Главная » Книги

Цвейг Стефан - Переписка Стефана Цвейга с издательством "Время" 1925-1934, Страница 15

Цвейг Стефан - Переписка Стефана Цвейга с издательством "Время" 1925-1934


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

stify">   No 104
   Немецкий текст: рукопись, без подписи; машинопись, без подписи; русский текст: рукопись, подпись.
  
   1 См. п. No 102.
   2 См. п. No 91 от 24.05.1931, прим. 4.
   3 См. No 91 от 24.05.1931, прим. 4.
   4 Гранье.
   5 См. No 97 от 19.03.1932, прим. 2.
  

No 105

Секретарь Стефана Цвейга издательству "Время"

  
   Kapuzinerberg 5
   Salzburg, am [27. Juli 1932]1
   Sehr geehrte Herren!
   Im Auftrage des Herrn Rolland, senden wir Ihnen den Abzug aus den Briefen Bettinas über Goethe.
   Mit den besten Empfehlungen
   die Sekretärin
  
   Перевод:2
  
   Многоуважаемые господа!
   По поручению господина Роллана посылаем Вам фотокопию из писем Беттины о Гете.3
   С наилучшими пожеланиями
   Секретарь.4
  
   No 105
   Машинопись, подпись - автограф, на личном бланке С. Цвейга. РО ИРЛИ, ф. 42, ед. хр.
  
   1 Штамп издательства: 11 августа 1932.
   2 Перевод на русский язык М. Ю. Кореневой.
   3 Просьба Роллана была связана с подготовкой т. 15 его собрания сочинений, куда вошла книга "Гете и Бетховен", часть которой была посвящена отношениями между Гете, Бетховеном и Беттиной фон Арним; Роллан считал письма Беттины фон Арним к Бетховену подлинными.
   4 См. п. No 49 от 23.11.1928, прим. 1.
  

No 106

Стефан Цвейг издательству "Время"

  
   Kapuzinerberg 5
   Salzburg
   am 4. Januar 19331
   Sehr geehrte Herren!
  
   Ich wieß nicht, ob Sie meine "Marie Antoinette" schon bekommen haben, und bitte, mir gelegentlich zu sagen, ob Aussicht dafur in Russland besteht, - es handelt sich immerhin um eine Königin. Man hat mir inzwischen fur eine russische Ausgabe von einem außemissischen Verlag in Paris Anträge gemacht, aber ich habe abgelehnt, weil ich nicht auf jener Seite zuerst erscheinen will. Bitte, sagen Sie mir also offen und frei, ob irgendwelche Schwierigkeiten bestehen. In Deutschland hat das Buch einen ganz ungewohnlichen Erfolg gehabt, wir drucken jetzt das vierzigste bis fünfzigste Tausend.
   Mit den besten Grüssen, Ihr
   Stefan Zweig.
  
   Перевод:2
   Зальцбург, Капуцинерберг 5.
   4 января 1933.
  
   Многоуважаемые господа!
   Не знаю, получили ли Вы уже мою "Марию Антуанетту"3, но прошу Вас при возможности сообщить мне, реально ли издание этой вещи в России - ведь речь там все-таки идет о королеве.4 Одно зарубежное русское издательство, находящееся в Париже, уже обратилось ко мне с предложением издать эту книгу, однако я ответил им отказом, потому что не желаю, чтобы мои вещи печатались сначала на той стороне. Скажите мне, пожалуйста, прямо и открыто, есть ли препятствие к изданию этой книги. Ее успех в Германии был совершенно исключительный; отпечатано уже сорок тысяч экземпляров и сейчас печатаются следующие десять тысяч.
   С наилучшими пожеланиями
   Ваш Стефан Цвейг
  
   No 106
   Немецкий текст: машинопись, подпись - автограф, на личном бланке. Опубликовано в: Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1975 год. Л. Наука. 1979. С. 253. Публикация К. М. Азадовского.
  
   1 Штамп издательства: 9 января 1933.
   2 Перевод на русский язык К. М. Азадовского.
   3 См. п. No 99 от 04.04.1932, прим. 6.
   4 В январе 1933 г. книга Цвейга "Мария Антуанетта" была отдана на рецензию В. А. Быстрянскому (1886 - 1940), партийному деятелю и публицисту, который был введен в состав редакционного совета издательства в начале 1930-х гг. после ареста И. Вольфсона. Быстрянский дал резко отрицательную оценку книги и не рекомендовал ее публиковать. См. Приложение No 19. В том же году первый перевод на русский язык был выпущен в свет в Риге: Цвейг С. Мария Антуанетта. Перевод и обработка для русского издания В. Златогорской. Рига: Жизнь и культура, 1933.
  

No 1071

Издательство "Время" Стефану Цвейгу

  
   Leningrad, den 27 Jan. 1933
   Hrn. Dr. Stefan Zweig
   Salzburg
   Kapuzinerberg 5.
  
   Hochgeehrter Herr Doktor,
   Wir bestätigen Jhnen dankend den Empfang Ihres Briefes vom 4 d M. Leider sind wir nicht in der Lage, Dire "Marie Antoinette" bei uns erscheinen zu lassen.
   Mit gespanntestem Interesse aber mehr als je sehen wir Ihren neuen Essays und Novellen entgegen, fur welche bei Ihrer Aufnahme in unsere Ausgabe Ihrer Schriften die Bandnummer XIII an die Reihe kommt. Seien Sie freundlich genug, uns in möglichster Bälde mitzuteilen, fur wann wir deren Eintreffen erhoffen dürfen. Mit vorzüglicher Hochachtung in grossier Dankbarkeit
  
   Оригинал письма на русском языке:
  
   27 января 1933
   Подтверждаем с благодарностью получение В<ашего> письма от 4 января с<его> г<ода>. К сожалению, мы лишены возможности выпустить в свет Вашу книгу "Мария - Антуанета"2.
   Но мы по-прежнему с большим интересом и нетерпением ждем новых Ваших этюдов и новелл для выпуска очередного XIII тома Ваших сочинений. Не откажите сообщить, когда можно рассчитывать на их получение
  
   No 107
   Немецкий текст: рукопись, без подписи; машинопись, без подписи; русский текст: машинопись, без подписи.
  
   1 Перевод на немецкий язык издательства.
   2 См. п. No 99 от 04.04.1932, прим. 6; п. No 106 от 04.01.1933, прим. 3; Приложение No 19.
  

No 108

Стефан Цвейг издательству "Время"

  
   Dr. Stefan Zweig
   London, den 26. Juli 1934.
   c/o H.P.Smolka
   31 Lawns Court
   Wembley Garden
   London
  
   Sehr geehrte Herren!
   Ich habe lange nichts von Ihnen gehört und komme nun in einem bestimmten Anlass. Ein sehr lieber Bekannter von mir, ein österreichischer Schriftsteller, der fur Russland die stärksten Sympathien hat, beabsichtigt in allernächster Zeit nach Russland zu reisen und ich mochte ihm gerne aus meinem Guthaben, das ich noch bei Ihnen in Rubeln habe, fur seinen Aufenthalt dort einiges zur Verfügung stellen. Ich weiß nur nicht, wie groß dieser Betrag ist und möchte Sie bitten, dies vielleicht mir noch hierher zu schreiben, damit ich Ihnen und Herrn Smolka dann sagen kann, wie viel er dort in meinem Auftrage beheben kann. Mein neues Buch über "Erasmus von Rotterdam" ist zunächst nur (wegen der deutschen Schwierigkeiten) in einer Privatausgabe erschienen, aber wenn Sie es wünschen, sende ich Ihnen gern ein Exemplar. Ich werde mich sehr freuen, von Ihnen zu hören und bleibe mit den besten Empfehlungen
   Ihr sehr ergebener
   Stefan Zweig.
   [Ich bin fur längere Zeit von Salzburg abwesend].
  
   Перевод:1
  
   Д-ру Стефану Цвейгу
   для передачи Г. П. Смолке
   Лондон, 26 июля 1934
   31 Лонз Корт, Уэмбли Гарден,
   Лондон.
  
   Многоуважаемые господа!
   Давно уже не имею от Вас никаких известий и обращаюсь к Вам на этот раз по частному поводу. Один мой очень хороший знакомый, австрийский писатель, чрезвычайно расположенный к России, собирается в самое ближайшее время приехать в Вашу страну. Я охотно предоставил бы ему на срок его пребывания в России кое-что из моих денег, отчисленных Вами в рублях на мое имя. Однако я не знаю, как велика эта сумма, и потому прошу Вас написать мне об этом, лучше всего - прямо сюда, чтобы я мог сообщить Вам и господину Смолке, сколько он может снять со счета по моей доверенности. Моя новая книга об Эразме Роттердамском, выпущенная в частном издательстве, вышла лишь на днях (по причине трудностей в Германии)2, но, если Вы пожелаете, я охотно пришлю Вам один экземпляр. Рад буду получить от Вас весточку и остаюсь с наилучшими пожеланиями
   весьма Вам преданный
   Стефан Цвейг.
  
   [Зальцбург я покинул на долгое время].
  
   No 108
   Немецкий текст: машинопись, подпись - автограф. Опубликовано в: Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1975 год. Л.: Наука, 1979. С. 254-255. Публикация К. М. Азадовского.
  
   1 Перевод на русский язык К. М. Азадовского.
   2 Речь идет о австрийском писателе Гансе Смолке (Hans Peter Smolka, 1912 - 1980); выходец из еврейской семьи, он переехал в 1933 г. в Лондон, где по началу работал в качестве корреспондента венской газеты "Neue Freie Presse". Печатался в английских газетах и журналах под псевдонимом Смоллет (Smollett). В 1936 г. совершил путешествие по советской Арктике, о котором опубликовал в английской прессе цикл статей "Сорок тысяч против Арктики. Русская полярная империя", изданных отдельной книгой в 1937 г. С начала 1930-х гг. - агент НКВД, входил в круг Филби. По некоторым версиям именно Смолка познакомил Цвейга с его второй женой Лоттой Альтманн (Charlotte Altmann, 1908 - 1942), брак в которой был заключен в 1938 г. (См.: Stefan Zweig und Lotte Zweigs Suoth American Letters. New York, Argentina and Brazil. 1940 - 1942. Ed. by Darin Davis and Oliver Marshall. New York: Continuum, 2010. P. 202).
   3 Имеется в виду книга: Zweig S. Triumph und Tragik des Erasmus von Rotterdam. Wien; Herbert Reichner Verlag, 1934. Книги Цвейга были включены в немецкие списки нежелательной литературы еще в 1932 г., а в 1933 г. - приговорены к сожжению. Осенью 1933 г. Цвейг побывал в Лондоне, где снял себе небольшую квартиру, в которой он поселился, когда окончательно покинул Австрию в 1934 г. С этого момента Цвейг больше ничего не издавал в Германии: какое-то время его книги выходили в Австрии, а затем в стокгольском филиале издательства С. Фишер. На русском языке книга опубликована впервые в сокращенном виде в 1977 г. (Цвейг С. Триумф и трагедия Эразма Роттердамского. Перевод М. С. Харитонова. М.: Детская литература, 1977).
  

ПРИЛОЖЕНИЯ

<Внутренняя рецензия на сборник новелл "Первые переживания"1>

  
   Stefan Zweig
   Erstes Erlebnis
   4 Gesch aus Kinderland
   Leipzig 1917
  
   Рассказы эти интересны по теме и прекрасны по разработке, тонкой, психологической, поэтической и чрезвычайно правдивой. Неправильно указание на область детской жизни: нет, это рассказы не о детях, а о подростках, стоящих на границе между детским и юношеским возрастами. И предназначены эти рассказы, конечно, не для детей, а для взрослых, и разумных, чутких взрослых.
   Взят тот психологический момент перелома в детской душе, когда дети в области любовных отношений не знают всего, но кое о чем догадываются. Какое-нибудь острое переживание в этом отношении может наложить часто печать, неизгладимую потом в душе на всю жизнь.
   Таким случаям и посвящены четыре прелестных рассказа Цвейга.
   В первом описывается почти юноша, которого в ночной темноте парка целует какая-то девушка. Среди обитательниц замка он стремится угадать ту, с которой встречается ночью. Но день не дает ему разгадки. Все барышни, в частности его кузины, ведут себя безразлично относительно него. По замеченному им медальону он догадывается, что целующая его каждый вечер девушка - его кузина Марго. Но это - ошибка. Благодаря ей и происходит трагедия в душе мальчика. В конце концов оказывается, что в него влюблена другая, безразличная для него кузина. Краски рассказа - юношеские, свежие, наивно невинные.
   Второй рассказ - отражение в душе двух девочек, 12-ти и 15-ти лет, несчастного романа их гувернантки, в котором они наивно пытаются все объяснить. Рассказ трогательный, но без тени сантиментальности.
   Третий - самый лучший, трагедия в душе 12-летнего мальчика от несостоявшегося впрочем адюльтера его матери. Ее ухаживатель свел сначала дружбу с сыном, который по-детски влюбился в своего взрослого друга. Он не понимает, почему этот последний, познакомившись, благодаря ему, с его матерью, совсем изменился и начал избегать его. В душе мальчика, чувствующего и видящего вокруг себя обман и ложь со стороны матери и его бывшего друга, происходит мучительный разлад при полном непонимании истинной подкладки событий. Происходит ряд смешных квипрокво, над которыми, однако, не приходит в голову хоть на миг улыбнуться. Страдания мальчика все время на первом плане. Рассказ кончается благополучной развязкой драмы, но след в душе ребенка, нервного и больного, остается навсегда.
   Четвертый - новелла, изящная и красивая, пожалуй - парафраз чеховской "Шуточки". Но вместо мимолетных слов в последней играет роль письмо, посланное фланирующим иностранцем молоденькой Backfischchen с объяснением в любви и анонимно. Наблюдения его над девушкой, стремящейся разгадать, кто автор письма, и составляют суть новеллы. Эти рассказы - незабываемы.
   Н<иколай> Ш<ульговской>
   5.XII.1924
   СПБ
  
   Приложения No 1
   Рукопись, подпись.
  
   1 РО ИРЛИ, ф. 42, ед.хр. 1141.
   2 См. п. No 2 от 23.01.1926, прим. 8.
   3 Девочка-подросток (нем.).
  

No 21

<Внутренняя рецензия на драматическую поэму "Иеремия"2>

  
   Цвейг Стефан Цвейг
   10/23 Иеремия
   Драматическая поэма
   Вещь, не предназначенная для сцены прежде всего потому, что для ее представления понадобилось бы несколько вечеров. Это именно - драматическая поэма в прозе и отчасти в стихах, каковое определение и дано ей автором. Оценивать ее, следовательно, нужно исключительно только с точки зрения ее интереса для чтения. Впрочем, отдельные места хороши и для сцены, но именно отдельные, а не целиком. Содержание поэмы - завоевание Иерусалима Навуходоносором. В центре стоит личность пророка Иеремии. Проходит ряд картин, начиная с возникновения войны и кончая уводом израильтян в вавилонский плен. Действия и в доме Иеремии, и в царском дворце, и на площадях, и на городских стенах.
   Иеремия уже в самом начале против войны. Он прорицает гибель Иерусалима. Его мать отвергает и проклинает его. В последствии она примиряется с ним, и он присутствует при ее смерти.
   Царь Седекия в союзе с египтянами воюет с Навуходоносором. Иеремию то проклинают, то возвеличивают. За ним восторженно следует увлеченный им юноша Варух. В пьесе они неразлучны, кроме того промежутка, когда Варух послан Иеремией к Наувуходоносору.
   Осада Иерусалима, продолжающаяся почти год. Иеремия стоит за сдачу и заключение мира. Но ввиду тяжелых условий Наувуходоносора мир отвергнут. Иерусалим взят и разрушен. Конец - исход израильтян в плен, но полный достоинства, силы веры и надежд. Шествие идет в "века", "движется навстречу векам", каковой фразой и заканчивается поэма.
   В этой поэме два достоинства: поразительно верное изображение сущности и переменчивых настроений толпы, всегда мерзкой, у всех народов и во все времена, и облик пророка. Главное достоинство - толпа и массовые сцены. Много колориту, верно выдержана психология и прекрасно схвачен момент. Иеремия создан хорошо, его образ врезывается в память. Прекрасны переходы в его душе, особенно то место, где он проклинает Бога, а потом снова возвращается к нему.
   Вообще, это вещь художественная. Конечно, не Шекспир, не Гете. Каких-либо "крылатых слов" из нее не запомнишь, но в целом поэма читается без скуки, с интересом и с художественным удовлетворением.
   При обыкновенных условиях ее можно было бы смело издавать. Но сейчас сомнения вот какого рода.
   В пьесе нет никакой любовной интриги, столь необходимой для современного читателям.
   Вся вещь сплошь религиозна и кончается восхвалением Иеговы. Ее совершенно невозможно печатать согласно введенному безграмотному требованию относительно маленькой буквы в слове Бог. От этого пропадет весь колорит. Нужно помнить, что ведь это вещь для чтения, для глаз прежде всего. А из внешней безграмотности произойдет ущерб и для внутренних восприятий.
   Избежать цензурного взгляда на недопустимость религиозных произведений указанием на то, что это, мол, вещь "историческая", в данном случае нельзя. Это вещь не только историческая, это - символическая вещь. Это - гимн еврейскому народу, как народу Иеговы. Суть пьесы в идее вечности Израиля, как народа всецело покорного своему Богу. В этом, и только в этом его сила, позволяющая переживать все испытания и скитания. Одним словом, это гимн сионизму, и эта сторона поэмы будет ясна даже самому неумному цензору.
   Но, допустим, что пьеса будет разрешена. На какой сбыт может она рассчитывать?
   Массовый русский читатель ее читать не станет. Она покажется ему просто скучной. Молодому поколению, чуждому библейских образов, все будет непонятно. Придется даже объяснять, что такое "пророк". В прежнее время поэма пошла бы среди православного духовенства.
   Интеллигентному читателю пьеса понравится, прежде всего, как ряд широких, ярких картин. Но найдется ли для драмы сейчас такой читатель в достаточном числе?
   Сбыт пьесы обеспечен среди евреев-сионистов и вообще библейско-религиозных евреев. Вот из чего нужно исходить, обдумывая издание этой книги. Но тут нужно иметь в виду преимущественно западную провинцию.
   Перевод прозы отличный. Есть только несколько lapsus'ов, нарушающих библейскую стильность. Так, не подходит слово "кошмар" (встречается преимущественно в стихах поэмы). "Корона" (вместо венца), "лунатик" (объятый лунным бредом), "герольд" (вестник, глашатай), "коридор" (переход), "шпион" (лазутчик), "крендели", "караул" (дозор), "ничего подобного", "картина". Задевает ухо частое "да здравствует", невозможно напоминая наши митинги. Необходимо изобрести другой возглас.
   Стихи, вероятно, точно передают подлинник и в общем приемлемы. Но в них встречаются недопустимые мужские рифмы "тьме-мне", "сокруши-прогони", "тебе-вдалеке", "они-тьмы" и т. п.
   Весьма сомнительно обращение к царю со словами "господин". Если в подлиннике в соответствующих местах и имеется "Herr", то Herr означает не только "господин".
   18.III.1926
   Н<иколай> Ш<ульговской>.
  
   No 2
   Рукопись, подпись.
  
   1 РО ИРЛИ, Ф. 42, ед. хр. No 1344.
   2 См. письмо No 7 от 10.05.1926, прим. 6.
   3 Объем текста в авторских листах.
  

No 31

<Внутренняя рецензия на новеллу "Страх"2>

  
   Цвейг Stefan Zweig
   21/2 новелла Angst
   1/5 л. послесловие (Страх)
   Novelle
   Leipz
   1925
  
   Новелла читается с большим интересом, с захватывающими местами и в один присест. Психология передана прекрасно. Кончается новелла оригинально, но анекдотическим приемом. Суть новеллы - переживания при шантаже. Включать в "Жгучую тайну" нельзя: это совершенно другая область3. Надо включать в сборник других новелл. Содержание:
   Жена богатого адвоката изменила ему со случайным знакомым, одним пианистом. Особенной любви не было: так, увлечение.
   При выходе из квартиры своего любовника Ирина4, жена адвоката, встретила женщину, преградившую ей дорогу и начавшую осыпать ее оскорблениями за то, что она, богатая дама, отбивает, де, у нее, у бедной девушки, возлюбленного. Растерявшись, Ирина не нашла ничего лучшего, как сунуть своей оскорбительнице денег.
   С этих пор в душе Ирины страх Соперница начинает форменно шантажировать ее, угрожая разоблачениями мужу. Пианиста Ирина уже бросила.
   Центр новеллы - мучения из-за страха шантажа и из-за сомнений, догадывается ли муж о чем-либо или нет.
   Шантажистка не только узнает фамилию Ирины, но, вытащив посредством писем изрядную сумму денег от нее, является, наконец, и на квартиру и вымогает у Ирины дорогое обручальное кольцо с обязательством вернуть залоговую квитанцию.
   Муж замечает отсутствие кольца. Ирина мучается особенно после одной сцены с ее детьми, ссору которых очень мудро разобрал отец. Квитанция не получена. Ирина едет на квартиру пианиста объясняться. Тот в недоумении: никакой любовницы, способной на шантаж, у него не было. И это правда. Ирина попадает в его квартиру в тот час, когда у него была другая особа, но настоящая дама.
   В отчаянии Ирина покупает в аптеке яд. В этот момент ее хватает за руку ее муж, которого Ирина уже не раз видела высматривающим ее на улице.
   Оба возвращаются домой. В рыданиях Ирина находит себе облегчение. Происходит объяснение: оказывается, это сам муж Ирины, догадавшись обо всем с самого начала, решил вернуть ее к семье и для этого нанял актрису без ангажемента для разыгрывания роли шантажистки.
   Кольцо снова на руке Ирины. Супруги примиряются.
   В конце короткая биография и характеристика Стефана Цвейга работы Райн<х>альтера .
   H<иколай> Ш<ульговской>
   27. V. 1926.
  
   No 3
   Рукопись, подпись.
  
   1 PO ИРЛИ, ф. 42, ед. хр. No 1343.
   2 См. письмо No 17 от 09.12.1926, прим. 38.
   3 См. письмо No 2 от 23.01.1926, прим. 10. Все новеллы этого сборника, имеющего подзаголовок "Четыре истории из страны детства", объединены общей темой: душевные переживания подростков.
   4 Имя главной героини новеллы: Ирене Вагнер.
   5 Эрвин Герберт Райнхальтер (Erwin Herbert Rainalter, 1892-1960) - австрийский писатель, журналист и театральный критик; входил в так называемый зальцбургский круг поэтов, к которому помимо Цвейга, переехавшего в Зальцбург в 1919 г., принадлежали Гуго фон Гофмансталь и Франц Карл Гинцкей.
  

No 41

<Внутренняя рецензия на исторические миниатюры>2
Стефан Цвейг. Материалы для IV тома (Новеллы)

  
   1. Denkwürdiger Tag (Goethes Marienbader Elegie).3
   - Достопамятный день ("Мариенбадская элегия" Гете) (1/2 печ. листа) Статья, написанная по поводу 100-летия создания "Мариенбадской элегии" Гете, отразившей известное любовное переживание 74-летнего поэта - его увлечение 19-летней девушкой, не увенчавшееся взаимностью и браком. Цвейг воссоздает картину того времени - возвращение Гете из Карлсбада, после сознанной неудачи, возникновение в пути первых строф элегии, ее окончание, болезнь Гете, его выздоровление и примирение с жизнью для дальнейших трудов по завершению творчества. (Напечатано в 1923 г.).
   2. Grouchy (Napoleons Schicksalsstunde)4
   - Груши (Час, разбивший судьбу Наполеона) (1/2 печ. листа).
   Очерк Ватерлооской битвы, в центре которого - образ маршала Груши, которому доверил Наполеон часть своей армии, и нерешительность которого, основанная на слепом повиновении букве приказа, имела следствием разгром императорской армии, со всеми его последствиями для Европы. Цвейг оживляет исторически тусклый облик Груши, останавливаясь на нем с пристальным вниманием, подтверждая подлинность выбранного им для очерка эпиграфа "J'aime les heros sans gloire"5 (Виктор Гюго). (Напечатано в 1912 году)
   3. Die Entdeckung des Südpols (Capitän Scotts letzte Fahrt)
   Открытие южного полюса (последний путь капитана Скотта) (1 печ. лист).
   Описание экспедиции капитана Скотта в 1911-1912 гг. к Южному полюсу, закончившейся гибелью главы экспедиции и 4-х его товарищей. Эпизод, достаточно известный и в свое время широко освещенный в печати всех стран, изображен Цвейгом со свойственным ему изяществом и воссоздает живой и привлекательный образ одного из героев 20 века. (Напечатано в 1914 году).
   4. Pas Geheimnis Byrons.6
   Тайна Байрона (около 1 печ. листа).
   Статья посвящена вопросу, в течение ста лет занимавшему культурный мир - о причинах разрыва лорда Байрона с его женою и последовавшего отчуждения от родины, закончившегося в 1824 г. гибелью Байрона. Цвейг опубликовывает последние данные по этому вопросу, из которых непреложно следует, что установившаяся в 19-ом столетии версия - о преступной связи Байрона с его сестрою не основательна и возникла лишь потому, что сестра Байрона сознательно принесла в жертву брату свое доброе имя, чтобы спасти репутацию близкой Байрону замужней женщины - которая и является, по существу, причиною разрыва поэта с женою.
  
   Все четыре очерка отнюдь не являются, конечно, новеллами, как видно из вышеизложенного. Напечатаны они, как газетные фельетоны, в связи с историческими годовщинами или злобами дня. Сам Цвейг, в своей приписке на имя издательства "Время" объединяет их под общим названием "Augenblicke der Menschheit" (Даты человеческой истории) с подзаголовком "Vier epische Miniaturen" (Четыре эпические миниатюры).
   Все четыре очерка написаны с характерною для Цвейга живостью, с глубокой симпатией к человеку и участием к его судьбам. Первостепенного интереса они не представляют, но, конечно, не испортят впечатления от 4-ого тома и могут быть включены в его состав (всего приблизительно 3 печатных листа).
   В цензурном отношении никаких опасений не вызывают.
   27.IV.1927
   В. Зоргенфрей
  
   No 4
   Рукопись, подпись.
  
   1 РО ИРЛИ, ф. 42, ед. хр. No 1626.
   2 См. п. No 29 от 26.03.1927, прим. 8.
   3 См. там же, прим. 8, 24.
   4 См. там же, прим. 8, 25.
   5 "Люблю героев без славы" (??.).
   6 См. там же, прим. 8, 27.
  

No 51

<Внутренняя рецензия на "Легенды">

  
   Стефан Цвейг. Материалы для V-ого тома (Легенды)
   1. Legende von den gleich-ungleichen Schwestern.3
   Легенда о схожих-непохожих сестрах (1 1/2 печ. листа)
  
   Единственно крупная (относительно) вещь для V-ro тома. Еще не напечатана.4
   Средневековье. У Херилунта, военачальника короля Теодозия, рождаются дочери-близнецы Елена и София. Впавший в немилость Херилунт погибает, владения его конфискуются, и дочери - две красавицы, неотличимые друг от друга по наружности, вырастают в скудости, тоскуя по лучшей доле. Елена не выдерживает - тайно уходит из города и возвращается, на соблазн семье и жителям, блестящей куртизанкой. София, ее постоянная соперница по красоте, испытывает зависть; она решает затмить ее славу и блеск славою и блеском иного порядка: в цвете молодости и красоты уходит в монастырь, где, в ореоле притворной святости, привлекает благоговейное внимание жителей. Глухое соперничество длится; сестер тянет друг к другу. Елена, дабы смутить сестру, предлагает ей испытание: облечься в одежды куртизанки и принять, в качестве таковой, красавца-юношу. София, уверенная в себе, принимает вызов - и падает, поддавшись соблазну. С этого момента сестры живут вместе, как жрицы любви. Незаметно подходит старость и увядание. Елена и София, убоявшись возникшей вокруг них пустоты, уходят под кров монастыря, отдав все накопленное богатство церкви. В память им сооружается собор с двумя совершенно одинаковыми башнями - тот самый, с описания которого начинает автор изложение легенды.
   Читается легенда с интересом, хотя в ней не чувствуется цельности. От других вещей Цвейга ее отличает, с одной стороны, наличие некоторого приглушенного юмора, а, с другой, отсутствие характерного для Цвейга чувства уважения к человеку. Анекдотический элемент преобладает над легендарным.
   2. Die Legende der dritten Taube.
   Легенда о третьем голубе, (меньше 1/2 печ. листа)
   Написана, согласно пометке автора, во второй год мировой войны, в 1915 г. Напечатана в текущем году, в газете "Wiener Morgenzeitung".6
   Легенда - с преобладанием публицистического элемента - протест против войны. Автор повествует об оставшейся неизвестной миру легенде судьбе третьего голубя, выпущенного Ноем из ковчега, когда стали спадать воды. Голубь не вернулся. Он остался на земле и жил тысячелетия. Его вспугнул грохот войны. Голубь мечется и трепет его крыльев слышен смущенной совести человечества.
  
   3. Der Turm zu Babel.
   Вавилонская башня. (Около 1/2 печ. листа).
   Газетная статья на тему о Вавилонской башне - о том, что некогда, во время оно, бог не дал человечеству достроить общее дело, поразив людей взаимным непониманием; о том, чуждые по языку и по крови племена, строят все же дальше эту башню, как памятник человеческого братства. Призыв к солидарности народов, к общему строительству.
   По существу, художественным произведением является только первая легенда. Две другие - публицистика, достаточно почтенная, но не свежая и мало оригинальная. V-го тома они не украсят и количественно придадут ему мало (вместе около Уг листа).
  
   29.04.1927
   В. Зоргенфрей
  
   No 5
   Рукопись, подпись.
  
   1 РО ИРЛИ, ф. No 42, ед. хр. No 1626.
   2 См. п. No 29 от 26.03.1927.
   3 См. п. No 29 от 26.03.1927, прим. 9.
   4 К этому моменту легенда была уже опубликована в газете. См. п. No 29 от 26.03.1927, прим. 9.
   5 См. п. No 29 от 26.03.1927, прим. 20.
   6 Wiener Morgenzeitung [Wien], 23 Januar 1927 [No. 2839], S. 3-4. До публикации в венской утренней газете "Легенда о третьем голубе" воспроизводилась семь раз. См. п. No 29, прим. 16.
   7 См. п. No 29 от 26.03.1927, прим. 21.
  

No 61

<Внутренняя рецензия на новеллу "Лепорелла">

  
   Stefan Zweig. Leporella.2 (27 стр.).
  
   В услужение в аристократическую семью в Вене попадает 40-летняя женщина из тирольской деревушки - тупое существо, замкнувшееся в равнодушии к миру и угрюмости. Два-три внешне ласковые слова, сказанные ей случайно хозяином - человеком легкомысленным, тяготящимся браком с пожилою и богатою, неинтресную ему женщиной, пробуждают в служанке сочувствие к нему, проявляющееся сначала достаточно пассивно, а затем в формах все более и более активных: недоброжелательства к хозяйке и всяческого содействия любовным авантюрам хозяина, вплоть до бескорыстного сводничества. Этот инстинкт услужливости, в соединении с природной тупостью, приводит к трагедии: в отсутствие барона жена его умирает от отравления проникшим в ее спальню газом. Событие трактуется как самоубийство, но барону становится ясно, что смерть жены - результат услуги, непрошенной и страшной. Тяготясь все более и более своей служанкой, он всячески отстраняет ее и, в конце концов, вынужден прибегнуть к увольнению. Покорная до конца, она исчезает из дому, оставив ему свое скудное достояние - шкатулку со скопленными за всю жизнь деньгами; газетная хроника отмечает на другой день самоубийство 40-летней женщины, бросившейся в Дунай.
   Рассказ написан со свойственным Цвейгом мастерством; образ героини рассказа в литературе новый, пополняет перечень женских типов Цвейга еще одним женским характером, причем при всей трагичности фабулы, автор сумел вызвать сочувствие читателя даже и к этой, низшей, животной форме самоотречения и бескорыстия женщины.
   Следует включить в том новелл.
   В. Зоргенфрей.
  
   No 6
   Рукопись, подпись.
  
   1 РО ИРЛИ, ф. No 42, ед. хр. No 1627. Без даты.
   2 См. п. No 34 от 04.06.1927, прим. 2.
  

No 71

<Внутренняя рецензия на книгу "Марселина Деборд-Вальмор">

  
   Цвейг Stefan Zweig
   11 3/4 <а.л.> текста Цвейга Marceline Desbordes-Valmore
   3 1/2 <а.л> Биография
   Lpz.
   19272
   (Марселина Деборд-Вальмор)
  
   К сожалению, издание этой прекрасной книги у нас невозможно. Она не подходит идеологически. Ее перевод явился бы у нас прямо вызовом. Это главная и непреоборимая причина. Другая - слишком малое количество лиц, способных заинтересоваться этой книгой.
   Идеология той поэтессы, биографией которой занята книга, совершенно неприемлема в своей конечной части, да и в общем не особенно принята у нас. Исключение лишь для той части, где госпожа Деборд-Вальмор сочувствует рабочим, движению в Лионе, о чем свидетельствуют соответствующие стихи, письма и отрывки. Но это сочувствие вытекает не из каких-либо теорий, а просто из того, что поэтесса всегда была на стороне бедняков и обиженных и ненавидела казни, эшафоты, суды и судей. В конце, лишившись всех близких и оставшись одна на свете после страдальческой жизни, Марселина всецело обращается к Богу, которому, впрочем, и раньше она отдавала дань в своей поэзии. Это не роман, где можно, не нарушая действия, выкинуть нецензурные подробности, но картина жизни и характеристика всего творчества, следовательно, и устранить нельзя не только такую важную часть, как конец жизни поэтессы, но даже детали. Вообще же, несмотря на чрезвычайно светлый и обаятельный облик г-жи Деборд-Вальмор, равно как и на удивительную прелесть ее поэзии, все же она покажется и слезливой и сантиментальной, так что цензура ни в коем случае не пропустит книги. Для нее облик этой поэтессы будет чужим и вредным.
   Читатель лишь самый интеллигентный.
   Цензурность невозможная.
   Литературность. Очерк Цвейга, как биография, превосходен. Читается, как прекрасный роман. Каждое событие из жизни поэтессы иллюстрируется (ибо ее поэзия автобиографична) соответствующим ее стихотворением в подлиннике, на французском языке среди немецкого текста, без перевода. У нас пришлось бы среди русского текста поставить французские подлинники, но с подстрочным стихотворным же переводом по-русски.
   После очерка Цвейга следуют избранные стихотворения Деборд-Вальмор в немецком переводе одной умершей среди работы немецкой поэтессы и затем госпожи Цвейг4.
   Далее, в немецком же переводе тех же переводчиц, идут автобиографические отрывки поэтессы, ее письма и в конце отзывы о ней современных ей и последующих французских писателей. Заключается все полстраничным послесловием Цвейга.

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 555 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа