Главная » Книги

Чехов Антон Павлович - Переписка А. П. Чехова и О. Л. Книппер, Страница 24

Чехов Антон Павлович - Переписка А. П. Чехова и О. Л. Книппер


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

том, спи покойно. Не будь дурного мнения обо мне. До свиданья, золотой мой.

Твоя собака

  

443. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

14 февр. 1902 [Ялта]

   Оля моя милая, ты еще в Москве? Вот что я хочу преподать тебе, пупсик мой: если застанешь в Севастополе сильный ветер, если на вокзале будут говорить про бурю на море, то с вокзала поезжай прямо на почтовый двор и найми там колясочку, конечно крытую, еще лучше карету. Но это только в случае крайней необходимости; помни, что плыть теперь гораздо удобнее, чем ехать, даже и не в особенно хорошую погоду.
   Сегодня был у меня д-р Щуровский. Был Горький, говорил, что "Мещане" не пойдут в Москве в этом сезоне, пойдут в Петербурге. Была Надежда Ивановна, смеялась над своей невесткой. Были Елпатьевский и д-р Средин. Видишь, как много гостей! Вот когда ты приедешь, так к нам будут ходить с утра до ночи.
   Ну, бабуся, жду тебя в пятницу. Смотри же, не обмани! Если опоздаешь хоть на один день, то разведусь!! Будь здорова, помни обо мне.

Твой Antoine

  

444. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

14-ое февр. 1902 г. [Москва]

   Дусик мой, сейчас сыграли 53-й раз "Сестер". Театр был полон. Играли хорошо, как-то свежо. Я давно так не играла 4-й акт. С трепетом настоящим. Я люблю это. Леонид Андреев был в театре с женой. Был за кулисами. Вишневский играл мягче обыкновенного. Все мне завидуют, что я еду, все говорят о моей поездке. Сыграю еще два раза "Мечты", по разу "Одинокие", "Чайку" и "Сестер", и баста. Лечу к Антону на 5 дней и 6 ночей.
   Завтра проходим все три акта "Мещан", в воскресенье генеральная и 19-го полная. Я тебе буду играть вдовушку из "Мещан", чтоб ты знал, как я ее играю. И Широкову сыграю, чтоб ты хохотал надо мной.
   Антончик, милый, тебе мое вчерашнее письмо причинило неприятные минуты? Как мне это тяжело. Мне стыдно, что я беспокою тебя. Родной мой, не сердись, не думай обо мне плохо.
   "Дети Ванюшина" привезу. Найденов был у нас сегодня в театре днем, просит попасть на генералку "Мещан".
   1-й абонемент уже весь продан в Питере. Начнем "Сестрами"1.
   Я эти дни хожу хмурая, кислая; устаю и дела много, а времени мало. Надо много писем писать, а времени нет. И тебе-то пишу по ночам. И мещаночку хочется свою отделать хорошенько, да не приходится.
   Кончу письмо. Поздно уже, да и писать нечего. Все рассказывать буду.
   Получила длинное письмо сегодня от Ольги Шлезингер - помнишь ее?
   Целую тебя, дорогой мой, и говорю - до скорого свиданья. Обнимаю горячо.

Твоя собака.

   Маша-кухарка была сегодня с Зиной и Анной Егор. на "Сестрах" и ей понравились: Вишневский, Артем и я. Со вкусом, а?
   Целую, дусик. Спи спокойно.
   Кланяйся матери.
  

445. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

15-ое февр. 1902 г. [Москва]

   Еще день долой, дорогой мой Антончик! Еще напишу тебе только два письма, а третье привезу сама. Как ты себя чувствуешь, дусик милый? Как аппетит? Как кишечки? Приеду и обо всем буду расспрашивать, и ты все должен мне рассказать, все до мелочей. Готовься к этому. Я приеду женой серьезной, ты не думай, что я легкомысленная.
   Только бы погода не оскорбляла нас! Хочется солнышка, тепла, ласкового воздуха...
   Знает кто-нибудь в Ялте, что я приеду? Если будут приходить, то могут не рассчитывать на мою любезность, ибо я буду только с тобой и они, черти, должны это понять. А если не поймут, то я им скажу. Ты меня, конечно, считаешь сейчас за грубую женщину?
   Сегодня прошли опять 2 акта "Мещан", 1-ый идет совсем хорошо. Полю репетирует О. П. Алексеева, и мне нравится. Поработает и у нее выйдет. Голос прелестный, искренность и темперамент есть, только что фигура очень женская и полная - ну, да это ничего, если будет образ схвачен. Завтра разбираем 4-й акт.
   Подумай, какие бы пьесы ставить нам в будущем сезоне, - поговорим с тобой.
   Прости за краткое письмо, но теперь уже нечего писать, скоро увидимся. Кроме толчеи театральной я ничего и никого не вижу.
   Целую милого моего супруга в затылочек. А он будет выстрижен? Целую всю голову и мои милые, добрые, любящие глаза.

Твоя собака

  

446. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

17-ое февр. [1902 г. Москва]

   Милый мой Антончик, пишу последнее письмо. Грека, ворующего письма, не обвиняю, т.к. твои он, по-видимому, не таскает, понимает, кому пишутся. Вчера не писала, потому что после "Одиноких" была у мамы, пила чай, иначе с ней не увидимся. Она работает целый день, и я занята. Сегодня проходили 3-ий акт, потом я с Машей обедали у Фейгиных, потом я играла "Чайку" в последний раз. Последний день мне будет трудно: генеральная 3-х актов и вечером "Сестры". Ну, в вагоне отдохну. Читал фельетон Дорошевича?1 Хватил не в тон немного. Болтают везде очень много и много глупостей. Нехорошо это. Приеду - обо всем переговорим хорошенько. Пока целую тебя крепко, моего милого, не хандри, ради Бога. Жди меня в кабинете.

Твоя собака.

   Я сегодня писала твоему брату Мише, он просил Машу насчет билета в Худ. театр, а я ему ответила.

Собака

  

447. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  
   Телеграмма

[18 февраля 1902 г. Ялта]

   Возьми сколько хочешь1. Жду. Антуан
  

448. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  
   Телеграмма

[19 февраля 1902 г. Ялта]

   Привези сюртук.
  

449. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  
   Телеграмма

[22февраля 1902 г. Севастополь]

   Еду лошадьми. Ольга
  

450. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

[28 февраля 1902 г. Симферополь]

   Я, милый, очутилась в Симферополе, откуда и пишу. На почте меня уверили, что я опоздаю к поезду в Севастополь, и потому я решилась ехать иначе. Продрогла адски. После Ломбата начался снег, в Алуште снег, а дальше - прямо северная зима. Всю меня засыпало, вьюга, метель, и ничего не видно. Дорога красивая все-таки, я не раскаиваюсь, сижу на вокзале - темно, скучно, нельзя достать ни чаю, ни еды горячей. Сижу в дамской. Лицо обветрено. Меня мучает, что я не поцеловала тебя последний разок на террасе. Всю дорогу об этом думала. Не хандри, дорогой мой, скоро увидимся. Все-таки как чудесно, что мы повидались! Пиши мне скорее. Хотела отсюда написать тебе закрытое письмо, да негде достать бумаги и конверт. Кланяйся мамаше. Целую тебя. С дороги напишу.

Твоя собака

  

451. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

28 февр. 1902 [Ялта]

   Жена моя, Олюша милая, как доехала? Я беспокоюсь, душа не на месте. Твои мозоли, затем эта погода лютая отравили мне сегодня весь день, и я не успокоюсь, пока не получу от тебя письма. Как? Что? Ради Бога, пиши, дуся, подробно. Пиши, милая. Погода продолжает быть холодной, скверной, и я рисую, как ты в настоящее время подъезжаешь к Байдарам, скрюченная от холода и сердитая.
   Приезжай, дуся, поскорей. Я не могу без жены.
   Напиши поподробней, как и что в Петербурге, имеете ли вы успех, что нового, что слышно и проч. и проч. Если увидишь Миролюбова, то поклонись ему, скажи, что телеграмму получил от него сегодня1.
   Сегодня узнал, что умер сын Харьков. профессора Гиршмана, с которым я был знаком в Ницце.
   Идет снег. Когда станет теплее, пойду исполню твое приказание, постригусь. А вот как мне быть с баней - совсем не знаю. Должно быть, придется ехать в Москву, чтобы помыться. Кстати, напиши: как горели бани и что горело?2
   После твоего отъезда приходил Лавров.
   Мне все кажется, что дорогою ты растеряешь деньги и останешься без копейки. Говорю тебе раз навсегда: бери у Немировича сколько нужно, не спрашиваясь у меня. Не делай долгов и не будь скрягой.
   Когда станет грустно, то вспомни, что у тебя есть муж, покорный и любящий свою жену-цацу. Если, не дай Бог, заболеешь, то немедленно кати ко мне, я за тобой буду ухаживать.
   Ну, целую тебя, обнимаю мою собаку, почесываю тебе обе ноги и бока. Помни обо мне.

Твой иеромонах Антоний

  

452. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

1-ое марта 12-й ч. Дня

[1902 г. Между Симферополем и Харьковом]

   Здравствуй, милый! Я еду во 2-м кл. не международного - не было там места. Лежу и читаю. Читаю "Ариадну" и все больше чувствую твою душу. Едет со мной барыня из Ялты, спрашивает, люблю ли я Чехова, т.е. писателя. Не подозревает, кто я. Вчера перед отходом поезда мне было очень скверно. Что-то странное: боль в животе, тошнота, сердцебиение и почти бессознательное состояние. Я свалилась. Испугалась. Со мной этого не было никогда. Думала, что не уеду. Теперь ничего. Ночь спала. Думаю о тебе. На душе буднично, тоскливо. Много думала за вчерашний день. Из Питера напишу сейчас же. Целую тебя милый.
  

453. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

1-ое марта [1902 г. Харьков]

   Подъезжаем к Харькову, дусик милый. Я все лежу и читаю. Прочла "Русские ведомости", "Новости дня", читаю твои рассказы, и они мне все как-то ближе, понятнее, и ты мне тоже ближе и понятнее. Ты теперь сидишь у себя в кабинете, но не в кресле, правда? Что читаешь, что думаешь, милый, дорогой мой! Как сон пролетели эти пять дней, - так мимолетно, что и схватиться как будто не за что. Как мне больно оставлять тебя, как я чувствую, что должна устроить тебе жизнь приятную. Кончится тем, что ты будешь считать меня пустой бабенкой. Да и теперь, может, считаешь? Почему я не сказала тебе всего, что я думала, почему?
   Меня гнетет мысль, что ты там томишься день за днем, как в тюрьме, жаждешь другой жизни и терпишь, терпишь без конца... При таких мыслях я чувствую себя низкой, мелкой, неспособной сделать что-нибудь большое и хорошее в жизни. Мне вот и сейчас противно, что я пишу тебе это, когда надо не писать, а делать. Ну, увидим.
   Моя спутница рассказала мне трагедии своей жизни.
   У нее - муж отчаянный безнадежный алкоголик, два сына, один офицер - один гимназист в Ялте, послали туда по слабости здоровья, и она придралась к этому и живет с ним, чтоб не жить с мужем. Бросить совсем - не хватает духу. Рассказывала всевозможные ужасы, как дети страдали. Она очень мягкая, размазня даже, по-видимому. Из Воронежа. Настоящая провинциал, дама, но хорошая, застенчивая. Когда я ей рассказала о своей дурноте вчера, то она прямо подумала, что я того-с, "в положеньи". Я тоже подумала, но вряд ли. Я очень испугалась, начала рвать с себя кофту, вообще не знала, что делать, не могла дойти до двери дамской, чтоб позвать хоть кого-нибудь, свалилась и не в силах была подняться, ноги и руки не слушались, вся в холодном поту и вообще непонятно. Я думала, что отравилась. Посмотрим.
   Стоим в Харькове.
   Как это я тебя не поцеловала в последний раз? Глупо, но меня это мучает. Ты ведь шел было на двор, но ветер остановил тебя, а я шла с мыслью, что ты со мной идешь и очнулась, когда извощик уже поехал. Спутница моя поражается моей храбрости, что я ехала одна на лошадях. Действительно, было очень пустынно, а к Симферополю даже очень темно, и холодно, отчаянно холодно. Я долго ходила, чтоб согреться и потом меня все трепало. Мне не хочется думать ни о Москве, ни о Питере, я все еще в Ялте. Хотя заставляю себя думать о ролях, чтоб не быть застигнутой врасплох в Питере. Спутница пишет своему сыну открытки с портретами Чехова, Горького и Толстого.
   Целую тебя, дорогой мой, крепко-крепко, буду писать каждый день. Не думай дурно обо мне.

Твоя собака.

   Поблагодари мамашу за утку, за вино, ела с аппетитом. Поклонись ей от меня и скажи, что вспоминаю ее комнату и лампадку и пасьянс.
  

454. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

2 марта [1902 г. Ялта]

   Милая моя собака, сегодня на дворе отвратительно: мороз, сильный ветер, снег, одним словом - тьфу!!
   Я занят, читаю корректуру1, но все же чувствую скуку и злюсь. В комнатах холодище.
   С нетерпением жду от тебя письма из Петербурга. Напиши все подробно, не поленись; не заставляй меня колотить тебя каждый день за леность и нерадение. Умоляю тебя, пиши!
   Моя комната и моя постель похожи теперь на дачи, покинутые постояльцами.
   Целую мою жену бесподобную и обнимаю.

Твой немец Антон

  

455. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

2-ое марта [1902 г. вблизи Тулы]

   Подъезжаем к Туле. Я все лежу и читаю. И газеты читала. Спала хорошо. Спутница ушла в Курске. Она, оказывается, догадалась, кто я, но молчала. Качает очень сильно. Холодно. Солнышко проглядывает.
   Кушай хорошенько, умоляю тебя. Ужасно хохотала, когда перечитывала "Ионыча", как Котик дубасила по клавишам.
   Кланяйся мамаше, Срединым, если увидишь, А. М., Сулеру. Как мальчик у Г.?1 Целую.

С....а.

   Публика серая, гадкая и в моем купе пахнет в... м.
  

456. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

3-ье марта [1902 г. близ Любани]

   Подъезжаем к Любани, милый мой! Холодно. В Москве были все мои у меня. Маша встретила на вокзале. Все здоровы, кланяются тебе. Дядюшки были и все. Я поела. От Тулы ехала с губернатором, радуйся, все опишу. Ольгин муж выхлопотал мне отдельн. купе 2-го кл. но, когда отъехали, две дамы напросились, и я не могла отказать. Лежала и ревела. Мне грустно и не хочется в Питер. Как ты, что ты? Пиши, буду ждать письма. Целую.

С....а

  

457. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  
   Телеграмма

[4 марта 1902 г. Петербург]

   Кирпичная восемь жду письма. Ольга
  

458. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

Петербург 4-ое марта утро [1902 г.]

   Вот я и в Питере, дусик милый, родной мой! Самочувствие скверное. Вчера ходила как ошалелая от усталости и новизны обстановки. Ехала с вокзала и ревела. На улицах шли большими партиями городовые и жандармы по всем направлениям и, как потом слышала, побоище было опять здоровое1.
   Ввалилась в наши прошлогодние номера к Раевской, уставши до холодного поту. Номера здесь стали адски дорогие, я бегала и искала, наконец плюнула и взяла, и решила обедать по 5 коп.
   Обстановка гадкая, дурного тона. Здесь же Лужские, Раевская, Самарова, Бугова, наверху Лика, многие ученицы, Санин. Я по крайней мере теперь не на высоте шести лестниц. Окна выходят на Кирпичную. Vis-a-vis дом скучного цвета и высокий, и я стараюсь не глядеть на него. Тепло. Вчера я разобралась и умылась фундаментально только к 2-м час, полежала. Пришел Влад. Ив., рассказывал про театр. Настроение у труппы скучное, подъема нет. Начинаем "Мечтами". Лилина все еще больна и не приехала. Все эти дни обучали новую толпу. 3-й акт идет 2-м. Масса народу нашего простужены. Вчера вечером была генеральная для новеньких, да и мы пробовали акустику, привыкали к новой сцене2, хотя я больше спала и не помнила ни одного слова. 100 раз должна была отвечать на вопросы о тебе, о Ялте, о Толстом, о Горьком. Многие думали, что Горький откажется от академика3. У меня была тоже эта мысль.
   Поэтесса Галина играет у нас в толпе и счастлива. Конст. Серг. прислал мне корзиночку с ландышами, Влад. Ив. - несколько роз с травкой. Стахович вертится на репетициях, ухаживает за дамами - все по-старому. Что-то неуютно было вчера в театре - масса новых лиц.
   Я как будто выспалась. А в вагоне почти не спала, даже не раздевалась на ночь, лежала как пласт; надоедали дамы шуршаньем юбок, и одна еще сопела всю ночь.
   У меня никакого ощущения и волнения перед первым спектаклем и новой публикой. Это скверно. Значит, утомлена. Сейчас умоюсь, оденусь и пойду покупать чай, сахар, сыр, яйца, заводить студенческую обстановку.
   От Ашешова получила письмо, просит дать прочесть "В мечтах" и "Мещан" и просит билетов, кот. нет. Он будет писать рецензии. Серг. Ив. Шаховской здесь и прислал мне поклон через Ашешова.
   Нашли, что я очень отощала за поездку. Ну вот все обо мне. Теперь буду ждать всего о тебе. Прояснилась ли погода? Ешь ли ты хорошо? Я часто на дню думаю - что-то ты сейчас делаешь? Милый голубчик, теперь уж немного времени осталось, проясняйся вместе с погодой, чаще будь в саду, выхаживай деревца и дыши воздухом и грейся на солнышке. Целую тебя крепко, мужа моего дорогого, чудного.

Твоя собака.

   В Михайловском будем играть "Три сестры"4.
  

459. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

Вторник [5 марта 1902 г. Ялта]

   Дусик мой необыкновенный, ты телеграфируешь - Кирпичная 8, между тем в Петербурге, насколько мне известно, Кирпичной улицы нет, есть Кирпичный пер. Не наврал ли телеграф? Быть может, Кирочная, а не Кирпичная? Я беспокоюсь, ангел мой, очень.
   Погода была подлейшая, теперь опять солнце, но все-таки не тепло. Я здоров, злюсь.
   Как сошел ваш первый спектакль? Ничего не знаю.
   Жду письма с адресом; теперь же не хочется писать, все кажется, что мое письмо не дойдет. Ел бы много, но нет аппетита, сегодня по крайней мере. Подождем лета.
   Не утомляйся, отдыхай возможно больше.
   Если, положим, на второй неделе1 я захотел бы получить гонорар за московские спектакли, то к кому и куда я должен обратиться? Справься, мамуся.
   Целую и обнимаю тысячу шестьсот раз.

Твой старый немец Антон.

   Пиши!!!! Умоляю.
  

460. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

5-ое марта [1902 г. Петербург]

   Как мне тебя надо расцеловать, золото мое, за твое нежное, чудесное письмо! Мне легче жить стало. Вчера ложилась в ужасном настроении и вдруг вспомнила, что есть твое письмо и есть у меня ты, ты сам - и мне стало покойно. Взяла твое письмо и перечла его еще раз в постели.
   Вчера сыграли "В мечтах". Все нервили, волновались и, по словам Вл. Ив., перетянули пьесу. 3-ий акт шел вторым1. Первый приняли хорошо, но потом хуже. Автора почти не вызывали, и в 4-м, когда он вышел, слышались свистки, но очень проходно. У всех лица были кисловатые за всю пьесу, не было entrain2. Я страшно устала и ослабела к концу, еле домой добралась. Масса народу лезло в уборную, всюду давка. В 1-м акте я получила цветы от Чюминой, Вишневский лиру из лавров от нее же. В 3-м Станиславскому поднесли венок и всей труппе от "петерб. друзей". Приходил Миша за кулисы. Приятное он, должно быть, вынес впечатление, видя меня первый раз в жизни в такой дурацкой роли. Хотя я к нему выходила в своем сереньком капотике. Перекинулись только несколькими словами. Толкучка была невообразимая за кулисами. Приходил ко мне Лев Львович Толстой знакомиться, спрашивал о тебе, об отце. А какая у него противная, неприятная физиономия!
   Целый день вчера я сидела дома. Утром ходила за покупками, а потом все ко мне приходили, рвали меня за билеты, и я начала злиться. От Лепешкиной получила письмо, от кумысной Андреевской, кот. была сама, но не застала. Обедала с Раевской в "Мал. Ярославце". Сейчас пойду покупать мягкие удобные башмаки, потом на репетицию "Сестер".
   В общем, тоскливо и скверно на душе.
   Вчера все ползло, таяло, дождь, слякоть, сегодня опять снег идет. Голова у меня болит и ноги. Только ты о таких глупостях не думай. Думай о пьесе. Насчет баньки подумаем. Я приеду и вымою тебя всего в ванне и уложу в постельку и согрею.
   В Сандун. банях что-то загорелось, но Маша ничего даже не слыхала. Пустяки.
   В "Нов. времени" сегодня ни звука о вчерашнем спектакле. В театре пересмотрю остальные газеты, куплю и пошлю тебе.
   Пока будь здоров, а то не успею башмаков купить и "сестру Машу" не в чем будет играть.
   Я тебя тоже почесываю и целую крепко. До завтра, addio. Кланяйся матери. Напишу ей на днях. Как Арсений? Кланяйся Горькому.
   Целую тебя.
   Сейчас прислали из театра разрешение не являться на репетицию, чему я очень рада.

Твоя собака

  

461. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

6-ое марта [1902 г.] Петербург

   С добрым утром, милый мой!
   Сегодня я встала, кажется, здоровой. А то ужасно кисла все дни. Вчера лежала пластом весь день, от головной боли. Приняла фенацетину, обмотала голову платком и лежала. Обедала одна дома. К вечеру голове стало лучше. Играли "Сестер", но мне не игралось. Этому виной Станисл. - Вершинин. Он его давно не играл и так безобразно волновался и спускал тон, что я осела с первого же акта1. Тянул, мямлил и очень мало любил Машу, а при таком мало любящем Вершинине Маша кажется нелепой. Так уж автор написал эту роль. Вы не согласны?
   Играли вообще вяло вчера, прости, автор. Принимали хорошо.
   Мне вчера ужасно было противно на душе во время спектакля и так не хотелось видеть почитателей нашего театра и слушать их похвалы. Я из уборной не выходила. Я не дождусь "Дяди Вани". Так хочется пожить в этой пьесе!
   Сегодня читала в "Нов. времени" статейку твоего брата о "Мечтах"2. Зачем он только обо мне пишет! Беда иметь сродственничка в газете. Кугель меня похвалил, но меня это не трогает. О пьесе он много правды написал3. Прочти и согласишься. Тихомиров взял на себя посылать тебе все газеты, где будут писать о нас. В конторе получают все, и он выпросил у меня позволение посылать тебе. Хорошо?
   Надоели барышни с восторженными лицами в театре. Вообще скучно играть. Отчего это, философ? Не дождусь "Дяди Вани" и "Мещан", чтоб освежиться. Никуда не хочется идти, никого не хочется видеть. Сегодня буду сидеть дома и учить 4-й акт "Мещан".
   Вспоминаю, дусик, как я тихо жила с тобой, тихо и хорошо; как с тобой в кресле сиживала, как болтали, вспоминаю твои любящие добрые глаза и милую улыбку. Ты о Волге не забыл думать? Мне иногда кажется, что тебе решительно все равно, где жить - правда. А все-таки давай мечтать. Мы с тобой чудесно поживем, и ты оправишься, окрепнешь и забудешь о кашле. Если бы пожить в сухом месте в сосновом лесу и питать тебя хорошенько!
   Мама велела тебя очень благодарить за вино. Я никому еще не писала в Москву. Адрес мой понял? Кирпичная, д. 8, No 30.
   По-моему, Санин влюблен в Лику. Может, я ошибаюсь.
   В труппе невесело.
   Ну, прощаюсь до завтра, дорогуля моя. Башмаки купила, но разнашивать дам кому-нибудь другому. Ноги каждый вечер держу в теплой воде.
   Целую тебя, милый мой, крепко и горячо. Пиши о своем здоровье, а то я беспокоюсь. Затылочек будет подстрижен? Целую его.

Твоя собака

  

462. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

7-ое марта утро [1902 г. Петербург]

   Дусик, второй день нет письма от тебя, т.е. два дня, а сегодня уже третий. Сегодня я должна иметь письмо.
   Я проснулась с тяжелой головой, опять сильно обметало губу - верно, простуда все. Приму хинки. День серый, гадкий, все тает, гниль, и у мена кисло на душе.
   Вчера сидела дома днем и никуда не ходила. Поучила 4-ый акт "Мещан", тебя читала. Дусик, ты бы Мише написал, чтоб он не помещал рецензий о нашем театре, а особливо обо мне, ведь нехорошо, право. Ты согласен? Я сейчас хочу съездить к ним и поговорю с ним, хотя совсем не знаю его. По-моему, ему неловко писать о нашем театре. Как ты думаешь?
   Вчера говорили в театре, что государь не утвердил Горького академиком - правда это?1
   Антон, мне очень не играется на сцене, что это значит? Я какая-то тупая стала и не хочется что-то играть. Все "Сестры" без конца. Надоело адски. Вчера Самарова заболела и опять играли "Сестер" и сегодня опять2. Нервы у меня не дрожат.
   Вчера в 1-м акте мне опять подали цветы, от баронессы Вульф, которую я знаю только по письмам. 4-ый акт играла сухо.
   Пиши мне, родной мой. Мне скучно без твоих писем отчаянно. Хоть о погоде пиши, только бы я видела твой почерк и знала бы, что ты здоров.
   Знаешь - Санин женится на Лике, принимает поздравления уже. Значит, у меня нюх есть. Но ее я не понимаю совершенно. Спрошу его самого сегодня.
   Балабан был у меня в уборной, хотел зайти на дом. Скорее бы пост пролетел! Скорее бы я опять была около тебя!
   Работаешь ты, милый мой? Или не хочется? А пьеску-то пописывай, дорогой мой, надумывай. А главное, кушай хорошенько, чтоб сил было больше.
   Прости за кислое письмо. Не разлюби меня, единственный мой. Неужели сегодня не будет письма? Заеду сейчас в театр.
   Целую тебя, желаю быть крепеньким; возись в саду на воздухе, если погода позволяет.

Твоя собака

  

463. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

8 марта [1902 г. Ялта]

   Жена моя жестокая, вот уже пятница, а я ничего не знаю о вашем театре, как он в Петербурге и что. Очевидно, или театр провалился, или жена мне изменила. Немировичу жаль денег и времени, это я понимаю, но мне-то скучно, и я интересуюсь судьбами вашего театра так же, как и вы все.
   Погода стала лучше, но холодно, не глядел бы ни на что. Я ем помногу; вчера был Альтшуллер, выслушивал меня, велел поставить мушку, что я и исполнил. Кашляю меньше. Получил от Миролюбова корректуру своего рассказа1 и теперь хлопочу, чтобы сей рассказ не печатался, так как цензура сильно его попортила. Начну хлопотать о разводе, если узнаю, что моя жена ведет себя дурно, мало отдыхает.
   Ах, собака, собака!
   Пиши мне каждый день, пиши подробно, обстоятельно; ведь как-никак я у тебя один, и кроме меня у тебя нет ни души на этом свете. Помни сие.
   Перестал писать это письмо. Опять начал, прочитав газеты. В московских газетах прочел телеграмму, что Худож. театр имел "колоссальный" успех.
   Поздравляю, дуся! Все-таки желательно было бы знать подробности.
   Обнимаю тебя, зузуля, и целую. Храни тебя Бог.

Твой Antoine.

   Я остригся. Писал ли тебе об этом?
  

464. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

8-ое марта [1902 г. Петербург]

   Наконец-то вчера пришло твое письмо от 2-го марта. А то я уже беспокоилась, милый мой, золотой мой!
   Сегодня я тебе напишу немного, т.к. поздно встала, скоро придет какая-то психопатка - женщина врач из-за границы, а потом побегу на репетицию и оскандалюсь - 4-ый акт не знаю еще.
   Вчера я очень хорошо играла "Сестер", с нервом, и ожила. Раевская дала мне капель каких-то взбадривающих, приняла я хины и чувствовала себя лучше, может, и не от лекарств.
   Была вчера у Миши, сидели болтали, обедала у них. А все-таки, откуда у него такая жена?1 Она, кажется добрая, славная, но... Девочка очаровательная, мальчишка - пузан беленький. Я Мише говорила, что ему неловко писать о нашем театре, особливо хвалить меня. Он этого не находит и даже способен писать о твоих пьесах - этого я уже окончательно не понимаю. И рецензию он написал нехорошо, хлестко, с задором. Я уверена, что ты не будешь доволен. Я пока в Мише не разобралась. Какой он? Он иногда странно говорит.
   Какая тоска в Питере, Антон мой! Непроходимая тоска.
   Была вчера Деларю, я достала ей абонемент для жены священника Петрова, и она счастлива.
   Вчера нам, сестрам, бросали букетики из публики и принимали очень шумно.
   Ну, целую тебя, родной мой, крепко и нежно, и прижимаю тебя к своей груди и ласкаю. Ты лучше всех, Антончик мой дорогой. Целую, обнимаю.

Твоя собака.

   Вчера смотрел Буренин. Воображаю, как будет ругаться!2
  

465. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

9 марта [1902 г. Ялта]

   Дуся моя насекомая, сегодня читал в газетах о ваших подвигах, о том, как шли "В мечтах", читал телеграмму о "Трех сестрах". Читал наконец твое письмо, которое меня опечалило. По всему видно, что в конце поста приедет ко мне хромая жена. Получил пачку газет из Петербурга, адрес написан не тобой, одна 2-х копеечная марка. Пишут, что в пьесе "В мечтах" видно чеховское влияние1. Какой вздорище!
   Погода солнечная, нет дождей. Я еще не решил, куда нам поехать летом. На кумыс не хочется. Кстати же, кашель у меня теперь уменьшился, здоровье поправилось. Я бы с удовольствием двинул теперь к Северному полюсу, куда-нибудь на Новую Землю, на Шпицберген.
   Как только ты уехала, в тот же день привалили бабы. И женская гимназия2, и Бонье, и Надежда Ивановна. И у всех одинаковая улыбочка: не хотели беспокоить! Точно все пять дней мы с тобой сидели нагишом и занимались только любовью.
   Поклонись, дуся, нашей кумысной знакомой Андр-ой3. Мише с семейством тоже поклонись. И попроси Вишневского, чтоб он написал мне хоть одну строчку.
   У нас в кухне душеспасительное настроение, тишина и порядок, но все же я охотно бы обедал не дома. Не делают мне супа с рисом - хоть ты что! А другие супы мне бывают не по желудку.
   Что за свинство, что за подлость! Не прислать ни одной телеграммы!! Неужели Немирович так уж занят? Я ведь интересуюсь, живо интересуюсь, наконец я пайщик, черт возьми.
   Ты полагала, что Горький откажется от почетного академика? Откуда ты это взяла? Напротив, по-видимому, он был рад.
   Если не получу завтра письма, то расшибу.
   Ну, супружница моя балованная, будь здорова, целую и обнимаю тебя миллион раз.

Твой муж немец Антон

  

466. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

9-ое марта [1902 г. Петербург]

   Пишу тебе после обеда, дусик мой родной! Обедала одна; обед беру почти всегда у хозяев за 1 р. - очень вкусный домашний стол, а то ресторанная кормежка надоедает, да и ходить скучно. Дают три блюда, но все очень свежее и аппетитное. Ела рассольник, рябчика и компот. Вот, как тебе расписала! Через час пойду в театр. Сегодня утром была у Ел. Ник. Андреевской, отвозила ей билеты. Она ужасно была мне рада, идет завтра смотреть "Сестер" и радуется, как ребенок. Ее сестра прислала ей твою карточку, они восторгаются, а по-моему, гадость. Живет она славненько, простенько. Давала урок музыки, когда я пришла.
   Репетировали 4-ый акт. Влад. Ив. хорошо занимался, много повторяли. Ты газеты все получаешь? Как его затравили! Хотя рецензии в общем лучше, чем в Москве. Тон лучше. Антончик, меня захвалили совсем. Еще "Мещан" бы хорошенечко сыграть. Вчера я хорошо играла Широкову, даже товарищи хвалили. Публика грохотала отчаянно. Труппе поднесен был венок "От абонента 3-ьей скамейки" - трогательно? И на скверненькой бумажке, наспех, написан был очень милый экспромт. Нам всем было очень приятно, и мы кланялись все вверх, задрав головы. После 4-го акта - овация. Один студент даже вскочил на сцену, чтоб просить Станиславе, сыграть Штокмана в их абонемент. Мне девицы какие-то уж прямо орут: спасибо, дорогая Ольга Леонардовна!
   Много типиков насмотришься.
   За Машу меня опять очень хвалят.
   Вчера получила письмо от д-ра Тихонова, просится на какую-нибудь из твоих пьес, и хочет меня видеть. Я на завтра утро велела ему оставить бесплатный билет (благотв. очень высокие цены и не будет полно), послала ему письмо и мою карточку. Толиверова-Пешкова была у меня в уборной, щебетала, говорила, что Сипягин подал в отставку1, но, конечно, враки.
   Пристала ко мне вчера женщина врач из Парижа. Вот дуреха-то! Оказывается, она пишет диссертацию и исследует тип неврастеника интеллигента. Говорит, что она товарищ Вересаева; познакомилась с Мейерхольдом, и ей сказали, что я неврастеник. Я ее высмеяла и хотела послать к Баранову. Она и за тебя хочет приняться. Полнейшая психопатка. Еврейка, вероятно. Собирается в Ялте весной или летом исследовать тебя и Горького. Ну, штучка!
   После репетиции ходила к Марии Петровне, но не застала ее. Видела ее сейчас у нас в номерах у Ольги Павловны. Она выглядит хорошо и завтра играет в "Сестрах". А Мунт-то похвалили!2 Видишь!
   Ну, золотой мой, будь здоров, мил, изящен, кушаешь хорошо? Отвечай. Целую, ласкаю милого моего, дорогого моего иеромонаха.

Твоя собака.

   Я получила только 2 письма за 9 дней - это безбожно!
  

467. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

10 марта [1902 г. Ялта]

   Оля моя, жена моя, здравствуй! Пишу тебе от нечего делать и от скуки, и не знаю, о чем написать. Здоровье мое сегодня превосходно, как давно уже не было; кашля совсем мало, самочувствие отменное, и это я объясняю погодой, солнечной и почти теплой. Если бы совсем поправиться, чтоб можно было жить в Москве! Дачу для нас уже ищут на Волге; мои условия: усадьба, мебель, отсутствие ветра и близость пристани, лучше же всего флигель в чьем-нибудь имении, чтоб я мог ухаживать за барышнями. Хорошо бы флигелек, в котором бы ты хозяйничала, а я бы над тобой командовал и взыскивал бы.
   Писать рецензии, да еще в "Новом времени" - это не дело Миши1.
   Сейчас принесли для прочтения драмищу - в 5 актах!! Ведь это разбой.
   Ну, целую тебя, ласкаю и обнимаю. Поклонись Тихомирову, скажи, чтобы он высылал газеты, даже те рецензии, которые кажутся ему пустяшными. Я от скуки все прочту.
   Твой немецкий муж в протертых назади брюках.

Антон

  

468. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

10-ое марта вечер [1902 г. Петербург]

   Сегодня я свободна вечером1, золотой мой. Получила твое письмо. Адрес верен. Не спорю - может, Кирпичный пер., а не улица. Пиши тогда - меблир. комнаты Мухина, если не уверен. У нас три подъезда: с Мойки, с Морской и с Кирпичного, комната моя No 30. Вот - все подробно. У меня хорошо, тихо, спокойно, сплю хорошо.
   Сегодня после спектакля был Миша, один, сидел довольно долго, рассказывал о провинции, как там хорошо жить. Он не любит Петербурга; велел тебе написать, что в "Новом времени" не бывает по целому месяцу. По-видимому, ему неприятно, что ты против его сотрудничества в "Нов. времени". Пофилософствовали немного с ним; говорили о Маше. Его все тянет в уездный город, в такой дом на окраине, как жили Калитины в "Дворянском гнезде", помнишь? Это его слова. Чтоб дети видели поля, реку, лес, а не окна магазинов.
   В нем есть доля твоей неусидчивости. Но только мне кажется, что он не крупный, понимаешь? А может, я ошибаюсь, не знаю. Пили с ним винцо сладкое крымское; я взяла с собой бутылочку.
   Перечитываю "Мужики".
   Письма мои все получаешь? Я пишу каждый день.
   Познакомилась с д-ром Тихоновым. Он, кажется, довольно симпатичный. Придет ко мне.
   Сегодня был отчаянный спектакль2, Антончик! Театр больше чем на половину пустой. Это был благотвор. в пользу москов. фельдшериц, и они, бедные, ничего не получат, а ждут отчаянно помощи. Мы сами потеряли 700 р. сегодня. Не дошло до нашего полного сбора. Цены безумно были высокие. Влад. Ив. винит себя отчаянно, и не понимает, почему это так вышло. Затем играла первый раз Лилина и среди 2-го акта уверяет, что не может кончить. Стало ей плохо. Послали гонцов за Мунт. Паника, волнение. Пришла Мунт, надерзила Влад. Ивановичу, тот был в состоянии ударить ее, так из себя вышел. Затем обе Наташи ревели, и Лилиной после слез стало лучше, и она кончила пьесу. У нее положительно самовнушение. По-моему, ее надо заставлять играть, и ей самой лучше станет. Ей много помог Никол. Григорьевич, кот. прямо чуть не кричал на нее и заставлял выходить на сцену, и она сама благодарила его. Во 2-м акте во время моего разговора с Вершининым неожиданно вылетает к нам Марья Фед. и шепчет мне, что целый кусок пропускается, где Наташа про детей говорит. Вышло незаметно. Но я обозлилась сильно. Это дилетантизм. Не знаю, что теперь дальше с ней будет.
   Вчера на "Мечтах" моя баронесса прислала мне в уборную опять цветы - алую гвоздику с алой лентой, и я на юбилее весь акт играла с ее цветами, вместо веера. Знаешь, Влад. Ив. сказал, что слышал, будто Суворин дал бы мне 1000 р. в месяц, если бы я пошла к нему служить. Вот какая у тебя дорогая жена! Цени.
   Завтра утром иду сниматься к Ренцу, очень уж, говорят, хорошо снимает. Вейнберг предупредил его, что я приду. Снимусь просто, и в Широковой, т.е. только для туалетов3. На днях в Маше ("3 сестры") снимусь - ужасно хочется, только надо поймать день без репетиции, чтоб не спешить, как это будет завтра.
   Немецкие обе газеты4 меня хвалят, вообще и публика и газеты захвалили, только что-то это не к добру.
   Марью Федоровну, бедную, истерзали все газеты. Как ни обращай на них внимания, а все-таки нехорошо. Как меня-то травили в прошлом году! Помнишь?
   Пайщик мой милый, напиши-ка список пьес, кот. были бы желательны для нашего театра в будущ. сезоне. Подумай и напиши мне. Я никак мозги не соберу.
   Кто тебя навещает, дусик? Пиши мне повнимательнее. Пьесу пишешь? Я тебя буду экзаменовать, когда приеду. Здорово будет хорошо в Ялте в начале апреля! Будем с тобой греться на солнышке, комнатку я себе буду устраивать. Ты мне будешь помогать? Да? А то мне надоело быть дома на бивуаке.
   Ну, спи хорошо, дорогой мой, не скучай, не злись. Скоро увидимся. Я тебе мн

Другие авторы
  • Лютер Мартин
  • Толбин Василий Васильевич
  • Виноградов Анатолий Корнелиевич
  • Дроздов Николай Георгиевич
  • Вересаев Викентий Викентьевич
  • Львова Надежда Григорьевна
  • Бестужев Михаил Александрович
  • Бердников Яков Павлович
  • Готфрид Страсбургский
  • Квитка-Основьяненко Григорий Федорович
  • Другие произведения
  • Лонгфелло Генри Уодсворт - Песнь о Гайавате
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - О папуасах (негритосах) на острове Люцоне
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Воспоминания о Кржижановском
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Две пасхи
  • Штейнберг Михаил Карлович - Гайда, тройка! Снег пушистый...
  • Якубович Петр Филиппович - Стихотворения
  • Славутинский Степан Тимофеевич - Славутинский С. Т.: биографическая справка
  • Йенсен Йоханнес Вильгельм - Поход кимвров
  • Некрасов Николай Алексеевич - Заметки о журналах за декабрь 1855 и январь 1856 года
  • Толстой Лев Николаевич - Греческий учитель Сократ
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 412 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа