Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 11

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

³и прочныхъ закрыт³й - блиндажей - выбываетъ быстро, сосредоточенный огонь превосходнаго числа оруд³й заставляетъ скоро молчать батареи меньшаго числа оруд³й; также пѣхота спрятанная въ закрыт³я не страдаетъ, открытая немедля несетъ огромныя потери и главное отъ сосредоточеннаго огня батарей.
   Здѣсь, въ крѣпости, убывшаго изъ строя трудно вознаградить, а потому необходимо принять всѣ мѣры къ сбережен³ю личнаго состава.
   Предписываю начальнику крѣпостного инженернаго управлен³я направить всѣ средства для немедленнаго устройства закрыт³й для прислуги и вообще для людей. Долженъ указать командиру крѣпостной артиллер³и, что во время сосредоточеннаго огня непр³ятеля на какую либо батарею, напримѣръ на нашу 5 оруд³йную батарею непр³ятель направитъ огонь 25 оруд³й, то этой батареѣ нечего ему отвѣчать, надо прислугу убрать, а стрѣлять должны батареи, на которыя не направленъ сосредоточенный огонь".
   Очевидно, генералъ Стессель хотѣлъ кого-то учить. Онъ предписываетъ начальнику крѣпостного инженернаго управлен³я направить всѣ средства для немедленнаго устройства закрыт³я для прислуги и вообще для людей.
   Это опять явная наглость! Комендантъ крѣпости генералъ Смирновъ и его ближайш³й помощникъ генералъ Кондратенко все свое вниман³е обращали на разумное возведен³е укрѣплен³й и укрыт³й. Но развѣ мыслимо было сдѣлать въ нѣсколько мѣсяцевъ то, на что требовались года.
   15 мая памятенъ еще тѣмъ, что въ этотъ день былъ отданъ другой приказъ, за No 262, приказъ о назначен³и тогда еще полковника Рейса начальникомъ штаба укрѣпленнаго ра³она.
   Второй злой ген³й Артура сталъ совѣтникомъ Стесселя.
   Жестокая, дикая и обидная несправедливость Стесселя къ геройскому 5 восточно-сибирскому стрѣлковому полку быстро облетѣла всѣ полки и угнетающимъ образомъ подѣйствовала на моральное ихъ состоян³е. Всѣ поняли, что и теперь, когда каждый живетъ наканунѣ смерти, справедливости и правильной оцѣнки трудовъ нечего ожидать.
   Нужно замѣтить что съ перерывомъ сообщен³я и полной изоляц³ей Артура, Стесселю, какъ старшему начальнику, было предоставлено право награждать за боевыя отлич³я собственною властью офицеровъ орденами Св. Анны 1 степени, Станислава 3 степени и Анны 3 степени и представлять ихъ къ слѣдующимъ орденамъ, включая и ордена Георг³я; нижнихъ чиновъ онъ имѣлъ право награждать солдатскими Георг³евскими крестами всѣхъ четырехъ степеней. Ему изъ Петербурга были присланы всѣ эти ордена въ значительномъ количествѣ.
   Данное ему право и широко практикуемая имъ несправедливость въ награжден³и офицеровъ и нижнихъ чиновъ растлѣвающе дѣйствовали на войска. Награждались, главнымъ образомъ, любимцы и умѣвш³е кричать о своихъ, часто мнимыхъ, подвигахъ, а впослѣдств³и усердно закупавш³е у m-me Стессель продукты ея хозяйства. Скромные, лучш³е и храбрѣйш³е офицеры, считавш³е непорядочнымъ добиваться наградъ, получали минимумъ ихъ или же совсѣмъ оставались безъ наградъ.
   Мнѣ часто приходилось слышать заявлен³я безусловно порядочныхъ, честныхъ и храбрыхъ офицеровъ: "Знаете, для того, чтобы получить награду, у насъ вовсе не нужно проявлять мужество, храбрость, распорядительность во время боя. Это все лишнее. Нужно умѣть послѣ боя прокричать о своемъ геройствѣ (даже если его и не было), да поклониться вл³ятельному офицеру въ штабѣ Стесселя, а лучше всего, черезъ знакомыхъ дамъ, бывающихъ у Стесселя, дѣйствовать прямо на m-me Стессель, - и въ наградѣ вы обезпечены".
   Какъ ни печально, но я долженъ свидѣтельствовать, что злоупотреблен³е въ награжден³и орденами и представлен³и къ высшимъ орденамъ и производству въ слѣдующ³й чинъ широко практиковалось съ самаго начала тѣсной блокады Артура и вплоть до его сдачи. Много истинно-храбрыхъ офицеровъ и солдатъ легли въ могилу безъ наградъ и много ихъ, искалѣченныхъ на всю жизнь, носятъ въ себѣ горечь обиды.
   Комисс³и по урегулирован³и наградъ предстоитъ много работы.
   Она откроетъ массу злоупотреблен³й.
   5-й полкъ представилъ явный примѣръ этой несправедливости. Гарнизонъ, населен³е и общество Артура, постепенно узнавали обо всемъ, что происходило на Киньчжоу, и, несмотря на полное молчан³е "Новаго Края", глухо негодовали. Граница терпѣн³я была перейдена. Всюду громко, не стѣсняясь, начали говорить о возмутительномъ и нагломъ произволѣ генерала Стесселя.
   "Новый Край" долженъ былъ явиться выразителемъ общаго негодован³я, но открыто писать обо всемъ не смѣлъ и думать, въ силу строжайшей военной цензуры. Стоило бы ему только заикнуться о всѣхъ безобраз³яхъ, творившихся на Киньчжоу, и Стессель немедленно бы его закрылъ.
   Редакторъ, подполковникъ Артемьевъ, нашелъ оригинальный выходъ изъ этого затруднительнаго положен³я. На страницахъ "Новаго Края" началъ появляться рядъ моихъ статей, въ которыхъ дано было, какъ общее описан³е, такъ и детальное освѣщен³е Киньчжоускаго боя, и изъ которыхъ явствовало, что 5-й восточно-сибирск³й стрѣлковый полкъ въ оборонѣ Киньчжоу явилъ собой рѣдк³й примѣръ самоотвержен³я, стойкости, храбрости и геройства. Стессель не могъ придраться къ этимъ статьямъ, такъ какъ въ нихъ не говорилось объ отрицательныхъ сторонахъ Киньчжоускаго побоища, а выставлялись лишь положительныя проявлен³я его участниковъ. Желан³е всю неудачу, весь позоръ на Киньчжоу взвалить на 5-й полкъ разстраивалось.

 []

   15 мая отдается, за No 271, слѣдующ³й приказъ "Въ приказѣ моемъ за No 257 выражен³е: "полки постепенно оставили позиц³ю" надо измѣнить слѣдующимъ образомъ: 5-й Восточно-сибирск³й стрѣлковый полкъ, который одинъ оборонялъ позиц³ю съ 2 ротами 13-го В. С. стрѣлковаго полка и охотничьей командой 16-го В. С. стрѣлковаго полка понесъ наибольш³я потери".
   Стессель, понявъ, что его перехитрили, что рано или поздно Росс³я прочтетъ о геройствѣ 5-го полка, и что самые недальновидные поймутъ, что тамъ происходило что-то неладное; перемѣнилъ тактику по отношен³ю къ 5-му полку, а передъ "Новымъ Краемъ" сталъ заискивать.
   Нужно пояснить, что "Новый Край", въ силу драконовской Стесселевской цензуры, хранилъ гробовое молчан³е о невѣроятныхъ событ³яхъ, имѣвшихъ мѣсто на Киньчжоу, и поэтому Стессель могъ безконтрольно доносить о происшедшемъ на Киньчжоу все, что ему было угодно. Въ его донесен³и указывалось, что отступить было необходимо, въ виду сбережен³я малочисленныхъ войскъ и недостатка снарядовъ, нужныхъ для обороны самаго Артура, умолчавъ, конечно, при какихъ обстоятельствахъ совершилось очищен³е Киньчжоуской позиц³и, о бѣгствѣ всей дивиз³и Фока къ Артуру, объ эвакуац³и Дальняго, о незанят³и Нангалинскихъ высотъ и т. д.
   Въ одинъ изъ былыхъ Артурскихъ дней является въ редакц³ю офицеръ и приноситъ отъ генерала Стесселя на мое имя письмо, которое и оставилъ въ конторѣ для передачи по принадлежности.
   Когда всѣ собрались въ редакц³ю, подполковникъ Артемьевъ, передавая мнѣ письмо, полусерьезно, полушутя, сказалъ: "вѣрно Стессель за какое-нибудь неосторожное выражен³е въ вашихъ статьяхъ хочетъ васъ арестовать, а въ лучшемъ случаѣ, дастъ вамъ выговоръ".
   Письмо распечатано,- и что-же?
   Привожу его дословно.
   - "Прочитывая Ваши статьи въ "Новомъ Краѣ" о боѣ 5-го В. С. стрѣлковаго полка 13 мая на Киньчжоуской позиц³и, я, какъ бывш³й командиръ этого славнаго полка, приношу Вамъ сердечную мою благодарность за тѣ правдивыя слова, которыя увѣковѣчили славу полка. Прошу принять отъ меня мою искреннюю благодарность. А. Стессель".
   Всего ожидали редакторъ подполковникъ Артемьевъ и я, но только не этого.

 []

СѴ²²².

Поединокъ.

   Послѣ Киньчжоускаго побоища и отступлен³я всѣхъ войскъ, чуть ли не къ самому Артуру, комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ набросалъ приказъ о размѣщен³и отступавшихъ въ крѣпость войскъ, въ которомъ изложена была разработанная диспозиц³я о распредѣлен³и войскъ по лин³и обороны.
   19 мая комендантъ явился съ этой диспозиц³ей къ Стесселю, какъ къ своему начальнику, съ цѣлью ознакомить его съ послѣдней.
   Генералъ Стессель, грубо оборвавъ Смирнова и не позволивъ ему прочесть ни приказа, ни диспозиц³и, заявилъ, что все это несвоевременно. Отдача подобныхъ приказовъ о размѣщен³и войскъ въ городѣ и на лин³и обороны станетъ извѣстными японцамъ черезъ шп³оновъ китайцевъ.
   Между тѣмъ, самъ Стессель 16, мая, за No 272, отдалъ приказъ о распредѣлен³и войскъ на горахъ въ формѣ диспозиц³и.
   Затѣмъ Стессель въ самой грубой и циничной формѣ объявилъ генералу Смирнову слѣдующее:
   - "Ввѣренный мнѣ ра³онъ почти занятъ японцами (это говорилось 19 мая. Послѣ этого разговора, мы еще держались ровно два мѣсяца въ этомъ самомъ ра³онѣ, на оборонительной лин³и Юпилаза-Куинсанъ - Зеленыя горы. Ясно было, что подъ вл³ян³емъ Фока онъ хотѣлъ закончить всѣ операц³и въ ввѣренномъ ему укрѣпленномъ ра³онѣ, занять Волчьи горы, затѣмъ отступить и какъ можно скорѣе спрятаться за верки крѣпости). Остается одинъ Артуръ. Я беру на себя всецѣло оборону крѣпости. Штабъ крѣпости расформирую. Это безполезное учрежден³е. Довольно моего штаба. Полковника Хвостова, начальника штаба, пошлю командовать батал³ономъ. Васъ же буду считать въ своемъ распоряжен³и. Двухъ равныхъ начальниковъ въ одной крѣпости не должно быть.

 []

   Сказавъ эти историческ³я слова, Стессель застылъ въ своемъ велич³и. Лицо и взоръ его не выражали ничего, кромѣ тупости съ нѣкоторымъ оттѣнкомъ робкой наглости.
   Положен³е коменданта крѣпости было незавидное.
   Ему въ глаза бросали дерзость.
   Его, благодаря которому крѣпость приведена въ положен³е, дающее возможность обороняться, хочетъ взять въ свое распоряжен³е человѣкъ, который портитъ все и мѣшаетъ всему, какъ лучш³й, самый вѣрный союзникъ японцевъ.
   Въ этотъ моментъ вполнѣ опредѣлились ихъ отношен³я.
   Несомнѣнно это была встрѣча генераловъ двухъ враждующихъ сторонъ.
   Это былъ первый актъ трагед³и,- эпилогомъ которой явилось 19 декабря.
   Комендантъ спокойно, не дрогнувъ голосомъ, далъ слѣдующую отповѣдь:
   - "Комендантомъ крѣпости я назначенъ высочайшимъ приказомъ; штабъ крѣпости органъ коменданта, установленный высочайшимъ повелѣн³емъ. Какъ отъ своихъ правъ, врученныхъ мнѣ Государемъ Императоромъ, такъ и отъ вытекающихъ изъ нихъ обязанностей отказываться я не намѣренъ. Вы, ваше превосходительство, какъ мой начальникъ, можете мнѣ давать общ³я указан³я касательно обороны крѣпости, но хозяиномъ ея остаюсь я, пока Государь Императоръ своей властью отъ этого меня не отрѣшитъ.
   Затѣмъ, если устранен³е меня отъ должности коменданта крѣпости является случаемъ "не терпящимъ отлагательства", то объ этомъ слѣдуетъ отдать соотвѣтствующ³й приказъ.
   Присутствовавш³е при этомъ поединкѣ, обладавш³й шапкой невидимкой генералъ Никитинъ и начальникъ штаба крѣпости, (о которомъ шла рѣчь) полковникъ Хвостовъ, я думаю, не безъ интереса ожидали развязки.
   Въ эти минуты рѣшалась участь Артура. Генералъ, состоящ³й на службѣ Его Величества Императора Росс³и, но душой преданный Микадо, могъ нанести смертельный ударъ генералу, тоже состоящему на службѣ Его Величества Императора Росс³и, но преданному душой только своему законному государю и рѣшившему защищать ввѣренную ему крѣпость до послѣдней крайности.
   Стессель сначала оторопѣлъ, но затѣмъ, вспомнивъ наставлен³я своихъ пѣстуновъ Фока и Рейса, съ свойственной ему наглостью, съ повышеннымъ тембромъ въ голосѣ заявилъ:
   - "Удалять отъ должности я васъ не намѣренъ. Вы остаетесь комендантомъ крѣпости; распоряжаться же въ крѣпости буду я. Законно это или незаконно,- это мое дѣло. Отвѣчать за это буду я."
   Что оставалось отвѣтить Смирнову?
   Въ прихожей зашумѣли; ординарецъ доложилъ о приходѣ офицеровъ.
   Поединокъ кончился...
   Такъ какъ и у стѣнъ обыкновенно бываютъ уши, то весь этотъ прецедентъ сталъ скоро достоян³емъ нѣкоторыхъ слоевъ артурскаго общества.
   Негодован³ю и всевозможнымъ толкамъ не было границъ. Всѣ боялись за участь Артура, гадали, что предприметъ генералъ Смирновъ. Одни упорно утверждали, что Смирновъ уѣдетъ на миноносцѣ; друг³е съ пѣной у рта доказывали, что Стесселя признаютъ душевно больнымъ и упрячутъ въ госпиталь. Третьи увѣряли, что назначенъ день и часъ, когда Смирновъ чуть ли не цѣлымъ полкомъ окружитъ домъ Стесселя и арестуетъ Стесселя, Фока, Рейса, Савицкаго и всѣхъ чадъ и домочадцевъ, чтобы сразу вырвать съ корнемъ все это измѣннически-помѣшанное гнѣздо.
   Мног³е убѣждали, что арестъ будетъ произведенъ именно вечеромъ, когда у Стесселя собираются къ ужину всѣ приближенные.
   Однимъ словомъ, толкамъ и пересудамъ не было границъ. Фантаз³я работала во всю.
   Положен³е Смирнова было самое двусмысленное, ложное, скажу больше, невыносимое. Ему предстояло разрѣшить крайне сложный вопросъ.
   Необходимо было положить конецъ безразсудству Стесселя. прекратить его вредное вмѣшательство въ управлен³е крѣпостью.
   Всѣ предположен³я объ арестѣ Стесселя, конечно, имѣли основан³е.
   Большинство сознательныхъ и честныхъ людей видѣли единственный выходъ для коменданта исключительно въ арестѣ начальника ра³она.
   Когда я узналъ о происшедшемъ между Стесселемъ и Смирновымъ поединкѣ, я былъ тоже склоненъ думать, что все это разрѣшится арестомъ Стесселя.
   По моему глубокому убѣжден³ю, моментъ для ареста Стесселя былъ самый подходящ³й.
   Недовольство большинства офицеровъ Стесселемъ и Фокомъ было огромное. Офицерство послѣ Киньчжоускаго боя ихъ прямо ненавидѣло. Воп³ющ³й къ справедливости поступокъ съ 5-мъ восточно-сибирскимъ полкомъ возстановилъ противъ нихъ всѣхъ честныхъ офицеровъ.
   Гарнизонъ не былъ еще деморализированъ окончательно. Ордена, которыми покупалъ себѣ расположен³е Стессель, не успѣли еще тлетворно повл³ять на массу офицерства и нижнихъ чиновъ. Кромѣ того, войска еще не были утомлены тяжелой боевой страдой, они стремились въ бой, хотѣли отомстить за Киньчжоу, вѣрили въ свои силы, томились бездѣятельнымъ ожидан³емъ, вполнѣ оцѣнили Стесселя и Фока, какъ бездарныхъ, трусливыхъ и недобросовѣстныхъ начальниковъ.
   Почва вполнѣ благодарная была подготовлена.
   Все зависѣло отъ рѣшен³я Смирнова; но рѣшиться на такой огромной важности шагъ было крайне рискованно, при существовавшихъ и существующихъ въ арм³и порядкахъ.

 []

   Стесселю протежировалъ Петербургъ. Самъ намѣстникъ Его Величества не могъ помѣшать назначен³ю Стесселя начальникомъ ра³она.
   А что онъ былъ противъ этого назначен³я, то это не подлежитъ никакому сомнѣн³ю.
   Кто могъ поручиться, что вѣсть объ арестѣ Стесселя не привела бы къ обратнымъ результатамъ? Весьма возможно, что Петербургъ, это гнѣздо всевозможныхъ, самыхъ возмутительнѣйшихъ сплетенъ и интригъ, представилъ бы Государю Императору арестъ Стесселя въ такомъ освѣщен³и, что немедленно могъ послѣдовать приказъ о его освобожден³и. А развѣ этого не могло быть?
   Безусловно могло! Разъ "Петербургъ" могъ подчинить просвѣщеннаго и энергичнаго генерала Смирнова завѣдомо бездарному, трусливому, необразованному и недобросовѣстному Стесселю, то онъ могъ настоять и на его освобожден³и.
   Что бы тогда произошло въ осажденной крѣпости, сказать конечно, трудно, но что Артуръ кончилъ бы свое существован³е несравненно скорѣй,- то это не подлежитъ никакому сомнѣн³ю. Объ этомъ неволей или волей постарались бы "преданные сами себѣ и другъ другу" Стессель, Фокъ, Рейсъ и друг³е. Это, я, беру на себя смѣлость утверждать. Въ результатѣ генералъ Смирновъ, по тѣмъ или инымъ соображен³ямъ, вопреки всѣмъ предположен³ямъ, разрѣшалъ остроназрѣвш³й вопросъ самымъ мирнымъ путемъ.
   Правъ ли онъ или виноватъ судить, конечно, не мнѣ. Передаю историческ³й ходъ событ³й, ручаясь лишь, что они безусловно отвѣчаютъ дѣйствительности.
   Въ одинъ изъ ближайшихъ дней послѣ поединка генералъ Смирновъ пригласилъ къ себѣ генерала Кондратенко и полковника Рейса, которымъ подробно сообщилъ свой послѣдн³й разговоръ съ начальникомъ ра³она.
   Затѣмъ, обратившись къ нимъ, какъ къ офицерамъ, носящимъ мундиръ генеральнаго штаба, а также лицамъ, наиболѣе близкимъ къ оборонѣ крѣпости,- высказалъ свое мнѣн³е по поводу желан³я генерала Стесселя узурпировать его власть, какъ коменданта крѣпости.
   Приблизительно вотъ что имъ было сказано упомянутымъ лицамъ:
   - "Генералъ-лейтенантъ Стессель, не имѣя за собой абсолютно никакихъ самыхъ элементарныхъ свѣдѣн³й по фортификац³и и артиллер³и, что не подлежитъ никакому сомнѣн³ю, руководить обороной ввѣренной мнѣ крѣпости безусловно не можетъ. Затѣмъ, много разъ проявленная генераломъ Стесселемъ трусость заставила меня придти къ непреложному убѣжден³ю, что и управлять войсками онъ не можетъ, такъ какъ, стоя во главѣ послѣднихъ, своимъ примѣромъ онъ будетъ ихъ только деморализировать.
   Генералъ Стессель, извращая въ своихъ донесен³яхъ истинное положен³е вещей, рекламируя себя путемъ печати - въ стремлен³и узурпировать мою власть, хочетъ меня обезличить.
   Мнѣ, какъ старому кадету, претятъ всяк³я жалобы, кромѣ того, жалоба, обращенная на Стесселя, можетъ лишь повредить общему дѣлу защиты крѣпости.
   Въ искреннемъ стремлен³и предупреждать всѣ осложнен³я, вредно отзывающ³яся на огромной задачѣ обороны крѣпости,- я рѣшилъ остаться въ тѣни. Стессель можетъ не опасаться за прочность сооружаемыхъ себѣ лавровъ: лично я не буду ему въ этомъ противодѣйствовать.
   Но, во имя данной присяги, принятаго долга, чести офицера, я требую отъ васъ, господа, чтобы вы приложили всѣ старан³я, все ваше "я", къ тому, чтобы общими усил³ями обезвреживать Стесселя по стольку, поскольку это представится возможнымъ.
   Необходимо раздѣлить власть.
   Чистую оборону крѣпости я всецѣло беру на себя. Остальными же отдѣлами, играющими второстепенную роль, я въ той или другой степени готовъ поступиться.
   Всю же бутафорскую часть всецѣло передаю въ его руки".
   Генералъ Кондратенко молча выслушалъ слова Смирнова; онѣ произвели на него глубокое впечатлѣн³е. Онъ вполнѣ оцѣнилъ весь трагизмъ положен³я и, какъ честный человѣкъ и офицеръ, зналъ, что слѣдуетъ предпринять.
   Рейсъ же, тогда еще полковникъ, былъ многоглаголивъ и рѣчистъ. Онъ сладкозвучно заявилъ Смирнову:
   - "Всѣ недоразумѣн³я и непр³ятности, ваше превосходительство, происходили и происходятъ исключительно благодаря интригамъ и тлетворному вл³ян³ю на генерала Стесселя лицъ, враждебно къ вамъ расположенныхъ. Я, ваше превосходительство, приложу всѣ старан³я къ тому, чтобы вл³ян³е этихъ лицъ было парализовано".
   Подъ назван³емъ "этихъ лицъ" Рейсъ, конечно, подразумѣвалъ Фока, Савицкаго, Никитина, Водягу, (этотъ господинъ, состоя въ штабѣ Смирнова, передавалъ буквально все Стесселю, что про него и его присныхъ тамъ говорилось и, конечно, подливалъ только масла въ огонь).
   Этимъ послѣслов³емъ инцидентъ поединка, казалось, былъ исчерпанъ.
   Рейсъ усыпилъ Смирнова, который, какъ честный офицеръ, повѣрилъ искренности Рейса, повѣрилъ ему, какъ честному офицеру, для котораго честь Родины и присяга Государю были выше всѣхъ низменныхъ личныхъ побужден³й.
   Да какъ было не повѣрить, когда въ Артурѣ разыгрывалась мировая драма.
   Но Смирновъ жестоко ошибся: Рейсъ надѣлъ лишь личину. До самой, лично имъ обманнымъ путемъ подписанной позорнѣйшей въ м³рѣ капитуляц³и Артура,- онъ, Рейсъ, всегда первый интриговалъ противъ Смирнова.
   Не выходя изъ своего кабинета, онъ неустанно плелъ паутину, которой незамѣтно, но искусно опутывалъ все и всѣхъ, кто честно стремился исполнить свой долгъ до конца.
   Можетъ быть Рейсъ, Фокъ, Савицк³й и КR были революц³онеры?
   Объ этомъ мнѣ приходилось и приходится слышать отъ людей, желающихъ добиться руководящей цѣли въ дѣйств³яхъ этихъ "героевъ" (всѣ они украшены георг³евскими крестами).

 []

   Нѣтъ!
   Предположен³е, что Рейсъ, Фокъ, Савицк³й, Никитинъ и tutti quanti "убѣжденные революц³онеры", что они сознательно, для блага Росс³и, губили Артуръ, въ предположен³и, что скорѣйшее паден³е крѣпости, а слѣдовательно, и проигранная кампан³я послужатъ къ быстрому развит³ю освободительнаго движен³я, конечно, не имѣетъ никакого основан³я.
   Въ этомъ не можетъ сомнѣваться тотъ, кто зналъ и знаетъ этихъ лицъ.
   Это были отрицательные типы нашей огромной арм³и, которые для достижен³я своихъ цѣлей добивались ихъ самыми позорными средствами, не останавливаясь положительно ни передъ чѣмъ.
  

С²Х.

  
   Въ послѣдующ³й послѣ "поединка" день, былъ отданъ приказъ, за No 285, который ясно говорилъ о томъ, что генералъ Стессель не хочетъ смириться.
   "Въ виду появлен³я противника въ ра³онѣ крѣпости и вступлен³я въ составъ обороняющаго его отряда 40-й В. С. стрѣлковой дивиз³и съ ея артиллер³ей, главное руководство обороной крѣпости оставляю за собой, при чемъ для объединен³я власти въ совѣтѣ обороны, учрежденной подъ предсѣдательствомъ коменданта крѣпости согласно ст. 56 полож. объ управл. крѣп. (прик. В. В. 1902 г. No 358), долженъ входить и. д. начальника штаба ввѣреннаго мнѣ ра³она, которому всѣ журнальныя постановлен³я совѣта докладывать мнѣ на утвержден³е".
   Зачѣмъ Стессель писалъ этотъ приказъ?
   Для того, чтобы не отдать бразды правлен³я истинному начальнику генералъ-лейтенанту Смирнову, который по точному смыслу закона являлся какъ комендантъ осажденной крѣпости ея единой главой.
   Затѣмъ, съ прибыт³емъ всей дивиз³и Фока на Волчьи горы - состоялся военный совѣтъ, на которомъ разбирался вопросъ, что предпринять далѣе: занять ли передовыя позиц³и на Зеленыхъ горахъ или начать оборону крѣпости съ ея передовыхъ укрѣпленныхъ позиц³й?

 []

   Комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ категорически запротестовалъ противъ послѣдняго предложен³я, энергично настаивая на занят³и позиц³й на Зеленыхъ горахъ, исходя изъ того, что самая крѣпость не вполнѣ готова къ оборонѣ и что, главнымъ образомъ, не укрѣплены еще Волчьи горы, гора Дагушань и Сяогушань, представляющ³я изъ себя важные стратегическ³е пункты. Генералъ Фокъ старался повл³ять на совѣтъ въ томъ смыслѣ, что задерживать противника на горно-полевыхъ позиц³яхъ несостоятельно: это будетъ напрасной тратой людей и снарядовъ, которые будутъ крайне необходимы при защитѣ самой крѣпости, отступать въ которую рано или поздно придется; самое лучшее отойти въ крѣпость, минуя Волчьи горы (все равно и ихъ придется оставить), и начать ея оборону съ maximum'омѣ наличныхъ боевыхъ силъ. Ко мнѣн³ю генерала Фока, конечно, присоединился и Стессель. Голоса раздѣлилиеь. Тогда комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ, спасая Артруъ, подробно объяснилъ совѣту свой планъ, блестяще ему доказавъ, что съ началомъ тѣсной блокады Артура, при услов³и занят³я противникомъ Волчьихъ горъ, Дагушаня и Сяогушаня, быстро придется очистить Угловыя горы; и тогда крѣпость, благодаря кореннымъ ошибкамъ, допущеннымъ при разработкѣ ея полигона, не въ состоян³и будетъ успѣшно обороняться, 1) въ силу того, что всѣ батареи сухопутнаго фронта, безъ исключен³я, открыты для артиллер³йской цѣли противника, въ виду отсутств³я башенныхъ сооружен³й, полной ихъ немаскировки, подвижныхъ съ подъемнымъ механизмомъ площадокъ для оруд³й на батареяхъ, отсутств³я ложныхъ гласисовъ, крайняго. недостатка въ мортирныхъ батареяхъ, отвратительной кладки бетона, незначительнаго количества оруд³й крупныхъ крѣпостныхъ калибровъ и полнаго отсутств³я оруд³й новѣйшей системы, за исключен³емъ полученныхъ отъ флота и, 2) что, съ занят³емъ противникомъ Волчьихъ горъ, Дагушаня, Сяогушаня - крѣпость, благодаря тѣмъ-же кореннымъ ошибкамъ при ея распланирован³и, перестаетъ быть базой для флота, такъ какъ становится уязвимой для артиллер³йскаго огня противника не только во всѣхъ своихъ точкахъ внутри, но даже и на внѣшнемъ рейдѣ, въ виду того, что противникъ будетъ поражать его перекиднымъ огнемъ изъ гаубицъ, поставленныхъ на его сухопутномъ блокирующемъ фронтѣ. При услов³и успѣшныхъ или неуспѣшныхъ дѣйств³й нашего флота - Артуръ потеряетъ для него значен³е, такъ какъ флоту нельзя будетъ укрыться ни на внѣшнемъ, ни на внутреннемъ рейдѣ.
   Блестящ³я, математически точныя доказательства генералъ-лейтенанта Смирнова убѣдили совѣтъ, который большинствомъ голосовъ, къ которому также присоединился и Стессель, постановилъ возвратить дивиз³ю Фока назадъ, съ цѣлью занять ею наивыгоднѣйш³я изъ оставшихся въ нашихъ рукахъ позиц³и. Достойно вниман³я, что штабомъ укрѣпленнаго ра³она не была заранѣе прорекогносцирована вполнѣ точно мѣстность, и выборъ позиц³й не могъ быть рѣшенъ немедленно на мѣстѣ. О прекрасныхъ позиц³яхъ на Нангалинскихъ высотахъ нечего было и думать. По сообщен³ямъ нашихъ развѣдчиковъ и "вѣрныхъ китайцевъ" они были уже заняты японцами {Но нужно строго помнить, что Дальн³й былъ занятъ японцами лишь на з-й день послѣ Киньчжоускаго боя, т. е. 17 мая.}.
   На слѣдующ³й день нѣсколько офицеровъ изъ штаба Стесселя поѣхали выбирать позиц³и. - Остановились на цѣпи горъ Юпилазы, примыкающихъ къ бухтѣ Инчензы, и Зеленыхъ горахъ, тянувшихся вдоль Лунвантанской долины до бухточки Лунвантань. Командующей высотой на лин³и этихъ позиц³й, растянувшихся болѣе чѣмъ на 25 верстъ, являлась гора Куинсанъ. Позиц³и на цѣпяхъ горъ Юпилазы (15 верстъ) заняла дивиз³я Фока, а Зеленыя горы, въ виду сильной растянутости позиц³й, были заняты сводными ротами отъ 4-хъ запасныхъ батал³оновъ и 7-й дивиз³и и двумя ротами пограничной стражи. Кромѣ того, въ составъ этихъ войскъ вошло 8 батарей полевыхъ (восьмиоруд³йнаго состава) и одна мортирная батарея.
   Наконецъ выбрали и заняли позиц³и.
   Фокъ устроилъ свою штабъ-квартиру на 11 верстѣ. Желѣзная дорога въ нашихъ рукахъ была лишь до 19 версты. Заняли позиц³и и... успокоились. Фокъ настойчиво проводилъ свою идею, что задерживаться на передовыхъ позиц³яхъ одна лишь трата людей и снарядовъ и, видимо, въ каждый любой моментъ готовъ былъ отступить. Но комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ на всѣхъ послѣдующихъ военныхъ совѣтахъ требовалъ упорной защиты передовыхъ позиц³й.

 []

   Его голосъ имѣлъ значен³е: послали на правый и лѣвый фланги позиц³й саперовъ и инженеровъ. Нужно замѣтить, что въ крѣпости была лишь одна рота саперъ въ 800 человѣкъ.- Началось укрѣплен³е позиц³й, растянувшихся на 25 верстъ. Комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ, прекрасно понимая, что для защиты такой растянутой позиц³и недостаточно одной дивиз³и Фока, выдѣлилъ изъ состава своей крѣпостной дивиз³и нѣсколько сводныхъ ротъ для праваго фланга и этимъ обезпечилъ ея защиту. Но генералъ Фокъ заупрямился и изъ своей дивиз³и не далъ ротъ на правый флангъ, доказавъ и убѣдивъ Стесселя, что противникъ поведетъ усиленное наступлен³е на лѣвый флангъ позиц³й. Въ силу этого правый флангъ оказался значительно слабѣе. Всѣ инженерныя и саперныя работы, главнымъ образомъ, велись на лѣвомъ флангѣ въ ущербъ правому. При всемъ этомъ работы велись крайне вяло. Некому было слѣдить и направлять. Самъ Фокъ совершенно забылъ полевую фортификац³ю, усложнившуюся тѣмъ, что мѣстность представляла изъ себя гористую площадь. Тѣмъ не менѣе онъ вмѣшивался и требовалъ работъ только на лѣвомъ флангѣ. Правый флангъ совсѣмъ не укрѣплялся.
   Какъ я уже сказалъ - заняли позиц³и и успокоились. Шли лишь мелк³я развѣдки и столкновен³я съ передовыми постами противника. А японцы тѣмъ временемъ, ставъ хозяевами въ Дальнемъ, начали спѣшно устраивать въ немъ свою базу. Тамъ безпрепятственно, спокойно и удобно шла высадка войскъ для осадной арм³и. Работа кипѣла: ежедневно десятки транспортовъ доставляли все необходимое для концентрирующейся осадной арм³и. Желѣзная дорога до Дальняго, весь подвижной желѣзнодорожный составъ были оставлены въ ихъ распоряжен³и въ полной неприкосновенности,- по ней успѣшно подвозились войска, оруд³я, снаряды, пров³антъ къ передовымъ позиц³ямъ. Все имъ улыбалось. Флотъ нашъ ихъ тоже не безпокоилъ. Они были хозяевами на морѣ и на сушѣ.
   Тѣмъ временемъ наши развѣдки велись настолько неумѣло и пассивно, что мы были все время какъ бы съ завязанными глазами, ровно ничего не зная ни о силахъ, ни о предполагающихся операц³яхъ противника. Свѣдѣн³я доставлялись лишь китайцами-развѣдчиками, которые служили и намъ и японцамъ и, конечно, они служили усерднѣе японцамъ, такъ какъ штабъ ра³она платилъ гроши.
   Интересно было наблюдать за этими развѣдчиками: китаецъ совершенно свободно разъѣзжалъ верхомъ, да еще съ провожатымъ, черезъ наши и японск³я сторожевыя цѣпи.
   Кажется, ясно было, что тутъ шелъ явный обманъ. Но Стессель.и его штабъ были настолько близоруки, что не хотѣли этого видѣть и не понимали этой комед³и. Безусловно у этихъ "вѣрныхъ" китайцевъ были свои субъагенты въ крѣпости, которые имъ обо всемъ доносили. Стесселю и его начальнику штаба полковнику Рейсу неоднократно на это указывалось, но они и слушать не хотѣли, считая себя непогрѣшимыми.
  

CVIII.

  
   Пока Фокъ безразсудничалъ на передовыхъ позиц³яхъ, Смирновъ и Кондратенко работали надъ создан³емъ крѣпости.
   Пока войска, не покладая рукъ, рыли камни Квантуна, Стессель продолжалъ писать приказы.
   Въ приказѣ отъ 23 мая, за No 289, гарнизонъ читалъ:
   "Вновь замѣчаю пьянство на улицѣ, говорятъ, что пивомъ напиваются; запрещаю вообще пьянство; мнѣ рѣшительно дѣла нѣтъ, чѣмъ напился. У завода Ноюкса установить сильный полицейск³й постъ, а деревушку Электрической станц³и, у Морского склада снарядовъ завтра выселить до единаго. Возлагаю исполнен³е всего этого на начальника жандармской команды ротмистра Микеладзе".
   Генералъ Стессель запрещаетъ вообще пьянство и почему-то выселяетъ всю деревушку до единаго.
   По отношен³ю дружинниковъ, которые не успѣли себя еще ни чѣмъ скомпрометировать, 24 мая обращались слѣдующ³я строки въ приказѣ за No 294
   ".....Предупреждаю, что если кто подумаетъ уклониться и вмѣсто исполнен³я долга будетъ безъ дѣла укрывать свою особу и будетъ отысканъ въ пещерѣ или подвалѣ, то немедля будетъ приведенъ силой и поставленъ на наиболѣе опасную и тяжелую работу....."
   Дружинники еще не видѣли съ суши врага.
   Дружинниковъ, которые набраны изъ мирныхъ гражданъ, не подлежащихъ отбыван³ю воинской повинности, съ полной готовностью обучающихся воинскимъ пр³емамъ,- жестоко оскорбляютъ.
   За что? Пусть на это отвѣтитъ самъ Стессель передъ гласнымъ судомъ.
  

С²Х.

  
   24 мая, ночью, къ крѣпости подошелъ минный транспортъ и началъ разбрасывать мины. Его во время замѣтили батареи берегового фронта, особенно No 22, открыли огонь настолько удачный, что транспортъ пошелъ ко дну.
   Во время этой стрѣльбы я былъ у своего товарища по корпусу Ш. К. Минята, командира одной изъ ротъ Квантунскаго флотскаго экипажа, охранявшей береговой фронтъ.
   Во время оруд³йной канонады на батареѣ No 22 произошелъ взрывъ въ каналѣ пятаго оруд³я, слѣдств³емъ чего явилась смерть одного канонира и поранен³е еще 2-хъ нижнихъ чиновъ изъ числа оруд³йной прислуги.
   Подошедш³й непр³ятельск³й минный транспортъ огня по батареямъ берегового фронта не открывалъ. Командиръ батареи No 22 немедленно по телефону доноситъ начальнику сектора о происшедшемъ несчастьи.
   На слѣдующ³й день начальникъ крѣпостной артиллер³и генералъ-ма³оръ Бѣлый въ приказѣ своемъ дѣлаетъ командиру батареи No 22 шт.-кап. Вамензону выговоръ.
   Казалось, что этимъ инцидентъ долженъ былъ быть исчерпанъ.
   Но при Стесселевскомъ режимѣ это было не такъ просто.
   Генералъ Стессель любилъ дѣлать все по своему. Вотъ что мы читали въ приказѣ за No 305
   Экстренно.
   - "Сегодня 26 мая нарочно былъ на батареѣ No 22, произведя самый тщательный осмотръ 5-го оруд³я, я пришелъ къ убѣжден³ю, что порча замка, смерть канонира Бондарева и поранен³е канонировъ Гурскаго и Лар³онова произошло отъ попавшаго снаряда съ судовъ противника, стрѣльба котораго имѣла мѣсто во время стрѣльбы батареи No 22 по непр³ятельскому минному транспорту и былъ этой батареей затопленъ съ разстоян³я 1000 саженъ отъ батарей".

 []

   Не говоря уже о томъ, что генералъ Стессель не имѣлъ право самолично устанавливать причины и подробности происшедшаго, а долженъ былъ это поручить особой комисс³и изъ свѣдущихъ лицъ,- я утверждаю, что все это ложь. Транспортъ огня не открывалъ, а взрывъ произошелъ въ каналѣ оруд³я благодаря самой же прислугѣ (затяжной выстрѣлъ).
   Но Стессель хотѣлъ, чтобы на батареѣ разорвался снарядъ и его приказъ это установилъ.
   Мало того, онъ идетъ дальше.
   Въ приказѣ за No 306 повѣствуется слѣдующее:
   "При посѣщен³и сего числа (26 мая) батареи No 22 я разспросами и подробнымъ личнымъ разслѣдован³емъ твердо (!) установилъ: что въ ночь съ 24 на 25 мая минный транспортъ противника во время установки имъ минъ, подъ прикрыт³емъ миноносца былъ потопленъ удачными выстрѣлами съ батареи No 22 подъ командой капитана Вамензона, а потому, беря во вниман³е сильную стрѣльбу противника по этой батареѣ, а также потоплен³е судовъ этой батареей, не въ первый разъ, я полагаю, что при соотвѣтственномъ представлен³и подлежащаго начальства, капитанъ Вамензонъ подлежитъ, по удостоен³и георг³евской думой, имѣющ³й собраться завтра, 27 мая, награжден³ю орденомъ Св. Георг³я 4-ой степени".
   Начальникъ артиллер³и приказываетъ отобрать у г.г. офицеровъ свой приказъ съ выговоромъ Вамензону.
   И такъ, вмѣсто вполнѣ заслуженнаго выговора - Георг³евск³й крестъ!?!
   Дума въ Артурѣ Вамензону креста не присудила.
   Все это стало очень скоро достоян³емъ всего гарнизона и подѣйствовало на офицеровъ самымъ удручающимъ образомъ.
   Временщикъ творилъ свою волю. Офицеры съ отдан³емъ этого приказа поняли, что о справедливости не можетъ быть и рѣчи.
   Лично на меня все это произвело ошеломляющее впечатлѣн³е.
   Если дѣлаетъ подлость офицеръ, его клеймятъ, его удаляютъ изъ своей среды. А генералъ во всеуслышан³е подписывается подъ ней.
   Мы бѣсновались, но приходилось молчать. Но это было только начало. Впослѣдств³и Георг³евск³е кресты вѣшались на грудь людей, иногда въ полномъ смыслѣ недостойныхъ, скажу больше прямо-таки позорныхъ "героевъ", каковыми явились г. Рейсъ и Савицк³й.
   Вамензонъ за всю осаду безусловно заслужилъ Георг³я за мѣткую и крайне удачную стрѣльбу, но только не за дѣло въ ночь на 25-ое Мая.
   Генералы-же Фокъ, Рейсъ, Савицк³й не георг³евскаго креста заслужили,- а суда, самаго строгаго.
   Только судъ установитъ, что это были за черные люди для многострадальнаго Артура.
  

СХ.

  
   Съ занят³емъ Зеленыхъ горъ генералъ-лейтенантъ Смирновъ началъ спѣшно укрѣплять уже предгор³е Угловой горы, Волчьи горы, Дагушань и Сяогушань. Особенное вниман³е было обращено на послѣдн³я.
   Онѣ, представляя изъ себя два горныхъ массива, расположенныя подъ угломъ другъ къ другу, - были положительно неприступны, защищая весь западный фронтъ крѣпости, но только при услов³и владѣн³я нами Волчьими горами.
   По всей лин³и кипѣла работа. Генералъ Смирновъ дѣлалъ все отъ него зависящее, чтобы привести крѣпость въ должный видъ и, насколько былъ въ силахъ, исправлялъ всѣ ошибки, допущенныя при разработкѣ плана, главными виновниками которыхъ явились присланные сюда ранѣе инженеръ-генералъ Величко, профессоръ инженерной академ³и, и начальникъ инженеровъ крѣпости генералъ Базилевск³й.

 []

   Упомянувъ имя Базилевскаго, я долженъ сказать нѣсколько словъ о томъ, какъ онъ относился къ труженикамъ печатнаго слова.
   Когда генералъ Базилевск³й узналъ, что я поселился на время у подполковника Рашевскаго, онъ пришелъ въ крайнее раздражен³е и приказалъ немедленно меня убрать.
   Покойный Сергѣй Александровичъ вернувшись домой откровенно мнѣ сообщилъ, что вѣщалъ ему грозный начальникъ.
   Пусть не обезсудитъ генералъ Базилевск³й, что я предаю это гласности.
   Полностью вся вина за ошибки въ распланирован³и крѣпости должна лечь на упомянутыхъ двухъ генераловъ. А между тѣмъ генералъ Величко считается въ Росс³и авторитетомъ и учитъ будущихъ инженеровъ.
   Пока шли работы на передовыхъ позиц³яхъ и въ крѣпости, генералъ Стессель занимался домашними дѣлами. Разрабатывался въ штабѣ ра³она проектъ цѣнъ прачешной.
   Продолжали писать хозяйственные приказы. Въ No 313 мы читали:
   "Скашивать пшеницу, покупая ее у китайцевъ, разрѣшается только у передовыхъ позиц³й, которыя могутъ быть и оставлены, но косить пшеницу, хотя бы и съ соглас³я, у фортовъ крѣпости, которые разумѣется всегда намъ будутъ принадлежать не дозволяется, т. к. жители останутся безъ хлѣба".
   Здѣсь приведу крайне интересный эпизодъ: приказъ этотъ состоялся лишь послѣ того, когда во дворъ Стесселя было привезено нѣсколько возовъ скошенной пшеницы для собственной надобности, а скошена она была именно у фортовъ крѣпости.
   Мы читали эти приказы и умилялись. Въ особенности мы восторгались когда генералъ впадалъ въ юмористическ³й тонъ.
   Приказъ No 315
   "Лично провѣривъ вчера порядокъ занят³я крѣпости, я эти замѣчан³я объявляю. Тѣ замѣчан³я, кои донесутъ проч³я начальствующ³я лица будутъ объявлены особо:
   1) Сказано было всѣмъ выходить, мног³я части не вышли: саперы, минеры, желѣзнодорожная рота, запасные батальоны и разныя команды, а вѣдь давно ли подтверждалось, что по приказан³ю о выходѣ всѣ до одного вооруженн

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 276 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа