Главная » Книги

Ломоносов Михаил Васильевич - Краткое руководство к красноречию, Страница 5

Ломоносов Михаил Васильевич - Краткое руководство к красноречию


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

едит правосудие и святость?150
  

§ 113

   Гневом называется великая скука, нанесенная досадою или обидою и соединенная с ненавистью того, кто обидел. Сия страсть напрягается, когда стыд, раскаяние, страх или отчаяние с нею соединено будет по обстоятельствам; {Рит. рук. 1747 зачеркнуто в высоком своем степени называется яростию. <Кто хочет> Для возбуждения сея страсти должно представить 1) что <обида> от того человека, на которого учинилась великая обида или убыток; 2) что.} в высоком своем степени называется яростию. Когда ритор в ком сию страсть против кого-нибудь возбудить хочет, должен он представить, 1) что ему от того нанесена великая беда, обида или досада, 2) что он притом еще его презирает и осмехает, 3) что тою учиненною им обидою хвастает, 4) что грозится еще и впредь больше изобидеть, 5) что от него чинятся во всех добрых предприятиях препятствия, 6) или, ежели он подчинен, то показать, что чинятся от него преслушания и пустые отговорки, 7) буде же власть имеет, то сказать, что он незаконно и неправильно повелевает и излишно трудами отягощает или 8) что обида учинилась от того, от кого оной надеяться не можно было по сродству или по дружеству, 9) что оная обида нанесена вместо благодарения за учиненные благодеяния, 10) или, что она касается до тех, кого он любит, 11) что учинена от такого, кто много хуже породою, чином, учением, заслугами или возрастом, и летами, 12) что тот, кому нанесена обида, много честнее и достойнее того, кто изобидел, {Рит. рук. 1747 зачеркнуто и заслужил.} 13) что сия обида и другим, которые хуже его, была бы нестерпима, 14) что и меньшей обиды снести невозможно, 15) ежели сему обидчику уступить, то и другие, на него смотря, нападать станут, 16) ежели бы в его силе было, то бы он еще и больше изобидел, 17) также на гнев побуждает представление о непочтении, 18) или ежели кто радуется о чьем несчастии, 19) либо кто ругается тем, чего другой с великим трудом доступает, 20) сердимся и на тех, которые нерадостную весть приносят. В пример служить может Димосфеново побуждение на гнев афинеян в первом слове против Филиппа:
   Вы видите, что делается, афинеяна, и сколь продерзостен стал человек сей. Он не дает вам воли ни войны иметь, ни мира, но угрожает гордыми словами. Он тем недоволен, что уже имеет, но предприемлет еще большие дела и окружает вас сетьми своими в нерадении вашем и непроворстве.151
   И Александр Великий, {Рит. рук. 1747 зачеркнуто <ободряя сво[их]> возбуждая.} хотя солдат своих подвигнуть на гнев против Бесса, Дариева убийцы, говорит у Курция, в книге 6:
   Погрешили мы, любезные мои солдаты, ежели. Дария для того только победили, чтобы холопу его отдать государство, который дерзнул учинить крайнее беззаконие и государя своего, уже от чужих помощи требующего, как пленника держал во узах, которого бы мы, победители, пощадили. Наконец убил, чтобы он нами сохранен не был. {Рит. рук. 1747 он... не был вместо зачеркнутого мы его не сохранили.} Сему ли вы царствовать попустите, которого я на виселице видеть поспешаю во отмщение нарушения верности за всех народов и государей?152
  

§ 114

   Гневу противно сожаление или милосердие, которое есть скука для {Рит. рук. 1747 для вместо зачеркнутого происшедшее от.} несчастия или бедности того, кому мы добра желаем, происходит от любви к тому, кто такое противное состояние терпеть принужден. Итак, для возбуждения сея страсти должно {Рит. рук. 1747 зачеркнуто прежде.} 1) страждущего {Рит. рук. 1747 зачеркнуто привести в люб[овь].} учинить любимым (по § 108), 2) бедное его состояние живо представить, 3) показать, что он такое зло терпит безвинно 4) или по последней мере излишно страждет, 5) что с ним родители, жена и дети {Рит. рук. 1747 зачеркнуто или другие.} тоже сносить принуждены, 6) чтобы всяк по себе рассудил, ежели бы ему такое зло приключилось, 7) что он в вине своей признается и сожалеет, 8) что в том прощения просит, а впредь делать того не станет, 9) что он то сделал от нестерпимой досады в гневе, 10) что то учинилось ненарочно и не с умыслу, 11) что лета и возраст, то есть младенчество, молодость или старость к тому привела, 12) что он другой надежды ко спасению не имеет. Сверх сего можно употреблять предложения, противные тем, которыми гнев возбуждается. Пример из Цицеронова слова за Лигария: {Рит. корр. внизу страницы написано рукой Ломоносова Марта 28. Выбрав чисто и пересмотрев, печатать. Ломоносов.}
   Когда ты сохранишь Лигария, кесарь, то сделаешь ты многим своим приятелям угождение. Притом рассуди еще, о чем ты обыкновенно рассуждаешь. Я могу тебе представить сабинян, которым ты столь много веришь, и весь сабинский уезд, цвет Италии и крепость {Рит. рук. 1747 крепость вместо зачеркнутого укрепле[ние].} республики. Ты знаешь их довольно; то посмотри на всех их печаль и сокрушение. Сего Т. Броха, которого, не сомневаюсь, что почитаешь, видишь ты и с сыном его в слезах и в горести. Но что сказать еще о его братьях? Не думай, что сие дело до одной головы касается. Три Лигария {Соч. 1759 Трех Лигариев.} должно тебе {Рит. рук. 1747 зачеркнуто из города.} удержать в городе или три {Соч. 1759 трех.} искоренить из оного. Всякая ссылка вожделеннее им будет дому своего и отечества, ежели один сослан будет. Итак, когда они в сем по-братски благочестиво и толь печально поступают, то умилосердись над их слезами, над их добродетелью и над братскою их любовию.*** Ежели ты его помилуешь, то три предобрые и беспорочнейшие братья не токмо {Рит. рук. 1747 зачеркнуто сами себе.} сами друг другу, не токмо сим присутствующим толиким сановитым мужам, не токмо нам, ближним их сродникам, но и всей республике тобою подарены будут.153
   Уликс, {Рит. рук. 1747 зачеркнуто царь.} утоляя гнев Ахиллесов на Агамемнона, {Рит. рук. 1747 зачеркнуто приняв чашу.} налив чашу вина и хотя пить, {Рит. рук. 1747 зачеркнуто за его здравие.} говорит у Гомера, в Илиаде, Иота: {Рит. рук. 1747 слова у Гомера, в Илиаде, Иота отсутствуют.}
  
   За здравие твое. Мы как бы у Атрида;
   Твоею, Ахиллес, здесь пищею довольны.
   Ты нас столом своим довольно угостил.
   Не ради пиршества к тебе мы нынь пришли:
   Нас греческих полков погибель устрашает.
   И наши корабли едва ли уцелеют.
   Уже тебе пора во крепость облещись:
   Трояна близ судов поставили свой стан,
   И их союзники зажгли в полках огни,
   Грозятся купно все, что с брегу не отступят.
   Пока до кораблей ахейских не достигнут,
   И грянува сам Зевесб дает им добрый знак
   Надеясь на него, Приямов храбрый сын
   В ужасной ярости всех греков презирает
   И в бешенстве своемв богов не почитает.
   Желает, чтоб заря скорее началась,
   И хвастает отсечьг все носы у судов,
   И флот весь истребить, возжегши хищный пламень,
   И греков всех убить, смятенных в мрачном дыме.д
   Сего весьма страшусь, и чтоб семуе Зевес
   Так быть не попустил, и не судил бы рок
   Под Троей умереть далече от Еллады.
   Как если хочешь ты, то стань за нас хоть позднож
   И греческих сынов избавь от сей беды.
   Ты будешь сам тужить, как нам случится зло,
   И рад бы пособить, да способов не будет.
   Подумай, чтобы ныньз избыть от злой годины
   Приятель, вспомни, что родитель приказал,
   В который день тебя к Атриду посылал:
   Дадут тебе, сказал, Юнона и Минерва
   Победу на врагов, ты будь великодушен
   Всего похвальнее добросердечным быть.и
   Блюдись всегда вражды и ссоры начинать,
   То будут тебя чтить и стары, и младые.
   Он так тебя учил, а ты позабываешь.
   Покинь свой лютый гнев и будь спокоен духом.
   За ток Агамемнон почтит тебя дарамил.154
  
   а Рит. рук. 1747 слово грянув вставлено над строкой над словом Зевес.
   б Рит. рук. 1747 зачеркнуто гремит,
   в Соч. 1759 других.
   г Рит. рук. 1747 отсечь вместо исправленного рассечь и зачеркнутою на части.
   д Рит. рук. 1747 смятенных в мрачном дыме вместо зачеркнутого от дыму возмущ[ённых].
   е Рит. рук. 1747 сему вместо зачеркнутого тому.
   ж Рит. рук. 1747 то стань за нас хоть поздно вместо зачеркнуто ко хоть поздно стань за нас
   з Соч. 1759 нам.
   и Рит. рук. 1747 быть вместо зачеркнутого слыть,
   к Рит. рук. 1747 За то вместо зачеркнутого Тебя.
   л Рит. рук. 1747 зачеркнуто хочет. После <того> сего. <упо[мянув?]> объявив Агамемноновы подарки, присовокупляет.
  

§ 115

   Честь или честолюбие {Рит. рук. 1747 любочестие} есть услаждение добрым мнением, которое об нас люди имеют. Сия страсть рождается, когда кому честь как нечто особливое и великое представлена бывает, {Рит. рук. 1747 будет.} и после того показывается, {Рит. рук. 1747 показано.} что он такую честь {Рит. рук 1747 такую честь вместо зачеркнутого ту.} имеет. Итак, ежели понадобится возбудить в ком честолюбие, {Рит. рук. 1747 любочестие: Рит. корр. исправлено на честолюбие.} то надлежит 1) похвалить его поступки и по обстоятельствам, по времени и по месту оные увеличить, 2) в некоторых пристойных вещах можно его предпочтить другим, ему равным, 3) упомянуть, что почтение есть самое лучшее награждение великодушия и благородного поведения, 4) что все великие люди честь {Рит. рук. 1747 чести.} и похвалу любили, 5) что без сей страсти не чинились бы на свете знатные предприятия, и великие дела к концу бы не приходили, 6) и для того ничего нет, что бы толь велико и трудно было, чего бы {Рит. рук. 1747 которого.} честолюбивый не мог привести в состояние. Так возбуждает сию страсть {Рит. рук 1747 честолюбие; Рит. корр. исправлено на сию страсти.} Цицерон в слове за Архию-стихотворца:
   Что я во время своего консульства купно с вами для благополучия сего града и правления, к сохранению граждан и для пользы всей республики учинил, тое начал сей Архия стихами описывать. И коль скоро я о том уведомился, советовал ему в оном далее простираться, для того что сие казалось мне важно и приятно. Добродетель не требует никакого иного награждения, кроме похвалы и чести. Ежели сих не будет, то какая в том и прибыль, что мы в жизни сей толикими трудами отягощаемся? И по правде, ежели мы предбудущего ничего видеть не можем и ежели коней, жития нашего всем нашим помышлениям предел полагает, то не почто бы удручать себя толикими трудами и мучить толикими бедами, в ночь сна лишаться и повергать жизнь свою в бедствия. Однако во всякой благородной душе есть некоторая потаенная сила, которая днем и ночью сердце на честь побуждает и ободряет и всегда сие на память приводит, что воспоминание своего имени не должно окончать {Рит. рук. 1747 окончить.} с жизнию, но оное распростерть до самых позднейших потомков.
   Или мы все толь малодушны, которые в республике, в уголовных бедах и трудах обращаемся и даже до последнего часа в тишине и в покое отдохнуть не можем, или мы все думаем, что все умрет купно с нами? Когда истуканные изображения, которые не души, но тела подобие представляют, многие великие люди по себе оставить старались, то не больше ли нам должно стараться, чтобы оставить по себе изображение {Рит. рук. 1747 зачеркнуто советов, предприятий.} ума и добродетелей наших, составленное и красноречием {Соч. 1759 витийством.} украшенное от людей, в том искусных.155
  

§ 116

   Стыд есть немалая скука от худа, которое кто на себе имеет и которое другим известно. И так происходит он, когда кто о своих недостатках рассуждает или о худых своих поступках, которые людям известны. Посему {Рит. рук. 1747 Итак; Рит. корр. исправлено на Посему.} для возбуждения сея страсти должно представить, 1) кто что на себе худо имеет или что непристойное сделал, 2) показать, что другие, которые много хуже, того на себе не имеют или не делают, 3) что он от своих предков в том далече остался и еще, может быть, впредь много хуже будет, 4) что об нем другие весьма худое мнение имеют и в том осуждают, 5) что в том ему уже извиниться нельзя, для того что оное дело всем очевидно, 6) и ежели положить, чтобы того никто не знал, то надобно, однако, и своей совести стыдиться, 7) а особливо от того утаиться нельзя, кто знает сердца и помышления человеческие, 8) еще для приведения в больший стыд можно сказать, что про то знают люди разумные и знатные или для своей старости почтенные. {Рит. рук. 1747 зачеркнуто Например, Мозгейм новых духовных речей.} Так, Нуман приводит в стыд троян, приехавших с Енеем в Италию, у Виргилия в Енеиде, книга 9:
  
   Не стыдно ли уж вам сидеть в осаде снова
   И смерти ждать в стенах? вы двожды взяты в Трое.
   Улисса нет у нас, у нас Атридов нет.
  
             * * *
  
   Жестокий наш народ от роскоши бежит,
   Мы хладною водой младенцев укрепляем,
   Подрослые в лесах всегда зверей гоняют.
  
             * * *
  
   Но вас багряная одежда украшает.
   Вы любите плясать и в роскошь отдаваться.
  
             * * *
  
   Подите по горам Диндимским за свирельми:
   Венера вас зовет тимпаном и трубами;
   Оружие свое мужчинам, нам отдайте.156
  

§ 117

   Зависть есть скука, которая происходит от благополучия того, кого мы ненавидим. {Соч. 1759 кто ненавидит вместо мы ненавидим.} Сию страсть хотя не надлежит ритору как человеку, добрым делам и нравам учащему, в слушателях возбуждать, однако способы к движению оныя знать надобно тем, которые хотят кого-нибудь описать, в других зависть возбуждающего, или кого завидующего представить. Для себя предлагают, 1) что тот человек (на которого зависть подвигнуть должно), хотя ему (в ком зависть возбуждать надлежит) летами, породою или искусством, либо заслугами равен, или еще и меньше, однако много большее награждение, похвалу или чин имеет, 2) что, хотя он искал богатства, чести или какого-нибудь добра, однако другой у него перехватил, 3) что другой в кратком времени стал толь счастлив, 4) что другого честь - утрата его славы и другого прибыток есть его убыток, 5) что его добро другому достается, 6) что кому он желает несчастия, тому счастие приключилось. Алекта, возбуждая зависть в Турне, короле руту леком, к Енею, говорит у Виргилия в Енеиде, книга 7:
  
   Что? Разве ты понес, о Турн, труды вотще?
   Уступишь ты свой скиптр троянским беглецам?
   Латин уж не тебе, но им отдать намерен,
   Лавинию свою, придано и наследство,
   Что все ты заслужил сам кровию своей.157
  

§ 118

   Зависти сродна есть ревность и разнится от ней в том, что завидующий желает, дабы другой не имел того или такого же добра, какого он желает или имеет, а ревнующий желает только, чтобы и себе получить такое же посильное {Рит. рук. 1747 слово посильное отсутствует.} добро, какое другой имеет. Посему ревность есть похвальна, а зависть, напротив того, за порок почитается; Кто ревность в ком возбудить хочет, должен представить, 1) что он достоин того же добра, что другой имеет, 2) что ему будет стыдно, ежели он того же не получит, 3) что предки или родители его то же имели, 4) что ревность возводит на высокие степени достоинства, приобретает богатство и бессмертную славу, 5) что ревновать не зазорно такой особе, которая его не хуже или еще и лучше, 6) что к оной особе и другие не хуже его ревность имеют. Противно сей страсти есть презрение и возбуждается противными представлениями вышепоказанным. Цицерон о риторе к Бруту приводит сему пример из потерянной своей {Рит. корр. добавлено своей.} речи за Корнелия:
   Не привлекает меня богатство, чем всех Африканов и Лелиев многие продаемые раби {Так в подлиннике.} и купцы превзошли, ни платье, ни резное серебро или золото, чем наших древних Маркеллов и Максимов многие сирские и египетские евнухи превысили? ни украшения градские, каковыми сей град и всю Италию Павел и Муммий наполнили, ибо они могли легко в том быть превышены от какого-нибудь делианина или сирина.158
  

§ 119

   Раскаяние есть скука, происшедшая от учиненного нами дела, которое мы после за злое почитаем. Итак, рождается оно, когда мы о наших худых поступках рассуждаем; для того, кто сию страсть в другом возбудить хочет, должен 1) предложить обстоятельно все его худые дела, 2) что в сих делах запереться нельзя, для того что всем явны, 3) что он первый такое зло учинил или большее, нежели другие, 4) что от него не надеялись такого злого поступка, 5) что оное злое дело вредит больше ему, нежели другим, 6) что для того все люди от него отвращение имеют, 7) что следствия худых своих дел скоро он чувствовать будет, 8) что очень бы хорошо было, ежели бы то злое дело не учинилось. Цицерон, изобличая Катилину, говорит в первом против него слове:
   Чего ожидаешь ты еще, Каталина, когда уже ни ночь злобных твоих сборов покрыть и голоса заговору твоего, ни стены приватного дому удержать не могут, когда уже все ясно и наружу вышло? Перемени свои мысли, поверь мне, позабудь о убийстве и о зажжении. Со всех ты сторон пойман. Все твои предприятия яснее полуденного света.** Что ты ни делаешь, что ни предприемлешь, что ни замышляешь, то все я не токмо слышу, но ясно вижу и почти руками щупаю. {Соч. 1759 осязаю.} Вспомни со мною оную прошедшую ночь, то уразумеешь, что я тщательнее бодрствую для спасения республики, нежели ты для погубления оныя. Я сказываю всем явно, что ты прошлой ночи между косцами {Рит. рук. 1747 посреди вооруженных косами вместо между косцами; Рит. корр. исправлено на между косцами; Соч. 1759 слова между косцами были заменены словами в предместий Фалкариях.} пришел в Дом Марка Лекки, и собрались туда же многие согласники того же безумия и беззакония. Что? Не хочешь ли в том запереться? Что молчишь? Изобличу, ежели отрицаться станешь, ибо я вижу некоторых и здесь в Сенате, которые с тобой вместе были. О вы, бессмертные боги! В каком мы теперь народе? В каком мы живем городе? Какую республику имеем? Здесь, здесь между нами, господа сенаторы, в сем преименитом и святейшем всего земного круга совете есть такие люди, которые думают погубить меня и всех нас, истребить сей град и, следовательно, всю вселенную. Сих я, консул, вижу и от республики прошу приговора, и которых мечем погубить долженствовало, тех ниже словом уязвляю. Итак, был ты, Катилина, у Лекки в доме, разделил Италию на части, положил по своему хотению, куда кому итти, выбрал, кому в Риме остаться и кого с собою вывесть, расписал части града к зажжению.*** В таких обстоятельствах, Катилина, поступай далее в начатом твоем деле, выйди наконец из города; ворота отворены, поезжай; уже чрез меру долго ожидает манлианское войско тебя, своего предводителя; выведи с собою всех своих сообщников или хотя большую часть оных, очисти город; от великого меня избавишь страху, сколь скоро между мною и тобою стена будет; с нами быть тебе больше невозможно. Не снесу, не стерплю, не попущу.159
  

§ 120

   Прочие страсти обстоятельно и особливо не предлагаются здесь, для того что 1) возбуждаются оне по большой части чрез вышепоказанные, как желание - чрез возбуждение любви и надежды, отвращение - движением ненависти и боязни, 2) что не толь часто у авторов употребительны. Итак, остается еще упомянуть о смехе и о слезах. Первое происходит от представления таких вещей, которые в себе прекословие заключают, то есть" которые в натуре быть не могут или нравам и обыкновениям человеческим весьма противны и общему понятию странны кажутся, как:
  
   О волк, овец изрядный пастырь! -
  
   о чем смотреть должно в третией главе вторыя части сея книги, {Соч. 1759 второго разделения сея части вместо вторыя части сея книги.} также и в следующей главе сея части. Возбуждают авторы смех особливо в комедиях, сатирах и эпиграммах, где главное и нужное сего употребление. Но в прозаичном, а особливо в важном слове должно оного остерегаться и не употреблять, как только соединив с некоторою осанкою и удаляясь от подлости, в чем Цицерон имел великое искусство. Пример из его слова за Мурену о стоическом учении:
   Понеже сие слово предлагаем не перед простым народом, ни в собрании сельских людей, для того несколько посмеляе о нравоучении поговорим то, что вам и мне приятно. Преизящные и божественные добродетели, которые мы видим в Марке Катоне, за собственные его почитайте, но примеченные в нем недостатки не от натуры, но от учителя происходят. Был некто превеликого остроумия человек, именем Зенон. Ревнители его изобретений называются стоики. Мнения и законы его таковы суть: не должно премудрому склоняться на милость, никому не прощать в преступлении. Никто не может быть милостив, кроме безумных {Рит. рук. 1747 дураков.} и легкомысленных. Мужу неприлично удерживать гнев и на просьбу склоняться. О дне премудрые суть прекрасны, ежели они изуверы; богаты, ежели отнюд ничего не имеют; короли, ежели живут в порабощении, а нас, непремудрых, называют они беглецами, ссыльными, неприятельми и безумными. Все согрешения у них суть равны; всякий порок ставят за превеликое беззаконие. У них не за меньшее преступление почитается, когда кто убьет петуха без нужды, нежели кто отца своего удавит. Премудрый ничего не чает, ни в чем раскаяния не имеет, ни в чем не обманывается, никогда мнения своего не пременяет.160
   На сие, как говорят, сказал Катон такие слова: Bone deus, quam ridiculum habemus consulem! {Соч. 1759 слова такие... consulem! отсутствуют.} (Боже мой, коль смешного имеем мы консула!).161 Также, хотя Квинтилиан и другого о сем мнения, то есть чтоб важное слово насмешества в себе не имело, и говорит: Plerique Demostheni facultaten huius rei defuisse credunt, Ciceroni modum {Соч. 1759 слова Plerique ... modum отсутствуют.} (Многие верят, что Димосфен не имел к тому натуральной склонности, а Цицерон - меры),162 однако в сем Цицерона оправить должно, для того что иногда насмешество много больше действует, нежели самая важная речь, как Гораций говорит:
  
   ............ridiculum acri
   Fortius et radias magnas plerumque secat res.а
   Насмешка остротой скорее проницает
   И знатныеб дела свободно пресекает)?в, 163
   а Соч. 1759 слова ridiculum ... res отсутствуют.
   б Соч. 1759 важные.
   в Рит. рук. 1747 слова Насмешка ... пресекает отсутствуют.
  

§ 121

   Слезы слушателей суть похвала риторов, которую, однако, немногие получают, ибо к сему не одно токмо сильное и сердца человеческия преклоняющее красноречие приводит, но не меньше того свойства и вид самого ритора, обстоятельства, время, место и состояние самой предлагаемой материи действует. Хотя краткое {Соч. 1759 слово краткое отсутствует.} слово Флавия, епископа антиохийского, предложенное к Аркадию, греческому императору, для испрошения оному городу прощения состоит из важных и сердце человеческое движущих идей, как то Златоуст изображает в одном {Рит. рук. 1747 слово одном отсутствует; Рит. корр. добавлено одном.} слове к народу антиохийскому, {Соч. 1759 слова в одном ... антиохийскому отсутствуют.} однако помянутый государь не меньше побужден был к слезам плачевным видом того, сединами украшенного и слезами обливающегося архиерея, нежели жалостными его словами.164
  

§ 122,

   Часто и с немалым успехом для движения одной страсти возбуждают риторы другую, как: для радости - надежду или честолюбие, {Рит. рук. 1747 любочестие.} для печали - боязнь или стыд, для милосердия - любовь и прочая. Цицерон в последнем слове против Верреса, чтобы на него возбудить гнев в судьях, движет в них милосердие {Соч. 1759 сожаление.} к Гавию, которого Веррес в Сицилии мучил:
   Били розгами середи мессинской площади гражданина римского. Между тем никакого стенания, никакого крику от бедного сего человека не было слышно, кроме сего: Я - римский гражданин. Он чаял, что воспоминанием сего гражданства отвратит все удары и отторгнет все мучения от своего тела. Но чрез сие не токмо не получил себе никакой помощи, но еще когда часто призывал в помощь и употреблял имя сего града, сверх того виселицу приуготовляли несчастливому и оскорбленному сему человеку, который никогда не видал такой власти. О, сладчайшее имя вольности! О, преизящнейшее право нашею града! и прочая.165
   И Уликс у Гомера, приводя Ахиллеса к милосердию, {Соч. 1759 к жалости.} возбуждает в нем гнев против Гектора и других троян, чго смотри в § 114.166
  

§ 123

   К утолению страстей служат еще сверх вышепоказанного (§ 99) следующие два правила: 1) каждая страсть имеет себе противную, то для утоления оныя сию возбудить должно, и так противное от противного уничтожится; таким образом, печаль утолить можно возбуждением радости, любовь - возбуждением ненависти и прочая, 2) каждую страсть можно представить силлогизмом и потом одну или и обе посылки опровергнуть, например, кто радуется, тот думает так: Кто такую вещь получил, тот нажил великое добро и посему имеет причину, чтобы радоваться, но я такую вещь получил, следовательно, имею великое добро, и потому мне радоваться должно. Здесь надлежит показать, что в омой вещи нет никакого добра или оно весьма мало, или хотя бы оно подлинно было, однако он того не имеет, или оно ненадежно.
  

§ 124

   Предложенным о движении и утолении страстей правилам следует учение о том, как себя или кого-нибудь другого представить страстным, что весьма нередко употребляют сочинители слова. Немало служит сие и к возбуждению и утолению страстей, ибо кто хочет в одном возбудить любовь или утолить ненависть, тот может представить и описать живо, как другой его любит, или кто хочет солдат своих возбудить к надежде и {Рит. рук. 1747 слова надежде и отсутствуют.} смелости, тот может изобразить, в какой робости неприятели их находятся. Или, возбуждая радость, представить неприятелей печальных, как Цицерон Катилину в слове 2.167
  

§ 125

   Правила, которые служат к изображению страстных людей, суть те же, по которым страсти возбуждены бывают, и вся разность в том состоит, что сочинитель слова, возбуждая страсти, слушателям показывает и внушает оных причины, а изображаемый страстный человек представляется так, что он свою страсть показывает, изъявляя те же причины, которые его в страсть приводят. Например, чтобы представить кого в радости, то должно сказать, 1) как он тем услаждается, что получил великое добро, 2) а особливо, что он {Рит. корр. внизу страницы рукой Ломоносова написано Апреля 6. Выбрав все печатать. Ломоносов.} оное любил и ныне любит, 3) как он в радости воспоминает положенные труды, преодоленные препятства и беды в снискании оного, 4) как ему то приятно, что он сие добро один получил, хотя и другие то же достать старались, и прочая (смотри § 103). Амвросий святый, изъявляя печаль и любовь {Рит. рук. 1747 слова и любовь отсутствуют.} о умершем брате своем, Сатире, говорит в надгробном слове:
   Я тебя, любезный мой брат, учинил наследником, но ты меня наследником оставил. Я тебя желал после себя в жизни оставить, но ты меня после себя жива покинул. Что мне, наследнику своего наследника? Что мне делать, оставшемуся после своей жизни? Что мне делать, лишившись света, которого желаю? О тебе ли мне, любезный мой брат, не жалеть? О тебе ли позабыть? Какое благодарение, какой дар тебе воздам? Кроме слез ничего не могу. Или, может быть, надеясь на свои заслуги, и слез не требуешь, которые мне одне остались, ибо еще при своей смерти запрещал {Рит. рук. 1747 запрещал вместо зачеркнутого заказ[ывал].} ты о себе плакать и удостоверивал, что смерть тебе сноснее, нежели печаль наша. Имею себе залог, которого ни едино странствование от меня не отторгнет, имею оставшуюся для объятия плоть {Рит. рук. 1747 тело.} твою, имею гроб, который телом своим покрою. О, дабы возмог я противу твоей смерти повергнуть свое тело! Когда бы мечи устремлялись на твое заколение, то бы я себя за тебя представил. Ничего не помогло мне почерпание последнего твоего дыхания, ни мои тебе, умирающему, вдохновения, ибо я чаял чрез сие восприять в себя смерть твою или жизнь свою тебе вдохнуть.168
   Сенека представляет честолюбие Геркулесово в трагедии, называемой Геркулес Етейский, таким образом:
  
   Зевес, богов отец, его же сильный грома
   Страшит восток, и юг, и дальний солнцев дом,
   Я мир тебе принес, ты царствуй безопасно:
   Что было на земли и в тартаре ужасно,
   То все я сокрушил геройской сей рукой
   И свету показал, что я рожден тобой.
   Уж некуда тебе бросать гремящи стрелы;
   Я спас от лютых бед вселенныя пределы.169
   а Соч. 1759 Зевес, богов отец, в твоей деснице гром вместо Зевес, богов отец, его же сильный гром.
  
   И Калфурний в буколических своих стихах говорит в любовной страсти: {Рит. рук. 1747 слова в любовной страсти отсутствуют.}
  
   Ах, жалко! Без тебя лилеи почернели,
   И ясные струи, и вина мне противны.
   Но если придешь ты, лилеи побелеют,
   И ясные струи, и вина будут сладки.170
  
  

§ 126

   В изображении страстного человека представляют при словах его купно и движение тела, как взгляды, махания и плескания руками, трясение членов {Рит. рук. 1747 было добавлено скрежетание зубов.} и прочая, что дает великую живность слову и умножает силу красноречия. Так представляет {Соч. 1759 изображает.} Цицерон печального Катилину, о чем смотри в примере § 105:
   Лежит повержен, римляне, и часто, искосив {Соч. 1759 изворотов.} глаза, оглядывается на сей город, о котором, из челюстей своих исхищенном, плачет.171
   И Овидий, представляя гневного Аякса в словопрении с Уликсом о оружии {Рит. рук. 1747 о ружье.} Ахиллесове, говорит в 13 кн. о превращениях:
  
   Он, гневом воспален, возвел свирепый взор
   На Илионский брег, где гречески суда,
   И, руки протянув, вскричал: О, сильный боже!
   Пред флотом я в суде, и мне Уликс соперник!172
  

§ 127

   Весьма возвышается слово смешением страстей, и для того славные авторы нередко представляют одного человека, двумя разными или и противными страстьми объятого. Так Виргилий изображает Дидону, королеву карфагенскую, одержимую яростию, раскаянием и отчаянием, при отъезде Енея, генерала {Соч. 1759 князя.} троянского, в 4 книге своея Енеиды:
  
   Уже всходя заря на землю сыплет блеск,
   Восстав с багряного Тритонова одра.
   Дидона на свету с высокого чертога
   Узрела, что уж флот отходит парусами
   И что на берегу матрозов больше нет;
   Ударила рукой в свою прекрасну грудь
   И, волосы свои терзая, говорит:
   О, боже мой! Уйдет пришлец сей насмеявшись?
   Или не хочет град за ним бежать в погоню
   И карфагенский флот ограбить их судов?
   Расправьте парусы, с огнем гребите вслед.
   Но что я говорю? Где я? И где мой разум?
   Тебя нынь рок постиг, несчастлива Дидона!а
   Тогда б то говорить, когда давала скиптр.б
   Таков мне верен тот, что отческих богов
   И в старости отца из пламени исхитил.
   Не можно ль было мне терзать его на части,
   Убить товарищей и сына умертвить,
   И члены бы его отцу поставить в снедь?в
   Но счастье на бою сомнительно.
   Да пусть бы. Хотящей умереть, кого уже бояться?
   Зажгла б все корабли, и с сыном бы отца
   Истнила, и сама поверглась бы на них.г
   О солнце, что на всю вселенную взираешь,
   И знающая всю тоску мою, Юнона,
   Прозерпина, и вы, о мстящие фурии,
   И боги умереть желающей Дидоны!д
   Внемлите и мою услышьте днесь мольбу:е
   Когда Зевес судил, чтоб лютый сей злодей
   Достигнул до земли и до брегов Гесперских,
   Что рок так положил и переменить не можно:
   То пусть хотя его жестока мучит брань;
   Изгнан и отлучен от сына своего,
   Пусть просит помощи, зря злую смерть другое.
   И как уж заключит поносный мир с врагами,
   То пусть тогда, своим не насладився царством,
   Не видев радости, безвременно падет
   И будет посреди песку не погребен.
   Сего прошу и дух мой с кровью проливаю?ж, 173
   а Соч. 1759 Тебя злой рок постиг, несчастлива Дидона вместо Тебя нынь рок постиг, несчастлива Дидона.
   б Рит. рук. 1747 Тогда б ... скиитр вместо зачеркнутого Тогда б <себе> то говорить, как скиптр ты отдавала.
   в Рит. рук. 1747 И части бы его отцу поставить в снедь? вместо И члены бы ... в снедь? Далее зачеркнуто Но кто бы победил? <да> Пусть нас бы победили. Соч. 1759 во пищу дать? вместо поставить в снедо?
   г Соч. 1759
   Кто хочет умереть, кого ему бояться?
   Сожечь было весь флот, и сына и отца
   Тем жаром истребить, и вдруг саму себя
  
   вместо
  
   Хотящей умереть, кого уже бояться?
   Зажгла б все корабли и с сыном бы отца
   Истнила и сама поверглась бы на них.
   д Рит. рук. 1747 зачеркнуто <внушите> внемлите нынь сие ко мне.
   е Соч. 1759
   Внемлите и мою услышите мольбу
  
   вместо
  
   Внемлите и мою услышьте днесь мольбу.
   ж Рит. рук. 1747
   Сего прошу и дух свой с кровью проливаю
  
   вместо
  
   Сего прошу и дух мой с кровью проливаю.
  
   У Сенеки Медея борется с двумя противными страстьми, со гневом и любовию к своим детям, которых она убить хочет за неверность отца их, Язона, следующим образом:
  
   Умножь теперь свой гнев и будь бодра, как прежде,
   И стары злы дела почти за добродетель.
   Медея ныне я, и дерзость в зле растет,
   Весьма полезно мне, что мной убит мой брат,
   Что мной растерзан был и на пути разметан;
   Полезно, что отец, лишен руна златого.а
   Не знаю, что теперь злый дух мой умышляет
   И сам себе едва представить ясно смеет.
   а Рит. рук. 1747
   Полезно, что отец лишен руна златого
  
   вместо зачеркнутого
  
   И что лишила я отца руна златого.
  
             * * *
  
   К неслыханному злу рука моя готова.
   Примите, дети, казнь за отческу неверность.
   Трепещет грудь моя и члены цепенеют!
   Отходит лютость прочь: я стала снова мать

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 336 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа