Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


E. K. Ножинъ

Правда о Портъ-Артурѣ

Часть I.

ИЗДАН²Е П. А. АРТЕМЬЕВА.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

Типолитограф³я "Герольдъ" (Вознес. пр., 3).

1906.

  

Вамъ, забытые, но истинные герои - защитники Портъ-Артура, посвящаю трудъ свой.

  

Правда о Портъ-Артурѣ.

  

Culpam poena premit comes.

Horat. Od. 4. 5.-24.

   Портъ-Артуръ сдался...
   Печальный историческ³й фактъ - уже достоян³е военной лѣтописи Росс³и.
   Теперь, наконецъ, настало время подвести итоги всему, что происходило въ Артурѣ въ пер³одъ все крѣпнувшей морской и сухопутной его блокады.
   Я, какъ бывш³й военный корреспондентъ на театрѣ военныхъ дѣйств³й печальной памяти квантунскаго укрѣпленнаго ра³она и крѣпости "Портъ-Артуръ", ближайш³й свидѣтель всего, происходившаго здѣсь, добровольно переживш³й наравнѣ съ другими всѣ тяжести осады, считаю своимъ непремѣннымъ нравственнымъ долгомъ повѣдать Росс³и одну только правду и разсказать, чего эта оборона стоила гарнизону и жителямъ.
   Переживая тяжелые дни осажденнаго "Портъ-Артура", все мыслящее въ немъ постепенно привыкало и, наконецъ, примирилось съ мыслью, что коменданту крѣпости, генералъ-лейтенанту Смирнову, приходится бороться съ двумя врагами, внѣшнимъ и внутреннимъ.
   Внутренн³й врагъ одолѣлъ.
   Вся титаническая работа генерала Смирнова, его ближайшихъ помощниковъ, покойнаго генерала Кондратенко, адмираловъ Григоровича, Лощинскаго, Вирена, генераловъ Бѣлаго, Горбатовскаго - пропала даромъ.
   Почему?
   На эти вопросы даетъ отвѣтъ моя повѣсть, при чемъ долженъ предупредить, что въ своихъ очеркахъ я буду освѣщать только тѣ факты, которые документально достовѣрны или которые мнѣ пришлось наблюдать непосредственно.
  

I.

  
   Когда 26 января 1904 г., въ 11 час. ночи, заговорили стальными жерлами суда эскадры и загрохотали оруд³я съ батарей берегового фронта Артура, населен³е, слегка лишь тревожимое всевозможными слухами о близкой войнѣ, о разрывѣ дипломатическихъ сношен³й, далеко было отъ мысли, что оруд³йный гулъ былъ прологомъ войны.
   Всѣ прислушивались къ усиливающейся канонадѣ, но убаюкивали себя надеждой, что происходятъ внезапные морск³е маневры совмѣстно съ батареями берегового фронта.
   Когда же надъ Золотой горой взвились три ракеты, а Электрическ³й утесъ и смежныя съ нимъ батареи открыли залповый огонь, сомнѣн³я для тѣхъ, кто зналъ, что значатъ эти три ракеты, - исчезли.
   Наша бездарная, лѣнивая и близорукая дипломат³я, долго и безсмысленно испытывавшая терпѣн³е правительства микадо, могла, наконецъ, опочить на послѣднемъ своемъ позорѣ.
   Рухнули всѣ надежды на мирный исходъ переговоровъ съ Япон³ей.
   Часъ неумолимаго, холоднаго и безпристрастнаго суда истор³и пробилъ.
   На востокѣ занялось кровавое, грозное зарево войны.
   Это была ужасная неожиданность, увеличивающаяся нашей полной неподготовленностью.
   Полки, поднятые по боевой тревогѣ, строились. Офицеры, застигнутые врасплохъ, кто у себя на постели, кто на балу, въ театрѣ, въ ресторанахъ, спѣшили къ своимъ частямъ, чтобы развести ихъ на позиц³и. Къ несчаст³ю, раньше никто не позаботился ознакомить ихъ съ крѣпостью, и поэтому офицеры, въ большинствѣ случаевъ, получивъ приказан³я, долго бродили по невѣдомымъ дорогамъ и горнымъ тропамъ, тщетно разыскивая указанныя имъ мѣста. Произошла невѣроятная суматоха, которая въ концѣ концовъ кончилась, какъ кончилъ свое существован³е и русск³й Портъ-Артуръ.
   Войска разошлись на указанныя позиц³и, но, къ удивлен³ю солдатъ и офицеровъ, у нихъ или не было вовсе ружейныхъ патроновъ или послѣдн³е находились въ "караульномъ" комплектѣ. Солдаты шли на позиц³и и шутили.
   - Это, значитъ, мы маневру дѣлаемъ. Гдѣ японцу доплыть сюда, а на фронтѣ стрѣляютъ, чтобъ насъ испугать, какъ будто и вправду война. Ничего, завтра отоспимся.
   Только къ утру были посланы на позиц³и патроны. На болѣе отдаленныя позиц³и патроны были доставлены лишь къ вечеру слѣдующаго дня, равно какъ и походныя кухни.

 []

   День же былъ холодный, ледяной NO со снѣгомъ дулъ немилосердно.
   Люди тренировались, сидѣли въ холодѣ и голодѣ.
   Счастье наше, что японцы въ эту роковую ночь не вздумали высадить десантъ.
   Пока въ крѣпости шла невообразимая сумятица, на морѣ уже кончался прологъ войны, гремѣлъ лишь, скрывшись за горизонтомъ, "Новикъ", преслѣдуя японск³е миноносцы.
   По городу съ быстротою молн³и разнеслась печальная вѣсть: японцы подорвали нѣсколько нашихъ судовъ. Этому не хотѣли, боялись вѣрить.
   27 января, день первой морской бомбардировки, разсѣялъ всѣ сомнѣн³я: война началась.
  

II.

  
   27 января Артуръ проснулся ранѣе обыкновеннаго. Каждый хотѣлъ знать, провѣрить, что случилось ночью. Слухи о нападен³и японскихъ миноносцевъ оправдались: "Цесаревичъ", "Паллада" и "Ретвизанъ" выведены изъ строя.
   Несмотря на совершивш³йся фактъ ночного нападен³я, знаменующаго, что сомнѣн³я не должно быть, что война началась, населен³е, не получая оффиц³альнаго сообщен³я коменданта крѣпости, еще на что-то надѣялось. Только болѣе впечатлительные спѣшили покинуть крѣпость.
   Положимъ, давно уже упорно держался слухъ, что на многихъ батареяхъ нѣтъ оруд³й, а гдѣ есть оруд³я - нѣтъ снарядовъ, но злые языки есть вездѣ. Комендантъ жестоко каралъ такихъ "язычниковъ".
   Все текло обычнымъ путемъ, какъ и въ предшествовавш³е дни, когда японцы по приглашен³ю прибывшаго изъ Чифу консула сразу, почти до единаго оставили Артуръ. Только у набережной гавани толпилось много народа. Смотрѣли на стоявш³й въ проходѣ "Ретвизанъ". Смотрѣли и не вѣрили, что онъ поврежденъ. Мног³е спорили, доказывая, что все это вранье.
   У редакц³и газеты "Новый Край" также толпа. Получаютъ газету и ищутъ сообщен³й о событ³яхъ минувшей ночи, но въ газетѣ объ этомъ ни полслова.
   Уже 9 часовъ утра. Жизнь Артура стала входить въ обыденную колею.
   Только спавш³е шесть лѣтъ до вчерашней ночи штабы проявляли небывалую, кипучую дѣятельность. Въ штабѣ крѣпости шла невѣроятная суматоха. Единственные два телефона немолчно дребезжали. Прибѣгали офицеры. Отдавались, получались приказан³я.
   Все это не производило впечатлѣн³я организованнаго учрежден³я, какимъ должна являться крѣпость въ серьезныя минуты.
   Чувствовалось, что эти люди ежесекундно ожидаютъ смертельнаго громового удара и не знаютъ, что предпринять, чтобы его предотвратить. Правда, начальникъ штаба крѣпости, полковникъ Хвостовъ, какъ и ближайш³е его помощники, держали себя съ полнымъ достоинствомъ.
   Начальникъ штаба понималъ, что наступаетъ моментъ, когда всѣ увидятъ, въ какомъ состоян³и крѣпость, сколь несокрушимы ея твердыни. Онъ и его предшественникъ, генералъ Флугъ, все сдѣлали, что было въ ихъ силахъ, но плетью обуха не перешибешь.
   Въ другихъ штабахъ кипѣла такая же горячка. Всѣ понимали, что наступило время показать коменданту, въ какомъ состоян³и у него крѣпость, что сдѣлано имъ для активной обороны.
   Въ штабѣ намѣстника печатали приказъ.
   Намѣстникъ Государя заканчивая приказъ словами:
   "...Да сохранитъ каждый изъ васъ спокойств³е духа, чтобы наилучшимъ образомъ исполнить свой долгъ и, надѣясь на помощь Всевышняго, каждый дѣлайте свое дѣло, помня, что за Богомъ молитва, а за Царемъ служба не пропадаетъ!" - надѣялся, что генералъ Стессель, которому Государь довѣрилъ крѣпость, и который недавно еще ему доносилъ, что крѣпость готова, - съ спокойнымъ духомъ и дѣйствительно наилучшимъ образомъ исполнитъ свой долгъ.
   Тѣ, кто видѣли генерала Стесселя въ историческое утро, не уловили въ его чертахъ спокойств³я духа.
   Приближалось 10 часовъ.
   Крейсеръ "Бояринъ", вернувшись на рейдъ, сигналилъ о приближен³и японскаго флота въ значительныхъ силахъ.
   Золотая гора подняла сигналы.
   На внѣшнемъ рейдѣ, въ полной боевой готовности (но безъ телескопическихъ аппаратовъ: такъ ихъ эскадра и не дождалась въ Артурѣ) стояла подъ парами тихоокеанская эскадра, ожидая приказа ринуться въ бой.
   Намѣстникъ и генералъ Стессель, конвоируемые казаками, окруженные огромной свитой, поднимались на Золотую гору.
   Что долженъ былъ чувствовать Стессель? Вѣроятно, онъ былъ далекъ въ это утро отъ грезъ о титулѣ народнаго героя.
  

III.

  
   Стрѣлка часовъ Артура показала 11 ч. 7 м. На Золотой горѣ подняли сигналъ о появлен³и на горизонтѣ всего японскаго флота.
   Оживлен³е на улицахъ Стараго города, прилегающихъ къ порту, увеличилось. Мног³е бѣжали на Перепелиную гору. Огромное большинство не знало ничего. Въ Артурѣ было тихо.
   Вдругъ сразу словно земля вздрогнула. Покатился ударъ за ударомъ, заревѣли оруд³я двухъ эскадръ и берегового фронта. Населен³е замерло отъ ужаса. Бой начался. Обѣ стороны боролись, полныя жизненныхъ силъ и надежды на успѣхъ.
   Эскадра юной Япон³и, лишь 32 года тому назадъ начавшей брать уроки западной культуры, и эскадра Росс³и, которой Велик³й Петръ двѣсти лѣтъ назадъ, прорубая основан³емъ Петербурга окно въ Европу, другой рукой указывалъ на востокъ говоря, что естественный, историческ³й путь Росс³и (но отнюдь не искусственно вызванный) долженъ завершиться у водъ Тихаго океана,- начали жесток³й споръ.
   Береговой фронтъ крѣпости силился также принять участ³е въ бою, донельзя увеличивая оруд³йный гулъ.
   Шума отъ береговыхъ батарей было много, но толку почти никакого, благодаря недальнобойности оруд³й и, главное, отсутств³ю на нѣкоторыхъ батареяхъ снарядовъ и оруд³й.
   Напрасно непр³ятельск³я суда, - какъ выражается "Новый Край", - устилали Электрическ³й утесъ и Золотую гору снарядами. Гора и утесъ были почти безвредны.
   Но Росс³я тогда не знала, что много оруд³й стрѣляло холостыми зарядами, а нѣкоторыя батареи торжественно молчали.
   Объ этомъ отлично знали японцы, но дальновидно молчали. Знали объ этомъ и англичане, но въ интересахъ общаго съ Япон³ей дѣла тоже молчали и вышучивали насъ.
   Черезъ 20 минутъ съ моря полетѣли въ городъ 12-дюймовыя бомбы, разрываясь на улицахъ съ страшнымъ грохотомъ. Населен³е объяла паника: всѣ бросились въ Новый Китайск³й городъ и горы, ища тамъ спасен³я. Бой шелъ съ возрастающей силой. Громада Ляотешаня и Перепелиная гора тоже торжественно молчали. Несмотря на то, что ихъ вершины командуютъ надъ всѣми окружающими Артуръ высотами, на нихъ вмѣсто батарей были водружены: на первомъ - маякъ, на второй... пожарная каланча.

 []

   Въ 11 часовъ 55 минуть канонада почти сразу стихла. Японская эскадра по сигналу своего флагманскаго корабля прекратила огонь и стала отходить. Жители долго прислушивались, долго не вѣрили воцарившейся тишинѣ. Первыя впечатлѣн³я испуга прошли. Всѣ устремились на вокзалъ. Маленькая станц³я была заполнена народомъ. По распоряжен³ю желѣзнодорожной администрац³и билеты выдавались только женщинамъ. Переполненные поѣзда непрерывно отходили на сѣверъ, увозя семейства военно-служащихъ и горожанъ. Много было тутъ на дебаркадерѣ станц³и глубоко-трагическихъ сценъ разставан³я. Всѣ уѣзжали, хотя съ искрой надежды увидѣться вновь.
   Генералъ Стессель не выдержалъ экзамена на коменданта крѣпости. Что ему вѣщалъ въ этотъ день намѣстникъ, покрыто мракомъ неизвѣстности, но что его, какъ крайне ненадежнаго генерала, рѣшили убрать, не подлежитъ никакому сомнѣн³ю.
   Военный министръ искалъ лишь выдающагося по своимъ способностямъ стратега, которому можно было въ эти острокритическ³я минуты довѣрить Портъ-Артуръ.
   Выборъ палъ на генералъ-лейтенанта Константина Николаевича Смирнова, который и выѣхалъ изъ Варшавы 12-го февраля съ экстреннымъ поѣздомъ прямо въ Портъ-Артуръ.
  

IV.

  
   Съ 27 января Артуръ съ наступлен³емъ сумерекъ погружался въ полную темень, окна домовъ плотно завѣшаны, полное отсутств³е движен³я, - все это производило впечатлѣн³е необитаемаго города и носило зловѣщ³й характеръ. Въ нѣсколько дней городъ замѣтно опустѣлъ, хотя много еще осталось семействъ, желавшихъ раздѣлить участь своихъ отцовъ и мужей.
   Несмотря на строжайш³й приказъ намѣстника за No 49 о выселен³и семействъ изъ осажденной крѣпости, генералъ Стессель не выселилъ ихъ, вопреки настоятельнымъ совѣтамъ многихъ начальствующихъ лицъ, которыми указывалось, что женск³й и дѣтск³й элементы въ осажденной крѣпости крайне нежелательны, за исключен³емъ тѣхъ женщинъ, которыя готовы дать подписки ухаживать за ранеными. Масса матерей, обремененныхъ многочисленнымъ семействомъ, остались въ Артурѣ. Однѣ - по собственному желан³ю, друг³я - не имѣя возможности выѣхать, получая лишь 10 рублей пособ³я и даровой проѣздъ до Иркутска.
   Мнѣ самому приходилось слышать слѣдующ³я по этому поводу заявлен³я:
   - Вотъ предлагаютъ намъ выѣзжать. А съ чѣмъ поѣдешь? Послѣднее должны бросить, а вспомоществован³я даютъ гроши. Нѣтъ! Ужъ что будетъ, то будетъ. Останемся лучше здѣсь. Умирать, такъ ужъ лучше вмѣстѣ, если Богъ приведетъ. И такъ тяжела жизнь, а убьютъ мужа, отца - по м³ру придется итти.
   И оставались, давая как³я угодно подписки.
   Положимъ, тутъ было не до населен³я, шли спѣшныя крѣпостныя работы.
   4 февраля утромъ я встрѣтилъ (теперь уже покойнаго, убитъ вмѣстѣ съ Кондратенко) выдающагося по своей энерг³и инженера, истиннаго героя обороны Артура подполковника Рашевскаго.
   Онъ руководилъ работами по возведен³ю центральной ограды. Стессель, совершенно потерявъ голову, вмѣсто того, чтобы всѣ рабоч³я силы сосредоточить на укрѣплен³и Киньчжоуской позиц³и, возводилъ такъ называемую центральную ограду, т. е. обносилъ рвомъ и валомъ Старый городъ.

 []

   Я думаю, что юнкеръ 1-го курса назвалъ бы эту работу дикой, исходя изъ того, что центральная ограда проводилась по котловинѣ, въ которой лежитъ городъ, и поэтому, въ случаѣ прорыва и занят³я японцами находящихся въ тылу фортовъ и верковъ крѣпости горъ, послѣдн³е, открывъ съ нихъ прицѣльный ружейный и оруд³йный огонь, въ нѣсколько часовъ уничтожили бы весь гарнизонъ, находящ³йся въ неблиндированныхъ помѣщен³яхъ. Тратя совершенно непродуктивно время, деньги и рабоч³я силы надъ возведен³емъ никому ненужной ограды, генералъ Стессель тормозилъ работы по возведен³ю фортовъ и укрѣплен³й, бывшихъ въ это время въ зачаточномъ состоян³и, а объ энергичномъ укрѣплен³и Киньчжоуской позиц³и, важнаго стратегическаго пункта, совершенно не заботился.
   Нужно при этомъ замѣтить, что выработанный крайне неудачно планъ полигона крѣпости былъ утвержденъ и присланъ изъ Петербурга для исполнен³я за два года до объявлен³я войны.
   Насколько дико былъ составленъ этотъ проектъ, служитъ доказательствомъ то, что вновь прибывш³й комендантъ, при первомъ же знакомствѣ съ крѣпостью, долженъ былъ во многомъ отъ него отступить, выбрать и укрѣпить массу новыхъ позиц³й, которыя отдалили паден³е Артура, по крайней мѣрѣ, вдвое.
   Нужно замѣтить, что офицерамъ строго возбранялось знакомиться съ крѣпостью, и за все время владѣн³я нами Артуромъ были только одинъ разъ маневры на фортахъ и батареяхъ крѣпости, тогда лишь только распланированныхъ.
   3-я сибирская стрѣлковая дивиз³я, участвовавшая въ этихъ маневрахъ, была отправлена на Ялу; это была единственная дивиз³я, знавшая Квантунск³й полуостровъ. Остававш³яся дивиз³и были вновь сформированы и мобилизованы чинами запаса, и во снѣ не видавшими горъ Квантуна. Они прибыли изъ сибирскихъ губерн³й. Запретъ офицерамъ появляться на батареяхъ дошелъ до такихъ свирѣпыхъ предѣловъ, что егермейстеръ Высочайшаго двора, тайный совѣтникъ Балашовъ, случайно забредя на дорогу, ведущую на батарею, и не разслышавъ оклика часового (г. Балашовъ плохо слышитъ), былъ арестованъ и, несмотря на отчаянные протесты и видимые знаки отлич³я, отведенъ на гауптвахту.
   Офицерамъ не разрѣшали знакомиться съ крѣпостью, но за то по всѣмъ батареямъ спокойно разгуливали въ качествѣ прачекъ, портныхъ, землекоповъ переодѣтые офицеры японскаго генеральнаго штаба, которыхъ въ Артурѣ было больше, чѣмъ слѣдовало. За ними никто не слѣдилъ. Они имѣли не только полную возможность досконально изучить крѣпость, нанеся ее на планъ, но съ математической точностью опредѣлить всѣ углы возвышен³й для перекидной стрѣльбы изъ осадныхъ оруд³й, которыми они блестяще пользовались, все увеличивая ихъ численность и удивляя насъ мѣткостью своей стрѣльбы. Съ начала войны среди работавшихъ на оборонительной лин³и и въ городѣ китайцевъ было много японскихъ шп³оновъ, свободно сообщавшихся съ своими, доказательствомъ чему служила прекрасная освѣдомленность японцевъ обо всемъ, что происходило въ Артурѣ до прибыт³я новаго коменданта генералъ-лейтенанта Смирнова, организовавшаго при содѣйств³и начальника крѣпостной жандармской команды, ротмистра князя Микеладзе, правильный и строжайш³й надзоръ за китайцами.
  

V.

  
   Въ Артурѣ и Квантунской области продолжалась реквизиц³я убойнаго скота, которая, благодаря ужасающей халатности, въ итогѣ дала половину того, чего можно было достигнуть при правильной постановкѣ этого дѣла. Несмотря на всѣ протесты, жалобы, совѣты, указан³я комиссара по гражданской части подполковника Вершинина - генералъ Стессель поступалъ по своему и оставилъ крѣпость съ минимумомъ запаса скота.
   Такъ шли дни за днями.
   Съ отъѣздомъ намѣстника въ Мукденъ, полновластнымъ хозяиномъ крѣпости сталъ генералъ Стессель, сдерживаемый еще телеграфомъ.
   Населен³е и купцы уже въ серединѣ февраля начали роптать на безсмысленно жесток³й режимъ Стесселя.
   Съ постепеннымъ сосредоточен³емъ боевыхъ силъ на сѣверѣ, въ Артуръ стала прибывать масса офицеровъ для закупки всевозможныхъ продовольственныхъ запасовъ.
   Изъ крѣпости, отдѣленной отъ Росс³и нѣсколькими тысячами верстъ, блокируемой уже съ моря, ожидавшей по естественному ходу событ³й появлен³я противника на сушѣ, вывозились цѣлыми вагонами сахаръ, мука, соль, консервированное молоко, зелень, рыбные и мясные консервы и т. д.
   Генералъ Стессель, объявляя приказъ 14-го февраля за No 126, въ которомъ говорилось, что отступлен³я не будетъ, что съ трехъ сторонъ море, съ четвертой непр³ятель, - позволялъ, даже скажу больше, фактически поощрялъ вывозъ предметовъ первой необходимости,въ которыхъ въ октябрѣ, ноябрѣ и декабря мѣсяцахъ ощущался сильный недостатокъ, вызвавш³й цынготныя заболѣван³я.
   Когда генералу Стесселю указывалось, что вывозъ продуктовъ изъ Артура можетъ его поставить, въ случаѣ тѣсной блокады, въ крайне тяжелое положен³е въ отношен³и питан³я гарнизона, то онъ отвѣчалъ, что Куропаткинъ не допуститъ изоляц³и Артура, а если Артуръ и будетъ отрѣзанъ, то на самое непродолжительное, время.
   Когда же протесты повторялись, онъ предложилъ, какъ комендантъ осажденной крѣпости, не вмѣшиваться въ его распоряжен³я.
   Подчиненнымъ ему гражданскимъ властямъ оставалось умолкнуть и безучастно слѣдить, какъ таяли запасы Артура.
   Нѣкоторые купцы, понявъ, что въ сосредоточивающейся арм³и сильный недостатокъ въ продуктахъ, сами уже стали отправлять ихъ вагонами на сѣверъ.
   Въ крѣпости творилось что-то невѣроятное. Она производила впечатлѣн³е не крѣпости, готовящейся защищаться до послѣдняго, а какой-то ярмарки, главнаго продовольственнаго склада для концентрирующейся на сѣверѣ арм³и, въ который пр³ѣзжали и дѣльцо обдѣлать, и въ карты поиграть, и покутить.
   Несмотря на то, что генералъ Стессель оставилъ для общаго пользован³я только три ресторана и запретилъ даже дома играть въ карты - разгулъ былъ широк³й, и деньги лились рѣкой.
   Такой разгулъ, какой я наблюдалъ въ Артурѣ въ течен³е всего февраля мѣсяца, до прибыт³я генерала Смирнова, врядъ-ли мнѣ придется когда-нибудь увидѣть.
  

VI.

  
   Шелъ февраль мѣсяцъ. На пути въ Портъ-Артуръ, по всей желѣзнодорожной лин³и отъ Дашичао, стальной путь охранялся ротами пограничной стражи. У большихъ мостовъ стояли даже оруд³я. Кругомъ бродили шайки хунхузовъ. Населен³е станц³й всегда находилось подъ страхомъ внезапнаго нападен³я и располагала самыми ничтожными средствами самообороны. Поѣзда подвозили въ Артуръ солдатъ, изъ которыхъ комплектовались запасные батал³оны. Мнѣ иногда приходилось бывать на станц³и, и я всегда удивлялся той безконечной безалаберности, которая царила въ дѣлѣ пр³ема и отправлен³я по мѣстамъ назначен³я прибывшихъ чиновъ запаса.
   Всѣ старались показать, что заняты дѣломъ. Однако, все это дѣло сводилось къ писан³ю приказовъ, рапортовъ и отношен³й. Остальное же дѣлалось само собой. Грянувш³й громъ войны не разбудилъ въ генералѣ давно уснувшей совѣсти. Подчиненные старш³е начальники, находясь подъ обаян³емъ "генеральскаго ничего-недѣлан³я" - на него главами кивали, но и пальцемъ не думали двинуть, чтобы установить хотя маломальск³й порядокъ. Офицеръ-бюрократъ показалъ себя во всей красѣ.
   Но за то всѣ, начиная съ генерала Стесселя и кончая послѣднимъ солдатомъ, знавш³е японцевъ только по тѣмъ лицамъ, которыя проживали въ Артурѣ, глумились надъ ними.
   - Что японецъ? Мошка! Смѣхъ! На штыкѣ засушу и въ письмѣ домой пошлю, - серьезно говорили солдаты.

 []

   Генералъ Фокъ, начальникъ 4-й стрѣлковой дивиз³и, къ мнѣн³ю котораго Стессель прислушивался, который поэтому творилъ все, что ему вздумается,- генералъ Фокъ твердилъ всѣмъ и каждому, что японецъ "дуракъ".
   - Японецъ дуракъ, потому что по японскому полевому уставу его стрѣлковыя цѣпи при наступлен³и разсыпаются густо.
   Генералъ пр³ѣзжалъ въ ввѣренные ему полки и объяснялъ солдатамъ о глупости японцевъ такимъ образомъ: построятся роты; выходитъ Фокъ.
   - Ребята! Японецъ дуракъ и т. д. Первая шеренга, отвѣчай! Почему японецъ дуракъ?
   Рота хоромъ отвѣчаетъ:
   - Потому, что при наступлен³и разсыпаетъ густо цѣпи.
   Удивительно-ли, что послѣ такихъ популярно-вразумительныхъ пр³емовъ, наши солдаты до первыхъ серьезныхъ столкновен³й считали японца "дуракомъ"? Послѣ же, систематично передъ нимъ отступая и неся жесток³я потери, они уже потеряли вѣру въ слова своего начальства.
   Вообще, вся система нравственнаго воспитан³я ввѣренныхъ генералу Фоку полковъ была болѣе, чѣмъ оригинальна. Мнѣ глубоко врѣзался въ память слѣдующ³й инцидентъ въ одной изъ ротъ дивиз³и генерала Фока (въ какомъ полку, точно теперь не помню). Пр³ѣзжаетъ генералъ Фокъ. Рота строится. Является передъ фронтомъ генералъ. Начинается популярное изложен³е недостатковъ строеваго устава японцевъ. Затѣмъ генералъ обращается къ ротѣ.
   - Унтеръ-офицеръ N - дуракъ! Почему? Потому что укралъ и попался.
   - Первая шеренга, отвѣчай! Почему унтеръ-офицеръ N дуракъ?
   Рота хоромъ отвѣчаетъ.
   - Потому что и т. д.
   Побалагуривъ съ солдатами, генералъ шелъ къ офицерамъ, чтобы путемъ дружеской бесѣды, за стаканомъ чая сблизиться съ ними. Разсказывая какъ-то о турецкой кампан³и, онъ спросилъ присутствовавшихъ:
   - А знаете, какъ я получилъ Георг³евск³й крестъ? Нѣтъ? Ну, такъ вотъ какъ. Бывало, я присмотрюсь, куда турецкая артиллер³я больше направляетъ огонь - туда и не иду, а хожу до противоположной сторонѣ, но далеко впереди. Вотъ начальство и рѣшило, что Фокъ храбрый. Я не говорю; нужно быть храбрымъ, но съ умомъ. Изъ всего нужно извлекать пользу. Въ особенности теперь. Зря умереть можно, а офицеръ дорогъ на войнѣ. Солдаты безъ офицера - стадо барановъ.
   Такъ шли дни за днями; генералъ Фокъ писалъ генералу Стесселю пространныя докладныя записки; Стессель ихъ читалъ и поучался.
   А работы на Киньчжоуской позиц³и, такъ называемаго стратегическаго ключа къ Артуру, почти не производились.
   Какъ-то я спросилъ генерала Фока:
   - Скажите, ваше превосходительство, насколько сильна Киньчжоуская позиц³я, и въ состоян³и-ли мы будемъ на ней долго продержаться?
   - Что? Что вы говорите? Да я на этой позиц³и буду волчкомъ ходить, и японцу не видать Артура, какъ своихъ ушей.

 []

   А инженеры мнѣ говорили еще ранѣе и впослѣдств³и, когда я самъ пр³ѣхалъ въ Киньчжоу, что Киньчжоу, съ ихъ точки зрѣн³я, въ томъ видѣ, въ какомъ она находится въ данный моментъ, не что иное, какъ никуда негодная, временнаго характера, горно-полевая позиц³я.
   Таковой она оставалась, за сравнительно ничтожными измѣнен³ями, вплоть до 13 мая. Но объ этомъ послѣ.
   Генералъ Фокъ долженъ понести вполнѣ заслуженное жестокое возмезд³е.
   Я увѣренъ, что слѣдств³е обнаружитъ, что онъ, вмѣстѣ съ Рейсомъ, не менѣе виноваты въ печальномъ концѣ Портъ-Артурской эпопеи, чѣмъ самъ генералъ Стессель.
   Смотрѣлъ я на все, что происходило въ крѣпости, и не разъ мнѣ приходило въ голову: "Неужели такъ нужно готовиться къ пр³ему врага?" или "можетъ быть японецъ, дѣйствительно, "дуракъ", съ которымъ не нужно церемониться?"
   Проживъ въ Япон³и свыше года, я зналъ объ энергичныхъ приготовлен³яхъ ея къ войнѣ.
   Положимъ, "Новый Край" въ рядѣ серьезныхъ статей подчеркивалъ, что Япон³я очень серьезный и прекрасно подготовленный къ войнѣ противникъ, но этому не вѣрили, не хотѣли вѣрить. Не вѣрили и серьезнымъ, честнымъ офицерамъ, участникамъ китайской кампан³и, свидѣтельствовавшимъ о прекрасной боевой подготовкѣ японцевъ.
   Большинство офицеровъ склонно было вѣрить фоковской оцѣнкѣ японцевъ; въ особенности, офицеры, недавно прибывш³е изъ Европейской Росс³и.
   Благодаря инертности нашей военной литературы, - арм³я не имѣла ни малѣйшаго представлен³я о томъ, что представляетъ изъ себя современная Япон³я вообще, и, въ частности, ея боевыя силы.
   Обидно было и жалко смотрѣть на эту неразумную, инертную массу. А кто виноватъ?!
  

VII.

  
   Прошли первые дни февраля, а о скрывшейся за горизонтомъ японской эскадрѣ не было и слуху.
   Жизнь въ городѣ мало напоминала объ осажденной крѣпости.
   Несмотря на строжайш³е приказы и порки въ арестномъ домѣ за злоупотреблен³е крѣпкими напитками, пьянство доходило до гомерическихъ размѣровъ.
   29 января появился (No 36) приказъ генерала Стесселя, который въ скоромъ времени сталъ общимъ достоян³емъ. Привожу его дословно:
   "Со дня первой бомбардировки крѣпости появились разные слухи, ни на чемъ не основанные и часто совершенно нелѣпые. Часть ихъ совершенно невинные, какъ напримѣръ: одна солдатка сообщила, что у арсенала была высадка, и 250 японцевъ убито; тотъ, который разсказалъ, не стѣсняется въ потеряхъ японцевъ.
   Друг³е слухи, о потоплен³и нѣкоторыхъ судовъ, тоже вымышлены, но производятъ совершенно другое впечатлѣн³е.
   Я объявляю, что пока все спокойно и все идетъ хорошо. Жителей и торговцевъ прошу заниматься своими дѣлами и не вѣрить глупостямъ".
   Жители и, въ особенности, гарнизонъ повѣрили, что все спокойно, все идетъ хорошо, и вмѣстѣ съ своими начальниками безпечно проводили время, мало заботясь о будущемъ.
   Гдѣ мнѣ ни приходилось бывать - всѣ съ полной увѣренностью говорили, что отрѣзать Артуръ отъ маньчжурской арм³и немыслимо.
   - Помилуйте, да если бы Артуръ могъ быть отрѣзанъ, развѣ Стессель позволилъ бы вывозить продукты?! - возражали мнѣ.
   - Развѣ можно допустить, что японцы поведутъ войну на два фронта? Они сосредоточатся на Ялу и двинутся на наши главныя силы. Стессель говоритъ, что пусть японцы высаживаются на Квантунѣ, чѣмъ больше, тѣмъ лучше. Онъ ихъ всѣхъ передавитъ.
   Говорили явную чушь. Но говорили это всѣ, за малымъ лишь исключен³емъ. На берегахъ Ляодуна не принималось пока никакихъ мѣръ противъ возможной высадки, кромѣ минирован³я береговъ адмираломъ Лощинскимъ.
   Въ самой крѣпости проявлялась нѣкоторая дѣятельность. Согласно новому приказу по крѣпости (отъ 30 января, за No 42), вновь формируемый крѣпостной телеграфъ было приказано обратить на обслуживан³е станц³й и лин³й, построенныхъ телеграфною ротою 2-го восточно-сибирскаго сапернаго батал³она.
   Начали спѣшно проводить крѣпостной телеграфъ, но за недостаткомъ матер³ала, рабочихъ рукъ, и отчасти времени - форты, укрѣплен³я и батареи связывались не подземнымъ, а надземнымъ кабелемъ. Благодаря неумѣн³ю или какимъ-нибудь другимъ причинамъ, телефоны и телеграфы работали очень плохо, въ особенности съ момента тѣсной блокады, когда снаряды портили воздушные проводы. Постоянная ихъ починка была чисто Сизифовой работой. Кромѣ того,- лин³и такъ перепутались, что, бывало, съ батарей легче было послать донесен³е съ ординарцемъ, чѣмъ добиться у центральной станц³и соединен³я съ тѣмъ нумеромъ, который просишь.
   До начала войны о правильной постановкѣ и устройствѣ телефоновъ очень мало думали. Говорятъ, что кредитовъ не было.
   - Кредитовъ не было?!
   - Это вздоръ-съ!
   Мнѣ доподлинно извѣстно, что задолго до войны артиллер³и капитаномъ Мошинскимъ (во время осады блестящ³й командиръ стрѣлковой батареи, наносившей огромный вредъ осаждающему противнику) былъ разработанъ планъ крѣпостного телеграфа и составлена смѣта. Деньги были ассигнованы. Куда они дѣлись? Почему капитанъ Мошинск³й вмѣсто спѣшнаго производства работъ былъ командированъ на сѣверъ?
   Это все благодарный матер³алъ для энергичнаго слѣдователя.
   Это крупная черта для иллюстрац³и дѣятельности Стесселя, какъ коменданта крѣпости.
   Огромной стратегической важности крѣпость безъ крѣпостного телефона (секретная прокладка проводовъ, неуязвимость, хорошая изоляц³я), это жесточайш³й абсурдъ, это государственное преступлен³е, граничащее съ измѣной!
   Читатель долженъ помнить, что въ Артурѣ воздушные, какъ военные, такъ и частные провода подвѣшивались вмѣстѣ.
   Благодаря сильной индукц³и, при желан³и можно было преспокойно слушать переговоры начальствующихъ лицъ и отдаваемыя ими секретныя приказан³я.
  

VIII.

  
   З1-го января генералъ Стессель въ приказѣ No 45 - писалъ: "Продолжаю встрѣчать команды 7-й бригады (бригада генерала Кондратенко), особенно 28-го полка въ безобразномъ видѣ по одеждѣ (не въ смыслѣ старости, а въ смыслѣ того, какъ она одѣта), такъ и по тому невоинскому виду, въ которомъ они бродятъ; еще разъ предлагаю начальнику 7-й бригады принять самыя строжайш³я мѣры для поддержан³я строевой дисциплины въ частяхъ, памятуя, что дисциплинированныя и хорошо выученныя части - стоятъ четырехъ невыученныхъ.
   "Организовать въ свободное время, т. е. если нѣтъ боя, обучен³я, особенно приготовительныя къ стрѣльбѣ упражнен³я - это ничего, что неудобно, можно цѣлиться по мѣстнымъ предметамъ; производить и строевыя занят³я для поддержан³я бодраго вида. Непремѣнно, чтобы пѣли пѣсни и играла музыка. Помните, г.г., что люди будутъ драться, они-то и должны быть отличны, мы на это мало обращаемъ вниман³я. Командирамъ полковъ на фортахъ указать мѣстопребыван³я, обозначать его флажкомъ, а ночью фонаремъ, разумѣется, обращеннымъ внутрь, съ надписью No полка".
   Когда принесли этотъ приказъ въ редакц³ю "Новаго Края", его не рѣшились печатать, какъ впослѣдств³и часто и дѣлалось. На этой почвѣ начались разноглас³я со Стесселемъ. Генералъ требовалъ, чтобы всѣ его приказы печатались, редакц³я же помѣщала только удобные для печати, давая понять, что газета - не юмористическ³й журналъ.

 []

   Генералъ Стессель, указывая на невоинск³й видъ ввѣреннаго ему гарнизона, былъ совершенно правъ. Но что же дѣлалось, что предпринимали по этому поводу раньше? Генералъ Кондратенко недавно прибылъ въ Артуръ и не могъ въ короткое время дисциплинировать въ полномъ смыслѣ разнузданный гарнизонъ.
   Помимо дѣятельности, выражавшейся въ писан³и обширныхъ приказовъ, у коменданта крѣпости генерала Стесселя развилась ман³я сигнализац³и. Ему вездѣ по горамъ чудилось, что кто-то непрерывно сигналитъ. Былъ отданъ строжайш³й приказъ слѣдить днемъ и ночью за сигнализирующими. По горамъ разгуливали патрули. Ловля сигнальщиковъ превратилась въ какой-то спортъ. Даже жители имъ заразились. Кто же серьезнѣе смотрѣлъ на дѣло, тотъ отлично понималъ, что тутъ что-то не то. Зачѣмъ японцамъ сигнализац³я, когда они прекрасно изучили крѣпость, и она уже кишѣла шп³онами?!
   Много невинныхъ китайцевъ, благодаря этой ман³и генерала, переселились въ лучш³й м³ръ, послѣ приказа отъ 13-го февраля за No 120.
   "Несмотря на то, что вчера поймали 20 человѣкъ, замѣченныхъ въ производствѣ какой-то сигнализац³и, сего числа ночью, около 3-хъ часовъ, на площадкѣ между моимъ домомъ и интендантскими складами, кто то сигнализировалъ фонарями; поймать его не могли, убѣжалъ онъ къ Новому Китайскому городу. Постамъ, которые для сего учреждены, вмѣнить въ обязанность стрѣлять по убѣгающимъ сигнальщикамъ".
   Послѣ этого приказа начали подстрѣливать китайцевъ, какъ куропатокъ.
   Военно-прокурорск³й надзоръ въ большинствѣ случаевъ, однако, за недостаткомъ уликъ не находилъ состава преступлен³я въ дѣйств³яхъ арестованныхъ китайцевъ.
   Вначалѣ я тоже былъ склоненъ думать, что это - умышленная сигнализац³я. Но послѣ первой ночи, проведенной въ поискахъ съ патрулемъ съ крейсера "Баянъ" за мнимыми сигнальщиками, я вылечился отъ своего психоза. Лазая въ темную ночь по горамъ, я упалъ съ крутого обрыва на крышу бамбуковой фанзы, чуть не проломивъ себѣ черепа.
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  

IX.

  
   Съ 27-го января былъ полный застой въ военныхъ дѣйств³яхъ. О непр³ятелѣ не было ни слуху, ни духу; офицерство, подъ впечатлѣн³емъ минувшихъ событ³й, невольно начало разбирать причины внезапно для нихъ вспыхнувшей войны. Всѣмъ бросилась въ глаза полная неподготовленность крѣпости и тотъ хаосъ, который въ ней царилъ. Подъ вл³ян³емъ лишне выпитаго вездѣ горячились, браня начальство. Менѣе сдержанные страшно волновались и не стѣснялись постороннихъ; въ ресторанахъ, клубахъ позволяли себѣ поносить въ очень рѣзкихъ выражен³яхъ самого генерала Стесселя, результатомъ чего, 5-го февраля 1904 г. за No 73, появился слѣдующ³й приказъ:
   - "До свѣдѣн³я моего дошло, что въ гарнизонномъ собран³и г. г. офицеры занимаются совершенно не своимъ дѣломъ, вкривь и вкось обсуждаютъ ходъ военныхъ дѣйств³й, сообщаютъ разные нелѣпые слухи, Богъ знаетъ, откуда ими набранные. Дѣло офицера хорошенько обдумать и обсудить, какъ бы лучше выполнить данное приказан³е, а не обсуждать дѣйств³я высшихъ начальниковъ; так³е господа крайне вредны, и я, разумѣется, буду ихъ карать по силѣ предоставленной мнѣ власти".
   Послѣ этого приказа всѣ прикусили языки, понявъ, что у коменданта крѣпости очень чувствительный слухъ.
   Въ крѣпости не было жандармовъ, необходимыхъ для наблюден³я за подозрительнымъ элементомъ, но за то было прекрасно организовано охранное отдѣлен³е личности ген. Стесселя. Дѣятелями здѣсь были: капитанъ В., поручикъ М. и К. Второй, какъ оказалось впослѣдств³и, писалъ въ иностранныя газеты на англ³йскомъ языкѣ хвалебные гимны дѣятельности генерала Стесселя.

 []

   Для того, чтобы занять чѣмъ-нибудь совершенно праздное 1 офицерство, комендантъ крѣпости отдалъ 5~го февраля за No 75 приказъ:
   - "Предлагаю начальнику 70-й восточносибирской стрѣлковой бригады (генералу Контратенко) подробно указать обязанности комендантовъ фортовъ, изъ коихъ главныя - никогда не сдавать фортовъ".
   Мнѣ не удалось спросить покойнаго Романа Исидоровича Кондратенко, почему онъ не указалъ подробно комендантамъ фортовъ ихъ обязанностей. Но знаю отлично, что надъ этимъ приказомъ хохотали не только фельдфебеля, но и полуграмотные ефрейторы и солдаты.
   Сидя какъ-то въ ресторанѣ, я громко обратился къ одному знакомому офицеру:
   - "Ну что, теперь вы знаете, что главная ваша обязанность никогда не сдавать фортовъ?"
   Офицеръ поблѣднѣлъ и, нагнувшись ко мнѣ, шепотомъ сказалъ:
   - "Я васъ прошу, оставьте этотъ разговоръ. Онъ мнѣ можетъ стоить карьеры. Завтра же могутъ Стесселю передать, что я надъ нимъ смѣюсь".
   Вообще, я замѣтилъ, что офицеры стали крайне осторожны. Даже чуждались другъ друга: Богъ его знаетъ, вдругъ донесетъ.
   Генералъ Стесселъ продолжалъ энергично п

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 904 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа