Главная » Книги

Чехов Антон Павлович - Переписка А. П. Чехова и О. Л. Книппер, Страница 12

Чехов Антон Павлович - Переписка А. П. Чехова и О. Л. Книппер


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

>   Ну, дуся, славная моя актрисочка, до свиданья! Целую тебя крепко. Пиши, не покидай меня.

Твой мужчинка

  

199. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

21-ое марта утро [1901 г. Петербург]

   Ты мне вчера кокетливое письмо прислал, ты это чувствуешь? Что-то скользило. Ну, шучу, шучу.
   Что ты мне о здоровье пишешь? Разве ты себя нехорошо чувствуешь; меня это беспокоит, Антон. Меня мучает, что ты хочешь приехать в Москву, кто знает, какая там погода будет. А видеть тебя хочу. Я бы приехала к тебе, но ведь мы не можем жить теперь просто хорошими знакомыми, ты это понимаешь. Я устала от этого скрыванья, мне тяжело это очень, поверь мне. Опять видеть страдания твоей матери, недоумевающее лицо Маши - это ужасно! Я ведь у вас между двух огней. Выскажись ты по этому поводу. Ты все молчишь. А мне нужно пожить спокойно теперь. Я устала сильно. Эти дни слегла от переутомления. Целый день лежала как пласт, ни одним пальцем шевельнуть не могла, т.ч. сегодня думали сменить "Одиноких" "Штокманом", но ночь я спала хорошо и встала довольно бодрой. Сейчас заходил Влад. Ив. узнать, могу ли я играть. Дотяну еще три денька - ничего! Сегодня должна была завтракать у Чюминой, но отказалась. Завтра буду у Крестовской, у моей симпатии. Она вчера навещала меня с Щепкиной. С Авиловой не виделась1.
   Вчера мне в театре говорила редакторша "Женского дела"2, что будто арестовали Л. Толстого и с жандармами отправили за границу - мне кажется это чудовищным и пока не верю. Она говорит, что ей написал Булацель. Она взволнована сильно, т.к. знакома с Толстым и любит его. Здесь на выставке молодежь убрала цветами его портрет (Репина) и сильно шумела и аплодировала3. На "Штокмане" у нас происходило ужас что благодаря смутному времени. Не давали говорить Штокману - зала была наэлектризована, - беснование было полное4. Познакомилась я с Потапенко, но не разговаривала с ним, так, перекинулась словечками, Немирович представил мне его в моей уборной. На "Дяде Ване" 2 раза уже были велик, князья. На "Сестрах" 23-го будет Владимир, Конст. Константинович, Сергей Михаил, и еще что-то много. Раскусили!
   Милый, пиши мне моментально, как получишь мое письмо, - где мы увидимся, и сейчас же пришли мне телеграмму в Москву, как здоровье, непременно, слышишь? Не смей ездить в Москву, если не по себе. Если не в Ялте, то увидимся где-ниб. на юге - я приеду. Уеду отсюда 24-го. Завтра увижу Меньшикова, он мне писал.
   Ну, целую тебя, милый, родной мой, копайся в саду, грейся на солнышке и люби меня. Обнимаю крепко.

Твоя актриска.

   Немирович на Страстной уезжает в Севастополь. Посылаю фельетон Потапенко5. Может, у тебя такая жизнь малиновая, что и меня не нужно? Тогда напиши.
  

200. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

22-ое марта 1901 [Петербург]

   Мне опять хочется написать тебе, милый Антон. Я вчера много думала о тебе, потянуло меня к тебе, захотелось с тобой в саду копаться, на солнышке греться!..
   Завтра ровно год, что я выехала из Москвы, т.е. не по числам, а знаю, что выехала в пятницу на шестой1.
   Помнишь, Антон? Ты собирался идти к Горькому, когда мы с Машей приехали. Как мне тогда было хорошо и странно на душе. Ты мне обрадовался? А теперь тоже был бы рад, если бы я приехала?
   Ночью.
   Кончаю ночью после спектакля. Перед театром я получила твое письмо, милый мой! Не смей ездить в Москву ни под каким видом. Я приеду к тебе и буду за тобой ухаживать, тебя любить и устроим так, чтоб всем было хорошо и тепло и ловко - хочешь?
   Теперь чудно на юге!
   Побуду немного в Москве, повидаюсь со своими, увижу, в каком положении квартирный вопрос, и укачу к тебе. Хочешь меня встретить в Севастополе? Или нет - не тревожься, не езди. Телеграфируй в Москву - согласен так? Я тебе потом телеграфирую, когда выезжаю. Это письмо получишь 26-го и сейчас же телеграфируй - понимаешь? Мне ужасно захотелось к тебе, мой старичок.
   Сегодня был Конст. Конст. (вел. князь) на "Дяде Ване" и спрашивал Немировича о тебе, о твоем самочувствии. Ведь это твой собрат-академик2.
   Сейчас мы ужинали у CubБt - Лужские, Раевская, Санин и я.
   Овации в театре были огромные, воображаю, что будет завтра.
   Ну, до свидания, дорогой мой, до скорого! Целую пока мысленно крепко, крепко.

Твоя собака.

   Будь веселый, милый, мягкий, не чувствуй себя одиноким. Мне больно, когда ты так говоришь. Итак, приеду, приеду!!! Ты рад? Ты улыбаешься?
   Сегодня одна литерат. дама спросила меня, невеста ли я Чехова - при Савицкой, я покраснела, засмеялась и ничего не ответила - глупо?
   Вчера мы закончили сезон, милый писатель. Такого шумного, долгого прощания, я думаю, не видывал ни один театр. Минут 10 ни один человек не покидал зрительный зал, занавес не закрывали. После второго акта подали корзины Лилиной и мне, после третьего венок Вишневскому и букетик Лилиной, после 4-го - корзину Самаровой, венки Станиславскому, Санину, Артему, венок всем артистам от Шпажинского. Вся труппа стояла на сцене, из боковых лож бросали венки при несмолкаемых аплодисментах и криках.
   Молодежь безумствовала у рампы, сама раскрывала занавес, просила цветов, и мы сыпали без конца, бросали венки в публику, кот. моментально разрывались. От дирекции выкатили огромную корзину, в кот. находились букеты, кот. раздавали нам, дамам. Влад. Ив. сказал хорошее, теплое слово публике, и гвалт, конечно, усилился. Все обнимались, лица лучезарные, взволнованные, глаза блестящие. Овации длились ¥ часа - каково? И мы при открытом занавесе уходили, т.к. занавесу не давали закрыться.
  

201. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  
   Телеграмма

[26 марта 1901 г. Ялта]

   Здоров, приеду после Пасхи, привет. Жду писем. Антонио
  

202. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  
   Телеграмма

[27 марта 1901г. Москва]

   Выезжаю завтра Ялту. Ольга
  

203. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  
   Телеграмма

[27 марта 1901 г. Ялта]

   Счастлив. Жду приезда. Погода весенняя. Пароход пятницу, воскресенье. Антуан
  

204. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

14-ое апр. [1901 г. Севастополь]

   Скоро сядем в поезд. Я страдаю отчаянно от зубной боли. Была в Севастополе у доктора, делал мне надрезы на десне, дал мазь; Маша меня массирует. Молчу упорно, рта не раскрываю. Самочувствие отвратительное. Только бы до Москвы доехать. На пароходе не качало. Слушала, как восторгалась одна красивая дама писателем Чеховым, счастлива была, что видела его на молу, говорила, что ему лет 38, говорили о Худож. театре. Букишон1 удрал в Одессу. Места достали отвратительные, не в дамском и верхние. Делать нечего.
   Addio. Жму руку.
  

205. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

15-ое апр. [1901 г. Харьков]

   Здравствуй, милый мой Антоша, сидим, едим в Харькове. Едем хорошо, нижнее место оказалось свободным, т.ч. недаром я ждала чуда. Я всю ночь не спала от боли, и верно, здорово надоела Маше, т.к. плакала отчаянно и малодушничала. Маша была ангелом и ухаживала за мной; к утру стало легче, адский нарыв на десне, авось дальше не разыграется. Я такой боли в жизни не испытывала. Проклинала все и всех, и что поехала. Спутник наш молчаливый и нам не мешает. Пиши мне скорее, как живешь. Из Москвы напишу хорошее письмо. Целую тебя крепко, крепко.

Твоя Ольга

  

206. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

[16 апреля 1901 г. Ялта]

   Книпшиц милая, в последнем номере "Нивы" изображен ваш театр, между прочим, ты, Мария Фед. и Савицкая. Ты вышла лучше, чем где-либо. Этот номер стоит того, чтобы купить его и спрятать на память1. Между прочим, найдешь там и академиков; меня с очень толстым носом.
   Мне без тебя томительно скучно. Сегодня получил твое открытое письмо, в котором ты жалуешься на зубную боль. Бедная моя девчуша. Напиши, как теперь зубы, что поделываешь и как себя вообще чувствуешь.
   Шлю тебе письмо, полученное сегодня. Хотел было опустить его в почтовый ящик, но раздумал и посылаю с этим письмом.
   О, дуся моя, дуся, хорошая моя! Рассчитывал засесть без тебя за стол и начать работать, но по-прежнему ничего не делаю и чувствую себя не совсем важно. Имей в виду, скоро приеду, веди себя хорошо. Целую тебя крепко.

Твой Antonio

  

207. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

17 апрель [1901 г. Ялта]

   Сейчас получил большую афишу: мой "Дядя Ваня" прошел в Праге с необыкновенным треском1. Дуся моя, в Ялте каждый день дождь, сыро, становится похоже на Вологду. От обилия влаги, должно быть, тюльпаны мои стали громадными.
   Что ты делаешь в Москве? Напиши, деточка, не ленись. Без тебя и без твоих писем мне становится скучно.
   Сегодня я принимал O.R.
   Скоро, скоро увидимся, пойдем в Петровско-Разумовское, пойдем в трактир, одним словом, будем блаженствовать. Твой портретик в "Ниве" очень хорош, ты там добрая.
   Розы еще не цветут, но скоро станут цвесть. После дождей растительность моя пошла буйно. И сегодня небо облачно.
   До свиданья, собака! Прощай, собака! Я тебя глажу и целую.

Твой влюбленный в Книпшиц дуралей

  

208. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

17-ое апреля 1901 г. Москва

   Вот я и в Москве, милый мой Антон! Не могу отделаться от мысли, что мы зря расстались, раз я свободна. Это делается для приличия, да? Как ты думаешь? Когда я сказала, что уезжаю с Машей, ты ни одним словом не обмолвился, чтоб я осталась, или что тебе не хочется расставаться со мной. Ты промолчал. Я решила, что тебе не хочется, чтоб я была у тебя, раз Маша уехала. Que dira le monde?!..1 Неужели это была причина? Нет, не думаю. Я себе голову изломала, придумывая всевозможное. Хотя я ясно чувствую все, что происходит в тебе, и потому мне, может быть, трудно было с тобой говорить о том, о чем я все хотела говорить. Ты помнишь, какая я была дикая последний день? Ты все думал, что я сержусь на тебя. Я сейчас очень волнуюсь, и хочется многое написать тебе, написать все, что я чувствую, но чтоб ты понял, не истолковал бы по-своему. А по-твоему как?
   Лучше молчать о том, что хочется высказать, или же наоборот? Я знаю - ты враг всяких "серьезных" объяснений, но мне не объясняться нужно с тобой, а хочется поговорить как с близким мне человеком. Мне как-то ужасно больно думать о моем последнем пребывании в Ялте, несмотря на то, что много дурили. У меня остался какой-то осадок, впечатление чего-то недоговоренного, туманного. Тебе, может, неприятно, что я пишу об этом? Скажи мне откровенно. Я не хочу раздражать тебя ничем. Я так ждала весны, так ждала, что мы будем где-то вместе, поживем хоть несколько месяцев друг для друга, станем ближе, и вот опять я "погостила" в Ялте и опять уехала. Тебе все это не кажется странным? Тебе самому? Я вот написала все это и уже раскаиваюсь, мне кажется, что и ты все это сам отлично чувствуешь и понимаешь. Ответь мне сейчас же на это письмо, если тебе захочется написать откровенно: напиши все, что ты думаешь, выругай меня, если надо, только не молчи.
   Ну, а теперь я тебя поцелую, милый мой - можно?
   В Москве все поражены, узрев меня, не могут понять причины моего приезда. Я всем говорю, что вызвала меня мать для решения квартирного вопроса. Сегодня зашла в театр. Все забросали меня вопросами: о тебе, о том, доволен ли ты успехом "Сестер", когда ты приедешь, etc.. без конца расспрашивали. Вишневский говорит, что ты ему прислал очень грустное письмо, правда?2 Вечером в 7 час. была беседа о "Крамере" не особенно интересная. Немирович на днях уезжает в Ялту - увидишь его. Как погода в Ялте, как твой сад? Ирисы расцветают? Газон лезет? Рыжий также ищет блох у Тузика?
   Мать мне сильно обрадовалась. Егоровна мне делает пасху домашнюю, вообще балуют. Завтра иду дергать зуб, челюсть все еще здорово болит. Ох, как я страдала, вспомнить не могу. Одно знаю - если захвораю, никого к себе не пущу, кроме Маши, она на меня благотворно действует. А ты будешь за мной ухаживать?
   Все находят, что я поздоровела, загорела, но не растолстела. А ты меня захаял совсем! Ну, спи спокойно, завтра опять напишу. Целую тебя крепко - хочешь?

Книпшитц.

   Приезжай в первых числах и повенчаемся и будем жить вместе. Да, милый мой Антоша? Что ты теперь делаешь целыми днями? Пиши мне все, каждую пустяковину и не отшучивайся вечно.
   Целую.

Ольга.

   Кланяйся матери.
   Погода хорошая, солнечная, хожу в одном платье, хотя вечером посвежело. Ветлы зеленеют.
  

209. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

18-ое апреля 1901 г. [Москва]

   Вот опять 2-ой час ночи, я опять пишу тебе, милый мой Антоша! Ты не выходишь у меня из головы, каждую минуту я думаю о тебе. Вдруг мне кажется, что ты уже охладел ко мне, что не любишь меня, как прежде, что тебе просто нравится, чтоб я приезжала к тебе, вертелась бы около тебя и больше ничего, что ты не смотришь на меня как на близкого тебе человека. А я без тебя не представляю себе своей жизни. Ну, прости, милый мой, что я опять об этом. Не буду - ты ведь не любишь этой бабьей болтовни. Не сердись на меня. Мне просто как-то дико, что мы не вместе теперь, сейчас, почему дни проходят зря, в разлуке - оттого, может, и мысли всякие лезут.
   Сегодня я была наконец у дантиста, и он сказал, что зуб извлекать не надо, что он мне его залечит без боли и зубик прослужит лет 20.
   Сегодня нашли очень подходящую квартиру в Леонтьевск. переулке. Мама бедная все стесняется меня спросить, что я буду с ней жить зиму или же устроюсь иначе. С тобой мы пока ничего не решили, и я не знаю, что сказать маме. Жить одной отдельно я не могу на свое жалованье, т.е. могла бы, если бы я служила не в театре, а где-нибудь в Думе или в суде, где можно регулировать свои расходы. В театре это очень трудно. Думаю устроить так: в новой квартире я беру себе 2 комнаты, лежащие в стороне, и плачу матери 200 р., т.к. эта квартира дороже нашей на 200 р. и кроме того еще буду давать маме сколько могу. Если я не буду с ней жить, то должна ей найти хороших годовых жильцов, т.к. квартира стоит 1400, очень удобная, хозяйственная. Мама расстроена страшно, просто жаль смотреть на нее. До 15-го мая надо найти квартиру. Если бы ты скорее приехал, я бы обо всем переговорила с тобой. Ты мне на это что-нибудь ответишь? Или только рассердишься, что я пишу тебе о мелочах. Но для меня это не мелочи, - я должна себе устроить покойный уголок на зиму, чтоб не мытариться, как это было до сих пор.
   Как поживает Миров, Куприн? Последний не надоедает тебе? Кланяйся обоим от меня.
   Володя выдержал сегодня первый экзамен1. Вечер сегодня мы провели по-семейному у тетки. Я за это время буду стараться быть хорошей дочерью и принадлежать семье.
   Получил "Ниву" с "Сестрами"?2 Нравится тебе? В сцене 1-го действия я не могла узнать себя - хороша? Здороваюсь с Вершининым.
   Пиши мне скорее. Обещал написать в воскресенье и, значит, надул - сегодня не получила письма.
   Будь здоров, мил, чисти сюртук. Где мы будем после венчания? Хочу быть с тобой наедине, а не прямо ехать в Ялту на люди. Согласен? Милый, нежный мой. Целую тебя крепко. Ты совсем здоров? Пиши, пиши...

Твоя актрисулька.

   За мое пребывание ты ни разу меня не называл Олей, как в письмах, - отчего?
  

210. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

19 апрель [1901 г. Ялта]

   Актриса милая, дуся моя, подумай: не поехать ли нам вместе по Волге, хотя бы в Астрахань? Как ты думаешь? Подумай, а я приеду скоро, и вместе двинем в Ярославль, или Нижний, или Рыбинск. Надо провести это лето возможно удобнее, т.е. подальше от знакомых.
   Здесь в Ялте дождь. Собаке Каштанке лошадь разбила ногу, занимаюсь теперь медицинской практикой.
   Смотри же не худей в Москве, а то опять потащу в Ялту.
   Ну, будь здорова, свет мой.
   Целую тебя отчаянно.

Твой Antione

  

211. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

19-ое апреля [1901 г. Москва]

   А письма опять нет!!
   Исполни мою просьбу, будь так добр, милый мой Антоша - попроси доктора Бородулина, чтоб он тебе рассказал подробнее о состоянии здоровья Варвары Ив. Чалеевой. Меня об этом очень просит ее самый близкий друг - Муратова, кот. теперь поступила к нам в театр. Она сама хотела ехать к Чалеевой, но дирекция не дает ей отпуск. Она за нее беспокоится. У Чалеевой нет ни одной родной души, кроме сумасбродной сестренки, кот., собственно, и была причиной ухудшения здоровья Варв. Ив.
   Тебе эта просьба не неприятна? Не трудно исполнить? Напиши мне сейчас же ответ.
   В театре без конца спрашивают о тебе, как ты смотришь на студенческие волнения, что ты думаешь о Ванновском1, как смотришь на нашу поездку в Питер в будущем сезоне, etc.. Спрашивают все, когда ты приедешь.
   Как только зазеленеет, собираюсь с Машей, с кузиной Лелей и с д. Сашей в Звенигород. С тобой я тоже туда поеду. Вот сейчас и замечталась об этом...
   Мне скучно и пусто без тебя и жду не дождусь твоего приезда, хожу точно без пристанища. Состояние тревожное, я уже похудела.
   Чувствую, что жизнь уходит, а я как будто не жила, ничего не сделала в жизни, мало схватила, мало или, скорее, не поняла жизни, и что самого главного, самого красивого в жизни не сумела взять и понять. Когда я буду совсем одна с тобой, я тебе много, много буду говорить. Пожить бы с тобой полной, полной, хорошей жизнью! Милый мой, родной мой, хороший мой! Просто хочется ласкательные слова говорить.
   Привози свои бумаги, чтоб мы скорее могли перевенчаться - это очень просто и живо. Надоели мне кусочки, хочу полноты. Жду тебя, а пока целую крепко и ерошу твои шелковистые волосы.

Твоя Ольга

  

212. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

21-ое апреля 1901 г. [Москва]

   Я тебя видела во сне, милый мой! И знаешь как? - В вагоне в купе, ты ехал со мной и поцеловал меня - и я проснулась. Ты скоро приедешь, правда?
   Тебе не по себе, я это чувствую все время, и вчера подтвердило мне это твое письмецо1. Антончик, ну поболтай со мной попроще, пооткровеннее, право, будет лучше, чем играть в молчанки. Не сердись, что я, может, своими письмами нагнала на тебя тоску, но мне самой было невесело. Ведь ничего не поделаешь.
   Ходишь ли в город? Кто тебя навещает, кто изводит? Скоро ли твоя свадьба с Ольгой Михайловной?2 Сколько приданого получишь?
   Тебе не работается, мой милый? Сиди на солнышке, дыши весной, любуйся синим южным небом и изумрудной зеленью, мягкой, успокаивающей Могаби3, думай обо мне, мечтай о какой-то прекрасной, изящной жизни... Если бы у нас с тобой был хоть маленький намек на такую жизнь! Невозможно?..
   Какие успехи сделали твои деревца, розы, газон? Ты ими доволен? На какой лавочке больше сидишь? Ты хмурый теперь? Приезжай скорее, повенчаемся и удерем - хочешь? Погода хорошая, зелень распускается. Завтра хотим удрать в Останкино. Дядя Саша мил, шутит, болтает, не пьет, говорил со мной по душам. Мама сегодня уехала в Калугу петь в концерте. Сегодня я взяла квартиру в Леонтьевском пер. - решила. А то и без крыши можно остаться.
   Я из Питера получила два письма от двух особ женск. пола с излиянием нежных чувств. Петерб. Общество художников прислало мне почетный билет на их выставку здесь. Тебе приятно было видеть в "Ниве" 1-е действие "Сестер"? Лаврики мои выросли здорово. Один сильно обогнал ростом. Слыхал, что Горький выслан в Полтаву?4 Верно это?
   Пиши мне, а то отчаянно скучно без твоих писем. Хочу каждый день по письму, а больше всего хочу твоего приезда - что тебя держит?
   Целую и обнимаю горячо.

Твоя собака

  

213. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

22 апрель 1901 [Ялта]

   Милая, славная моя Книпшиц, я не удерживал тебя, потому что мне в Ялте противно и потому что была мысль, что все равно скоро увижусь с тобой на свободе. Как бы ни было, напрасно ты сердишься, моя дуся. Никаких у меня тайных мыслей нет, а говорю тебе все, что думаю.
   В начале мая, в первых числах, я приеду в Москву, мы, если можно будет, повенчаемся и поедем по Волге или прежде поедем по Волге, а потом повенчаемся - это как найдешь более удобным. Сядем на пароход в Ярославле или в Рыбинске и двинем в Астрахань, отсюда в Баку, из Баку в Батум. Или не хочешь так? Можно и так: по Сев. Двине в Архангельск, на Соловки. Что выберешь, туда и поедем. Затем всю или большую часть зимы я буду жить в Москве, с тобой на квартире. Только бы не киснуть, быть здоровым. Мой кашель отнимает у меня всякую энергию, я вяло думаю о будущем и пишу совсем без охоты. Думай о будущем ты, будь моей хозяйкой, как скажешь, так я и буду поступать, иначе мы будем не жить, а глотать жизнь через час по столовой ложке.
   Значит, ты без ролей сидишь теперь? Это очень приятно. Сегодня мне прислали рецензию "Трех сестер" из "Revue Blanc". Прислали толстовский ответ на постановление Синода1. Прислали альманах "Северные цветы" с моим рассказом2. От брата Ивана получил письмо; пишет, что болен. От труппы "Олимпия" из Петербурга получил телеграмму - просят позволения поставить "Три сестры"3. Сегодня дождь, отчаянный ветер, но тепло, приятно на дворе. Собака Каштанка, которую в письме ты называешь Рыжим, получила удар копытом в ногу, мне приходится теперь возиться, накладывать повязки, и я весь продушился йодоформом.
   Ты забыла у меня на столе рубль. Барышня Васильева, которую ты видела, продолжает хандрить и не ест ничего.
   Вишневскому я не писал грустных писем4.
   Что я застану у вас в театре? Какие репетиции? Чего репетиции? "Михаила Крамера"? "Дикой утки"? Минутами на меня находит сильнейшее желание написать для Худож. театра 4-актный водевиль или комедию. И я напишу, если ничто не помешает, только отдам в театр не раньше конца 1903 года.
   Я буду тебе телеграфировать, ты никому не говори и приезжай на вокзал одна. Слышишь? Ну, до свиданья, дуся, девочка моя милая. Не хандри и не выдумывай Бог знает чего; честное слово, у меня нет ничего такого, что я хотя одну минуту держал бы от тебя в тайне. Будь добренькой, не сердись.
   Крепко тебя целую, собака.

Твой Antoine

  

214. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

24-ое апреля [1901 г. Москва]

   Я, кажется, первый раз пишу тебе при свете дневном, милый мой! Обыкновенно я это делаю по ночам - разденусь, умоюсь, надену халатик и пишу в тиши, когда все в доме успокаиваются и не снуют вокруг меня и не поют. У нас, милый, холодно, хотя сегодня уже теплее. Зато вчера было ужасно! У меня вся кожа болела от холода и чувствовала себя отвратительно. Третьего дня мы устроили нелепую прогулку в Останкино и приехали домой прозябшие и промокшие. Вообще был день трагедии и несогласия. Я ехала, чтоб не расстраивать компании. День был серый, холодный, решили было не ехать, но тетка начала пищать, - что это ее единственный свободный в неделе день и что хочется подышать воздухом etc.. ну и поехали. Привели две коляски на шинах и двинулась ватага в семь человек. Маша была с нами, кузинка1, Ольга с мужем2 и д. Саша, - единственный, кот. не унывал и острил всю дорогу. Там в Останкине решили гулять. В парке совсем осенний вид - сухой прошлогодний лист шуршит под ногами, деревья стоят оголенные, небо неприветливое и только скромные лиловые цветочки напоминали о том, что можно мечтать о весне, о солнце, о тепле и, может быть, о счастье... В парке, чтоб не портить картину жизни, д. Саша и т. Лёля крупно поговорили (это ведь неизбежно при прогулке с родичами) на тему, куда идти. Потом выглянуло солнышко, пригрело и все смягчились и отправились версты за три, кот. обратно пришлось идти под страшным проливным дождем, причем я и кузинка были без зонтов. Можешь себе представить, на кого мы были похожи. У меня шляпа промокла насквозь, и вода текла по лицу, по носу. Но настроение изменилось к лучшему. Общее горе объединяет людей, как видишь. Утомлены мы были страшно, т.к. шли под дождем ускоренным маршем. Напились чаю, поужинали и разошлись. Почему я тебе все это описываю?! Тебе, наверное, неинтересно. Ну, потерпи, ничего.
   Вчера я с кузинкой уходила в театр к французам и вдруг объявился Сулержицкий - радостный, энергичный. Я ему была очень рада. Видела его несколько минут только, просила его прийти в четверг вечером. Он недавно прочел твою "Моя жизнь" и плакал, и хочет тебе писать по поводу этого. У французов было очень скучно. Смотрела "Сирано де Бержерак" - игра внешняя и потому никакого впечатления3. Завтра пойду с Машей на "La dame de chez Maxime"4.
   В театре не бываю, репетируют "Утку" и "Крамера", - я свободна. Была на передвижной с Машей. Про "Дядю Ваню" в Праге я уже читала в газетах и радовалась.
   Милый, ты скоро приедешь? Мне скучно без тебя. Я уже привыкла думать и о себе и о тебе неразрывно. Скажи мне, тебе лучше теперь, да? При мне ты не будешь так простужаться и не будешь делать глупости. Я хочу, чтоб тебе было хорошо и тепло со мной, чтоб ты не чувствовал себя одиноким, дорогой мой. Я с таким нетерпением жду тебя.
   Значит, ты приедешь, мы повенчаемся и удерем. Если не хочешь никуда, поедем в Ялту. Можем по дороге застрять в Славянске. Что будет зимой - посмотрим. Как-нибудь проживем этот год; если выйдет уж очень неудобно - надо будет сделать что-нибудь, чтоб улучшить.
   Согласен, милый мой? Целую тебя пока горячо и нежно и жду тебя.

Твоя собака.

   А ты влюблен правда в Книпшитц?..
  

215. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

24-ое апр. [1901 г. Москва]

   Только что отправила письмо тебе - выхожу из дому и нахожу в ящике твое письмо. У тебя отличная идея насчет Волги - я страшно рада, обрадовалась, как ребенок. Кстати, я Волги еще не видела. Милый, Антончик, как это будет великолепно! Мне как-то ясно стало на душе. Итак, решено - по Волге! Целую и жду.

Твоя Ольга

  

216. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

24 апрель [1901 г. Ялта]

   А в Ялте совсем-таки скверная погода, моя дуся. Холодно, идет дождь, дуют ветры. Вчера был у меня Немирович, мягкий, но не в духе и, как мне показалось, постаревший за последнее время. Он сильно хочет писать.
   Куприн сидит у нас целый день, только ночует у себя. Бунин в Одессе. Мадам Бонье бывает редко.
   Ты уже решила, куда нам поехать? На Волгу или в Соловки? Думай, дуся.
   Вышел в Москве сборник "Северные цветы", там есть мой рассказ "Ночью".
   О Чалеевой я спрашивал у Бородулина еще неделю назад1. У нее, по словам Бородулина, несомненный туберкулез, но течение болезни не суровое, больная может поправиться, если будет жить в Крыму. Больше ничего нельзя сказать о ней.
   В Звенигороде в самом деле хорошо, я работал там в больнице когда-то2. Непременно поедем, супружница моя хорошая. Ты пишешь, чтобы я привез с собой документы для венчания. Но у меня нет никаких документов, кроме паспорта.
   Ну, прощай, моя лютераночка, будь здорова, весела и не худей. Будь полной, краснощекой немкой. А тебе хочется, чтобы я называл тебя Олей? Ну, будь здорова, Оля.
   Горький, как пишут, арестован в Нижнем3.
   Я тебя крепко целую.

Твой Antoine

217. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

26-ое апреля 8 ч. веч. 1901 г. [Москва]

   У меня сегодня здорово болит голова с утра, но все же мне хорошо на душе - получила от тебя хорошее, расхорошее письмо, за которое награждаю поцелуем. Голове лучше, т.к. Маша и кузина Леля усердно массировали мне ее, и я заснула.
   Сегодня опять тепло, солнечно. Были у меня сейчас две девицы с "объяснением" и с просьбой о карточке - одна из Питера, другая здешняя; последняя была у меня уже раза три и все не заставала. Я, лежа, с всклокоченными волосами, надписывала им фотографии. Получила письмо с просьбой прислать мой автограф - глупо! Сегодня вечером придет Сулержицкий, Вишневский, Маша. Противный Вишневский клянется и божится и крестится, что через год или два я буду его женой - каково?! Он всегда шутит на эту тему, а вчера я даже немного рассердилась. Само собой, говорит, сделается! Вчера вечером смотрели "La dame de chez Maxime", - неприличный фарс; хохотали, хотя труппа далеко не первоклассная. Была Лилина с мужем, m-me Коновицер с сестрой - сидели вместе.
   Какой ты дуся, что напишешь еще пьесу для нашего театра. Это будет превосходно! Да еще комедию!!!
   Маршрут - Ярославль, Астрахань, Баку, Батум мне чрезвычайно нравится, милый мой. Волга меня манит сильно. Как это будет чудесно, красиво! Если бы ты знал, как я радуюсь этой поездке с тобой!
   Я жду не дождусь тебя. Как ты теперь себя чувствуешь? Кашель лучше? Не выходи, когда сыро, а то ты зря бегаешь - вдруг нужно зачем-то в город. У тебя есть это - и оказывается - ничего не нужно.
   Когда я лежала сегодня, Маша сидела у меня и вспоминала наше первое знакомство - по порядку, как все было. Мне это было приятно.
   Что делает Куприн? Ходит к тебе? Скучный он или ничего? Васильевой ты посоветуй есть. Хандру ее я понимаю. Пыли много у тебя в кабинете? А сюртук Арсений чистит? А ешь ты с аппетитом? Желаю Каштанке выздороветь1.
   Антончик, знаешь? Третьего дня мать пела на рауте (благотв.) в Строган. училище, по желанию велик. княгини, кот. сама выбирала романсы. После концерта она с Сержем подошли к маме, жали ей руку и первый вопрос вел. княг. был: "Ваша дочка в Москве? Когда же ее свадьба? А как его здоровье?" Как тебе это нравится? Мама стала в тупик и замялась, т.к. сама ничего не знает. Вел. княг. очень осведомлялась о тебе. Что за безобразие! Не желаешь ли ее пригласить в посаж. матери? Затрепали нас с тобой. Забыла было рассказать тебе сей случай. Ну, addio, до свиданья, дорогой мой, живи хорошо, люби меня и приезжай скорей.

Твоя собака

218. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

Четверг [26 апреля 1901 г. Ялта]

   Собака Олька! Я приеду в первых числах мая. Как только получишь телеграмму, тотчас же отправляйся в гостиницу "Дрезден" и узнай, свободен ли 45 номер, т.е., другими словами, займи какой-нибудь номеришко подешевле.
   Часто видаюсь с Немировичем, он очень мил, не важничает; супруги его еще не видел. Я приеду в Москву главным образом за тем, чтобы гулять и наедаться. Поедем в Петровско-Разумовское, в Звенигород, поедем во все места, лишь бы хорошая погода была. Если согласишься поехать со мной на Волгу, то будем есть стерлядей.
   Куприн, по-видимому, влюблен, очарован. Влюбился он в громадную, здоровенную бабу, которую ты знаешь и на которой ты советуешь мне жениться1.
   Если ты дашь слово, что ни одна душа в Москве не будет знать о нашей свадьбе до тех пор, пока она не совершится, - то я повенчаюсь с тобой хоть в день приезда. Ужасно почему-то боюсь венчания и поздравлений, и шампанского, которое нужно держать в руке и при этом неопределенно улыбаться. Из церкви укатить бы не домой, а прямо в Звенигород. Или повенчаться в Звенигороде. Подумай, подумай, дуся! Ведь ты, говорят, умная.
   Погода в Ялте паршивенькая. Ветер неистовый. Розы цветут, но мало; будут же цвести богато. Ирисы великолепны.
   У меня всё в порядке, кроме одного пустяка - здоровья.
   Горький не выслан, а арестован; держат его в Нижнем. Поссе тоже арестован.
   Обнимаю тебя, Олька.

Твой Antoine

  

219. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

29-ое апреля [1901 г. Москва]

   Я почти думаю, что это письмо уже не застанет тебя в Ялте, даже наверное знаю, если ты выедешь, как думал и как хотел, т.е. 1-го или 2-го мая.
   Погода у нас отличная, солнечная, но не жаркая, это и хорошо. Деревья зеленеют, в колокола звонят - похоже на праздник.
   Вчера я легла отдохнуть перед театром и лежала и все слушала колокольный звон. Иногда он меня успокаивает, а вчера нервил страшно, т.е. мне приятно было слушать, но как-то очень мучительно и беспокойно. И думы такие же были. Третьего дня мы с Машей были у твоего брата Ивана. Он сильно похудел и все лечится. Работает усиленно. И опять без кухарки сидят и приходится все самим делать - это ужасно. Софии Влад. не было дома, мы ее так и не дождались. Ждут не дождутся, небось, летнего отдыха. Володьку тоже не видели.
   Сегодня думаю целый день посвятить обходу знакомых, а то я немного свинья по отношению ко многим, т. е. с их точки зрения, но не с моей.
   Вчера вечером были на ученическом оперном спектакле Филарм. училища в Большом театре.
   Шла старинная, красивая опера "Ганс Гейлинг"1. Когда я была девочкой, я сильно увлекалась этой поэтической легендой, переводила ее с немецкого и образ Гейлинга преследовал меня своей красотой, таинственностью и одиночеством. Приедешь - я расскажу тебе.
   А пока до свиданья. Чувствую, что пишу зря, увижу тебя скоро.
   Целую крепко.

Твоя собака

  

220. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

30 апреля 1901 г. Ялта

   Милая моя актриса, славная Оля, я уезжаю в Форос к Ушкову1.
   Будь здорова. Целую тебя крепчайше.

Твой Antoine

  

221. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

2 май [1901 г. Ялта]

   Милая моя дуся, я переночевал в Форосе только одну ночь, соскучился там и заболел. А сегодня, как нарочно, холодно, облачно. Я сижу у себя в кабинете безвыходно и, за неимением других занятий, занимаюсь только тем, что думаю и кашляю. Не сердись на меня, дуся, за такое мое поведение, не наказывай меня невеселыми мыслями. Скоро, скоро увидимся. Я выеду из Ялты 5 мая или, самое позднее, - 10-го, смотря по погоде. Затем поедем на Волгу, одним словом, будем делать все, что ты только пожелаешь. Я в твоей власти.
   Если ты выйдешь за Вишневского когда-нибудь1, то не по любви, а из расчета. Рассудишь, что малый он ничего себе, и выйдешь. Очевидно, он рассчитывает на то, что скоро ты овдовеешь, но скажи ему, что я, назло, оставлю завещание, в котором запрещу тебе выходить замуж.
   Дуся моя славная, Оля, как бы ни было, скоро мы увидимся, поговорим обо всем. Теперь вечер, и мне стало лучше, чем было утром и днем. В Москву я приеду, вероятно, утром, так как с 4 мая станет ходить курьерский поезд. Пришлю телеграмму.
   Веди себя хорошо. Если май будет холодный, то на Волгу поедем в первых числах июня. Из Ярославля? А почему не из Нижнего? Хорошие пароходы начинают ходить только от Нижнего - кажется, так. Ну, да обсудим все, когда увидимся.
   До свиданья, собака!

Твой Antoine.

   Куприн, про которого ты спрашиваешь, ночует у себя на квартире, но живет у нас. Васильева завтра уезжает, Арсений чистит сюртуки ежедневно, Каштанка выздоравливает, ем я с аппетитом, а сегодня без аппетита - вот ответы на твои вопросы. Что касается великой княгини, то передай ей, что быть у нее я не могу и никогда она меня не увидит; если же выйдет какой-нибудь скандал, например с паспортом, то я пошлю к ней тебя.
  

222. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

[Конец апреля или начало мая 1901 г. Москва]

   Милый, спроси на почте писем на имя Немировича, и перешли их ему, будь добр. Меня просил об этом Андреев1. Он посылал туда рапорты о "Мертвых" и очень грустит, что Влад. Ив. их не получил. Ему хочется, верно, показать свою аккуратность.
  

223. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  
   Телеграмма

[6 мая 1901 г. Москва]

   Телеграфируй здоровье приезд. Ольга
  

224. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  
   Телеграмма

[6 мая 1901 г. Ялта]

   Вероятно приеду пятницу здоров.
  

225. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  
   Телеграмма

[9 мая 1901 г. Ялта]

   Приеду пятницу1 непременно, обязательно. Собакин
  

226. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

[Около 24 мая 1901 г. Москва]

   У меня все готово1. Необходимо повидаться до часа, чтобы поговорить. Уезжаем в пятницу непременно. А.Чехов
  

227. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

21 августа 1901 [Севастополь]

   Милая моя, дуся, жена моя хорошая, я только что поднялся с постели, пил кофе и с некоторой тревогой прислушиваюсь к шуму ветра. Пожалуй, будет изрядная качка. Дуся моя, купи 1 ф. мочалки рафии в магазине хотя бы Лисицына и вышли мне в Ялту. Здесь в Севастополе нет ее. К мочалке приложи штук пять шнурков для pince-nez. Что хочешь приложи, но так старайся, чтоб посылка весила не больше двух фунтов.
   Поеду в Ялту и буду там ждать от тебя письмо. Не скучай, деточка, не кукси, не хандри, не сердись, а будь весела и смейся - это к тебе очень идет...
   Я тебя очень люблю и буду любить. Всем своим поклонись. Крепко тебя целую сотни раз, крепко обнимаю и рисую в воображении разные картины, в которых я да ты и больше никого нет и ничего.
   Дуся, до свиданья, прощай!

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 497 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа