Главная » Книги

Одоевский Владимир Федорович - Дневник В. Ф. Одоевского 1859-1869 гг., Страница 5

Одоевский Владимир Федорович - Дневник В. Ф. Одоевского 1859-1869 гг.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

олько мундиров не будет". - "Тем лучше - да растворите настежь двери - как в Библиотеке; прихода всякий, читай или слушай".
  
   30 мая
   Вел. кн. заставила меня по-французски ей сокращать записку К[авелина] о крестьянском вопросе, что я исполнил прескверно, и от усталости и от того, что едва успел пробежать ее.
  
   10 июня
   Выехали в 9 часов утра в Ронгас. Со всеми остановками, двумя таможнями, русской и ф_и_н_л_я_н_д_с_к_о_й (!?) - на последней, прописывая подорожную, спрашивали у моего Фридриха: что значит гофмейстер? - Je voudrais voir la mine de Friderick a cette question {Хотелось бы мне видеть физиономию Фридриха при этом вопросе}. Мы приехали в Выборг в 3 ? ночи; следственно всей езды было 17 ? часов - двумя часами более, нежели я предполагал. Ночевали у Мотти. Толстиус, Алексеев, Никонен. - Губернатора нет в Выборге - я ему оставил две мои карточки.
  
   17 июня
   Едва разобрался с моими книгами и бумагами. - Пора работать - сколько еще приготовительной работы! - Прочитывал собранные мною материалы, накопившиеся и записанные на скоро мысли.
  
   18 июня
   Получил телеграмм от бар. Корфа о приезде в Петербург к середе для конференции у гр. Адлерберга. - Отправил ответ, что буду с Жерве, - также к Зимницкому, что пойдет завтра. В телеграмме оказано: Решено четверг конференция у Адлерберга - Ваше присутствие необходимо.
  
   19 июня
   Вследствие телеграмма я бросил мое леченье, работы и поехал в Выборг, где ночевал, чтобы завтра с утра ехать в Петербург. Такие вещи только со мною случаются; с 1846 года я истощаю тщетно мое красноречие изустное и письменное о мерах для сохранения Музеума. 16 лет меня водили. Теперь, когда в 3 года раз я выпросил 4 месяца для отдыха, для леченья, для устройства моих дел, тогда находят нужным заставить меня, больного старика, ехать т_о_т_ч_а_с же, как будто дело идет о смерти и жизни!
  
   21 июня
   Отправился в Царское село, прождав Исакова до 3 ч. Бар. Корф принял меня a bras ouverts {С распростертыми объятиями.}, и все семейство с невыразимым радушием, устроили мне ночлег.
  
   22 июня
   В Царском селе - в 11 поехал с бар. Корф на конференцию о Музеуме к гр. Адлербергу, которая была в три этажа. 1-й - гр. Адлерберг, бар. Корф, [Н.] Муханов, я и Исаков о сдаче Музеума. 2-й - гр. Адлерберг, Корф и я - о чиновниках Музеума, о коих я просил, чтобы им сохранили содержание до приискания места и 3-й - гр. Адлерберг и бар. Корф - обо мне. С Исаковым мы приехали в вагоне в Петербург и обедали с ним в Английском клубе. Вечером я работал над записками о Враском и других чиновниках.
   Бар. Корф принял во мне участие с истинно дружеским радушием. И гр. Адлерберг спрашивал его: "что мы сделаем с кн. Одоевским?" Довольно трудный вопрос, на который и я не знаю, как отвечать. Мое главное дело сделано: Музеуш обезопасен от верной и неминуемой гибели. А со мною, что будет, то будет; авось не останется втуне моя 16-летняя должность верной собаки при Музеуме. - Хотелось бы мне в Москву - нет при нашей скудности никакой возможности жить долее в Петербурге. Nous viellissons et nous nous ruinons {Мы стареем и разоряемся.}.
  
   30 июня
   По некоторым обмолвкам (здесь подчеркнутым) этого сумасшедшего листка можио догадываться, что он написан под влиянием партии помещиков, недовольных решением крестьянского вопроса; род и_н_т_и_м_и_д_а_ц_и_и_ с целью заставить правительство обратиться вспять, хитроприкрытой будто бы общим согласием и соучастием всех "образованных классов"... - Ошибки против языка, галицизмы и неловкие обороты показывают, что листок сочинен плохим грамотеем и не привыкшим писать по-русски {Написано на обороте прокламации "Великорусс;" Nо 1 - см. воспроизведение ниже на стр. 177.}.
  
   8 июля
   Наслаждался чтением "Домашней Беседы" господина Аскоченского - прекурьезная вещь. Не знаешь, чему удивляться: наглости, бесстыдству, сознательному невежеству или тому, что вся эта торгашеская ложь прикрывается религиозными цитатами. Издатели: плут Аскоченский, вор Башуцкий и пара помешанных: Загоскин с Бурачком.
  
   14 июля
   Читаю Щапова "Русский раскол и старообрядство" - какое однако ж сходство с принципами "Домашней Беседы".
  
   19 июля
   Окончил книгу Щапова о расколах; интересно, но весьма неполно.
  
   20 июля
   Начал читать "Физиологию" Рудефорда. - Каких долгих отдельных трудов стоило проследить каждую минуту зародышного развития от ячейки до совершенного возраста - чтобы составить материал для этой чудной истории - еще есть люди, которые смеются над микрографом, сидящим за ячейкою! -Тому 30 лет такая книга была бы невозможна.
  
   22 июля
   Революция в доме - люди, узнавши, что здесь трудно доставать прислугу, просят прибавки жалованья или отпуска, особенно Петр, отличающийся прескверным аттестатом, несмотря на увещания его жены.
  
   24 июля
   Странное положение финляндской полиции, особенно в отношении к приехавшим с русскими паспортами. Они не имеют права предупреждений.
  
   26 июля
   Работал над Сперанским и кончил.
  
   27 июля
   Просмотрел Сперанского, еще наделал вариантов, и написал письмо к бар. Корфу; все это посылаю завтра с В. И. Алексеевым.
  
   30 июля
   Сегодня мне минуло 57 лет; не думал я прожить так долго. - Потрудился я на моем веку - а сколько еще недоделанного осталось. Благодарю бога, что память еще не слабеет, хотя сила на работу уже не та, а, главное, сердце не черствеет; сужу потому, что доброе меня трогает, гадкое гадит, умное интересует.
  
   31 июля
   Читал "Гришу" Печерского. Удивительно хорошо, - но как эти талантливые господа пишут наспех. Едва начал и кончил; а у других разглагольствие; Жорж Занд справедливо заметила, что русские писатели не понимают l'economic de l'ouvrage. {Не ощущают пропорций.}
  
   7 августа
   Читаю спор Чернышевского (в "Современнике") с "Русским Вестником" о Токвиле. Дело в том, что они оба не правы. У Токвиля действительно не достает ясности, сколько помню, но книга его интересна.
  
   21 августа
   Пробежал связку запоздавших газет. Американские происшествия превосходят всякое вероятие. Пенсильванские волонтеры оставили поле сражения при начале битвы при Болл-Роне [Булль-Руне] потому только, что истек срок их 3-месячного обязательства - и сражение было проиграно. Если это не выдумка Мак-Довело [Доуэля], чтобы прикрыть свою неудачу - то это просто псевдо-бентамиты. А еще на меня нападали за "Город без имени!".
  
   [12 октября]

Университетская история по городским толкам

1861 - сент. 25 - 26 - октябрь

   Об этой истории столько разноречащих слухов, толков, апофегм, легенд, эпиграмм, - что не знаешь, чему и верить.
   Наибольшее число обвиняют гр. Сергея Строганова, подавшего мысль не принимать студентов без платы (по бедности) более двух на губернию. - Здесь полагают начало всему происшествию. Это распоряжение оскорбило и публику, и студентов. К этому присоединилось распоряжение гр. Путятина о закрытии сходок, на коих между прочим студенты собирали между собой деньги для беднейших товарищей, занимались библиотекой и прочими своими делами. Эти сходки бывали публичные в зале университета, часто в присутствии ректора и в них ничего предосудительного не было. - Они закрылись по мысли гр. Путятина придать университету совершенно школьный характер, - потому что так в Оксфордском, основанном английскими лордами, где при каждом студенте тутор, у каждого студента три-четыре комнаты и где каждый вносит до 3 000.
   Следствием этих идей было бы у нас усиление, или, лучше сказать, искусственное образование сильной аристократической партии, столь несвойственной ни духу, ни условиям России и, сверх того, самой опасной для монархического правления.
   Говорят, что гр. Строганов настаивал, чтобы высшее образование давалось лишь богатым, и вспоминают, что подобная мысль, хотя в другом виде, была предложена императору Николаю: хотели, чтобы университет был открыт лишь дворянам. Император Николай отвечал: "не могу взять на свою совесть запретить кому-либо учиться".
   Не знаю еще, что было поводом закрыть университет, но известно, что он был закрыт без предварительного о том извещения студентов. Когда они пришли по обычаю на лекции, их встретил полициймейстер Злотницкий [Золотницкий] с объявлением, что впуск запрещен. "От чего"? спросили студенты. - Об этом спросите у попечителя". (Попечителя Филипсона не было в это время в университете). Студенты отправились чрез Невский проспект, как говорят, весьма чинно, с портфелями под мышками, по два в ряд, не позволяя себе даже громкого разговора; когда они подошли к Владимирской, их окружили солдаты и отвели в крепостные казематы.
   Остальные товарищи (знак, что не 2 тысячи шли по улицам) собрались снова, говоря, что взятые не больше их виновны, и потому желают, чтобы и их подвергли той же участи.
   Теперь - 12-14 октября, говорят, в крепости до 300 человек.
   Озлобление в публике большое и против бездействия Путятина и Филипсона, и против излишней деятельности [П. Н.] Игнатьева и Паткуля.
   Говорят, что им непременно захотелось отличиться и быть спасителями отечества; что они старались об этом при обнародовании манифеста о крепостном освобождении, что им не удалось; так они воспользовались отсутствием государя, чтобы обратить чисто домашнее университетское происшествие в государственное дело, произвести искусственную революцию и спасти отечество.
   Говорят, что много студентов изранено прикладами; но это неправда; солдат ударил прикладом по голове лишь кандидата Лебедева (вышедшего из университета) и который, идучи в Академию Наук к Веселовскому, попался тут нечаянно, - остановившись или остановленный толпой - Лебедев взят в крепость.
   Между народом распускали слух, что это бунтуют молодые помещики, потому что государь освободил крестьян.
   Говорят, Бистром кричал солдатам: вы этим б_а_р_ч_а_т_а_м спуска-то не давайте.
   Когда Плаутину стали говорить, что студенты бунтуют, он отвечал: я видал бунты и революции; бунтуют с криками и с оружием в руках, а эти _ш_л_и_ _п_р_о_с_и_т_ь.
   Вообще до сих пор так еще мало у меня верных данных, que je ne vois pas trop clair dans toute cette affaire {Что я не слишком ясно разбираюсь во всем этом деле}, - может быть Игнатьев и Паткуль и не могли действовать иначе, - audiatur et altera pars {Выслушаем и другую сторону.} - здесь в отношении к обеим сторонам; но одно верно: слава богу, что все это и в Петербурге и в Варшаве явилось п_о_с_л_е уничтожения крепостной зависимости. Тогда бы история была другая. Верно и то, что ни Филипсону, ни Путятину не следовало о_т_с_у_т_с_т_в_о_в_а_т_ь. Не уж-ли они побоялись комков грязи? Грязь, полученная на исполнении своего дела, не беспечит.
   Озлобление в публике сильное. На юбилее полка, где Паткуль прежде был полковым командиром, офицеры при чем сделали складку в пользу студентов до тысячи, и настоящий полковой командир первый подал тому пример.
   Говорят, что наследник сказал про действия Путятина: он, кажется, забывает разницу между управлением корабля и управлением университетом. Говорят, что [С. Г.] Строганов был в отчаянии от этого замечания.
   Говорят, что в "Искру" были присланы стихи о каком-то бродяге, где между прочим было, что следует:
  
   И бить его, и гнать его (Игнатьева).
  
   Впрочем, это подражание старинной эпиграмме Соболевского на Григория Книжника [Геннади].
   Так же был следующий стих:
  
   Бьет по морде, под лопатку-ль (подло Паткуль).
  
   Ценсор догадался и не пропустил; а легко он мог пропустить - нескоро заметишь. Так трудна и даже невозможна ценсура.
  
   13 октября
   Говорят, что сегодня посадили в крепость еще более 200 студентов. Боже мой! что ж это будет? Не попечитель, а Паткуль распоряжался внутри университета. Да что ж делает университетское начальство?
  
   15 октября
   Сегодня в газетах об отдаче под суд офицеров, принимавших участие в беспорядках студентов.
  
   19 октября
   После тоста государю, провозглашенного бар. Корфом и принятого с неподдельным энтузиазмом, Паткуль, приглашенный к завтраку учредителями, посмотрев на часы, сказал: пора мне ехать навстречу государю, и уехал. Из этого происшествия в городе вывели такой толк, что будто тост был принят холодно и что Паткуль сказал: я не могу дальше оставаться с такими людьми. Так в публике раздражено расположение все толковать в тревожном смысле. Прекрасный рескрипт государя лицею, который бы так хорошо теперь пришелся, был прочитан неожиданно для всех и, говорят, весьма невнятно принцем Ольденбургским, так что большая часть присутствующих его не слыхала (завтрак на беду был в разных комнатах). Отсюда новые толки, что принц рассердился на будто бы холодный прием присутствующими этого рескрипта. За тем будто бы лицей дает бал в субботу, чтобы сделать благодарственную манифестацию. Уж эти манифестации! Дать бы умам успокоиться, депутации было бы достаточно. Как не знают, что в тревожное время всякая манифестация может, смотря по составу толпы, вызвать противоположную. {Все это пустая городская болтовня. Принц Ольденбургский читал очень внятно и уехал лишь потому тотчас лее по прочтении рескрипта, что спешил в Совет с самого приезда [Прим. В.Ф. Одоевского]}
  
   21 октября
   Сегодня был развод - государь говорил с офицерами - и говорят, между прочим, сказал: у меня много неприятностей, - но я их забываю, находясь посреди моей гвардии. Я знаю, что хотели вас заставить нарушить верность, но я знал заранее, что этого не случится.
  
   25 октября
   Мнение бар. Корфа об университетах рассматривается, говорят, завтра в четверг в Совете министров (об уничтожении звания студентов и об открытии университета). Валуев так мне рассказал свою точку зрения: "Вопрос таков, что нельзя решить его, не подвергнув всех сторон обсуждению какого-либо комитета специалистов. Нет нужды распространить университетское образование, когда нужно расширить средние школы. Огромное число студентов делает невозможным действительные экзамены на выпуск с аттестатами. Оксфордский университет с туторами, избираемыми самими студентами, дело полезное. Классическое образование произвело всех великих государственных людей Англии. Из физиков не было ни одного действительного государственного человека. Если нет у нас средних деятелей, - то от того, что нет начальников, которые бы умели ими распорядиться".
   Говорят, появилась третья прокламация "Великорусс", напечатанная ручным станком.
  
   26 октября
   Сегодня государь приехал на пароходе в Петербург, говорят, для присутствования в Совете министров по университетскому делу.
  
   8 ноября
   Получил при милейшей записке от бар. Корфа отношение гр. Адлерберга 8 ноября No 5044 - о н_а_з_н_а_ч_е_н_и_и_ меня сенатором в Москву. Отвечал бар. Корфу и возвратил отношение.
  
   9 ноября
   Уморительно, как не понимают, что можно оставить Петербург и желать московского уединения, и все добиваются причины, от чего я просился в Москву. Я отвечаю, что там у меня две богатые тетки, одна на Арбате, другая на Поварской, за которыми надобно ухаживать.
  
   15 ноября
   Писал к Н. Ф Павлову о том, что мое участие в его газете связано с допущением в нее статьи в пользу Соллогуба.
  
   19 ноября
   Существование Путятина, как министра просвещения, производит в публике самое неблагоприятное впечатление; чему помогает выход в отставку Делянова, Воронова, [нрзб.] des professeurs. Говорят про Путятина, что он - пюзеист, и раз сказал: очень прискорбно, а нечего делать, надобно же кончить тем, что покориться папе.
   Про Михайлова (распускавшего прокламации Герцена) в "Independance Belge" пишут, что он рассказал судьям: я был крепостным, и в детстве видел, как секли моего деда за то, что мешал барину изнасиловать его дочерей - с тех пор я поклялся в вечной ненависти дворянству. 19 февраля 1861 года умиротворило меня; но действия дворянства снова возбудили мою желчь и вот отчего я пред ваши.
   Говорят, Бакунин убежал из Сибири и через Амур и Японию едет в Лондон, о чем Герцен объявил в каком-то журнале.
   Говорят, в иностранных газетах напечатан какой-то адрес весьма умеренный, но толкующий о конституции.
   Я сказал бар. Раден {Далее, до конца записи, в подлиннике по-французски.}: "не отравляйте мне этих мгновений; я нахожусь сейчас в блаженном состоянии ревностной святоши, которая подсчитала количество постных супов, проглоченных ею, и надеется быть вознагражденной таким же количеством жирных колбас; колбасы она не получит - это наверное - но это не разрушает ее блаженства. Я знаю, что Москва наскучит мне, как и все; но по крайней мере ничто не может нарушить блаженства, которое меня охватывает, когда я освобождаюсь от тысячи цепей, сковывающих меня в Петербурге".
  
   24 ноября
   На именинном завтраке у вел. кн. Екатерины Михайловны. - Возня с больным зубом помешала мне поспеть к обедне. Опять вопросы со всех сторон о причине моего переселения в Москву. Мой долгий разговор с Суворовым о Думе и Комитете общественного здравия {Далее, до слов "мы считаем копейки", в подлиннике по-французски }. - "Уверяю вас честью, - сказал я ему, - и скажите об этом государю, что нет ничего и не может быть ничего, кроме как добра от Думы". - "Вы знаете, что возражали против 750 человек членов Думы" - "Это иллюзия, это только на бумаге, собирается не больше двухсот человек и таким образам почти всегда, недостает людей для различных комиссий, необходимых вследствие разнообразия дел, подлежащих рассмотрению; а вы знаете, что в таком роде службы, который не дает ни жалования, ни наград - единственное средство заставить людей работать, это иметь возможность разделить работу между многими лицами. На мой взгляд Дума - единственное учреждение в Петербурге, которое работает добросовестно. На нее нападают за то, что она мешает хоть сколько-нибудь воровать". - "Ч[евкин] резко выступал против нее". - "Я этому охотно верю. Мы считаем копейки, а он вдруг наваливает на город издержки в 400 и 500 тысяч, коих употребление можно судить по тому, как ремонтируется самое здание Думы и вообще городских строений. Je sais que je me mettrai sur le dos tout le monde, - mais n'importe, - je ferais mon devoir" {Я знаю, что восстановлю всех против себя - но все равно - я исполню свой долг.}.
   У Рибопьера, чтобы узнать, когда я могу благодарить государя.
   Я бы желал иметь возможность сказать государю следующее. Участь всех государей и великих мер, ими предпринимаемых, это то, что эти меры бывают не вполне понятыми. Может быть полезно, чтобы в толпе были люди, могущие ее вразумить; но такое дело может быть доступно такому человеку, которого нельзя обвинить в честолюбии, ибо он променял положение более блестящее на долю скромную и трудовую. Я смею думать, что вашему величеству я буду полезнее в Москве, нежели в Петербурге.
   Вечером у вел. кн "Enfant prodigue" {Блудный сын.}, сказала она, повторяя сказанное поутру. Я сказал вел. кн. {Далее, до конца записи, в подлиннике по-французски.}: "Если вам угодно уделить мне пять минут, я сумею объяснить вам, почему я покидаю Петербург". - "Ни пять минут, ни больше не смогут убедить меня - говорите!". - "Ваше высочество, пожалейте меня, но не порицайте. Я покидаю Петербург не без сожаления; но я чувствую, что слабею - и физически, и морально. Я чувствую на себе влияние петербургской атмосферы и как все петербуржцы, я утрачиваю понимание России. Мне надо почерпнуть силы на родной почве". - "Вы полагаете, что в Москве вам это удастся?" - "Отчасти, но меня будут посылать и в провинцию". - "С вашим здоровьем это очень тяжелый труд". - "Да! Но я сумею вынести это - и надеюсь быть полезным. Вы знаете, что Россия движется всегда скачками, - я не могу объяснить себе, куда она скачет сейчас; из Петербурга этого не видно". "Да, это правда! - Вас назначили в уголовный департамент, вы будете там полезны". - "Я предпочел бы гражданское ведомство, - но все равно". "Вы не просили об этом". - "Я никогда не прошу что бы то ни было и исполняю то, что мне поручено - я постараюсь изучить уголовное право".
  
   2 декабря
   Встретил Панаева, расспрашивал о запрещении "Современника"; вредит ему какой-то Ведрин, которого "Современник" распушил.
  
   5 декабря
   Читал "День" -что за пустоголосица! ни одной живой мысли, а лишь славянофильское риторство и французская игра словами.
  
   [14 -16 декабря]
   Говорят, что вел. кн. Константин Николаевич на просьбу Путятина рассказать ему все происшествия, отвечал, что по занятиям принять его не может и в то же время другого адмирала (при Путятине же) пригласил на завтра к себе. Опять заговорили о Головкине для министерства просвещения.
   Про меня, после многих толков, рассказывают, que je fais preuved'une grande f_i_n_e_s_s_e_ et de prevoyance, en allant a Moscou!!. Je ne m'attendais pas a celui la! {Что я проявил большую тонкость и дальновидность своим отъездом в Москву!!. Этого я не ожидал!} Любопытно знать, в чем они тут видят тонкость, и предвидение чего?
  
   17 декабря
   Все говорят о замещении Путятина Головниным, но все так рады этому и так боятся, чтобы разговоры об этом не помешали совершению этого изменения, что говорят шопотом, приговаривая: "только не рассказывайте об этом, чтобы не повредить".
  
   26 декабря
   Губернских врачей теперь назначают губернаторы. Прежде это было делом Медицинского совета и департамента; в результате - 200 ваканций по городам, ибо департамент не назначал ни единого без взятки, а взятка была высока. Департамент же жаловался на недостаток врачей в России. Теперь по городам нет ни одной ваканции. Вот еще пример, каким образом, преступный частный интерес - домашняя кастрюлька - может отразиться в целом государстве в виде общественного бедствия.
   Современный вопрос, поднятый в Комитете общественного здравия: что делается с хозяевами, которые отдают в наймы сырые квартиры?
  
   30 декабря
   В дворцовой зале на репетиции Русского музыкального общества. С репетиции я прошел к вел. кн. - читала она стихи Некрасова и рассказывала с удивлением, что Блудов не признает его поэтом. Вел. кн. напомнила, что было время, когда Пушкина и Вяземского считали за hommes dangereux {Опасных людей}.
  
   31 декабря
   Вечером у меня: кн. Львова, Эйлеры брат и сестра, M-lle Staal, Рубинштейн, меньший Веймарн, Мальцев, Опочинин старший, Рейц, [нрзб.] Ермаков, Баумгардт, Булычев.
   Во время ужина явились разные подарки из дверей Рубинштейну - дыня, как символ того, что может ему бросить публика, и шитая подушка- de la part du Conservatoire a son pere {От консерватории ее отцу.} - мне соль, для просоления московского Сената, лекция по теории невероятности и розга на Муму.
   Вот и остался 1861 год, кажется, с 1862 для меня, начнется новая жизнь, менее мятежная и больше мне останется времени для моей внутренней жизни.
  

1862 год

   [1- 5 января]
   Хорошо еще, что эти ослы ошиблись в имени. Впрочем в старые годы, по поводу такой штучки можно бы попасть в крепость.
  
   8 января
   Кн. Черкасская, которую просил сказать Аксакову: примет ли он от меня возражение самому корню "Дня".
  
   12 января
   Бар. Корф (отмена телесных наказаний) - обнародование этой меры прежде самого закона, что гр. Б[лудов] предполагал держать в секрете. - Вечером бар. Раден с бала Ольденбургского. Она _з_а_ телесные (разумеется полицейские) наказания по приговору мира и в школах!!!
  
   25 января
   Поутру прислала за мной жена от Сергея Степановича [Ланского], который при последнем конце. Там были лишь кузины, жена и Зенеида "Spes nulla? {"Никакой надежды?"}", спросил я у Рауха, чтоб не испугать окружающих. "Spes nulla", отвечал он.
   Свидание государя с Сергеем Степановичем Ланским было самое трогательное. Он благодарил Сергея Степановича за все, что он сделал, Сергей Степанович за то, что позволил ему быть участником в великом деле. Государь плакал навзрыд. - Странное дело, как у нас высасываются слухи из пальцев. Не уcпел я приехать в Музеум, как уже мне рассказывали, что Сергей Степанович говорил государю: "ступайте, ступайте теперь", как будто он им тяготился. Ничего подобного, даже близкого не было. А пожалуй эта нелепость перейдет и в "Колокол". Елена Павловна также была у Сергея Степановича и говорила со всеми родными.
  
   26 января
   Сергей Степанович скончался в 7 ? час.
  
   28 января
   Про Панина говорят, что он один отстаивает телесные наказания, и в особенности для женщин; ибо, говорит он, я вам скажу, как эксперт, женщина совсем не человек: это я вижу беспрестанно по делам - отравила мужа, отравила мужа, отравила мужа.
  
   1 февраля
   Сегодня в первый раз мог быть в Дворянском собрании - следственно не слыхал ни речей Платонова, ни речей [Н. А.] Безобразова (крепостника, который однако ж за себя 67 голосов против 140; а заведи у нас парламент, за него было бы 167 - это верно; да и в Дворянском собрании, если бы не сила царской воли, все бы потянулись за крепостником).
  
   3 февраля
   1-го февраля было уже последнее заседание Дворянского собрания. Решили, ходатайствовать - 1. О поручении дела губернских учреждений комиссии из дворянства совместно с комиссией от правительства. 2. О введении ипотекарной системы по проекту сенатора Цеймерна. - Потом благодарности.
   Прежде решили: рассмотрение предложения Платонова отложить до будущего съезда, теперь же просить о гласном и устном судопроизводстве.
  
   4 февраля
   У меня Гербель (с просьбою дать какие-либо сведения о брате Александре и о Кюхельбекере - мало могу что сообщить, ибо последнего знал лишь один год, а парного в разное время лишь несколько месяцев).
  
   9 февраля
   Зашел в магазин Серно-Соловьевича, где за bureau г-жа Энгельгардт - жена химика, потерявшего профессорское место при Путягине.
  
   [10 февраля]
   О бале у кн. Юсуповой-Шово - тысячи эпиграмм. Два лагеря - кн. Кочубей и кн. Шово. На бале мало, но за ужином, когда кавалеры уселись возле дам, после мазурки, их подняли, чтобы дать место другим дамам; мущин же хозяин пригласил к буфету, приговаривая, que sans les dames on est plus a son arise pour manger! Cette phrase de bourgeois endimanche {Что без дам удобнее кушать. Эта фраза разряженного буржуа...} подняла всех на зубки. Австрийца не было ни одного у Шово, все другие дипломаты были, и также кн. [А. М.] Горчаков. - Ездить к Шово называют: chevaucher {Гарцевать}. Тютчев сказал: "j'aime mieux les festins du fils que les pompes du pere" (отца Шово обвиняют в том, что [нрзб.] его было entrepreneur des pompes funebres) { Я предпочитаю празднества сына отцовским торжествам... устроитель похоронных процессий [непереводимая игра слов].}. Все это занимает петербургские салоны, - больше, нежели вое толки о думах, соборах и проч. т. п. Уж таков Петербург.
  
   16 февраля
   Говорят, история в Театральной школе. Сабуров повез с собой в карете двух воспитанниц и Прихуновой запустил в рот язык, от чего ее вырвало. Смотрительница Рулье жаловалась. Она, говорят, сама торговала воспитанницами, но Сабуров ей помешал и оттого будто бы она на него зла. А если не от того, а просто бедные девочки насилуются старыми прелюбодеями?
   Что такое в Твери? Говорят, туда Анненков (контролер) послан.
  
   17 февраля
   История тверская: мировые посредники (говорят, 14) подали в отставку, требуя изменения "Положения" 19 февраля. Что за свиньи! Что за ослы! Не слышат они, что говорит народ: "не нажить нам никогда такого царя, как нынешний!" - Что ж они хорохорятся и только пакостят! О дворянство - когда поумнеешь!
  
   9 марта
   Я нечаянно узнал, чего мне в голову не приходило, что император Николай Павлович считал меня самым рьяным демагогом, весьма опасным, и в каждой истории (напр. Петрашевского) полагал, что я должен быть тут замешан. Кто это мне так поусердствовал? И как меня не согнули в бараний рог?
  
   11 марта
   У государя и у наследника. Государь сказал мне: "А, наконец! когда намерен ехать?" - "Я не желал бы медлить, но завишу от Устава Максимилиановской лечебницы, который теперь рассматривается в Медицинском совете, - другие мои годовые отчеты я уже сдал" - "Ну с богом, продолжал государь, - я уверен, что и в Москве вы будете также полезны, как всегда были полезны" и милостиво пожал мне руку. Императрица не принимала сегодня. Я пошел было спросить у Рихтера: когда я могу откланяться государю наследнику, и встретил самого цесаревича: "вы верно шли ко мне?", сказал он. "Точно так, отвечал я - откланяться вашему высочеству". - "Да вы соскучитесь в Москве" - "Буду работать над сенатскими записками". - "Ну и другие дела будут". - ("Нет, ваше высочество, никакой уже административной должности на себя не возьму, - здесь у меня их было пять, - это хорошо смолоду", - и проч. т. п.
   Зашел проститься с гр. Барановой, где встретил гр. Тизенгаузен, которую проводил в ее комнату. "Pourquoi allez vous a Moscou"? - "Parce que, pour vivreici il faut avoir deux choses: de lа sante et de l'argent - et je n'ai ni l'un, ni 1'autre" - "Vous avez raison, отвечала умная графиня, je vous comprends {Отчего вы уезжаете в Москву? - Чтобы жить здесь, надо иметь две вещи: здоровье и деньги, а у меня нет ни того, ни другого. - Вы правы... я вас понимаю.}. У меня обедали: Свербеев, кн. Волконский, Голохвастова, бар. Раден, и остались до вечера. Свербеев дал мне характеристику москвичей - умора! Все разделено на кружки, которых нельзя спустить вместе - перегрызутся.
  
   18 марта
   Непонятная вещь! Кн. Ал. Фед. Голицын и теперь умел убедить, что он добрый, честный простачок и что его в публике гонят за его преданность и правдивость, оказанные им в делах расследования о революционных обществах.
   При Николае Павловиче было секретно запрещено ценсуре печатать что-либо в похвалу Морского ведомства и Константина Николаевича.
  
   27 марта
   Нет ничего интересней второй жизни человека; внешняя жизнь выставлена на показ всем. Внутренняя же, вторая жизнь есть скрытая основа, которая управляет всем существованием человека. Иногда она прорывается наружу, оставаясь всегда скрытой, как некая тайна. Я не могу постигнуть, как могут люди чувствовать необходимость в признаниях, когда у них какие-либо недопустимые чувства или чувства, которых они не должны бы иметь.
   Удивительней всего то, что человек, чувства которого не разделяются, всегда с упорством распространяется о них. Потому, очевидно, что искренне чувствуя что-либо, не можешь себе представить, что тебе не верят {В подлиннике запись по-французски.}.
  
   29 марта
   У нас обедала m-lle Staal. - После обеда Ан. Вас. Путяга и спиритические опыты. Я пробовал их над собою: усталость мускулов и нервное возбуждение - вот и все; оттого руки приходят в дрожание. Если в это время о чем-нибудь думать, то это напишется невольно, за тем слово станет цепляться за слово и составится фраза. У меня не выходило ничего, кроме черточек, ибо я старался воздержать себя от всякой определенной мысли. В Ан. Вac. и в. m-lle Staal нервное раздражение очень сильно.
  
   9 апреля
   Говорят: одни, что вчера какие-то печатные прокламации были насованы в карманы офицерских шинелей во дворце, другие, что рассыпаны были в церквах и даже наклеены на уличных столбах.
  
   [10 апреля]
   В "Journal du Nord", говорят, любопытная статья о преобразовании Государственного совета.
   В "Independance Beige", говорят, статья обо мне (?!) - не могли найти, как ни старались Рошлер и Гульден.
  
   21 апреля
   В шахматном клубе, говорят, на меня напали - и Лесков заступился. Ведь это очень забавно: псевдолибералы называют меня царедворцем, монархистом и проч., а отсталые считают меня в числе к_р_а_с_н_ы_х!
  
   22 апреля
   Архимандрит Порфирий привез мне снимки с [нрзб.] греческих музыкантов и рог, который носят женщины в Абиссинии.
   В Константинополе один иеромонах отыскивал продажные мощи. Какой-то Костька уверил его, что у него есть чудо: д_в_и_ж_у_щ_и_е_с_я _м_о_щ_и; но что это движение происходит лишь в полночь; иеромонах пришел к нему; Костька заставил его сделать 50 поклонов и потом вынес ящичек, обделанный в серебро; приблизив к нему ухо, иеромонах действительно заметил, что в мощах что-то шевелится. Торговец Костька просит 50 червонцев; сошлись на 15. - В течение двух-трех дней иеромонах подходил к ящику и слышал в нем движение; уверившись в истине этого сокровища, он отправился из Константинополя куда-то морем. Здесь Костька под пьяную руку начал хвастаться, что он куски от обрубка продает за древо креста, мощи сбирает с мусульманских кладбищ, да и иеромонаха обманул, посадив в ящик живого рака; это дошло до иеромонаха, который также был поражен тем, что от ящика пошла нестерпимая вонь (рак умер и начал гнить). С досады он бросил ящик в море.
   Открыли, что будто существует тыква, которую Христос употреблял при установлении евхаристии. Она была куплена и поднесена императрице Александре Феодоровне; оказалось, что то было нечто в роде полоскательной чашки турецкого серебра, в подножии которой что-то, при движении, билось об стенки. - уверяли, что то кусочек этой тыквы.
   На шоссе один инженерный генерал подошел к работнику и заметив, что он не так работает, стал сам укладывать как следует. "Что ж он за генерал - говорит работник, - работу понимает, словно простой солдат".
  
   3 мая
   Если преобразование судопроизводства совершится, то я скажу с Симеоном богоприимцем: благодарю тебя господи, яко видел очама моими опасение людей твоих. Совершится и ничто не страшно для России, ни ошибки, ни мятежи, ни глупые прокламации - и время от 19 февраля по день обнародования судопроизводства выше всей прежде прожитой тысячи, а нынешний государь величайший из государей русских.
  
   5 мая
   Шахматно-литературный клуб, говорят, совершенный кабак, но имел ту пользу, что столкновением произвелись партии враждующие: герценистов, ультра-либералов или народников, они же нигилисты.
  
   6 мая

Как рассказывает публика

   Бар. Корф всеми силами хочет остановить решение вопроса о судопроизводстве. Когда в общем собрании Совета принялись было за это дело окончательно, он вошел скрытно от членов Совета с особою запиской к государю о внесении в Совет записки Бунге, заключавшей самую оскорбительную критику на действия редакционной комиссии и на Блудова, взволновавшей всех членов, так что бар. Корф признался, что не читал записки Бунге, и просил прощения у членов, на что гр. Панин, одобрив такое с его стороны уничижение, заметил, что он должен просить прощения и у гр. Блудова. Все это имело следствием, что кассационный суд отменен.

Как было в самом деле

   Проект гр. Блудова о судопроизводстве гражданском и уголовном был рассмотрен в Совете и окритикован. За тем эти обе работы были окритикованы Государственной канцелярией, представившей свой проект. Этот проект рассматривался не в общем собрании Совета, но в с_о_е_д_и_н_е_н_н_ы_х Д_е_п_а_р_т_а_м_е_н_т_а_х законов и экономии. Перед одним из заседаний бар. Корф получил записку Бунге, содержавшую в себе критику н_а _р_а_б_о_т_у _Г_о_с_у_д_а_р_с_т_в_е_н_н_о_й _к_а_н_ц_е_л_я_р_и_и, сильную, но нисколько не оскорбительную. Бар. Корф с_о_о_б_щ_и_л о з_а_п_и_с_к_е Б_у_н_г_е кн. Г_а_г_а_р_и_н_у, к_а_к п_р_е_д_с_е_д_а_т_е_л_ь_с_т_в_у_ю_щ_е_м_у, и с е_г_о с_о_г_л_а_с_и_я и_с_п_р_о_с_и_л у г_о_с_у_д_а_р_я п_о_з_в_о_л_е_н_и_я в_н_е_с_т_и е_е к с_о_в_о_к_у_п_н_о_м_у с д_е_л_о_м р_а_с_с_м_о_т_р_е_н_и_ю (ибо без разрешения государя ничто не может быть внесено в Государственный совет). Государственная канцелярия действительно нашла некоторые выражения в записке слишком сильными и оскорбительными. На что бар. Корф сказал, что если в записке Бунге есть что-либо оскорбительное, то виноватый не Бунге, а он, ибо Бунге сообщил ему свои замечания к_о_н_ф_и_д_е_н_ц_и_а_л_ь_н_о, а он счел столько дельными, что нисколько не усумнился обратить на них внимание департаментов, тем более, что дело не шуточное и требующее обсуждения с разных точек зрения. Извиняться пред гр. Блудовым он не находит нужным, ибо критика Бунге касалась единственно проекта Государственной канцелярии. - Обсуждение дела продолжается весьма спокойно и бесстрастно. Бар. Корф был изумлен, что такое простое с его стороны действие получило в публике такие

Другие авторы
  • Оленин-Волгарь Петр Алексеевич
  • Кущевский Иван Афанасьевич
  • Клеменц Дмитрий Александрович
  • Ламсдорф Владимир Николаевич
  • Шмелев Иван Сергеевич
  • Озаровский Юрий Эрастович
  • Умова Ольга Кесаревна
  • Батюшков Федор Дмитриевич
  • Кондурушкин Степан Семенович
  • Кокошкин Федор Федорович
  • Другие произведения
  • Энгельгардт Николай Александрович - Сила веры
  • Дружинин Александр Васильевич - Письма иногороднего подписчика о русской журналистике
  • Екатерина Вторая - [о смерти императрицы Елизаветы Петровны]
  • Козлов Иван Иванович - Благой Д. Козлов
  • Чарская Лидия Алексеевна - Счастливчик
  • Федоров Николай Федорович - Что значит "стать самим собою"?
  • Врангель Николай Николаевич - Стихотворения
  • Горький Максим - Переписка А. П. Чехова и А. М. Горького
  • Опочинин Евгений Николаевич - Михаил Иванович Семевский
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Три сестры
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 284 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа