Главная » Книги

Челищев Петр Иванович - Путешествие по северу России в 1791 г., Страница 7

Челищев Петр Иванович - Путешествие по северу России в 1791 г.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

олнухи, рыжики и лубянки.
   Церквей в округе: каменных - 11, деревянных - 16; при них церковников: мужеска - 262, женска - 357, а обоего пола - 619 душ.
   Во оном уезде в селе и погосте Емецком по четвергам каждой недели бывает ярмонка, на которую не только Холмогорского, но и из других окольних уездов много съезжается крестьян для продажи и покупки домашних продуктов и рукоделий; а в городе во оный же день бываемой недельной ярмонки ближних, только около города живущих, крестьян, бывает очень мало.
   Из огородных овощей всегда родится репа да редька; в некоторых же местах в иные годы родится капуста, свекла, морковь и мелкий лук.
   В городе Холмогорах пробыли среду и четверток 27-го и 28-го числа августа.
  

16-я часть. От уездного города Холмогор до начала Шенкурского уезда

рекою ж Двиною.

  
   В пятницу 29-го числа в праздник Усекновения Честныя Главы Иоанна Предтечи, по отслушании в праздничной церкви литургии и в квартере отобедавши, при сильном попутном ветре и при дождевой погоде, с городским лоцманом Егором Панкратовым, выпадающею из Двины и опять в нее впадающею рекою судоходною Быстрокуркою поехали всеми парусами в четыре часа по полудни.
   По выезде из города в нашем виду были показанные при описании города Кур-островский и Большой Верхний Никольский Матегор погосты.
   Потом, в пяти верстах от города на правой стороне Нижний Матегор; в нем каменная церковь двуэтажная, в верху храм - апостолу и евангелисту Иоанну Богослову, в низу - благоверным князем Борису и Иглебу.
   Против оного на двинском Уг-острову погост того ж названия; в нем две деревянных церкви, одна - Богоявлению Господню, другая - Благовещению Пресвятыя Богородицы и равноапостольному благоверному князю Владимиру. В восеми от тех погостов верстах, на двинском же не малом острову Быстрокурской волости, в правой стороне погост; в нем каменная церковь Архангелу Михаилу и блаженному Прокопию Устюжскому. В пяти от него верстах в левой стороне Ровнинский погост в нем две церкви: одна каменная, другая деревянная; каменная - Рождеству Пресвятыя Богородицы, деревянная - первоверховным апостолом Петру и Павлу, да Афонасию и Кириллы патриархам Александрийским.
   Отъехавши от Ровнинского погоста две, а всего рекою Быстрокуркою до соединения ее с Двиною, от города Холмогор двадцать верст, в семь часов по полудни пристали к погосту корабельной верфи и пильному заводу Вавчиги. Здесь, на впадающей в Двину, по течению ее с правой, а по нашей езде с левой стороны, небольшой, вытекающей из болота речке Вавчиги три пильных анбара, в каждом по два станка; в них, пилят тес и брусья для строения всяких мореходных судов и близь их на берегу Двины купеческая в шести доках верфь, в которой не только купеческие, но даже самые большие военные корабли строиться могут. Сия с пильным заводом верфь тем больше достойна примечания, что основатели и содержатели оной Архангельские купцы Осип и Федор Баженины в 1700 году имянным государя Петра Великого указом, с припискою к верфи крестьян, пожалованы привилегиею, и как на привилегию, так и на крестьян, дана им за его царским подписанием грамота, которая и поныне хранится у владеющаго оною верфью по наследству Архангельского ж купца Степана Иванова Баженина; он для смотрения за заводом сам здесь с женою живет. Теперь во оной верфи строения кораблей и других больших мореходных судов не происходит уже десять лет. В пильных же анбарах всегда разной толщины и ширины тес и брусья пилят для продажи подрядом в Архангельское адмиралтейство и для отпуску за море. При оном заводе их же Бажениных построения каменная церковь, в которой настоящий храм Рождеству Иоанну Предтечи, придельный - святителю Христову Иоанну Златоусту. И священник с причетниками живет на его Баженина содержании, а прихожан, кроме живущих при заводе, никого нет. Оный купец Степан Иванович Баженин, узнавши, что пристали мы в священниковом доме, пришел к нам сам и упросил в свой дом, где мы ужинали и ночевали. Он подарил мне три маленьких медных пушечки, моржевых костей креслы и обласкал меня чрезмерно.
   30-го числа в субботу, в день тезоименитства его высочества Великого князя Александр Павловича, слушали в помянутой церкви всенощную, литургию и благодарственный молебен. При окончании молебна во время многолетия выстрелено было возле церкви из одиннадцати купца Баженина чугунных пушек, а после того семь выстрелов из нашего катера. По отправлении ж сей церемонии, у него Баженина отобедавши и взявши заимообразно у него денег двадцать-пять рублей, в коих дал ему сего ж 30-го числа августа вексель по объявлению, потом, при пасмурном небе и противном ветре, в верх же по реке Двине в четыре часа по полудни поехали с тем же холмогорским лоцманом греблею; и для провожания нас он, Баженин, ехал с нами в катере, а четыревесельная его шлюбка ишла позади.
   По отъезде от заводу с версту, из берегу учинено было нашему катеру по приказу его, Степана Ивановича, одиннадцать пушечных выстрелов; в соответствие ж и мы из катера выстрелили пять раз.
   По проезде от заводу семи верст купец Степан Иванович Баженин, распрощавшись с нами, воротился назад. В двенадцати от заводу Вавчуги верстах в левой стороне при впадающей в Двину судоходной реке Пинеги того ж названия экономическая деревня; в ней, по дальности от церкви, деревянная часовня Симеону Богоприимцу. Отъехавши от Вавчужской верфи или пильнаго завода осемнадцать верст, для перемены лоцмана и взятья гребцов, в одиннадцать часов по полудни пристали к стоящей в правой стороне на двинском Мариловском острову того ж названия деревне, где в крестьянской избе обогревшись, напились чаю и поужинавши, с четырьмя человеками гребцов и лоцманом Никитою Лукиным, при малом попутном ветре, в час по полуночи поехали от оной деревни в ночь парусами. Во оной Мариловской Остров деревне деревянная часовня Зачатию Иоанна Предтечи.
   31-го числа в воскресенье, отъехавши от Мариловской деревни на оное число, в ночи десять верст для отслушания литургии, в четыре часа по полуночи пристали к стоящему в левой стороне на самом берегу Паниловскому погосту. В нем две старых деревянных церкви, одна - Николаю Чудотворцу, другая - пророку Илии. По отслушании литургии и молебнов, от оного погоста, при ясном небе, в одиннадцать часов по полуночи поехали сначала парусом, потом, за утишением ветра, греблею. От оного Паниловского погоста по обе стороны реки Двины берега начались белаго камня. В шести от Паниловского погоста верстах в правой от Холмогор стороне высокая белаго камня, покрытая несколько с верху землею, гора, которая, равно как и деревня и почтовая станция, по ней же называются Орлецы. На самом ее верху в 1342 году новгородским гражданином Лукою была сделана крепость, в которой он с своею воровскою шайкою, разоряючи и грабя жительствующих по Двине крестьян, имели убежище; по выгнатии ж их из нее князем Федором Ростовским, та крепость так разорена, что и знаков никаких не видно, а только на самом верху поставлено два деревянных креста, чаятельно на том месте, где церкви были. В шестнадцати от Паниловского погоста верстах в левой от Холмогор стороне Ступинской волости погост; в нем две деревянных церкви, одна - Рождеству Иисус Христову, другая - Иоанну Богослову.
   Отъехавши от Паниловского погоста осемнадцать верст, в восемь часов по полудни для перемены бичевщиков и лоцмана пристали к стоящей в правой стороне близь берега дворцовой деревни Пупачевой; в ней деревянная часовня Воскресению Христову.
   [Да не покажется читателю удивительно, что я так тщательно все часовни замечаю; но это имеет важное побуждение и дает причину заключить много. Где часовней много, там церкви почти везде в небрежении, попы не учены, не рачительны, невежи и пьяны, а потому самому нравы гораздо наклоннее к расколам; из того следует, что расколы по моему примечанию в рассуждении закона не суть важны, но заслуживают важнейшаго внимания политических голов, ибо к чему годится такая секта, которая общественную пользу считает чужою, чуждается, убегает, ненавидит и прячется от общественных прав и узаконении, наблюдая оныя только из корыстолюбия и из страху наказаний в молитвах своих, которые чтут первым долгом Божества, не упоминают имя государя, следовательно, его внутренно не признают власти, видимо считая еретиком; сограждан своих не называют соотчичами, но погаными и врагами, гнушаясь с ними есть, пить, знаться, обходиться и иметь дело. К чему годится, говорю я, многочисленная сия сволочь, управляемая десятью обманывающими над тысячьми обманутых, рассылающая ежегодно по всей России своих лжепроповедников для обращения простолюдинов и ленивцев в коварныя их сети? Повсюду слышно - жалуются попы, дворяне и купечество на побег к ним людей; да в том бы и нужды не было, видится все равно, эти люди в том месте или в другом, были б только в России; но вот розница: они подговаривают людей трудолюбивых, из земель самых плодородных и изобильных, и поселяют оных в своих непроходимых болотах, где ничего не ростет; следовательно, уменьшают в государстве руки работающих, а умножают рты тунеедцев. Что ж выйдет из сего? Что навлечет отечеству нашему со временем за следствие пагубныя сии переселения? Между многочисленными причинами, рассудку открывающимися, о нынешней дороговизны хлеба повсюду, не время ли уже поставить в первые нумера сии зловредные и беззаконные происки ухищренных сих льстецов? Но сие все вид еще, пока они в страхе, пока не знают еще своее силы и своего числа, пока нет единомысия, пока нет еще замысловатой обширной головы, словом, пока нет Силлы, Мария, Юлия Кесаря, Кромвеля. Читатель! Загляни в гисторию, не во всяком ли политическом корпусе найдешь семена к их падению: в Египте гордость и пышность деспотов; в Персии усыпляющая роскошь царей; в Греции распря и противуборствие в умственных тылах; в Риме раздор дворянства и черни, и так, спускаясь до наших времян, мне видится, я ощупываю пагубные сии зародыши, уже насиживаются в мрачных сих норах, в гнездах невежества и в душепагубных сих скопищах. Но опустим зановесу на гибельную сию картину, от коей сердце содрагает, и да не подымет оную Всевышний!]
   От оной с четырьмя гребцами и пятым лоцманом, при попутном ветре и немалом дожде, поехали в половине десятого часа по полудни в ночь парусами. В восьми от Пупачевой деревни верстах, в правой же стороне, погост Кривской волости; в нем две деревянных церкви, одна - Успению Пресвятыя Богородицы, другая - пророку Илии и трем святителем: Василию Великому, Григорию Богослову и Иоанну Златоусту.
   До сего Кривского от Паниловского погоста на двадцать-на-шесть верст продолжавшиеся каменные берега кончились, а со обеех же сторон начались низкие песчаные. От оного погоста при утихающем дожде, по частым реки поворотам, в немногих местах ехали парусом, а в других бичевою.
   1-го числа сентября в понедельник. Проехавши от Пупачевой деревни на оное число в ночи двадцать верст, для перемены гребцов и лоцмана в пять часов утра пристали к стоящей в правой стороне экономической, бывшей Сийского монастыря деревни Середней, из которой взявши других четырех гребцов и лоцмана Акима Никифорова, при тихой неветряной погоде и ясном небе, в начале седьмого часа по полуночи ж, поехали бичевою. В двух от Середней деревни верстах в левой стороне возле берега Ракольской волости погост; в нем две деревянных церкви, в одной два престола - Воскресению Христову и Михаилу Архангелу, в другой один престол - Покрову Пресвятыя Богородицы.
   Отъехавши от деревни Середней двадцать-семь верст впадающею с правой стороны в Двину ручкою Сиею, в одиннадцать часов по полудни пристали к стоящему при самом устье, называющемуся по речке, Сийскому погосту. В нем две деревянных церкви, первая - Богоявлении Христову, вторая - Илии пророку и Василию Блаженному.
   Обогревшись же в доме оного погоста священника Василия Алексеева, отслушавши в церквах молебен и отобедавши, на почтовых с Сийской станции шести лошадях, в половине пятого часа по полудни поехали сухим путем большою Московскою дорогою в Сийский мужеский монастырь, до которого от оного погоста десять верст, а катер с экипажем оставили в речке Сие, где по приезде к погосту пристали. По приезде в половине седьмого часа по полудни в Сийский монастырь, сперва для обогрения пристали в монашеских кельях, потом по зву тамошнего архимандрита Паисия пошли в его кельи, где, по отслушании в соборе всенощной, и ночевали.
   Сей монастырь начально преподобным Антонием Сийским чудотворцем при Сие речке построен в 1520 году. На оное бывшее тогда пустое место пришел из Кейхацкой волости с пятьми только учениками; по построении ж монастыря собралось к нему монахов и Бельцов до l50, над которыми был он игумном тридцать-семь лет; и с того времени монахов бывало по сту человек и больше. Ныне ж по штату в Архангельской епархии положен второклассным. В нем в проезд мой был помянутый архимандрит Паисий, при нем четыре иеромонаха, один белый, чтущийся к пострижению священник, иеродиякона два, монаха два, чтущихся к пострижению четыре послушника, штатных монастырских служителей шестнадцать человек; на жалованье ж всем им и на содержание монастыря ежегодно из казны отпускается тысяча-пять-сот-девяносто-два рубли.
   Во оном монастыре каменных четыре, деревянных три, а всех семь церквей; в них восемь престолов. Каменные: 1-я: большой настоящий собор во имя Святыя Живоначальныя Троицы; при нем придел преподобному Антонию Сийскому, которого и мощи в нем в запечатанной Петром Великим гробнице препочивают. 2-я: теплый собор во имя Благовещения Пречистыя Богородицы; при нем братская трапеза и келарская; внизу под ней со сводами погреба и кладовые. 3-я: под колокольней - трем святителям Петру, Алексию, Ионе, Московским чудотворцам. 4-я: над воротами - преподобному Сергию Радонежскому чудотворцу. Деревянные: 5-я: за монастырскою оградою - Николаю Чудотворцу; оную часто от бывающаго от двух по выше монастыря на Сие речке построенных, бывших прежде монастырских, а ныне казенных мельниц, наводнения потопляет и вредит водою пол и нижний пояс иконостаса. 6-я: за монастырем на кладбище на маленьком речки Сии островку - Успении Пресвятыя Богородицы. 7-я: в семи верстах от монастыря - Воздвижению Честного и Животворящаго Креста Господня. Прочее все внутри монастыря строение каменное, только две не малых связи братских келий почти совсем без починки развалились, а также и ограда ветха.
   В настоящем холодном соборе на местных образах не мало изрядной величины каменьев драгоценных, которые, думать надобно, даны от патриарха Филарета Никитича. [Податели сих драгоценностей покрыты непроницаемым мраком. Причины тому различныя по моему примечанию. В первобытныя времена, как и ныне, черноризцы были охотники обогащать свои монастыри подаяньями богомольцев и вкладчиков. Но были ж и такие, которые сокровищьми и деньгами искали обогатить, снабдить и поддерживать прежние свои фамилии. Может быть, были и такие, что скупость и роскошь свою тем насыщали; итак, для сего предмета видно ясно, что обличительныя сии сведения не должны были оставаться гласными. К тому же известно по гистории, что иноческий чин не любит сам быть благодарным долго, полагая, что не богоугодно сие известие; ибо за то должно почитать или уважать наследников, поминать их роды, а особливо опасаться, не потребовали б наследники опять назад, что все, видно, могло обезпокоить смиренных тех отцев.
   Отец Паисий Сийский архимандрит честный, безкорыстный и смиренный, кажется, монах, но кто-нибудь из его преемников, увидя, что напрасно сии каменья обветшалый иконостас украшают, употребит их либо на починку разваливающагося монастыря, или на другое что, смотря по склонности своей].
   В ризнице и книгохранительнице ничего достойного любопытства и примечания нет, а только имеется одно писанное на александрийской в целый лист бумаге, неизвестным человеком, полууставом, одною рукою и пером с нарисованными Христовыми чудесами и причтами красками, Евангелие. Сказывают, что уже там за эту книгу дают 500 рублей.
   Достопамятно в сем монастыре то, что патриарх Филарет Никитич еще будучи бельцом в нем жил, пострижен в монашество и во время патриаршества, по изгнании Борисом Годуновым был под Благовещенскою церковью до смерти его, Годунова, в заточении. Сие место так закрыто небрежно и неприметно, что даже монахи сумневаются, где он содержался.
   2-го числа сентября во вторник, отслушавши в холодном соборе литургию и молебен, посмотревши церквей, ризницы, книгохранительницы и всего монастыря, потом у архимандрита отобедавши, в четыре часа по полудни на тех же почтовых лошадях поехали обратно в Сийский погост. По приезде ж в половине шестого часа по полудни в Сийский погост, в священниковом доме напившись чаю, поужинавши и отслуживши в Ильинской церкви молебен и взявши в рассуждении частых в Двине от наносных водою песков мелей семи человек работников, и восьмого лоцмана, выбравшись на Двину при благополучном ветре в половине десятого часа по полудни, поехали в ночь парусами. В десяти от Сийского погоста верстах проезжали в левой стороне погост Цолмохотский; в нем две деревянных церкви, одна - Рождеству Пресвятыя Богородицы, другая - великомученику Димитрию Селунскому чудотворцу. От сего погоста со обеих сторон Двины берега крутые краснаго, Белаго и синяго песку. В пятнадцати от Цолмохотского погоста верстах в левой же стороне при впающей в Двину судоходной реки Пинеги погост Пинегша; в нем две деревянных церкви: первая - Введению во храм Пречистыя Богородицы, вторая - пророку Илии.
   3-го числа августа в среду. В десяти верстах от Пинегши в правой стороне погост и деревня Прилуки; в нем две деревянных церкви, одна - Сретению Господню, другая - Архангелу Михаилу и мученикам Фролу и Лавру. Крестьяне оной деревни такими ж, как и в приморских берегах, сетьми ловят семгу, только против тех мест весьма в малом числе, да и лов не долгое время бывает. Против сей деревни, за утишением ветра, стали на якорь и, разведши на берегу огонь, изготовили купленную здесь свежую семгу, за чем и простояли часа два; потом в катере отобедавши, при ясном небе и малом противном ветре, поехали бичевою. Но за усилившимся большим противным ветром и дождем и за частыми чрез реку взад и вперед от мелей переборами, отъехавши версты три, для ночлега стали на якорь.
   4-го августа в четверток по утру рано, при небольшом дожде и противном ветре, снемшись с якоря, поехали бичевою, а на переборах чрез реку греблею. Отъехавши же от ночлега четыре, а от Сийского погоста сорок-две версты, для перемены бичевщиков и лоцмана в три-четверти осьмого часа по полуночи пристали к стоящей в левой стороне казенного ведомства деревне Говрогоры. В ней деревянная часовня великомученику Георгию. От оной деревни, отобедавши, за нескорым собранием четырех гребцов и пятого лоцмана, при пасмурной же дождевой погоде и противном ветре, в одиннадцать часов по полуночи поехали бичевою. В двух от оной деревни верстах в левой же стороне Говрогорской волости погост; в нем две деревянных церкви: одна - Архангелу Михаилу, другая - Рождеству Иоанна Предтечи и мученикам Фролу и Лавру. В пяти от Говрогорского погоста верстах в правой стороне погост Коскошинской; в нем две деревянных церкви: первая - Рождеству Иоанна Предтечи, вторая - апостолу и евангелисту Иоанну Богослову. В семи от Коскошинского погоста верстах в правой же стороне погост Ныконской волости; в нем две ж деревянных церкви: одна - Рождеству Христову, другая - Николаю Чудотворцу. От сего погосту левый от Холмогор берег каменный белой плиты.
   Отъехавши от Говрогорской станции двадцать-шесть верст, для перемены работников и лоцмана в четверть пятого часа по полудни пристали к стоящей на правом берегу государственной деревне и почтовой станции Взвозу. А от ней с четырьмя работниками и лоцманом Никитою Карповым, при небольшом попутном ветре, в пять часов по полудни поехали в ночь парусами. От сей почтовой станции со обеих сторон реки Двины начались берега крутые, лебастровые, простирающееся вперед на пятнадцать верст. Оный изрядной доброты лебастр прежде сего отправляли даже и в чужие краи. Во оном лебастровом возле деревни берегу четыре пещеры, которые вымыло водою. Настоящее происхождение сих пещер не известно, а по пространству их некоторых внутри можно подумать, что кем-нибудь сделаны с намерением, ибо в иных вместиться могут нисколько человек. В шести от деревни и почтовой станции Взвозу верстах с правой стороны впадает в Двину речка Койнакса, на которой, сказывают обыватели, в старинные времена бывали страшные разбои, и поныне многие, приходя сюда, по наслышке, ищут разбойнической поклажи денег.
   Отъехавши от деревни и станции Взвозу осьмнадцать верст, для перемены работников и лоцмана, в половине одиннадцатого по полудни часа пристали к стоящей на правом берегу деревни и почтовой станции Колеской. Во ожидании ж, поколь собрали шести работников и седьмого лоцмана Демида Власова, поужинали в катере. Потом, при попутном же ветре в три-четверти двенадцатого часа по полудни ж поехали парусами. Против оной деревни на левом берегу при устье впадающей в Двину речки Колесенки Колеской волости погост; в нем две деревянных церкви: одна - Николаю Чудотворцу, другая - великомученику Димитрию Селунскому чудотворцу. В девяти верстах от Колеского погоста и станции в правой стороне ветхий, небольшой, узпраздненный при открытии штата, деревянный Никольский монастырек; в нем одна деревянная церковь Николаю Чудотворцу, в которой по праздникам только Николая Чудотворца, что в год бывает два раза, служит Колеского погоста священник. А при том пустом монастырьке живут одни, прежде бывшие сего монастыря, а ныне казенного ведомства экономические крестьяне.
   5-го числа августа в пятницу. Отъехавши на оное число от Колеской станции в ночи пятнадцать верст, для перемены работников и лоцмана в половине пятого по полуночи часа пристали к стоящей в правой стороне экономической деревне и станции Моржегорской; а от оной с восеми работниками, при ясном небе и тихой, неветреной погоде, в четверть шестого часа поехали бичевою. В четырех от сей станции верстах, в правой же стороне, Моржегорской станции погост; в нем две деревянных церкви: первая - святым Богоотцем Иоакиму и Анны, вторая - Илии Пророку и Василию Великому.
   От Моржегорской до Шестозерской станции пятнадцать верст. За частыми чрез реку с одного берега на другой замелям от наноснаго песку переборами, притом же и по незнанию лоцманову настоящего фарватера, ехали до первого часа по полудни. К Шестозерской же станции и деревне, стоящей в правой стороне, для перемены работников и обеда пристали в час по полудни. Во ожидании ж, покуда сготовят на берегу кушанье и наймут до будущей вперед станции на катер работников и знающаго фарватер лоцмана, ходил я пеший в расстоящий от нашей пристани верстах в двух той Шестозерской волости погост, в котором две деревянных церкви, первая - во имя первоверховных апостол Петра и Павла, вторая, двуэтажная, в верху - святителю Христову Модесту патриарху иерусалимскому, придел - великомученику Георгии, в низу - Николаю Чудотворцу.
   Отслушавши во оных церквах храмам и хотящим по водам плыти молебен, пришедши с тамошним священником на катер и в катере отобедавши, опять его выпустили на берег, а сами с десятьми работниками и лоцманом Васильем Евсеевым, при небольшом противном ветре и ясном небе, в три часа по полудни поехали бичевою, а в других местах и переборах греблею.
   От Шестозерской станции в пяти верстах ночью уже проезжали стоящий в левой стороне при устье впадающей в Двину судоходной pеки Ваги погост Усть-Ваинга; в нем две деревянных церкви: одна - Покрову Пречистыя Богородицы, другая - Димитрию великомученику Селунскому чудотворцу. Проехавши от Шестозерской станции пятнадцать, а всего от уездного города Холмогор 244 версты, с правой стороны впадает в Двину большая судоходная река Пянда, по которой, по нынешнему разграничиванию, Холмогорский уезд кончился, а начался Шенкурский.
   В Шенкурском уезде по минувшей четвертой ревизии в тысячи ста шестидесяти-двух дворах имеется казенного ведомства крестьян дворцовых: мужеска - 18,420, женска - 18,826; экономические: мужеска - 1,091, женска - 1,154; черносошных: мужеска - 738, женска - 706; итого мужеска - 20,249, женска - 20,746, а обоего мужеска и женска пола - 40,995 душ.
   Оные крестьяне все вообще, по довольному количеству изрядной к хлебородию земли, упражняются в довольном для пропитания своих семейств хлебопашестве, ибо в Шенкурском уезде рожь родится сам-сем, ячмень сам-пят и сам-шест, овес и горох сам-четверт, пшеница сам-третей; а другого никакого хлеба, кроме льну, затем что и семена не выростают, не сеют. Житeльcтвyющие ж по берегам Двины пашут только рожь, ячмень и лен; рожь у оных родится сам-пят и сам-шест, ячмень сам-шест, льну с четверика совсем как надобно прясть отделанного, выходит до двух с половиною пуд; оный лен архангельским и шенкурским купцам и бральщикам или закупщикам продают по четыре и по пяти рублей пуд. Хлеба они не покупают, а каждый год довольствуются своим и еще несколько продают. Все оные Шенкурского уезда крестьяне для продажи в Архангельске, на отпуск за море гонят, в знатном во всем уезде количестве смолу, так что каждый работник выгоняет ее в год до пятнадцати и восьмидесяти пудовых бочек. Бочку ж продают от рубля двадцати копеек до полуторых рублей; а на каждую бочку для выгонки смолы портят соснового лесу самого хорошаго тридцать, а который похуже - пятьдесят дерев. Кроме же хлебопашества и смолокурения, бьют водящихся в их лесах зверей: медведей, волков, лисиц, куниц, зайцев, выдр, горностаев, норок, барсуков, россомах; птиц:_ глухих и полевых тетеревей, копалов, мордах, рябчиков, куропаток, диких голубей, гусей, уток, пунашков и куликов.
   В Шенкурском уезде имеются из крестьян мастеровые: плотники, кузнецы, портные, сапожники, кожевники и горшечники; оные от своих промыслов и рукоделий довольствуются без смолокурения, а только имеют одно хлебопашество; малое число бочарей, которые всегда упражняются в делании для смолы бочек; другие на двинских судах ходят лоцманами:, в прочем от домов своих никуда в заработки не отлучаются. В рассуждении ж сенокосных мест, скота всякого держат довольно для себя и продажи. Женский же пол также, как в Архангельском и Холмогорском уездах, упражняется в ткании на продажу холста.
   В Шенкурском уезде церквей: каменная - 1, деревянных - 102. При них церковнослужителей: мужеска - 360, женска - 380, а обоего мужеска и женска пола - 740 душ. Кормятся от прихожан, смолокурения и своего хлебопашества.
   Крестьянских мучных мельниц: водяных - 61, ветреных - 85; озер - 151; рек - 72; в них ловится рыба: щуки, окуни, налимы, харьюсы, лещи, язи, головли, а изредко и семга.
   Лес растет: еловый, сосновый, березовый, листвяничник, осина, желомустник, ива, ольха, рябина, черемха, калина, черная и красная смородыня, малинник, шиповник и можжевельник. Соснового лесу великое каждый год множество жители изводят на смолокурение, на делание на смолу бочек, а также не малое количество каждый год употребляют соснового и еловаго, годного на строение, лесу на плоты, которые они делают не в один, а в два ряда; на них отвозят к городу Архангельску смолу, рожь, ячмень, овес и муку; распродав же оное, плоты те почти за безценок отдают. Ягоды в лесах ростут: морошка, брусница, черница, голубица, земляница и клюква. Огородния овощи родятся: капуста, редька, репа и хмель.
   Во оном Шенкурском уезде, расстоянием от города в восьмидесяти-пяти верстах, бывает в Благовещенской волости годовая ярмонка, которая начинается с первого марта и продолжается чрез пятнадцать дней; называется ж она по волости Благовещенскою, а по началу торга Евдокеевскою. На сию ярмонку великое множество собирается уездных жителей из Шенкурского, Вельского и Красноборского уездов с разными домашними деревенскими продуктами и рукоделиями. И приезжают из разных городов Тульского, Калужского, Тверского, Новгородского, Владимирского, Ярославского, Костромского, Казанского, Вологодского, Олонецкого и Архангельского наместничеств купцы и продают всякие российские и иностранные товары. На сей ярмонке архангельские купцы с помянутыми трех уездов крестьянами о поставке к ним весною и летом смолы и говяжьяго сала с немалым денежным задатком контракты заключают. Оный великий торг производится в гостином старинного строения деревянном дворе, имеющим вид замка, с довольным числом лавок и постоялых дворов, отдаваемых на ярмочное время из казны в наем.
  

17-я часть. От начала Шенкурского уезда рекою ж Двиною до уездного Вологодского наместничества Велико-Устюжской области города Красноборска.

6 IX

  
   6-ro числа сентября в субботу, отъехавши от устья реки Пянды и от Холмогорского уезда на оное число в ночи тринадцать верст, в три часа по полуночи для перемены взятых из Шестозерской станции работников, пристали к стоящей в левой стороне дворцовой деревни и почтовой Березовской станции, от которой с пятьми бичевщиками, при ясном небе и тихой, неветреной погоде, в четыре часа по полуночи ж поехали бичевою. Подъезжаючи к погосту и почтовой станции Шиленг, за большими песками и мелями, одну версту ехали часов семь.
   Отъехавши от Березовской станции двенадцать верст, в шесть часов по полудни для перемены работников пристали к погосту деревни и почтовой станции, стоящей при устье впадающей с левой стороны малой, крутоборегой речки и по ней называющейся Шиленги. В нем две деревянных церкви: одна - Николаю Чудотворцу, другая - великомученику Георгию. Во оной деревне квартерою за холодною погодою стали в доме крестьянина и той волости земского Алексее Потапова. И за приключившеюся мне и человеку моему болезнею, пробыли 7-е и 8-е числа сентября, то есть, воскресенье и понедельник.
   А во вторник 9-го числа после литургии и храмам молебна, прямо вышедши из церкви сели в свой катер и в нем с священником того погоста отобедавши и выпустивши его опять на берег, при ясном небе и противным, не очень большим ветром, со взятыми отсель десятьми работниками и одиннадцатым лоцманом, в четверть третьего часа по полудни поехали бичевою. В двух верстах от Шилинского погоста в левой стороне в деревни Прилуках деревянная часовня - святителем Христовым Николаю Чудотворцу и Модесту патриарху иерусалимскому. В пяти верстах в левой стороне погост Карбацкой волости; в нем две деревянных церкви: одна - Илии пророку, другая - великомученицы Параскевы. В восьми от Карбацкого погоста верстах, в левой же стороне погост Ростовский; в нем две деревянных церкви, одна - Живоначальной Троицы, другая - Введению во храм Пречистыя Богородицы.
   10-го числа в среду, от Ростовского погоста в десяти верстах в левой же стороне проезжали погост Конецгорья; в нем две деревянных церкви, первая - Вознесению Христову, вторая - святителем Афонасию и Кириллы патриархом Александрийским. Отъехавши от сего погоста одну версту, а всего от Шиленги двадцать-шесть верст, для перемены бичевщиков и лоцмана, в половине девятого часа по полуночи пристали к стоящей в левой же стороне деревни Сидоровской, возле которой, за нескорым собранием работников, простояли до одиннадцатого часа. В половине ж того часа, при ясном небе и небольшом противном ветре, с десятьми ж человеками бичевщиков и одиннадцатым лоцманом, поехали бичевою.
   В пятнадцати от деревни Сидоровской или Конецгорской станции верстах, в левой стороне погост Кургоминск; в нем две деревянных церкви: одна - Воздвижению Честного и Животворящаго Креста Господня, другая - Илии пророку. Верстах в двух от оного погоста для обеда и отдыху работникам стали на якорь и простояли с час. Потом снявшись с якоря, при той же погоде и мрачном небе, поехали бичевою и греблею. В десяти от Кургоминского погоста верстах в правой стороне погост Тулгосской волости; в нем две деревянных церкви, одна - Клименту папе Римскому и Петру Александрийскому, другая - священномученику Власию.
   Отъехавши от оного погоста одну, а от деревни Сидоровской и Конецгорской станции двадцать шесть верст, в семь часов по полудни для перемены работников против Тулгосской почтовой станции пристали к берегу. И во ожидании, поколь собрались работники, на берегу, при разведенном огне напились чаю и, изготовивши кушанье, в катере; поужинали. Потом, с девятьми работниками и десятым лоцманом, в половине одиннадцатого часа, при небольшом противном ветре, поехали в ночь сперва греблею, а потом, по способности берега, бичевою.
   В ночи проезжали погосты_1) в девяти верстах от Тулгосской станции в левой стороне Троицкий; в нем две церкви: одна - каменная, другая - деревянная; каменная - во имя Живоначальной Троицы, деревянная - Богоявлению Господню и Благовещению Пресвятыя Богородицы; 2) в шести от Троицкого верстах, в левой же стороне, Заостровский; в нем две деревянных церкви: одна - Рождеству Пречистыя Богородицы, другая - Архангелу Михаилу; 3) в семи верстах от Заостровского, в левой же стороне, Селецкий; в нем две ж деревянных церкви: одна - Животворящему Кресту Господню, другая - Илии пророку.
   11-го числа в четверток, отъехавши от Селецкого погоста три, от Толгусской же станции двадцать-пять верст, в четыре часа по полуночи для перемены бичевщиков, пристали к имеющейся в Селецкой волости почтовой, стоящей на левом же берегу, станции. А от оной, при ясном небе и тихой, неветреной погоде, с девятьми работниками и десятьми лоцманом, в половине шестого часа поехали бичевою.
   Отъехавши от Селецкой станции семь верст, в осьмом часу по полуночи ж [для сыскания каргопольского купца Ивана Васильевича Маркова, который здесь живет по винному в Шенкурском уезде каргонольского ж купца, а его крестного отца и троюродного дяди Ивана Александровича Маркова откупу поверенным], пристали к погосту Борецкой волости. Во оном погосте деревянная церковь Стретению Господню, а на построение каменной церкви помянутый купец Марков заготовляет материал. Но как оного поверенного за отлучкою его в Шенкурск в сем погосте не нашли, то по надобности мне в деньгах, послал я к нему на почтовых лошадях в Шенкурск [до которого от того погоста 156 верст] своего человека; а сами для ожидания, покуда он возворотится из Шенкурска, переехавши против сего погоста на правую сторону, возле Линовской деревни остановились.
   Во оной деревне весьма ветхая деревянная церковь небольшая во имя Воздвижения Честного Креста Господня, и празднуют еще великомученицы Параскевы. В ней служба бывает во оные только праздники, да и то не каждый год, а когда вздумают Борецкого погоста священники. Здесь в двух розных дворах живут два родных брата и при них, престарелых уже лет отец; отставной солдат. Они во время моей бытности жили в малых и весьма тесных своих банях, ибо избы у них прошедшее лето сгорали, которые, как нам виделось, сожжены нарочно беглыми разного звания людьми, коих, надобно по наслышке думать, держат они под своим укрывательством. Во одной из тех превращенных из бань изоб, за холодною погодою расположась квартерою, обедали. И чтоб в той церкви отслушать нам сего числа с вечера всенощную, а завтра литургию, в помянутый погост Борок послали двух здешних мальчиков за священником, но не дождавшись ни священника, ни посланных, в той же избе собрались было ужинать и ложиться спать. Но как начали к нашему катеру подозрительным образом по часту подъезжать неизвестные люди в лодках, то по таковой опасности, взявши самых двух хозяев, пошли все ужинать и ночевать на катер и зарядили все пять пушек и ружье пулями; и те люди, видевши нашу предосторожность, больше не показались.
   12-го числа в пятницу. Священник из погоста Борку поутру приехал, и мы, в тутошней Воздвиженской церкви отслушавши всенощную, литургию и с водным освящением молебен и в той же избе, где по приезде пристали, со священником отобедавши, в три часа по полудни, при пасмурном небе и противном малом ветре, поехали вперед к Пучинской почтовой станции бичевою. В трех от Липовской деревни верстах Шенкурский уезд в правой стороне кончился, а начался Вологодского наместничества Велико-Устюжской области Красноборский уезд, а в левой стороне Шенкурский же продолжается. Отъехавши от Липовской деревни пять верст против стоящей в правой стороне деревни Слуда Царева, сели на мель и не могли, за малостию народа, с нее сняться, для чего и послал я в означенную деревню за рабочими людьми, во ожидании которых и простояли на одном месте часа три. По приезде ж работников десяти человек, снявшись с мели, к Пучинской станции поехали в ночь бичевою и греблею.
   13-го числа в субботу. Отъехавши от Липовской деревни одиннадцать верст, в семь часов по полуночи против деревни Ракшихи и называющейся по погосту и волости Пучинской станции стали, за недопущением отмелями до берега, на якорь, и выехавши в своем ялике на берег, остановились квартерою в доме крестьянина Ивана Игнатьева, где, за приключившеюся мне болезнию и во ожидании из Шенкурска, ночевали.
   14-го числа в воскресенье в праздник Воздвижения Животворящаго Креста Господня. Ездили сухим путем на лошадях, запряженных в крестьянскую телегу, в погост Пучинский [до которого от деревни две версты] ко всенощной и обедне. Во оном погосте две деревянных церкви: одна новая, другая старая; новая во имя святых апостол Петра и Павла, в старой, настоящий храм великомученику Димитрию Селунскому, придельные - великомученику Георгию и священномученику Власию. Отслушавши ж в старой деревянной церкве всенощную, пошли до обедни обогреться в дом тамошнего священника Ивана Емельянова Суханова, куда и человек мой с помянутым Иваном Васильевичем Марковым, купцом каргопольским, из города Шенкурска приехали; и взял я у него, Ивана Васильевича, по привезенному мною к нему от показанного его дяди и крестного отца Ивана Александровича Маркова приказу денег заимообразно сто рублей и во оных на имя Ивана Александровича вексель сего ж числа дал по объявлению. [Оныя деньги 792 года февраля -го дня по приезде его Ивана Александровича Маркова в Санкт-Петербург отдал ему самому и вексель от него получил]. Потом ходили в ту ж старую церковь к обедни, которую служил означенный священник Суханов, и диакон, во время служения человек безчинный Яков Алексеев; на него в том безчинстве от Мелгунова Архангелогородскому епископу Вениамину была жалоба, за что и был он в Троицком Велико-Устюжском монастыре на смирении три года, однакож от того не унялся. Другой во оном погосте священник - Феодосий Семенов Золотицкий. По приезде из погоста в деревню Ракшиху и во оной в той же квартере отобедавши, при благополучном ветре и ясном небе с девятьми работниками и лоцманом Игнатием Иевлевым в два часа по полудни поехали парусами. В двух верстах от деревни Ракшихи и в левой стороне Шенкурский уезд, которым мы рекою Двиною проехали 122 версты, кончился, а начался Красноборский же.
   Отъехавши от Шенкурской границы Красноборским со обеих сторон уездом осьмнадцать верст, в половине десятого часа, для перемены работников и лоцмана, пристали к стоящему в правой стороне при устье впадающей в Двину речки Нижней Толмы погосту и почтовой сухопутной и водяной станции того ж названия. В нем две деревянных церкви: в первой настоящий храм - Знамению Пречистыя Богородицы, в верху на хорах придел - мученикам Фролу и Лавру; во второй настоящий храм - апостолу и евангелисту Иоанну Богослову, придел, также на хорах, - Илии Пророку; при церквах деревянная ж часовня, в которой празднуют Воздвижению Честного и Животворящаго Креста Господня. На содержание и на починку сих церквей имеется старинного владения удобной к пашне и сенокосу, намежеванной ныне, сорок пять десятин земли и с черносошными крестьянами [чего нигде я еще не видал], где на продажу в церковный доход имеется церковный и скот: быки, коровы и лошади, от чего, сверх каждый год издерживаемых, имеется лежалых денег, по объявлению церковников, до полуторых тысяч рублей. Живущие ж при оных церквах два священника, с обыкновенным числом причетников, довольствуются доходом с прихожан и отмежеванною им землею. Против сего погоста в левой стороне вновь построенный погост Выставка; в нем две деревянных церкви: одна - Вознесению Господню, другая - великомученику Георгию. Побывши погоста Нижней Тоймы в церквах и пришодши на катер, отужинавши, с девятьми ж работниками и десятым лоцманом, в двенадцать часов по полудни в ночь поехали бичевою и в некоторых местах немного парусами.
   15-го числа в понедельник. Отъехавши на оное число в ночи от погоста и станции Нижней Тоймы осьмнадцать верст, для перемены работников и лоцмана, в шесть часов по полуночи пристали к стоящему на левой стороне при впадающей в Двину речке Шетринке погосту Шетринску; в нем две деревянных церкви: одна - Преображению Господню и Николаю Чудотворцу, другая внутри отделывается новая - Благовещению Пречистыя Богородицы. В сем месте того же названия прежде был мужеский монастырь, но при положении их в штаты изпразднен, а для церквей сделан приходский погост. До оного Шетринского погоста от Нижней Тоймы во обеих по реке Двины сторонах погостов и деревень не было. От оного погоста и станции с девятьми бичевщиками и десятым лоцманом, при ясном небе и тихой, не ветренной погоде, в семь часов по полуночи поехали бичевою. От Шетринской станции со обеих по Двине реке сторон берега низкие и ровные. Отъехавши ж пять верет, в левой стороне реки Двины берег крутой, а в правой низкий же и ровный. Проехавши ж от Шетринского погоста сорок верст, для перемены лоцмана и бичевщиков, в три часа по полудни пристали к Верхне-Томскому, стоящему в левой стороне при устье впадающей в Двину судоходной реки Верхней Тоймы, погосту и того ж названия почтовой сухопутной и водяной станции; в нем две церкви: одна каменная, другая деревянная; в каменной настоящий храм Живоначальной Троицы, приделы - первоверховным апостолом Петру и Павлу и святителю Христову Николаю Чудотворцу; в деревянной - Покрову Пресвятыя Богородицы и святителем Афонасию и Кириллы Александрийским патриархом. При них два священника, один диакон, церковных причетников два крылоса. Остановившись для обогрения в земской избе, где напившись чаю, ходили в обеи церкви, в которых, отслушавши храмам молебен, и в земской избе отужинавши, при небольшом противном ветре, с десятьми работниками, в восемь часов по полудни поехали в ночь бичевою. От Верхне-Томского погоста в десяти верстах в левой стороне, при устье впадающей в Двину речки Шеренги, в называемой по ней Шорной пустынке, деревянная церковь во имя Успения Пресвятая Богородицы; в ней весьма редко служат Верхне-Томского погоста священники, а при ней погоста нет. Сие место Пустынкою называется потому, что здесь была состоявшая в ведомстве Сийского монастыря Шорная пустынка, во владении которой имелись крестьяне и человек по двадцати живало монахов. А теперь при той церкви живут экономические, бывше прежде той Шорной пустынки, крестьяне.
   16-го числа во вторник. Отъехавши на оное число в ночи и утром сорок верст, для перемены лоцмана и работников в половине осьмого часа по полуночи пристали к стоящему в правой стороне Ярижской волости погосту; в нем две деревянных церкви: одна - Николаю Чудотворцу, другая - великомученику Георгию. Во оном погосте в священниковом доме обогревшись, ходили в церкви и отслушали в них молебен; потом в катере отобедавши, с семи бичевщиками и лоцманом Яковом Кирилловым, в двенадцать часов поехали бичевою, а при переворотах реки, по способности ветра, парусами. Против Ярижского погоста в левой стороне погост Килокурской волости; в нем две церкви: одна каменная, другая деревянная; в каменной настоящий храм - Вознесению Господню, придел - Илии Пророку; деревянная - великомученику Димитрию Селунскому.
   От Ярижского погоста проехавши двадцать-пять верст, для перемены бичевщиков и лоцмана, в четверть десятого часа по полудни пристали к стоящему в левой стороне погосту, деревни и почтовой станции Ракольской; и для ужины и обогрения выехавши в ялике на берег, пришли в дом крестьянина Данилы Родюнова (который разными красками для распродажи в деревнях крестьянским женам и девкам набивает платки и полотны и на печатание или набойку их деревянные доски режит сам). Отужинавши ж и взявши семи человек работников и восьмого лоцмана Карпа Панфилова, севши в катер, при благополучном ветре, в час по полуночи поехали парусами. Во оном Ракольском погосте две деревянных церкви: одна - Николаю Чудотворцу и великомученику Георгию, другая - Прокофию Блаженному, Устюжскому чудотворцу. В трех от Ракольского погоста верстах в правой стороне погост Черепковской волости; в нем одна каменная церковь, в которой настоящий храм Живоначальной Троицы, придельные - Николаю Чудотворцу и Илии Пророку.
   17-го числа в среду. Отъехавши от Ракольской станции на оное число в ночи и утром тридцать верст, для перемены работников и лоцмана, в половине осьмого часа по полуночи пристали к стоящей в правой стороне при устье малой, но крутоберегой, впадающей в Двину речки Пермогорке, Пермогорской станции и погосту. Во оном погосте две церкви: одна каменная, другая деревянная; каменная двуэтажная, в верхнем этаже престол Воскресению Христову, в нижнем - Рождеству Христову; в деревянной настоящий храм - великомученику Георгию, придельный - мученикам Фролу и Лавру. При них для отправления подлежащаго богослужения два священника, один диакон, дьячек и пономарь. В приходе государственных крестьян триста-пятьдесят дворов, мужеска пола до двух тысяч душ. В сей не малой волости или приходе усиливается раскол; а как в том крестьяном препятствует нарочно для сего от Вологодского и Велико-Устюжского епископа Иринее присланный, учившийся в богословии священник Егор Савостьянов, то несколько семей, оставивши свои домы, ушли в раскольничьи скиты, состоящие в приморских берегах, другие ж, держась расколу, живут в своих домах.
   Сего утра был не малый мороз, так что в Двины забережни стали, а в ночи ишел снег; то мы в своем ялике выехали из катера на берег и, в земской крестьянской избе обогревшись, отслужили в церквах с помянутым священником храмам молебен; потом, в катере отобедавши, с благополучным холодным ветром и ясном небе с семи бичевщиками и лоцманом Яковом Федотовым в 11 часов по полуночи поехали парусами.
   В 10-ти от Пермогорского погоста верстах, в правой стороне деревянная небольшая церковь во имя Тихвинской Богоматери. Во оной церкви, сказывают обыватели, что местной Тихвинской Богоматери образ явленный; однакож священника и прочих причетников при сей церкви нет, а отправляют в ней службу пермогорские священники по заказам и в праздник Тихвинской Богоматери. От той церкви в 6-ти верстах, в правой же стороне, погост Дмитров Мыс; в нем две деревянных церкви: одна -

Другие авторы
  • Алданов Марк Александрович
  • Данилевский Николай Яковлевич
  • Креницын Александр Николаевич
  • Бобров Семен Сергеевич
  • Николев Николай Петрович
  • Фигнер Вера Николаевна
  • Забелин Иван Егорович
  • Бунин Иван Алексеевич
  • Анненская Александра Никитична
  • Ковалевский Евграф Петрович
  • Другие произведения
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Святая кровь
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Философема о театре
  • Новиков Андрей Никитич - В. Шенталинский. 'За погибель Сталина'
  • Милюков Павел Николаевич - Величие и падение Покровского
  • Кондурушкин Степан Семенович - Горе Халиля
  • Беллинсгаузен Фаддей Фаддеевич - Выписка из донесения капитана 2 ранга Беллинсгаузена к морскому министру от 8 апреля 1820 г. из Порта Жаксона
  • Аверкиев Дмитрий Васильевич - Русский театр в Петербурге. Павел Васильевич Васильев
  • Щеголев Павел Елисеевич - Пушкин и H. M. Рылеева
  • Витте Сергей Юльевич - Письмо С. Д. Шереметеву
  • Кичуйский Вал. - Поэт
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 104 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа