Главная » Книги

Невельской Геннадий Иванович - Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России, Страница 6

Невельской Геннадий Иванович - Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

ть на кошку. Къ 6 часамъ вечера транспортъ, слѣдуя вдоль отмели, но глубинамъ отъ 6 до 7 саж., пришелъ на мерид³анъ ея оконечности, лежащей отъ низменнаго матераго берега въ 1 1/2 миляхъ. На фарватерѣ, идущемъ между отмелью и берегомъ, на глубинѣ 6 саж., мы встали на якорь. Съ утра 26 ³юня, при вѣтрѣ SSW, начали лавироватъ къ конусообразной горѣ, лежащей за мысомъ Ромберга и казавшейся въ видѣ острева. Гора эта представляетъ самый отличительный пунктъ для входа въ лиманъ съ сѣвера; я назвалъ ее горою князя Меньшикова. Дѣлая небольш³е галсы и поворачивая у берега и около отмели, на глубинѣ 3 саж., мы ограничивали такимъ образомъ путь, ведущ³й въ лиманъ, на которомъ въ срединѣ глубина была отъ 5 до 4 сажень. Къ берегу и банкѣ эта глубина постепенно уменьшалась, а не доходя мыса Ромберга, мы близко придержались къ берегу и сѣли на мель, но скоро стянулись и, по случаю наступавшаго большаго тумана, на глубинѣ 4 1/2 сажень, встали на якорь. Къ 12 час. утра 27 числа вѣтеръ задулъ отъ SW и туманъ очистился; мы снялись съ якоря, имѣя впереди шлюпки, легли на OSO и, на глубинѣ отъ 4 1/2 до 4 саж., въ 4 ч. по полудня вошли въ лиманъ р. Амуръ. Тутъ, на глубинѣ 4 1/2 саж. и грунтѣ вязк³й илъ, встали на якорь на сѣверномъ лиманскомъ рейдѣ, названномъ мною такъ потому, что эта мѣстность дѣйствительно представляетъ удобный рейдъ. Онъ защищенъ съ сѣвера тянущеюся отъ мыса Головачева лайдою, обсыхающею при малой водѣ въ срединѣ; съ запада и съ востока берегомъ Сахалина и матерымъ берегомъ, съ юга же отмелями, между которыми идутъ лиманск³е заводи и каналы.
   Съ этой части лимана мы начали изслѣдован³я его на транспортѣ и шлюпкахъ, съ цѣл³ю ознакомиться съ его состоян³емъ и отыскатъ фарватеръ къ югу. Встрѣченныя при этомъ неправильныя и быстрыя течен³я, лабиринты мелей, банокъ и обсыхающихъ лайдъ, и наконецъ постоянно противные SW свѣж³е вѣтры, разводивш³е сулои и толчеи на болѣе или менѣе глубокихъ между банками заводяхъ, въ которыя неоднократно попадалъ транспортъ и часто становился на мель, дѣлали эту работу на парусномъ суднѣ, не имѣвшемъ даже паровой шлюпки, тягостною, утомительною и опасною, такъ что транспортъ и шлюпки весьма часто находились въ самомъ критическомъ положен³и {Такъ наприм. для промѣра были отправлены на 6-ти весельномъ барказѣ лейтенантъ Гревенсъ, на 4-хъ вем. мисманъ Гроте, а на вельботѣ мичманъ Гейсмаръ. На транспортѣ оставалось всего 10 челов. команды. Вѣтеръ мгновенно засвѣжѣлъ, барказъ выбросило на лайду, а вельботъ - на отмель сахалинскаго берега, противъ огромнаго селен³я Тамлево. Люди изъ вельбота едва спаслись на берегъ и, разложивъ огонь, сушили свое платье, когда толпа гиляковъ, пользуясь тѣмъ, что послѣ утоплен³я наши уснули, утащила платье, такъ что Ге³смаръ съ людьми на другой день явились въ однѣхъ рубашкахъ. Гиляки, между тѣмъ, вздумали было напасть и на транспортъ: собралось множество лодокъ и стали гресть къ транспорту. Въ виду этого, мы захватили двухъ гиляковъ и знаками объявили, что если они не остановятся и не возвратятъ все украденное, то ихъ товарищи будутъ повѣшены. Это обстоятельство понудило ихъ исполнить наши требован³я и сдѣлало то, что мы впослѣдств³и уже были безопасны отъ всякихъ покушен³й; они же еще намъ помогали.}. Много надобно было энерг³и, чтобы при такихъ обстоятельствахъ твердо идти къ предположенной цѣли.
   Всѣ эти первоначальныя изслѣдован³я сѣверной части амурскаго лимана ясно показали, что для составлен³я плана дальнѣйшихъ изслѣдован³й, которыя могли бы привести къ разрѣшен³ю главнаго вопроса: доступны ли устье р. Амурь и ея лиманъ для мореходныхъ судовъ, необходимо было сдѣлать предварительную рекогносцировку амурскаго лимана къ югу. Въ этихъ-то видахъ я и послалъ на шлюпкахъ мичмана Гроте и лейтенанта Козакевича. Г-ну Гроте приказано было, слѣдуя вдоль западнаго сахалинскаго берега, узнать не имѣется ли сообщен³я лимана съ заливомъ Байкалъ и опредѣлить состоян³е и глубины канала, идущаго вдоль этого берега къ югу. Г. Козакевичу поручено, слѣдуя вдоль матераго берега, стараться достигнуть до устья р. Амуръ и собрать свѣдѣн³я какъ о состоян³и этого устья, такъ равно и о части лимана, лежащей противъ него.
   По возвращен³и на транспортъ, мичманъ Гроте сообщилъ, что заливъ Байкалъ съ лиманомъ не имѣетъ сообщен³я, что слѣдуя вдоль берега Сахалина къ югу, онъ попадалъ на глубины, между обрывистыми банками, отъ 5 до 8 саж. и достигъ отмели, тянувшейся отъ Сахалина поперегъ лимана къ западу, къ возвышенному матерому берегу. Эта отмель казалось заграждала входъ въ лиманъ изъ Татарскаго залива, представляя такимъ образомъ Сахалинъ полуостровомъ.
   Лейтенантъ Козакевичъ объяснилъ, что слѣдуя вдоль матераго берега, огибая всѣ мысы и осматривая лежащ³я между ними обширныя бухты, онъ достигъ, наконецъ, до возвышеннаго мыса, который туземцы называли Тебахъ. За нимъ открылась бухта, тянущаяся къ западу и изъ нея шло сильное течен³е. Эта-то бухта, говорилъ мнѣ г. Козакевичъ, и представляетъ устье р. Амуръ, ширину котораго онъ примѣрно полагалъ до 7 l/2 миль (около 13 верстъ). Туземцы деревень Чабдахъ и Чнаррахъ, лежавшихъ за этимъ мысомъ, были повидимому весьма удивлены нашему появлен³ю: ихъ поразилъ нашъ костюмъ, особая конструкц³я шлюпки, отличительная отъ ихъ лодокъ, и въ особенности секстанъ, которымъ Козакевичъ дѣлалъ наблюден³я у мыса Тебахъ. Для обозрѣн³я лмана, при малой водѣ, Петръ Васильевичъ поднимался на гору Тебахъ и донесъ мнѣ что съ нея лиманъ на всемъ видѣнномъ пространствѣ представлялъ огромный бассейнъ, наполненный лайдами, изрѣзанными протоками и большими озерами. На обратномъ пути къ транспорту, онъ попалъ на извилистый каналъ, обставленный въ нѣкоторыхъ мѣстахъ шестами, у которыхъ туземцы ловятъ рыбу; глубину въ этомъ каналѣ онъ находилъ отъ 3 1/2 до 5 сажень. Таковы были результаты этой рекогносцировки; они и встрѣченныя уже нами затруднен³я указывали, что въ короткое время и съ ничтожными, имѣвшимися у насъ, средствами, не представлялось возможности сдѣлать точную опись лимана, занимающаго около 2,000 квадр. верстъ. Поэтому я и рѣшился ограничиться преслѣдован³емъ вышеупомянутаго главнаго вопроса: продолжать промѣръ и изслѣдован³я сѣверной части лимана, на гребныхъ судахъ. Въ виду же того, чтобы при изслѣдован³яхъ устья р. Амуръ и южной части ея лимана не впасть въ как³я-либо ошибочныя заключен³я, подобно И. Ѳ. Крузенштерну, при описи восточнаго берега Сахалина, я положилъ неуклонно слѣдовать при этомъ плану, который отстранялъ бы причины, могш³я привести меня къ ошибочнымъ заключен³ямъ. Избранный мною планъ былъ слѣдующ³й: 1) отъ транспорта, т. е. съ сѣвернаго лиманскаго рейда, выйти съ промѣромъ на глубины, встрѣченныя лейтенантомъ Козакевичемъ, вдоль сѣверо-западнаго берега лимана и, не теряя нити оныхъ, войти въ рѣку. 2) Слѣдуя вверхъ по ней, подъ лѣвымъ берегомъ, дойти до пункта, который представляетъ возможность ея устья. 3) Отъ упомянутаго сейчасъ пункта спуститься, не теряя нити глубинъ, подъ правымъ берегомъ рѣки до ея устья и далѣе по лиману, въ Татарск³й заливъ, до той широты, до которой доходилъ капитанъ Браутонъ и, наконецъ 4) Отъ этого пункта, не теряя нити глубинъ, возвратиться на транспортъ, слѣдуя вдоль западнаго берега Сахалина.
   Для приведен³я въ исполнен³е этого плана, которымъ бы я могъ разрѣшить вышеупомянутый главный вопросъ о степени доступности устья рѣки и ея лимана для входа въ нихъ съ моря, я, 10 ³юля, на трехъ шлюпкахъ, съ 3 офицерами {Офицеры: Поповъ, Гейсмаръ и Гроте; шлюпки: шестерка, вельботъ и четверка; нижнихъ чиновъ 14 челов., провиз³и на 8 недѣли.} и докторомъ отправился съ транспорта и пошелъ по лиману къ глубинамъ, найденнымъ лейтенантомъ Козакевичемъ; на пути все время бросалъ лотъ. Слѣдуя по этимъ глубинамъ, мы 11 числа обогнули мысъ Тебахъ и вошли въ р. Амуръ: къ вечеру того же числа, не теряя нити глубинъ и слѣдуя подъ лѣвымъ берегомъ рѣки, достигли низменнаго полуострова, названнаго мною Константиновскимъ. Онъ тянулся поперегъ рѣки къ противоположному правому ея берегу, гдѣ находилась деревня Аломъ. Мѣстность эта, по изслѣдован³ю моему, оказалась удобною для береговой защиты. По всему пройденному нами пути, начиная съ сѣвернаго лиманскаго рейда, съ 4 1/2 саж. глубины, на которой стоялъ на якорѣ транспортъ, самая меньшая глубина (на SW 30°, въ разстоян³и около 2 миль отъ транспорта) оказалась на пути къ мысу Тебахъ (2 1/2 саж.), а самая большая (6 саж.), отъ мыса Тебахъ до Константиновскаго полуострова (по туземному Туегда). Въ этомъ мѣстѣ самая меньшая глубина 6 саж., а самая большая 15. Утромъ, 13 ³юля, мы перевалили отъ Константиновскаго полуострова подъ правый берегъ рѣки, къ мысу Мео и пошли вдоль него, къ мысу Пронге, южному входному въ рѣку мысу; тутъ мы слѣдовали по глубинамъ отъ 10 до 5 саж. 15 ³юля отправились отъ мыса Пронге по лиману Амура къ югу, слѣдуя по направлен³ю юго-восточнаго его берега и не теряя нити глубинъ. 22-го ³юля 1849 года достигли того мѣста, гдѣ этотъ матерой берегъ сближается съ противоположнымъ ему Сахалинскимъ. Здѣсь-то, между скалистыми мысами на материкѣ, названными мною Лазарева и Муравьева и низменнымъ мысомъ Погоби на Сахалинѣ, вмѣсто найденнаго Крузенштерномъ, Лаперузомъ, Браутономъ и въ 1846 г. Гавриловымъ низменнаго перешейка, мы открыли проливъ шириною въ 4 мили (7 верстъ) и съ наименьшею глубиною 5 саж. Продолжая путь свой далѣе къ югу и достигнувъ 24 ³юля широты 51° 40', т. е. той, до которой доходили Лаперузъ и Браутонъ, мы возвратилисъ обратно и, прослѣдовавъ открытымъ нами южнымъ проливомъ, не теряя нити глубинъ, выведшихъ насъ изъ Татарскаго залива въ лиманъ, направились вдоль западнаго берега Сахалина. Къ вечеру 1 августа 1849 г. мы возвратились на транспортъ послѣ 22 дневнаго плаван³я, сопряженнаго съ постоянными трудностями и опасностями, ибо южные вѣтры, мгновенно свѣжѣя, разводили въ лиманскихъ каналахъ толчею и сулой, которыми заливало наши шлюпки такъ, что часто приходилось выбрасываться на ближайш³й берегъ; а чтобы не прерывать нити глубинъ, по которымъ мы вышли изъ рѣки, мы принуждены были выжидать благопр³ятныхъ обстоятельствъ, возвращаться иногда назадъ, чтобы напасть на нихъ и тогда снова продолжать промѣры. Неуклонно и строго слѣдовать своему плану я считалъ необходимымъ, главнымъ образомъ потому, что сложившееся во всемъ образованномъ тогда м³рѣ мнѣн³е о недоступности устья р. Амуръ и ея лимана изъ Татарскаго залива, вслѣдств³е общаго убѣжден³я, что Сахалинъ полуостровъ, налагало на меня обязанность принять всѣ мѣры къ раскрыт³ю истины, тѣмъ болѣе, что упомянутое мнѣн³е принималось уже всюду за непреложную истину, закрѣпленную авторитетомъ знаменитыхъ европейскихъ мореплавателей, моихъ предшественниковъ. Самая меньшая глубина отъ мыса Пронге, по лиману, до южнаго пролива, оказалась 2 3/4 саж., а самая большая 9 саж. Отъ южнаго-же пролива до параллели 51° 40' наименьшая глубина 5 саж., а наибольшая 12 и, наконецъ, по лиману вдоль сахалинскаго берега до сѣвернаго лиманскаго рейда, на которомъ находился транспортъ, наименьшая глубина 4 саж., а наибольшая 12 {Туземцы на мысахъ Пронге, Уси и на Сахалинѣ объяснили намъ, разумѣется знаками, что посреди лимана существуетъ глубок³й каналъ, болѣе 5 саж.; я означилъ эти указан³я на картѣ, насколько могъ понять туземцевъ о его положен³и, не имѣя никакой возможности повѣрить ихъ, ибо шлюпки наши, при первой попыткѣ, заливало.}.
   Изъ этихъ изслѣдован³й, въ противоположность существовавшему до сего мнѣн³ю относительно устья р. Амуръ, ея лимана и Сахалина, оказалось: а) что Сахалинъ не полуостровъ, а островъ, б) что входъ въ лиманъ изъ Татарскаго залива, чрезъ открытый нами 22 ³юля 1849 г. проливъ, доступенъ для мореходныхъ судовъ всѣхъ ранговъ, а съ сѣвера, изъ Охотскаго моря, а равно и сообщен³е чрезъ лиманъ Татарскаго залива съ этимъ моремъ, для судовъ, сидящихъ въ водѣ до 23 футовъ и, наконецъ, в) что въ устье р. Амуръ изъ Татарскаго залива могутъ проходить суда съ осадкою до 15 фут., а изъ Охотскаго моря суда, сидящ³я въ водѣ до 12 футовъ.
   Разрѣшивъ такимъ образомъ главные вопросы объ устьѣ рѣки Амуръ, ея лиманѣ и Сахалинѣ и убѣдившись на опытѣ, что точное опредѣлен³е направлен³я лоцманскихъ каналовъ, извивающихся между отрывистыми лайдами и банками, съ тѣми ничтожными средствами, как³я мы имѣли, невозможно и имѣя въ виду, кромѣ-того, непремѣнное исполнен³е данныхъ мнѣ повелѣн³й: описать юго-восточный берегъ Охотскаго моря до Тугурской губы и не позже 15 сентября быть въ Охотскѣ, я 3-го августа вышелъ изъ лимана и отъ горы князя Меньшикова началъ опись матераго берега. Состоян³е его оказалось таково: отъ упомянутой горы, на пространствѣ 20 миль къ ONO-ту, тянется огромный заливъ, огражденный съ моря низменными дресвяными кошками; по точномъ изслѣдован³и этого залива на шлюпкахъ, оказалось, что входъ съ моря, между кошками, въ сѣверную часть этого залива имѣетъ баръ, болѣе другихъ глубок³й, а именно: 9 фут. въ малую и 14 фут. въ большую. Эту часть залива я назвалъ заливомъ Счаст³я, потому что онъ представляетъ единственную, болѣе или менѣе удобную близъ лимана гавань. Продолжая далѣе описывать съ транспорта берегъ, тянувш³йся къ NO, мы дали ему правильное положен³е. На морскихъ картахъ того времени берегъ этотъ былъ наложенъ до такой степени ошибочно, что весь путь транспорта, проложенный на этихъ картахъ, лежалъ по сухому пути. Подойдя къ возвышенному мысу Мухтель, для осмотра видѣнной за этимъ мысомъ Ульбанской губы, я послалъ на вельботѣ мичмана Гроте, а съ транспортомъ направился въ Константиновск³й заливъ. По подробной описи и изслѣдован³ю береговъ этого залива оказалось, что онъ не представляетъ ни въ какомъ отношен³и удобства для основан³я въ немъ порта. Окончивъ его изслѣдован³е, мы пошли въ Ульбанскую губу, на соединен³е съ мичманомъ Гротомъ. Подробная опись и изслѣдован³е этой обширной губы обнаружили, что она представляетъ единственный на всемъ Охотскомъ морѣ и закрытый отъ всѣхъ вѣтровъ обширный рейдъ. Эту губу я назвалъ заливомъ св. Н³колая. По выходѣ изъ него, у мыса Мухтель, мы заштилѣли и замѣтили двѣ черныя точки, приближавш³яся отъ берега къ транслорту. Это была байдарка съ прапорщикомъ корпуса штурмановъ, Дмитр³емъ Ивановичемъ Орловымъ, состоявшимъ на службѣ росс³йско-американской компан³и. Офицеръ этотъ былъ посланъ изъ Аяна съ двоякою цѣл³ю: во-1-хъ, розыскать транспортъ "Байкалъ", во-2-хъ, для торговыхъ сношен³й съ обитавшими на этихъ берегахъ тунгусами и гиляками. Орловъ, слѣдуя отъ Аяна вдоль берега, доходилъ до гилякскаго селен³я Коль, лежавшаго въ 25-ти миляхъ къ NO отъ залива Счаст³я (по туземному Искай). Ему приказано было, въ случаѣ встрѣчи со мною, передать, что въ Аянѣ ожидаютъ меня важныя распоряжен³я высшаго правительства. Принявъ на транспортъ Орлова съ его двумя байдарками, я, чтобы скорѣе отправить донесен³е князю Меньшикову о моей описи, а вмѣстѣ съ тѣмъ и высадить Орлова, 30 августа пошелъ въ Аянъ, куда и прибылъ 3 сентября.
  

ГЛАВА X.

Донесен³е мое князю Меньшикову отъ 3 сентября 1849 г.- Плаван³е Корсакова.- Путешеств³е генералъ-губернатора въ Камчатку и обратно.- Впечатлѣн³е, пронзведенное моимъ донесен³емъ въ Петербургѣ.- Высочайшее повелѣн³е о переносѣ охотскаго порта въ Петропавловскъ и о заселен³и р. Маи.

  
   По приходѣ въ Аянъ, я въ тотъ же день послалъ съ курьеромъ, капитаномъ М. С. Корсаковымъ, слѣдующ³е донесен³е его свѣтлости князю А. С. Меньшикову:
   "По сдачѣ груза въ петропавловскомъ портѣ, дабы не упустить остававшагося у меня свободнымъ времени, я 30 мая 1849 г. изъ Петропавловска направился къ восточному берегу Сахалина и въ амурск³й лиманъ. Въ продолжен³е 42-хъ дневнаго пребыван³я нашего въ лиманѣ намъ удалось съ Бож³ею помощ³ю разсѣять ошибочныя заключен³я объ этихъ мѣстахъ знаменитыхъ моихъ предшественниковъ и привести затѣмъ въ извѣстность весь юго-восточный берегъ Охотскаго моря. Нами открыто: 1) что Сахалинъ островъ, отдѣляющ³йся отъ материка проливомъ въ 4 мили шириною и имѣющимъ наименьшую глубину 5 сажень; 2) что входъ въ рѣку Амуръ съ сѣвера - изъ Охотскаго моря и съ юга - изъ Татарскаго залива, а также, что сообщен³е чрезъ амурск³й лиманъ морей Японскаго и Охотскаго, доступно для мореходныхъ судовъ; и 3) что на юго-восточномъ берегу Охотскаго моря находится обширный, закрытый отъ всѣхъ вѣтровъ, рейдъ, названный мною заливомъ св. Николая. Что же касается до Константиновскаго залива, то, по тщательномъ изслѣдован³и, онъ оказался неудобнымъ для основан³я въ немъ порта. Почтительнѣйше донося объ этомъ Вашей Свѣтлости, священнымъ долгомъ считаю свидѣтельствовать о благородномъ рвен³и и неутомимой дѣятельности офицеровъ и команды ввѣреннаго мнѣ транспорта. Всѣ до единаго честно и благородно исполняли долгъ свой. Высочайше утвержденную инструкц³ю о разрѣшен³и идти мнѣ въ амурск³й лиманъ я только-что сейчасъ получилъ, въ Аянѣ. Чистые и черновые журналы и карты описанныхъ нами мѣстъ я буду имѣть честь лично представить Вашей Свѣтлости, по возвращен³и моемъ въ Петербургъ; нынѣ же спѣшу донести Вамъ о результатахъ нашихъ изслѣдован³й".
   Между тѣмъ, посланный въ Охотскъ отъ генералъ-губернатора Н. Н. Муравьева курьеромъ штабсъ-капитанъ М. С. Корсаковъ {Впослѣдств³и генералъ-губернаторъ Восточной Сибири.}, съ Высочайше утвержденною мнѣ инструкц³ею объ изслѣдован³и устья рѣки Амуръ, былъ задержанъ въ Охотскѣ льдами до половины ³юня, такъ что только около этого времени онъ могъ отправиться изъ Охотска на ботѣ "Кадьякъ", съ цѣл³ю отыскать транспорть "Байкалъ" и передать мнѣ упомянутую инструкц³ю. Г. Корсаковъ, расчитывая, что при такомъ позднемъ выходѣ изъ Охотска онъ не можетъ уже застать транспортъ въ Петропавловскѣ, отправился къ сѣверной оконечности Сахалина, на видъ которой я долженъ бы былъ придти, слѣдуя изъ Курильской гряды къ Константиновскому заливу, еслибы шелъ согласно инструкц³и, данной мнѣ при отправлен³и изъ Кронштадта. Не встрѣтивъ транспорта ни здѣсь, ни затѣмъ въ Константиновскомъ заливѣ, Г. Корсаковъ возвратился въ Аянъ.
   Вмѣстѣ съ симъ, предъ отправлен³емъ изъ Петербурга генералъ-губернатора Муравьева, въ 1848 г., въ Иркутскъ, Государю Императору угодно было сказать ему, что "онъ вѣроятно не будетъ въ Камчаткѣ, потому что туда весьма затруднительно ѣхать". На это Муравьевъ отвѣчалъ Его Величеству, что онъ постарается добраться до Камчатки: почему, по прибыт³и своемъ въ Иркутскъ весною слѣдующаго 1849 г., Н. Н. Муравьевъ со своею супругою Екатериною Николаевною отправился въ Якутскъ и далѣе, чрезъ Охотскъ, въ Петропавловскъ.
   Преодолѣвъ всѣ трудности верховой ѣзды между Якутскомь и Охотскомъ, на пространствѣ болѣе 1,100 верстъ, по тропинкамъ, тундрамъ и болотамъ, Николай Николаевичъ съ супругою достигли Охотска и оттуда, на транспортѣ "Иртышъ", подъ командою капитанъ-лейтенанта Преклонскаго, пошли въ Петропавловскъ. Посѣтивъ петропавловск³й портъ, вслѣдств³е письма моего, посланнаго изъ этого порта, на томъ же транспортѣ, 28 мая, Николай Николаевичъ Муравьевъ, чтобы встрѣтиться со мною, заходилъ на обратномъ пути изъ Петропавловска въ Аянъ, къ сѣверной оконечности Сахалина, но, не найдя здѣсь транспорта, полагалъ, что я, не получивъ разрѣшен³я въ Петропавловскѣ идти въ лиманъ, направился, вслѣдств³е данныхъ мнѣ инструкц³й въ августѣ 1848 г., въ Константиновск³й заливъ. Поэтому Н. Н. Муравьевъ отъ сѣверной оконечности Сахалина пошелъ въ Аянъ, куда я прибылъ 30 августа. Онъ былъ первый изъ всѣхъ генералъ-губернаторовъ Восточной Сибири, который посѣтилъ Охотскъ и Петропавловскъ. Ему хотѣлось лично видѣть эти мѣста, прежде чѣмъ рѣшиться на переносъ охотскаго порта, что тогда считалось необходимымъ. Всѣ предмѣстники Н. Н. Муравьева полагали, что это путешеств³е если не невозможно, то безполезно. Обратный путь Н. Н. Муравьевъ совершилъ чрезъ Аянъ, съ тѣмъ, чтобы видѣть этотъ портъ и аянск³й трактъ и сравнить ихъ съ охотскимъ портомъ и трактомъ. По прибыт³и Н. Н. Муравьева въ Аянъ, туда пришелъ и ботъ "Кадьякъ", съ М. С. Корсаковымъ, который донесъ генералъ-губернатору о своихъ неудачныхъ розыскахъ транспорта "Байкалъ", не смотря на то, что онъ перерѣзывалъ нѣсколько разъ всѣ пути, до которымъ транспортъ, вслѣдств³е данныхъ ему въ Кронштадтѣ инструкц³й, долженъ бы слѣдовать. Это обстоятельство, а равно предположен³е, что я, не получивъ въ Петропавловскѣ разрѣшен³я приступить къ описи лимана и устья р. Амуръ (мѣстъ, считавшихся тогда китайскими), не могъ рѣшиться самъ на это изслѣдован³е, и, наконецъ, свѣдѣн³я, доставленныя г. Завойко въ Аянѣ, что лиманъ окруженъ опасными банками и входъ въ него для транспорта "Байкалъ" невозможенъ, послужили поводомъ къ заключен³ю въ Аянѣ, что "Байкалъ" на пути изъ Петропавловска погибъ. Послѣ этого понятно, до какой степени все было изумлено въ Аянѣ, когда "Байкалъ", считавш³йся погибшимъ, показался утромъ 3 сентября передъ входомъ въ аянск³й заливъ!
   Мы не успѣли еще бросить якорь, какъ на вельботѣ присталъ къ транспорту М. С. Корсаковъ и объявилъ о присутств³и въ Аянѣ генералъ-губернатора и о мнѣн³и, ходившемъ тамъ на счетъ насъ. Онъ сказалъ намъ, что поводомъ къ такому общему мнѣн³ю послужило заключен³е В. С. Завойко, который, въ свою очередь, основывался на описи Гаврилова. Вмѣсто отвѣта Корсакову, я далъ прочесть приготовленный мною для отправлен³я изъ Аяна рапортъ князю Меньшикову. Тогда же М. С. Корсаковъ передалъ мнѣ и Высочайше утвержденную инструкц³ю, которою повелѣвалось изъ Петропавловска идти въ амурск³й лиманъ, съ цѣл³ю повѣрки описи Гаврилова. Сейчасъ же вслѣдъ за Корсаковымъ вышелъ на встрѣчу намъ, на катерѣ, генералъ-губернаторъ со всѣмъ своимъ штабомъ; не приставая еще къ транспорту, онъ спросилъ меня, откуда я явился. На это я отвѣчалъ: "Сахалинъ островъ, входъ въ лиманъ и р. Амуръ возможны для мореходныхъ судовъ съ сѣвера и юга! Вѣковое заблужден³е положительно разсѣяно. Истина обнаружилась; доношу объ этомъ Его Свѣтлости для представлен³я Государю, а нынѣ Вашему Превосходительству". Въ маленькой моей каютѣ собрались около генералъ-губернатора всѣ его спутники и съ любопытствомъ слушали меня о нашемъ плаван³и и сдѣланныхъ нами открыт³яхъ, которыя были совершенно противоположны показан³ямъ карты, имѣвшейся тогда въ Аянѣ.
   Изъ Аяна, на другой день, 4 сентября, съ курьеромъ штабсъ-капитаномъ М. С. Корсаковымъ были отправлены вышеупомянутый рапортъ мой князю Меньшикову и отношен³е генералъ-губернатора, къ которомъ, между прочимъ, онъ объяснялъ князю, что ни одна изъ предшествовавшихъ мнѣ экспедиц³й не представляетъ такихъ важныхъ для Росс³я послѣдств³й, как³я истекаютъ изъ моихъ открыт³й, не смотря на то, что все это произведено безъ всякихъ особыхъ затратъ казны и съ ничтожными средствами, на суммы, ассигнованныя для доставлен³я груза къ наши сибирск³е порта. Грузъ этотъ, писалъ Николай Николаевичъ, по удостовѣрен³ю начальника Камчатки, капитана 1 ранга Машина, доставленъ на "Байкалѣ" въ такомъ отличномъ и сохранномъ видѣ, въ какомъ еще никогда не бывало*.
   Результаты нашихъ изслѣдован³й обусловливаютъ важное значен³е для Росс³и при-амурскаго края, ибо они доказываютъ, что р. Амуръ чрезъ лиманъ имѣетъ прямое сообщен³е съ Татарскимъ заливомъ, а чрезъ это берега этого залива, съ находящимися при нихъ гаванями, составляютъ необходимое дополнен³е амурскаго бассейна. Кромѣ того, сдѣланныя нами открыт³я доказали важное значен³е рѣки Амуръ, какъ артер³и, связывающей съ океаномъ Восточную Сибирь, считавшуюся до этого отрѣзанною отъ него тундрами, горами и огромными пустынными пространствами.
   Если бы я ограничился выполнен³емъ только той программы, для которой спец³ально былъ отправленъ "Байкалъ", т. е. доставилъ бы грузъ въ сибирск³е наши порта, подобно многимъ моимъ предшественникамъ и не принялъ бы вышеупомянутыхъ мѣръ къ раннему приходу въ Петропавловскъ, чтобы имѣть свободными лѣтн³е мѣсяцы 1849 г., наконецъ, если бы я, не смотря на отвѣтственность, не рѣшился бы по собственному моему усмотрѣн³ю, безъ прямаго на то повелѣн³я. идти изъ Петропавловска прямо въ амурск³й лиманъ, чтобы раскрыть истину, то мы, русск³е, подъ давлен³емъ распространившагося тогда въ Аянѣ мнѣн³я о положительной недоступности амурскаго лимана и устья р. Амуръ, могли бы не обратить на этотъ край должнаго и энергическаго вниман³я и, вслѣдств³е этого, оставались бы увѣренными въ упомянутомъ заблужден³и. Тогда бы, въ минувшую войну, доблестные защитники Петропавловска, имущество этого порта со всѣми судами, а равно и экипажъ японской экспедиц³и, были бы въ самомъ критическомъ положен³и, такъ что это могло бы, можетъ быть, составить трофеи въ нѣсколько разъ сильнѣйшаго насъ непр³ятеля. Кромѣ того, плававш³я около этихъ мѣстъ иностранныя суда могли бы занять берегъ Татарскаго залива и даже устье самой рѣки и тогда бы суда союзной непр³ятельской эскадры не имѣли бы повода блокировать эти мѣста, а чрезъ это не имѣли бы случая фактически признать ихъ принадлежащими Росс³и, а не Китаю. На это обстоятельство, при заключен³и трактата съ Китаемъ, ссылались, какъ на одинъ изъ главныхъ аргументовъ. Изъ этого ясно, что безъ своевременныхъ изслѣдован³й и занят³й устья рѣки и неразрывно связанныхъ съ нею береговъ Татарскаго залива, эти мѣста могли бы быть навсегда потерянными для 'Росс³и. Вотъ тѣ важныя послѣдств³я нашихъ открыт³й, которыя не замедлили обнаружиться.
   Изъ Аяна, 5 сентября, транспортъ "Байкалъ" отправился въ Охотскъ, а генералъ-губернаторъ съ своимъ штабомъ поѣхалъ аянскимъ трактомъ въ Якутскъ; тамъ я долженъ былъ съ нимъ соединиться, чтобы ожидать зимняго пути по рѣкѣ Ленѣ. Придя въ Охотскъ 10 сентября, я, вслѣдств³е данныхъ мнѣ инструкц³й, сдалъ транспортъ и 20 числа этого мѣсяца съ офицерами транспорта отправился въ Якутскъ, куда и прибылъ 3 октября. Здѣсь мы застали генералъ-губернатора: я просилъ его сдѣлать распоряжен³е г. Завойко о посылкѣ зимнимъ путемъ изъ Аяна въ удск³й край, а оттуда на устье р. Амуръ, прапорщика Орлова для наблюден³я надъ вскрыт³емъ льда въ заливѣ Счаст³я и въ устьѣ рѣки. Генералъ-губернаторъ тогда же съ нарочнымъ послалъ предписан³е объ этомъ г. Завойко {Вотъ причина, почему Орловъ былъ въ заливѣ Счаст³я и на устьѣ р. Амуръ весною 1860 г., а вовсе не та, о которой говоритъ Тихменевъ въ историческомъ обозрѣн³и дѣ³йтв³й р. а. к., на страницѣ 62 и примѣчан³и къ оной. Ссылка его на бумагу министерства иностр. дѣлъ отъ 16 февраля 1849 г. здѣсь не имѣетъ мѣста, ибо въ этой бумагѣ разрѣшалось р. а. компан³и изъ Аяна производить расторжку съ туземцами по юго-восточному берегу Охотскаго моря, отнюдь не касаясь устья Амура.}. Въ Якутскѣ и затѣмъ въ Иркутскѣ, куда мы прибыли 22 ноября, мы приводили въ порядокъ наши журналы и карты.
   По получен³и моего донесен³я изъ Аяна, въ Петербургѣ, подъ давлен³емъ авторитета знаменитыхъ моихъ предшественниковъ, подтвержденнаго затѣмъ барономъ Врангелемъ и графомъ Несельроде въ 1846 г., не повѣрили нашимъ открыт³ямъ и считали поступокъ мой (что я безъ разрѣшен³я пошелъ изъ Камчатки въ амурск³й лиманъ) дерзкимъ и подлежащимъ наказан³ю. Потому тамъ полагали, что Петропавловскъ долженъ быть главнымъ нашимъ портомъ въ Восточномъ океанѣ, а Аянъ въ Охотскомъ морѣ, весь же при-амурск³й край предоставить Китаю.
   Между тѣмъ, генералъ-губернаторъ, по возвращен³и своемъ въ Иркутскъ, 10 ноября 1849 г., сдѣлалъ слѣдующее представлен³е въ С.-Петербургъ:
   1) Охотск³й портъ перенести въ Петропавловскъ, который усилить и укрѣпить, а изъ Камчатки сдѣлать область, подъ начальствомъ командира петропавловскаго порта и камчатскаго губернатора, которымъ назначить Завойко.
   2) Аянскую фактор³ю росс³йско-американской компан³и возвести на степень правительственнаго порта въ Охотскомъ морѣ.
   3) Для удобнаго и правильнаго сообщен³я Аяна съ Якутскомъ заселить крестьянами р. Маю и трактъ между Аяномъ и Нелькиномъ, и
   4) Аянскую фактор³ю, какъ правительственный портъ, усилить военными чинами и принятъ на счетъ казны устройство и поддержан³е тракта между Аяномъ и Якутскомъ.
   Я узналъ объ этомъ представлен³и по прибыт³и моемъ въ Иркутскъ отъ самаго генералъ-губернатора Н. Н. Муравьева и при этомъ не могъ не выразить ему мое сожалѣн³е, предлагая, если возможно, отклонить его ходатайство. Мотивы, которые я ему высказалъ при этомъ, были слѣдующ³е:
   а) Камчатск³й полуостровъ огромными тундристыми и гористыми пространствами и пустынями совершенно изолированъ отъ Сибири, а потому, въ случаѣ войны съ морскими державами, особливо продолжительной, петропавловск³й портъ не можетъ быть ни снабженъ, ни подкрѣпленъ безъ содѣйств³я сильной эскадры, которая была бы въ состоян³и оградить путь къ нему отъ нападен³я эскадръ враждебныхъ морскихъ нац³й. Такое нападен³е весьма вѣроятно, такъ какъ европейцы для огражден³я своей обширной торговли и колон³й въ Восточномъ океанѣ держатъ довольно сильные отряды, всегда готовые на подобную услугу. Серьезное развит³е нашей торговли тамъ представляется еще въ весьма и весьма отдаленномъ будущемъ, а слѣдовательно и эскадры довольно сильной для огражден³я пути въ Петропавловскъ мы еще долго не будемъ имѣть. На пустынномъ Камчатскомъ полуостровѣ, изрѣзанномъ тундрами, болотами и хребтами горъ, между которыми разбросано бродячее населен³е до 5,000 душъ, а также по неблагопр³ятнымъ климатическимъ услов³ямъ, ни одна изъ иностранныхъ державъ утверждаться не будетъ, тѣмъ болѣе, что вѣковой опытъ и намъ уже убѣдительно доказалъ, что содержан³е петропавловскаго порта и обладан³е Камчаткой слишкомъ дорого стоитъ. Не смотря на всѣ серьезныя мѣры, принимаемыя правительствомъ, мѣры, сопряженныя съ большими затратами и пожертвован³ями людьми, мы не могли достигнуть даже и того, чтобы ничтожное населен³е петропавловскаго порта и Камчатки могло бы хотя сколько-нибудь быть обезпеченнымъ мѣстнымъ хлѣбомъ и прочими продуктами; мы должны доставлять все это изъ Сибири, по баснословно высокимъ цѣнамъ и то только въ весьма ограниченномъ размѣрѣ. Наконецъ, росс³йско-американская компан³я не соглашалась принять Камчатку на свое содержан³е даже за весьма значительную субсид³ю. По всѣмъ этимъ причинамъ и положено было Петропавловскъ держатъ въ видѣ станц³и для плавающихъ судовъ и мѣста для управлен³я бродячимъ населен³емъ Камчатскаго полуострова. При убѣжден³и о недоступности амурскаго лимана и устья р. Амуръ и при увѣренности, что на прибрежьѣ амурскаго бассейна не имѣется гавани, мы не имѣли и возможности основать на Восточномъ океанѣ надлежащаго правительственнаго порта, который бы могъ быть снабженъ и подкрѣпленъ независимо отъ морскаго пути.
   б) Точно также всѣ усил³я правительства, сопряженныя съ большими расходами и пожертвован³ями людьми и капиталами на заселен³е земледѣльцами береговъ рѣки Маи, въ видахъ установлен³я по оной сообщен³я Якутска съ прибрежьемъ Охотскаго моря, оставались тщетными и показали, что земледѣльческой осѣдлости по берегамъ этой рѣки, а равно и устройства сколько нибудь сноснаго пути между этою рѣкою и прибрежьемъ Охотскаго моря быть не можетъ. Наконецъ, подробныя и тщательныя изслѣдован³я береговъ Охотскаго моря обнаружили, что на его берегахъ нѣтъ ни единаго пункта, включая въ то число и Аянск³й заливъ, къ устройству сколько нибудь удобнаго порта.
   в) Настоящ³я-же наши изслѣдован³я и открыт³я указали, что р. Амуръ и ея лиманъ связываютъ Восточную Сибирь съ Японскимъ моремъ и что прибрежье при-амурскаго края составляетъ непосредственное дополнен³е амурскаго бассейна, а потому всего естественнѣе отыскать гавань на этомъ прибрежьѣ, такъ какъ она, въ случаѣ войны съ морскими державами. могла бы быть снабжена и подкрѣплена, независимо отъ морскаго пути, путемъ внутреннымъ, безопаснымъ отъ нападен³я непр³ятеля, т. е. по р. Амуръ и ея притокамъ. Только при такихъ услов³яхъ и можетъ быть полезенъ для Росс³и портъ на отдаленномъ ея востокѣ, ибо, имѣя такой порть, мы съ одной стороны пр³обрѣтаемъ должное политическое значен³е на Восточномъ океанѣ, съ незначительною морскою силою по сравнен³ю съ иностранными морскими державами; а съ другой стороны, мы пр³обрѣтаемъ надежную и серьезную школу для образован³я нашихъ морскихъ офицеровъ и командъ.
   г) Въ видахъ развит³я нашей торговли и политическаго вл³ян³я на сопредѣльный намъ Китай, р. Сунгари, орошающая населенную южную Манджур³ю, представляетъ удобный путь изъ южнаго при-амурскаго края.
   д) Чтобы воспользоваться правомъ, оставленнымъ за нами по трактату 1689 года съ Китаемъ, на обладан³е нижне-при-амурскимъ бассейномъ съ его прибрежьемъ, необходимо произвести подробное изслѣдован³е онаго во всѣхъ отношен³яхъ и установить постоянное бдительное наблюден³е надъ онымъ. Все это возможно сдѣлать только при нашемъ немедленномъ утвержден³и въ этомъ краѣ, ибо китайскаго правительственнаго вл³ян³я въ немъ не существуеть и Китай какъ-бы не признаетъ его своею принадлежност³ю и оставляетъ его свободнымъ. При такомъ положен³и и при доказанной нынѣ возможности проникнуть въ при-амурск³й край чрезъ р. Амуръ изъ Японскаго моря, онъ легко можетъ сдѣлаться добычею перваго смѣлаго пришельца {Во время пребыван³я моего въ Охотскѣ, я узналъ изъ разсказовъ лейтенанта, оставленнаго Лаперузомъ, который проѣзжалъ чрезъ Охотскъ изъ Камчатки, что будто-бы французское правительство дало-бы Лаперузу повелѣн³е, въ случаѣ возможности входа въ Амуръ изъ Татарскаго залива, занять устье рѣки. Можетъ быть такое-же повелѣн³е дано было и Браутону.}; чего, по связи этого края съ Сибирью, Росс³я ни подъ какимъ предлогомъ допускать не должна.
   Въ виду этихъ-то соображен³й, единственно на что, по моему мнѣн³ю, правительство должно сосредоточить свое вниман³е и средства, это - чтобы не теряя ни минуты времени, утвердиться въ нижне-при-амурскомъ краѣ. Отсюда слѣдуетъ начать производить его изслѣдован³я и постепенно заселять пути, ведущ³е къ устью р. Амуръ, для того, чтобы, съ одной стороны, обезпечить сообщен³е амурскаго бассейна съ Забайкальемъ, а съ другой - имѣть возможность довольствовать мѣстнымъ продовольств³емъ нашу тамъ военную силу. Послѣдняя должна быть такъ расположена и средства ея передвижен³я должны быть такъ устроены, чтобы она благовременно могла явиться къ избранной гавани, на устьѣ р. Амуръ и на р. Сунгари. При устройствѣ-же въ этомъ краѣ управлен³я, а равно и средствъ къ передвижен³ю войскъ, должно имѣть въ виду, что море и рѣки надолго еще будутъ служить здѣсь единственными путями сообщен³я; что этотъ край представляется краемъ чисто морскимъ и, начиная отъ Забайкалья, составляетъ одно цѣлое; что здѣсь не должно растрачивать большихъ суммъ на дорого стоющ³я различныя бюрократическ³я и судебныя учрежден³я, дѣйствующ³я въ Сибири и Европейской Росс³и, а равно не слѣдуетъ дѣлать здѣсь затратъ на дорого стоющ³я долговременныя укрѣплен³я и различныя капитальныя сооружен³я, ибо при обезпечен³и этого края съ тыла банками лимана, лѣсистымъ, гористымъ и бездорожнымъ, пустыннымъ его прибрежьемъ, и, наконецъ, при отдаленности его отъ цивилизованныхъ портовъ, онъ и съ малыми средствами представляетъ надежную защиту отъ враждебныхъ покушен³й съ моря.
   "И такъ" высказалъ я Николаю Николаевичу "правительственное вниман³е, по моему мнѣн³ю, на отдаленномъ нашемъ востокѣ должно быть направлено единственно къ достижен³ю упомянутой важной политической и экономической цѣди, почему, при настоящихъ открыт³яхъ, Петропавловскъ и Аянъ не могутъ быть нашими портами, каковыми, по представлен³ю Вашего Превосходительства, они должны создаться. Затраты эти не только будутъ непроизводительны и напрасны, но могутъ вредно дѣйствовать на упомянутую главную здѣсь правительственную задачу, куда-бы эти затраты и должны быть всецѣло употреблены. Петропавловскъ и Аянъ могутъ быть только, какъ я сказалъ, станц³ями для нашихъ судовъ и слѣдовательно должны оставаться въ томъ именно видѣ, въ какомъ они существуютъ нынѣ". По этому слѣдуетъ остановить: 1) передвижен³е охотскаго порта въ Петропавловскъ и усилен³е этого послѣдняго, 2) заселен³е рѣки Маи и 3) устройство на счетъ казны аянскаго порта, и приступить нынѣ къ слѣдующему:
   1) Настоящими средствами охотскаго и петропавловскаго портовъ, предстоящимъ же лѣтомъ 1850 года, серьезно занять устье р. Амуръ и отсюда, какъ изъ первоначальнаго пункта, приступить къ изслѣдован³ямъ: а) направлен³я Хинганскаго хребта отъ верховьевъ рѣки Уди и направлен³я рѣкъ, орошающихъ нижне-амурск³й край и берущихъ начало изъ этого хребта, а равно и рѣкъ, орошающихъ прибрежья этого края, и б) начать изслѣдован³я прибреж³й Татарскаго залива, до корейской границы, въ видахъ отыскан³я на этомъ прибрежьѣ гавани, удобной для основан³я порта, сколь можно долѣе открытаго для навигац³и.
   2) Нынѣ же распорядиться, чтобы для усилен³и сибирской флотил³и были высланы изъ Кронштадта, въ навигац³ю 1851 г., два винтовыя легк³я судна, съ осадкою около 10 фут., съ паровыми шлюпками при нихъ.
   3) Предварительно распорядиться, чтобы съ прибыт³емъ сюда упомянутыхъ винтовыхъ судовъ, было бы ежегодно высылаемо по нѣскольку семей крестьянъ для постепеннаго заселен³я главныхъ пунковъ края.
   4) Съ прибыт³емъ этихъ паровыхъ средствъ, приступить къ тщательному изслѣдован³ю амурскаго лимана, а равно и къ изслѣдован³ю сѣверо-восточной части рѣки Амуръ, въ видахъ безопаснаго плаван³я, и
   5) Въ видахъ основательнаго выбора гавани, соотвѣтствующей основан³ю въ ней порта, почти всегда открытаго для навигац³и, а равно и для фактическаго заявлен³я предъ иностранцами о бдительномъ нашемъ наблюден³и за этимъ краемъ, въ болѣе или менѣе закрытыхъ бухтахъ, лежащихъ по берегамъ Татарскаго залива, разставлять военные посты, а равно разставлять посты и водворять крестьянъ и на тѣхъ мѣстностяхъ по Амуру и Уссури, въ которыхъ по изслѣдован³ю окажутся болѣе или менѣе удобные перевалы на прибрежья Татарскаго залива, въ закрытыя бухты {Опытъ не замедлилъ показать, что если бы въ 1850 г. было принято это мнѣн³е, которому Н. Н. Муравьевъ вполнѣ сочувствовалъ, тогда война 1854 г. не застала бы насъ здѣсь врасплохъ и не не встрѣтили бы тѣхъ затруднен³й при вводѣ судовъ и подъемѣ нашихъ командъ въ Забайкальѣ, но тогда всѣ были увлечены важностью значен³я Петропавловска и, не вѣря моимъ открыт³ямъ, боялись раздражить китайцевъ и иностранцевъ.}.
   За симъ, въ исходѣ декабря 1849 г., пришло въ Иркутскъ Высочайшее повелѣн³е, послѣдовавшее 2 декабря 1849 г., которымъ повелѣвалось: Охотск³й портъ перенести въ Петропавловскъ, который долженъ быть главнымъ и укрѣпленнымъ нашимъ портомъ на Восточномъ океанѣ, почему онъ долженъ быть усиленъ командами, матер³алами и оруд³ями, доставленными на транспортахъ изъ Кронштадта. Начальника аянской фактор³й Завойко назначить губернаторомъ Камчатки, изъ которой образовать отдѣльную Камчатскую область. Для развит³я въ Камчаткѣ земледѣл³я переселять туда ежегодно по 25-ти семей крестьянъ. Принять на счетъ казны окончательное устройство и содержан³е аянскаго тракта, а аянскую фактор³ю возвести на степень правительственнаго порта, усиливъ ее воинскими командами. Наконецъ, по р. Маѣ и между Нелькиномъ и Аяномъ сдѣлать земледѣльческ³я поселен³я для поддержан³я аянскаго тракта. Это Высочайшее повелѣн³е привести на мѣстахъ въ исполнен³е генералъ-губернатору Восточной Сибири Н. Н. Муравьеву, въ распоряжен³и котораго должны находиться и всѣ суда въ Охотскѣ и Камчаткѣ, подъ назван³емъ сибирской флотил³и; точно также въ распоряжен³е генералъ-губернатора посылать изъ Кронштадта въ Охотское и Камчатское моря военныхъ крейсеровъ для уничтожен³я насил³й, производимыхъ китобоями. Вмѣстѣ съ тѣмъ, остановленную въ Иркутскѣ экспедиц³ю Ахтэ не посылать для опредѣлен³я границы, а направить по усмотрѣн³ю генералъ-губернатора для изслѣдован³я удскаго края. Что же касается до дальнѣйшихъ дѣйств³й на прибрежьяхъ Охотскаго моря, то ожидалось подробнаго моего объяснен³я. Вмѣстѣ же съ этимъ, 6 декабря за благополучный приходъ транспорта въ Петропавловскъ, скорое и въ хорошемъ состоян³и доставлен³е грузовъ и за сохранен³е здоровья команды, по прежнимъ примѣрамъ, я былъ произведенъ въ капитаны 2 ранга {За опись мнѣ слѣдовалъ орденъ Св. Владим³ра 4 ст. и пенс³онъ, какъ то дали и Бутакову, описавшему устье Аму-Дарьи, но я въ лиманъ пошелъ, не получивъ еще Высочайшаго разрѣшен³я, а потому меня слѣдовало бы наказать, однако, лишили только того, что по закону слѣдовало за опись, т. е. креста и пенс³она.}, а офицеры награждены были какъ за это, такъ и за опись - чинами и крестами.
  

ГЛАВА XI.

Прибыт³е мое въ Петербургъ.- Объяснен³я съ княземъ Меньшиковымъ и въ комитетѣ.- Прибыт³е въ Иркутскъ 27 марта.- Поѣздка въ Якутскъ и Аянъ съ М. С. Корсаковымъ.- Встрѣча съ Д. И. Орловымъ.- Основан³е Петровскаго зимовья.- Плаван³е мое вверхъ по Амуру.- Объявлен³е отъ имени правительства о принадлежности при-амурскаго края Росс³и.- Предписан³е Д. И. Орлову.- Донесен³е генералъ-губернатору 4-го сентября 1860 г.- Отправлен³е мое въ Иркутскъ и оттуда въ Петербургъ.

  
   По прибыт³и въ Петербургъ, 28 января 1850 г., я явился къ князю Меньшикову и представилъ ему всѣ чистые и черновые журналы и карты нашихъ изслѣдован³й и открыт³й, а вмѣстѣ съ этимъ и рапортъ Н. Н. Муравьева о томъ, что въ виду сдѣланнаго мною открыт³я, въ навигац³ю же 1850 г. необходимо занять устье р. Амуръ 70 человѣками воинскихъ чиновъ. Для исполнен³я этого Н. Н. Муравьевъ просилъ князя Меньшикова о назначен³и меня въ его распоряжен³е. Его Свѣтлость принялъ меня весьма благосклонно и объявилъ, что хотя Государь Императоръ, довольный весьма смѣлымъ моимъ поступкомъ, простилъ меня за то, что я, не получивъ еще Его повелѣн³я, рѣшился идти къ устью р. Амуръ и въ ея лиманъ, но графъ Несельроде и большинство членовъ особаго комитета, котораго графъ предсѣдателемъ, обвиняли меня за таковую дерзость {Именно желали разжалован³я.} и изъявляютъ Его Величеству сомнѣн³е въ справедливости моихъ открыт³й на томъ основан³и, что "они совершенно противорѣчатъ докладу графа Несельроде и донесен³ю барона Врангеля, въ исходѣ 1846 г., о томъ же предметѣ, а равно и донесен³ямъ нашей мисс³и въ Пекинѣ". На это я отвѣчалъ князю, что таковое заключен³е графа Несельроде и большинства комитета, какъ онъ изволитъ увидѣть изъ представляемыхъ ему документовъ, совершенно ошибочное и для меня и всѣхъ моихъ въ этомъ дѣлѣ сотрудниковъ оскорбительное. "Кромѣ того", сказалъ я, "правительство всегда можетъ повѣрить, въ какой степени справедливы мои донесен³я Вашей Свѣтлости, доведенныя до Высочайшаго воззрѣн³я, и если они окажутся согласными съ мнѣн³емъ графа Несельроде и большинства комитета, то я подвергаюсь строжайшей отвѣтственности, гораздо больше той, каковую они уже опредѣлили, а потому почтительнѣйше прошу Вашу Свѣтлость защитить меня и моихъ сотрудниковъ отъ подобныхъ нарекан³й".
   Съ особымъ вниман³емъ князь А. С. Меньшиковъ разсматривалъ карты и журналы и выслушивалъ объяснен³я мои о причинахъ, по которымъ весьма легко могли впадать въ ошибки мои знаменитые предшественники и выводить таковыя же ошибочныя заключен³я объ этихъ мѣстахъ. Затѣмъ князь объявилъ мнѣ, что онъ вполнѣ увѣренъ въ справедливости моихъ открыт³й и важности оныхъ, и вполнѣ раздѣляетъ мнѣн³е Н. Н. Муравьева о необходимости немедленнаго занят³я устья р. Амуръ, и, наконецъ, что министръ внутреннихъ дѣлъ Л. А. Перовск³й вполнѣ этому сочувствуетъ, но въ особомъ комитетѣ, подъ предсѣдательствомъ графа Несельроде, въ которомъ представлен³е Н. Н. Муравьева будетъ разсматриваться и куда меня, вѣроятно, потребуютъ для объяснен³й, встрѣтится огромное противодѣйств³е этому дѣлу; почему князь и предлагалъ мнѣ быть готовымъ къ этому и быть смѣлымъ въ комитетѣ въ объяснен³яхъ, а равно приказалъ мнѣ немедленно явиться къ Л. А. Перовскому и объяснить ему все то, что я ему говорилъ, "ибо въ комитетѣ", прибавилъ князь, "одни только мы съ Перовскимъ будемъ отстаивать васъ и представлен³е Муравьева о необходимости немедленнаго занят³я устья рѣки Амуръ".
   На другой день я явился къ Льву Александровичу Перовскому; онъ принялъ меня съ полнымъ радуш³емъ и сочувств³емъ къ этому дѣлу. Выслушавъ со вниман³емъ мои объяснен³я, онъ сказалъ: "Къ несчаст³ю, графы Несельро

Другие авторы
  • Жанлис Мадлен Фелисите
  • Брешко-Брешковский Николай Николаевич
  • Панов Николай Андреевич
  • Чичерин Борис Николаевич
  • Шпенглер Освальд
  • Золотухин Георгий Иванович
  • Мар Анна Яковлевна
  • Княжнин Яков Борисович
  • Фиолетов Анатолий Васильевич
  • Лермонтов Михаил Юрьевич
  • Другие произведения
  • Горнфельд Аркадий Георгиевич - Тютчев Ф. И.
  • Алданов Марк Александрович - Астролог
  • Костомаров Николай Иванович - Богдан Хмельницкий данник Оттоманской Порты
  • Бунина Анна Петровна - На смерть ... Ростислава Ивановича Захарова
  • Аксаков Иван Сергеевич - Не есть ли вредная сторона печати необходимое зло, которое приходится терпеть ради ее полезной стороны?
  • Алексеев Глеб Васильевич - Краткая библиография
  • Есенин Сергей Александрович - Сказание о Евпатии Коловрате..: Другая редакция
  • Эверс Ганс Гейнц - Альрауне
  • Салиас Евгений Андреевич - Теща сатаны
  • Крашевский Иосиф Игнатий - Неустрашимый
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 129 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа