Главная » Книги

Панаев Владимир Иванович - Воспоминания, Страница 8

Панаев Владимир Иванович - Воспоминания


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

о мнѣ знакомы, и по Обществу любителей просвѣщен³я и благотворен³я, и такъ. Не зная причины ихъ сбора, я, подъѣзжая въ сенату, ногъ подойти въ нимъ, заговориться и быть ими удержанъ или сочтенъ ихъ участникомъ, хотя бы и удалось вырваться {И безъ того уже на трет³й день прошелъ слухъ, что я тоже въ крѣпости. Нѣкторые знакомые пр³ѣзжали къ намъ освѣдомиться. Объяснилось тѣмъ, что, по сходству фамил³й, меня смѣшали съ лейбъ-гренадерскихъ офицеромъ Пановымъ.}.
   Памятный этотъ день провелъ я, какъ, безъ сомнѣн³я, и каждый изъ жителей столицы, въ большой тревогѣ, и особливо когда послышались выстрѣлы. Не было никакой возможности узнать, что дѣлается, на чьей сторонѣ перевѣсъ? Никто изъ знакомыхъ къ намъ не заѣзжалъ, посылаемые люди возвращались съ отвѣтомъ, что ни ко дворцу, ни къ Адмиралтейству нельзя сквозь войска пробраться. Пожары, грабежъ разъяренныхъ пьяныхъ солдатъ, въ случаѣ успѣха возмутившихся полковъ, представлялись также воображен³ю. Утомленный тѣломъ и духомъ, я въ первомъ часу ночи легъ наконецъ въ постель, но свѣчи не гасилъ. Вдругъ въ передней раздался колокольчикъ. Доложили, что пр³ѣхалъ князь Тенишевъ.
   Князь Дмитр³й Васильевичъ Тенишевъ, очень умный и дѣльный человѣкъ, баринъ богатый, бывш³й въ началѣ царствован³я Александра Павловича астраханскимъ губернаторомъ, жилъ въ это время по тяжебному дѣлу въ Петербургѣ, въ Почтамтской улицѣ, недалеко отъ Исак³я. Хотя онъ слишкомъ вдвое былъ меня старѣе, но любилъ со мною бесѣдовать, и вообще по благосклонности своей оказывалъ мнѣ большое расположен³е. Онъ сѣлъ ко мнѣ на постель и сказалъ, что пр³ѣхалъ дальною околицею, мимо Большого театра, и по Фонтанкѣ, ближе отъ него проѣзда не было, все оцѣплено; что никакъ не могъ утерпѣть, чтобы хотя ночью не повидаться со мною и не поговорить о событ³яхъ дня; что нѣкоторые генералы и флигель-адьютанты пр³ѣзжали къ нему съ площади и сообщали о происходившемъ (о томъ-то и о томъ-то); что, между прочимъ, государь, видя возмущен³е лейбъ-гренадерскаго полка, сказалъ: "Этотъ полкъ не возмутился бы, еслибъ Желтухинъ былъ здѣсь."
   - Послушайте, Владимиръ Ивановичъ - присовокупилъ князь - сообщите эти слова Петру Ѳедоровичу и посовѣтуйте ему поскорѣе сюда пр³ѣхать. При такомъ мнѣн³и о немъ новаго государя онъ много можетъ выиграть.
   - Но мнѣ кажется, лучше бы вамъ, князь, написать къ нему объ этомъ, вѣдь онъ вамъ зять.
   - Да; но я долженъ вамъ признаться, что мы съ нимъ не въ хорошихъ отношен³яхъ; мудрено ужиться съ человѣкомъ жолчнымъ, строптивымъ, гордымъ. Мое письмо не подѣйствуетъ; а васъ онъ любитъ и скорѣе послушается.
   Исполняя поручен³е князя Тенишева, я тотчасъ написалъ къ Петру Ѳедоровичу и получилъ въ отвѣтъ, что онъ черезъ три недѣли выѣдетъ.
   По высылкѣ Магницкаго изъ Петербурга, министерство народнаго просвѣщен³я возобновило наступательныя противъ него дѣйств³я. Положено - послать нарочнаго чиновника обревизовать на мѣстѣ его управлен³е, и выборъ палъ на меня, безъ моего вѣдома. Хорошо, что доброжелательный Карташевск³й нарочно пр³ѣха³ъ предупредить меня о томъ: "Откажитесь - говорилъ онъ - что вамъ за охота возиться съ человѣкомъ, съ которымъ всякое столкновен³е опасно; довольно, кажется, вы сдѣлали для министерства, обличивъ его самыми его дѣйств³ями и выставивъ его на ладонку". Я немедленно отправился къ Языкову и рѣшительно объявилъ, что не ѣду. Вмѣсто меня назначенъ былъ коллежск³й совѣтникъ Есиповъ, нѣкогда саратовск³й прокуроръ, отрѣшенный отъ должности, и чрезъ двадцать лѣтъ потомъ, по ходатайству Александра Семеновича причисленный въ министерству. Онъ извѣстенъ былъ въ обществѣ, подъ именемъ глухого Есипова. Мнѣ приказано было приготовить его къ исполнен³ю возлагаемаго на него поручен³я, почему онъ и провелъ у меня нѣсколько вечеровъ, а между тѣмъ министръ ожидалъ перваго доклада, чтобы представить государю извѣстную мою записку и испросить разрѣшен³е на задуманную ревиз³ю.
   Новый императоръ принялъ Александра Семеновича съ первымъ докладомъ въ Новый годъ, выслушавъ мою записку, одобрилъ представлен³е о ревиз³и, но сказалъ: "Есипова твоего я не знаю; пускай онъ ѣдетъ, а главнымъ ревизоромъ будетъ генералъ-ма³оръ Желтухинъ, находящ³йся въ безсрочномъ отпуску въ Казани; сообщи ему объ этомъ мое повелѣн³е, да увѣдомь Ивана Ивановича (Дибича); съ Есиповымъ же пошли къ нему эту записку для руководства".
   Александръ Семеновичъ возвратился не совсѣмъ довольный тѣмъ, что первый докладъ его утвержденъ не вполнѣ. "Какой это генералъ-ма³оръ Желтухинъ, спросилъ онъ князя Шихматова, пересказывая ему слова государя? Ты знаешь его?" Тотъ отвѣчалъ, что нѣтъ и никогда не видывалъ. Послали за Языковымъ: отвѣтъ тотъ же, съ прибавлен³емъ, что иногда видалъ его, и что онъ командовалъ прежде лейбъ-гренадерскимъ полкомъ.
   Князь Шихматовъ въ тотъ же день пр³ѣхалъ ко мнѣ передать обо всемъ этомъ, и когда услышалъ отъ меня, что выборъ государя, по моему мнѣн³ю, очень хорошъ, ибо Желтухинъ человѣкъ строг³й, взыскательный по службѣ, и что я хорошо знакомъ съ нимъ, то просилъ меня завтра же ѣхать къ министру и успокоить его на этотъ счетъ.
   Я дѣйствительно успокоилъ Александра Семеновича, и вмѣстѣ съ тѣмъ объяснилъ, что Желтухинъ по моему вызову намѣренъ былъ скоро выѣхать изъ Казани, и что если не остановитъ его, то повелѣн³е можетъ разойтись съ нимъ. По этому просилъ разрѣшен³я немедленно сообщить ему полуофиц³ально, но глухо, по секрету, что онъ получитъ весьма лестное и важное высочайшее поручен³е въ Казани, и что слѣдственно повременилъ бы выѣздомъ. Министръ разрѣшилъ; письмо послано, для большей вѣрности и личнаго вручен³я, чрезъ моего тестя; Желтухинъ остановился. При отправлен³и Есипова я предложилъ написать съ нимъ другое письмо, въ которомъ могъ бы спросить Петра Ѳедоровича, какого онъ вообще мнѣн³я о Магницкомъ,- а по отвѣту его мы могли бы судить, какъ онъ будетъ дѣйствовать. Зная, что Желтухинъ года полтора назадъ, потерявши единственную дочь (супруга его скончалалсь прежде), впалъ въ унын³е, предался богомолен³ю, сталъ ѣздить къ митрополиту, къ графинѣ Орловой, я, признаться, опасался, что встрѣчаясь тамъ съ Магницкимъ, онъ могъ, при такомъ состоян³и духа, съ нимъ сблизиться. Мѣра эта была также одобрена; а отвѣтъ Петра Ѳедоровича: "знаю я этого лицемѣра" - разсѣялъ всѣ сомнѣн³я и ободрилъ министерство.
   Какъ одного помощника въ лицѣ Есипова было бы для Желтухина недостаточно, то министръ испросилъ, и объявилъ мѣстному генералъ губернатору Бахметьеву высочайшее повелѣн³е, оказывать ему со стороны губернскаго начальства возможное содѣйств³е и командировать по требован³ямъ его чиновниковъ. Бахметьевъ передалъ это повелѣн³е моему тестю, а тотъ предложилъ Желтухину взять совѣтника казенной палаты Карнѣева, молодого человѣка, хорошо владѣющаго перомъ и посѣщавшаго университетск³я лекц³и. Вотъ еачало счаст³я нынѣшняго статсъ-секретаря Карнѣева.
   Желтухинъ окончилъ поручен³е скоро, мѣсяца въ два, такъ-что въ апрѣлѣ ждали его уже въ Петербургѣ и говорили, что государь намѣренъ вознаградить его зван³емъ казанскаго военнаго губернатора. Это меня встревожило. Какъ, думалъ я, неужели тестъ мой, столько времени, къ общему удовольств³ю и съ такою пользою управляющ³й губерн³ею, долженъ вовсе лишиться надежды быть утвержденнымъ въ должности губернатора?! и рѣшился дѣйствовать. Соображая время отправлен³я въ Желтухину вопроса, согласенъ ли онъ принять это зван³е, со временемъ выѣзда его изъ Казани, я предполагалъ, что онъ разьѣдется съ отношен³емъ Дибича и пр³ѣдетъ въ Петербургъ ничего о томъ не зная. Еще съ большей вѣроятностью полагалъ я, что такое назначен³е не должно быть ему лестно, какъ генералу заслуженному, На этомъ соображен³и основалъ я планъ моихъ дѣйств³й. Прежде всего узналъ, гдѣ остановится Желтухинъ. Оказалось - у родственника своего, генерала Салова. Потомъ поѣхалъ въ этотъ донъ; далъ швейцару синенькую и просилъ немедленно увѣдомить меня, когда пр³ѣдетъ Петръ Ѳедоровичъ. Чрезъ нѣсколько дней швейцаръ прислалъ мнѣ сказать, что генералъ сейчасъ только (часовъ въ 11 вечера) пр³ѣхалъ. Рано утромъ ѣду къ нему. Онъ обнимаетъ меня, цалуетъ, но сухо, лаконически говоритъ: "ваши вамъ кланяются". Это меня удивило, зная, какъ онъ хорошъ былъ съ моимъ тестемъ. Извѣстно ли вамъ, спросилъ я, намѣрен³е государя относительно васъ?
   - Да, мнѣ сказывалъ Иванъ Ивановичъ; я прямо отъ заставы проѣхалъ вчера къ нему.
   - Мнѣ кажется для васъ не можетъ быть лестнымъ такое назначен³е; а притомъ, принявъ зван³е военнаго губернатора, вы преградили бы дорогу моему тестю, которому всегда отдавали должную справедливость, а это и могло бы служить для васъ самымъ легкимъ и пристойнымъ предъ государемъ средствомъ къ уклонен³ю.
   - Объ этомъ послѣ; а теперь поговоримъ о главномъ, о нашемъ дѣлѣ. Кажется я, благодаря вамъ, кончилъ его удачно. Мнѣ хотѣлось бы завтра прочитать съ вами докладъ мой, прежде нежели представлю его государю. Пр³ѣзжайте ко мнѣ обѣдать, да пригласите также Языкова и князя Шихматова. Хоть я ихъ не знаю, но имъ нужно тутъ быть; сами же пр³ѣзжайте немного пораньше.
   Я ушелъ, не солоно хлѣбавши. Заѣхалъ къ Языкову, къ Шихматову, пригласилъ ихъ, и на другой день явился въ половинѣ четвертаго.
   Желтухинъ сидѣлъ на диванѣ въ гостиной, съ самымъ довольнымъ выражен³емъ лица.
   - Поздравьте меня, Владимиръ Ивановичъ, я былъ сегодня у государя, и представилъ ему докладъ мой.
   - Какъ?
   - Да; онъ прислалъ за мною сегодня въ 8 часовъ утра; принялъ меня и выслушалъ очень благосклонно. Но, представьте, какую диверс³ю сдѣлалъ мнѣ Магницк³й? Я хотѣлъ выпросить Есипову Анну второй степени, а Карнѣеву - Владимира четвертой, но государь показалъ мнѣ письмо Магницкаго, за недѣлю до моего пр³ѣзда полученное, въ которомъ Магницк³й, жалуясь на меня, говоритъ, что военный генералъ, незнакомый съ ученою частью, не могъ правильно судить о его дѣйств³яхъ, а тѣмъ менѣе Есиповъ, изгнанный нѣкогда изъ службы, распубликованный сенатскимъ указомъ,- и приложилъ къ письму самый указъ, изволилъ сказать, что послѣ этого онъ не можетъ дать Есипову ордена, а дастъ обоимъ чиновникамъ денежное награжден³е.
   Помолчавъ немного, Желтухинъ сказалъ: "Государь, между прочимъ, спрашивалъ меня и о вашемъ тестѣ."
   Видя двухъ, сидѣвшихъ въ гостиной, неизвѣстныхъ мнѣ господъ, и опасаясь, что Желтухинъ, явно перемѣнивш³йся къ моему тестю, брякнетъ при нихъ о немъ что-нибудь непр³ятное, я не рѣшился сдѣлать дальнѣйшаго вопроса, и промолчалъ.
   Когда вошли Языковъ и Шихматовъ, я, разумѣется, ихъ ему представилъ, а за обѣдомъ сѣлъ между ними, чтобы имъ не такъ скучно было въ незнакомомъ обществѣ, гостей же было довольно. Желтухинъ, соблюдавш³й д³эту, ходилъ вокругъ стола, подчивалъ насъ, и подливалъ вина, но мнѣ, какъ говорится, кусокъ не шолъ въ горло: такъ тревожила меня судьба тестя.
   Послѣ обѣда я всячески сноравливалъ, чтобы поговорить съ нимъ отдѣльно. Наконецъ, мнѣ это удалось. Онъ взялъ меня по прежнему подъ руку, и отвелъ въ уголъ гостиной.
   - Что же спрашивалъ государь о моемъ тестѣ?
   - Спрашивалъ, каковъ онъ?
   - Что жъ вы отвѣчали?
   - Что онъ человѣкъ хорош³й.
   - Только-то?
   Тутъ невольно я выдернулъ руку изъ-подъ его руки. Желтухинъ продолжалъ:
   - Я не могъ сказать болѣе; наши прежн³я отношен³я кончились. Вы можетъ быть знаете?
   - Въ первый разъ слышу. Объясните ради Бога, отчего такая перемѣна?
   - Судите сами, могъ ли я сохранитъ съ нимъ прежн³я отношен³я? Я ревизую человѣка, находящагося подъ гнѣвомъ правительства, а Александръ Яковлевичъ его принимаетъ, ласкаетъ, а мачиха вашей супруги каждое воскресенье ѣздитъ въ университетскую церковь къ обѣднѣ. Слѣдуетъ ли такъ поступать начальнику губерн³и? Да хорошо ли это и относительно къ вамъ? Развѣ не зналъ онъ, какое близкое участ³е принимали вы въ этомъ дѣлѣ? Развѣ не вы обо всемъ подробно ему сообщали? Процессъ мой съ арх³ереемъ о мельницѣ вдругъ повернулся въ его пользу, потому-что и арх³ерей сошелся съ Магницкимъ. Въ прощеный день, поздно вечеромъ, соблюдая старинный обрядъ, и отлагая въ сторону, что я даннымъ-давно генералъ, а тесть вашъ статск³й совѣтникъ, но помня, что онъ правитель губерн³ею,- ѣду къ нему. Говорятъ нѣтъ дома. Чьи же эти сани? Магницкаго. Меня не принимаютъ, а онъ тамъ. Судите сами;
   Я былъ оглушенъ этимъ длиннымъ монологомъ. Не могъ внутренно не убѣдиться въ промахѣ моего тестя, но однакожъ сказалъ:
   - Этому главною причиною должна быть жена моего тестя, женщина пустая, тщеславная, имѣющая, какъ всѣмъ извѣстно, такое сильное вл³ян³е на мужа. Увлечь ее ничего не стоило Магницкому. Что-жъ касается до процесса съ арх³ереемъ, то сенаторъ Соймоновъ, встрѣтивш³йся съ вами прошедшею весною на станц³и, съ удовольств³емъ разсказывалъ мнѣ о готовности вашей сдѣлать уступки и хвалилъ ваше великодуш³е {Немудрено, что Желтухинъ соглашался тогда на уступки. Незадолго предъ тѣмъ гонимый прежде арх³ерей, послѣ свидан³я съ государемъ въ Симбирскѣ, осенью 1824 года получилъ Александровскую ленту и былъ назначаемъ молвою въ митрополиты.}. Желтухину подали карточку, чтобы посадить его въ вистъ; мы разошлись.
   Дней черезъ десять, 6-го мая, онъ прислалъ мнѣ коп³ю съ именного указа, въ тотъ день состоявшагося, объ удален³и Магницкаго отъ должности. Вслѣдъ затѣмъ назначенъ въ Казань губернаторомъ статск³й совѣтникъ баронъ Розенъ, а тесть мой остался по прежнему вице-губернаторомъ. Вотъ, что надѣлало сближен³е его съ Магницкимъ. Хотя промахъ его объясняется съ одной стороны его гостепр³имствомъ, его необыкновенною ко всѣмъ привѣтливостью и суетностью жены, а съ другой - извѣст³ями, что Аракчеевъ, явивш³йся въ новому государю и въ буквальномъ смыслѣ упавш³й ему въ ноги, былъ потомъ однажды приглашенъ государемъ сѣсть съ нимъ отъ развода въ сани и повезенъ въ Аничковск³й дворецъ, стало быть покровитель Магницкаго еще силенъ; но все-таки Александръ Яковлевичъ былъ самъ виноватъ бѣдѣ своей.
   Положен³е его меня огорчало. Я рѣшился ѣхать къ Сперанскому, возобновить въ памяти его то, что за годъ назадъ говорилъ ему объ умѣ, способностяхъ и службѣ моего тестя, и просить его покровительства.
   "Напишите къ нему - сказалъ Михаилъ Михайловичъ - чтобы онъ пр³ѣхалъ въ Москву къ коронац³и. Графъ Викторъ Павловичъ съ удовольств³емъ отзывался о немъ, видавшись съ нимъ въ проѣздъ свой чрезъ Казань, года три назадъ; онъ будетъ въ Москвѣ, Бахметьевъ тоже; какъ-нибудь общими силами поможемъ."
   Я написалъ. Александръ Яковлевичъ пр³ѣхалъ въ Москву и вскорѣ опредѣленъ губернаторомъ въ Симбирскѣ.
   Магницкому, по удален³и отъ должности, велѣно было оставаться въ Казани, а губернатору секретно предписано наблюдать за нимъ. Въ надеждѣ на милости, обыкновенно въ дни торжествъ коронац³онныхъ изливаемыя, онъ не устыдился обратиться къ князю Голицыну, и описывая свое недостаточное состоян³е, горестную необходимость жить съ женою врознь, на два дома, умолялъ о возобновлен³и ему, если не оклада попечительскаго, то по крайней-мѣрѣ о продолжен³и тѣхъ шести тысячъ рублей, которые, онъ же князь, нѣкогда выпросилъ ему по особому указу. Князь Голицынъ, какъ истинный христ³анинъ, сдѣлалъ это.
   Казалось, хотя наконецъ теперь слѣдовало бы Магницкому уняться, жить покойно, смирно. Но нѣтъ; полетѣли въ Петербургъ безъименные доносы, писанные женскою рукою на разныя лица, на новаго губернатора, даже на моего тестя, хотя онъ находился уже въ Симбирскѣ. Доносы эти препровождались въ губернатору, для секретнаго узнан³я о сочинителяхъ. Оказалось, что сочинители собирались у Магницкаго, писали подъ его руководствомъ, подъ его редакц³ею. Баронъ Розенъ донесъ о томъ высшему правительству, присовокупляя, что частыя посѣщен³я Магницкимъ арх³ерея, гдѣ онъ сидитъ иногда до двухъ часовъ ночи, подозрительны и служатъ не къ чести преосвященнаго. Прискакалъ фельдъегерь, взялъ Магницкаго и отвезъ его въ Ревель, гдѣ опредѣлено ему жить подъ наблюден³емъ мѣстнаго начальства; арх³ерей же былъ переведенъ на Тверскую, низшую эпарх³ю.
   Когда Магницк³й выѣзжалъ съ фельдъегеремъ изъ Казани, у него не было шубы. Бывш³й профессоръ, а въ то время губернск³й прокуроръ, Солнцевъ, котораго онъ сначала возвелъ въ зван³е ректора, а потомъ отдалъ подъ судъ, далъ ему - свою.
   Изъ Ревеля лѣтъ черезъ шесть Магницк³й писалъ къ князю Голицыну {Это впослѣдств³и передалъ мнѣ Языковъ, какъ слышанное имъ отъ самого князя.}: "Можетъ быть вы не знаете, сколько я былъ предъ вами виноватъ? Сознаюсь въ томъ и повергаюсь передъ вами, умоляя, простите меня". Голицынъ отвѣчалъ: "Я очень хорошо зналъ, сколько вы были предо мною виноваты и простилъ васъ тогда же". Магницк³й написалъ другое письмо: "Благодарю за великодушное прощен³е, но если вы истинный христ³анинъ, то заплатите мнѣ за зло добромъ: извлеките меня изъ настоящаго положен³я; по крайней мѣрѣ, исходатайствуйте мнѣ другое мѣстопребыван³е, въ лучшемъ климатѣ; ревельск³й мнѣ вреденъ." Князь отвѣчалъ уже не письмомъ, а перемѣщен³емъ его въ Одессу, гдѣ онъ и умеръ 21 ноября 1844 года, за день до кончины князя Александра Николаевича, послѣдовавшей въ крымскомъ его уединен³и. Сближен³е замѣчательное.
   Много прошло времени съ тѣхъ поръ, когда все это происходило, отъ тридцати двухъ, почти до сорока лѣтъ {Ревиз³ю Казанскаго университета, какъ видно выше, производилъ Магницк³й въ 1819 г., а паден³е его послѣдовало въ 1826 году.}. Изъ множества лицъ, упомянутыхъ въ моемъ разсказѣ остаются въ живыхъ не болѣе пяти человѣкъ {А. М. Княжевичъ, Е. А. Груберъ, Д. М. Перевощиковъ, Ѳ. М. Отсолигъ, В. И. Карнѣевъ.}. Грустный счетъ, указывающ³й на столько могилъ, вмѣстившихъ въ себя и добродѣтели, и слабости, и страсти почившихъ. Выводить ли какое-либо рѣшительное заключен³е о тѣхъ изъ нихъ, которые рельефнѣе выказывались, болѣе другихъ дѣйствовали, отъ которыхъ болѣе зависѣли событ³я и част³ю моя личность? Тревожить ли прахъ ихъ? Дѣла ихъ говорятъ сами за себя тише, или громче. Небольш³я непр³ятности, испытанныя мною при столкновен³и съ нѣкоторыми изъ этихъ лицъ, давно забыты мною, изглажены пр³ятными отношен³ями еще при ихъ жизни. Еслижъ я въ моемъ повѣствован³и не совсѣмъ равнодушно отзывался объ этихъ неудовольств³яхъ, это потому, что долженъ былъ перенести себя въ то время и при воспоминан³и невольно оживлялся чувствами, тогда меня волновавшими. Только главное лицо, Магницк³й - да проститъ мнѣ тѣнь его - подлежитъ строгому суду истор³и, только почтеннаго старца Шишкова хотѣлось бы мнѣ оправдать въ его загадочномъ невниман³и къ поступкамъ послѣдняго. Да оно потому и было загадочнымъ, что было искусственнымъ: онъ видѣлъ, понималъ все; но развѣ легко ему было при глубокой старости, сопровождаемой преждевременною дряхлостью и склонной къ спокойств³ю, вступать въ открытую борьбу съ подобнымъ человѣкомъ, борьбу, которая, при защитѣ всемогущаго Аракчеева, неизвѣстно чѣмъ бы кончилась. Краснорѣчивый защитникъ правды въ государственномъ совѣтѣ не имѣлъ уже прежняго мужества, прежняго одушевлен³я.
  
   18 ³юня 1868 г.
   С. Килимово.
  

ГЛАВА IV.

Служба моя по министерству удѣловъ. - Князь П. М. Волконск³й. - Л. А. Перовск³й. - М. М. Сперанск³й. - графъ В. Д. Кочубей.

  
   Я забылъ сказать въ своемъ мѣстѣ, что лѣтомъ 1825 года, когда съ такимъ усерд³емъ занимался я разсмотрѣн³емъ дѣйств³й Магницкаго, мнѣ предложено было, вѣроятно въ вознагражден³е потери мѣста начальника отдѣлен³я, занять вакантную должность цензора. Ваканц³я эта, и еще другая, открылись разомъ - отрѣшен³емъ и заключен³емъ на время въ крѣпость, по милости Рунича и Магвицкаго, двухъ цензоровъ. Я было согласился, но меня остерегъ Карташевск³й, вѣчная ему память. Помогая министру укладывать въ портфель бумаги, съ которыми шелъ онъ къ государю (это было въ Царскомъ селѣ), Карташевск³й увидѣлъ докладъ обо мнѣ, и опасаясь, чтобы такое назначен³е, при тогдашнихъ обстоятельствахъ, не обратилось мнѣ во вредъ, просилъ Александра Семеновича отложить до слѣдующаго доклада, чтобы имѣть время со мною объясниться. Министръ согласился. "Не принимайте этой должности - сказалъ Григор³й Ивановичъ - нарочно ко мнѣ заѣхавш³й. То ли теперь время? видите, что дѣлается. Вамъ же еще опаснѣе: не можетъ быть, чтобы эти господа (Магницк³й и Руничъ) не знали о порученномъ вамъ дѣлѣ." Я обнялъ его и просилъ доложить Александру Семеновичу, что, раздумавъ хорошенько, и страдая глазами, отказываюсь. Когда жъ весною слѣдующаго года императоръ Николай Павловичъ повелѣлъ пересмотрѣть цензурный уставъ съ тѣмъ, что если дѣйствительно окажется стѣснительнымъ - на что давно жаловались - то составить новый; и когда съ тѣмъ вмѣстѣ признано было нужнымъ увеличить число цензоровъ, положивъ имъ хорошее содержан³е - именно по три тысячи рублей, что было въ тѣ времена значительно,- Карташевск³й сказалъ мнѣ: "теперь ступайте." - Я поѣхалъ къ Языкову и просилъ записать меня въ кандидаты, такъ какъ явилось уже нѣсколько желающихъ, а между тѣмъ дѣло, за усиленнымъ ходомъ верховнаго суда надъ государственными преступниками и переѣздами государя изъ Царскаго села въ Красное, гдѣ стояла гвард³я лагеремъ, затягивалось, откладывалось съ недѣли на недѣлю, до назначен³я министру личнаго доклада. Наконецъ, докладъ назначенъ 12 поля, вечеромъ, въ Петербургѣ. Въ этотъ самый вечеръ приходитъ къ намъ неожиданно Михаилъ Петровичъ Ивановъ.
   Здѣсь обращусь я нѣсколько назадъ. Когда въ началѣ прошедшаго года отъѣзжалъ я съ женою изъ Казани, тесть мой, Александръ Яковлевичъ, снабдилъ меня письмами къ двумъ стариннымъ своимъ по прежней удѣльной службѣ пр³ятелямъ, статскимъ совѣтникамъ: Буцкому и Иванову. Буцкой, умный, пр³ятный, но нѣсколько флегматическ³й человѣкъ, побочный братъ графа Гурьева, занималъ мѣсто начальника отдѣлен³я въ департаментѣ удѣловъ. Онъ и другъ его, статск³й же совѣтникъ, даровитый Взметневъ, были тогда одинъ правою, другой лѣвою рукою министра. Ивановъ - казначей департамента удѣловъ, служилъ тутъ уже тридцать лѣтъ, съ самаго учрежден³я департамента. Онъ происходилъ изъ духовнаго зван³я, владимирской, какъ и Сперанск³й, епарх³и; но былъ старѣе его лѣтами. По переводѣ Сперанскаго, за дарован³я его и успѣхи, изъ мѣстной семинар³и въ С.-Петербургскую духовную академ³ю, Ивановъ нерѣдко навѣщалъ земляка. Когда жъ министру удѣловъ, князю Алексѣю Борисовичу Куракину, при которомъ Ивановъ состоялъ въ родѣ письмоводителя, понадобился грамотный молодой человѣкъ, на котораго могъ бы онъ возложить частную переписку,- Ивановъ, зная нерасположен³е Сперанскаго къ духовному зван³ю, рекомендовалъ его, и тѣмъ положилъ основан³е будущей, блестящей его карьерѣ. "Я представилъ Михайла Михайловича князю Куракину - разсказывалъ мнѣ Ивановъ - вечеромъ. Князь, поговоривъ съ нимъ ласково, передалъ ему одиннадцать писемъ; объяснилъ, что слѣдуетъ отвѣчать на каждое, и велѣлъ въ течен³е недѣли изготовить отвѣты. Когда мы пришли ко мнѣ на верхъ (князь Куракинъ жилъ тогда въ домѣ, принадлежащемъ Елисѣевымъ, нынѣ у Полицейскаго моста, гдѣ теперь Благородное собран³е), Сперанск³й, видя, что на дворѣ очень темно, а до Невскаго монастыря очень далеко, остался у меня ночевать; сѣлъ за письменный столъ и къ заутрени изготовилъ всѣ одиннадцать отвѣтовъ. Въ шесть часовъ вошелъ я въ кабинетъ министра (онъ вставалъ въ пять) доложить, что письма готовы. Князь былъ изумленъ, велѣлъ позвать Сперанскаго; просмотрѣлъ письма, увидѣлъ, что они написаны такъ, какъ никто еще изъ его подчиненныхъ не писывалъ, что ничего изъ приказаннаго не забыто, ни въ смыслѣ, ни въ тонѣ, и тотчасъ же опредѣлилъ его къ себѣ." - Во время воспитан³я жены моей въ Екатерининскомъ институтѣ, отецъ поручилъ Михаилу Петровичу навѣщать ее по воскресеньямъ, носить по обыкновен³ю конфекты, булки и друг³е заѣдки. Старикъ исполнялъ это съ любовью и точностью. Когда жъ мы основались въ Петербургѣ, онъ каждое воскресенье приходилъ къ намъ отъ обѣдни и приносилъ просвирку, а 12 поля, неожиданно пришелъ, какъ сказано, вечеромъ.
   - Не удивляйтесь, говорилъ онъ, что я являюсь въ необыкновенное время; но дѣло не терпятъ отлагательства. Третьяго дня состоялся указъ о назначен³и Петра Александровича Буцкаго членомъ департамента удѣловъ. Поѣзжайте къ нему завтра же, проситесь на его мѣсто въ начальники отдѣлен³я. По пр³язни съ Александромъ Яковлевичемъ, онъ, можетъ быть, не откажетъ вамъ въ содѣйств³и, пользуясь милост³ю князя Александра Николаевича, вашего же прежняго начальника, за котораго вы такъ храбро сражались {По смерти графа Гурьева, послѣдовавшей въ сентябрѣ 1825 г., управлен³е кабинетомъ и министерствомъ удѣловъ, поручено было временно (указомъ изъ Таганрога) князю Голицыну, что по роду дѣлъ вновь сближало его съ государемъ: слѣдственно Аракчеевъ не могъ удалить его отъ императора.}. А мѣсто выгодное: если захотите только, можете получать по девятнадцати тысячъ въ годъ; отъ каждаго управлен³я по тысячѣ - такъ, ни за что, даромъ, безгрѣшно.
   - Благодарю васъ, почтеннѣйш³й Михаилъ Петровичъ, за ваше усерд³е, за обѣщаемыя выгоды, это не по моей части, и я конечно бы ими не воспользовался, но вотъ что главное: я не могу принять вашего предложен³я уже потому, что сегодня государь назначилъ министру докладъ по цензурѣ, и можетъ быть въ эту самую минуту, какъ мы съ вами разговариваемъ, онъ подписываетъ указъ объ опредѣлен³и меня цензоромъ. Во всякомъ случаѣ, благодарю васъ отъ души.
   - Жаль; Александру Яковлевичу, по его прежней удѣльной службѣ и по его тутъ связямъ было бы это пр³ятно {Тесть мой лѣтъ пятнадцать служилъ по удѣльному вѣдомству, сначала помощникомъ управляющаго въ Костромѣ, а потомъ управляющимъ въ Вяткѣ.}.
   Я пересказалъ разговоръ нашъ женѣ. Она тоже выразила сожалѣн³е, что я отказался. "Откажись лучше отъ цензорства; брось эту ученую службу, опредѣлись въ департаментъ; ты угодишь этимъ папенькѣ."
   По утру на другой день поѣхалъ я къ Языкову узнать, чѣмъ кончился вчерашн³й докладъ.
   - Какой тутъ докладъ? Развѣ не знаете, сказалъ онъ? Сегодня на разсвѣтѣ была казнь государственныхъ преступниковъ. Государь вчера не пр³ѣзжалъ; однакожъ, предувѣдомилъ о томъ Александра Семеновича запискою, а дѣло о цензурѣ приказалъ ему взять съ собою въ Москву, куда и самъ послѣ завтра, 15 числа, изволитъ ѣхать, прямо изъ Царскаго Села; министръ же нашъ ѣдетъ 17 числа, въ субботу; и беретъ съ собою князя Шихматова. Повидайтесь съ нимъ; меня въ Москвѣ не будетъ; а кандидатовъ набралось не мало: болѣе тремя, чѣмъ сколько нужно.
   Я поѣхалъ въ князю Шихматову. Тотъ подтвердилъ, что есть лишн³е кандидаты; что большая часть ихъ рекомендована сильными людьми: великимъ княземъ Михаиломъ Павловичемъ, митрополитомъ, графомъ Нессельродомъ, Дибичемъ, и чтобы я не ропталъ на него, если въ Москвѣ послѣдуетъ такая неудача.
   Не веселъ, въ раздумьи, воротился я домой. "Вотъ видишь ли - говоритъ жена - дѣло невѣрное; пожалуй, опять обойдутъ тебя; плюнь же на это цензорство; послушайся Михайла Петровича; его совѣтъ отъ искренняго сердца; поѣзжай къ нему."
   Ѣду; пересказываю обо всемъ; старикъ радуется моему колебан³ю, продолжаетъ уговаривать; соглашаюсь.
   - Такъ поѣзжайте завтра, какъ можно пораньше въ Петру Александровичу. Онъ живетъ на Крестовскомъ въ деревнѣ, позади рощи, а послѣ завтра, въ пятницу, ѣдетъ съ княземъ на коронац³ю.
   На другой день, въ шесть часовъ утра, дрожки мои остановились у домика на Крестовскомъ островѣ, который занималъ Буцкой. Ставни большею частью были еще закрыты. Онъ вышелъ во мнѣ въ полисадникъ не дверью, а чрезъ окно, чтобы не безпокоить семейства. Чрезъ окно же подали намъ и два стула.
   Объяснен³е мое, по студентской крѣпко засѣвшей во мнѣ совѣсти, началъ я такъ:
   - Я желалъ бы занять бывшее ваше мѣсто. Скажите мнѣ откровенно, одобряете ли вы мое намѣрен³е, находите ли меня годнымъ, не имѣете ли въ виду болѣе годнаго, и будете ли помогать мнѣ?
   Такихъ вопросовъ, и такъ чистосердечно предложенныхъ, вѣроятно не случалось ему слышать отъ другихъ просителей, потому-что онъ видимо смутился, и помолчавъ съ минуту отвѣчалъ:
   - Признаюсь не могу одобрить вашего намѣрен³я.
   - Почему?
   - Потому, что дѣла въ этомъ отдѣлен³и самыя обыкновенныя: опредѣлен³е, увольнен³е, награды и проч.; важнѣйш³я производятся въ другихъ отдѣлен³яхъ. По вашимъ способностямъ нужны занят³я посерьезнѣе, попитательнѣе.
   (Я поблагодарилъ наклонен³емъ головы. Не знаю, какое онъ могъ имѣть понят³е о моихъ способностяхъ; впродолжен³е цѣлаго года я успѣлъ побывать у него не болѣе пяти разъ. Развѣ не дошелъ ли до него слухъ объ успѣшной войнѣ моей съ Магницкимъ? Быть можетъ. Тогда это было уже не тайна.)
   - Однакожъ, Петръ Александровичъ, вы занимали это мѣсто?
   - Да, но вѣсъ ему придавало благоволен³е покойнаго графа Дмитр³я Александровича. Притомъ же, онъ меня занималъ другими, совсѣмъ особыми дѣлами. Что касается до того, не имѣю ли кого-либо въ виду, скажу вамъ, что есть шесть искателей, но я ни одного не могу одобрить; вамъ же, если рѣшаетесь, готовъ помогать.
   - Научите же, что мнѣ дѣлать?
   - Заготовьте просьбу на имя князя Александра Николаевича, но подавать ее здѣсь уже некогда: мы послѣ завтра ѣдемъ въ Москву; пришлите туда при письмѣ, въ которомъ напомните князю, что служили подъ его начальствомъ.
   И жена моя и старикъ Ивановъ были очень довольны, что я ихъ послушался, и что дѣло, въ добрый часъ, получило благопр³ятное начало. Черезъ недѣлю просьба и письмо отправлены въ Москву; а 14 августа, въ достопамятный день, когда долго ожидаемый, велик³й князь Константинъ Павловичъ вдругъ вошелъ въ кабинетъ государя и въ присутств³и князя Голицына, находившагося тутъ съ докладомъ, упалъ къ ногамъ императора, былъ подписанъ обо мнѣ указъ. (Тогда давались именные указы объ опредѣлен³и въ начальники отдѣлен³я.)
   22 августа, въ самый день коронован³я состоялось учрежден³е министерства императорскаго двора, въ составъ котораго, кромѣ собственно частей придворнаго вѣдомства, вошли: кабинетъ, министерство удѣловъ и театры {Впослѣдств³и оно увеличилось присоединен³емъ Академ³и художествъ, Ботаническаго сада, Капитула, Публичной библ³отеки и великокняжескихъ дворовъ.}. Министромъ назначенъ генералъ-отъ-инфантер³и, генералъ-адьютантъ, князь Петръ Михайловичъ Волконск³й, нѣсколько лѣтъ, послѣ смерти оберъ-гофмаршала графа Толстаго (до отъѣзда своего въ 1824 году въ чуж³е края), управлявш³й придворною частью. Это былъ (какъ я хорошо послѣ узналъ его) человѣкъ большихъ достоинствъ, преисполненный чувствомъ долга и гражданскаго самоотвержен³я; самый вѣрный слуга царск³й, не знавш³й на службѣ никакихъ частныхъ отношен³й, человѣкъ яснаго, здраваго ума, характера твердаго, обладавш³й большими административными способностями и необыкновенною памятью; достаточно образованный, неутомимо-трудолюбивый, внимательно читавш³й всякую бумагу, и терпѣливо выслушивавш³й всякаго просителя; бережливый, даже скупой, особливо на царск³я милости и деньги, которыми дорожилъ какъ своими; взыскательный, но справедливый, и потому не оставлявш³й истинныхъ заслугъ безъ вниман³я; казавш³йся суровымъ, но это не согласовалось съ пр³ятнымъ выражен³емъ большихъ голубыхъ его глазъ, и слѣдственно усвоено имъ съ намѣрен³емъ, для отклонен³я искательствъ и искателей, которыми, по близости къ государю, былъ окруженъ онъ съ ранней молодости. Никогда не обнаруживалось въ немъ ни малѣйшаго тщеслав³я, даже, къ удивлен³ю, чувства славы; все подчинено было простому, холодному, неуклонному исполнен³ю своихъ обязанностей. Это, по моему, героизмъ своего рода.
   Вмѣстѣ съ назначен³емъ князя Волконскаго министромъ двора, государь пожаловалъ ему пятьдесятъ тысячъ рублей (ассигн.) ежегодной пенс³и. Такая великая монаршая милость, равная только, незадолго предъ тѣмъ, оказанной Карамзину, объясняется слѣдующими обстоятельствами.
   Во время вѣнскаго конгресса, вѣнценосные члены онаго, сознавая важность заслугъ князя Волконскаго по лежавшему на немъ бремени - начальника штаба всѣхъ соединенныхъ арм³й, полагали отдать ему ²оганисбергъ во владѣн³е, но императоръ Александръ, примѣтивъ, что этотъ лакомый кусочекъ хотѣлось получить князю Меттерниху и предвидя будущее сильное вл³ян³е этого дипломата на политическ³я дѣла Европы, просилъ князя Волконскаго отказаться, обѣщая впослѣдств³и вознаградить его отъ себя. Конечно, онъ поставилъ его высоко, возведя въ зван³е начальника главнаго своего штаба, подчинивъ ему военнаго министра, и устранивъ изъ-подъ власти сената, но матер³альнаго вознагражден³я сдѣлать при жизни не успѣлъ, а можетъ быть, по интригѣ Аракчеева, и раздумалъ. Императоръ Николай зналъ объ этомъ и поспѣшилъ исправить погрѣшность своего предшественника.
   Князь Петръ Михайловичъ, лежавш³й на одрѣ тяжкой болѣзни, не могъ тотчасъ вступить въ новую свою должность, и только въ половинѣ октября прибылъ въ Петербургъ; министерствомъ же до этого времени управлялъ князь Голицынъ. Мое вступлен³е въ должность также очень замедлилось, отъ того, что по множеству именныхъ указовъ, состоявшихся въ Москвѣ во дни коронац³онныхъ торжествъ, сенатск³е, съ обнародован³емъ оныхъ, выходили поздно.
   Помню, съ какимъ невольнымъ смущен³емъ, сознавая внутренно мою небольшую опытность, явился я въ первый разъ въ департаментъ удѣловъ. Никѣмъ незнаемый, исключая Иванова и флегматическаго Буцкаго, переступивш³й можетъ быть кому-нибудь дорогу, я встрѣчалъ кругомъ себя взоры не слишкомъ привѣтливые, на лицахъ нѣкоторыхъ пожилыхъ, засидѣвшихся чиновниковъ, проскальзывала даже улыбка; повидимому, имъ казалось, что я слишкомъ молодъ для такой солидной должности. И дѣйствительно, мнѣ надобно было учиться у моихъ столоначальниковъ формамъ, пр³емамъ и вообще мѣстному порядку въ производствѣ дѣлъ, отличному отъ существующаго въ министерскихъ департаментахъ и канцеляр³яхъ, потому-что удѣльный департаментъ управлялся коллег³ально - присутств³емъ, состоявшимъ изъ четырехъ членовъ. Въ ту пору они были, кромѣ Буцкаго, дѣйствительные статск³е совѣтники: Михайловъ, находивш³йся тогда уже при смерти, Крейтеръ и Шишовъ; оба изъ старыхъ сенатскихъ оберъ-секретарей. Первый, человѣкъ благородный, дѣльный, съ вѣрнымъ тактомъ въ сужден³яхъ; второй, тоже дѣлецъ, но совершеннѣйш³й типъ подъячаго старыхъ временъ и по фигурѣ, и по манерамъ, и по дѣйств³ямъ {Тесть мой сказывалъ мнѣ, что этотъ Шишовъ подарилъ маленькому сыну своему альбомъ, съ тѣмъ, чтобы, когда придутъ къ отцу управляющ³е конторами, и прежде, чѣмъ онъ ихъ приметъ, сынишка выходитъ въ залу и просилъ являющихся написать въ альбомѣ: это значило выставить цифру и положить между страницъ деньги. Когда я, чрезъ нѣсколько мѣсяцевъ по вступлен³и въ департаментъ, докладывалъ одно дѣло, въ которомъ Шишовъ принималъ нечистое участ³е, онъ сказалъ мнѣ по выходѣ изъ присутств³я: "Что это вы, Владимиръ Ивановичь, ужъ такъ больно ясно изложили, а я бы заколесилъ такъ, что и самъ бы чортъ не разобралъ."}.
   Прибыт³е князя Волконскаго навело страхъ на весь департаментъ; знали, что онъ по службѣ строгъ, на все обращаетъ вниман³е, прочитываетъ все, что ему представляется, знали также изъ разговоровъ директора канцеляр³и его, Ситникова, что онъ предубѣжденъ противъ департамента, запущеннаго вялымъ подъ старость управлен³емъ графа Гурьева и поверхностнымъ завѣдыван³емъ послѣ него князя Голицына. И дѣйствительно, департаментъ не пользовался хорошимъ мнѣн³емъ въ публикѣ, что также увеличивало колебан³е мое вступить въ оный. Вскорѣ директоръ извѣстилъ, что министръ, желая лично познакомиться съ главными лицами, приметъ членовъ и начальниковъ отдѣлен³й въ такой-то день и часъ. Мы отправились; стали фрунтомъ по старшинству въ залѣ его въ Зимнемъ дворцѣ, гдѣ постоянно жилъ онъ съ воцарен³я Александра Павловича. Изъ внутреннихъ комнатъ появился какой-то блѣдный молодой человѣкъ, лѣтъ тридцати пяти, въ черномъ фракѣ; посмотрѣлъ на насъ въ лорнетъ и опять скрылся. Черезъ нѣсколько минутъ вышелъ князь, спросилъ каждаго о это обязанностяхъ, давно ли въ службѣ, давно ли въ занимаемой должности? а отпуская насъ сказалъ: "Господа, я люблю порядокъ, исправность, живость въ производствѣ дѣлъ; я взыскателенъ; служите усердно и добросовѣстно."
   Недѣли черезъ двѣ, блѣдный молодой человѣкъ въ черномъ фракѣ (это былъ Левъ Алексѣевичъ Перовск³й, впослѣдств³и графъ, министръ внутреннихъ дѣлъ, министръ удѣловъ) опредѣленъ четвертымъ членомъ департамента, вмѣсто незадолго предъ тѣмъ умершаго Михайлова. Онъ былъ, какъ извѣстно, побочный сынъ графа Алексѣя Кириловича Разумовскаго, учился въ Москвѣ, въ частной математической школѣ генералъ-ма³ора Муравьева (отца покорителя Карса и нынѣшняго министра государственныхъ имуществъ). Школу эту, по приносимой ею пользѣ, князь Петръ Михайловичъ превратилъ потомъ въ казенное заведен³е, сдѣлавъ разсадникомъ офицеровъ генеральнаго штаба, куда и опредѣлилъ Перовскаго вмѣстѣ съ меньшимъ его братомъ, Васил³емъ (впослѣдств³и тоже графъ и оренбургск³й генералъ-губернаторъ). Въ особенности полюбилъ онъ и приблизилъ къ себѣ Льва Алексѣевича. Лѣтъ черезъ семь, Перовск³й былъ уже свитскимъ полковникомъ; но женившись, вышелъ въ 1820 году въ отставку съ чиномъ дѣйствительнаго статскаго совѣтника и зван³емъ камергера, жилъ шесть лѣтъ въ чужихъ краяхъ, а передъ коронац³ею возвратился въ Росс³ю,- очень кстати - ко времени новаго возвышен³я, новой значительности князя Волконскаго. Перовск³й былъ человѣкъ желчнаго холерическаго сложен³я, отъ того болѣзненный, нетерпѣливый, вмѣстѣ съ тѣмъ мстительный, гордый. Характеръ имѣлъ твердый, настойчивый, готовъ былъ прошибить каменную стѣну, лишь бы достичь своей цѣли; непомѣрно милостивый въ тѣмъ немногимъ, которые ему нравились, безжалостно невнимательный къ тѣмъ, которые почему-либо не нравились; честолюбивый до ненасытности и устремлявш³й къ тому всѣ свои помышлен³я, всѣ свои дѣйств³я, застѣнчивый въ обществѣ стороннихъ людей, и отъ того рѣдко выѣзжавш³й въ больш³я собран³я, плохо, неясно, съ затруднен³емъ объяснявш³йся, плохо и мало писавш³й, но умѣвш³й очень хорошо оцѣнять достоинства и недостатки въ редакц³и другихъ. Къ чести его можно сказать, что онъ любилъ окружать себя людьми способными и оказывать имъ сильное покровительство; что любилъ заниматься нѣкоторыми науками, входящими въ кругъ его служебныхъ обязанностей, какъ-то: минералог³ей, ботаникой, археолог³ей; что былъ господинъ своего слова; не терпѣлъ низкихъ поступковъ, но, къ сожалѣн³ю, людей подобнаго рода, наушниковъ, доносителей, сыщиковъ, охотно употреблялъ (а особливо сдѣлавшись министромъ внутреннихъ дѣлъ) для достижен³я своихъ намѣрен³й. Онъ съ величайшею пользою, могъ бы быть поставленъ во главѣ тайной полиц³и.
   Первые дни Перовск³й сидѣлъ въ присутств³и молча, не вмѣшивался въ сужден³я, прислушивался, приглядывался, и передавалъ министру свои наблюден³я. Между тѣмъ министръ удивлялъ департаментъ своею дѣятельностью: кипы толстыхъ журналовъ просматривалъ безъ задержан³я, клалъ на нихъ основательныя резолюц³и, дѣлалъ строг³я, но справедливыя замѣчан³я. Вскорѣ посыпались выговоры, полетѣли эстафеты на счетъ управляющихъ удѣльными конторами, по усмотрѣнной медленности въ ихъ донесен³яхъ. Одинъ изъ выговоровъ палъ на начальника 2-го отдѣлен³я, статскаго совѣтника Смирнова, человѣка весьма уже пожилого, нѣсколько гордаго и щекотливаго: онъ занемогъ горячкою. Призываютъ меня въ присутств³е: старш³й членъ, Крейтеръ, объявляетъ, что по случаю болѣзни Смирнова департаментъ полагаетъ поручить мнѣ его отдѣлен³е. Я отговариваюсь моею неопытностью, недавнимъ поступлен³емъ, которому нѣтъ еще и полутора мѣсяца, неполнымъ ознакомлен³емъ съ дѣлами собственнаго отдѣлен³я, важностью дѣлъ второго, въ которомъ сосредоточивалась вся хозяйственная и распорядительная часть. Крейтеръ и два друг³е члена (Перовск³й молчалъ) убѣждаютъ, говорятъ, что иного способа нѣтъ, что на это меня станетъ. Надобно было покориться волѣ начальства. Съ новымъ къ себѣ недовѣр³емъ принимаюсь за тяжкую работу; при усиленномъ старан³и оно идетъ успѣшно по обоимъ отдѣлен³ямъ. Недѣли черезъ три министръ, примѣтивъ, что журналы второго отдѣлен³я подписываются мною, сдѣлалъ департаменту вопросъ: почему это? Присутств³е, не поставившее въ свое время на утвержден³е князя (неизвѣстно по какой причинѣ) журнала о возложенномъ на меня поручен³и, переконфузилось и послало только теперь, вмѣсто отвѣта на вопросъ. Князь написалъ на журналѣ слѣдующую резолюц³ю: "Не могу согласиться съ распоряжен³емъ департамента; начальникъ 1-го отдѣлен³я и безъ того много занятъ своими дѣлами; пусть столоначальники 2-го отдѣлен³я, каждый по своей части, подписываютъ бумаги и за нихъ отвѣчаютъ." У меня гора свалилась съ плечъ, но я отдохнулъ не надолго. Къ 1-му января 1827 года былъ представленъ министру годовой отчетъ. Съ гнѣвомъ усмотрѣлъ онъ, что по третьему, судному отдѣлен³ю осталось сто двадцать дѣлъ нерѣшенныхъ; сдѣлалъ строгое замѣчан³е присутств³ю департамента и потребовалъ, чтобы они были рѣшены въ течен³е мѣсяца. Что оставалось присутств³ю? Оно опредѣлило раздать нерѣшенныя дѣла по прочимъ отдѣлен³ямъ, въ томъ числѣ и мнѣ назначена порядочная доля. Я опять призванъ въ присутств³е для объявлен³я этого распоряжен³я. По прежнему отговариваюсь, объясняю, что едва только освободился отъ лежавшаго на мнѣ бремени занят³я чужими дѣлами, что могу запустить собственныя, что производство дѣлъ судныхъ вовсе мнѣ незнакомо; на лестныя же слова Крейтера, что при моихъ способностяхъ можно успѣть и въ томъ и другомъ, у меня вырвалось въ отвѣть: "Нѣтъ, ваше превосходительство, нѣтъ; еслибъ я и во снѣ увидалъ, что съ этимъ слажу, то и во снѣ покраснѣлъ бы." При этихъ словахъ, сказанныхъ отъ чистаго сердца, Перовск³й, сидѣвш³й съ опущенною головою, вдругъ ее поднялъ и устремилъ на меня глаза. Послѣ, когда мы сблизились, онъ сказывалъ мнѣ, что съ этой минуты обратилъ на меня вниман

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 114 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа