Главная » Книги

Болотов Андрей Тимофеевич - Памятник претекших времян...

Болотов Андрей Тимофеевич - Памятник претекших времян...


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

  

Андрей Болотов

  

Памятник претекших времян,

или

Краткие исторические записки о бывших происшествиях и о носившихся в народе слухах

  
   Записки очевидца: Воспоминания, дневники, письма
   М.: Современник, 1990.
  
   Андрей Тимофеевич Болотов (1738-1833), чье 250-летие было отмечено 18 октября 1988 года, родился в родовом сельце Дворянинове Тульской губернии (умер там же). В двенадцать лет оставшись круглым сиротою, он в 1755 году поступил на действительную военную службу, участвовал в Семилетней войне. В 1762 году вышел в отставку в чине капитана и поселился в деревенской глуши, время от времени наведываясь в русские столицы.
   Деятельность Болотова была весьма разнообразна, он был агрономом, заведовал дворцовыми имениями Тульской губернии, издавал книги и журналы, сочинял комедии и стихи, занимался живописью и медициной, изобрел множество оригинальных научных приборов, приспособлений для сельского хозяйства (например, астролябию, особую садовую тележку).
   Рукописное наследие Болотова, лишь частично дошедшее до нас, поражает своей обширностью и разнообразием. Кроме многочисленных работ по земледелию и садоводству, это и несколько исследований по естествознанию, и художественные переводы с иностранных языков, и многотомные автобиографические записки "Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков".
   Большинство произведений Болотова до сих пор остаются неизданными. Среди них: "Современные известия о первой французской войне" (1805-1810) в пятнадцати частях, "Описание последней французской войны" (1811 -1815) в тридцати частях, "Собрание мелких сочинений в стихах и прозе" в семи частях, "Мысли о романах" в двух частях, "Собрание анекдотов о князе Потемкине"...
   "Памятник претекших времян..." представляет собой дневник Болотова за 1796 год. Россия к этому времени представляла собою могущественное монархическое государство с тридцатипятимиллионным населением, разместившимся на огромном пространстве с довольно прочными, безопасными границами.
   Тяжелый труд простолюдина и многочисленные войны, способствовавшие внешнему блеску императорского двора и возвышению мирового значения русского государства, одновременно истощали народные силы. Бесконечные рекрутские наборы, крестьянские волнения, пожары, несообразные с силами рабочего человека налоги, казнокрадство и взяточничество привели к разладу внутреннее состояние империи.
   О положении России в 1796 году историк В. Ключевский писал: "Екатерину любили, как любят артиста, открывающего и вызывающего в нас нам самим дотоле неведомые силы и чувства; она нравилась потому, что чрез нее стали нравиться самим себе. С Петра, едва смея считать себя людьми и всего менее считая себя европейцами, русские вдруг почувствовали себя не только людьми, но и чуть не первыми людьми в Европе. За это забывали ошибки внешней политики и не замечали недостатков внутреннего положения. Смелые и широкие реформы пока не давали осязательных желанных плодов. Видели внешние успехи и терпеливо выносили внутренние неудобства".
   Первая часть дневника Болотова 1796 года посвящена последним месяцам царствования Екатерины II (скончалась 6 ноября). Вторая - первым дням правления ее сына Павла I.
  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

  

1796 г.

В Богородицке

  

ГЕНВАРЬ

1

О состоянии России и отношении к прочим государствам

  
   При начале сего года отечество наше было все еще в прежней славе и уважении у иностранных. Флот наш в Англии и обещание Цезарю1 30 000 войска означало, что мы в войне французской брали деятельное соучастие и гремели. Раздел Польши кончился наконец2. Начинаются дела персидские. Слух о езде Суворова на шведские границы.
  

2

О внутреннем спокойствии

  
   Внутри все спокойно. Не было нигде кровопролития и войны. Опасались только, не будет ли персидской войны. Говорят, что Гудович1 уже пошел с 18-ю тысячами, и хан Бакинский с народом своим присягнул государыне; и что пойдет туда Суворов2.
  

3

О продолжении рекрутского набора

  
   Рекрутский набор продолжен, маленькое всем беспокойство наводящий.
  

4

О занимании провиантскими делами

  
   Все занимались провиантом, учреждением магазейнов1 и сбором. Худое рачение и забота казенных палат и недостатков в распоряжениях о успехе сего сбора.
  

5

Об окончании ревизии и наживах при том

  
   Ревизия оканчивалась. Как наживались при оной казенные палаты и как много бумаг изошло! Неизвестно еще, сколько прибыло народа.
  

6

О недоимках подушных

  
   В подушных многие были недоимки и умышленные; худо очень понуждаемы были земскими судами; а некоторые статьи, за разбегом крестьян и переселением в южные провинции, и платить было некому. Прибавка подушных не произвела ничего и ропота никакого, а желали хоть бы более, но чтобы не платить хлеба.
  

7

О винных откупах и прибыли откупщиков

  
   Винные откупы шли своим чередом. Вино можно было покупать дешево. Стало смирнее. Откупщики набогащались; и польза только та произошла, что медь опять проявилась. Заводов стало меньше; но пили и пропивались так же.
  

8

О выборе тульском и переменах и распрях (1795)

  
   В Туле, в конце прошлого года, была перемена судьям. Приезжало от часу меньше; со многих уездов было очень мало. Выборы происходили порядочно: наместник1 не мешался. Распря при выборе губернского предводителя, а потом дворянского секретаря: громкое и смешное было это дело. Сделались две партии, и дворяне, в угодность новому губернскому предводителю2, выбрали было, на место прежнего Григорова, г. Нестерова; но противная партия возбудила наместника, и он некстати вмешался в сие дело и наконец принужден был уступить; и утвердился новый.
  

ГЕНВАРЯ 8-ГО

9

О погодах в конце 1795 и начале сего года

  
   Погода странная и зима дурная. Сначала было стало хорошо; потом частые делались оттепели; и в начале сего года великая оттепель: весь снег почти сошел, и вдруг, под Крещение, замерзло и обледенело все; так что вся земля покрылась льдом и казалась рекою,- чего давно не было. А под самое Крещение была страшная буря и метель холодная во весь день. Опасались, чтоб не сделалось вреда хлебам.
  

10

О расстройке оружейного завода

  
   Оружейный завод в Туле в расстройке; все командир1 переменил, и все - шильничества2. Замешались фавориты корыстолюбивые и самому наместнику пятно делали.
  

11

О вызове колонистов в Вознесенское наместничество

  
   Вызывание происходило людей для населения Вознесенской новой губернии; страшные обещевались выгоды; выбирались наместниками люди для уговаривания охочих.
  

12

О количестве ассигнаций

  
   Открыты об ассигнациях розыски: о количестве их и недостатках денег.
  

13

О шампанском

   Шампанские все еще есть и пьются, и все воровские.
  

14

О пышности дворян и шубах

  
   Пышность и роскошь дворянства умножилась; шубы носили чрезмерно богатые.
  

15

О продаже рекрут

  
   Рекрут продолжают покупать.
  

16

О худом состоянии училища тульского

  
   Училище в Туле в худом состоянии и от нерасторопности губернатора1 и нерадивости директора2; и нет надежды к поправлению.
  

17

О вновь вышедшей карте польской (1794)

  
   Карта о разделении Польши вновь вышедшая.
  

ГЕНВАРЯ 9-ГО

  

18

Об оттепели и погоде

  
   Переменяющаяся то и дело стужа с великою оттепелью в начале генваря всех озабочивала; и дело было необыкновенное.
  

19

О начале приема провианта

  
   В Богородицке прием провианта начался только прямо с 9-го генваря; как же можно было весь оный к 15-му кончить? А при всем том не было еще магазейна, куда его класть.
  

20

Молва о губернаторе

  
   Слух о пожаловании губернатора Лопухина в тайные советники и кавалерию чрез плечо и будто определится он на место Дурова к оружейному заводу; а на его место калужский губернатор Облеухов в Тулу.
  

ГЕНВАРЯ 10-ГО

  

21

Молва о малости гвардейского выпуска

  
   Разносилась молва, что гвардейский выпуск в сей год был очень малый, и будто причиной тому граф Суворов и приезд его в Петербург.
  

22

Молва о генерале-прокуроре

  
   Носилась молва, что генерал-прокурор якобы у нас иной и вместо Самойлова1 - Исленьев, Петр Алексеевич2.
  

23

О подтвердительном и строгом указе о провианте

  
   В Тулу прислан, около сего времени, страшный, подтвердительный сенатский указ о скорейшем собирании провианта, дабы не поморить войска с голода. Сим оказалось, что правительство действительно сделало ошибку и, понадеясь на сей провиант, не сделало обыкновеннаго подряда; отчего страшных надлежало ожидать последствий, ибо чтоб провиант сей был везде собран и на место, в надлежащее время, был доставлен,- это было совсем невозможное дело. Казенные палаты, наместнические правления, а особливо земские суды поворачивались очень худо. Здесь не было еще сделано расписание - кому куда везти, и был страшный беспорядок. Уже вице-губернатор1 запер на 3 дня всю казенную палату, чтоб сделать репартицию2; а тульский нижний суд весь разослан вытуривать, и в помощь даны квартальные. Требовалось в Москву к 20-му числу 1000 кулей, а по сие время и 200 в собрании не было. Приставы были разосланы, но у них не было ни людей, ни магазейнов, ни рогож, ни списков, и они были бедные люди. Словом, дело сие очень всех озабочивало. По сие время никто не вез; а теперь вдруг всех стали выгонять.
  

24

О посылке директора в Петербург с подарками

  
   Директор1 отправлял в Петербург сына с подарками, людьми и вещами, для закупки которых поехал в Тулу тайком.
  

25

Еще об оттепели

  
   Крайне непостоянная и переменчивая погода, как давно не было. На одном дне и стужа крайняя, и метель, и ясно, и тепло, и дождь, и капель; и такие перемены происходили то и дело. Давно такой зимы не было. Путь был хорош, но мясам и рыбам было очень накладно.
  

ГЕНВАРЯ 11-ГО

  

26

Еще об оттепели

  
   Опять сошел от превеликого дождя весь почти снег, и все обледенело; целый день лил дождь. Такие явления в генваре необыкновенны. Все начинали опасаться вредных следствий.
  

27

О недоумении и незнании, куда девать провиант

  
   Магазейн здешний1 почти полон; в другом - на полу вода и класть не можно. Дождь льет, крупа мерится и ссыпается на дождь. Приходится класть некуда. Со всех сторон повезли и навезли множество, без порядка и без всякого назначения; была повестка. Пристав не знал, что делать: у посыланного с представлениями взяли только пакет и его без всякого ответа назад прогнали. Дело сие в крайт нем беспорядке. Наша казенная палата упустила время и была слишком нерасторопна. Путаница сильная!
  

ГЕНВАРЯ 12-ГО

  

28

О половоди

  
   Редкая посреди зимы половодь. Была несколько дней сряду странная перемена погоды: то вдруг оттепель и таль1, то суровая стужа и мороз; и как более тепло и дождь, то вдруг весь снег сошел; поля обнажились, а вода, не могши уйти в обледеневшую до того землю, произвела всюду реки, озера и моря! Ни ходить, ни ездить сделалось не можно. Все ложки и вершки не только наполнились водою, но ревели более, нежели в половодь; везде страшные зажоры; реки наполнились; сломало иные мосты и мельницы; вся езда остановилась. Давно такова зла не бывало! - К вечеру опять мороз и все льдом покрылось.
  

29

О вздорожании ржи

  
   Рожь дорожала в степях. Сперва была она, к удивлению, довольно дешева; но около сего времени, в самом Ельце, покупали ее в 3 рубля; на Морше - была с лишком в три рубля. Обозы, везущие ее, подмочило.
  

30

Слух о скупании здесь пеньки в Херсон

  
   Ждали офицеров для скупки сей во флот, а может быть, и для торговли.
  

ГЕНВАРЯ 13-ГО

  

31

О новых газетах

  
   Новые газеты такие ж во всем, как прошлого года; новая печать. Наши наполнялись известиями о французах и кораблях.
  

32

Об издании "Полезное и приятное предпровождение времени"

  
   Издание "Полезное и приятное препровождение времени" продолжено, но другими уже издателями. Прошлогоднее было хорошо, преисполнено прекрасными местами в стихах и прозе; издавал более г. Подшивалов1; ныне какой-то университетский профессор2; по началу судя, с великим и тонким духом и редкими способностями.
  

33

О выдумке секретаря почтамтского

  
   Секретарь почтамтский, Лукьян Яковлевич Яковлев, титулярный советник, предлагает пересылку книг. Дело важное; многие тем довольны; хочет все книги ко всем пересылать, и за 200 верст - даром, а более - по 10-ти коп. с рубля; далее 700 - по 20-ти коп.; далее 1200 - по 30-ти коп. с рубля. Возыметь может полезные действия.
  

34

О продаже дома и книг Новикова1

  
   Славного Новикова и дом и все имение и книги продаются в Москве из магистрата, с аукциона,- и типографии, и книги, и все. Особливое нечто значило. По-видимому, справедлив тот слух, что его нет уже в живых,- сего восстановителя литературы.
  

35

О злоупотреблении выпусков гвардейских

  
   Все такие же злоупотребления: выпускались в капитаны невежды, ребятишки, не служившие вовсе и не могущие еще служить. История сих выпусков, и как обязано все дворянство Толстому. Какой смеха достойный образец! нигде нет тому подобного; последствия от того дурные и вредные.
  

36

О половод и совершенной

  
   11-го была совершенная почти половодь и в Туле превеликое разлитие, и Ока прошла: так чудно подействовала оттепель.
  

37

О покраже в Петербурге ассигнаций 600 тысяч (1795)

  
   Пред Рождеством, в Петербурге случилась покража ассигнаций из заемного банка одним кассиром. Один кассир заемного банка подтибизил было сам у себя 600 тысяч ассигнаций и дал было с ними тягу. Деньги сии были какие-то резервные и, будучи однажды пересчитаны советником и запечатаны казенною печатью и надписаны, что считаны, так всегда и свидетельствовались; и все думали, что они целы. Но господин кассир подделал казенную печать, все их вынул и вместо их положил и запечатал мягкие бумаги и сам дал было стречка; но Архаров1, не выпустив его из Петербурга, поймал, и открывалось, что тут такая же почти история, как Неженцова, и были переводы сим деньгам и связи.
  

ГЕНВАРЯ 14-ГО

  

38

История славного купца и фабриканта Походяшина

  
   Отец и основатель сего дома был простой ямщик, или извозчик, возивший, подряжаясь, на нескольких подводах медную руду из рудников на заводы в Сибири. Некогда, едучи на семером с работниками своими, остановились они в одном лесу ночевать, спутали лошадей, пустили на траву, сварили кашу, наелись и легли спать. Ночью лошади распутываются и уходят. Путешественники просыпаются, не находят лошадей, разделяются на три партии и идут в разные стороны их отыскивать. Сам хозяин идет лесом, долго, долго; находит наконец следы лошадей по росе и, следуя ими, выходит на берег одной речки и тут их находит. Обрадававшись, излавливает их всех, схватывает за повод, хочет умыть лицо в реке и вдруг видит камень, похожий на руду медную; смотрит,- узнает, что наилучшая руда; идет далее,- находит более и более и открывает, что берег той речки на несколько верст укрыт медного рудою, лежащею на самой поверхности; он испытывает копать и открывает еще того больше. Он затевает великое дело. Возвращается по своему следу, замечает оный, уговаривает товарищей своих поставить на сем месте крест; утаивает от них; возвращается в свое место; едет в губернский город; справливается о узаконениях; предлагает губернатору; обещает ему выгоду, ежели он поможет; грозит ехать в Петербург и подкупать там. Губернатор соглашается, представляет берг-коллегии; та велит об нем проведать и, в случае безопасности, дать ему 25 тысяч на заведение завода. Он едет на лучший завод, подговаривает наилучших мастеровых, едет с ними и заводит завод. И оказывается, что нигде не было еще столь изобильной и хорошей медной руды; и он, в короткое время, делается страшным богачом и начинает ворочать миллионами. Ныне дети его уже служат и майорами, богачи; один из них подарил Новикову 300 тысяч рублей и за то истязание имел; другой продал завод сей казне почти даром, но получил миллион, и казна все выплачивает ему.
  

39

О Языкове-писателе

  
   В Петербурге есть один молодой гвардейский офицер, Языков, упражняющийся в науках и пишущий хорошо. Догадывались, что оный хочет выдавать тамошний журнал "Муза".
  

40

О сочинении "Глас Москвы" Волкова (1795)

  
   Известный генерал Волков сочиняет стихотворение "Глас Москвы", привозит оное к переплетчику, велит богато в парчу переплесть и никому не показывать. Однако у него тайком списывают и обнародывают. Сочинение против французов и чтоб выгнать их из Москвы. Но, отправленное, пропадает без вести.
  

ГЕНВАРЯ 15-ГО

  

41

Об оттепели еще

  
   Теплота и таль, к общему удивлению, продолжались; реки большие прошли; и все опасались неурожая ржи на будущий год. Вся почти коммерция остановилась.
  

42

О сочинителе Кованьке

  
   В Тамбове, молодой человек Кованько - хороший поэт и сочинитель, но бедный и несчастный. Подкрепляет его некто Полетаев, его приятель и дворянин тамошний, с 300-ми и более душами.
  

ГЕНВАРЯ 16-ГО

  

43

О детях Походяшина

  
   У Походяшина два сына; оба служили, Николай и Григорий; один попал в мартинизм и впал было в беду оттого. Оба молодцы, но попромотались. Один женат на совершенной красавице, но больна. Завод продали в казну на 1 миллион и дохода имеют по 50 тысяч на год.
  

44

О мужике убившемся об лед

  
   В Никитском убивается мужик об лед, в вершине упавши.
  

45

О убившемся при колодезе мещанине (1795)

  
   В Богородицке, один серпуховской мещанин убивается очепом от колодезя. Горшечник-старик лишается одного [сына] уже в дороге; остался другой - малый ражий и хороший. За несколько недель до сего, будучи в Богородицке, пошел старик доставать себе воды из колодезя. Сын, увидев отца, хочет отцу подслужиться и говорит ему: "Где, батюшка, тебе трудиться, сем я". Но не успел он начать, как очеп как-то отрывается и его убивает до смерти. Бедный старик лишается сим страшным случаем и другого сына и неутешен от печали.
  

46

О смерти Писемского

  
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  

47

О Дмитриеве пиите

  
   Славный новый наш поэт, г. Дмитриев1 уже не молод; имеет сына, и он сам гвардии офицер и друг Карамзину2.
  

48

Державин-татарин

  
   Славный наш пиит, Гаврила Романович Державин1 - не русский, а татарский дворянин с Низу и потому называется мурзою; учился в семинариях и как-то происходит в люди и делается стихотворцем; был страшный безбожник, но после покаялся.
  

49

О Селивановском

  
   Селивановский, купец и типографщик, вместе с Яковлевым, почтамтским секретарем, заводят рассылочную по почте продажу книг, и он собственно, а не Яковлев, производит это дело.
  

ГЕНВАРЯ 17-ГО

  

50

О Бабарыкиной (1795)

  
   Бабарыкина, девушка богатая, выходит за доктора, слюбившись с оным; и доктор делается помещиком, и поручик-немец у них управителем. Подлый ея поступок с похотением утаить взятые деньги от Перхурова и уговаривание прежнего управителя Дзинелевича, чтобы заперся в принятии оных, и обещание заплатить ему половину.
  

51

О третейских судах и важности их

  
   <...>1 велит избирать оные, для скорейшего окончания сего дела.
  

ГЕНВАРЯ 18-ГО

  

52

О Скабовском в Москве

  
   Скабовский великий безбожник, и без места, учит людей в Москве.
  

53

О Зильбере

  
   Зильбер, немец, великий художник в Москве, старичок-циник, сделавший новые открытия в воздушном насосе и живущий у Федора Григорьевича Орлова1.
  

54

О попе калужском Афанасии

  
   Афанасий, поп в Калуге, ученый, хороший и красноречивый проповедник, любви достойный муж, но не христианин: - запивает.
  

55

История, случившаяся с жидом осенью 1795 г. в Петербурге

  
   Жид сей едет из Польши с товаром в Петербург, на 4-х подводах и 5-й кибитке. Упрашивает его один бедняк офицер с мальчиком свезть его с собою. Тот рад. Едут; приближаются к Петербургу, и перед Рождественом, Петербургской губернии, жид 4 подводы тяжелые отпускает наперед; сам едет после. Офицер всклепывает себе нужды, расстается с ним и едет вперед; присылает слугу назад сказать жиду, что он обоз его остановил и хочет привезть в таможню и объявить, что у него есть заповедные товары, буде он с ним не помирится и не даст ему чего-нибудь. Жид думает, смущается, боится не столько о 4 подводах, где ничего не было, как о своей кибитке он опасался более; наконец решается мириться, хоть и бранится, и велит ему приезжать. Офицер приезжает, бессовестно требует с него 500 рублей и получает; потом едет с ним вместе. Отъехавши немного,- опять его турбачит1, говорит, что жид его обчел, давши только 500, но не 1 000 рублей, и требует еще 500 рублей. Жид спорит, но наконец и то дает. Приезжают в Гатчино, подводы останавливает, побуждает офицера доложить великому князю2; тот не хочет будить, отсылает их и говорит: "Подите вы прочь! на то есть таможни". Приезжают в Петербург; офицер уходит, но приступают 4 извозчика к жиду; говорят, за что он дал офицеру 1 000 р.? У них товары добрые везены, и они бесчестие терпеть не хотят; а пойдут и сыщут офицера и отдадут в управу благочиния. Жид трусит, чтоб не дошло до него дело, уговаривает их; они не слушают; он дает им по 200 р., и они ушли; однако сыскали офицера и хотят его весть в полицию за то, что взял с жида 1 000 рублей. Тот туда, сюда; нечего делать, и платит по 200 р. еще и остается при 200 р.; а те по 400 рублей сдули.
  

56

История, случившаяся с жидом и одним русским купцом (1795)

  
   Жид сторговал у купца русского 400 пар перчаток и хотел на другой день принесть деньги и взять перчатки; но пришед, передумал и не хотел брать более половины. Купцу сие досадно: он предъявляет недосуг, велит прийти ему на другой день, а между тем распарывает связки, разбирает перчатки и складывает так, чтоб все были на одну руку; и пришедшему жиду отдает сколько ему хотелось. Тот рад и спешит брать; но, начав продавать, видит свою ошибку: никто не покупает; бросается к купцу и поневоле другую половину покупает, и еще дороже прежнего. Следовательно, русак обманул и самого жида.
  

ГЕНВАРЯ 19-ГО

  

57

О г. Болховитинове (1795)

  
   В Воронеже, префект Болховитинов1, белец2 и умный и прилежный человек, трудящийся в науках, перевел Попия в прозе и обожает онаго; но защитник ептинизма3 и желания; затевает печатать сию малую книгу.
  

58

Молва о наместнике тульском и кошельке

  
   Слухи, что наместник еще в Москве и что прислан к нему якобы кошелек пустой - старинная басенка; а живет в оной за болезнию.
  

59

Молва о неизбежности войны шведской

  
   Слух, что война у нас со шведом неизбежна; но причины неизвестны.
  

60

Все обледенело и лед на деревьях

  
   Обледенело все и сучья на деревьях, и льдом все деревья книзу пригнуло и переломало.
  

ГЕНВАРЯ 20-ГО

  

61

Слух о возмущении в Крыму

  
   Слух о возмущении в Крыму, и что татары взбунтовались и скольких-то наших перерезали, как скоро Гудович поудалился в Грузию и повывел оттуда войска, и что будто 15 тысяч положили наших на месте.
  

62

О Попове Дон-Кишоте

  
   Поехал от нас Попов1. Замечание о сем странном человеке, служащем загадкою.
  

63

Ода "Счастие" Державина (1795)

  
   Носилась в народе ода "Счастие"1 морганически2, сложения Державина, и она уже, говорили с год...
  

64

О Чекмазове-голове

  
   В Дедилове, голова Чекмазов - славный плутец, нажившийся очень и разоряющий всю слободу. Новый исправник грыз на него зубы, поехал было за ним с тем, чтоб сменить и сковать; было его и сменил, но сам за то потерпел от казенной палаты и ничего не сделал; а мог бы получить с него тысячу, другую: поспешил и погорячился!
  

ГЕНВАРЯ 21-ГО

  

65

Слух о миропомазании и будущей свадьбе Константина Павловича

  
   Слух, что в феврале будет миропомазание Кобургской принцессы1 и бракосочетание в. к. Константина Павловича2.
  

66

О великом инее

  
   Страшный и необыкновенный иней. Сгибаются деревья до земли и очень толстые; сперва лед, а потом снег много вреда делал, ломал деревья.
  

67

О пропивании излишнего провианта

  
   Остальной провиант отдатчики продавали дешево и пропивали. Новый хабар1 откупщикам и случай продавать вино, а городским дешевою ценою покупать муку и крупу и запасаться оною.
  

68

О прибытке малым городам, где есть магазейны

  
   Малым городам, где основаны магазейны, превеликая прибыль от стечения народа, от найма ими квартир, покупания провизии, вешания приватно своих кулей с мукою, за что они по грошу и более с куля платили, и покупания остатков, отдачи сараев и амбаров внаймы и подрядов для возки.
  

ГЕНВАРЯ 22-ГО

  

69

О подряде Ослопова

  
   Ослопов известный человек, Маркел Иванович,- новоиспеченный офицер, подрядил, вытребовал многих мужиков, обобрал у них паспорты и держал две недели в Туле, без дела; тем сделалось несносно; приступают они к губернатору. Губернатор призывает Ослопова; сей запирается и бесстыднейшим образом говорит, что он мужиков сих не нанимал и их не знает; те его уличают; он стоит в том. Губернатор сам не знает, что делать, поручает разобрать их городничему в управе благочиния. Но сей был друг и покровитель Ослопова.
  

70

О числе провианта, в Москву назначенного

  
   Из провианта здешнего 21 тысяча кулей назначалась в Петербург, а около 30-ти тысяч в Москву; и магазейны богородицкий, ефремовский, новосильский и часть тульского назначались в Москву, а белевский, алексинский, каширский и тульский - в Петербург; и хотели его сухим путем до Шоши или Гжати.
  

71

О болезни наместника в Москве

  
   Наместник еще в Москве; занемог и был все болен. Молва носилась, что прислан ему будто был кошелек; но думаю, что вранье.
  

72

О величине выпуска

  
   Выпуск большой из гвардии опять. Сын наместника в бригадиры; Крюков, не бывавший в Петербурге,- в премьер-майоры; и ребятишки - в капитаны; и множество мелюзги всякого рода.
  

73

Обряд наших помолвок

  
   Жених приезжает с родным кем-нибудь; сидя говорят; родственник его отводит отца, переговаривает с ним, требует решения и, получив слово, рекомендует жениха всему семейству, и они ужинают и условливаются о сговоре и назначают день. Ничего более в сей день не происходит. Обыкновенная компания.
  

ГЕНВАРЯ 23-ГО

  

74

О распутице и всему остановке

  
   Распутица и оттепель нынешняя сделали во всей коммерции великую остановку и навели купцам страшные убытки. Многие обозы на дороге остановились; извозчики ушли и сани с товаром покидали; другие перемочили пеньку и прочие товары. Сало нельзя стало наливать в бочки - не стыло; рыба вся испортилась. Словом, вред неописанный.
  

75

В Орле мельница знаменитая и спуск судов

  
   Самая последняя на Оке мельница и пруд находятся в городе Орле, внутри самого города. Плотина сделана каменная, стоящая тысяч двадцать; а мельница, дающая дохода более 20 тысяч, о многих поставах, принадлежит какому-то дворянину, имеющему привилегию1 даже от Петра Первого на нее. Без плотины и пруда его в летнее время нельзя б судам ходить по Оке; глубина сей реки не ближе как за 17 верст зачинается от города, а тут она мала и мелка. Суда приуготовляются пониже плотины, на суше и на подпорах; и когда время настанет их отправлять, то судовщики нанимают у мельников воду, делают с ними в гражданской палате порядочную запись, чтоб они неделю ничего не мололи, и дают за сие по 1 000, и по 2 000, и по 2 500 рублей и больше; и когда вода запрется, тогда готовят и нагружают суда; а потом велят пускать накопленную воду, и суда поднимутся и те 17 верст перейдут благополучно.
  

76

Молва о великих князьях

  
   Слухи о несогласии в Петербурге: что великий князь Александр Павлович формально и почти на коленах от наследства отказался1 и что императрица на него за то гневается и назначает в наследники Константина и для того его и женит. А Александр сделался любимцем цесаревича.
  

77

О указе и комиссии о покраденных деньгах

  
   Указ о похищении банка и определении комиссии, и Державина тут же, для исследования важного.
  

78

Стихи на пляску великих княжен

  
   Стихи на пляску великих княжен чьи-то1.
  

ГЕНВАРЯ 24-ГО

   &nbs

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 415 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа