Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 4

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

принять самыя строжайш³я мѣры, чтобы казарменныя помѣщен³я и древесныя около нихъ насажден³я не портились вновь занявшими ихъ частями."
   Приказъ этотъ даже самому неразвитому фельдфебелю ясно говорилъ, что начальникъ ра³она его отдалъ безъ всякой видимой надобности, а исключительно для того, чтобы показать свою власть, подорвать авторитетъ коменданта крѣпости. Каждый мало-мальски знакомый съ военной дисциплиной прекрасно понималъ, что не комендантъ осажденной крѣпости долженъ слѣдить за неприкосновенностью "древесныхъ насажден³й".
   Какъ я уже сказалъ, съ самаго назначен³я генерала Стесселя начальникомъ ра³она, всѣ темныя силы гарнизона зашевелились, сгруппировались около своего стараго начальника и составили явную оппозиц³ю генераламъ Смирнову и Кондратенко.
   Комендантъ крѣпости, конечно, не обращалъ на это вниман³я, работая надъ создан³емъ крѣпости. Но работать было трудно, въ каждомъ пустякѣ ему старались ставить препоны.
   25-го марта начальникъ ра³она, въ приказѣ своемъ за No 61, пишетъ:
   -" 19, 20, 21 марта Намѣстникъ изволилъ произвести объѣздъ и осмотръ батарей и фортовъ крѣпости Портъ-Артура и укрѣпленной Киньчжоуской позиц³и.
   Въ приказѣ Его Превосходительства выражена благодарность начальникамъ за трудъ и работу, которые выполнены въ крѣпости Портъ-Артуръ.
   Генералъ-адъютантъ Алексѣевъ изволилъ выразить благодарность и удовольств³е по поводу обороны Киньчжоуской позиц³и. "Я считаю себя счастливымъ, что командую такими отличными войсками, которыя подъ руководствомъ своихъ начальниковъ и инженеровъ дѣлаютъ весело и скоро въ 1 1/2 мѣсяца то, что потребовало бы въ обыкновенное время, вѣроятно, не менѣе 1/2 года".

 []

   Я положительно знаю, съ какой цѣлью писался этотъ приказъ. Одно могу предположить, что съ единственной цѣлью - цѣлью надувательства. Но кого хотѣли надуть? Самихъ себя - для этого не стоило труда. Гарнизонъ? Его можно было надуть, но это было безцѣльно. Испытавъ на своихъ плечахъ дальнѣйш³я тяжести крѣпостныхъ работъ, онъ понялъ, что напрасно Намѣстникъ писалъ: "...считаю своимъ пр³ятнымъ долгомъ выразить мою искреннюю признательность бывшему коменданту крѣпости, а нынѣ начальнику сухопутной обороны укрѣпленнаго ра³она генералъ-лейтенанту Стесселю..." за блестящ³й успѣхъ работъ, (приказъ начальника укрѣпленнаго ра³она 23-го марта No 5б), которыя ему, гарнизону, пришлось неустанно вести въ течен³е всей осады".
   Въ Артурѣ прекрасно знали, что энергичныя работы повелись лишь съ пр³ѣздомъ новаго коменданта. Съ пр³ѣздомъ генерала Смирнова въ течен³е 15 дней на огромной лин³и обороны Артура и Цзиньжоуской позиц³и не могло быть сдѣлано столько, сколько можно было произвести работъ въ течен³е полугода.
   Очевидно, этимъ хотѣли кого-то надуть. Возможно, что этотъ приказъ писался для устрашен³я японцевъ, которые черезъ газету могли прочесть о блестящемъ состоян³и работъ въ Артурѣ и позиц³и. Какъ оптимистически ни были настроены наши полководцы въ отношен³и высадки японцевъ, тѣмъ не менѣе всегда были подъ страхомъ ея.
   Намѣстникъ благодарилъ и считалъ своимъ пр³ятнымъ долгомъ выразить генералу Стесселю свою искреннюю признательность за блестящ³й успѣхъ работъ; генералъ Стессель печатно признавался, что онъ счастливъ командовать такими славными войсками и т. д.
   Читали мы все это, но отлично понимали, что приказъ писался не для насъ и рѣшили, что отданъ онъ для устрашен³я японцевъ. Прочтутъ японцы, что у насъ обстоитъ все блестяще, и не высадятся.
  

---

  
   Когда генералу Смирнову доложили о томъ, что изъ крѣпости вывозится масса продуктовъ первой необходимости, онъ отдалъ приказъ, какъ комендантъ крѣпости, коимъ вывозъ продуктовъ былъ воспрещенъ. Посыпались отовсюду протесты, жалобы сначала къ самому коменданту. Генералъ Смирновъ, въ отвѣтъ на всѣ жалобы строжайше подтвердилъ, что вывозъ продуктовъ окончательно и безусловно воспрещенъ.
   Недовольные обратились съ жалобой на коменданта къ начальнику ра³она; въ числѣ ихъ былъ и мой товарищъ по корпусу капитанъ Радецк³й, прибывш³й изъ сѣверной арм³и для закупки провиз³и въ должности интендантскаго офицера. Капитанъ Радецк³й вывезъ также нѣсколько вагоновъ.
   Генералъ Стессель, вопреки строжайшему приказу о невывозѣ, пишетъ Смирнову, что онъ находитъ возможнымъ разрѣшить и разрѣшилъ уже просившимъ вывозъ припасовъ и предлагаетъ ему отмѣнить отданное распоряжен³е.
   Генералъ Смирновъ немедленно отдалъ приказан³е начальнику жандармовъ строго слѣдить за исполнен³емъ его распоряжен³я, добавивъ, что за малѣйшее ослушан³е онъ будетъ предавать суду и судить по законамъ военнаго времени.
   Начальнику ра³она онъ очень любезно разъяснилъ что не вправѣ разрѣшать вывозъ припасовъ изъ ввѣренной ему крѣпости, которая можетъ бытъ подвергнута тѣсной блокадѣ.
   Началась невообразимая путаница. Не знали, кого слушать. Крѣпость раздѣлилась на два лагеря.
   Все честное, правдивое было на сторонѣ Смирнова; большинство старшихъ и болѣе дальновидныхъ на сторонѣ начальника ра³она; на сѣверѣ какъ будто ничего не знали.
   Но комендантъ крѣпости, обладая желѣзной волей, имѣя такого преданнаго помощника, какъ генералъ Кондратенко, безъ шума, неуклонно обходилъ всѣ затруднен³я, шелъ къ намѣченной цѣли, употреблялъ все свое "я" на создан³е крѣпости, прекрасно понимая, что рано или поздно она будетъ отрѣзана.
   День смѣнялъ день.
   Наступила Пасха.
   Работы въ крѣпости, несмотря на велик³й праздникъ, прекратились лишь на одинъ день.
   29-го марта работы возобновились. По улицамъ города замѣчалось особенное оживлен³е. Матросы тащили на батареи снятыя съ судовъ оруд³я большого калибра. Я вглядывался въ выражен³е лицъ трудившихся и читалъ въ нихъ полную увѣренность, что люди надѣялись на лучшее будущее.
   Ввиду сильнаго недостатка оруд³й для батарей сухопутнаго фронта комендантъ крѣпости вошелъ въ соглашен³е съ адмираломъ Макаровымъ и получилъ съ судовъ много оруд³й, главнымъ образомъ "Канэ" и противуштурмовыя.
   Всякая попытка начальника ра³она въ серьезномъ вредить общему дѣлу парализовалась.
  

XXXII.

  
   30-го марта, въ 7 часовъ вечера, отрядъ миноносцевъ въ составѣ 8 судовъ, подъ брейдъ-вымпелами капитановъ 2-го ранга Бубнова и Елисѣева, при тихой погодѣ вышелъ изъ Артура на дальн³я развѣдки.
   Къ ю часамъ погода рѣзко измѣнилась. Небо быстро заволакивалось, сгущался туманъ, заморосилъ дождь. Въ такую ночь противникъ могъ открыться въ разстоян³и не болѣе полукабельтова.
   Команда, несмотря на полное отсутств³е практики въ мирное время, теперь, въ боевой обстановкѣ, была совершенно покойна. Безсовѣстно лгутъ тѣ, которые говорятъ, что нашъ народъ не можетъ дать хорошихъ моряковъ.
   Я видѣлъ ихъ въ морскомъ бою и удивлялся безстраш³ю моряковъ, ихъ находчивости, безграничному покою и смѣтливости.
   Лишь бы были хорош³е руководители, а остальное будетъ.
   Нашъ солдатъ и матросъ герои въ квадратѣ, потому что ихъ выпустили на войну неподготовленными, и совершенно не умѣли ими руководить.
   Къ полуночи отрядъ вошелъ въ группу острововъ. Мгла настолько сгустилась, а непрерывно ливш³й дождь образовалъ столь плотную завѣсу, что миноносцы не различали другъ друга. Кругомъ непроницаемая темень; мертвая тишина глубокой ночи нарушалась лишь ритмитическимъ стукомъ машины. Благодаря тьмѣ, близости острововъ, массѣ на пути лежавшихъ подводныхъ камней, отрядъ шелъ самымъ малымъ ходомъ, ор³ентируясь въ своемъ пути лишь крикомъ чаекъ, ночевавшихъ на берегахъ встрѣчныхъ острововъ.
   Приблизительно около 12-ти часовъ миноносецъ "Страшный" потерялъ отрядъ и заблудился въ островахъ.
   Въ 2 часа въ морѣ замѣтилъ огни. Принявъ ихъ за свой отрядъ, "Страшный" сталъ ихъ держаться.
   Лишь только забрезжилъ разсвѣтъ, командиръ приказалъ поднять "позывные". Въ тотъ же моментъ съ судовъ, обрисовавшихся въ рѣдѣющемъ туманѣ, въ отвѣтъ на "позывные" грянулъ залпъ. Туманъ всколыхнулся - и что же? У берега идутъ шесть непр³ятельскихъ миноносцевъ и два двухъ-трубныхъ крейсера, которые залпами начали осыпать "Страшнаго".
   Открывъ огонь изъ своей слабой артиллер³и, командиръ далъ самый полный ходъ впередъ, взявъ курсъ на Артуръ. Но было уже поздно. Все было на сторонѣ противника: и численность, и сила, и больш³й ходъ.
   Непр³ятель настигалъ, засыпая снарядами.

 []

   Попавшимъ снарядомъ разорванъ командиръ капитанъ 2-го ранга Юрасовск³й и перебита вся прислуга у носовой артиллер³и. Снаряды быстро разрушаютъ миноносецъ, заполняя палубу ранеными и убитыми.
   Но машина продолжала работать, миноносецъ не потерялъ еще своей жизненной силы,- онъ уходилъ. Въ сердцѣ каждаго еще теплилась надежда на спасен³е. Прислуга поддерживала оруд³йный огонь.
   Лейтенантъ Малѣевъ, принявш³й командован³е миноносцемъ, энергично распоряжается, даетъ указан³я, весело подбадриваетъ. Онъ всюду: то на кормѣ, то на носу. Въ немъ бьетъ ключемъ жизнь, и жажда жизни, и призрачная надежда на помощь и спасен³е заставляютъ его забыть, не ощущать, что кругомъ и вокругъ смерть, что огонь противника все усиливается, что море кипитъ, какъ въ котлѣ, отъ падающихъ и рвущихся снарядовъ. Мичманъ Акинф³евъ падаетъ пораженный въ бокъ. Команда тонетъ. Вой, трескъ, свистъ снарядовъ. Стоны, крикъ, мольбы и проклят³я раненыхъ и умирающихъ.
   Лейтенантъ Малѣевъ, улучивъ удобный моментъ, посылаетъ изъ кормового миннаго аппарата мину въ настигающ³й миноносецъ крейсеръ. Цѣль достигнута.
   Крейсеръ накренился и тотчасъ же отсталъ. Къ нему подошелъ другой крейсеръ и два миноносца. Положен³е значительно измѣнилось. Только четыре миноносца громятъ "Страшный". Окрыленный надеждой и напутствуемый своимъ командиромъ минеръ Черепановъ бросается ко второму аппарату, но лишь только взялся за спускную ручку, какъ мину попавшимъ въ нее снарядомъ разорвало. Результаты ужасны! Инженеръ-механикъ Дмитр³евъ разорванъ пополамъ, всѣхъ вблизи стоявшихъ разметало,- машина остановилась. Японцы тоже остановились и на разстоян³и 35 саженъ разстрѣливали миноносецъ. Новый снарядъ добиваетъ мичмана Акинф³ева, продолжавшаго еще распоряжаться, и даетъ подводную пробоину. Послѣдняя 47 мм. пушка подбита. Миноносецъ гибнетъ. Лейтенантъ Малѣевъ, убѣдившись, что спасен³я нѣтъ, что минуты "Страшнаго" сочтены, поднялъ голову своего соратника, механика Дмитр³ева, простился и, поцѣловавъ его со словами: "Прощай, дорогой товарищъ!" бодро обратился къ оставшейся командѣ:
   "Лучше погибнемъ, но не сдадимся".- Подбѣжавъ къ пятиствольной митральезѣ, снятой имъ самимъ съ японскаго брандера, онъ открылъ бѣглый огонь по непр³ятелю.
   Дорого отдавалъ свою жизнь Малѣевъ!!!
  

XXXIII.

  
   Огнемъ митральезы разбило мостикъ одного миноносца, разворотило трубу другого.
   Противникъ, ожесточенный такимъ упорствомъ, залпами добивалъ героевъ. Спасш³еся видѣли, какъ Малѣеву сбило фуражку,- ранило въ високъ. Видѣли, какъ онъ упалъ...
   "Страшный" съ грудами труповъ и корчившихся въ мучен³яхъ, залитый кровью, быстро погружался.
   Вдругъ японцы прекратили огонь и стали отходить.
   Со стороны Ляотешаня шелъ на помощь "Смѣлый".
   Было поздно: "Страшнаго" заливала волна, раненые боролись съ океаномъ и - тонули.
   - "Братцы", крикнулъ Малѣевъ,- "спасайтесь!"
   Это были его послѣдн³я слова, больше его не видѣли.
   Изъ 48 человѣкъ команды и 4 офицеровъ - спаслось 5 матросовъ, которыхъ подобралъ, подъ огнемъ непр³ятеля, летѣвш³й на помощь "Баянъ".
   Опасность для "Баяна" во время спасан³я погибавшихъ съ "Страшнаго" съ каждой минутой увеличивалась. Огонь подошедшихъ шести большихъ судовъ и отряда миноносцевъ сосредоточился на немъ.
   Эскадра наша спѣшила на помощь. "Петропавловскъ", а за нимъ въ кильватеръ вытянувш³яся суда летѣли къ мѣсту боя.
   Выстроившись въ боевой порядокъ и принявъ въ строй "Баянъ", эскадра погнала противника, открывъ по немъ огонь. Скрывшись за видимостью горизонта Артура, на "Петропавловскѣ" замѣтили на С.-В. непр³ятельскую эскадру въ количествѣ 18 вымпеловъ. Обѣ эскадры противника шли на соединен³е по направлен³ю Ляотешаня. Повернувъ обратно и ставъ подъ защиту береговыхъ батарей, наша эскадра начала мѣнять строй фронта.
   Вдругъ у носа "Петропавловска" показывается огромный столбъ воды, слышится мягк³й звукъ взрыва мины, непосредственно за нимъ второй взрывъ, болѣе интенсивный, - вся средняя часть огромнаго броненосца объята пламенемъ и тучей желтовато-бураго дыма. Корма поднялась къ верху, винты, вертясь, блестятъ на солнцѣ. Черезъ 1 1/2 минуты броненосца не стало. На его мѣстѣ лишь плескались мутныя холодныя волны.
   Мног³е видѣли взрывъ "Петропавловска".
   Золотая гора сообщила объ этомъ въ портъ. Въ городѣ мгновенно узнали объ ужасномъ несчаст³и. Но никто не зналъ ничего положительнаго, никто не хотѣлъ вѣрить, что Макаровъ погибъ.

 []

   Я никогда не забуду того оживлен³я и растерянности, которая царила въ порту. Всѣ напряженно ждали вѣстей съ эскадры.
   Наконецъ, входитъ миноносецъ. Командиръ отчетливо въ рупоръ говоритъ:
   - "Петропавловскъ" погибъ. Макаровъ былъ на немъ. Его ищутъ.
   Каждый послѣдовательно входивш³й миноносецъ подтверждалъ эту ужасную вѣсть.
   Тотъ, кто былъ въ эти дни въ крѣпости, знаетъ, что это были за тяжелые дни.
   Всѣ словно остолбенѣли.
   Мы мало еще знали Макарова, но его энерг³я и свѣтлый умъ заставляли вѣрить въ него и надѣяться.
   Что же погубило "Петропавловскъ" и Макарова?
   Въ ночь, предшествовавшую катастрофѣ, адмиралъ былъ на "Д³анѣ", стоявшей въ дежурствѣ на внѣшнемъ рейдѣ. Съ крейсера замѣтили за Плоскимъ мысомъ небольш³я суда. Адмиралъ Макаровъ принялъ ихъ за свои миноносцы и, несмотря на убѣдительные доводы, что это не наши, не разрѣшилъ открыть огонь. Это были дѣйствительно японск³е заградители, на минахъ которыхъ погибъ "Петропавловскъ" и подорвалась "Побѣда".
  

XXXVI.

  
   1-го апрѣля въ Артуръ прибылъ Намѣстникъ и принялъ командован³е надъ флотомъ.
   Во внутренней гавани, на судахъ эскадры царило какое-то затишье. Не было той оживленной дѣятельности, которая съ ранняго утра занималась въ восточномъ и западномъ бассейнахъ. Прибыт³е Намѣстника хотя и внесло нѣкоторое оживлен³е, но оно далеко было отъ того, что было при покойномъ адмиралѣ. Чувствовалось, что всѣ, отъ матроса до адмирала, находятся подъ тяжелымъ впечатлѣн³емъ неожиданной катастрофы.
   Но малодушествовать было не время.
   Генералъ Смирновъ еще энергичнѣе работалъ надъ возведен³емъ укрѣплен³й. Онъ и генералъ Кондратенко день-деньской проводили на лин³и сухопутной обороны Артура.
   Въ порту работы по задѣлыван³ю пробоинъ "Цесаревича", "Ретвизана", "Побѣды" и "Паллады", въ буквальномъ смыслѣ слова, - кипѣли. Инженеры Кутейниковъ и Свирск³й не знали отдыха.
   Если мы, какъ бывш³е граждане Артура, должны свидѣтельствовать потомству о героизмѣ гарнизона Артура, то не въ меньшей степени должны удивляться самоотверженной работѣ тружениковъ Невскаго и Балт³йскаго заводовъ. Имъ мы обязаны, что 10-го ³юня эскадра была уже въ полной боевой готовности.

 []

  

XXXVII.

  
   2~ro апрѣля, въ началѣ 9 ч. утра, на горизонтѣ вновь показался японск³й флотъ. Онъ словно хотѣлъ провѣрить, какое впечатлѣн³е произвели смерть Макарова и гибель "Петропавловска".
   Приближен³е японскаго флота заставило всѣхъ встрепенуться. Дѣятельность нервовъ приподнялась. Всѣ съ мужествомъ рѣшили перенести испытан³е четвертой бомбардировки.
   Подойдя къ Ляотешаню, японск³й флотъ открылъ огонь по укрѣплен³ямъ береговой обороны, сосредоточивая его, главнымъ образомъ, на батареяхъ Тигроваго полуострова и проходѣ.
   Наши батареи, эскадра, расположенная на внутреннемъ рейдѣ, энергично, безпрерывно и весьма удачно отвѣчали перекиднымъ огнемъ.
   Продолжавшаяся съ перерывами до часу дня бомбардировка для японцовъ была почти безрезультатной.
   Взрывами случайно легшихъ у поднож³я Перепелиной горы снарядовъ тяжело были ранены два санитара и убито 7 китайцевъ. Кромѣ того, одинъ снарядъ разорвался въ одной изъ казармъ Тигроваго полуострова. Тамъ тоже было нѣсколько раненыхъ и убитыхъ.
  

XXXVIII.

  
   Меня всегда поражало, что во время бомбардировокъ населен³е города мало обращало вниман³я на громъ выстрѣловъ и смертельную опасность отъ рвущихся снарядовъ. Жизнь текла обычнымъ путемъ. Со дня гибели "Петропавловска", послѣ ошеломляющаго впечатлѣн³я, произведеннаго этимъ несчаст³емъ, и въ особенности, послѣ бомбардировки 2-го апрѣля - энерг³я какъ бы удвоилась. Работы повсюду шли ускореннымъ темпомъ.
   Послѣ послѣдней бомбардировки намѣстникъ приказалъ спѣшно минировать море у Ляотешаня.
   Еще ранѣе адмиралъ Лощинск³й докладывалъ покойному адмиралу Макарову о необходимости широкаго примѣнен³я минной обороны Артура и Бицзыво, гдѣ предполагалась высадка дессанта. Адмиралъ Макаровъ скептически относился къ миннымъ загражден³ямъ, категорически отклонивъ пользован³е ими по тѣмъ соображен³ямъ, что они "срываются" и опасны для самихъ себя, и, главное, что онъ надѣется черезъ 2-3 мѣсяца самъ овладѣть моремъ.
   Только послѣ бомбардировки 2бго февраля и 9-го марта адмиралу Лощинскому было приказано поставить мины у южнаго берега Ляотешаня.
   При разстановкѣ въ первыхъ числахъ апрѣля минъ съ плотиковъ произошло несчаст³е. Мины не были тщательно осмотрѣны и одна изъ нихъ, получивъ ударъ колпакомъ о шлюпку, вѣроятно, вслѣдств³е бокового сообщен³я въ соляномъ контактѣ, попавъ въ воду,- взорвалась. Убитъ лейтенантъ Поль и нѣсколько человѣкъ матросовъ.
  

XXXIX.

  
   Съ сѣвера доносились тревожныя вѣсти о неудачномъ сражен³и на Ялу; утверждалось мнѣн³е, что Артуръ будетъ отрѣзанъ, что японцы готовятъ транспортныя суда для дессанта. Носились упорные слухи о готовящейся новой гранд³озной попыткѣ заградить входъ въ гавань.
   Работы по вооружен³ю и укрѣплен³ю крѣпости быстро подвигались впередъ, суда чинились. Только на кинжоуской позиц³и онѣ велись крайне вяло за недостаткомъ людей, строительныхъ матер³аловъ и какой-то совершенно непонятной инертности начальника ра³она и генерала Фока.
   Генералъ Стессель сидѣлъ въ Артурѣ, писалъ приказы, вмѣшиваясь въ дѣятельность Смирнова, донимая его придирками, а кинжоускую позиц³ю всецѣло предоставилъ генералу Фоку.
   7-го апрѣля начальникъ ра³она въ приказѣ за No 110 пишетъ:-"При объѣздѣ сего числа я видѣлъ слѣдующее...
   "Въ первой батареѣ 7-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго дивиз³она вывѣсили бѣлье на деревья. Много разъ было говорено, чтобы этого не было. Фельдфебель зналъ о запрещен³и вѣшать бѣлье на деревья, видѣлъ неисполнен³е и ничего не сказалъ подчиненнымъ. Грязь у казармъ большая.
   "Предлагаю коменданту крѣпости "Портъ-Артуръ" и командующему 7-й восточно-сибирской стрѣлковой дивиз³ей принять самыя энергичныя мѣры, чтобы мои приказан³я и распоряжен³я, которыя отдаются, принимались для исполнен³я, а не къ свѣдѣн³ю. Если будетъ личная, постоянная повѣрка, то подобнаго явлен³я не произойдетъ".
   "Этотъ приказъ писался по адресу двухъ лицъ, которыя всю энерг³ю, способности вносили на создан³е крѣпости, обороной которой впослѣдств³и удивили весь м³ръ. Генералъ Стессель предлагаетъ лично провѣрять его распоряжен³я генералу Смирнову и Кондратенко, которымъ дня не хватало, чтобы провѣрить, указать и поправить необходимыя работы по вооружен³ю фортовъ, батарей и укрѣплен³й.
   Только тотъ можетъ понять, какъ тяжела была эта травля, кто жилъ въ Артурѣ, кто видѣлъ, какихъ нечеловѣческихъ трудовъ стоила гарнизону работа на оборонительной лин³и, и тотъ, кто впослѣдств³и, защищая крѣпость, поливалъ ее своей кровью.
  

LX.

  
   На кинжоуской позиц³и творилось нѣчто невѣроятное: генералъ Фокъ назначилъ комендантомъ послѣдней командира 5-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго полка полковника Третьякова, но власти ему не далъ и творилъ свою волю. Генералъ Фокъ пр³ѣзжалъ на позиц³ю, бранилъ офицеровъ и... уѣзжалъ.
   Когда же полковникъ Третьяковъ настойчиво просилъ оруд³й, снарядовъ для слабо-вооруженной позиц³и, просилъ инженеровъ, рабочихъ для исправлен³я никуда негодныхъ батарей, указывалъ на необходимость постройки блиндажей, умолялъ дать строительные матер³алы, требовалъ укрѣплен³я новыхъ горныхъ позиц³й,- генералъ Фокъ выходилъ изъ себя и кричалъ:

 []

   - Измѣнники, всѣ измѣнники, кто допускаетъ, что Кинжоу плохо укрѣпленъ! Японцы никогда не возьмутъ. Кинжоу. Я всю японскую арм³ю уничтожу здѣсь. Пусть они только осмѣлятся высадиться. Да, хоть японецъ и дуракъ, онъ никогда не двинетъ сюда своихъ силъ, ослабивъ этимъ главную арм³ю.
   Полковнику Третьякову приходилось выслушивать подобныя тирады отъ генерала, съ горечью сознавая, что толку ему не добиться, такъ какъ начальникъ ра³она думаетъ головой генерала Фока.
   Убѣдившись въ безплодности разговоровъ съ генераломъ Фокомъ, полковникъ Третьяковъ, будучи самъ сапернымъ офицеромъ по образован³ю, наличными средствами командуемаго имъ полка вмѣстѣ съ инженеромъ Ф. Шварцемъ работалъ надъ приведен³емъ кинжоуской позиц³и въ мало-мальски сносный видъ.
   Несмотря на то, что полковникомъ Третьяковымъ постоянно, при каждомъ удобномъ случаѣ, указывалось на болѣе, чѣмъ неудовлетворительное состоян³е кинжоуской позиц³и, на которую, въ силу простой логики, долженъ обрушиться первый ударъ осадной арм³и, ему не давали ни людей, ни матер³аловъ, ни инженеровъ, ни саперовъ.
   Мало того, что не давали новыхъ,- отняли одного изъ двухъ, бывшихъ уже на позиц³и.
   Какъ отняли?! Этого быть не можетъ!- скажетъ читатель.- Если бы я не зналъ нижеприведеннаго приказа, я тоже бы не повѣрилъ. Но приказъ состоялся и офицера на время убрали.
   Начальникъ ра³она, не поинтересовавшись познакомиться съ важнымъ стратегическимъ пунктомъ, каковымъ была кинжоуская позиц³я, на слово повѣрилъ генералу Фоку и отдалъ 8-го апрѣля за No 119 слѣдующ³й приказъ:
   "Прапорщикъ запаса Цвѣтковъ, находящ³йся нынѣ въ распоряжен³и военнаго инженера капитана фонъ-Шварца на кинжоуской позиц³и въ виду окончан³я саперныхъ работъ, откомандировывается отъ войскъ, подчиненныхъ командующему 4-й восточно-стрѣлковой дивиз³ей..."
   Я думаю, что сказать по поводу этого приказа ничего не приходится. Фактъ говоритъ самъ за себя.
  

XLI.

  
   Комендантъ крѣпости генералъ Смирновъ, въ виду массы ненадежнаго элемента среди китайскаго населен³я, принимавшаго участ³е въ спѣшно производимыхъ крѣпостныхъ работахъ, озабочиваясь тѣмъ, чтобы результаты работъ и планы вновь возводимыхъ укрѣплен³й не стали бы достоян³емъ японцевъ, приказалъ полковнику Уранову (приказъ отъ 7-го апрѣля No 288) организовать жандармско-полицейскую службу, которому и подчинилъ всю желѣзнодорожную, городскую и жандармскую полиц³ю. Полковникъ Урановъ 22-го апрѣля уѣхалъ на сѣверъ и все перешло подъ начальство ротмистра князя Микеладзе. Дѣло быстро наладилось. За китайцами былъ учрежденъ строжайш³й надзоръ. Японцы ничего не знали, что дѣлалось въ крѣпости. Такъ дѣла шли до 28-го мая.
   Но къ несчаст³ю 28-го мая князь Микеладзе со всѣми своими жандармами былъ ген. Стесселемъ высланъ за Ляотешань безъ права въѣзда въ Артуръ. Крѣпость осталась безъ жандармовъ. Шп³онамъ открылось широкое поле дѣятельности.
   Какъ и почему это все произошло, я подробно опишу въ одной изъ слѣдующихъ главъ.
   9-го апрѣля прибылъ съ утреннимъ поѣздомъ изъ Москвы редакторъ-издатель газеты "Новый край" подполковникъ Петръ Александровичъ Артемьевъ.
   Подполковникъ Артемьевъ въ началѣ января совершенно больной, по настойчивымъ совѣтамъ врачей, уѣхалъ на югъ Росс³и съ тѣмъ, чтобы предпринять серьезнѣйш³й курсъ лечен³я.
   Вѣсть о войнѣ застала его на пути изъ Сингапура въ Коломбо. Несмотря на необходимость лечен³я, Артемьевъ бросилъ все и примчался назадъ въ Артуръ. Я познакомился съ нимъ въ первый день его пр³ѣзда. Онъ произвелъ на меня впечатлѣн³е человѣка совершенно больного. Только глаза его говорили о той силѣ воли, которая заставила его забывать физическ³я страдан³я и вернуться къ исполнен³ю своего долга. Газета на время отъѣзда была имъ поручена военному прокурору полковнику Тыртову. Но Артемьевъ, этотъ идейный борецъ за Дальн³й Востокъ Росс³и, не могъ оставаться вдали отъ центра разыгравшихся событ³й; больной еще тѣломъ, но бодрый духомъ, онъ вернулся, чтобы лично руководить газетой, которую и довелъ до самой капитуляц³и Артура.
   Вмѣстѣ съ Артемьевымъ прибылъ его новый помощникъ Н. Н. Веревкинъ.
   Какихъ трудовъ стоило издан³е газеты, знаютъ только тѣ, кто работалъ въ ней. День въ день, ночь въ ночь кругомъ нея рвались снаряды, окончательно разрушивъ здан³е однимъ 11-дюймовымъ снарядомъ въ ночь на 13-е октября. А сколько непр³ятностей и преслѣдован³я ей пришлось выдержать отъ высшаго начальства!
   Я думаю, что никто изъ мало-мальски порядочныхъ людей не могъ допустить, что дѣятели печати въ осажденномъ Артурѣ преслѣдовали как³я бы то ни было своекорыстныя, личныя цѣли. Работали они во имя идеи, идеи защиты крѣпости отъ врага. Они всѣми силами старались поддерживать бодрость духа въ гарнизонѣ и населен³и. Они воспитывали ихъ въ сознан³и, что лучше доблестная смерть, чѣмъ позоръ сдачи и плѣна.
   Единственнымъ здоровымъ развлечен³емъ за 11 мѣсяцевъ былъ "Новый Край".
   А сколько стоилъ труда выпускъ каждаго номера!
   Весь Артуръ кипѣлъ негодован³емъ на ген. Стесселя и его приспѣшниковъ, но газета не могла явиться выразителемъ общественнаго мнѣн³я.
   Только язвительныя статьи Веревкина "Странички изъ дневника", какъ въ зеркалѣ, отражали состоян³е всего мыслящаго и чувствующаго Артура. Но онѣ писались такъ умно, ихъ юморъ былъ такъ легокъ, что ген. Стессель, не понимая всей соли, не могъ наложить своей длани на газету.
  

XLII.

  
   Со времени гибели "Петропавловска", японцы почти каждую ночь появлялись на внѣшнемъ рейдѣ Артура и разбрасывали мины. Батареи берегового фронта зорко слѣдили за рейдомъ. Рѣдкая ночь обходилась безъ происшеств³й. Появлялись то миноносцы, то минные транспорты. Прожекторы открывали храбрецовъ,- весь фронтъ осыпалъ ихъ снарядами. Впослѣдств³и они пускались на хитрости: впереди миноносца шла шаланда. Батареи открывали по ней огонь; на ней сосредоточивалась все вниман³е. Снарядами шаланда зажигалась, а миноносецъ безнаказанно разбрасывалъ мины.
   Приблизительно съ этого же времени для нашихъ моряковъ наступила трудная задача: вылавливать непр³ятельск³я мины. Ежедневно нѣсколько судовъ занимались этой въ высшей степени опасной работой.
   Постоянныя ночныя появлен³я миноносцевъ на внѣшнемъ рейдѣ заставляли нашихъ артиллеристовъ быть постоянно на чеку, что крайне утомляло прислугу и офицеровъ.
   Въ городѣ начали упорно говорить, что японцы готовятъ нѣчто гранд³озное. Предположен³ямъ, самымъ нелѣпымъ, не было конца. Оффиц³ально слухъ этотъ черезъ нашихъ военныхъ агентовъ и консуловъ подтверждался. Но что готовили японцы, никто ничего положительно не зналъ.
   Консулъ въ Чифу, несмотря на обращенные къ нему запросы, торжественно молчалъ или сообщалъ уже старыя "новости".
   Въ виду такого напряженнаго состоян³я, начальникъ ра³она, чтобы воздѣйствовать успокоительно, отдалъ 11-го апрѣля, за No 12б, слѣдующ³й приказъ:
   "Во время бомбардировокъ и начиная съ того момента, какъ эскадра противника показалась передъ крѣпостью или во время могущихъ быть высадокъ противника, предписываю всѣмъ нижнимъ чинамъ различныхъ канцеляр³й и управлен³й, вооруженнымъ винтовками, строить передъ штабомъ крѣпости и поступать подъ команду офицера по назначен³ю начальника штаба корпуса и ожидать приказан³й.
   Обыватели-европейцы, имѣющ³е оруж³е, являются къ командиру дружины, а невооруженные прибываютъ къ воинскому начальнику и распредѣляются имъ.
   ³) 100 человѣкъ къ пожарной командѣ для качан³я воды и для спасан³я вещей, если бы случился пожаръ.
   2) 100 человѣкъ для помощи полиц³и отправлять въ распоряжен³е полицеймейстера.
   3) Всѣхъ остальныхъ отправлять поровну въ полки для выноски раненыхъ и другихъ работъ.
   Тѣхъ обывателей-европейцевъ, которые будутъ болтаться по городу безъ всякаго дѣла, задерживать и сдавать воинскому начальнику для назначен³я на работу, а затѣмъ съ такихъ будетъ взыскано".
   Приказъ этотъ не былъ распубликованъ въ газетѣ, но зато ходилъ по рукамъ. Большинство хохотало и возмущалось, болѣе робк³е рѣшили уѣхать.
   Я поинтересовался узнать, какъ этотъ приказъ будетъ примѣняться на дѣлѣ. Исполнить его было немыслимо, и онъ фактически не былъ исполненъ. Но зато далъ возможность населен³ю и гарнизону вдостоль нахохотаться. Хохотать - мы хохотали, но тѣмъ, которымъ нужно было готовить крѣпость къ защитѣ, было не до смѣха. Генералъ Стессель, въ своемъ глубокомъ неразум³и, наивно полагалъ, открыто заявляя своимъ приближеннымъ, что высадка японцевъ можетъ произойти на береговой фронтъ крѣпости.- "Подойдетъ броненосецъ, броситъ якорь, спуститъ шлюпки и начнетъ высадку осадной арм³и".
   Начальникъ ра³она, ровно ничего не понимая въ создан³и и защитѣ крѣпости, какъ онъ и самъ объ этомъ говорилъ, все-таки хотѣлъ проявлять свою дѣятельность и показать всѣмъ и каждому, что онъ здѣсь главный, что все отъ него зависитъ.
  

XLIII.

  
   Начальнику ра³она генералу Стесселю хотѣлось славы. Но онъ въ то же время зналъ, что слава создан³я крѣпости должна пасть не на него, а на генераловъ Смирнова и Кондратенко, какъ людей съ широкимъ военнымъ образован³емъ, и съ этимъ не могъ помириться.
   Вмѣсто того, чтобы, сознавшись въ своей полной несостоятельности, итти имъ на встрѣчу, помогать во всемъ, какъ старш³й, - онъ тормазилъ ихъ работы, придирался къ мелочамъ и подрывалъ ихъ авторитетъ, какъ начальниковъ.
   Нижеприводимый его приказъ отъ 14 апрѣля, за No 136, иллюстрируетъ, до чего можетъ дойти старш³й начальникъ по отношен³ю къ младшему, если онъ хочетъ на каждомъ шагу дѣлать послѣднему непр³ятности:
   "Проѣзжая сего числа, около 7 часовъ утра, близъ театра Тифонтая, новыхъ бань, я замѣтилъ военный постъ изъ 5-6 человѣкъ 25-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго полка, который валялся на землѣ возлѣ одного изъ домовъ терпимости; винтовки были составлены тутъ-же. Унтеръ-офицеръ доложилъ мнѣ, что онъ съ нижними чинами составляетъ патруль - въ помощь полиц³и, чтобы забирать буйствующихъ мастеровыхъ порта, которые живутъ въ этихъ домахъ...
   "Согласно устава гарнизонной службы, эти нижн³е чины подчиняются коменданту крѣпости, а потому со стороны комендантскаго управлен³я долженъ быть надзоръ за указанными мѣстами и помѣщен³ями для постовъ; если такового удобнаго нѣтъ, то надо ставить палатки", и т. д.
   Прочитывая этотъ приказъ, становишься втупикъ. Неужели въ такое серьезное время, которое мы переживали въ Артурѣ, можно было тратить драгоцѣнное время на так³е, чтобы не сказать больше, пустяки?

 []

   Не говоря уже о томъ, что вмѣсто приказа можно было прямо наказать начальника карауловъ, въ вѣдѣн³и котораго находятся патрули, а вовсе не въ вѣдѣн³и такого важнаго лица, какъ комендантъ осажденной крѣпости, - въ приказѣ этомъ искажена дѣйствительность.
   До начала войны въ Артурѣ была масса публичныхъ домовъ, преимущественно японскихъ. Съ отъѣздомъ японокъ и проститутокъ другихъ нац³ональностей дома освободились. Если они и были частью заняты портовыми рабочими то, само собой разумѣется, они перестали быть домами терпимости.
   Это ужъ какое-то глумлен³е надъ рабочими, которые въ буквальномъ смыслѣ слова работали, не щадя своей жизни.
   Сколько было убито портовыхъ рабочихъ во время бомбардировокъ при починкѣ ими судовъ, знаетъ командиръ порта "Артуръ" адмиралъ Григоровичъ.
   Если назначались патрули въ помощь полиц³и, то вовсе не съ спец³альной цѣлью забирать буйствующихъ рабочихъ.
   Рабоч³е пили, какъ пьютъ всѣ русск³е, но до буйствъ доходили лишь единичныя личности.
   Спѣшныя, тяжелыя работы въ порту, а затѣмъ строевыя занят³я настолько утомляли этихъ каторжныхъ тружениковъ, что они рады были, когда добирались до постели. Да и напиться они не могли при всемъ добромъ желан³и, такъ какъ продажа водки имъ была воспрещена. Они покупали ее по очень дорогой цѣнѣ, и то изъ 5-хъ и 6-хъ рукъ.
   Говоря о постановкѣ для патрулей палатокъ, начальникъ ра³она показалъ свое незнакомство съ уставомъ о гарнизонной службѣ, по ясному смыслу котораго патрули должны быть въ постоянномъ движен³и.
  

XLVI.

  
   Слухи о готовящейся высадкѣ усиливались.
   Полная отрѣзанность Артура становилась вопросомъ ближайшаго времени.
   А что дѣлалось начальникомъ ра³она по вопросу о снабжен³и крѣпости необходимымъ запасомъ боевыхъ снарядовъ, продовольств³я и перевязочными средствами? Насколько успѣшно шла реквизиц³я убойнаго скота и лошадей?
   Исходя изъ того, что начальникъ ра³она не допускалъ полной изоляц³и крѣпости, а если и соглашался съ ней, то въ увѣренности, что она будетъ продолжаться самое непродолжительное время, дѣло обезпечен³я крѣпости необходимымъ продовольств³емъ велось преступно.
   Несмотря на то, что комендантомъ крѣпости указывалось на недостатокъ, помимо продовольств³я, фуража, перевязочныхъ средствъ и на отсутств³е достаточнаго количества войскъ и снарядовъ, начальникъ ра³она не принималъ никакихъ мѣръ.
   На запросъ командующаго арм³ей онъ отвѣтилъ, что ему ничего не нужно, - ни войскъ, ни снарядовъ. Несмотря на то, что для успѣшной защиты крѣпости необходимо было по меньшей мѣрѣ 50,000 полевыхъ сухопутныхъ войскъ, коего числа въ крѣпости далеко не было, изъ нея еще отправлялись войска на сѣверъ.
   Приказъ коменданта крѣпости отъ 21-го апрѣля No 328 свидѣтельствуетъ объ этомъ:
   "Отправленныхъ при одномъ оберъ-офицерѣ въ городъ Ляоянъ 134 нижнихъ чина отъ 3 запаснаго батальона и 250 нижнихъ чиновъ отъ 7 запаснаго батальона исключить изъ состава гарнизона крѣпости".
   Люди эти случайно вернулись назадъ и благодаря прекращен³ю сообщен³я остались въ крѣпости.
   Случайное возвращен³е этихъ нижнихъ чиновъ произошло довольно оригинально, а произойти оно могло только тамъ, гдѣ люди потеряли способность здраваго мышлен³я.
   Послѣ боя на Ялу, въ которомъ сильно пострадала 3 дивиз³я, входящая въ составъ 3 армейскаго корпуса, номинальнымъ командиромъ котораго былъ нашъ начальникъ ра³она - послали изъ крѣпости на укомплектован³е ея убыли запасныхъ,
   Комендантъ крѣпости обязанъ былъ, какъ командиръ неотдѣльнаго корпуса, исполнить приказан³е и отправилъ требуемое количество людей въ хорошихъ, но не первосрочныхъ мундирахъ.

 []

   Все это требовалось немедленно и было исполнено менѣе, чѣмъ черезъ сутки. Неожиданно получается телеграмма: "Почему чины запаса снабжены не первосрочнымъ обмундирован³емъ. Означенные чины отправлены назадъ".
   Прибываютъ воинскимъ поѣздомъ назадъ за 300 верстъ свыше 300 человѣкъ. Зачѣмъ? За мундирами!
   Комендантъ требуетъ крѣпостного интенданта. Оказывается, что, по мѣстнымъ военнымъ законоположен³ямъ, запасные первосрочной одеждой не удовлетворяются и послѣдней для нихъ не имѣется. Было приказано взять изъ интендантскихъ складовъ крѣпостной артиллер³и, перешить, обмундировать и отправить мундиры съ людьми назадъ.
   Итакъ, отправлялись за 300 верстъ, свыше 300 человѣкъ за мундирами, наканунѣ перерыва сообщен³я, когда комендантъ крѣпости молилъ о высылкѣ снарядовъ, оруд³й, лазаретнаго имущества, перевязочныхъ средствъ, медикаментовъ и т. д.
   "Мундиры съ людьми" были погружены на поѣздъ, но отправить ихъ назадъ не удалось. Сообщен³е было прервано.
   Нѣтъ худа безъ добра - въ крѣпости осталось нѣсколько сотъ лишнихъ защитниковъ.
   Въ то время, когда комендантъ крѣпости, на основан³и ежедневныхъ тревожныхъ докладовъ санитарнаго инспектора крѣпости д. с. с. Субботина, настоятельно просилъ присылки лазаретнаго имущества, перевязочныхъ средствъ, медикаментовъ,- происходитъ такой эпизодъ.
   Ѣдетъ начальникъ ра³она незадолго до перерыва сообщен³я, по желѣзной дорогѣ ввѣреннаго ему укрѣпленнаго ра³она.
   На одной изъ станц³й видитъ на запасномъ пути готовый къ отправлен³ю поѣздъ.
   - Чѣмъ нагруженъ?
   Ему докладываютъ, что, ожидая ежедневно перерыва сообщен³я, гражданск³й коммиссаръ полковникъ Вершининъ, въ виду крайняго недостатка въ крѣпости госпитальнаго инвентаря и перевязочныхъ матер³аловъ, приказалъ собрать весь матер³алъ, предназначенный для кара

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 358 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа