Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Том 70, Письма 1897, Полное собрание сочинений, Страница 3

Толстой Лев Николаевич - Том 70, Письма 1897, Полное собрание сочинений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

> * 45. Кеннет Бонду (Kenneth Bond).

  
   1897 г. Марта 2. Никольское.
  
   Dear Sir,
  
   You are asking me a question which I am trying to solve those 20 last years. When we for the first time understand what true christian life should be and how far from this Christian life is the life that we are living, it seems to us so natural and so easy to abandon the false wordly life and [lead] the true, happy one, that we are astonished of finding hindrances to this change and ascribe gene­rally those hindrances to our exclusive position. But in this we are mistaken. We think that our Christian life will begin when we will bo free from our wordly ties, but it begins when we are trying to un­do those ties, and this undoing them in a Christian fashion without acting contrary to the principle in the name of which we are chan­ging our life, i. e. the love and the absence of violence is the main thing for a Christian. So that I think that a Christian, - and you in your case - must not try to show to others what true life is, but to make in his soul the internal change, which will bring you not in the position, that you imagine yourself you must occupy, but which will be the necessary result of your internal change.
   When the seventy came back to Christ and said to him, that the devils obeyed them, he answered: don't be glad of your power over the devils, but try that your names should be written in Heaven.
   I think thfit you know all this better than I, and will excuse me for writing what may be superfluous to you. I write this because I have been in the same position in which you are and know the feeling of decouragement which came over you, when the change in my life did not come so as I expected. Therefore I advise you to work with all your energy for the Kingdom of God within you, without making determinated plans for your personal life. Your external position will be the result of the internal change.
   Do you know John Kenworthy and his church and his paper? (1) His adress is Croydon. I think you will find spiritual help in putting yourself in communication with him and his people. Lately there came into my neibourhood a friend of mine, a Russian, V. Tchertkoff. I am sure he would like to know you and you him. With brotherly love
  

Yours truly

  

Leo Tolstoy.

  
   Милостивый государь,
  
   Вы задаете мне вопрос, который я пытаюсь разрешить в течение послед­них 20 лет. В первое время, когда мы начинаем понимать, чем должна быть истинная христианская жизнь и насколько далеко от этой христианской жизни та жизнь, которою мы живем, нам кажется таким естественным и легким отрешиться от этой лживой, мирской жизни для другой - истин­ной и счастливой, что мы даже удивляемся, наталкиваясь на препятствия к этой перемене, и обычно приписываем эти препятствия нашему исклю­чительному положению. Но это ошибка. Мы думаем, что наша христиан­ская жизнь должна начаться, когда мы освободимся от наших житейских пут, но в действительности она начинается уже в то время, когда мы только еще пытаемся освободиться от этих пут, и делаем это так, чтоб не впадать в противоречие с тем началом, во имя которого мы изменяем нашу жизнь, так как любовь и отказ от насилия - главное дело христианина. Так вот я думаю, что христианин - а в данном случае вы - не должен стараться показывать другим людям, что такое эта истинная жизнь, но совершать эту внутреннюю перемену в своей душе, что приведет вас не в то положение, которое вы воображаете для себя необходимым, но в то, которое будет неизбежным следствием этой перемены.
   Когда ученики вернулись к Христу и сказали ему, что бесы повинуются им, он ответил им: не радуйтесь, что бесы повинуются вам, но радуйтесь, что имена ваши написаны на небесах.
   Я думаю, что вы знаете всё это лучше меня и простите меня за то, что я пишу вам о вещах, вероятно, для вас лишних. Делаю это потому, что сам был в том же положении, как и вы, и сам испытал то же чувство разочаро­вания, которое охватило вас, когда ожидаемая перемена в вашей жиани не наступила. Поэтому советую вам работать, полагая все силы для осу­ществления царства божьего внутри вас, не делая определенных планов для вашей личной жиани. Ваше внешнее положение явится результатом вашей внутренней перемены.
   Знаете ли вы Джона Кенворти, его общину и газету? (1) Живет он в Крой­доне. Я думаю, что вы найдете себе духовную поддержку, вступив в сно­шение с ним и его единомышленниками. Недавно в его соседстве поселился один из моих друзей, русский, Чертков. Я уверен, что он был бы рад по­знакомиться с вами, а вы с ним.
   С братской любовью уважающий вас
  

Лев Толстой.

  
  
   Печатается по копии из АЧ, сверенной с копией, присланной адреса­том в 1931 г. Дата копии. В AT имеется черновик (автограф) этого письма, опубликованный в книге: "Дневники Л. Н. Толстого", I, M. 1916, стр. 222.
   Кеннет Герберт Бонд (Kenneth Herbert Bond, p. 1862) - англичанин, в то время баптистский пастор, позднее пастор унитарианской церкви.
   Ответ на письмо Бонда от 14/26 января, в котором Бонд писал о несоот­ветствии своих взглядов и жизни, которую он ведет; сообщал, что хочет изменить свою жизнь, и спрашивал совета Толстого.
  
   (1) Кенворти в то время издавал газету "The new order"("Новый порядок").
  
  

46. Еугену Шмиту (Eugen Schmitt).

  
   1897 г. Марта 2. Никольское.
  

2 Marz 1897.

  
   Lieber Freund,
  
  
   Bei dem Aufsatz iiber die Duchoboren ist ein kleiner Artikel von mir. Mehr kann ich nicht zufugen. Das wichtige ist dass man im Auslande, in Deutschland die Sache in richtiger Beleuchtung kenne. Fur Souscription und Hilfe in Geld halte ich gar niehts. Vor einigen Tagen hat man hier meine Freunden Tschertkoff und Birukoff, die beiden sich in Petersburg fur die Duchoboren bei der Regierung bemuhten, exiliert, den einen (Tschertkoff) nach dem Auslande, den anderen in die Ostsee-Provinzen, in eine kleine Stadt.
   Ihre Briefe und N4 von dem "Ohne Staat" habe ich erhalten (vielleicht sind auch die anderen angekommen, aber da ich nicht in Moskau bin, aber auf dem Lande, so habe ich sie nicht bekom-men). Esfreut mich sehr dass Sie so energisch arbeiten. Ihre Artikel sind sehr stark, (1) aber entschuldigen Sie micb, ich bitte lieber Freund, ich mochte gern weniger Stolz und mehr christlicher Bescheidenheit, Demuth sehen. "Auferstehung" ist ein Roman den ich langst angefangen habe voriges Jahr beinah benndigt aber das Werk so schwach und einfach schlecht und unniitz fuhle dass ich es in keinem Falle erscheinen lessen werde. Mit brilderlichen Liebe Ihr Freund
  

Leo Tolstoy.

  
   2 марта 1897.
  
   Дорогой друг,
  
   К рукописи о духоборах приложена небольшая моя статья. Больше ничего не могу прибавить. Самое главное это, чтоб за границей, в Герма­нии, об этом знали в правильном освещении. Подписке и денежной помощи не придаю никакого значения. Несколько дней тому назад двух моих друзей, Черткова и Бирюкова, которые хлопотали за духоборов перед прави­тельством, выслали - одного (Черткова) за границу, другого в Остзейские провинции в маленький город.
   Ваше письмо и четвертый номер "Olme Staat" я получил (может быть, другие номера тоже пришли, но так как я не в Москве, а в деревне, то они еще до меня не дошли). Очень меня радует, что вы так энергично работаете. Ваши статьи очень сильны, (1) но простите меня, пожалуйста, дорогой друг, я желал бы найти в них меньше гордости и больше христианской скром­ности, смирения. "Воскресение" - роман, который я давно начал, в прош­лом году почти закончил, но чувствую, что это произведение так слабо и попросту плохо и бесполезно, что ни в коем случае его не напечатаю.
   С братской любовью ваш друг
  
  
  
  
  
  

Лев Толстой.

  
   Печатается по копии из АЧ. Впервые опубликовано в книге: "Leo Tolstoi. Die Rettung wird kommen", Hambourg 1926, N XVI, стр. 49. Еуген Генрих Шмит (Eugen Helnrich Schmitt, 1851-1916) - немецко-венгерский писатель анархического направления и издатель журналов "Ohne Staat" ("Без государства") и "Religion des Geistes" ("Религия духа"); автор ряда статей о Толстом. См. о нем в т. 67.
   Ответ на письмо Шмита от 9/21 февраля, в котором Шмит писал, что получил через Д. П. Маковицкого воззвание о помощи духоборам "Помо­гите!" с послесловием Толстого и просил написать письмо в газеты, сообщив последние сведения о положении духоборов, для привлечения денежной помощи. Кроме того, узнав о работе Толстого над новым романом "Воскре­сение", просил сообщить о теме романа и дать отрывок из него для публи­кации в газете.
  
  
   (1) Статьи Шмита, опубликованные под заглавием "Die Durchfuhr-barkeit der Anarchie" ("Осуществимость анархии") в газете "Allamnekiil - Ohne Staat" за январь 1897 г.
  
  

* 47. Теодору Эйхгофу (Theodor Eichhoff).

  
   1897 г. Марта 2. Никольское.
  

2 Marz 1897.

  
   Lieber Herr Eichhof,
  
   Ihren Brief habe ich erhalten und danke Sie dafur. Es ist eine von den grossten Freuden meines Lebens ist die Einsicht, dass es Leute gibt, die dieselbe Wahrheit, wie ich, anerkennen und dieselbe unentgangliche Notwendigkeit fiihlen, ihr Leben zu unterordnen. So helfe Ihnen Gott in diesem Entschlusse. Wenn es aber so vorkomrne, dass Sie nicht im Stande waren, Ihre tjberzeugung im Leben durchzufiihren, so verlieren Sie nicht Mut, bekennen Sie sich selbst schuldig, aber lassen Sie nicht ab, die Wahrheit anerkennen. Um sich dem Ideale der Vollkommenheit um etwas zu nahren (in diosem allein besteht der Sinn unseres Lebens) muss man die ganze Wahrheit in vollkoinmener Reinheit vor sich halten und sich nicht furchten, alle seine Abweichungen von ihr zu sehen.
   Mil briiderlichen Liebe Ihr Freund
  
   L. T.
  
  

2 марта 1897.

  
   Дорогой г. Эйхгоф,
  
   Письмо ваше я получил и благодарю вас за него. Одна из самых боль­ших радостей моей жизни это сознание, что есть люди, которые признают ту же истину, как и я, и чувствуют ту же неизбежную необходимость под­чинить ей свою жизнь. Так помоги вам бог в этом решении. Но если бы случилось, что вы не в состоянии проводить ваши убеждения в жизнь, то не падайте духом, признайте сами себя виноватым, но не переставайте при­знавать ту же истину. Чтоб приблизиться к идеалу совершенства (только и одном этом и состоит смысл нашей жизни), надо держать перед собою истину в совершенной чистоте и не бояться всех своих отклонений от нее.
  
   С братской любовью ваш друг
  

Л. Т.

  
  
   Печатается но копии из АЧ.
   Теодор Эйхгоф (Theodor Eichhof) - сын пастора, в то время студент, впоследствии преподаватель гпмназии в Германии в Анкламе (Anklam).
   В письме от 29 января из Марбурга сообщал о впечатлении, произведен­ном на него чтением книги Толстого "Царство божие внутри вас", и о своем желании отказаться от карьеры пастора, которую ему готовили его роди­тели.
  

* 48. П. И. Бирюкову.

   1897 г. Марта 2. Никольское.
  
   N 4. Пишу вам, милый друг, уже 4-й N, а от вас не получил еще ни одного (я не считал того, к[оторое] вы написали в день приезда). Неужели не допускают мои письма до вас и остана­вливают ваши. Это было бы очень жаль за тех людей, кот[орые] это делают. Так это нехорошо и не только противно любви, но бесполезно жестоко. Мне хочется знать про ваше душевное со­стояние и хочется посоветовать вам не позволять себе возму­щаться против тех, к[оторые] делают вам больно, а стараться любить их и жалеть. Это - одно средство, чтобы не переста­вать быть спокойным и радостным.
  

Л. Т.

  
  
   На обороте: Курляндской губ. город Бауск. Павлу Ива­новичу Бирюкову.
   Датируется на основании почтовых штемпелей и записи в Дневнике Толстого (см. т. 53).
  
  

* 49. П. И. Бирюкову.

  
   1897 г. Марта 4. Москва.
  
   N 5. Всё не получил от вас еще ни одного письма, милый друг, и решил теперь писать открытые письма: это, во 1-х, избавляет читающих от вероятно все-таки неприятной им обязанно­сти распечатывать и читать чужие письма и всё же дает возмож­ность и другим: начальникам станций, почтальонам читать их.
   Пишу, чтобы сказать, что все мы, знающие, а потому и лю­бящие вас, огорчены той жестокостью, вследствие к[оторой] вы, живущий более 10 лет святой жизнью, посвященной служению богу и людям, подверглись недоброжелательству людей, желаю­щих, оторвав вас от всех любящих вас, сделать вам больно. Уте­шаемся только тем, что Хр[истос] сказал, что как гнали его, так будут гнать и тех, к[оторые] подражают ему.
   Данилевская пишет мне: (1) за что могли сослать Павла И[вановича]? Я с детства Пошина знаю его чистую ангельскую душу, любящую всех и желающую всем одного добра. Она удивляется, но я не удивляюсь, но только жалею тех, к[оторым] нужно гнать тех, к[оторые], как вы, живут для добра. Целую вас братски.
  

Лев Толстой.

  
  
   На обороте: Курляндской губ. город Бауск. Павлу Ива­новичу Бирюкову.
  
   Датируется на основании почтовых штемпелей и записи в Дневнике Толстого (см. т. 53).
  
   (1) См. письмо N 27.
  
  

* 50. П. И. Бирюкову.

  
   1897 г. Марта 6. Москва.
  
   Милый, дорогой друг Поша. Это 5-й N моего письма к вам. (1) Два последние были открытые и больше предназначались для тех, к[оторые] читают их. Нынче видел Пав[лу] Ник[олаевну] и читал ваше письмо к ней и дневник. (2) Вы пишете в вашем днев­нике (я сейчас его читал вслух двум молоканам (скорее унитарьянцам) с Волги - один старик из Царицына, (3) другой молодой из Дубовки) (4) - вы пишете почти то же, что я советую вам, то, чтобы заняться литературным] трудом и вечно новым, интересным, важным и таким, к[оторому] никто и ничто помешать не может - приближением к богу, средство для к[оторого] есть одно, устра­нение всего, что мешает любить людей. Всегда важна любовь, в ней жизнь, но особенно в такие минуты внешних переворотов, к[оторые] вы переживаете. Только одна она дает ту твердость, спокойствие и радость, к[оторые] так нужны в вашем одиноче­стве.
   Еще советовал бы вам физический труд, хотя двух, трех ча­сов, - может быть и столярный и сапожный.
   Жизнь всегда важна, но бывают такие времена, когда она особенно значительна, когда каждый шаг кажется полон самых важных последствий в ту или другую сторону. И такое время вы переживаете. Молитесь непрестанно. Только помня бога, можно верно ответить на те сложные, или скорее, вытекающие из таких сложных причин, требования насильников. Как важно, н[а]п[ример] то, что вы отказались дать подписку и то, что вы братски беседовали с полицейским. Дай вам бог случай и возможность установить как можно больше любовных отношений, чтобы тот огонь любви, кот[орого] они так боятся и хотят погасить, разго­рался всё больше и больше и жег вокруг себя всё, что к нему прикоснется. Дневник ваш читали и слушали с умилением; так жаль, что он обрывается там, где я ждал описания помещения, хозяев, обихода жизни. В моем начатом романе Декабристы (5) одной из мыслей б[ыло] то, чтобы выставить двух друзей, одного пошедшего по дороге мирской жизни, испугавшегося того, чего нельзя бояться, - преследований, и изменившего своему богу, и другого, пошедшего на каторгу, и то, что сделалось с тем и дру­гим после 30 лет: ясность, бодрость, сердечная разумность и радостность одного, и разбитость и физическая и духовная дру­гого, скрывающего свое хроническое отчаяние и стыд под мел­кими рассеяниями и похотями и величанием - перед другими, в к[оторые] он сам не верит. Сейчас говорили про это с пришед­шими еще Желтовым и Суллером (7) и так всем ясно стало, что вы благую часть избрали. Цените ее, милый друг.
   А любят как вас! Кто такая Данилевская, к[оторая] вас учила и не может понять, за что могли напасть на Пошу с его ангельской душой. От Чертк[ова] получил два письма, но нынче принесли назад повестку на письмо, к[оторое] почему-то не выдают. Поста­раюсь устроить через кого-нибудь переписку и с ним. Не пишу вам фактических подробностей. Их передаст вам милая Павла. Про себя могу сказать, что я здоров и духовно спокоен и радо­стен, как давно не был. Желал бы вам передать это спокойствие, если бы думал, что у вас его нет. Черпаем мы его из одного общего источника и одним и тем же путем. Внешне занят всё статьей об искусстве. В семье хорошо. Девочки живут своей личной жизнью и оттого им не совсем хорошо. Но они знают, где спасенье, и истина. Они очень любят вас. И это меня всегда радует. Прощайте, милый друг. Целую вас. Буду по почте писать всё открытые письма.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Л. Т.

  
   6 марта 1897.
  
  
   (1) Толстой ошибочно помечает это письмо N 5; этим номером было по­мечено предшествующее письмо.
   (2) Отрывки из дневника П. И. Бирюкова напечатаны в его статье "Исто­рия моей ссылки" - сборник "О минувшем", СПб. 1909.
   (3) В. В. Паньков. См. прим. к письму N 30.
   (4) Яков Александрович Токарев.
   (5) "Декабристы", роман, над которым Толстой работал в 1860 и в 1879 гг. и который остался неоконченным. См. т. 17.
   (6) Федор Алексеевич Желтов. См. прим. к письму N 70.
   (7) Леопольд Антонович Сулержицкий (1872-1916), впоследствии ре­жиссер Московского Художественного театра; близкий знакомый Толстого. См. о нем в т. 69. В 1898 г. сопровождал духоборов в Канаду (см. т. 71).
  
  

51. В. Г. Черткову от 8 марта 1897 г.

52. А. Ф. Кони.

  
   1897 г. Марта 9. Москва.
  
   Дорогой Анатолий Федорович. Вчера вечером сын мой (1) рас­сказал мне про страшную историю, случившуюся в Петропавлов­ской крепости, и про демонстрацию в Казанском соборе. Я не совсем поверил истории, в особенности п[отому], ч[то] слышал, что в Петропавловской крепости теперь уже не содержат заклю­ченных. Но нынче утром встретившийся мне профессор (2) под­твердил мне всю историю, рассказав, что они, профессора, собрав­шись вчера на заседании, не могли ни о чем рассуждать, так все они были потрясены этим ужасным событием. Я пришел домой с намерением написать вам и просить сообщить мне, что в этом деле справедливо, т[ак] к[ак] часто многое бывает прибавлено и даже выдумано. Не успел я еще взяться за письмо, как пришла приехавшая из Петербурга] дама, - друг погибшей, (3) и рассказала мне всё дело и то, что лишившая себя жизни девушка Ветрова (4) мне знакома и была у меня в Ясн[ой] Поляне. (5)
   Неужели нет возможности узнать положительно причину самоубийства, то, что происходило с ней на допросе, и успокоить страшно возбужденное общественное мнение, успокоить такой мерой правительства, кот[орая] показала бы, что то, что случи­лось, было исключением, виною частных лиц, а не общих распо­ряжений и что то же самое не угрожает, при том молчаливом хватании и засаживании, кот[орое] практикуется, всем нашим близким.
   Вы спросите: чего же я хочу от вас? Во-первых, если воз­можно, описание того, что достоверно известно об этом деле, и во-вторых, совета, что делать, что[бы] противодействовать этим ужасным злодействам, совершаемым во имя государственной пользы.
   Если вам некогда и не хотите отвечать, не отвечайте, если же ответите, буду очень благодарен. Дружески жму вам руку.

Любящий вас Лев Толстой.

  
   9 марта 1897.
  
  
   Впервые опубликовано в Б, III, стр. 285-286.
   Анатолий Федорович Кони (1844-1927) - юрист, сенатор и писатель-мемуарист, знакомый Толстого с 1887 г. См. о нем в т. 66, стр. 306.
  
   (1) С. Л. Толстой.
   (2) О ком идет речь, установить не удалось.
   (3) Возможно, что это один из членов семьи Джонсов, владельцев имения Бабурине, поблизости от деревни Деменки, Тульской губ., где одно время жили Чертковы. М. Ф. Ветрова была близка с ними. В письме А. и В. Джон­сов к В. Г. Черткову от 4 июля 1897 г. есть благодарность за выраженное им Чертковым сочувствие по поводу смерти М. Ф. Ветровой.
   (4) Мария Федосиевна Ветрова (1870-1897), слушательница Высших женских курсов в Петербурге, революционерка. 22 декабря 1896 г. была арестована по делу о "Дахтинской типографии" и заключена в Дом пред­варительного заключения, а 23 января 1897 г. была неожиданно переведена в Трубецкой бастион Петропавловской крепости, где она 8 февраля 1897 г., решив покончить самоубийством, облила себя керосином из горящей лампы. 12 февраля Ветрова умерла. Администрация тюрьмы сделала попытку скрыть самоубийство. Однако в начале марта были выпущены проклама­ции о смерти Ветровой и 4 марта на Казанской площади в Петербурге со­стоялась демонстрация учащейся молодежи. Демонстранты были оцеплены полицией и переписаны. Среди них оказалось и несколько профессоров. См. статью "Самоубийство М. Ф. Ветровой и студенческие беспорядки" - "Каторга и ссылка" 1926, N 2.
   А. Ф. Кони ответил Толстому 14 марта 1897 г. подробным описанием дела о самоубийстве Ветровой.
   (5) Летом 1896 г.
  
  

53. Еугену Шмиту (Eugen Schmitt)

  
   1897 г. Марта 10. Москва.
  
   Lieber Freimd,
  
   Meinen Brief (1) haben Sie vermutlich jetzt schon erhalten. Ihren letzten mit der 4 N "Ohne Staat" habe ich gestern bekommen. Ihr Aufsatz: die Durchfuhrb[arkeit] d[er] An[archie] ist sehr gut, besonders die Vergleichung mit dem Rauber. Dagegen ist nichts zu sagen. Aber der Aufsatz entspricht nicht dem Titel. Die Durchfur barkeit ist nicht beweisen obgleich sie sich beweisen lasst. Das 1st erne Arbeit die ich unternehmen mochte. Das Sie und Ihr Blatt verfolgt werden ist nicht wunderbar; es ware wunderbar werm das nicht ware und die Regierung nicht alle Mittel gebraucht hatte um Ihre Tatigkeit zu hemmen. Aber die Verfolgung kann nichts gegen die Wahrheit. Wenn auch Ihr Blatt aufho'ren sollte, die Idee wird sich andere und meistenteils sicherere und tiefere Wege der Verbreitung finden.
   In jedem Falle bin ich uberzeugt dass Sie nicht Mut verlieren werden und in einer oder anderen Form dieselbe Arbeit arbeiten werden. Ich wunsche nur dass Ihre Familie mil Ihnen sinverstanden sei und Ihnen so viel wie moglich helfe in Ihren schwierigen Verhaltnissen.
  

Ihr Freund

Leo Tolstoy.

  
   10 Marz 1897.
  
  
   Дорогой друг,
  
   Мое письмо (1) вы, вероятно, сейчас уже получили; ваше же с N 4 "Ohne Staat" я получил вчера. Ваша статья "Осуществимость анар­хии" очень хороша, в особенности сравнение с разбойником. Против этого нечего возразить. Но содержание статьи не соответствует заглавию. Осуществимость не доказана, между тем доказать ее возможно. Это работа, за которую я хотел бы взяться. Что вас и вашу газету преследуют, не уди­вительно; было бы удивительно, если бы этого не было и если бы правитель­ство не принимало всех мер, чтобы воспрепятствовать вашей деятельности. Но гонения бессильны перед истиной. Если бы даже вашему листку было суждено прекратиться, (2) идея найдет себе другие, по большей части более верные и глубокие пути распространения.
   Во всяком случае я уверен, что вы не упадете духом и в той или иной форме будете продолжать ту же работу. Хотелось бы только, чтобы ваша семья разделяла ваши убеждения и возможно больше помогала вам в ва­шем трудном положении.
  
   Ваш друг
  

Лев Толстой.

  
   10 марта 1897.
  
  
   Печатается по факсимиле, опубликованному в книге: "Leo Tolstoi. Die Rcttung wird komraen", Hamburg 1926, N XVII, стр. 50.
  
   Ответ на письмо Е. Шмита от 25 февраля, в котором Шмит сообщал, что против него возбуждено судебное дело в связи с его статьей "Die Durchfuhrbarkeit der Anarchie" ("Осуществимость анархии"), опубликованной в N 4 от 22 января 1897 г. его газеты "Ohne Staat". К письму приложен этот номер газеты.
  
   (1) См. письмо N 46.
   (2) Газета "Ohne Staat" выходила в Будапеште с 1897 по 1899 г. вклю­чительно.
  
  

54. П. К. Энгельмейеру.

  
   1897 г. Марта 10. Москва.
  
   Милостивый государь Петр Климентич,
  
   Никак не могу исполнить вашего желанья. Не имею для этого досуга. Я просмотрел присланные вами листы вашей книги и очень сочувствую ее цели. (1) Меня каждый год посещают несколько человек таких изобретателей, и всегда бывает очень жалко (2) тех сил, которые они напрасно тратят, и их ненормального душевного состояния.
   Ваша книга, (3) я думаю, принесет пользу тем, которые еще не потеряли возможность критически отнестись к своим проектам, и спасет их от мучительного душевного состояния; а потому же­лаю этой вашей книге наибольшего распространения.
   С совершенным уважением ваш покорный слуга.
  

Лев Толстой.

  
   10 марта 1897.
  
  
   Печатается по копии из АЧ. Впервые опубликовано неполностью, с не­которыми разночтениями (см. примечания), в книге П. К. Энгельмейера "Руководства для изобретателей со вступительным письмом графа Л. Н. Толстого. Изобретения и привилегии. Составил инженер-механик П. К. Энгельмейер", М. 1897.
   Петр Климентъевич Энгельмейер (р. 1855) - инженер-механик и педагог; автор ряда работ по вопросам техники и изобретательства. Был лично знаком с Толстым. Знакомство состоялось вскоре после получения им публикуемого письма Толстого - в хамовническом доме Толстых, куда он пришел по приглашению Толстого.
   Впервые Энгельмейер писал Толстому в апреле 1885 г. Толстой тогда же ответил ему; но письмо это не сохранилось. Второе письмо было написано в начале марта 1897 г. и приложено к рукописи его книжки "Руководство для изобретателей", переданной Толстому через П. Л. Буланже, к которой Энгельмейер просил Толстого написать предисловие. На это письмо и от­вечает Толстой.
  
   (1) В опубликованном тексте эта фраза читается: Цель ее очень хорошая.
   (2) В опубликованном тексте продолжение этой фразы читается: ненор­мального душевного состояния, в котором они большей частью находятся, вследствие неестественного напряжения дурно направленных умственных способностей.
   (3) В опубликованном тексте продолжение этой фразы читается: может принести пользу тем из них, которые еще не потеряли способности крити­чески относиться к своим проектам, и поэтому желаю ей успеха.
  
  

* 55. А. М. Бодянскому.

  
   1897 г. Марта 11. Москва.
  

11 марта 1897.

  
   Давно ничего не знаю про вас, дорогой Александр Мих[айлович]. Как вы живете? Где ваша семья? С вами ли? Есть у вас друзья в вашей ссылке? И что вы работаете? Вам, вероятно, известно про Черткова, Бирюкова и Трегубова? Чертк[ов] выслан за границу, а Б[ирюков] сосла[н] в Бауск, Курл[яндской] губ., а Тр[егубов] в Фелин, Эстл[яндской]. -
   Пожалуйста, напишите мне про себя и поподробнее, и не могу ли я что сделать для вас. Я бы очень этого желал, п[отому] ч[то] люблю вас.
  

Л. Толстой.

  
  
   Печатается по листу копировальной книги из АЧ.
   Александр Михайлович Бодянский (1845-1916) - бывший харьков­ский помещик, сочувствовавший взглядам Толстого. См. т. 66, стр. 319. В 1896 г. был выслан за сношения с сектантами в Лемзаль, Лифляндской губернии, откуда в 1898 г. уехал с духоборами в Канаду.
  
  

56. В. Г. Черткову от 11 марта 1897 г.

* 57. II. И. Бирюкову.

  
   1897 г. Марта 12? Москва.
  
   N 6. Получил ваше письмо, (1) дорогой друг, и очень все мы б[ыли] обрадованы им. Только мало. Как видите, мой N уже 6-й, третье открытое. (2) Очень хочется знать больше и больше про вас. От Черт[кова] тоже мало писем: только 2. Одно от него, другое от Гали. Я в Москве, занят всё тою же работой, за к[оторую] мне совестно, т[ак] к[ак] надо бы писать более нужное, но не могу оторваться, хочется договорить. И кажется мне, что уже вижу конец. (3) Есть ли у вас Вопросы психологии, там пре­восходная статья индийск[ого] мудреца Шамкара. (4) Если нет, я пришлю вам. С[офья] А[ндреевна] всё так же любит вас, чему я очень радуюсь. Друзья же ваши самые разнородные сходятся воедино в любви к вам. Таня уехала в Я[сную] Поляну. Маша со мной. Целую вас неж[но].
  

Л. Т.

  
  
   На обороте: Курляндской губ. город Бауск. Павлу Ивано­вичу Бирюкову.
  
   Датируется на основании почтовых штемпелей.
  
   (1) Письмо П. И. Бирюкова от 1 марта (приписка от 5 марта), в котором он сообщал о своей жизни в ссылке.
   (2) Открытыми письмами были, кроме настоящего, NN 4 и 5 (от 2 и 4 марта).
   (3) Речь идет о работе над трактатом "Что такое искусство?".
   (4) Вера Джонстон, "Шри Шанкара Ачария - индийский мудрец" - "Вопросы философии и психологии" 1897, 36 (1). Статья эта с некоторыми сокращениями по указанию Толстого была перепечатана в изд. "Посред­ник", М. 1898.
  
  

* 58. Эрнесту Кросби (Ernest Crosby).

  
   1897 г. Марта 13. Москва.
  
   13 March 1897.
  
   My dear Crosby, I have received the extract of my book "Life" (1) and have found it very well done. I wrote to Mr. Hall that I liked his work and wished him success. It would be very well to write a preface to it, but I cannot do it now. (2)
   I am always very glad to have news from you and to know that you are working for spreading the truth of non-resistance and wish you internal satisfaction from your work.
  

Your friend.

  
   13 марта 1897.
  
   Дорогой Кросби, я получил изложение моей книги "О жизни" (l) и на­хожу, что оно выполнено очень хорошо. Я написал г-ну Голлу, что его ра­бота мне нравится, и пожелал ему успеха. Было бы очень хорошо написать к ней предисловие, но не могу сделать этого теперь. (2)
   Я всегда очень рад иметь от вас известия и знать, что вы работаете для распространения истины непротивления, и желаю вам внутреннего удовлетворения в вашей работе.
  

Ваш друг.

  
  
   Печатается но копии из АЧ.
   Эрнест Говард Кросби (Ernest Howard Crosby, 1856-1907) - амери­канский писатель и поэт, сочувствовавший взглядам Толстого; был лично знаком с Толстым. См. т. 87, стр. 306.
   Ответ на письмо Э. Кросби от 15 февраля, в котором Кросби сообщал о посылке переделки Б. Голла книги Толстого "О жизни" и просил напи­сать к ней предисловие.
  
   (1) См. прим. к письму N 44.
   (2) Предисловие это написано Толстым не было.
  
  

59. В. В. Стасову.

  
   1897 г. Марта 15? Москва.
  
   Дорогой Владимир Васильевич. Очень, очень вам благодарен и за выписки и за книги. Передайте пожалуйста и г-ну Гаркави (1) мою искреннюю благодарность. Он так прекрасно и обстоятельно ответил на мои вопросы, что мне совестно за то, что я утрудил его. Очень бы был счастлив, если бы мог чем услужить ему. Надеюсь, что вы продолжаете быть так же здоровы, бодры и милы, Танеев (2) сейчас сказал мне, что да. Прощайте пока.
  

Ваш Л. Толстой.

  
  
   На конверте: Петербург. Публичная библиотека. Владимиру Васильевичу Стасову.
   Впервые опубликовано в ТС, стр. 183-184. Датируется на основании почтовых штемпелей.
  
   (1) Абрам Яковлевич Гаркави (1835-1919), ориенталист, библиотекарь Публичной библиотеки в Петербурге. Ответ Гаркави, о котором упоми­нается в письме, неизвестен.
   (2) Сергей Иванович Танеев (1856-1915), композитор, профессор Мос­ковской консерватории, знакомый семьи Толстых. О нем см. в тт. 53, 71 и 84.
  
  

* 60. А. В. Юшко.

  
   1897 г. Марта 15. Москва.
  
   Москва 1897. 15 марта.
  
   Спасибо вам. дорогой друг (простите, что по стариковской памяти забыл ваше имя и отчество), за то, что известили меня о себе; хотя известия и нехорошие, а именно, что представители князя мира сего хотят во что бы то ни стало помешать вам. Зная вашу любовь к хорошей, настоящей христианской жизни на деле, и, главное, зная вашу способность (очень редкую) выдержать эту жизнь, очень больно думать, что вам помешают и тем лишат многих и многих самого главного и действительного - примера. Утешаюсь только тем, что, когда внутри горит самородный огонь новой жизни, то куда бы ни дели того, кто горит этим огнем, огонь будет делать свое дело и светить, и жечь, и греть. Вы, разумеется, уже знаете про высылку Черткова за границу и Бирюкова и Трегубова - первого в Курляндск[ую] губ. гор. Бауск, второго в эстляндск[ий] г[ород] Фелин (высылка Трегу­бова еще не приведена в исполнение, так как его еще не взяли). Черт[ков] пишет из Кройдона, предместье Лондона, где он посе­лился в кругу друзей и единомышленников, или скорее, едино­верцев, с некотор[ыми] особенностями, свойственным[и] другой народности и другой среде, но в корне вполне согласные с нами. Как сложится там его жизнь, еще неизвестно, т[ак] к[ак] он только устраивается и сближается. Жизнь Бир[юкова] тоже полна, и тотчас же образовывается атмосфера, соответствующая тому, что из него выделяется. Очень жаль, что вы мне мало пишете о своей жизни, о ваших товарищах. Кто они? Ко мне пишет человек по фамилии Стружестрах, (1) спрашивая адрес колонии. Я должен б[ыл] дать ему ваш.
   Прощайте пока. Простите, что так мало и неинтересно пишу, очень занят и не совсем здоров.
   Очень полюбивший вас
  

Л. Толстой.

  
  
   Авраам Васильевич Юшко (1807-1918) - из казачьей семьи, вете­ринар, сочувс

Другие авторы
  • Яковлев Михаил Лукьянович
  • Шимкевич Михаил Владимирович
  • Д. П.
  • Гиппиус Владимир Васильевич
  • Грот Константин Яковлевич
  • Сургучёв Илья Дмитриевич
  • Маяковский Владимир Владимирович
  • Павлова Каролина Карловна
  • Люксембург Роза
  • Трубецкой Сергей Николаевич
  • Другие произведения
  • Неизвестные Авторы - Следствия худого воспитания
  • Катков Михаил Никифорович - Невыгодность для России заключения художественно-литературных конвенций
  • Левберг Мария Евгеньевна - Жюль Ромэн. Преступление Кинэта
  • Огарев Николай Платонович - Гой, ребята, люди русские!..
  • Григорьев Петр Иванович - Водевильный куплет
  • Скабичевский Александр Михайлович - (Сочинения А. Скабичевского)
  • Стендаль - Чрезмерная благосклонность губительна
  • Карамзин Николай Михайлович - О Похитителях
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Рассказ о семи повешенных Л.Андреева: исторический контекст
  • Гусев-Оренбургский Сергей Иванович - Багровая книга
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 207 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа