Главная » Книги

Короленко Владимир Галактионович - Дневник (1917-1921), Страница 3

Короленко Владимир Галактионович - Дневник (1917-1921)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Его безработица - огромное бедствие, и это первое mИmento большевизму, рубящему ветви дерева, на котором сидит пока судьба целого поколения рабочего класса. Надежда тотчас же вырастить чудесным образом "новый производственный строй" - прямое идиотство85.
   Вчера напечатана моя статья "Торжество победителей", сразу в неск[ольких] газетах86.
  

15 дек[абря]

   Числа 12-го в ночь в Полтаве смертельно ранен учитель. На него напали на улице солдаты и проломили ему голову. Это теперь часто, и в другое время пришлось бы закричать на всю Россию, что в Полтаве грабежи, убийства, разбои приняли небывалые размеры. Теперь нам приходится говорить, что у нас, славу Богу, сравнительно тихо.
   К Косте Лях[овичу] обратились довольно неожиданно за советом большевики из "совета революции": что им делать: украинцы87 взяли верх и собираются их арестовать? Это им, разумеется, не нравится. Грозят по этому случаю забастовкой водопровода и электричества. Им это кажется "целесообразным": если арестуют несколько человек из "совета", то нейтральное население в 60 тысяч останется без воды и без света. В городе водворилась тревога. Вчера вдруг вода иссякла и не шла из кранов. Думали - это начало. Оказалось, однако, что это только последствие обывательских опасений: стали запасаться водой и ее не хватило. К чести рабочих, они заявили, что бастовать не намерены и что к этому их могут принудить только силой. А силы у большевиков нет. Их "правительство" парализовано: убили общерусский патриотизм, вытравили сознание отечества в рабочей и солдатской массе и теперь областные патриотизмы одолевают их всюду. Даже Рада, которая держит себя без достоинства, юлит, лицемерит, вступает в соглашения и изменяет им, все-таки силой вещей берет верх. При прочих равных условиях (та же деморализация масс) на ее стороне есть одно преимущество: чувство родины, - и большевики разоружаются как стадо.
   Россия теперь, как червь, разрезанный на куски. Каждая часть живет собственной жизнью. Казаки объявили свою "республику впредь до воссоединения с Россией"88. Украинцы этого избегают. Когда-то Франко к юбилею Мицкевича написал бестактную статью89: Мицкевич - поэт и идеализатор "измены". Это было бестактно, но в этом была доля правды. В посвящении своей поэмы "Петербург" он говорит "друзьям москалям": "Коварно, в оковах ползая, я с деспотом хитрил, но вам все тайны чувств открыл я благодарно".
   Украинцы не могут применить к себе этот последний стих. Украина по традиции тоже хитрила и изменяла то и дело. И теперь она продолжает эту традицию по отношению и к революционной России. Носятся чудовищные слухи о сношениях Рады с австрийцами, надо думать, неверные. Но, во всяком случае, они не говорят также, честно и откровенно, о воссоединении с новой Россией. Недаром теперь в качестве национального героя все яснее выступает фигура Мазепы, от которого еще недавно огромное большинство украинцев открещивалось. В своей статье "Котляревский и Мазепа"90 я вполне искренно смеялся над страхами, веющими над старым "мазепским дворищем". Теперь не знаю - написал ли бы я эту статью. Недавно благородный Науменко91 вышел из Рады, ссылаясь на традиции своего кружка - кружка драгомановцев92, твердо державшихся определенной линии отношений. "Батько Грушевский"93 тоже весьма недвусмысленно высказывался против "самостийников". Теперь батько юлит и плывет по течению. И все-таки тот здоровый элемент, какой есть в чувстве родины, придает Раде силу в борьбе с большевизмом. И надо думать, что ни о каком "отделении" и присоединении к Австрии речи не будет. А разумная федерация - это несомненное будущее свободной России.
   В Полтаве всё живем без газеты... Петербургские тоже задавлены. А "Киевская мысль" выходит свободно, несмотря на то, что держится оппозиционно и к большевикам, и к Раде.
  

16-18 дек[абря]

   Вчера электричество перестало действовать. А так как и керосину в городе очень мало, то вечер нам пришлось начинать при скудном свете стенной лампы в столовой, куда мы "на огонек" собрались все. Так прошли час или полтора, как вдруг я заметил из своего кабинета полоску света. Отвернутая ранее для пробы электрическая лампочка вдруг засветилась. Соничка94, которая очень любит зажигать и тушить лампы, тоже весело закричала: "Сеть, дедя, сеть". Очевидно, забастовка прекращена.
   Оказалось, что большевики из "совета" погасили нам электричество, украинцы зажгли. При этом несколько членов "совета" арестованы (в том числе и Светлов, отчасти комическая, отчасти зловредная фигура, бывший нач[альник] гор[одской] милиции, о котором сразу пошли анекдоты в самом "традиционном" роде). Все это сделано, кажется, еще при нач[альнике] гарнизона украинце Ревуцком, который, однако, сменился и уехал, оставив на своем месте нового нач[альника] гарнизона, Ластовченко, приехавшего чуть ли не накануне.
   Вчера вечером Ластовченко убит. По-видимому - акт террористический. Убийца Дунайский, тип совершенно особенный. Рабочий-слесарь, он в то же время атлет-боксер, выступавший в цирке (и по этой профессии - близкий к кружку Мясоедова-художника) {Один из этой мясоедовской компании в прошлом году застрелил мальчика, перелезавшего через забор мясоедовского сада. - Примеч. В. Г. Короленко.
   Речь идет о проживавшем в то время в Полтаве и занимавшемся атлетикой и цирковой борьбой И. Г. Мясоедове - сыне известного художника Г. Г. Мясоедова.}. Большой ростом, косой сажени в плечах, вида, говорят, звероподобного, он, конечно, оказался теперь эс-эром и, конечно, левым. Но тут за что-то его исключили из партии, тогда он объявился анархистом.
   В этот вечер он явился в Европейскую гостиницу, где начал приставать к ужинавшим там офицерам с наглыми оскорблениями.
   При прежних нравах военной среды его бы убили, теперь офицеры только уклонялись и заявили нач[альнику] гарнизона. Ластовченко, говорят, заявил, что он арестует Дунайского. С большевистской стороны говорят, будто при этом Ластовченко при объяснении с Дунайским дал ему пощечину, но это, по-видимому, неверно. По другой, более вероятной версии, Дунайский, видя, что нач[альник] гарнизона не выходит на его дебоширство, послал какого-то молодого еврея вызвать его из номера, где тот ужинал с другим офицером, и когда тот вышел, выстрелил и убежал по коридору. При этом, говорят, какие-то люди в коридоре помешали преследованию, а затем Дунайский сел в заранее приготовленный автомобиль и скрылся. Задержан только вызвавший Ластовченко еврей, которого будто бы тут же убили (оказалось - неверно, не убили никого).
   Таким образом, как будто не остается сомнений: террор, которым Чернов так легкомысленно грозил большевизму, теперь применен другой стороной и "поднял свой лик". Нужно сказать, что лик отвратительный: какой-то получеловек, что-то вроде центавра, олицетворение анархического насилия, соединенного с кабацким дебоширством.
   Солдаты-украинцы, говорят, очень любили Ластовченко. (Один из моих знакомых видел бородатого солдата, который плакал, рассказывая об убийстве.) Они ответили тоже в "современном роде". Приволокли пулемет и глубокой ночью стали жарить по бывшему губернаторскому дому, где заседал "совет". Перебили окна, уничтожили всю обстановку и арестовали несколько человек. Сначала по созвучию фамилий (есть член "совета" по фамилии Дунаевский, еврей) говорили, что убил именно член "совета". Как бы там ни было, все это напомнило сцены из щедринской истории города Глупова. Солдаты, по-видимому, действовали без приказа, по вдохновению, по внушению той "революционной совести", которую так приветствуют большевики. Город объявлен на военном положении. На улицах обыскивают и отбирают оружие, а изредка и кошельки. Обыскивают, а отчасти и громят магазины (так, разгромлена лавочка офиц[ерских] вещей на углу Кобелякской и Шевченковской; часовой магазин Шапиро на Александровской и другие). Говорят, при этом некоторые вещи тут же на улице и продавались, даже и оружие, но, может быть, это преувеличение.
   В думе все это было оценено по достоинству и кое-мужто воздано поделом. Арестованные члены "совета" (арест произведен тоже "без лишних формальностей") уже отпущены. Дума высказалась за отмену военного положения (19-го снято). Конечно, тотчас же пронесся слух, что убили "жиды", заговорили о погроме и т. д. Но пока - это рассеялось.
   Таково это проявление террора уже в "свободной России". Надо сказать, что с террора совлекается много украшений... Мария Спиридонова, выйдя из каторги, в качестве левой эс-эрки сразу примкнула к большевизму и выступает (увы! рядом со старым Натансоном) с самыми крайними заявлениями. В то же время почему-то довольно скандально покровительствует вполне разоблаченному бывшему провокатору и охраннику Деконскому, ловкому и красивому негодяю, игравшему среди большевиков большую роль. Спиридонова после разоблачений, когда его арестовали, взяла его на поруки. - Ах, он так искренно раскаялся!..
   В газетах оглашены телеграммы Спиридоновой, из которых видно, что она гласно (письмом в "Киевскую] мысль") с негодованием отвергала всякую мысль о причастности Деконского к сыску, ручаясь за его искренность и чистоту, а в других телеграммах, к "своим", просто приглашала потушить, замять скандальное разоблачение, так как оно служит контрреволюции95. "Киевская мысль" тогда письма Спиридоновой не напечатала, так как роль Деконского была выяснена с полной несомненностью.
   Ореол террора сильно меркнет. Обратная сторона насилия правительства, - он просто отпечатывает в обратном направлении те же формы. Уже в лице Савинкова96 он выступил в виде революционного декаданса, а Мария Спиридонова иллюстрирует, как опасно смешивать "террористическую решимость" с способностью государственного деятеля.
   Кстати, о декадансе. Было бы любопытно проследить всякого рода футуризм в теперешних событиях. Между прочим, недавно в "Речи" {"Наш век" (вместо "Речи"), No 6, 6 декабря 1917. Ссылка на журнал "Театр и искусство" о беседе 14 апреля. - Примеч. В. Г. Короленко.} приводили заявление Всев[олода] Эмил[ьевича] Мейерхольда в беседе общества "Искусство для всех".
   "Г. Мейерхольд очень удивляется, почему солдаты не приходят в театр и молча не освобождают его от "партерной" публики... Г. Мейерхольд восклицает: довольно партера! Интеллигенцию выгонят туда, где процветают эпигоны Островского".
   Интересно, что Мейерхольд рассчитывает, будто демократические вкусы совпадают с его футуристическими кривляньями.
  

28 декабря

   Наконец - "оно" пришло. Полтава три дня пьянствует и громит винные склады. Началось с того, что "штаб" (украинский) постановил угостить своих солдат на праздники интендантским вином. Члены большевистского "совета" предостерегали от этого, но добродии-украинцы не послушались. В сочельник к вечеру приехали к Скрыньке97и стали наливать вино, стоявшее у него на хранении. При этом никаких предосторожностей принято не было. В погреб проникли сторонние солдаты. Им тоже "благодушно" наливали в посудины. Толпа увеличивалась, начался разгром, который вскоре раскинулся по всему городу.
   Около нас, на Петровской, тоже есть склад, и потому на нашей улице то и дело таскают ведрами, бутылками, кувшинами красное вино. Я прошел туда. Зрелище отвратительное, хотя и без особенного "исступления". У забора с запертыми воротами кучка любопытных и мальчишек заглядывает в щели. Во двор с другого хода (через частный двор и от гор[одского] сада можно пройти) солдаты то и дело шмыгают туда и выносят ведрами. Красное вино разлито по тротуарам, смешиваясь с лужами. Вначале, говорят, давали и не солдатам. Теперь рабочие, бабы, старики приходят с каким-нибудь солдатом, тот покровительственно идет с посудой и выносит. Много пьяных, в том числе есть и мальчишки. Никто не стыдится нести по улицам ограбленное вино: обыватели, даже и осуждая, не могут воздержаться, чтобы не получить "даровщину". Наша няня слышала, как молодой человек стыдил другого:
   - И ты, Нефед, с ведром... Да ты же "партийный", ты с нами работал в укр[аинской] партии.
   - Я заплатил три рубля.
   - Хоть бы и триста! Как тебе не стыдно!
   - Все наше, - кричат солдаты. - Буржуа попили довольно. Теперь мы...
   При всякой подлости выдвигается этот мотив. Около гимназии Ахшарумовой пьяный солдат выстрелил в шедшего господина и ранил его. Два пьяных товарища отняли у него ружье и избили его, но затем все безнаказанно удалились. Выстрелы то и дело слышны с разных сторон. Наша знакомая шла с ребенком. Пьяный солдат, барахтаясь на тротуаре, стал вынимать шашку. Испуганная женщина побоялась идти, потом ее провели мужчины. Нашей няне за то, что она одета "по-городскому", пьяный солдат тоже грозил саблей:
   - А, - в черном платье... Буржуйка... Будем бить буржуек...
   От Скрыньки слышны то и дело выстрелы. Говорят, стреляют и пулеметы, но никто их не боится. Охрана тоже ненадежна. От складов погром уже перекинулся на магазины. Разгромили экономическую лавку чиновников, Губского и еще несколько. Тротуары засыпаны мукой. Действует 40-й полк и славне украинське вiйсько. Только на третий день собралась дума и решено принять меры.
   Есть основание думать, что "совет", пожалуй, не допустил бы этого разгрома, так как при всем своем убожестве в людях все-таки пользовался авторитетом в солд[атской] массе. Из этого видно, как, в сущности, должна была идти "революция". Если бы "советы" сразу (даже еще не большевистские) поняли свою роль, не стали "захватывать власть", а действовали бы в некотором подчинении революционному правительству - они могли бы иметь громадное влияние в обе стороны. Но большевики сказали только последнее слово в захвате власти.
   Я болен. Меня очень волнует, что я не могу, как в 1905 году, войти в эту толпу, говорить с ней, стыдить ее. Вчера я пошел к воротам городского сада. Стояли кучи народа. Прибегали с ведрами, в глубине, у забора с калиткой, виднелся "хвост" серых шинелей. Против самых ворот стояли неск[олько] человек и впереди почти мальчик в солдатской шинели. Лицо его обратило мое внимание. Оно было как будто злое. Я обратился к нему и к рядом стоявшему пожилому.
   - А вы, товарищи, что же без посуды?.. Не пьете?
   Молодой посмотрел на меня злым взглядом и сказал:
   - Мы уж напились.
   - А мне кажется, - сказал я, - что вы не пили и не будете пить.
   Оказалось, что я прав. Эта кучка относилась к происходящему с явным осуждением, хотя...
   - Это бы еще пущай... вино... А вот что пошли уже и магазины грабить...
   Наверное, таких много. Но не нашлось пока никого, кто собрал бы этих протестующих, кто сорганизовал бы их и придал силу. Несомненно, что достаточно было бы вначале немного, чтобы остановить погром. Но этого не сделано, как это бывало и при прежних "царских" погромах. Мне захотелось предложить этим людям тотчас же подойти к хвосту и начать стыдить их, говорить ей. (Так у автора. - В. Л.) Но сильное стеснение в груди тотчас же напомнило мне, что у меня теперь на это не хватит голоса. Я пошел вдоль решетки сада... Меня обогнали четыре человека: двое рабочих, женщина и солдат. Они несли три ведра вина. Солдат, шатаясь, шел сзади, с видом покровителя.
   - Что? Будет вам три ведра на троих. А?.. Будет, что ли?..
   Обогнав меня, жел[езно]-дор[ожный] рабочий взглянул мне в лицо и что-то сказал другому солдату. По-видимому, он узнал меня. Они пошли быстрее. Только солдат вдруг повернулся и пошел пьяной походкой мне навстречу.
   - Что, старик?.. Осуждаешь?
   - Идите, идите своей дорогой, - ответил я, чувствуя опять приступ болезни... Прежде я непременно ответил бы ему и, может быть, собрал бы толпу... Но теперь, и именно сегодня, должен был от этого отказаться, и я чувствовал к этому человеку только отвращение. А с этим ничего не сделаешь.
   - Ступайте своей дорогой...
   Он повернулся и сжал кулак...
   - Не осуждай!.. Это крровь наша! Четыре года в окопах...
   Один из рабочих взял его под руку, и вся компания ушла вперед...
   Когда я шел домой, мне навстречу то и дело попадались солдаты, женщины, подростки, порой прилично одетые обыватели с ведрами, кувшинами, чайниками...
   - И вам не стыдно это? - спросил я у какой-то женщины и человека в штатском. - Не стыдно среди белого дня нести награбленное?
   Женщина повернулась и презрительно, но деланно фыркнула.
   Когда я только еще вышел из дому, пожилой извозчик, стоявший у ворот в ожидании больной, которую он привез к Будаговскому, стал просить меня не ходить туда:
   - Папаша... Не ходите... Благаю вас... Долго ли тут?.. Пожалуйста, папаша...
   Он страшно напуган, хотя пока еще столь явной опасности нет...
   - Что делается, что делается! Вот тебе и свобода! Теперь не иначе только придут чужие народы, поставят свое начальство. Пропала наша Россия. Нет никакого порядка.
   Теперь слово "свобода" то и дело звучит именно в этом значении. Наша 3,5-летняя Сонька как-то, сидя за столом, вдруг тоже повторила за кем-то (даже со вздохом):
   - Да, сёбода и сёбода!
   Сколько времени придется еще очищать лик этой загрязненной свободы, чтобы он опять засветился прежним светом...

Комментарии

Дневник 1917 года

   1 В. Короленко не указал в дневниках, от кого и каким образом поступали к нему письма с фронта. Возможно, их посылали ему солдаты и офицеры как авторитетнейшему человеку в России.
   2 А. Д. Протопопов (1866-1918) - помещик и фабрикант, октябрист, член IV Государственной думы. Осенью 1916 года был выдвинут банковскими кругами, при содействии Григория Распутина, на пост министра внутренних дел. Назначение А. Протопопова было для многих неожиданным, в том числе и для В. Короленко, поскольку Протопопов входил в члены думского "прогрессивного" блока. После назначения министром Протопопов совершенно разошелся со своими политическими единомышленниками.
   3 И. Г. Щегловитов (1861-1918) - государственный деятель, в начале 1917 года был назначен председателем Государственного совета. Начинал свою юридическую деятельность (окончил училище правоведения в 1881 году), придерживаясь либеральных позиций, что и сблизило его с В. Короленко в Нижнем Новгороде. Однако взгляды его менялись в сторону монархических. При нем практиковались военно-полевые суды и политические процессы. После Февральской революции был арестован. Расстрелян в 1918 году.
   4 Осенью 1885 года В. Короленко ездил в уездный город Горбатов, где выездной сессией нижегородского окружного суда рассматривались крестьянские дела "о сопротивлении властям". Решительно приняв сторону крестьян, Короленко поместил несколько корреспонденции с судебного процесса в "Русских ведомостях" (13, 15 и 16 ноября и 16 декабря 1885 года).
   5 Осенью 1901 года в селе Павловка Сумского уезда Харьковской губернии произошли столкновения групп населения на религиозной почве. Секта штундистов (сектантское течение, возникшее под влиянием протестантизма и слившееся позднее с баптизмом) разгромила православную церковь и школу, готовилась к дальнейшим погромам. Произошло жестокое побоище. В. Короленко видел в этой трагедии полицейскую провокацию властей, он поехал на суд, состоявшийся в г. Сумы в январе 1902 года, в качестве корреспондента. - См. его корреспонденции в "Русских ведомостях". 4 февраля и 6 марта 1902 года.
   6 П. Ф. Якубович (1860-1911) - деятель революционного народничества, поэт, беллетрист, критик. С 1895 года - сотрудник журнала "Русское богатство".
   В. Короленко и П. Якубович посетили И. Щегловитова в марте 1907 года, когда из сибирских тюрем были получены сведения о возможных столкновениях между политическими заключенными и тюремной администрацией из-за тяжелого тюремного режима.
   7 Известное "дело Бейлиса" широко освещено в литературе. В. Короленко был убежден в невиновности подсудимого. Это и заставило его принять активное участие в защите Бейлиса, суд происходил в Киеве в октябре 1913 года. В решающие дни процесса Короленко опубликовал в киевских газетах статью "Господа присяжные заседатели", в которой утверждал, что состав присяжных подобран специально из малообразованных людей - крестьян, чиновников, мещан. После объявления судом присяжных Заседателей оправдательного приговора Бейлису его статья была названа клеветнической и Короленко пытались привлечь к ответственности. После многочисленных отсрочек дело было прекращено лишь после Февральской революции 1917 года.
   8 Н. А. Маклаков (1871-1918) - министр внутренних дел России в 1912-1915 годах. Сторонник неограниченной монархии. В 1918 году расстрелян.
   9 А. Г. Горнфельд (1867-1941) - литературный критик. Приведенные в дневнике строки не являются точной копией отосланного Горнфельду письма. - См.: "Письма В. Г. Короленко к А. Г. Горнфельду". Л., 1924, с. 139-141.
   10 А. М. Щербина (1855-1937) - приват-доцент кафедры психологии Московского университета, ослепший в двухлетнем возрасте и не сохранивший в памяти никаких зрительных впечатлений. В октябре 1915 года он выступил в Московском психологическом обществе с докладом "Слепой музыкант" В. Короленко, как попытка зрячих проникнуть в психологию слепых (в свете моих собственных наблюдений)". Впоследствии Щербина выступал с этим докладом в различных городах России. Доклад опубликован отдельной книгой (М., 1916).
   Щербина оспаривал мысль Короленко о врожденной потребности слепого человека к недостижимому - стремлению воспринять световые ощущения. Об этом он говорил во время беседы с Короленко в 1916 году в Полтаве, где читал лекции о "Слепом музыканте". После беседы каждый остался при своем мнении. "Если на место Щербины, - делился Короленко впечатлениями от встреч со слепым ученым, так счастливо наделенного спокойным и реальным темпераментом и попавшего в благоприятные (по-своему) условия, - Вы поставите натуру художественную, в романтическое время и в романтической среде, - то будет совершенно понятно, что стремления романтических поколений, принимавшие формы тоски "по голубом цветке" или исканий "синей птицы", - у моего слепого легко и естественно выливаются в мечту: "хочу видеть". - См.: В. Г. Короленко. Собр. соч. в 10-ти томах, т. 10. М., 1956, с. 546.
   11 Вильям Бенджамен Карпентер (1813-1885) - английский естествоиспытатель и ученый. Книга "Основания физиологии ума" - издание журнала "Русское богатство" (СПб., 1886, ч. II). Первая часть этой книги была издана журналом "Знание" (СПб., 1877).
   12 В. Короленко разделял многие идеи публициста и ученого Н. К. Михайловского (1842-1904), стремившегося философски обосновать возможность изменения общественного развития в избранном передовой интеллигенцией направлении. При этом отдельна личность ("неделимое"), ее развитие рассматривались Н. Михайловским как высшее мерило общественного прогресса. Идеал Михайловского - всестороннее развитие человека, "нормального" не только физиологически, но и поставленного в благоприятные условия.
   13 А. Ф. Трепов (1862-1928) - в ноябре 1916 года был назначен Николаем II на пост председателя Совета Министров с сохранением должности министра путей сообщения. После убийства Распутина получил отставку от царя 27 декабря 1916 года. П. Н. Игнатьев (1870-1926) - с 1915 года министр народного просвещения России. Пытался провести реформу средней школы, ввести всеобщее начальное образование. Правительство отвергло его проекты, и он вынужден был уйти в отставку. После Октябрьской революции - эмигрант.
   14 Очевидно, речь идет о Сергее Гарине (С. А. Гарфильде, 1873-1927) - писателе дальневосточной темы (роман "У моря". М., 1915; двухтомник рассказов. М., 1911-1912), печатавшемся в "Русском богатстве".
   15 Период с 1876 года по 1884-й для В. Короленко был периодом арестов, тюрем и ссылок. Усть-Сысольск, Кронштадт, Глазов, Вышневолоцк, Томск, Пермь, Иркутск, Якутия - вот те места, где, по словам писателя, накапливались его "самые глубокие и сознательные впечатления".
   16 Скорее всего речь идет о серии статей, написанных В. Короленко в 1916 году: "Заточение графа Шептицкого" ("Русские ведомости", 25 октября), "Вера отцов", "Котляревский и Мазепа", "Уголок Галиции в Ростове-на-Дону", "Опыт ознакомления с Россией" ("Русские записки", кн. 9, 10, 11) и другие, в которых он затронул целый ряд вопросов, связанных с украинским национальным движением.
   17 А. В. Амфитеатров (1862-1938) - писатель, журналист, работал в ряде изданий противоположных политических направлений. С 1921 года - эмигрант.
   18 Очевидно, речь идет о В. И. Мамонтове - главноуправляющем Канцелярии прошений, члене Государственного совета.
   19 В. А. Сухомлинов (1848-1926) - один из видных царских чиновников, занимал пост военного министра с 1909 года по 1915-й. В июне 1915 года Николай II освободил его от высокого поста в связи с делом "об измене в верхах" (общественность обвиняла В. Сухомлинова, его жену и их окружение в шпионаже в пользу Германии), но воспрепятствовал привлечению генерала к суду. В апреле 1916 года Николай II все же был вынужден отдать распоряжение о судебном деле против Сухомлинова. Несмотря на тяжкие обвинения, выдвинутые против него следствием (государственная измена, шпионаж, мошенничество, превышение власти и т. д.), реальных судебных действий не последовало: за генерала хлопотали царица, Распутин и придворная камарилья. И лишь после Февральской революции Сухомлинов был приговорен к пожизненному заключению. В 1918 году он был освобожден "по старости"; эмигрировал.
   20 Имеется в виду письмо В. Короленко от 14 февраля 1917 года (часть его цитируется в дневнике) С. Д. Протопопову (1861-1933) - юристу и журналисту (имел образование горного инженера), сотруднику ряда петербургских газет, члену редакции "Нижегородского листка" (1896-1904), давнему знакомому писателя по Нижнему Новгороду, к которому он относился очень уважительно и переписывался до конца своих дней.
   Была в этих отношениях одна особенность: дело в том, что С. Д. Протопопов был родным братом А. Д. Протопопова, которого Короленко также знал по Нижнему Новгороду. В период непомерного возвышения А. Протопопова некоторые либерально настроенные интеллигенты стали настороженно относиться и к его брату. Об этом, в частности, писал в октябре 1916 года Короленко М. Горький, который также хорошо знал С. Протопопова по Нижнему. В ответ Короленко написал 30 ноября 1916 года очень обстоятельное письмо: "Я его (А. Д. Протопопова. - В. Л.) знал - через Сергея Дмитриевича. С последним у нас были оч[ень] хорошие отношения в Нижнем, и они сохраняются и теперь... Думаю, что о нем лично действительно говорят многое напрасно. Очень ведь трудное положение - министерского брата, да еще брата такого "неожиданного" министра. Отблески такой славы - освещение чрезвычайно невыгодное и портрет при таком освещении едва ли может быть верен". - См.: "М. Горький и В. Короленко. Сборник материалов". М., 1957, с. 83-84.
   21 И. Ф. Манасевич-Мануйлов (1870-1918) - бывший агент Департамента полиции, прозванный за свои необычайные приключения "российским Рокамболем", входил в "распутинский кружок" и был причастен ко многим великосветским аферам. По его рекомендации и с согласия Распутина Николай II в январе 1916 года назначил на пост председателя Совета Министров Б. В. Штюрмера (1848-1917).
   При утверждении кандидатуры Б. Штюрмера на столь высокий пост Николай II выразил лишь сожаление по поводу "немецкой фамилии" претендента. Штюрмер мгновенно дал согласие на замену своей фамилии на русскую. Но царь милостиво разрешил сохранить фамилию.
   И. Манасевич-Мануйлов был предан суду за попытку шантажировать правление Соединенного банка с целью получения крупной суммы. Штюрмеру было предложено уйти в отставку 10 ноября 1916 года.
   22 П. И. Лелянов (1855-1937) - в то время петроградский городской голова.
   23 М. В. Родзянко (1859-1924) - председатель III и IV Государственной думы, затем - Временного комитета Государственной думы. В годы гражданской войны находился при деникинской армии. В 1920 году эмигрировал в Югославию, где и умер.
   24 А. А. Бубликов (1875-1941) - инженер, депутат IV Государственной думы, "прогрессист"; был назначен Временным комитетом Государственной думы комиссаром Министерства путей сообщения до образования Временного правительства. После Октябрьской революции - эмигрант.
   25 С. В. Короленко (1886-1957) - старшая дочь Владимира Галактионовича.
   26 М. А. Коломенкина - знакомая семьи Короленко, издательница для народа некоторых рассказов В. Короленко.
   27 См. статью В. Короленко "Сорочинская трагедия". - "Русское богатство", 1907, No 4, а также: В. Г. Короленко. Собр. соч. в 10-ти томах, т. 9. М., 1956, с. 423-471.
   28 Г. И. Маркевич -украинский общественный деятель.
   29 Текст статьи был передан по телеграфу без заглавия. Появилась она в нескольких столичных газетах 14 марта под заголовками "Отечество в опасности" и "Родина в опасности".
   30 О непротивлении В. Короленко написал в статье "Разговор с Толстым. Максимализм и государственность" (отрывок из очерков "Земли! Земли!" - См.: В. Г. Короленко. Собр. соч. в 10-ти томах, т. 8. М., 1955, с. 139-141).
   31 Имеется в виду рассказ В. Короленко "Сказание о Флоре, Агриппе и Менахеме, сыне Иегуды".
   32 Очевидно, М. А. Кудельская была одним из многочисленных корреспондентов В. Короленко.
   33 Начиная с этой записи дневники конца 1917 года и начала 1918-го велись в одной из старых тетрадей.
   34 "Вперед" (нем.) - ежедневная газета, центральный орган Социал-демократической партии Германии, выходила в Лейпциге с 1876 года под редакцией К. Либкнехта. В 1933 году издание было прекращено.
   35 Других отрывков из дневника за этот период, к сожалению, не сохранилось. Возможно, это объясняется тем, что все лето (с конца апреля до 10 сентября 1917 года) В. Короленко провел на даче в Миргородском уезде.
   36 К. И. Ляхович (1885-1921) - муж младшей дочери Короленко Наталии Владимировны Короленко-Ляхович (1888-1950); социал-демократ (меньшевик). В 1909 году был судим в Полтаве за принадлежность к партии и приговорен к ссылке на поселение. После приговора бежал, эмигрировал во Францию. В Россию возвратился после Февральской революции. Был гласным полтавской думы и активным деятелем, помощником В. Короленко. Умер весной 1921 года от сыпного тифа, заразившись во время заключения в тюрьме. В дальнейшем Короленко в дневниках часто называет его Костей.
   37 Газета "Известия Военно-революционного комитета Юго-Западного фронта" - орган Исполкома Юго-Западного фронта.
   38 И. Л. Дзевалтовский - штабс-капитан гвардии гренадерского полка. В 1917 году обвинялся вместе с 79-ю другими чинами того же полка в том, что под влиянием их агитации первый гренадерский корпус отказался принимать участие в боях под Тернополем и отошел в тыл. Суд, проходивший в Киеве, закончился 3 (16) октября оправдательным приговором всем обвиняемым.
   39 Статья под названием "Испытание", о которой упоминает В. Короленко, появилась в "Полтавском дне" 29 октября.
   40 Речь идет о статье В. Короленко "Испытание".
   41 M. H. Лошкарева (1891-1972) - племянница В. Короленко, автор воспоминаний о писателе. См.: M. H. Лошкарева. Из моих воспоминаний. - В сб.: "В. Г. Короленко в воспоминаниях современников". М., 1962, с. 233-252.
   42 Статья Короленко "Прежде и теперь" появилась в "Вестнике Полтавского губернского общественного комитета" 7 ноября.
   43 См.: "Русские ведомости", 5 июля 1917 года.
   44 Имеется в виду В. С. Ивановский (1845-1911) - врач, брат жены В. Короленко. Участник революционного народнического движения. В 1877 году бежал из заключения, эмигрировал в Румынию, где и жил в Тульче многие годы под именем Петра Александрова. Короленко изобразил его в очерке "Наши на Дунае" и посвятил ему статью-некролог "Памяти замечательного русского человека" в "Русских ведомостях" (30 августа 1911 года).
   45 В Лондоне В. Короленко находился в июле 1893 года проездом в Америку. Эпизод этот изображен в очерке Короленко "В борьбе с дьяволом" (см.: В. Г. Короленко. Полн. собр. соч., т. 4. СПб., 1914).
   46 Эпизод с солдатом у цейхгауза был опубликован с сокращениями С. В. Короленко в "Книге об отце" (Ижевск, 1968).
   47 Выступая на заседании ВЦИК 4 ноября 1917 года, В. И. Ленин в своей речи выразил принципиальное отношение к печати: "Мы и раньше заявляли, что закроем буржуазные газеты, если возьмем власть в руки. Терпеть существование этих газет, значит, перестать быть социалистом... Мы не можем дать буржуазии возможность клеветать на нас. Нужно сейчас же назначить комиссию для расследования зависимости буржуазных газет от банков. Какая свобода нужна этим газетам? Не свобода ли покупать массу бумаги и нанимать массу писак? Мы должны уйти от этой свободы печати, зависящей от капитала. Этот вопрос имеет принципиальное значение" (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, с. 54).
   48 В. Короленко потрясло сообщение о произведенном 31 октября 1917 года обыске на квартире Г. В. Плеханова (1856-1918), в котором Короленко видел выдающуюся личность (Г. Плеханов возвратился в Россию после 37 лет эмиграции 31 марта 1917 года. Сотрудничал в меньшевистской газете "Единство". В августе выступил на Всероссийском государственном совещании с призывом к классовому миру и войне с Германией до победного конца. Не принял Октябрьской революции). Ухудшение состояния здоровья Плеханова началось еще до обыска, перед Октябрьскими событиями.
   49 У П. Якубовича:
  
   Не тот, кто на землю упал, - побежден,
   Не тот, кто разит, - победитель!
  
   50 Телеграмма В. Короленко была напечатана в петроградской газете "Слово в цепях" 22 ноября 1917 года.
   51 Многие либеральные газеты писали в те дни об изолированности большевиков от других партий и движений, об их приверженности к автократии и охлократии, сравнивали их с поверженным самодержавием. Так, в статье "Раздробленная Россия" ("Киевская мысль", 16 ноября 1917 года) говорилось: "...Монархисты не имеют никакого основания питать враждебные чувства к большевикам. На днях в печати появилась анкета о новейшем режиме, устроенном в Петропавловской крепости среди министров царского строя, Щегловитов весьма благосклонно отозвался о большевиках, и прямое сочувствие им выразил Белецкий, это и неудивительно. Белецкий хорошо знаком с большевизмом еще со времени совместной своей деятельности с Малиновским".
   С. П. Белецкий (1873-1918) - товарищ министра внутренних дел России, был тесно связан с Распутиным. Р. В. Малиновский (1876-1918) - тайный агент царской охранки в социал-демократическом движении, связь с охранкой была раскрыта в июне 1917 года, в ноябре 1918-го расстрелян по приговору Верховного трибунала ВЦИК.
   52 Речь идет о статье В. Короленко "В успокоенной деревне", напечатанной в "Русских ведомостях" (4 февраля 1911 года) и перепечатанной в 9-м томе Полн. собр. соч. В. Короленко (СПб., 1914).
   53 Центральная украинская рада - объединенный орган националистических партий и организаций на Украине в 1917-1918 годах. Создана 4(17) марта 1917 года в Киеве на заседании совета партии социалистов-федералистов с участием представителей других партий, в том числе меньшевиков и эсеров. Октябрьскую революцию Центральная рада не приняла. 7(20) ноября в третьем "универсале" она объявила себя верховным органом "Украинской народной республики" в составе России (УНР), а в четвертом - 11 (24) января 1918 года - провозгласила УНР независимой. Тем не менее на местах положение сохранялось неопределенное, поскольку созданные повсеместно "советы революции" стремились проводить в жизнь декреты Советской республики, мешая осуществлять власть комиссарам.
   54 C. А. Будаговский - сын врача А. В. Будаговского, у которого В. Короленко снимал квартиру в Полтаве.
   55 Н. В. Крыленко (1885-1938) - советский партийный, государственный деятель. В Октябрьскую революцию - член Петроградского Военно-революционного комитета. В 1917-1918 годах - наркомвоенмор, Верховный главнокомандующий. Принимал активное участие в переговорах с германским командованием о перемирии. В последующие годы - на руководящих государственных постах. В 1938 году репрессирован, посмертно реабилитирован.
   56 М. И. Селитренников (1860-1938) - статистик Полтавского губернского земства, близкий знакомый семьи Короленко.
   57 М. А. Муравьев, (1880-1918) - подполковник царской армии. Во время Октябрьской революции предложил свои услуги Советскому правительству и был 28 октября 1917 года назначен начальником обороны Петрограда. С декабря того же года - начальник штаба Южного революционного фронта, в начале 1918 года командовал войсками, действовавшими против Центральной украинской рады. 13 июня 1918 года назначен командующим Восточным фронтом. Получив известие о левоэсеровском мятеже в Москве, 10 июля поднял мятеж в Симбирске. Арестовал командующего 1-й армией M. H. Тухачевского и других военачальников и партийных работников. Телеграфировал Совнаркому, германскому посольству и командованию Чехословацкого корпуса об объявлении войны Германии. Приказал войскам фронта и Чехословацкому корпусу двигаться на запад, якобы для отпора наступающим германским войскам. 11 июля Совнарком объявил Муравьева вне закона. Симбирские большевики ликвидировали мятеж. Муравьев, оказавший сопротивление при аресте, был убит.
   58 Более подробно о В. Шнеуре можно прочитать в редакционной статье "Парламентер Шнеур". - "Киевская мысль", 21 ноября 1917 года.
   59 "Частные объявления, - заявил В. И. Ленин 4 ноября 1917 года на заседании ВЦИК, - должны быть признаны монополией. Члены союза печатников смотрят с точки зрения куска хлеба. Мы дадим им его, но в другом виде" (В. И. Ленин. Пол. собр. соч., т. 35, с. 54).
   60 А. В. Пешехонов (1867-1933) - экономист, публицист, с 1897 года постоянный сотрудник журнала "Русское богатство", с 1904 года - член его редколлегии. Один из организаторов партии народных социалистов, министр продовольствия Временного правительства (май - август 1917 года). В 1922 году выслан за границу. В 1927-м ему было возвращено советское гражданство, работал консультантом в торгпредстве СССР в Прибалтике.
   61 В. М. Чернов (1876-1952) - политический деятель, был главным теоретиком в партии эсеров, особенно по аграрному вопросу, автор программы этой партии. В мае - августе 1917 года - министр земледелия Временного правительства. Был избран председателем Учредительного собрания (5 января 1918 года). С 1920 года - в эмиграции.
   62 Б. Д. Камков (наст. фам. Кац; 1885-1938) - член ЦК партии левых эсеров, возглавлял левое крыло организации. Избирался членом ВЦИК 1-го и 2-го созыва. В январе 1920 года был впервые арестован, затем - тюрьмы, ссылки, 29 августа 1938 года был приговорен к расстрелу.
   63 Г. И. Шрейдер (1860-1940) - публицист, общественный деятель, эсер. В 1880-1900-х годах сотрудничал в "Русских ведомостях", "Русском слове", в 1904-1905-м редактировал "Сын отечества", в 1917-1918-м редактировал газету "Самоуправление" (орган партии социал-революционеров). С 20 августа 1917 года - городской голова Петрограда. После поражения Добровольческой армии - в эмиграции.
   64 М. А. Спиридонова (1884-1941) - политический деятель, в 1917 - 1918 годах один из лидеров партии левых эсеров, известный руководитель левоэсеровского мятежа, после подавления которого арестована, амнистирована ВЦИК, отошла от политической деятельности. Последние годы провела в ссылке и тюрьмах, расстреляна в Орловской тюрьме.
   65 А. А. Шрейдер (7-1930) - философ, один из лидеров партии левых эсеров. С осени 1922 года - в эмиграции.
   66 М. А. Натансон (1850-1919) - один из организаторов общества "Земля и воля", с 1879 года по 1889-й находился в сибирской ссылке. В. Короленко был доставлен в слободу Амгу Якутской области в декабре 1881 года, за отказ подписать письменную присягу новому царю, Александру III.
   67 Н. С. Тютчев (1856-1924) - революционер-народник, член общества "Земля и воля". В 1878 году был сослан в Якутию, где и встретился с В. Короленко. Участвовал в организации партии "Народное право", за что в 1894 году был вновь арестован и сослан в Сибирь. После Октябрьской революции работал в Историко-революционном архиве в Петрограде. Автор воспоминаний о Короленко.- См. сборник "В. Г. Короленко в воспоминаниях современников". М., 1962.
   68 О. В. Аптекман (1849-1926) - революционер-народник, член общества "Земля и воля". После его раскола примкнул к группе "Черный передел". В 1880 году был сослан в Якутию, где и познакомился с Короленко. В 1893 году участвовал в создании партии "Народное право". В 1906 году эмигрировал. Вернулся в Россию после Февральской революции, работал в Историко-революционном архиве в Петрограде. Автор воспоминаний о Короленко. - См. сборник "В. Г. Короленко в воспоминаниях современников".
   69 И. И. Ясинский (1850-1931) - писатель, журналист. Был редактором журналов "Беседа", "Новое слово" и др. Активно сотрудничал также и в советской печати, редактировал журнал "Красный огонек", "Пламя", принимал участие в работе Пролеткульта. Повесть И. Ясинского "Тараканий бунт" была напечатана под псевдонимом Максим Белинский ("Северный вестник", 1897, No 1), о ней критик "Русской мысли" писал: "Давно уже в нашей литературе, даже в журналах консервативных, мы не встречали ничего равного по кавалерственно-нахальному отношению к народу... Только ловкая и искусная рука такого, с позволения сказать, литератора, как М. Белинский, могла святотатственно заклеймить весь русский народ, всю серую, мужицкую Русь" (1897, No 2, с. 92).
   70 С. М. Проппер - в то время издатель газеты "Биржевые ведомости", в которой с середины 90-х годов состоял редактором И. Ясинский.
   71 Далин (Д. А. Линев; 1852- ?) - публицист и писатель; сотрудничал в газетах "Голос", "Неделя", "Русский курьер", "Биржевые ведомости", которые благодаря ему превратились в своего рода "апелляционную инстанцию" для пострадавших от произвола властей, за что он был изгнан из этой газеты по требованию начальника Главного управления

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа