Главная » Книги

Челищев Петр Иванович - Путешествие по северу России в 1791 г., Страница 3

Челищев Петр Иванович - Путешествие по северу России в 1791 г.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

тоящий фарватер, стремление воды чрезвычайно быстрое и частые немалые пороги, которые ехали через. Не доезжая деревни Сорокиной верст двух, один выпадший из Выг-реки по крестьянскому названии падус, или разделение оной реки версты на две на двое, называется особою рекою Сорокою, которая, обойдя с левой стороны деревню того ж названия, соединяется опять с рекою Выгом.
   Проехавши от деревни Выгского острова 9, а всего от Воиц золотого рудника 65 верст рекою Выгом, приехали к приморской деревне Сорокиной в 8 часов по полудни и стали квартерою в доме экономического крестьянина Петра Лукина. Оная деревня, как выше показано, стоить на острову, который во окружности до трех верст; на нем крестьянских дворов 80, в них мужеска пола 202, женска 231, а всех вообще 433 души.
   Сии крестьяне не точию ни самомалейшаго никакого хлебопашества, но даже и огородов для билья не имеют, а только для коров и лошадей весьма ж мало выстанавливают сена, почему и скота держат очень мало для своего домашнего расходу. Кормятся ж от ловли в море рыбы; настоящий же их непременный доход от семги, сельдей и от морских зверей: белуг, нерьпов и прочих; главный же их на удачу промысл: ходят все мужчины на Мурманский берег Северного окияна близ Колы, для промыслу трески, палтусины, сельдей и сала помянутых морских зверей; также привозят несколько животных морских редкостей и растений натуральной гистории. Но жаль, что бедные сии люди, не знав, как дороги сии игры натуры в глазах охотников, и не ведав, куда им оные сбывать, считая за безделицы, бросают на тех берегах в великом множестве. Сии жители не доезжают до острова Гренландии и до Новой Земли, что я и не хулю, ибо дурная конструкция их ладей, а особливо еще худшая и суеверием подкрепляемая их оснастка, еще бы более морям и ветрам отдавала их на пищу и на игралище, хотя и ныне весьма часто бедственно из них многие погибают.
   Воспитание их весьма сходно с их промыслом, ибо во время моего проезду вся молодежь от 10 лет поголовно выехавши была на помянутые берега, а остальные малые дети ничем другим не забавлялись, как оснасткою и спусканием маленьких своих ладей на воду.
   Выгорецкий исток в море близ их деревни считается по всему поморью самою изобильною сельдяною добычею; самая лучшая и выгоднейшая их пора с августа до декабря месяца.
   Они ловят их неводами и захватывают целыми лодками; закупая гишпанскую соль у города Архангельска, солят они их в большом количестве; другую часть коптят, а малую часть из оных и всю весеннюю и летнюю сельдь вялют и сушат на солнце, чем во весь год по большей части и питаются. Сбывают же оных, как и добываемую ими семгу, приезжающим к ним купцам зимою, то к городу Архангельску, то в Санкт-Петербург. Сколь жалко, что драгоценный сей и изобильный дар натуры, который не уступает изобилием своим и добротою Голландцам, еще не могут довести до совершенства и до надлежащей выгоды, которою пользуются богатые те республиканцы; но мы о том станем говорить впредь. Кроме ж оных показанных, другого никакого промыслу не имеют. В Выг-реке ловится рыба: корюха, щука, окуни, лещи, плотицы, налимы, язи, вьюны, а ближе к морю ловится семга, нельма, белые сиги и сельди. Живущие от самого Выг-озера по обе стороны Выг-реки до сей Сорокиной деревни крестьяне были Соловецкого монастыря, а ныне уже экономические.
   Во оной деревне Сорокиной деревянная церковь старая, в ней два престола: 1-й - Живоначальной Троицы, 2-й - преподобным Зосиму и Савватию, Соловецким чудотворцам; построена от Соловецкого монастыря для того, что здесь, в стоящей на берегу реки Сороки деревянной часовни, преставился преподобный Зосима, Соловецкий чудотворец, и в ней он был до перенесения в Соловецкий монастырь погребен; для отправления ж во оной церкви подлежащего богослужения священника и прочих причетников нет. Близ оной деревни есть Соловецкого монастыря подворье, в котором до отобрания от монастыря деревень живали монахи и часто приезжал архимандрит на зимовую. А теперь уже живет для сбережения двора простой белец, архимандрит же хотя и приезжает, но уже года через три, да и то на несколько дней.
   21-го числа в субботу по утру, по приезде по моему зву шиженского священника, слушали в здешней церкви заутреню и часы с обедницей, а после обеда вечеру храмам всеночную.
   22-го в воскресенье перед обедней крестил помянутый священник оной деревни Сорокиной крестьянина Петра Лукьянова (в доме которого я имел квартеру) новорожденная его младенца Иоанна, и я был восприемником от купели или кумом.
  

8-я часть. Белым морем от приморской деревни Сорокиной до Соловецкого

монастыря.

22 VI

   Того ж 22-го числа июня в воскресенье после обеда оного ж крестьянина Петра Лукьянова нанял, чтоб он довез меня с людьми и экипажем в большой своей лодки до города Кеми, 50 верст, за два рубли пятьдесят копеек, а если доставит в Соловецкий монастырь, до которого от деревни Сорокиной 90, а от города Кеми 60 верст, то за пять рублей; и сделавши на той лодки простую, на скорую руку для защиты от дождя и морского холодного ветра каюту и склавши в нее экипаж, не могли в двое суток дождаться благополучного попутного ветра, а при небольшом противном ветре дождавшись идущей обратно в море нам попутной прибылой воды, в восемь часов по полудни поехали с четырьмя гребцами греблею.
   Отъехавши от деревни Сорокиной семь верст, была в нашем виду в левой стороне матерая земля, выдавшаяся мысом в море, называемая крестьянами тамошними Рас-Нос; а в правой стороне много разной обширности островов, которые сделались от многоводия; которое ж лето вода бывает мала, тогда оные острова так становятся сухи, как бы и матерая земля, с коею они соединяются. В половине двенадцатого часу вода начала прибывать с моря, и не могли против ее быстрого стремления ехать, пристали к матерой земле, называемой Выг-наволок, до которого от деревни Сорокиной десять верст. Здесь настоящий Выг-реки исток в Белое море, и от сего места началась морская соленая вода. Берег оного наволока каменный, положистый, на коем разведя огонь, вышедши из лодки, обогревшись, напился чаю и поужинавши, во ожидании покуда станет вода сбывать в море, пошли ночевать в лодку.
   23-го числа в понедельник, с половине седьмого часа утра при небольшом противном ветре, с попутною, опять в море идущею водою, поехали греблею. Будучи от сего наволока, вблизи нас в правой стороне рядом один с одним три острова Кимелица, а против их в левой стороне остров Медвежий, во окружности до четырех верст. В 3 часу по полудни для обеда пристали к острову Полта Кроге, который кругом до десяти верст; на берегу сего острова есть деревянная маленькая часовенька; в ней, как сказывают тамошние жители, погребено какой-то утопшей женщины или девицы тело, и над могилой ее поставлена гробница и покрыта тремя шелковыми пеленами, с нашитыми на них серебреными большими крестами. От оного острова, пообедавши, поехали при том же не большом противном ветре греблею ж в половине четвертого часу. Здесь в правой и в левой сторонах имели в виду множество островов, у которых берега голые каменные, а другие усыпаны мелким камнем; некоторые ж из них не только лесом, но и землею ни мало не покрыты, а настояще каменные. В восьми верстах от города Кеми есть на море две высоких каменных горы, называемых Кельяками; оне составляют род ворот, вводящих в губу, к городу и реке Кеми; на оные горы взойдтить человеку никак не можно, затем что они вид свой имеют каменных столбов. Проехавши от Кельяков четыре версты, настало реки Кеми устье, где она, идучи мимо города, впадает в Белое море; здесь отделилась ручная вода от морской; оною рекою, за незнанием нашего лоцмана в реке фарватера, ехали до города четыре версты всю ночь.
   Отъехавши же от деревни Сорокиной морем 70, да Кемью рекою четыре, а всего 74 версты, 24-го числа во вторник, в день рождества Иоанна Предтечи, в семь часов утра, пристали к городу Кеми. Сей город стоит по обе стороны реки Кеми (по которой он и название таковое ж имеет), в четырех верстах от Белаго моря; в нем две деревянных церкви: 1-я - соборная, по течении реки на правой стороне, внутри городского строения, настоящий храм Успению Пресвятыя Богородицы, пределы - Николаю Чудотворцу и преподобным Зосиму и Савватию Соловецким; 2-я - приходская, на маленьком реки Кеми островку, рождеству Иоанна Предтечи.
   На сем острове есть остатки деревянных башен и стен прежнего городка, построенного в древние времена от набегов иноплеменных и разбойников. Третью ж церковь строят новую на кладбище, версты полторы от города, во имя Живоначальной Троицы. При всех оных церквах один протопоп, два священника и один дьякон, а дьячков и пономарей два крылоса. Во оном городов купеческих и мещанских старых деревянных в разных местах непорядочно построенных 225 дворов, в них мужеска пола 450 душ. Торгуют только мелочными нужными для крестьянства товарами, да и то очень малоглавный же их торг в Санкт-Петербурге, в Архангельске и других городах морскими рыбами и морских зверей кожами и салом, что все закупают у приморских крестьян в большом количестве, сколько кому капитал позволит; сверх же того, имеющие изрядный достаток для оного рыбного и звериного морского промысла ездят на своих мореходных ладьях (которые им с оснасткою становятся от четырех до семисот рублей) на берега Северного окияна до Килдюина; бедные ж на тех ладьях нанимаются в работники и отходят в заработки в Санкт-Петербург и другие города; прочих же никаких торгов, заводов и промыслов не имеют и живут бедно. Огромный их гостиный двор состоит из одной лавочки, в которой едва на десять рублей товару найдтить можно; впрочем, во всем городе не нашли мы ни водки сладкой, ни крепкой, ни виноградных вин. Народ по моему примечанию склонен общественно к расколу, так как и вообще весь Северный край заражен разновидными сими ересьми. Но, приметя, как попы живут зажиточно и с ними дружно, думать надобно, что они либо не гораздо ослеплены, либо от корыстолюбия попов потакаемы так размножаются, хотя не в пример против других селений и городов они посещают церкви многолюдно, что мы в помянутый праздник приметили.
   В уезде сего города дворцовых и экономических крестьян мужеска пола до 4.000 душ; они почти все промышляют морскою рыбою и зверьми, хлебопашество ж имеют одни только отдаленные от моря крестьяне, каковых там весьма мало, но и те по холодному от моря климату не могут своим хлебом продовольствоваться, а каждый год прикупают в Архангельске месяца на два и занимают в Кеми из казенного запасного хлебного магазеина; для ж заплаты податей и домашних расходов зарабатывают деньги морским же промыслом, выделыванием морских зверей кож и шитьем рыболовных сапогов.
   В проезд мой во оном городе были господа присутствующее: городничий - капитан Михайло Егорович Темирязев; расправный судья - подпоручик Михайло Васильевич Васильев; исправник - прапорщик Александр Кирилов Афанасьев; уездный казначей - прапорщик Николай Иванов Новиков. Казенного нового деревянного строения: для присутственных мест один дом; соляной, винный и хлебный магазеины; для казначейства каменная палатка одна; городского строения по плану строящихся деревянных новых домов только шесть, а каменных ни старых, ни новых нет ни одного.
   По отслушании в праздничной церкви литургии был в квартере помянутого городничего, потом пришедши в свою квартеру, в дом того города купца Иева Прокопьева, в нем отобедавши и отдохнувши, к вечерни ходил в соборную церковь, а от толь пришедши в квартеру, расплатился с показанным деревни Сорокиной крестьянином Петром Лукиным, сверх же того за прокат его ладьи до Соловецкого монастыря дал ему рубль. После чего пришли ко мне городничий и расправный судья, и с ними просидел до полуночи. В час же по полуночи при противном не очень большом ветре, с данными от городничего четырьмя гребцами и пятым лоцманом, двое солдат и трое из мещан, поехали греблею. По выезде из реки Кеми на море имели в виду множество островов.
   25-го числа в среду, отъехавши от города Кеми 30 верст, в 8 часов по полуночи для обеда и отдыху гребцам пристали к каменному острову, называемому Немецкий варак (так его называют потому, что в старинные времена, как сказывают тамошние обыватели, на нем приставали, подходя к Соловецкому монастырю, Шведы, прибавя еще к тому, будто они все на нем окаменели; но я, ходя из любопытства по острову, не видал ни одного камня похожего на человека, а такое же каменье, как и на прочих островах). Оный остров во окружности не больше двух верст, весь как будто из одного камня, только имеет сделавшиеся от воды узкие расселины и не широкие с пресною водою лощины, и по ним редкий маленький лесок и белый мох; сей остров тем больше достоин примечания, что имеет вверх три холма, разделявшиеся не широкими площадками, и так высок, что я во оный проезд нигде подобного ему не видал; вкруг его, неподалеку один от другого, небольших, каменных же 47 островов, которые все вообще называются Кузавами и Немецкими островами; на самом верху сего острова все проезжающее в Соловецкий монастырь и обратно ставят деревянные большие и малые кресты, где и я, с вырезанием своего имени, года, месяца и числа, поставил крест. От оного острова, пообедавши при солнечном сиянии, при противном не очень большом ветре и припротивной приливной с моря воды, большою салмою, по которой не видно было вблизи нас островов, поехали в половине 2-го часа по полудни греблею.
   Подъезжаючи к Соловецкому монастырю и острову, проезжали мимо небольших островов Бабья, Воротня и Песья Корги, три сенные да две парусинные лудицы; из них на Бабьей Корге, когда князь Мещерин покорял живших в Соловецком монастыре монахов и бельцов, тогда их на ней наказывал и многих казнил смертию, кои там и погребены; а против Воротней Корги, во означение для приезда к монастырю фарватера двумя поставленными в воду большими крестами, между которыми ездят, сделаны вороты. Проехавши от Немецких островов или Кузовов 30, от города Кеми 60, а всего от деревни Сорокиной Белым морем 134 версты, того ж 25-го числа июня в среду в 8 часов по полудни, приехав к Соловецкому монастырю, стали квартерою во отведенных за монастырскою стеною в деревянных гостиных кельях. Приезд к нему от западу от города Кеми.
  

9-я часть. Описание Соловецкого монастыря и его принадлежностей.

   Оный монастырь начально построен в году, во время бывших великих князей Василия Васильевича Владимирского, Московского и всея России, Бориса Александровича Тверского и Федора Ольговича Рязанского, при архиепископе Новгородском и Псковском Ионе, пришедшем на сей пустой остров монахом Зосимою, который по умертвии в сем же монастыре объявился святым; после ж того мало по малу оный монастырь пришел в цветущее состояние, и во владении его было жалованных от разных государей и данных от господ крестьян, по тогдашнему счислению 7.500 душ. В нем двоекратно изволил быть в 1694 июня 7-го и 1702 годах августа 10-го числа Петр Великий, первый Российский император, и в то свое пришествие жаловал в монастырь деньги, хлеб и порох; в память же того по его царскому приказании на берегу, у самой пристани, возле гостиных деревянных келий, построена деревянная часовня, и поставлен большой четвероконечный деревянный крест, возле которого креста и часовни и я поставил четвероконечный же большой деревянный крест, с следующими на нем надписями:
   1. "Се примирение Творца с Его созданием".
   2. "Очищение греха и хлеб ангельский".
   3. "Дверь вечности и чаша жизни".
   4. в средине: "Источник безсмертия и душевнаго покоя".
   5. "Путь небесный и щит спасения".
   А на другой стороне означено мое имя, год и июль месяц.
   Внутри оного монастыря строение все каменное из кирпича, а стена, что вокруг монастыря, сделанная наподобии крепости, с восьми башнями из дикого камня. В нем в шести церквах четырнадцать престолов; в первой, в соборе, - настоящий храм Преображению Господню, с правой стороны - придел Собору Архангела Михаила и прочим бесплотным Силам, с левой стороны - предел преподобным отцам Зосиму и Савватию, в котором и мощи их в серебреных раках, запечатанных Петром Великим, препочивают. Вверху над собором на своде по углам четыре престола: в главах первый - двунадесятьми, второй - седьмидесятьми апостолам, третий - великомученику Феодору Стратилату, четвертый - преподобному Иоанну Списателю Лествицы; во второй соборной теплой церкви - Успении Пресвятыя Богородицы, во оной же церкви на верху два престола: первый - усекновению Честныя Главы Иоанна Предтечи, второй - великомученику Димитрию, Селунскому чудотворцу. В оной Успенской церкви братская трапеза и при ней кухня, келарская и хлебодарня, а внизу хлебопекарня, просвирная и несколько для жительства трудников келей; в третьей церкви, под колокольней, - престол Николаю Чудотворцу; в четвертой, больничной, - Филиппу митрополиту Московскому; в пятой, над Святыми Воротами, - Благовещению Пресвятыя Богородицы; в шестой, деревянной, за монастырем на кладбище, - преподобному Онуфрию Великому. Между собором и колокольнею в каменной часовне под спудом препочивают в земле мощи преподобного Гермона, который при начале сего монастыря жил на оном острову с преподобными Зосимом и Савватием. В помянутой монастырской хлебопекарне есть в столе небольшой Одигитрии Богоматери явленный образ, который, как сказывают, от бывшего пред сим пожара остался невредим.
   В ризнице нашел я очень много достойных любопытства и примечания вещей: два золотых осеняльных креста, подаяния царя Иоанна Васильевича, весом один три, а другой полтора фунта; золотой же потир или для причащения чаша, убранная каменьями, весом пять фунтов; архимандричья шапка с разными драгоценными каменьями и крупным жемчугом, по оценке в тридцать тысяч рублей, подаяния царя Алексее Михайловича, а другая - его духовника, только не так дорога, всех же шапок восемь разных доброт и цен; четырнадцать хороших архимандричьих риз, у которых оплечья, а у некоторых из них и подольники унизаны крупным жемчугом и усажены разными драгоценными каменьями; на лучших ризах есть два достопамятных жабовых камня, один в вершок, на нем вырезан баральеф Благовещения Пресвятыя Богородицы, а другой более того со изображением, баральеф же, Михаила Архангела во весь рост; восемь дьяконских стихарей и шесть орарей, также унизанных крупными жемчугом, и некоторые из них украшены каменьями и золотыми крестами; довольное число, также с жемчугом и каменьями, патрахилей, поручей и архимандричьих набедренников и палиц, и прочих облачений и покровов; сверх того, две драгоценных плащеницы, шитые шелками, с каменьями и жемчугами; нисколько дорогих Евангелиев, писанных и печатных, из которых достопамятнейшее - княжны Пожарской, писанное самою ею во времена Дмитрия Ивановича Донского. В книгохранительнице при соборе изрядное собрание книг древних печатных, на съедение плесени и моли преданных; достапамятные из них есть книга, писанная полууставом с золотом, на александрицкой листовой бумаги, житие преподобных Зосима и Савватия, с лицевым на всякое чудо и приключение изображением; за оную книгу, сказывают тамошние монахи, уже давали им пятьсот рублей; другая ж подобная сей в пол листа. Вторая книгохранительница, состоящая в ведомстве того же монастырского духовника отца Клеопы, чаятельно наполнена не малым вздором, состоящая из полуторых тысяч скорописных книг, в числе коих есть до ста одних сборников, множество экземпляров Скрижалей, Лествечников, Каменей веры и прочих тому подобных старинных книг; оныя они потаенным образом дают списывать раскольщикам, что чаятельно нарочито умножает число отщепленьцов, почему и жалеть надобно, что оныя библитеки не отбраны под сохранение синода.
   В ружейной палате множество старинных ружей, ружейных стволов, лож, порошниц, луков, стрел, пистолетов, шпаг, шишаков и прочего старинного военного орудия, и несколько платья, что все не составляет важности, а есть только три жалованных от государей с золотыми и серебренными в высечками булатных шпаги в хороших позолоченных, серебром оправленных ножнах, а других никаких любопытных вещей нет; а имелось много, но в предосторожность нынешней со Шведом войны прислан был в Соловецкий монастырь с несколькими человек военной команды из Петрозаводска советник, (который на Соловецком острову сделал три ничего не значащих батареи, чрез коих рвы мы с Сергеем Николаевичем Синявиным через перескакивали), и ему для вооружения бывшей с ним команды военной позволено было сию ружейную палату разобрать, то из нее возами брал, и возами ж назад отвозили. По стене, что из дикого камня вкруг монастыря, а больше в башнях, лежит несколько изрядной величины медных старинных, теперь уже в употребление негодных пушек и в пороховом магазеине пороху и ядер.
   Оный монастырь не состоит под ведомством епархиального архиерее и его консистории, а зависит во всем от синода ставропигиальным; в нем во время моей бытности был архимандрит Иероним: по данному изстари сему монастырю пред прочими преимуществу, служить литургию подобно архиерею, со осенением свечами, и принимает дары, только что никого не может посвящать даже и в стихарь и облачается во обыкновенную архимандричью одежду в алтаре. Иеромонахов в сем монастыре в мой проезд было одиннадцать, иеродьяконов 4, монахов четырнадцать, бельцов, чтущихся к пострижению, четыре; вместо штатных служителей дано для оборонительства от набегов иноземцев от Петра Великого солдат вечно 300 человек. Пороховая казна и пушки, оные солдаты, которых во время моей там бытности, на лицо с малолетними их детьми состояло девяносто один человек, находятся и поныне в ведомстве и распоряжении того монастыря архимандрита, на караулах и бекете, при исправлении разных монастырских работ; из них некоторые обучены иконописному, резному, гредировке, столярному, сапожному, портному, кузнечному и отчасти и слесарному мастерству. Архимандрит получает из Архангельской казенной палаты годового штатного жалованья 500 рублей, для приезжающих господ 300 р.; наместник Симон 50 рублей, казначей 25 рублей, иеромонахи но пятнадцати и иеродьяконы по тринадцати, монахи по девяти рублей; сверх же сего, делят из сборной от богомольцев за молебны и всенощные кружки половину, а другую оставляют на монастырские расходы и на трапезу для всего монастыря и приезжающих богомольцев; из дележной же половины архимандрит себе берет против всех половину, из остальной же затем части последнему иеромонаху в год достается от ста до полуторых сот рублей; а также и на солдат обыкновенное солдатское денежное оным соловецким солдатам для наблюдения караулов за содержащимися в ссылке офицер, несколько сержантов и копралов определяется от Архангельского баталиона.
   Во оный монастырь каждый год в марте месяце большие чайки прилетают и живут внутри и около монастыря до августа месяца, и выводят в монастыре и около на крышках и возле дорог своих детей, и во все оное с марта до августа месяца время так смелы и не боязливы, что их можно ловить рукам. А в августе месяце прилетают вороны и, выгнав из монастыря чаек, живут всю зиму до марта месяца, а в марте опять прилетают чайки и выгоняют воронов.
   Сей монастырь стоит на острову Белаго моря, называемом Соловецким (по которому и оный монастырь таковое ж название имеет), который длинною почитают до 75 берегом, вокруг моря до 150, а шириною не равен, однако ж самое широкое место не больше 30 верст, собою продолговат, и море около его обошло мысами и завонями; лежит от севера к югу; на нем, по объявлении тамошних жителей, до 170 небольших озер, в них ловится рыба: лещи, щуки, окуни, а изредка и плотицы; звери всегда бывают олени, лисицы, зайцы и белки; а гадов никаких нет. Достойного ж примечания то, что Филипп митрополит, во время своей в Соловецком монастыре бытности игумном, провел из озера в озеро не широкие канавы, а из ближних в лежащее при самом Святом Святое озеро, и на проведенной в него чрез монастырь канаве, между монастыря, внутри ж монастырской каменной ограды, во особом дворе построена каменная ж о четырех жерновых камнях и толчеею водяная мельница; в ней толкут и мелят разный хлеб на монастырские разные потребы.
   Во оном монастыре, на особых близ монастыря дворах, держат лошадей и быков, а кобылиц и коров, будто по завещанию преподобного Зосима, не держат; на лошадях исправляют монастырские работы и небольшую пахоту, а быков употребляют на езду работникам и солдатам, а залишних лошадей и быков продают; сено ж на прокормление их имеют свое и никогда его не покупают, а косят оное горбушами на Соловецком, Анзерском и Заицком, а больше на двух Муксалмых островах, ибо два оных острова рядом один с другим как будто сенокосные при реках лежащие луга, и для того Филиппом митрополитом во время в Соловецком монастыре игуменства, затем что преподобным Зосимом запрещено на Соловецком острову держать коров, там выстроен был коровий двор, где для довольствия монахов молоком и маслом, а солдат и работников говядиною, держали коров и быков; по отбытии ж его из Соловецкого монастыря в Москву в митрополиты, тот коровий, наступившим на его место игумном, разорен, и коровы вся распроданы, а оставлены одни только быки, которых содержать и поныне на Соловецком острову, а с тех Муксалмых островов получают сено.
   Из Соловецкого монастыря 30-го числа июня, в понедельник в три часа по полудни на монастырских 10 лошадях, в архимандричьей колясочки, с четырьмя для переезду морем гребцами и пятым лоцманом, поехал вместе с капитан-лейтенантом Сергеем Николаевичем Синявиным (который по причине своей в левой руке, от полученных в нынешнее со Шведом сражение ран, болезни, жил по обещанию в Соловецком монастыре три месяца), поехал в Анзерский скит, который расстоянием от Соловецкого острова морем пять, а от монастыря до того Анзерского острова, на котором оный скит, двадцать верст. Сперва ехали срединою Соловецкого острова, а потом берегом того ж острова на восток. Проехавши от монастыря четыре версты, верст десять ехали около глубокой гавани; в нее из моря один только проход, не широкий, в ворота, называемые Железные.
   Отъехавши от монастыря Соловецким островом пятнадцать верст, остановились в сделанной возле моря на берегу того острова монастырской пристани, называемой Рыбалды. В ней живут монастырские промышленники, которые ловят морских разных зверей, рыбу и перетапливают морских зверей сало. Строения во оной пристани деревянного - для приезду архимандрита кельи и часовня; салотопня; для жительства промышленников и работников, - во одной связи, две черных избы, и для прибору звериных и рыболовных снастей и кож три анбара. Мы, оставив лошадей и повозки, поехали при противной, не очень большой погоде в простой монастырской лодке морем.
   Будучи ж салмою или плесом, видны были вдали в правой стороне два вышепомянутых Муксалмых острова, (на которых прежде был довольно для монастыря достаточный коровий двор); они расстоянием один от другого не более полу версты, оба во окружности до тридцати верст, а в левой, вблизи два небольших, низких и ровных острова, Замошня и Золотуха; они по тамошнему обыкновенно, по низкости и ровности называются коргами; на них промышленники бьют морских зверей белуг, нерьпов и зайцев.
   Проехавши морем, плесом пять, да около Анзерского острова десять, итого - пятнадцать, да Соловецким островом сухим путем пятнадцать, а всего от Соловецкого монастыря тридцать верст, в десять часов по полудни приехали к Анзерскому скиту и пристали в келье живущего там из Соловецкого монастыря иеромонаха Серафима.
   Оный скит стоит на острову Белаго моря, называемом Анзерский (по которому и скит таковое ж название имеет), который в окружности до шестидесяти верст, а широта его не ровна, однако ж в самых широких местах не более десяти верст, весьма лесист, травлив и часто горист; на нем до шестидесяти небольших озер, в них во всех никакой рыбы, кроме окуней, не ловится; на оном острову всегда бывают звери: олени, лисицы и зайцы; птицы: тетеревы глухие, полевики и куропатки; гадов никаких на всем оном острову нет.
   Скит сей построен на конце выдавшейся из моря в Анзерский остров, версты на три, довольно глубокой, но не широкой Троицкой губы; в известное время ловится в ней очень много семги, и по объявлению господина Ивана Александровича Маркова, каргопольского купца, бывшего монопольного откупщика сельдяных промысл, самая по всему Белому морю изобильная сельдяная ловля.
   Во оном ските одна каменная церковь, в ней настоящие храм Живоначальной Троицы, придел - преподобному Михаилу Малеину; возле церкви каменная часовня, в которой под спудом препочивают мощи преподобного Елиазария Анзерского, начальника сего скита. Неподалеку от церкви несколько малых пустых келей, а жилых только две. В четырех от сего скита верстах, на том же Анзерском острову, на высокой горе, названной Голгоф, бывшим в Анзерском ските иеромонахом Иисусом построено пять малых келей одна от другой особо, и жил он там с четырьмя учениками, тело ж его погребено в часовне на самом верху тоя горы Голгофа; возле оной часовни оным же иеромонахом Иисусом построена маленькая деревянная церковь во имя Страстей Христовых; в ней, по нежительству теперь на той горе никого, служба бывает весьма редко. А и в Анзерском ските в мой проезд жил один только иеромонах да послушник, присланные из Соловецкого монастыря для сбережения церкви, а прежде бывало от тридцати до шестидесяти монахов, кроме бельцов. В сем ските и поныне в тамошней ризнице хранятся жалованные грамоты, даванные от государей Михаила Феодоровича и от Алексея Михайловича иеромонаху Елиазарию на рыбные ловли и о жалованных монахам деньгах. И во оном ските, также как и в Соловецком монастыре, есть чайки, живущие по переменно с воронами, только что не так много, не столько смелы и гораздо сердитее соловецких, гнезды имеют около дорог и по крышкам строений. Во оном ските по приезде того ж 30-го числа в понедельник слушали всеночную и ночевали в кельях иеромонаха Серафима.
   А во вторник первого числа июля слушали литургию (и) молебен; после ж обеда с показанным иеромонахом ходили на помянутую гору Голгоф, где служили в церкви Страстем Христовым молебен с акафистом, а в часовни по иеромонах Иисус литию, а оттоль пришедши, напившись чаю и посмотревши жалованных грамот, при противной же небольшой погоде, поехали ночью обратно в Соловецкий монастырь тем же путем, как и оттоль ехали; а в монастырь приехали июля 2-го числа в среду.
   В субботу 5-го числа июля ж, в монастырской восьмивесельной шлюпке, и данными для гребли от прапорщика Семена Семеновича Верховитинова монастырскими ж солдатами, вмести с помянутым господином Синявиным и Архангелогородского баталиона с майором Ильею Федоровичем Беляевым (который в мой проезд жил в Соловецком монастыре для исследования дел о ушедшем из-под караула бывшем в ссылке господине и о покраденных монастырских свечных трехсот рублей деньгах) и с женою его Татьяною Васильевною и с данным от архимандрита для отправления некоторой службы иеромонахом Венедиктом, ездили после вечерен на Заицкий остров, до которого от Соловецкого острова пять верст морем; по благополучной же и тихой погоде ехали до Заицкого острова менее часа. По приезде туда расположились квартерою в архимандричьих деревянных кельях, построенных нарочно на случай его приезда.
   Оный Заицкий остров во обширности до трех верст, в виде кругл, ровен и весьма каменист; лесу на нем никакого нет, а только одна трава и изредка маленький кустарник; для пристани к нему сделана из дикого камня небольшая для шлюпок и лодок гавань, и в самом оном месте, от пристающих за морскою погодою к сему острову, множество деревянных больших и малых крестов, число коих не менее трех тысяч, где и я с надписанием на жести своего имени, года и месяца прибил близь церкви к большому небольшой крест, а Илья Федорович у самого с приезду к пристани берега поставил большой. На оном острову была одна только небольшая деревянная часовня, а по пришествии своем на оный от погоды ж Петр Великий вздумал из часовни сделать церковь во имя святого апостола Андрея Первозванного, и в одну ночь к часовне пристроен олтарь и освящена. Другого ж, кроме архимандричьих деревянных келей и кухни, никакого строения нет. Каменное строение построено Филиппом митрополитом, и чаятельно, и все селение им же заведено. При церкви никого из монахов нет, а только для сбережения летом живет один трудник, а на зиму, оставив церковь и кельи, приезжает в Соловецкий монастырь. Здесь мы по приезде слушали в вечеру в церкви всенощную, а в воскресенье 6-го числа литургию, водное освящение и молебен и потом, отобедавши, с благополучным небольшим ветром, поехали обратно в Соловецкий монастырь.
   Во вторник 8-го числа того ж июля с Сергеем Николаевичем Синявиным ходили смотреть имеющуюся на том же Соловецком острову пустынь Филиппа митрополита, до коей от монастыря почитают три версты, но там, кроме маленькой кельи, ничего нет. А по оной из монастыря дороге, за скотным двором и кузницам, на самом том месте, где князь Мещерин, во время усмирения живших в Соловецком монастыре ослушников, с своею военною немалою командою под монастырем стоял девять лет, построена часовня, и показанным петрозаводским советником сделана из упомянутых одна батарее.
   А 9-го числа в среду, с вышеписанными господами Синявиным и Ильей Федоровичем Беляевым, на монастырских же лошадях ездили смотреть имеющуюся на Соловецком же острову Савватиеву пустынь, Секирину гору и прочие места.
   В двух от монастыря верстах заходили с дороги в деревянную часовню преподобного Зосима, а неподалеку от нее и в Германову, а в Савватиеву пустынь приехали поздно, для чего там в сделанных для приезду архимандрита и прочих деревянных кельях, ночевали, а до оной пустыни от монастыря почитают 13 верст. На том месте, как сказывают, спасался преподобный Савватий с начала своего на Соловецкий остров пришествия и по день кончины, в память чего и построена над озером деревянная часовня и означенные кельи.
   А 10-го числа в четверток из Савватиевской пустыни ездили в пустынь Сосновку (она так называется по небольшому того ж названия озеру); в ней в деревянной часовне есть небольшой Корсунской Божией Матери явленный образ; возле оной пустыни есть выдавшаяся из моря в Соловецкий остров довольной глубины губа, называемая Сосновая, которая длинною верст двадцать; в ней становятся от морской погоды с грузом суда.
   Из пустыни Сосновки ездили в Исаковскую пустыньку, построенную преподобным Зосимом с начала его на Соловецкий остров пришествия, а Исаковскою она называется по озеру Исакову, на берегу которого она стоит; сие озеро простирается версты на четыре; хлебная его вода, нарочитая глубина и частые, травой поросшие заливы дают мыслить, что оно изобильно рыбою и дичью. Расстоянием от Исаковской пустыни с версту есть вдавшаяся из моря в Соловецкий остров, версты на четыре, не очень глубокая Паламоновская губа; в ней хороший бывает полов рыбы наваги и корюхи. Напоследок из Исаковской же пустыни ездили водою чрез Секирино озеро на Секирину гору, которая на Соловецком острову почитается самою высокою; на верху оной во время нынешней со Шведом войны сделана батарее и маяк; а от оной горы после вечерень npиехали опять в Соловецкий монастырь. Итак, с вышеписанными на малое время отлучками, всего в Соловецком монастыре пробыл с 25-го июня по 13-е июля, то есть, осьмнадцать дней.
  

10-я часть. Белым же морем от Соловецкого монастыря до приморского

города Онега.

  
   А 13-го числа того ж июля в воскресенье, выпросивши в Соловецкого архимандрита Иеронима монастырскую лодку, и в упомянутого прапорщика Семена Семеновича Верховитинова четырех человек из Соловецких же солдат гребцов и пятого лоцмана, вместе с капитан-лейтенантом Сергеем Николаевичем Синявиным, поехал от Соловецкого монастыря после вечерень к городу Онегу морем, при благополучной погоде и небольшом попутном ветре.
   С начала проезжали те маленькие острова и лудицы, которые описаны с приезду к Соловецкому острову; потом ехали к югу около Соловецкого острова, оставляя его от нас в левой стороне.
   В трех от Соловецкого острова верстах вправе по нашей пути, были две, по названию тамошнему, парусинные лудицы (на которых промышленники монастырские и другие бьют морских зверей, зайцев и нерьпов, и при становлении возле из Белаго моря выходящих на них по льду белуг морских же зверей).
   В десяти от парусинных лудиц верстах, было в правой же стороне два Заицких небольших острова (не из числа тех, который во описании Соловецкого монастыря и острова показан), рядом один с одним, а только их разделяет небольшой, не больше, как на восьмую долю версты, морской между ими пролив. Против оных Заицких островов, не более как в двух вперед верстах, у нашем виду в левой стороне два вышепоказанных Муксалмых, к Соловецкому монастырю принадлежащих острова. Проехавши ж оные острова, еще около ж Соловецкого, только что вдали от нас бывшего острова, проехали пятнадцать верст, пустились во открытое Белое море, к юго-востоку салмою или плесом, называемою тамошними жителями Онежскою губою.
   Четвертого -на- десять числа в понедельник, по переезде тех от Соловецкого острова 30, а от монастыря 55 верст, в правой стороне в нашем виду была большая луда Сеннуха, а от нее в тридцати-пяти верстах в правой же стороне два изрядной величины лесистых Шужмых острова, а от них еще [14-го числа], проехавши верст сорок, влеве видна была матерая земля, называемая Летний берег, и деревня Пушлахта; [возле оной деревни есть выдавшаяся из Белаго моря в матерую землю губа, называемая по деревни Пушлахта; в ней от морской погоды Петр Великий, едучи чрез Соловецкий монастырь в город Архангельск, остановившись был с своим флотом и дожидал благополучной погоды, да и поныне в ней для спасения от морских волн становят идущие от Архангельска в город Онего и оттоль обратно в Архангельск иностранные и российские с полным грузом корабли, к чему она в рассуждении глубины и величины, как уверяют живущие в деревне Пушлахты присяжные, ходящие на купеческих российских и иностранных кораблях лоцмана, весьма способна]. Вправе ж от оной деревни вдали, в 50-ти верстах видно было много островов и два борщовых больших острова, а между ими широкая салма или плесо; а от них в тридцати верстах в левой же стороне в нашем виду было три не очень больших острова, тамошними жителями Перх-Луды называемых. В двадцати от Луд верстах в той же стороне большой Конд-остров (к нему пристают суда мореходные в становищи или завони, маговицы называемые), на котором много строевого соснового и елового лесу и для дров березового и осинового, и около его вокруг много разной величины небольших островов, землею и лесом покрытых. От них в двадцати-пяти верстах в той же левой стороне видно было три по-больших острова Осинки, а около их того ж названия много разной же величины небольших луд. В тридцати пяти от них верстах в той же правой стороне один большой остров Шаглан, а в левой, против оного острова стороне, на матерой земле Летнего берега, при впадающей в Белое море небольшой речке Лямсы, погост Лямса; в нем одна деревянная церковь во имя Илии Пророка. Против сего погоста за противным ветром и идущею из моря нам противною ж приливною водою, остановясь на якорь, простояли часов восемь и ночевали.
   А во вторник 15-го числа поутру поехали при благополучном ветре и ясном небе парусами ж, широким плесом, но неподалеку матерой земли Летнего левого берега, а вправе вдали видны были острова.
   Проехавши от погоста Лямса одним плесом или салмою сто верст, в час по полудни пристали к Kий-острову. Оный остров весь из дикого камня, во окружности до четырех верст; на нем есть сосновый и еловый лес, а березового очень мало, зверей, кроме зайцев, никаких нет. На сем острову Никоном патриархом Московским [в воспоминание своего от морской погоды избавления от потопления, ибо когда он, будучи в Анзерском ските иеромонахом, по негодованию на него Соловецкого монастыря монахов, уезжал из Анзерского скита, то, сделавшись на море опасная по его небольшому судну или лодке погода принесла к сему острову, на котором месте поставил он деревянный крест, где теперь построена деревянная часовня, и в ней поставлен тот крест], вскоре как лишь только он сделался патриархом, собственным его иждивением построен мужеской каменный монастырь и по нижеписанному большому кипарисному с Мощами кресту назван Крестным; и определив во оный до ста человек монахов, приписал на содержание их и монастыря из патриарших крестьян до пяти тысяч душ.
   Во оном монастыре три каменных церкви: 1) собор Животворящему Кресту Господню; в нем на своде два престола, один Архангела Михаила, другой Филиппу митрополиту; 2) Рождеству Божиея Матере, придел Димитрию митрополиту Ростовскому; из оных обоих храмов в мой приезд иконостасы и образа были выбраны, затем что своды; а в некоторых и стены расселись, и для служения опасны стали; 3) для отправления зимою службы теплая Животворящему ж Кресту Господню, и при оной церкви братская трапеза, кухня и несколько монашеских келий; 4) деревянная за монастырем на кладбище во имя Всех Святых.
   Из редкостей в сем монастыре находится в настоящем соборе крест, стоящий в иконостасе в богатом киоте. Кроме богатой, серебряной с позолотою оковки и изрядной работы, имеется в нем до трехсот разных редких мощей, из которых множество и неизвестных. Оный крест доставлен в сей монастырь помянутым патриархом Никоном, и имеющиеся в нем мощи и другие святыни, доставаны им от греческих патриархов с разных мест нарочно для оного Крестного монастыря.
   Изо всех мне в России известных святынь не нахожу я способнее, как сей крест по его важности и редкости для привезения в Санкт-Петербург в Исаковскую церковь. В ризнице одни только ризы в оплечьем мелкого жемчугу, а прочие ризы и церковная утварь простые, несколько старых книг и патриаршая небогатая шапка, а в прочем ничего достойного примечания нет. Деревянная его, почти развалившаяся вокруг монастыря стена с башнями, занимающая нарочитое пространство, и внутри монастыря два деревянных дома для приезду и жительства того монастыря архимандрита, и несколько каменных и деревянных монашеских келий, составляют все строением оскудевшего монастыря. Он по штату положен второклассным; в нем архимандрит Макарий, всегда живет в городе Архангельском, затем что он в тамошней духовной консистории первый член, а во оный Крестный монастырь приезжает очень редко, но и то на весьма короткое время.
   На сем острове по причине нарочитой лесной казенной торговли находится таможня, в которой директором Иван Иванович Вулф и прочие таможенные чины; для приезду их из города Онеги и летнего жительства, как их, приезжающих за тесом иностранцев, так и работников, построено несколько светлиц; и для сохранения тесу изрядные поставлены сараи, и довольно обширная гавань с воротами сделана из обракованного брусья: в нее загоняется большое число брусованного лесу для отправки на корабли.
   В прочем каменный сей и пустой остров ничего достойного любопытству не показывает, кроме разве того, что в монастыре два иеромонаха, два белых попа и один белый дьякон, которые, может быть, по штрафу тут живут; однако то мудрено, что все пятеро грамотные.
   Здесь мы за обмелением судна ночевали.
   А в среду 16-го числа, в пятом часу по полуночи, с прибылою нам попутною водою и небольшим попутным же ветром, сперва парусами, а потом и греблею, поехали к городу Онегу.
   Отъехавши от Крестного монастыря версты три, в правой стороне видно было вдали много небольших островков, а влеве матерая земля. В правой же стороне верстах в восьми от монастыря, на выдавшимся с матерой земли большом мысе в море, называемом Ворза Гора, есть экономическая, прежде бывшая Крестного монастыря деревня и погост того ж названия; в ней в восьмидесяти крестьянских дворах, по нынешней четвертой ревизии, мужеска пола 253 души; они во весь год довольствуются своим хлебом, а не покупают, и своего не продают, и довольно для себя имеют в море и в реке, впадающей в море, Онеге рыбною ловлею, а продают очень мало; для заработывания ж денег отходят в разные работы в Санкт-Петербург и другие недальние города, а некоторые на купеческих иностранных кораблях приезжающих за тесом и брусьем ходят лоцманами и работниками к городу Архангельску и оттоль обратно до Крестного монастыря, а также работают на казенной лесной фабрике. В оной деревни есть деревянная церковь; в ней настоящий храм Введению Пресвятыя Богородицы, два предала, один Василию Великому, другой Николаю Чудотворцу.
   Проехавши от Крестного монастыря до устья реки Онеги, где она впадает в море, морем десять верст, да рекою с версту, за противною нам как ручною, так и обращающеюся опять в море приливною водою, пристали по нашей от Крестного монастыря езде к левому, а по течению реки к правому берегу, где отобедавши, во ожидании прибылой или приливной из моря воды, пробыли часа четыре. Потом, с помощию прибылой из моря воды, поехали рекою Онегою к городу Онегу.
   От самого устья до города по обе стороны реки берега низкие, ровные и составляют не малые сенокосные луга, на коих трава растет большая и мягкая, для корму скота весьма способная.
   Проехавши же рекою Онегой пять, от Крестного монастыря семнадцать, а всего от Соловецкого монастыря триста пять верст, к городу Онегу приехали в четвертом часу по полудни, квартерою ж стали в доме платинного мастера Филиппа Родионова Баженова.
  

11-я часть. Описание уездного приморского и портового города Онега.

   Приморский и портовый Архангелогородской губернии уездный город Онега (так называется по реке Онеге, которая вытекает Каргопольского уезда из Латча озера, до которого от города Онега 400 верст), стоит на правом береги реки Онеги, на устье западно-южном Белаго моря, расстоянием от моря в пяти верстах; лежит под 64-м градусом северной широты и под 55-м долготы. В нем две старых деревянных церкви: в 1-й - настоящий храм Успении Пресвятыя Богородицы, пределы апостолу евангелисту Иоанну Богослову и Илии Пророку; 2-я - двуэтажная: вверху Иоанна Предтечи, внизу Николаю Чудотворцу, а 3-я, деревянная новая, строится за городом на кладбище - Лазареву Воскресению.
   Оный город прежде был волостью или под именем Онегского устья Каргопольского уезда казенного ведомства деревнею; а городом открыт 1780 год

Другие авторы
  • Песковский Матвей Леонтьевич
  • Иванов-Разумник Р. В.
  • Азов Владимир Александрович
  • Сафонов Сергей Александрович
  • Пушкарев Николай Лукич
  • Штейнберг Михаил Карлович
  • Фофанов Константин Михайлович
  • Попов Александр Николаевич
  • Франковский Адриан Антонович
  • Муйжель Виктор Васильевич
  • Другие произведения
  • Андерсен Ганс Христиан - Перо и чернильница
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Герцен
  • Станюкович Константин Михайлович - Тоска
  • Купер Джеймс Фенимор - Два адмирала
  • Волконский Михаил Николаевич - Кольцо императрицы
  • Литвинова Елизавета Федоровна - Е. Ф. Литвинова: биобиблиографическая справка
  • Краснов Петр Николаевич - Чего войска ожидают и чего желают от молодых офицеров
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В мире мерзости
  • Бердников Яков Павлович - Стихотворения
  • Ильф Илья, Петров Евгений - Сборник воспоминаний об И. Ильфе и Е. Петрове
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 181 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа