Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 20

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

="justify">   Капитанъ Успенск³й, узнавъ, что Загоровск³й везетъ устное приказан³е объ отступлен³и, немедленно повернулъ коня и былъ таковъ.
   Загоровск³й отправился одинъ.
   Пришлось взбираться по крутому подъему. Встрѣчавш³еся офицеры тревожно спрашивали, какое онъ везетъ распоряжен³е. Посланный не имѣлъ права сообщать серьезнаго приказан³я. Одинъ изъ офицеровъ, разсерженный его отказомъ, требовалъ, чтобы Загоровск³й, какъ нижн³й чинъ, исполнилъ его требован³е.
   Загоровск³й категорически заявилъ, что приказан³е имъ будетъ передано только полковнику Бутусову и поэтому посовѣтовалъ разсвирѣпѣвшему офицеру успокоиться.
   Подыматься приходилось по столь крутому подъему, что въ концѣ концовъ Загоровск³й совершенно изнемогъ и, добравшись съ большими усил³ями до вершины, попросилъ одного изъ стрѣлковъ позвать къ нему полковника Бутусова.
   Бутусовъ спустился.
   Загоровск³й въ полголоса передалъ ему приказан³е.
   - Эхъ, Владиславъ Адальбертовичъ, Владиславъ Адальбертовичъ! Отчего вы не прибыли пятью минутами раньше! Вы спасли бы жизнь моего дорогого Бирюлькина!- Въ глазахъ. Бутусова сверкнули слезы. Бирюлькинъ вмѣсто поручика Барабашева повелъ людей въ атаку и только, только поднялся, какъ. первой пулей былъ убитъ въ лобъ наповалъ.
   Приказан³е объ отступлен³и было привезено во-время. Съ наступлен³емъ разсвѣта держаться было бы немыслимо. Участокъ Пальчевскаго былъ занятъ японцами, они обстрѣливали Бутусова во флангъ и съ разсвѣтомъ безусловно бы его отрѣзали.
   Отступлен³е подъ покровомъ сгущавшагося тумана началось и прошло до рѣчки въ долинѣ сравнительно благополучно. Здѣсь отступавшихъ начали поражать огнемъ пулеметовъ и оруд³й. Самыя значительныя потери мы понесли только при переходѣ долины.
   Когда Загоровск³й уѣхалъ къ Бутусову, я проѣхалъ въ штабъ. По дорогѣ встрѣтилъ поручика Миропольскаго.
   - Куда?
   - Ѣду узнать, когда начнется отступлен³е.
   Въ штабѣ засталъ опять всѣхъ въ страшномъ возбужден³и. Неизвѣстность терзала. Горячились, спорили.
   Науменко у телефона въ самомъ невозможномъ настроен³и.
   - Какъ тамъ рѣшатъ?
   - Навѣрное, рѣшатъ отступить.
   - Я ничего не получаю. Мнѣ ничего не даютъ знать. 11-ая верста отмалчивается. Чѣмъ же все это кончится? Давно пора рѣшить. Отступить необходимо сейчасъ, немедленно, а то будетъ поздно.
   За столомъ больше всѣхъ горячатся артиллеристы. Дѣйствительно, они еще ничего не знаютъ.
   Поручикъ Алексѣевъ сердится, доказываетъ, что слѣдуетъ держаться. Ужасно этотъ мальчикъ былъ уморителенъ въ своемъ паѳосѣ.
   Князь Чхейдзе недоволенъ полковникомъ Мехмандаровымъ на томъ основан³и, что тотъ не знаетъ, что дѣлать съ ввѣреннымъ ему дивиз³ономъ.
   Мехмандаровъ волнуясь ходитъ по дворику.
   Поручикъ Алексѣевъ срываетъ свою злость на пойманномъ старикѣ китайцѣ. Его гдѣ-то захватили якобы сигнализирующимъ.
   - Разсерженный юноша приказываетъ стрѣлкамъ отвести въ сторону и разстрѣлять. Друг³е заступаются, протестуютъ.
   За столомъ шумъ усиливается.
   Князь Чхейдзе сидитъ на краю стола и иронизируетъ по адресу Мехмандарова:
   - Какой начальникъ, только о ceбѣ заботится!
   Наконецъ вернулся Миропольск³й.

 []

   - Господа, отступать! Денщики, укладывать вещи!
   - Слава Богу! раздался облегченный возгласъ.
   Все засуетилось. Денщики быстро стали убирать вещи, палатки.
   Чуть забрезжило утро.
   Прошелъ къ Науменко. Онъ попрежнему у телефона.
   Отступлен³е рѣшено. Нужно предупредить 11-ую версту.
   - Да я вотъ непрерывно трезвоню, не могу дозвониться. Спятъ тамъ - что ли? Мнѣ некогда - я ѣду къ Роману Исидоровичу. Передайте, что отступлен³е началось.
   Съ этими словами онъ ушелъ.
   Я началъ съ остервенѣн³емъ звонить.
   Минутъ десять я неистовствовалъ.
   Наконецъ мнѣ отвѣтилъ чей-то недовольный голосъ. Обстоятельно ругнувъ этотъ голосъ, я передалъ:
   - Генералъ Кондратенко приказалъ передать генералу Фоку, что отступлен³е праваго отряда началось...
   Этимъ и кончились всѣ переговоры съ 11-й верстой. Начали собирать станц³ю...
   Опять около Кондратенко.
   - Батареи отошли, заняли выбранныя позиц³и?
   - Такъ точно, ваше превосходительство. Отступлен³е будетъ прикрывать капитанъ Скрыдловъ. Остальныя батареи, Чхейдзе и капитана Пузанова, заняли дальнѣйш³я ар³ергардныя позиц³и.
   - А мортирный взводъ поручика Дударова?
   - Тоже ушелъ.
   Свистъ пуль то утихнетъ, то опять усилится, Одинъ за другимъ возвращаются конные охотники. Отступлен³е сейчасъ начнется.
   - ...Четыре часа - успѣемъ, глядя на часы, спокойно говоритъ Кондратенко.
   Когда отступлен³е было рѣшено, получается записка генерала Фока: "Я отступаю, а вы какъ хотите".
   Этотъ шедевръ хранится у флигель-адъютанта полковника Семенова.
   Ужъ близокъ, близокъ разсвѣтъ, ужъ мѣсяцъ блѣднѣетъ. Уже предразсвѣтный туманъ стелется, какъ молочная пелена, у подножья горъ, въ долинѣ и клубясь подымается вверхъ, застилаетъ скаты.
   Но вотъ отступлен³е началось.
   Туманъ нашимъ въ помощь.
   По всей лин³и затрещалъ ружейный огонь.
   Наши не бѣгутъ, отступаютъ съ боемъ. По всей лин³и Зеленыхъ горъ бѣшеный огонь усиливается и приближается.
   Роты отступаютъ въ полномъ порядкѣ, прикрывая себя отстрѣливающимися взводами.
   Генералъ Кондратенко лично руководитъ отступлен³емъ.
   Пора бы и уйти дальше - пули свистятъ все сильнѣе. Но Кондратенко ничего не замѣчаетъ.
   Начало свѣтать. Ярко заалѣлъ востокъ. Туманъ уже густо окуталъ до половины кряжъ Зеленыхъ горъ, по гребнямъ и верхнимъ скатамъ которыхъ ползутъ японцы, поддерживая невѣроятно сильный огонь по отступающимъ. Огонь ихъ мало дѣйствителенъ - туманъ прикрываетъ отступлен³е. Поддерживается только ружейный огонь, оруд³я молчатъ.
   Разсвѣло.
   Первая и самая трудная часть отступлен³я - очищен³е Зеленыхъ горъ - окончена совершенно въ полномъ порядкѣ и съ незначительными потерями. Отъ деревни Ходзятунь до самаго берега моря на высотахъ, спускающихся въ Луньвантаньскую долину, вновь залегли наши цѣпи.
   Резервъ отведенъ въ долины, балки и лощины.
   Взошло солнце, разсѣялся туманъ.
   Вмѣсто ожидаемой японцами паники, они увидѣли грозную силу нашихъ стрѣлковыхъ цѣпей и почувствовали, что въ нихъ направлены жерла оруд³й батарей, ставшихъ на новыя, имъ еще неизвѣстныя позиц³и.
   Такъ началъ отступлен³е правый отрядъ.
   Во время очищен³я Зеленыхъ горъ, на нашемъ лѣвомъ флангѣ японцы наткнулись на роковое мѣсто, "самодѣйствующ³й фугасъ".- Только шматки и клочья полетѣли, говорили мнѣ потомъ стрѣлки пулеметной команды поручика Лебедева. Кромѣ того, нѣсколько взрывовъ, произведенныхъ подъ личнымъ наблюден³емъ завѣдующаго фугасными работами поручика Дебагор³й-Мокр³евича, помимо паники среди наступающихъ, дали возможность, задержавъ отступлен³е, спасти нѣсколько пулеметовъ.
  

CXXV.

  
   Лишь только взошло солнце и разсѣялся туманъ, противникъ открылъ ожесточенный огонь изъ всѣхъ своихъ оруд³й.
   Но напрасно: войска и батареи перемѣнили позиц³и.
   Бомбы одна за другой рвутся на позиц³яхъ, гдѣ вчера были расположены батареи, а сегодня оказавшихся пустыми.
   Нужно снова вести пристрѣлку, но найти батареи очень трудно - опытъ заставилъ и пр³училъ насъ хорошо примѣняться къ мѣстности, маскировать батареи.
   Наши батареи время отъ времени посылаютъ противнику то бомбу, то шрапнель - словно дразнятъ его...
   7 часовъ утра.
   Съ Высокой горы все наше расположен³е, какъ на ладони. Только оруд³й туда имъ не втащить - больно она ужъ крута.
   Со стороны Артура подходятъ свѣж³я роты для прикрыт³я отступлен³я.
   Роты идутъ съ музыкой, бодро, весело.
   Японцы, очевидно, въ недоумѣн³и - примемъ мы бой, или отступимъ.
   Въ нашемъ расположен³и царитъ полный порядокъ. Задымились походныя кухни. По дорогѣ впередъ и назадъ тянутся извозчики, рикши, носилки. Изъ Артура спѣшатъ добровольные санитары изъ гражданъ.
   Не этого ожидали японцы послѣ двухдневнаго боя. Они ожидали повторен³я того, что было на Киньчжоу.
   Передовой перевязочный пунктъ быстро работаетъ: большой еще приливъ раненыхъ.
   Особенно на себя обращаетъ вниман³е летуч³й морской отрядъ, организованный докторомъ Кефели и работающ³й подъ непосредственнымъ его руководствомъ.
   Докторъ Кефели, прибывш³й сюда по собственной иниц³ативѣ, принесъ огромную пользу во время всего двухдневнаго боя, находясь со своимъ отрядомъ все время впереди, подъ Зелеными горами - въ сферѣ непр³ятельскаго ружейнаго огня.
   Не говоря уже о прекрасно обученномъ фельдшерскомъ персоналѣ, составѣ санитаровъ, обил³и перевязочныхъ средствъ и медикаментовъ,- по свидѣтельству докторовъ пѣхотныхъ частей, огромную пользу принесли санитарныя легоньк³я двухколесныя повозки, перевозка на которыхъ приноситъ ничтожное безпокойство раненымъ, требуя всего лишь 3-хъ человѣкъ, свободно, быстро, безъ напряжен³я силъ доставляющихъ раненыхъ въ госпиталь.
   Между тѣмъ носилки требуютъ огромныхъ усил³й, и переноска на нихъ крайне мучительна.
   Мнѣ много разъ приходилось слышать, какъ раненые просили остановиться.
   - Мочи нѣтъ, погодите, дайте отдохнуть - жалобно молили они санитаровъ.
   А путь отъ Зеленыхъ горъ до Артура - 18 верстъ.
   Перевозка же въ колясочкахъ Кефели была чистымъ благодѣян³емъ для раненыхъ.
   Оборудован³е этихъ колясокъ было произведено по мысли доктора Кефели и подъ его личнымъ наблюден³емъ и сопровождалось очень несложными работами. Брался двухколесный рессорный ходъ рикши, и къ нему придѣлывались съ устойчивымъ дномъ носилки съ ручками - вотъ и все.
   Что же касается носилокъ, то, не говоря уже о тѣхъ мукахъ, которыми сопровождалась переноска раненыхъ - носилки эти были оборудованы изъ гнилого, ветхаго, негоднаго матер³ала.
   На моихъ глазахъ разыгрывались тяжелыя сцены, въ особенности я много ихъ наблюдалъ 13 ³юля.
   Несутъ очень тяжело раненаго. Страдалецъ стонетъ - видимо,страшно мучается.
   Вдругъ брусья ломаются, и раненый летитъ на землю, или застреваетъ въ самомъ неудобномъ положен³и.

 []

   Запасныхъ носилокъ, конечно, нѣтъ, и несчастнаго верстъ 10-15 несутъ на рукахъ.
   Тотъ, кто былъ когда-нибудь раненъ, пойметъ, что это за муки.
   Возмущенный такими порядками, я сообщилъ объ этомъ въ редакц³ю, хотѣлъ написать громоносную статью. Напрасныя волнен³я и трудъ - цензура считала, что опубликован³е такихъ сообщен³и можетъ повредить оборонѣ крѣпости.
   Говорилъ я объ этомъ инспектору госпиталей, покойному генералъ-ма³ору Церпицкому; указывалъ ему, что это не единичные случаи, что это наблюдается мной очень часто.
   - Скажите мнѣ, что я могу подѣлать съ этими мошенниками? Вѣдь это цѣлая строго организованная каста. Всѣ воруютъ, отъ старшаго до младшаго. Наворовались, кажется, достаточно въ мирное время - куда ни взглянешь, всюду и вездѣ недохватъ или рухлядь; казалось бы, можно успокоиться - такъ нѣтъ. Не хотятъ пожалѣть людей теперь, когда люди умираютъ, страдаютъ отъ ужасныхъ ранъ. Теперь... вы понимаете?- теперь, когда льется кровь, мнѣ приходится бороться съ хищен³ями и не маленькими, а большими хищен³ями въ госпиталяхъ.
   Вѣдь это не люди, а звѣри как³е-то.
   Хочу уволить какого-нибудь мерзавца смотрителя - чуть ли не съ поличнымъ поймалъ - вы думаете я, инспекторъ госпиталей, въ силахъ это сдѣлать? нѣтъ! паршивецъ лѣзетъ къ Стесселю, къ Вѣрѣ Алексѣевнѣ, тѣ заступаются, и молодецъ остается на мѣстѣ, посвистывая себѣ въ кулакъ.
   Представьте, каково мое положен³е!
   Капитанъ Бондаревъ, смотритель своднаго госпиталя - вѣдь это убѣжденный мошенникъ, но онъ безотвѣтственъ.
   Почему? Потому, что въ домѣ Стесселя онъ свой человѣкъ и любимецъ Вѣры Алексѣевны. Онъ доставляетъ туда вино, консервы, все, все, что необходимо. Посмотрите, онъ еще наградами будетъ осыпанъ.
   А сколько у насъ такихъ Бондаревыхъ, только масштабомъ поменьше!
   Теперь вы понимаете, что я могу сдѣлать, какъ офиц³альное лицо, инспекторъ госпиталей крѣпости Портъ-Артуръ?-
   Все сказанное покойнымъ было совершенно вѣрно - грабили всѣ, кто только хотѣлъ. Это такъ.
   Но генералу не слѣдовало опускать рукъ. Онъ, очевидно, забывалъ, что онъ генералъ русской арм³и, слѣдовательно ея офицеръ, и поэтому не могъ, не долженъ былъ допускать этого грабежа. Генералъ - старш³й офицеръ; старш³й воинъ не можетъ допустить, чтобы младш³е, подчиненные ему, воины грабили.
   Онъ долженъ былъ протестовать до тѣхъ поръ, пока былъ въ силахъ. Протестовать на словахъ и на бумагѣ, настаивать, требовать увольнен³я грязныхъ людей, предан³я ихъ суду.
   Какъ бы генералъ Стессель ни велъ себя дико, онъ въ концѣ концовъ сдался бы.
   Были же люди въ Артурѣ, истинные офицеры, которые его поддержали бы и сообща заставили Стесселя уступить.
   Наконецъ, онъ могъ бы доносить, непрестанно доносить о всѣхъ злоупотреблен³яхъ своему непосредственному начальнику, коменданту крѣпости генералъ-лейтенанту Смирнову.
   Въ дѣлахъ штаба, по крайней мѣрѣ, остался бы матер³алъ, который, богато иллюстрируя дѣятельность этихъ ненасытныхъ кровоп³йцъ и лучшихъ союзниковъ японцевъ, далъ*бы возможность теперь потребовать ихъ къ отвѣту.
   Широкое разоблачен³е всѣхъ этихъ злоупотреблен³й показало бы, что переносили защитники Портъ-Артура отъ внутреннихъ враговъ.
   Разоблачен³я эти доказали бы Росс³и, какихъ трудовъ стоило защищать Артуръ, и, можетъ быть, во мнѣн³и общества поднялись бы защитники Артура, восемь долгихъ мѣсяцевъ бывш³е въ полномъ разобщен³и со всѣмъ м³ромъ.
   Артуръ и артурцы преданы забвен³ю, мало того - на нихъ смотрятъ чуть ли не съ презрѣн³емъ, забывая, обидно забывая, что мнимую твердыню пришлось защищать отъ союзныхъ враговъ.
   А кто не знаетъ, что внутренн³й, домашн³й врагъ лютѣе и опаснѣй нѣсколькихъ явныхъ?
   Генералъ Церпицк³й убитъ при исполнен³и своихъ обязанностей почти въ самомъ концѣ осады, но я не могу обойти его упрекомъ. Его дѣятельность въ качествѣ инспектора госпиталей осажденной крѣпости была пассивной, мало продуктивной. Онъ слабо боролся со зломъ, которое систематически губило изнывающ³й гарнизонъ.
   Санитарно-медицинская часть въ общей сложности была поставлена отвратительно, скажу больше - преступно. Не явись среди молодыхъ докторовъ энергичныхъ, честныхъ, преданныхъ долгу людей, санитарныя услов³я подготовили бы разложен³е въ гарнизонѣ значительно раньше.
   Къ этому вопросу я вернусь еще очень подробно во второй части моей книги, гдѣ буду разбирать причины сильныхъ цынготныхъ заболѣван³й, приведшихъ гарнизонъ къ полному разложен³ю.
   Цынга же - бичъ въ осажденной крѣпости.
  

---

  
   Около 8 часовъ утра Кондратенко съ Семеновымъ проѣхали въ штабъ, отнесенный версты на двѣ назадъ, и начали передавать Стесселю о результатахъ начатаго отступлен³я.
   Шли бурныя пререкан³я съ штабомъ ра³она.
   Когда Романъ Исидоровичъ кончилъ передачу, я подошелъ къ нему съ просьбой разрѣшить организовать санитарный отрядъ для уборки раненыхъ и убитыхъ въ Луньвантаньской долинѣ.
   - Я согласенъ, конечно. Поѣзжайте съ Богомъ, только предупреждаю, что я начну отступать ровно въ и часовъ, объ этомъ отдано по отряду приказан³е.
   Я отправился къ отряду доктора Кефели. Всѣ доктора были страшно измучены 48-часовой безпрерывной работой. Положительно валились съ ногъ.
   Согласился съ нами ѣхать докторъ Коклюгинъ, но съ тѣмъ услов³емъ, чтобы я ему привезъ отъ генерала приказан³е.
   Я и поручикъ Миропольск³й опять мигомъ слетали въ штабъ. Говорю о желан³и доктора Коклюгина Роману Исидоровичу - онъ улыбается.
   - Давайте книжку - я напишу. Докторъ-то хитеръ; ну, да ладно, вотъ вамъ, поѣзжайте съ Богомъ.

 []

   - Ваше превосходительство, только когда мы двинемся, вы прикажите по всей лин³и прекратить огонь, а то ерунда выйдетъ.
   - Понятная вещь, я сейчасъ сообщу - и съ этими словами пошелъ къ Семенову, затѣмъ обернулся и добавилъ: помните, въ 11 часовъ начинаю отступать, не замѣшкайтесь!
   Ровно въ 9 часовъ отрядъ тронулся.
   Въ составъ его вошли докторъ Коклюгинъ, отрядный адъютантъ поручикъ Миропольск³й, медицинск³й фельдшеръ отряда доктора Кефели Николай Чаевъ, около 40 рикшъ, морск³я санитарныя повозки, носилки и около 200 санитаровъ.
   Всѣ, кто были верхомъ, взяли въ стремена флагштоки съ полотнищами, осѣненными краснымъ крестомъ. Большинство санитаровъ тоже взяли флаги.
   Какъ только мы показались на первомъ перевалѣ, огонь по всей оборонительной лин³и сталъ стихать.
   Наши стрѣлки и батареи замолчали.
   Противникъ поддерживалъ рѣдк³й огонь.
   Лишь только мы показались на второмъ перевалѣ, насъ встрѣтили шрапнелью.
   - Что же это за безобраз³е, неужели японцы не видятъ нашихъ флаговъ, вѣдь этакъ насъ всѣхъ перебьютъ, мы совершенно открыты - сердился докторъ Коклюгинъ.
   Дѣйствительно, отрядъ представлялъ прекрасную цѣль: масса санитаровъ, китайцевъ, везшихъ простыя рикши, санитарныя повозки - все это сомкнутой колонной подвигалось впередъ довольно медленно.
   Направо и налѣво отъ дороги лежали въ лощинахъ наши резервы. Офицеры, стрѣлки что-то кричали намъ, махали шапками: очевидно, о чемъ-то просили.
   Задерживаться было некогда.
   Я былъ вполнѣ увѣренъ, что какъ только съ Высокой горы (тамъ у японцевъ былъ уже наблюдательный пунктъ) замѣтятъ красный крестъ - огонь будетъ немедленно прекращенъ.
   Дѣйствительно, послѣ нѣсколькихъ залповъ шрапнелью противникъ стихъ.
   Мы подвигались впередъ при полной тишинѣ.
   - Очевидно, насъ замѣтили и поэтому прекратили огонь, съ нѣкоторой гордостью обращается ко мнѣ поручикъ Миропольск³й: молодцы япошки, образованная нац³я, уважаютъ красный крестъ.
   - Посмотримъ, что будетъ дальше, говоритъ докторъ Коклюгинъ: я что-то плохо вѣрю японцамъ.- Онъ никакъ не могъ простить японцамъ только что рвавшихся шрапнелей.
   - А случай съ докторомъ Мгеладзе - дали же ему убрать раненыхъ, возражаю я и стараюсь себя увѣрить, что все будетъ благополучно.
   Спустились наконецъ въ Литангоускую долину. Все тихо. Молчатъ наши, умолкли японцы.
   Около деревушки Литангоу, гдѣ вчера былъ штабъ, останавливаетъ меня одинъ изъ офицеровъ и горячо проситъ привезти убитаго наповалъ ротмистра Бирюлькина.
   - Пожалуйста, не забудьте - онъ оставленъ за деревней; не было никакой возможности его вынести во время отступлен³я. Очень, очень васъ прошу. Вынести, ей Богу, не могли. Ужасно обидно, ужасно досадно.
   - Будьте покойны, непремѣнно принесемъ, съ глупой увѣренностью отвѣтилъ я просившему.
   Я только теперь узналъ, что Александръ Меѳод³евичъ убитъ, и съ поразительной ясностью, до мельчайшихъ подробностей вспомнились проведенные съ нимъ въ этой же долинѣ вечера. О чемъ только не бесѣдовали мы съ нимъ? Съ какимъ хорошимъ, добрымъ чувствомъ онъ говорилъ о подчиненныхъ ему нижнихъ чинахъ. Онъ ихъ любилъ, уважалъ, а главное, онъ видѣлъ въ нихъ такихъ же людей, какъ онъ самъ.
   Онъ всегда производилъ на меня глубокое впечатлѣн³е своей незлобивостью послѣ выдержанныхъ 18 жестокихъ боевъ.
   На подполковника Бутусова смерть его помощника произвела глубокое впечатлѣн³е. Отступая съ отрядомъ къ Артуру, отступая съ боемъ, послѣ страшнаго переутомлен³я трехдневнымъ боемъ, онъ посылаетъ еще съ пути письмо въ редакц³ю и проситъ почтить имъ память погибшаго товарища.

 []

   Вотъ что мы читали на слѣдующ³й день.
   "Памяти штабъ-ротмистра пограничной стражи Александра Меѳод³евича Бирюлькина, убитаго при штурмѣ участка Зеленыхъ горъ, занятыхъ японцами въ 2 часа ночи.
   "Вѣчная память, другъ и товарищъ, скромный, тих³й, сердечный и незлобивый! Въ твоемъ золотомъ сердцѣ было столько горячей любви къ своему ближнему и меньшему брату - солдату! Всему находилъ ты прощен³е и во всемъ видѣлъ только хорош³я стороны.
   Часто любовались мы въ разгарѣ боя на твою фигуру въ накидкѣ, безстрашно ходившую въ адѣ шрапнелей и пуль. Не слышно было отъ тебя хвастливыхъ рѣчей, а само молчан³е говорило о высотѣ исполненнаго тобою долга. Такъ и теперь ты погибъ, исполняя свято свой долгъ. Честь и слава тебѣ! Товарищи и сослуживцы оплакиваютъ тебя и скорбятъ всей душой.

П. Бутусовъ".

  
   Мы быстро подвигались впередъ, къ устью долины. Чѣмъ ближе мы были къ устью, тѣмъ чаще и чаще свистѣли пули.
   Съ пути были высланы впередъ два конныхъ охотника съ приказан³емъ стать на высотахъ по ту и другую сторону устья долины съ тѣмъ, чтобы весь непр³ятельск³й фронтъ Зеленыхъ горъ обратилъ вниман³е на знаки краснаго креста.
   Охотники 26 полка карьеромъ пронеслись впередъ, лихо взобрались на вершины и стали, какъ вкопаные, высоко поднявъ флаги, слегка раздуваемые утреннимъ вѣтромъ.
   Противникъ замѣтилъ флаги (еще бы - на разстоян³и какой-нибудь полуверсты) и совершенно прекратилъ огонь.
   Подвигаемся среди общаго молчан³я; только больш³я зеленыя мухи на деревьяхъ заливаются.
   Отлично! Начало хорошо.
   Всѣ пр³ободрились.
   Смотрю... налѣво наша застава. Стрѣлокъ изъ уступа ската машетъ рукой, указывая въ сторону японцевъ и кричитъ во все горло:
   - Тамъ ихняя застава-а-а!
   - Вотъ вѣдь несуразный, чего это онъ надрывается? Неужто не видитъ нашихъ флаговъ?
   Отрядъ втягивался въ самое устье.
   Дорога давала крутой поворотъ. Едва мы повернули, подставивъ свой флангъ, послѣдовалъ залпъ за залпомъ; имъ аккомпанировало пѣн³е отдѣльныхъ пуль.
   Потомъ сразу пули засвистали ближе, впиваясь въ землю, ударяясь о камни.
   Не такъ страхъ, какъ обида заговорила въ каждомъ изъ насъ.
   Ѣхали съ лучшимъ человѣческимъ чувствомъ, окрыленные надеждой подобрать раненыхъ - и вдругъ такой пр³емъ...
   Неужели японцы нарочно стрѣляли, издѣвались надъ нами?
   Мы, а за нами весь отрядъ, остановились. Продолжать путь было немыслимо.
   Огонь усиливался; итти впередъ - итти на вѣрную смерть.
   Повернули назадъ. Насъ провожали огнемъ. Только скрывшись за поворотомъ, мы были въ относительной безопасности. Въ отрядѣ было нѣсколько легко раненыхъ китайцевъ и санитаровъ. По удивительной случайности потерь людьми не было.
   Сзади остался поручикъ Миропольск³й - ему нужно было снять охотниковъ и дождаться ихъ. Они все еще стояли на вершинахъ. Какъ ихъ не убили, я до сихъ поръ понять не могу. Положимъ, одинъ изъ нихъ и лошадь были ранены.
   Отправляясь съ отрядомъ, каждый изъ насъ сознавалъ, что идетъ на нѣсколько рискованное предпр³ят³е. Лин³я противника растянулась на нѣсколько верстъ. Всегда среди японцевъ могли найтись фанатики и во время уборки раненыхъ поражать одиночными выстрѣлами. Но никто изъ насъ не допускалъ мысли. что, подпустивъ на 800-900 шаговъ, насъ встрѣтятъ залпами. Это было дѣйств³е не отдѣльныхъ лицъ, эти залпы не могли ускользнуть отъ вниман³я начальства.
   Значитъ, насъ обстрѣливали сознательно! Война прошла, но итоги ея еще не подведены. Этотъ возмутительный фактъ долженъ быть предметомъ разбирательства на международной мирной конференц³и.
   Стягъ краснаго креста всегда неприкосновененъ.
   Возможно, что они будутъ отрицать этотъ фактъ.
   Но фактъ остается фактомъ.
   Не одна сотня людей, помимо насъ, составлявшихъ этотъ отрядъ, были свидѣтелями этой дикой выходки японцевъ.
   Японцы никоимъ образомъ не могли считать посылку столь значительнаго отряда уловкой съ нашей стороны.
   Предположен³е, что мы, прикрываясь краснымъ крестомъ, хотѣли начать отступлен³е и, образовавъ подъ его сѣнью нѣчто въ родѣ арьергарда, отступить безъ потерь, падаетъ.
   Они, видя все наше расположен³е и тыловыя дороги, всегда могли замѣтить начавшееся отступлен³е.
   Да, наконецъ, они могли послать навстрѣчу открыто вступавшему въ ихъ расположен³е отряду, вооруженному лишь святымъ стремлен³емъ помочь страждущимъ, своихъ парламентеровъ и путемъ переговоровъ установить срокъ перемир³я для уборки раненыхъ или мотивированно вовсе отклонить его.
   Выѣхавшихъ охотниковъ съ огромными бѣлыми флагами они всегда могли принять за парламентеровъ, не замѣтить же ихъ они, безусловно, не могли, равно какъ и двигавш³йся по долинѣ отрядъ съ многочисленными флагами. Я помню, что даже у китайцевъ, везшихъ рикши, были маленьк³е флаги.
   Общее отступлен³е было назначено въ и часовъ - отрядъ же былъ встрѣченъ огнемъ въ половинѣ десятаго.
   Повторяю, съ высоты ихъ наблюдательныхъ пунктовъ все наше расположен³е съ тыловыми дорогами было какъ на ладони.

 []

   Въ этотъ пер³одъ времени весь нашъ отрядъ оставался неподвижнымъ на мѣстѣ. Японцы могли по дорогамъ наблюдать лишь движен³е раненыхъ и подходивш³е резервы.
   Они, собственно, даже не могли предугадать - примемъ ли мы бой, или начнемъ отступать.
   Все это вмѣстѣ взятое заставило меня горько разочароваться въ моемъ довѣр³и къ гуманности японцевъ.
   Это были жесток³е враги, которые для достижен³я намѣченной цѣли пренебрегали самымъ высокимъ чувствомъ, которое должно быть даже у враждующихъ, но культурныхъ сторонъ, чувствомъ, имя которому - милосерд³е къ раненому врагу.
   Ровно въ 11 часовъ началось дальнѣйшее отступлен³е.
   Отрядъ, прикрываемый сильнымъ огнемъ артиллер³и и стрѣлковыхъ цѣпей арьергарда, сталъ въ полномъ порядкѣ отходить къ Артуру.
   Японцы сильно тѣснили нашъ арьергардъ, но ничего не могли сдѣлать.
   Въ полномъ и безусловномъ порядкѣ шло отступлен³е. О какой бы то ни было паникѣ, сумятицѣ, безтолковщинѣ не было и помину.
   Послѣ полудня отрядъ былъ уже въ виду фортовъ Артура. Часть его прошла прямо въ крѣпость, часть заняла правофланговую послѣднюю передовую позиц³ю на лин³и горы Дагушань и Сяогушань.
   За Дагушанемъ начиналась уже эспланада крѣпости.
   Позиц³я на Дагушанѣ была послѣднимъ опорнымъ пунктомъ и въ связи съ позиц³ями на Волчьихъ горахъ имѣла огромное значен³е для дальнѣйшей обороны Артура.
   Посмотримъ, что было у Фока, какъ онъ отступилъ, и что онъ натворилъ на Волчьихъ горахъ.
  

СХХѴ².

Бой 13 ³юля. Отрядъ генерала Фока.

Защита охотничьими командами 16-го полка подпоручиковъ Бурневича и Яфимовича высотъ 113 и 125.

  
   Вечеромъ 12 ³юля было замѣчено, что противникъ большими силами началъ передвижен³е изъ г. Дальняго по направлен³ю нашего лѣваго фланга.
   Ночь прошла покойно.
   Рано утромъ, около 4 часовъ, противникъ сталъ тѣснить у деревень Хумучино и Хухая нашихъ казаковъ, которые по лин³и этихъ деревень несли сторожевую службу.
   Завязалась оживленная перестрѣлка. По всей лин³и наступлен³я японцы начали разворачивать густыя цѣпи. Горсть нашихъ казаковъ упорно задерживала наступлен³е, но превосходство въ численности заставило ихъ постепенно отходить.
   Всѣ окружныя горы въ густомъ туманѣ. Какъ ни напрягаютъ зрѣн³е - ничего не видно.
   Къ 5 часамъ туманная завѣса стала рѣдѣть.
   Съ высоты 113 ясно различаютъ, что у деревни Сакаизы сосредоточивается непр³ятель. Людямъ приказано снять палатки и отходить въ окопы. Стрѣлки, утомленные безсонными ночами, томительной сторожевой службой, молча убираютъ палатки. Быстро убрали палатки, залегли въ окопы.
   Кругомъ полная тишина.
   Утренн³й холодъ бодритъ утомленныхъ людей.
   Въ окопахъ постепенно начинается оживлен³е. Начались разговоры, уже кто-то шутитъ. Не одно суровое лицо, съ печатью долгихъ лишен³й въ жизни, а особенно на войнѣ, просвѣтляется улыбкой.
   Воздухъ, насыщенный испарен³ями, становится все прозрачнѣй, быстро свѣтаетъ.
   Еще немного - и встанетъ солнце. Покажется его красно-золотой сегментъ надъ горизонтомъ тихо-тихаго океана...
   Первый оруд³йный выстрѣлъ глухо пронесся по горамъ.
   - Смотри - ползутъ, тьма тьмущая!
   - Пусть претъ. Подавай больше, сказано - Куропаткинъ никого отселѣ домой не пуститъ.
   - Вотъ ты разсуждатель большой, языкъ чешешь, огорошиваетъ строг³й взводный: а винтовка у тебя заржавлена. Бить языкомъ о зубы - мастеръ. Посмотрю, сколько ты сегодня настрѣляешь. Я до тебя давно добираюсь.
   - Четвертый взводъ къ подпоручику Бурневичу, на лѣвый флангъ. Шагомъ маршъ!
   Еще съ вечера было рѣшено, что въ случаѣ наступлен³я 4-й взводъ команды подпоручика Яфимовича усилитъ цѣпь 1-й охотничьей команды въ виду величины занимаемой ею позиц³и на высотѣ 125.
   Въ половинѣ шестого непр³ятель сталъ постепенно развивать артиллер³йск³й огонь - сразу взялъ высоту 94.
   Черезъ 10 минутъ, согласно диспозиц³и, высота эта была оставлена занимавшей ее ротой шт.-кап. Веселовскаго, которая отошла въ Толингоуское ущелье.
   Черезъ нѣсколько минутъ на гребнѣ 94 уже выставленъ флажокъ. Давъ имъ взобраться побольше, Бурневичъ ихъ встрѣтилъ залповымъ огнемъ.
   Знаменоносецъ полетѣлъ кубаремъ.
   Еще нѣсколько залповъ, и японцы исчезли, выставивъ лишь посты, которыхъ наши отдѣльные стрѣлки снимали одного за другимъ.
   Замѣтивъ, что высота 125 не даетъ никому показаться на 94; непр³ятель всю силу огня перенесъ на нее и въ особенности старался сосредоточить огонь на ея вершинѣ, гдѣ находился пулеметъ.
   Плохо пришлось пулеметной командѣ. Надъ ней непрерывно рвались шрапнели. Одинъ уже убитъ, другой раненъ...
   Стойко они держались. Команда таяла. Подпоручикъ Яфимовичъ, замѣтивъ, что стрѣлки на 125 несутъ больш³я потери, послалъ въ поддержку еще одинъ взводъ. Противникъ тѣмъ временемъ расширилъ площадь обстрѣла и началъ пристрѣливаться къ высотѣ 113 съ разстоян³я 3-хъ верстъ.

 []

   Благодаря прекрасно замаскированнымъ окопамъ и блиндажамъ, онъ не могъ разсмотрѣть своей стрѣльбы и послѣ 38 минутъ перенесъ часть огня на батарею шт.-кап. Швиндтъ.
   Часамъ къ семи, въ лощинѣ у деревни Хухая, мимо Юпилазы, показались 15 ротъ въ батальонныхъ колоннахъ и, продвинувшись къ высотѣ 125, на пространство, непоражаемое еще ружейнымъ огнемъ, стали разворачиваться въ густыя цѣпи.
   Одинъ батальонъ остался въ общемъ резервѣ.
   Разсыпавшись въ цѣпь, японцы стройно, быстро начали наступать одиннадцатью густыми цѣпями на высоту 125.
   Быстро двигались японцы. Разстоян³е между ними и высотой 125 замѣтно сокращается. Стрѣлки съ холоднымъ вниман³емъ слѣдятъ за движущимся врагомъ. Упорно, настойчиво онъ идетъ.
   - Не смѣть стрѣлять безъ команды!
   - Не стрѣлять безъ команды, какъ эхо, повторяютъ взводные...
   - Прицѣлъ 1200.
   - Прицѣлъ 1200, опять эхо взводныхъ...
   Стрѣлки замерли, ждутъ, а шрапнель п-пахъ-п-пахъ надъ головами. Раненые прибываютъ.
   - Взводъ!- пли!
   - Взводъ!- пли!
   Залпъ за залпомъ. Еще, еще...
   Пулеметъ тоже дѣлаетъ свое.
   Первая цѣпь японцевъ дрогнула...
   Валится ихъ много...
   Побѣжали въ сторону...
   На смѣну другая цѣпь.
   Уже ближе...
   Наши залпы учащаются...
   И это не задержало...
   Раненые ихъ ползутъ, вскакиваютъ, бѣгутъ, опять падаютъ. Видно, какъ корчатся въ агон³и. На смѣну имъ третья цѣпь.
   Наши грохочутъ. Надъ головами безпрерывно рвется шрапнель. Остервенѣли. Не замѣчаютъ раненыхъ, не слышатъ ихъ стоновъ.
   Только и слышно:
   - Взводъ! пли!
   Японцы уже совсѣмъ близко. Дрогнувш³я цѣпи оправившись поддерживаютъ наступающ³я и лѣзутъ на высоту со всѣхъ сторонъ. А внизу стройными лин³ями подходятъ все новыя цѣпи. Конца имъ нѣтъ.
   Одни наши взводы стрѣляютъ по дальнимъ, друг³е по ближнимъ.
   Залпы прекратились. Пошла стрѣльба пачками. Трескъ кругомъ.
   Японцы въ нѣсколькихъ шагахъ стрѣляютъ въ упоръ. Пулеметчики всѣ перебиты. Пулеметъ отправленъ въ Талингоу.
   Началось обстрѣливан³е окоповъ бризантными снарядами.
   Японцы отогнаны. Не выдержали огня нашихъ. Но внизу ихъ все прибываетъ.
   Оправились - опять лѣзутъ. Ихъ бьютъ, страшно бьютъ, но ихъ много. Бризантныя бомбы дѣлаютъ свое дѣло. Окопы сметены. Раненыхъ много. Приходится на нихъ расходовать людей.
   Къ 12 часамъ отъ команды въ 150 человѣкъ осталось 40.

 []

   Но люди помнятъ, что безъ приказан³я отступаютъ только трусы, и геройски защищаютъ ввѣренную имъ пядь земли.
   Японцы лѣзутъ со всѣхъ сторонъ. Уже показались на гребнѣ, ихъ сбрасываютъ штыками.
   Одинъ, совершенно озвѣрѣлый, съ пылающимъ лицомъ, горящими глазами японецъ, вскочивъ на гребень, какъ бы въ безум³и крикнулъ:
   - Здравствуй, русск³й!
   - Прощай, японецъ, отвѣтилъ ему нашъ стрѣлокъ, пырнувъ штыкомъ.
   Несчастный фанатикъ опрокинулся навзничь и стремглавъ полетѣлъ съ крутизны.
   Держаться однимъ дальше невозможно. Высота 125 окружалась со всѣхъ сторонъ.
   Подпоручикъ Бурневичъ послалъ за подкрѣплен³емъ.
   Отвѣтъ - высылается.
   Горсть людей еще часъ защищаетъ ввѣренную имъ высоту, горячо надѣясь, что ежеминутно должна подойти поддержка.
   1-я охотничья команда 16 полка ведетъ себя геройски.
   Несмотря на свою численность, японцы не могутъ взять высоту: стрѣлки стойко обороняются.
   Наконецъ прислано приказан³е полковника Савицкаго - "отступить" на высо

Другие авторы
  • Никитин Андрей Афанасьевич
  • Сологуб Федов
  • Гофман Эрнст Теодор Амадей
  • Крейн Стивен
  • Лукьянов Александр Александрович
  • Гиацинтов Владимир Егорович
  • Шатобриан Франсуа Рене
  • Засецкая Юлия Денисьевна
  • Оськин Дмитрий Прокофьевич
  • Честертон Гилберт Кийт
  • Другие произведения
  • Шекспир Вильям - Сцена из трагедии Шекспира "Ромео и Юлия". Действ. Ii, сц. 2
  • Милюков Павел Николаевич - Война и вторая революция
  • Ирецкий Виктор Яковлевич - Воспоминания о Н. С. Гумилеве
  • Губер Борис Андреевич - Осколки
  • Горький Максим - Заключительная речь на первом всесоюзном съезде советских писателей 1 сентября 1934 года
  • Гнедич Петр Петрович - Ораторы
  • Арцыбашев Михаил Петрович - М.Н.Николаев. Особенности творчества М.П.Арцыбашева
  • Кошко Аркадий Францевич - Очерки уголовного мира царской России. Книга третья
  • Вяземский Петр Андреевич - О московских журналах
  • Нарбут Владимир Иванович - Нарбут В. И.: биобиблиографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 387 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа