письмѣ московскому митрополиту Филарету, между прочимъ, писалъ {Это письмо обнародовано въ "Трудахъ Православнаго Благовѣст³я", 1846 г., стр. 263.}: "Свѣтъ св. Евангел³я начинаетъ распространяться съ нашей стороны и на предѣлы китайской импер³и, впрочемъ, безъ всякаго съ моей стороны участ³я. Священникъ во время своихъ поѣздокъ по приходу имѣетъ случай видѣться на Буруканѣ {Урочище или мысъ Буруканъ лежитъ на лѣвомъ берегу рѣки Тугура, около 150 вер. отъ ея устья. Изъ этого видно, что это урочище принималось тогда за границу съ Китаемъ, ибо чрезъ него проходила упомянутая произвольная пограничная черта, назначенная на картахъ и въ географ³яхъ того времени.} съ нейдальцами и гиляками, живущими въ предѣлахъ китайской импер³и, которые приходятъ сюда за промыслами и для торговли; при всякомъ свидан³и священникъ бесѣдуетъ съ ними о спасен³и души и бесѣды его, при содѣйств³и Бож³емъ, не остаются безплодными: 9 человѣкъ нейдальцевъ окрестились и одинъ изъ нихъ показалъ рѣдкое усерд³е при принят³и крещен³я". Въ томъ же 1845 г. академикъ Мидендорфъ писалъ, между прочимъ, генералъ-квартирмейстеру Бергу, что слѣдуя вмѣстѣ съ топографомъ Вагановымъ отъ тугурской губы съ юго-восточнаго берега Охотскаго моря въ Забайкальскую область, по южному склону Становаго хребта, тянувшагося къ западу, онъ находилъ нѣсколько каменныхъ столбовъ, въ видѣ пирамидальныхъ грудъ, которыя поставлены манджурами и китайцами, какъ пограничные знаки. Такъ какъ по нерчинскому трактату 1689 года граница наша съ Китаемъ въ этихъ мѣстахъ должна идти не по южному склону этихъ горъ, а по вершинамъ оныхъ, то на этомъ основан³и китайцы отдалили границу къ югу и уступили добровольно Росс³и огромное пространство земли, въ которой онъ нашелъ несомнѣнныя богатства золотыхъ розсыпей. Росс³и этимъ бы и слѣдовало воспользоваться, т. е. провести границу съ Китаемъ по направлен³ю столбовъ. Эти свѣдѣн³я генераломъ Бергомъ {Бывшимъ впослѣдств³и графомъ и фельдмаршаломъ.} были доведены до военнаго министра графа Чернышева и министра иностранныхъ дѣлъ графа Несельроде. Затѣмъ, тотъ же академикъ Мидендорфъ писалъ, что полезно было бы съ гиляками, обитающими на юго-восточномъ берегу Охотскаго моря, вступить въ торговыя сношен³я, какъ-съ народомъ, по собраннымъ имъ свѣдѣн³ямъ, независимымъ и, для удобства торговли, пр³обрѣсти отъ нихъ клочекъ земли, для устройства зимовья {Это обстоятельство обнаруживаетъ, что Мидендорфъ, дѣлая подобныя заключен³я, совершенно не зналъ гиляковъ, ибо какимъ образомъ отъ народа, не имѣющаго никакого понят³я о территор³альной собственности, а тѣмъ болѣе о гражданственности, пр³обрѣтать землю куплею?}. Вслѣдств³е этого обстоятельства, а равно и для уничтожен³я кулачества якутскихъ торгашей, съ разрѣшен³я главнаго правлен³я, въ 1847 г., В. С. Заво³ко послалъ для торговли изъ Аяна, по стойбищамъ, тунгусовъ, находившихся между Нелькинымъ и Тугуромъ и, служившаго въ компан³и., Д. И. Орлова. Въ 1848 году, г. Орловъ встрѣтился въ урочищѣ Буруканъ съ нейдальцами, прибывшими туда съ рѣки Амгуни. Нейдальцы просили Орлова ѣхать съ ними на рѣку Амгунъ, но г. Орловъ, зная, что мѣста эти считаются китайскими, не рѣшился съ ними ѣхать {Всѣ упомянутыя свѣдѣн³я показываютъ одни только заблужден³я о краѣ и народѣ въ немъ обитающемъ, а также и о границѣ нашей съ Китаемъ.}. Здѣсь Орловъ встрѣтился также и съ гиляками, обитавшими на юго-восточномъ берегу Охотскаго моря, къ сѣверу отъ амурскаго лимана и вступилъ съ ними въ торговыя сношен³я. Главное правлен³е компан³и, получивъ отъ Завойко донесен³е о вступлен³и Орловымъ на Буруканѣ въ торговыя сношен³я съ гиляками юго-восточнаго берега Охотскаго моря и, имѣя въ виду свѣдѣн³я и мнѣн³е академика Мидендорфа, въ 1849 г. ходатайствовало чрезъ графа Несельроде, о дозволен³и продолжать эту расторжку съ гиляками и построить у нихъ зимовье. Для этого оно просило командировать изъ Охотска 10 человѣкъ мастеровыхъ и 10 казаковъ, въ распоряжен³е, опытнаго въ этомъ дѣлѣ, прапорщика Орлова, подчинивъ его начальнику аянской фактор³и, Завойко, а экспедиц³ю эту назвать торговою экспедиц³ею аянской фактор³и. Вслѣдств³е этого представлен³я, графъ Несельроде, отъ 25-го февраля 1849 г., увѣдомилъ главное правлен³е компан³и, что Государь Императоръ одобрилъ это представлен³е. Въ заключен³е онъ объяснялъ, что цѣль этой торговой экспедиц³и должна единственно состоять въ томъ, чтобы вступить въ расторжку съ гиляками, обитающими на юго-восточномъ берегу Охотскаго моря, къ сѣверу отъ амурскаго лимана, но отнюдь не касаться устья рѣки Амура, а тѣмъ болѣе амурскаго бассейна.
   Таково происхожден³е этой ничтожной по цѣли, торговой экспедиц³и, возбужденной росс³йско-американскою компан³ею. Это обстоятельство еще болѣе уясняетъ то заблужден³е, какое царствовало тогда о границѣ нашей съ Китаемь. До 1847 г., т. е. до представлен³я Врангелемъ и графомъ Несельроде о результатахъ посылки въ амурск³й лиманъ Гаврилова, правительство наше постоянно отклоняло предложен³е китайцевъ о разграничен³и земель, лежащихъ отъ верховьевъ рѣки Уди къ востоку, до моря и оставленныхъ по нерчинскому трактату неразграниченными. Правительство не теряло надежды утвердиться въ при-амурскомъ бассейнѣ, если, по изслѣдован³ямъ, устье р. Амуръ и ея лиманъ окажутся доступными для входа судовъ съ моря. Оно ждало только благопр³ятныхъ обстоятельствъ, чтобы привести въ исполнен³е мысли Петра Великаго и Екатеряны II; но, убѣдившись, по донесен³ямъ барона Врангеля и графа Несельроде, въ недоступности устья рѣки Амуръ и ея лимана и имѣя въ виду: а) представлен³е о важномъ значен³и Аяна; б) мнѣн³е о петропавловскомъ портѣ, долженствовавшемъ быть главнымъ нашимъ портомъ на Восточномъ океанѣ, и наконецъ в) свѣдѣн³я о пути академика Мидендорфа отъ тугурской губы, по южному склону Становаго хребта, а также о найденныхъ имъ по этому пути какихъ-то китайскихъ пограничныхъ знакахъ,- правительство, въ 1847 году, рѣшилось положить окончательно границу съ Китаемъ на отдаленномъ Востокѣ и тѣмъ прекратятъ весьма часто повторявшуюся непр³ятную переписку объ этомъ предметѣ съ Китаемъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ рушились и всѣ надежды сибиряковъ о рѣкѣ Амуръ; мы предоставляли какъ эту рѣку, такъ и весь ея бассейнъ навсегда Китаю,- и сознали, что по недоступности ея устья и лимана для судовъ съ моря, она безполезна для Росс³и.
   Для опредѣлен³я направлен³я границы съ Китаемъ, въ 1848 году, положено было воспользоваться упомянутыми свѣдѣн³ями о столбахъ, или пограничныхъ знакахъ и о пути отъ тугурской губы, объясненныхъ Мидендорфомъ генералу Бергу, военному министру графу Чернышеву и министру иностранныхъ дѣлъ графу Несельроде,- лицамъ, весьма сочувствовавшимъ тогда предложен³ю этого академика,- и положить границу по его пути, отъ тугурской губы къ Забайкалью. Въ томъ же 1848 г. на ходатайство упомянутыхъ лицъ послѣдовало Высочайшее повелѣн³е о снаряжен³и экспедиц³и подъ начальствомъ подполковника генеральнаго штаба Ахте, изъ горныхъ инженеровъ Меглицкаго и Кованько, астронома Шварца, нѣсколькихъ топографовъ, штегеровъ и съ особою при экспеднц³и командою, для развѣдокъ. Губернатору Восточной Сибири Высочайше повелѣно было содѣйствовать этой экспедиц³и всѣми средствами, въ видахъ скорѣйшаго окончан³я возложеннаго на нее поручен³я, состоявшаго въ томъ, чтобы окончательно опредѣлить нашу границу съ Китаемъ по направлен³ю столбовъ, найденныхъ Мидендерфомъ. Эта экспедиц³я въ ³юнѣ 1849 г. прибыла изъ Петербурга въ Иркутскъ, гдѣ, но распоряжен³ю генералъ-губернатора Н. Н. Муравьева, оставшимся вмѣсто него иркутскимъ губернаторомъ Владим³ромъ Николаевичемъ Зоринымъ, была оставлена впредь до возвращен³я Н. Н. Муравьева изъ Камчатки.
   Таковы были событ³я, совершивш³яся на отдаленномъ нашемъ Востокѣ до 1849 г., приведш³я правительство къ окончательному и, казалось, безповоротному рѣшен³ю: "положить границу нашу съ Китаемъ по южному склону Хинганскаго Становаго хребта до Охотскаго моря, къ тугурской губѣ и отдать такимъ образомъ навсегда Китаю весь амурск³й бассейнъ, какъ безполезный для Росс³и по недоступности для мореходныхъ судовъ устья р. Амура и по неимѣн³ю на его прибрежьѣ гавани. Всt же вниман³е обратить да Аянъ, какъ на самый удобный портъ въ Охотскомъ морѣ и на Петропавловскъ, который долженъ быть главнымъ и укрѣпленнымъ портомъ нашимъ въ Восточномъ океанѣ {Таковъ смыслъ рѣшен³й особаго комитета 1848 г., подъ предсѣдательствомъ министра иностр. дѣлъ графа Несельроде, съ участ³емъ военнаго министра графа Чернышева, генералъ-квартирмейстера Берга и проч., какъ видно изъ дѣла по Амуру, находящагося въ архивѣ аз³атскаго департамента мин. иностр. дѣлъ.}".
   Ясно, чтобы отклонить правительство отъ такого ошибочнаго рѣшен³я и дать возможность принять на отдаленномъ Востокѣ надлежащее положен³е, которое готовили ей Петръ I и Екатерина II, необходимо было разрѣшить два важныхъ вопроса: вопросъ пограничный и морской. Изъ нихъ первый вопросъ заключался въ томъ, что дѣйствительно ли груды камней, найденныя академикомъ Мидендорфомъ и принятыя имъ за пограничные знаки съ Китаемъ имѣютъ это значен³е? Дѣйствительно ли Хинганск³й Становой хребетъ, тянущ³йся къ востоку отъ вершинъ рѣкъ Горбицы и Уди и имѣющ³й тоже восточное направлен³е около тугурской губы, упирается въ Охотское море? И, наконецъ, какое имѣютъ направлен³е рѣки, выходящ³я изъ Хинганскаго хребта и вливающ³яся въ южное и сѣверо-восточное колѣна рѣки Амуръ? Второй вопросъ - морской, заключался въ томъ, что дѣйствительно ли недоступны для мореходныхъ судовъ съ сѣвера и юга амурск³й лиманъ и устье р. Амуръ? И дѣйствительно ли на прибрежьяхъ Татарскаго залива нѣтъ гавани? Для разрѣшен³я этихъ вопросовъ необходима была посылка особой экспедиц³и; по послѣ сейчасъ сказаннаго ясно, что представлять правительству о снаряжен³и экспедиц³и съ этою цѣл³ю было уже невозможно; ибо послѣ его рѣшен³я, въ которомъ, были заинтересованы первые сановники государства, не только нельзя было ожидать на это соглас³я, но, напротивъ, тѣхъ, которыя осмѣлились бы сдѣлать подобное представлен³е, ожидало явное или тайное преслѣдован³е. Озарить этотъ край свѣтомъ истины и чрезъ это отклонить высшее правительство отъ потери его навсегда для Росс³и, возможно было лишь случайно и при содѣйств³и лицъ, твердо убѣжденныхъ въ ошибочности взгляда на этотъ край,- взгляда, унаслѣдованнаго отъ авторитетовъ знаменитыхъ мореплавателей и послѣдующихъ за ними экспедиц³й. Тутъ нужны были люди которые бы рѣшились дѣйствовать при этой случайности внѣ повелѣн³й,- люди, вмѣстѣ съ тѣмъ, одушевленные и гражданскимъ мужествомъ и отвагою, и готовые на всѣ жертвы для блага своего отечества!
   Въ такое именно положен³е поставлены были здѣсь наши морск³е офицеры съ 1849 по 1855 г. Они-то, какъ мы ниже увидимъ, возбудивъ погребенный, казалось на вѣки, амурск³й вопросъ преслѣдовали его, разрѣшили и, разъяснивъ правительству все важное значен³е для Росс³и при-амурскаго и при-уссур³йскаго бассейновъ, сдѣлались виновниками въ присоединен³и этого края и о-ва Сахалина къ Росс³и.
   Мнѣ необходимо было обозрѣть всѣ предшествовавш³я 1849 г. событ³я, совершивш³яся на отдаленномъ нашемъ Востокѣ, для того чтобы дать возможность справедливо оцѣнить всю важность дѣятельности въ этомъ краѣ нашихъ морскихъ офицеровъ съ 1849 и 1855 гг.,- дѣятельности, далеко выходящей изъ ряда обыкновенныхъ.
  

ГЛАВА VII.

Приготовлен³е къ походу транспорта "Байкалъ".- Объяснен³е мое съ генералъ-губернаторомъ въ декабрѣ 1847 года.- Амурск³й вопросъ возбуждается снова.- Мое объяснен³е съ княземъ Меньшиковымъ въ исходѣ декабря 1847 г.- Спѣшное окончан³е постройки транспорта.- Представлен³я и распоряжен³я мои относительно груза.- Записка, представленная мною князю Меньшикову 8 февраля 1848 г.- Просьба моя князю Меньшикову о дозволен³и идти въ амурск³й лиманъ.- Сущность письма моего Н. Н. Муравьеву, отъ 10 февраля 1848 г.- Отвѣтъ на это письмо, полученный мною въ ³юлѣ того же года.

  
   По ходатайству Августѣйшаго Генералъ-адмирала, Государя Великаго Князя Константина Николаевича и рекомендац³и Ѳ. П. Литке и Ѳ. С. Лутковскаго {Я имѣлъ счаст³е служить съ Его Императорскимъ Высочествомъ съ 1836 по 1846 г. на фрегатахъ "Беллона" и "Аврора" и кораблѣ "Ингерманландъ"; въ продолжен³е этого времени, 7 лѣтъ былъ постоянно вахтеннымъ лейтенантомъ Его Высочества. При вооружен³и корабля "Ингерманландъ", въ Архангельскѣ, былъ помощникомъ Его Высочества, какъ старшаго офицера. Во все время мы плавали подъ флагомъ Ѳ. П. Литке, а Ѳ. С. Лутковск³й былъ при Великомъ Князѣ.}, въ исходѣ декабря 1847 г., я былъ назначенъ командиромъ военнаго транспорта "Байкалъ", который строился, по заказу морскаго министерства, на верфи гг. Бергстрема и Сулемана въ Гельсингфорсѣ {Транспортъ "Байкалъ" имѣлъ вмѣстительность 250 тоннъ, вооруженъ шкуною - бригъ; но контракту съ строителями онъ долженъ былъ быть спущенъ на воду въ сентябрѣ 1848 г., слѣдовательно, не могъ выдти изъ Кронштадта ранѣе исхода октября мѣсяца. Главныя его размѣрен³я: длина между перпендикулярами 94 ф., ширина 24 ф. 7 д. въ полномъ грузу долженъ сидѣть ахтерштевнемъ 12 ф. 9 д., а форштевнемъ 11 ф. 8 д. Диферентъ 1 ф. 1 д.}. Этотъ транспортъ назначался на службу въ Охотскъ и на немъ приказано было отправить изъ С.-Петербурга и Кронштадта различные коммисар³атск³е, кораблестроительные и артиллер³йск³е запасы и матер³алы для нашихъ сибирскихъ портовъ: охотскаго и петропавловскаго. Такова была цѣль отправлен³я транспорта "Байкалъ", выходъ котораго изъ Кронштадта въ море предполагался не ранѣе осени 1848 г.
   Въ это время былъ въ Петербургѣ вновь назначенный генералъ-губернаторомъ Восточной Сибири генералъ-ма³оръ Николай Николаевичъ Муравьевъ, бывш³й до того тульскимъ губернаторомъ. Такъ какъ я долженъ былъ идти въ сибирск³е порта, состоявш³е отчасти и въ его вѣдѣн³и, то начальникъ главнаго морскаго штаба, свѣтлѣйш³й князь Александръ Сергѣевичъ Меньшиковъ приказалъ мнѣ представиться его превосходительству Н. Н. Муравьеву. Николай Николаевичъ принялъ меня весьма благосклонно; въ разговорѣ съ нимъ о снабжен³и нашихъ сибирскихъ портовъ я имѣлъ случай обратить его вниман³е на важное значен³е для ввѣреннаго ему края рѣки Амуръ; на это онъ отозвался, что не только возвращен³е этой рѣки въ наше владѣн³е, но и открыт³е для насъ свободнаго по ней плаван³я, представляетъ огромное значен³е для Сибири, но, къ несчаст³ю, всѣ убѣждены, что будто бы устье этой рѣки забросано мелями и недоступно для входа въ рѣку судовъ съ моря, и что въ этомъ убѣжденъ вполнѣ и Государь Императоръ, ибо при обращен³и мною вниман³я, объяснилъ мнѣ Н. Н. Муравьевъ, Его Величества на важное значен³е для Росс³и р. Амуръ, Государь Императоръ изволилъ выразиться: "Для чего намъ эта рѣка, когда нынѣ уже положительно доказано, что входить въ ея устье могутъ только однѣ лодки?" {Объ экспедиц³и Гаврилова 1846 г. и о ея результатахъ, оставленныхъ по Высочайшему повелѣн³ю безъ огласки, Н. Н. Муравьевъ не зналъ; объ этомъ было извѣстно только графамъ Нессельроде, Чернышеву, князю Меньшикову, барону Врангелю, Тебенькову и Завойко. Г. Тихменевъ въ сочинен³и своемъ "Историческое обозрѣн³е колон³й р. а. компан³и", на стр. 61, говоритъ, что будто бы Государь Императоръ въ 1847 г. выразился Н. Н. Муравьеву, что "р. Амуръ должна принадлежать Росс³и и что производивш³еся тамъ изслѣдован³я не разъ должны повториться". Это выдумка Тихменева - государь никогда въ 1847 г. Муравьеву этого не говорилъ, что ясно доказывается резолюц³ею Его Величества, сдѣланной на докладѣ гр. Несельроде 15 декабря 1846 г.: "Оставить вопросъ объ Амурѣ, какъ о рѣкѣ безполезной для Росс³и".}. На это я отвѣчалъ Н. Н. Муравьеву, что распространившееся дѣйствительно подобное заключен³е о рѣкѣ Амуръ и ея лиманѣ мнѣ кажется весьма сомнительнымъ, ибо изъ всѣхъ обнародованныхъ свѣдѣн³й и описей, произведенныхъ Лаперузомъ, Браутономъ и Крузенштерномъ, на которыхъ подобное заключен³е и могло быть только основано и которыя я тщательно изучилъ, еще нельзя дѣлать объ устьѣ рѣки такого заключен³я. Кромѣ того, невольно рождается вопросъ: неужели такая огромная рѣка, какова Амуръ, не могла проложить для себя выхода въ море и теряется въ пескахъ, какъ нѣкоторымъ образомъ выходитъ изъ упомянутыхъ описей. Поэтому я полагаю, что тщательное изслѣдован³е ея устья и лимана представляется настоятельною необходимостью. Сверхъ того, если Сахалинъ соединяется съ матерымъ берегомъ отмелью, покрывающеюся водою только при приливахъ, какъ показывается на всѣхъ морскихъ картахъ, составленныхъ по упомянутымъ описямъ, т. е. если входъ въ амурск³й лиманъ изъ Татарскаго залива недоступенъ, то это обстоятельство еще болѣе должно убѣждать насъ, что изъ р. Амуръ долженъ существовать выходъ съ достаточною глубиною. Выслушавъ со вниман³емъ мои доводы, Н. Н. Муравьевъ, изъявляя полное сочувств³е къ моему предложен³ю, выразилъ, что онъ съ своей стороны постарается употребить всѣ средства къ его осуществлен³ю. При передачѣ этого моего разговора съ генералъ-губернаторомъ его свѣтлости князю А. С. Меньшикову, я просилъ: не признается ли возможнымъ употребить ввѣренный мнѣ транспортъ для изслѣдован³я устья р. Амуръ и ея лимана и на опись юго-восточнаго берега Охотскаго моря, показываемаго на морскихъ картахъ точками. На это его свѣтлость замѣтилъ, что по позднему выходу транспорта, "дай Богъ, чтобы вы пришли въ Петропавловскъ къ осени 1849 г.", что сумма денегъ ассигнована на плаван³е транспорта только на одинъ годъ, "слѣдовательно у васъ не будетъ ни времени, ни средствъ къ исполнен³ю этого поручен³я". Кромѣ того, подобное предпр³ят³е, какъ изслѣдован³е устья р. Амуръ, не принесетъ никакой пользы, ибо положительно доказано, что устье этой рѣки заперто мелями, въ чемъ убѣжденъ и Государь Императоръ; наконецъ, возбужден³е вопроса объ описи устья р. Амуръ, какъ рѣки китайской, повлечетъ къ непр³ятной перепискѣ съ китайскимъ правительствомъ, а графъ Несельроде на это нынѣ не согласится и не рѣшится представить Государю. "Поэтому", сказалъ князь, "нечего думать о томъ, что невозможно, а надобно вамъ стараться снабдить наши сибирск³е порта по возможности благовременно, ибо, по послѣднимъ донесен³ямъ ихъ начальниковъ, тамъ ощущается большой недостатокъ въ коммисар³атскихъ и кораблестроительныхъ матер³алахъ и запасахъ".
   Изъ этого замѣчан³я князя Меньшикова я видѣлъ, что главная причина къ отстранен³ю моего предложен³я заключалась въ томъ, что не будетъ времени къ исполнен³ю его; испрашивать же особыхъ средствъ для этого нельзя, но нежелан³ю вступать объ этомъ въ сношен³е съ Китаемъ. Слѣдовательно, чтобы имѣть надежду достигнуть предположенной мною цѣли, необходимо было удалить эти препятств³я, т. е. а) постараться, чтобы транспортъ могъ придти въ Камчатку въ маѣ мѣсяцѣ и къ ³юню можно было бы сдать весь грузъ въ Петропавловскѣ, т. е., чтобы все лѣто 1849 г. было свободно, а слѣдовательно, чтобы и времени и суммы, назначенной для плаван³я транспорта, было достаточно для изслѣдован³я устья р. Амуръ и ея лимана, и б) чтобы это изслѣдован³е было произведено какъ бы случайно, при описи юго-восточнаго берега Охотскаго моря, сосѣдственнаго съ амурскимъ лиманомъ. Къ достижен³ю вышеупомянутыхъ цѣлей приступилъ я немедленно.
   Въ началѣ января 1848 г. транспортъ былъ только что заложенъ, такъ что къ обшивкѣ его располагали приступить только весною. Я объяснилъ строителямъ: гг. Бергстрему и Сулеману, что князю Меньшикову было бы пр³ятно, еслибы транспортъ былъ готовъ къ ³юлю мѣсяцу и просилъ ихъ ускорить работы. Это было необходимо еще и потому, что только при раннемъ выходѣ изъ Кронштадта на такомъ маломъ суднѣ, каковъ былъ "Байкалъ", можно было надѣяться достигнуть Петропавловска благополучно и благовременно. Гг. строители, въ виду желан³я князя Меньшикова, бывшаго тогда генералъ-губернаторомъ Финлянд³и, дали мнѣ обязательство спустить на воду транспортъ къ ³юлю мѣсяцу, ранѣе времени, означеннаго въ контрактѣ болѣе чѣмъ на полтора мѣсяца. Уладивъ, такимъ образомъ, это первое и важное дѣло и оставивъ въ Гельсингфорсѣ наблюдать за постройкою транспорта старшаго офицера, лейтенанта П. В. Козакевича, я началъ хлопотать объ устранен³и и другихъ препятств³й, служившихъ постоянною задержкою судовъ въ Кронштадтѣ и Петропавловскѣ, а также и обстоятельствъ, ставившихъ командировъ судовъ въ иностранныхъ портахъ, въ непр³ятное положен³е, а именно: -
   По заведенному порядку чиновниками коммисар³атскаго и кораблестроительнаго департаментовъ, грузъ, назначенный въ Петропавловскъ и Охотскъ, сдавался командиру судна не по мѣстамъ, какъ то дѣлается на коммерческихъ судахъ, а по мѣрѣ, вѣсу и счету; на этомъ основан³и командира обязывали сдавать его также въ Петропавловскѣ и Охотскѣ. Грузъ, назначаемый въ сибирск³е наши порта, составлялся обыкновенно изъ забракованныхъ большею част³ю вещей и хранился въ магазинахъ, въ такъ называемыхъ охотскихъ кучкахъ, такъ что большая его часть достигала мѣста назначен³я въ негодномъ видѣ. Чиновники по этому случаю обыкновенно писали и отписывались и въ концѣ концовъ относили это къ случайностямъ въ морѣ, при качкѣ, бурѣ и т. п., или къ худой укладкѣ въ суднѣ и тѣснотѣ, перемѣнѣ климата, и наконецъ къ невниман³ю командировъ и, какъ лица неотвѣтственныя, оставались всегда правыми. Кромѣ того, матер³алы и запасы къ мѣсту погрузки въ Кронштадтъ доставлялись неблаговременно и въ безпорядкѣ, такъ что тяжелыя вещи (желѣзо и т. п.), которыя должны бы быть погружены въ нижней части трюма, привозились послѣдними. Чрезъ это, кромѣ утомительныхъ хлопотъ и непр³ятностей, напрасно терялось много времени и мѣста въ суднѣ. Всѣ, отправлявш³яся до меня, съ того же цѣл³ю, транспорты, имѣли вмѣстительность почти втрое большую "Байкала" и въ нихъ поэтому было мѣста гораздо болѣе, чѣмъ надобно для помѣщен³я отправляемаго груза, а потому предшественникамъ моимъ и не было повода обращать вниман³я на лучшую упаковку груза, тогда какъ мнѣ предстояло взять такой же и даже больш³й грузъ и уложить его въ пространство гораздо меньшее. Кромѣ того, предшественники мои, не имѣя въ виду ничего, кромѣ доставки груза, не имѣли и повода заботиться о раннемъ выходѣ изъ Кронштадта.
   Тщательно и подробно осмотрѣвъ въ магазинахъ назначенныя къ отправлен³ю вещи и взявъ нѣкоторые образцы оныхъ, я убѣдился, что при такомъ способѣ упаковки, какой употреблялся до меня, не могу погрузить на транспортъ и половины вещей, а равно убѣдился и въ томъ, что коммисар³атск³е матер³алы (холстъ, сукно, сапожный товаръ и проч.) были почти гнилые.
   По существовавшему тогда положен³ю, офицерск³е порц³оны расчитывалясь по двойной стоимости матросской порц³и, а потому въ заграничныхъ портахъ надобно было брать отъ консуловъ и агентовъ справочныя цѣны на запасы, входивш³е въ составъ матросской порц³и и стараться, чтобы эти цѣны были выданы возможно больш³я и вообще несуществующ³я, ибо безъ того офицерск³е порц³оны становились весьма недостаточными. Это обстоятельство ставило командировъ судовъ въ весьма щекотливое и несвойственное зван³ю, положен³е и часто замедляло выходъ судна въ море.
   Объяснивъ всѣ эти обстоятельства бывшему тогда генералъ-интенданту, вице-адмиралу Васильеву и указавъ на всю несоотвѣтственность положен³й о пр³емѣ и сдачѣ груза и заведенномъ порядкѣ отправлять все худшее въ сибирск³е порта, я представилъ ему свои соображен³я къ отстранен³ю этого. Соображен³я эти были переданы для немедленнаго разсмотрѣн³я чиновникамъ коммисар³ата. Они на эти мои соображен³я представили цѣлую диссертац³ю о не возможности исполнен³я оныхъ и заключили, что они никогда не должны бытъ отвѣтственны за грузъ, отправляемый со мною. Послѣ этого, генералъ-интендантъ объявилъ мнѣ, что онъ съ своей стороны ничего не можетъ сдѣлать по моему желан³ю, хотя и сочувствуетъ оному и что надобно обратиться мнѣ къ князю Меньшикову.
   Представивъ князю Меньшикову образцы негодныхъ матер³аловъ, предположенныхъ къ отравлен³ю со мною, невозможность взять и половины груза, если онъ не будетъ упакованъ, медленность пр³емки и сдачи и о прочихъ сказанныхъ обстоятельствахъ, я просилъ его свѣтлость приказать: а) чтобы весь назначенный къ отправлен³ю со мною грузъ принимать и сдавать не по мѣрѣ, вѣсу и счету, а по числу мѣстъ, которыя должны быть тщательно упакованы и упрессованы, съ приложен³емъ на каждомъ мѣстѣ пломбы и нумера.
   b) Чтобы весь грузъ былъ доставленъ въ Кронштадтъ не позже 1-го ³юля. Ревизоръ транспорта наблюдаетъ за этимъ и въ случаѣ медленности дѣлаетъ напоминан³я; а въ случаѣ если и за симъ произошла бы медленность, могущая остановить нагрузку транспорта, то тѣ мѣста, которыя не доставлены ко времени погрузки оныхъ на транспортъ, отправляются на коммерческомъ суднѣ въ Камчатку на счетъ чиновниковъ того учрежден³я, отъ котораго это произошло.
   c) Всѣми учрежден³ями должна быть представлена мнѣ къ 1 ³юля подробная опись, что именно въ каждомъ мѣстѣ заключается, и я имѣю право по своему усмотрѣн³ю, при чиновникѣ того вѣдомства, отъ котораго доставляется грузъ, снять съ любаго мѣста пломбу и распаковать оное. Если окажется, что матер³алы, въ немъ заключающ³еся, несогласны съ образцами и дурнаго качества, или мѣра, или вѣсъ оныхъ менѣе показанныхъ въ вѣдомости, то всѣ чиновники того вѣдомства штрафуются суммою, представляющею двойную стоимость этого мѣста.
   d) Предписать начальникамъ Камчатки и Охотска, что я отвѣчаю только за число мѣстъ и за цѣлость пломбъ на оныхъ, но никакъ не за количество и качество заключающихся въ нихъ матер³аловъ, за что отвѣчаютъ чиновники того вѣдомства, отъ котораго отправленъ грузъ и предписать имъ, чтобы, по прибыт³и въ портъ транспорта, грузъ съ него былъ немедленно принятъ по числу мѣстъ.
   e) Порц³онныя деньги офицерамъ, за границею, опредѣлить по 10 фунтовъ стерлинговъ въ мѣсяцъ и никакого сношен³я по этому предмету съ консулами не имѣть.
   f) Въ случаѣ медленной доставки морской провиз³и консулами за границею, или дурнаго качества оной, разрѣшить покупать ее безъ всякаго участ³я ихъ.
   g) Разрѣшить купить въ Англ³и, кромѣ 2-хъ положенныхъ по штату хронометровъ, еще 2 хронометра и карты, как³я признаются нужными.
   и h) Разрѣшить купить въ Англ³и, если возможно, маленькую паровую шлюпку отъ 4 до 6 силъ, которая могла бы помѣститься въ ростры.
   При этой запискѣ я представилъ его свѣтлости и удостовѣрен³е отъ строителей гг. Бергстрема и Сулемана, что они постараются спустить транспортъ къ 1 ³юля, т. е. 1 1/2 мѣсяцами ранѣе времени, назначеннаго въ контрактѣ, и объяснилъ князю, что если его свѣтлости угодно будетъ приказать исполнить въ точности это мое представлен³е, то я надѣюсь взять весь грузъ, назначенный въ Петропавловскъ, выйти изъ Кронштадта въ августѣ и, съ Бож³ею помощ³ю, быть въ Петропавловскѣ въ маѣ; а потому у меня все лѣто 1849 г. будетъ свободно. Это время и можно было бы употребить на подробную опись юго-восточнаго берега Охотскаго моря, который на нашихъ картахъ, какъ неизвѣстный, означается точками. При переходахъ нашихъ судовъ изъ Охотска и Аяна въ Петропавловскъ и Ситху, доложилъ я князю, свѣж³е вѣтры и друг³я случайности могутъ увлечь ихъ къ этому неизслѣдованному берегу и поставить въ самое опасное и критическое положен³е.
   Князь А. С. Меньшиковъ, весьма довольный тѣмъ, что я уладилъ дѣло съ строителями и предполагаю возможнымъ взять весь назначенный къ отправлен³ю грузъ, для отвоза котораго обыкновенно назначались транспорты гораздо большихъ ранговъ, мало того, что утвердилъ мое представлен³е, но еще на запискѣ моей написалъ: "въ точности исполнять немедленно и всѣ дальнѣйш³я требован³я командира, клонящ³яся къ скорѣйшему выходу изъ Кронштадта транспорта и къ обезпечен³ю благонадежнаго плаван³я и сохранен³я здоровья команды". Затѣмъ онъ замѣтилъ мнѣ, что хотя и вполнѣ соглашается въ необходимости привести въ извѣстность юго-восточный берегъ Охотскаго моря, но берегъ этотъ считаютъ принадлежащимъ Китаю. На это я отвѣчалъ его свѣтлости, что по трактатамъ, заключеннымъ съ Китаемъ, вся страна отъ верховьевъ рѣки Уди къ востоку, до моря, оставлена безъ разграничен³я, а потому и нельзя утверждать, чтобы этотъ берегъ принадлежалъ единственно Китаю. Князь сказалъ: "это правда, и генералъ губернаторъ объ этомъ хлопоталъ, но министръ иностранныхъ дѣлъ признаетъ нынѣ этотъ берегъ китайскимъ; это обстоятельство и ляетъ немаловажное препятств³е къ тому, чтобы дать какъ разрѣшен³е произвести его опись. Графъ Нессельроде и не думаетъ о томъ, что безъ подробной описи этого берега плавать по Охотскому морю для нашихъ судовъ безопасно, онъ избѣгаетъ только непр³ятныхъ сношен³й съ китайцами". "Впрочемъ", замѣтилъ князь, "это впереди, а теперь вамъ надобно заботиться, чтобы скорѣе выйти изъ Кронштадта и, не смотря на настоящ³я политическ³я обстоятельства {Извѣстно, что въ началѣ 1848 г. Европа была взволнована и Росс³я ожидала, что можетъ разгорѣться всеобщая европейская война.}, стараться благополучно прибыть въ Камчатку, ибо тамъ во всемъ крайн³й недостатокъ".
   Изъ моего объяснен³я съ княземъ я заключилъ, что разрѣшен³е на опись юго-восточнаго берега Охотскаго моря можно надѣяться получить только при раннемъ выходѣ моемъ изъ Кронштадта и при ходатайствѣ генералъ-губернатора Н. Н. Муравьева, а потому сейчасъ же послѣ этого разговора я написалъ въ Иркутскъ письмо къ Н. Н. Муравьеву. Высказавъ его превосходительству мою полную увѣренность въ его готовности сдѣлать все полезное для ввѣреннаго ему края, я, въ то же время, увѣдомлялъ его, что надѣюсь выдти изъ Кронштадта въ началѣ августа и быть въ Камчаткѣ въ началѣ мая 1849 года. Чтобы сдать грузъ, писалъ я, мнѣ достаточно 2 1/2 недѣли, а затѣмъ остальная часть лѣта у меня остается свободною; ее-то и могъ бы я употребить, во-первыхъ, на осмотръ и опись юго-восточнаго берега Охотскаго моря, начиная отъ Тугурской губы до лимана рѣки Амуръ; во-вторыхъ, на изслѣдован³е этой рѣки и ея лимана и наконецъ на опись сѣверо-восточнаго берега

Другие авторы
  • Теплова Серафима Сергеевна
  • Шестов Лев Исаакович
  • Умова Ольга Кесаревна
  • Венгеров Семен Афанасьевич
  • Романов Иван Федорович
  • Красовский Василий Иванович
  • Петриченко Кирилл Никифорович
  • Сатин Николай Михайлович
  • Баласогло Александр Пантелеймонович
  • Львов-Рогачевский Василий Львович
  • Другие произведения
  • Хирьяков Александр Модестович - Иван-Царевич
  • Анучин Дмитрий Николаевич - Антропологические очерки
  • Невельской Геннадий Иванович - Невельской Г. И.: Биографическая справка
  • Тургенев Александр Иванович - Из писем А. И. Тургенева
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Мысли вслух
  • Златовратский Николай Николаевич - Златовратский Н. Н.: биобиблиографическая справка
  • Честертон Гилберт Кийт - Три рассказа о патере Брауне
  • Достоевский Федор Михайлович - Братья Карамазовы. Часть 2
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Чудеса
  • Станюкович Константин Михайлович - Отмена телесных наказаний
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 88 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа