Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 7

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

авось, за что жестоко и поплатились, особенно 3-я батарея Романовскаго. Впослѣдств³и выяснилось, что противникъ, ранѣе нашихъ занявш³й артиллер³йск³я позиц³и, открылъ самый дѣйствительный огонь по обнажившейся батареѣ Романовскаго, буквально засыпая ее снарядами.
  

LXI.

  
   Существенную поддержку батареѣ Романовскаго оказала "бычья батарея" подпоручика Садыкова. По иниц³ативѣ этого юноши офицера, котораго впослѣдств³и солдаты артиллеристы называли "нашъ ангелъ хранитель", были собраны старыя китайск³я оруд³я и въ бычачьей упряжкѣ вошли въ составъ отряда.
   Подпоручикъ Садыковъ, открывъ фланговый огонь, поддержалъ батарею Романовскаго и этимъ спасъ ее отъ полнаго разгрома.
   Когда начался артиллер³йск³й бой, чѣмъ собственно и окончился день 3 мая, начальникъ авангарда подполковникъ Лаперовъ не зналъ, что ему предпринять. Приказан³й ни откуда не получалось. Бой впереди разгорался, артиллер³йская канонада усиливалась.
   Подъѣзжаетъ начальникъ штаба 4-й дивиз³и подполковникъ Дмитревск³й и приказываетъ именемъ Фока везти за нимъ батарею.
   - Куда?- спрашиваетъ Лаперовъ.
   - На правый флангъ, поддержать батарею Романовскаго.
   - Позиц³и выбраны, дорога извѣстна?
   - Нѣтъ, мы поѣдемъ и выберемъ.
   Подполковникъ Лаперовъ не соглашается даромъ мучить лошадей. Ѣдетъ съ трубачемъ и ѣздовыми отыскивать дороги и выбрать подходящую позиц³ю. Дороги неизвѣстны, картъ нѣтъ. Куда ни ткнутся - то оврагъ, то пропасть, то кручи. Добрались. Подъ горой, на вершинѣ которой ведетъ бой 3 батарея, засыпаемая снарядами, расположилась 1-ая батарея и поддерживаетъ непрерывный огонь по мифическому противнику, не нанося никакого дѣйствительнаго вреда. Огонь батареи сосредоточенъ вправо по кустамъ, надъ которыми въ обил³и рвутся наши снаряды.
   - Укажите мнѣ противника и мало-мальски подходящую позиц³ю. Таковыхъ я не вижу - говоритъ подполковникъ Лаперовъ.
   Подъ конецъ боя, когда мы начали отступать, встрѣчается скрывш³йся гдѣ-то генералъ Фокъ.
   Подполковникъ Лаперовъ докладываетъ о происшедшей неурядицѣ.
   Фокъ начинаетъ открещиваться и увѣрять, что никогда не давалъ подобныхъ приказан³й, и жалуется на бездѣятельность и лѣнь своего начальника штаба.- "Измѣнники, всѣ измѣнники".
   - Впредь не исполнять моихъ приказан³й, передаваемыхъ словесно. Исполнять ихъ тогда, когда будутъ переданы на бумагѣ.
   Бой 3-го мая кончился тѣмъ, что съ сумерками мы принуждены были отступить въ Киньчжоу (въ 8 верстахъ отъ Саншилипу), а утромъ отрядъ отошелъ къ деревнѣ Нангалинъ, гдѣ и остался плоть до киньчжоускаго боя.
   Во власти противника была уже вся сѣверная часть Ляодунскаго полуострова, вплоть до Киньчжоускаго перешейка, шириною въ 3 версты.
   Бой 3-го мая вооч³ю доказалъ превосходство противника въ боевой артиллер³йской подготовкѣ, управлен³и артиллер³йскимъ огнемъ и умѣн³и примѣняться къ мѣстности.
   Японцы, занявъ позиц³и на Саншилипу, прекрасно замаскировали свои оруд³я, между тѣмъ, какъ наши, совершенно не умѣя примѣняться къ мѣстности, открывъ себя, дали возможность быстро пристрѣляться.
   Нужно при этомъ замѣтить, что противникъ, высадившись, немедленно и очень успѣшно повелъ наступлен³е, и безпрепятственно дошелъ до Саншилипу.
  

LXII.

  
   Свидѣтели боя 3-го мая помнятъ, что убыль людей и конскаго состава была очень значительна.
   Помнятъ, конечно, что батарею пришлось подъ артиллер³йскимъ огнемъ скатывать при помощи стрѣлковъ.
   Помнятъ, наконецъ, что стрѣлки, не слышавш³е еще свиста пуль и завыван³я вражескихъ снарядовъ, среди смертельной опасности, безстрашно подносили снаряды.
   Къ бою 3-го мая въ составѣ отряда не было легкихъ полевыхъ оруд³й, между тѣмъ, какъ большинство артиллер³и противника состояло изъ горныхъ оруд³й.
   Противникъ, послѣ тяжелаго морского перехода, побѣдоносно шелъ впередъ, а мы, у себя дома, имѣя полную возможность заранѣе выбрать и укрѣпить наивыгоднѣйш³я позиц³и,. занимали ихъ послѣ непр³ятеля и послѣ перваго же столкновен³я поспѣшно отходили къ пресловутой, но никуда негодной позиц³и на Кинчжоу.
   Въ пер³одъ всей кампан³и въ Квантунскомъ укрѣпленномъ ра³онѣ, зорко слѣдя за всѣмъ, что тамъ происходило, близко знакомясь съ русскимъ солдатомъ, при услов³яхъ боевой обстановки,- я пришелъ къ убѣжден³ю, что русск³й солдатъ не герой, а титанъ./Я успѣлъ оцѣнить его и долженъ сказать, что той нравственной и физической мощи, которая имъ проявлялась на каждомъ шагу,- я никакъ не ожидалъ.
   Будь онъ, при наличности этихъ качествъ, хорошо подготовленъ, имѣй онъ достойныхъ руководителей, въ лицѣ своихъ высшихъ начальниковъ, мы бы не были свидѣтелями позорной бойни на Кинчжоуской позиц³и, которую устроилъ генералъ Фокъ при благосклонномъ участ³и начальника Квантунскаго укрѣпленнаго ра³она генералъ-лейтенанта Стесселя.
   Первый бой при Саншилипу, его неудачи и поспѣшное отступлен³е къ Кинчжоу удручающе подѣйствовали на моральное состоян³е нашихъ боевыхъ силъ.
   При первомъ же столкновен³и увидѣли превосходство противника во всѣхъ отношен³яхъ.
   Солдаты, конечно, не протестовали, они покорно исполняли приказан³я.
   Младш³е офицеры, болѣе сознательно относивш³еся ко всему, что происходило, - критиковали начальство.
   Старш³е офицеры возмущались царившей безтолковщиной, умывая въ томъ руки.
   Но все это, вмѣстѣ взятое, печально отразилось на всей массѣ войска.
   Оно потеряло увѣренность въ себѣ.
   А увѣренность въ себѣ - половина успѣха въ бою.
   И такъ, послѣдн³я горно-полевыя позиц³и передъ Кинчжоу были оставлены.
   Со дня на день нужно было ожидать, что противникъ начнетъ атаку Кинчжоуской позиц³и.
   Съ момента отступлен³я отъ Саншилипу и вплоть до 13 мая освѣщен³е мѣстности, лежащей впереди Кинчжоуской позиц³и, опять производилось вяло и неумѣло.

 []

   Я особенно подчеркиваю отсутств³е правильной и хорошо организованной развѣдки, потому что, оперируя съ завязанными глазами, мы давали нашему противнику, противнику энергичному, сообразительному, настойчивому и хитрому, возможность всегда огорашивать насъ неожиданностью.
   На передовыхъ позиц³яхъ царилъ невозможный хаосъ, а всякая неожиданность заставляла генерала Фока устраивать неорганизованное отступлен³е.
  

LXIII.

  
   Работы по укрѣплен³ю позиц³и велись тѣмъ же путемъ, т. е. предоставлены были рабочимъ силамъ 5-го полка. Этотъ геройск³й полкъ не принадлежалъ къ 40-й дивиз³и генерала Фока, и поэтому его не щадили.
   Командиръ 5-го полка, онъ же и номинальный комендантъ позиц³и, полковникъ Третьяковъ, ожидая появлен³я противника, прекрасно сознавалъ, что позиц³я далеко не готова даже къ временной защитѣ. Какъ ранѣе, такъ и теперь, въ особенности послѣ опыта на Саншилипу, онъ видѣлъ крайнюю и настоятельную необходимость въ маскирован³и оруд³й, которыя стояли на вершинахъ, безъ какихъ бы то ни было признаковъ маскировки.
   Онъ признавалъ необходимость постройки прочныхъ блиндированныхъ помѣщен³й, а не курятниковъ, углублен³я стрѣлковыхъ окоповъ и увеличен³я сѣти ходовъ сообщен³я.
   Всѣ просьбы, убѣжден³я, наконецъ, требован³я очень мало имѣли успѣха.
   Генералъ Фокъ продолжалъ резонерствовать, ругалъ всѣхъ "измѣнниками", но не говорилъ уже, что всю арм³ю уничтожитъ на Кинчжоу.
   Напротивъ, онъ съ пѣной у рта доказывалъ, что долго защищать Кинчжоу - это преступлен³е, измѣна.
   - Всѣ измѣнники, кто говоритъ, что Кинчжоу неприступенъ. Здѣсь насъ всѣхъ перестрѣляютъ, какъ куропатокъ. Развѣ не видятъ, какъ нелѣпо возведены укрѣплен³я. Здѣсь мы можемъ только временно задержать противника, а для временнаго задержан³я противника позиц³я достаточно сильна.
   Однимъ словомъ, говорилось одно противорѣчащее другому.
   Объяснить все это, напоминающее скорѣе кошмаръ, чѣмъ дѣйствительность, можно лишь слѣдующимъ.
   Генералъ Фокъ очень часто въ присутств³и своихъ подчиненныхъ повторялъ фразу, я думаю извѣстную всѣмъ, кто провелъ осаду въ Артурѣ:
   - Генералъ Фокъ не дуракъ, нѣтъ. Онъ знаетъ, что онъ дѣлаетъ. Генералъ Фокъ всегда будетъ правъ, что бы ни случилось. Генералъ Фокъ раненъ въ голову. А раненые и контуженные въ голову за свои поступки не отвѣчаютъ.
   Генералъ Фокъ не отвѣчаетъ за свои поступки! Но онъ стоитъ у власти. Онъ распоряжается. Генералъ Фокъ, облеченный довѣр³емъ и любовью генерала Стесселя, всесиленъ. Кто противъ Фока, тотъ противъ начальника ра³она.
   Генералъ Фокъ не отвѣчаетъ за свои поступки, но намъ отъ этого было не легче, намъ нужно было защищаться отъ японцевъ. Но Фокъ не отвѣчаетъ за свои поступки, и мы почти не готовимся къ защитѣ, а если и дѣлаемъ что-нибудь, то намъ мѣшаютъ на правахъ старшаго.
   Морское вѣдомство дало два прекрасныхъ дальнобойныхъ оруд³я "Канэ".
   Установили эти пушки на лѣвомъ флангѣ въ предположен³и, что противникъ поведетъ наступлен³е на этотъ фронтъ, что впослѣдств³и и оправдалось. Установили ихъ, прекрасно замаскировали, поработали много.
   Такъ нѣтъ-же. Генералъ Фокъ приказалъ ихъ перетащить, за нѣсколько дней до боя, на правый флангъ.
   Ему доказывали, что правый флангъ, у Известковой горы не имѣетъ большого значен³я; что противникъ никогда не пойдетъ на правый флангъ и т. д., что все впослѣдств³и и подтвердилось.
   Но Фокъ не отвѣчаетъ за свои поступки - оруд³я было приказано снять, снова установить ихъ не успѣли, такъ они и достались цѣлехонькими японцамъ съ двумя вагонами снарядовъ.
  

LXIV.

  
   Начальникомъ артиллер³и этой въ высшей степени серьезной позиц³и, которую въ высшихъ военныхъ кругахъ называли "ключемъ Артура", (въ ней мало что было измѣнено со времени китайской кампан³и), былъ назначенъ совершенно еще молодой человѣкъ, штабсъ-капитанъ Николай Алексѣевичъ Высокихъ.
   Батареями же командовали молодые подпоручики и поручики.
   Начальникъ артиллер³и, рапортъ за рапортомъ, доноситъ о недоставкѣ снарядовъ, проситъ прожекторовъ для освѣщен³я долины Киньчжоу и, подступивъ къ батареямъ, проситъ мѣшковъ шпалъ, рельсъ, бревенъ для утолщен³я блиндированныхъ помѣщен³й; результаты - нуль.
   Я доподлинно знаю, что командиръ 7 сектора въ Артурѣ, капитанъ Высокихъ, оцѣнивая безвыходное положен³е своего, брата на Киньчжоу, собственной властью, нелегальнымъ путемъ изъ родственнаго чувства, посылалъ на позиц³ю снаряды.
   Полковникъ Третьяковъ, понявъ, что тянуть дольше немыслимо, убѣдившись, что съ генераломъ Стесселемъ и его первымъ помощникомъ, кромѣ бѣды, ни до чего не дойдешь, ѣдетъ прямо къ самому Смирнову и, докладывая ему обо всемъ, проситъ его помощи.
   Генералъ Смирновъ, что было въ его силахъ,- все сдѣлалъ, чтобы хоть на время отдалить неизбѣжное паден³е Кинчжоу.
   Но при этомъ нужно помнить, что компетенц³я генерала Смирнова, какъ коменданта крѣпости, далѣе эспланады крѣпости не распространялась.
   Генералы Стессель и Фокъ ревниво оберегали все пространство передовыхъ позиц³й крѣпости отъ возможнаго вмѣшательства генерала Смирнова.
   Между тѣмъ, генераломъ Смирновымъ, до неожиданнаго назначен³я генерала Стесселя начальникомъ Квантунскаго укрѣпленнаго ра³она, въ лицѣ начальника Артуръ Киньчжуоскаго ра³она, все было тщательно прорекогносцировано и намѣчены всѣ самыя удобныя позиц³и.
   Генералы Стессель, Фокъ и комп. часто давали понять, что японцевъ дольше Киньчжоу не пустятъ, что крѣпость всегда будетъ лишь базой для оперирующихъ въ ра³онѣ войскъ. Въ скоромъ освобожден³и крѣпости никто изъ этихъ дѣятелей не сомнѣвался и не допускалъ даже мысли о возможности тѣсной блокады.
   Съ получен³емъ необходимыхъ матер³аловъ на Киньчжоуской позиц³и закипѣли работы по утолщен³ю стѣнъ блиндированныхъ помѣщен³й, маскировкѣ оруд³й, углублен³ю стрѣлковыхъ окоповъ и т. д. Все это дѣлалось руками крѣпостныхъ артиллеристовъ и стрѣлковъ того же 5 полка, подъ общимъ руководительствомъ полковника Третьякова и дѣйствительно честнаго офицера и самоотверженнаго работника капитана Шварцъ.
   Все это, конечно, были слабыя усил³я, которыя ни къ чему положительному привести не могли.

 []

  

LXV.

  
   Что же дѣлалось въ это время въ Артурѣ?
   Послѣ боя при Саншилипу всѣ еще болѣе заинтересовались, хотѣли знать, что въ сущности представляетъ изъ себя Кинчжоуская позиц³я.
   Неужели Киньчжоу, на который смотрѣли съ такой вѣрой, никуда не годится?
   Чувствовалось, что всѣ крайне тревожно настроены.
   Главнымъ образомъ дѣйствовало угнетающимъ образомъ то обстоятельство, что всѣ врали: кто умышленно, кто зря.
   Въ Артурѣ и Дальнемъ среди населен³я неувѣренность въ стойкости Киньчжоуской позиц³и росла.
   Изъ Артура начали выѣзжать въ Чифу на джонкахъ, дальненцы просились въ Артуръ,- ихъ не пускали.
   Просили на лошадяхъ перевезти въ Артуръ имущество,- имъ не разрѣшали.
   Продовольственные запасы вывозились въ крѣпость и населен³ю грозила голодовка.
   Въ виду категорическаго отказа генерала Стесселя разрѣшить жителямъ Дальняго въѣздъ въ Артуръ рѣшено было секретнымъ путемъ вывезти изъ города часть продовольственныхъ запасовъ въ деревню Шуйшуинъ подъ Артуромъ.
   Дѣло это было поручено привести въ исполнен³е помощнику секретаря градоначальника Ф. С. Мымрину. На его же обязанности лежало привести въ должный видъ всѣ жилыя фанзы въ этой деревнѣ, гдѣ могли бы на первое время пр³ютиться жители Дальняго, на случай внезапнаго оставлен³я города и впредь до разрѣшен³я выѣхать въ Артуръ.
   Градоначальникъ же Сахаровъ обратился къ генералу Фоку 6-го мая, за No 1538, съ слѣдующей телеграммой:
   "Нангалинъ. Генералу Фоку.
   Покорнѣйше прошу ваше превосходительство сдѣлать распоряжен³е, чтобы я своевременно былъ извѣщенъ, если по ходу военныхъ событ³й будетъ окончательно рѣшено оставить городъ Дальн³й, чтобы я успѣлъ своевременно вывести изъ города служащихъ и оставшихся русскихъ жителей".
   Отвѣтъ былъ полученъ лишь вечеромъ 13 мая.

 []

   Но зато 7-го мая, въ 7 час. утра, гражданск³й комиссаръ, подполковникъ Вершининъ получаетъ приказан³е генерала Стесселя немедленно явиться по дѣламъ службы.
   Встревоженный такой экстренностью подполковникъ Вершининъ немедленно ѣдетъ къ начальнику ра³она,
   Генералъ Стессель встрѣчаетъ гражданскаго комиссара слѣдующей рѣчью:
   - Ни васъ, ни вашихъ служащихъ, ни всего гражданскаго населен³я мнѣ отнюдь не нужно. Вы только лишняя обуза въ крѣпости! Я васъ предупреждаю, что всѣхъ немедля удалю изъ крѣпости!
   - То-есть, какъ же это ваше превосходительство?- спрашиваетъ озадаченный подполковникъ Вершининъ.
   - Очень просто. Выстрою за крѣпостью и погоню, какъ барановъ, въ Дальн³й. А тамъ ваше дѣло устраивайтесь, какъ знаете,- грозно вѣщалъ начальникъ ра³она.
   - Слушаю-съ, ваше превосходительство, отвѣчаетъ ошеломленный комиссаръ.
   - Слышали?
   - Слышалъ-съ. Ну?
   - Позвольте, ваше превосходительство, обратиться къ вамъ, съ покорнѣйшей просьбой?
   - Съ какой еще?
   - Дайте, ваше превосходительство, срокъ собраться населен³ю. Мног³е жили здѣсь долго. Успѣли обзавестись имуществомъ. Это ихъ въ конецъ разоритъ.
   - Хорошо, но чтобы скоро!
   - Кромѣ того, ваше пре...
   - Еще чего?
   - Кромѣ того прикажите, ваше превосходительство, выдать по числу взрослыхъ людей ружья и патроны.
   - Это еще зачѣмъ?
   - Съ эвакуац³ей вашихъ войскъ изъ Дальняго - мы первое время будемъ защищаться собственными силами отъ хунхузовъ, затѣмъ отъ непр³ятеля, а въ концѣ концовъ, лишь съ истощен³емъ силъ отдадимся подъ покровительство командующаго осадной арм³ей. Считаю долгомъ сообщить, что среди гражданскаго населен³я много женщинъ и дѣтей.
   - Хорошо, я объ этомъ распоряжусь. Но предупреждаю: долго отнюдь не собираться. Я вамъ не дамъ здѣсь долго пробавляться. Ну-съ, мнѣ некогда съ вами возиться.
   Подполковникъ Вершининъ, встревоженный и совершенно сбитый съ толку приказан³емъ начальника ра³она, отправился къ коменданту крѣпости генералу Смирнову.
   Дома Смирнова и Стесселя были расположены рядомъ.
  

LXVI.

  
   Комендантъ внимательно выслушалъ комиссара и, какъ разсказывалъ впослѣдств³и самъ подполковникъ Вершининъ, предложилъ ему очень осторожно рядъ вопросовъ, путемъ которыхъ, очевидно, хотѣлъ провѣрить состоян³е умственныхъ способностей послѣдняго. Генералъ Смирновъ не вполнѣ довѣрялъ говорившему, ибо все, что ему пришлось выслушать, носило характеръ болѣе, чѣмъ ненормальнаго.
   Комиссаръ, замѣтивъ, что генералъ Смирновъ относится видимо съ недовѣр³емъ, сказалъ коменданту слѣдующее:
   - Я не менѣе, чѣмъ вы, ваше превосходительство, пораженъ устнымъ распоряжен³емъ генерала Стесселя. Для меня, какъ гражданскаго комиссара, вновь учрежденная должность начальника ра³она не вполнѣ понятна, скажу больше, эта должность для меня - миѳъ.
   - Вы же, ваше превосходительство, какъ комендантъ крѣпости Портъ-Артура съ правовой и юридической точки зрѣн³я, являетесь въ осадное время нашимъ непосредственнымъ начальникомъ, къ которому я, какъ глава гражданскаго населен³я, обращаюсь за защитой, совѣтомъ и указан³емъ, что дѣлать.
   Генералъ Смирновъ, выслушавъ подполковника Вершинина, сообщилъ ему, что на сегодня назначенъ совѣтъ обороны, на которомъ онъ и переговоритъ съ генераломъ Стесселемъ по поводу отданнаго имъ распоряжен³я.
   Послѣ военнаго совѣта комендантъ крѣпости передалъ генералу Стесселю все, что имъ было выслушано отъ гражданскаго комиссара, при чемъ выразилъ сомнѣн³е, что врядъ ли его превосходительство могъ отдать подобное распоряжен³е.
   - Я увѣренъ, что здѣсь произошло какое-нибудь недоразумѣн³е. Подполковникъ Вершининъ былъ у меня раннимъ утромъ и просилъ совѣта, какъ поступить. Я посовѣтовалъ ему успокоиться и изложить все письменно. Очень возможно, что онъ перепуталъ. Въ настоящее тревожное время нервы играютъ. Сколько уже офицеровъ съ "нервнымъ разстройствомъ" оставили крѣпость.
   - Вершининъ былъ у васъ?
   - Да.
   - Безъ сомнѣн³я, тутъ что-нибудь да не такъ. Развѣ можно допустить, что бы вы, ваше превосходительство, рѣшили выгнать мирныхъ жителей изъ крѣпости, бросивъ ихъ на произволъ судьбы. Навѣрное я, какъ комендантъ крѣпости, былъ бы вами поставленъ своевременно объ этомъ въ извѣстность. Въ такомъ серьезномъ дѣлѣ вы, конечно, предупредили бы меня.
  

LXVII.

  
   Генералъ Стессель не ожидалъ такого поворота дѣлъ. Вмѣсто того, чтобы встрѣтить энергичный отпоръ, граничащ³й съ неповиновен³емъ подчиненнаго ему коменданта крѣпости,- онъ очутился въ самомъ смѣшномъ положен³и.
   - Да, конечно, конечно, ваше превосходительство. Этотъ Вершининъ вѣчно напутаетъ. Я хотѣлъ сказать совсѣмъ другое!!
   Что хотѣлъ сказать "другого" генералъ Стессель, до сихъ поръ никому неизвѣстно. Но что многострадальныхъ гражданъ Артура не выселили, то это тоже вѣрно.
   Въ началѣ мая изъ Дальняго по шоссейной дорогѣ пр³ѣхали два извозчика съ семействами, со всѣмъ своимъ домашнимъ скарбомъ и поселились въ Артурѣ.
   Полиц³и былъ отданъ строжайш³й приказъ слѣдить за всѣми прибывающими изъ Дальняго и немедленно выселять ихъ обратно.
   Полиц³я, обнаруживъ бѣглецовъ, предложила имъ немедленно оставить Артуръ. Послѣдн³е запротестовали, исходя изъ того, что, если японцы возьмутъ Дальн³й, все ихъ имущество пропадетъ, и они останутся нищими.

 []

   Уговаривали ихъ уѣзжать - не ѣдутъ. Грозили Стесселемъ - не ѣдутъ. Полицеймейстеръ сердился - не ѣдутъ.
   - Не поѣдемъ, да и ну! Не хотимъ разоряться!
   Говорятъ, что все это разрѣшили быстро и просто. Полицеймейстеръ доложилъ начальнику ра³она.
   - Что!? Не хотятъ ѣхать!? Боятся японцевъ?! Отодрать и силой выселить!
   Извозчики, "убѣжденные" въ полной безопасности для мирнаго населен³я гор. Дальнаго, - собрали пожитки и вмѣстѣ со своими семействами водворились на старомъ пепелищѣ
   Послѣ такихъ убѣдительныхъ пр³емовъ, даже маловѣрные увѣровали, наконецъ,въ неприступность "Киньчжоу".
   Стало яснымъ, что начальникъ ра³она ни передъ чѣмъ не остановится, если потребуется доказать, что киньчжоуская позиц³я неприступна, и что онъ здѣсь глава.
   Я поинтересовался узнать, чѣмъ вызываются эти крайн³я репрессал³и въ отношен³и мирнаго населен³я. Дѣйствительно-ли явилась такая увѣренность въ неприступности Киньчжоу?
   - Нѣтъ, отвѣчали мнѣ, у насъ ни въ чемъ нѣтъ увѣренности, но Стессель хочетъ и требуетъ безусловнаго подчинен³я всѣмъ его распоряжен³ямъ. За неприступность Киньчжоу никто не можетъ поручиться. Всѣ знаютъ, что представляютъ изъ себя эта позиц³я. Но мы все-таки надѣемся задержать на ней противника. Удастся-ли намъ это - вопросъ другой. Вы видите, что все зависитъ отъ начальника ра³она. Голоса разсудка въ укрѣпленномъ ра³онѣ не слушаютъ. Воля генераловъ Фока и Стесселя - вотъ мѣрило для всѣхъ и всего. Прислужники и клевреты торжествуютъ. Мы негодуемъ, но принуждены молчать. Что изъ всего этого выйдетъ,- одинъ Богъ вѣдаетъ. Авось, - обойдется все благополучно. Въ приказѣ за No 223 увѣренно говорится о временномъ лишь перерывѣ сообщен³я. Поживемъ, увидимъ".
  

LXVIII.

  
   Дѣйствительно, въ укрѣпленномъ ра³онѣ творилось что-то невѣроятное.
   Штабъ отдавалъ Фоку одно приказан³е, послѣдн³й, вмѣсто немедленнаго исполнен³я, писалъ длиннѣйш³я докладныя записки и поступалъ д³аметрально противоположно.
   На станц³яхъ день и ночь продолжали стоять готовые къ отправлен³ю поѣзда.
   15-й полкъ, какъ видно изъ ряда приказовъ, перевозился то въ Артуръ, то изъ Артура.
   Было ясно, что начальство нервничало и, въ виду надвигавшагося на Киньчжоу противника, не знало, что предпринять: защищать-ли его до послѣдней крайности, или оказать лишь легкое сопротивлен³е.
   Ничего не было опредѣленнаго.
   Никто изъ высшихъ начальствуюшихъ лицъ не зналъ, что въ сущности онъ долженъ дѣлать, какая его задача.
   Получались приказан³я, и немедленно же ихъ отмѣняли.
   Смѣю васъ увѣрить, что я, вспоминая все, что творилось въ укрѣпленномъ ра³онѣ въ дни, предшествовавш³е кинжоускому бою, не могъ себѣ отдать яснаго отчета въ томъ, что творилось.
   Все это скорѣй напоминало кошмаръ, а не дѣйствительность.
   Во всемъ царила какая-то растерянность, безтолковщина, непроизводительная трата времени. Людей утомляли постоянными, совершенно ненужными переходами. Таскали полки съ одного мѣста на другое, вмѣсто того, чтобы сразу разработать и указать диспозиц³и.
   А времени для этого, кажется, было достаточно.
   На Киньчжоуской позиц³и начавш³яся было довольно энергично работы опять, за недостаткомъ средствъ и матер³аловъ, пр³остановились.
   Напримѣръ, фронтальная, что на Известковой горѣ, батарея, вооруженная четырьмя старыми китайскими оруд³ями, подъ командой поручика Соломонова и имѣвшая до извѣстной степени довольно серьезное значен³е, какъ обстрѣливающая подходы къ правому флангу Киньчжоуской позиц³и, не имѣла траверсовъ и ни одного блиндированнаго для прислуги и снарядовъ помѣщен³я. Для снарядовъ были вырыты подъ косогоромъ ниши, а прислуга жила въ палаткахъ.
   И это было на батареѣ, не временной позиц³и, а на позиц³и долговременнаго профиля. Эта батарея не была даже связана телефономъ съ комендантомъ Киньчжоуской позиц³и.
   Можетъ быть, хотѣли соединить ее, но за недостаткомъ времени не успѣли.
  

LXIX.

  
   Съ отъѣздомъ намѣстника и съ вступлен³емъ въ должность командующаго флотомъ контръ-адмирала Витгефта въ жизни эскадры наступилъ полный застой. Только портъ усиленно, лихорадочно работалъ. Починка судовъ быстро подвигалась впередъ.
   Броненосцы и крейсеры, какъ "неприкосновенный инвентарь", недвижимо стояли на внутреннемъ рейдѣ.
   Доставалось лишь миноносцамъ, канонерскимъ лодкамъ и "Новику". Миноносцы почти постоянно держались подъ парами. Они вѣчно были въ разгонѣ: то охраняли тралящ³й караванъ, то ставили мины, то посылались на ближн³я и дальн³я развѣдки, которыя на языкѣ нашихъ моряковъ именовались "авантюрами".
   До извѣстной степени они были правы, называя эти развѣдки "авантюрами".
   Полное незнакомство съ берегами Ляодунскаго полуострова, въ большинствѣ случаевъ совершенно безцѣльныя задачи, малость хода, плох³я машины, въ которыхъ вѣчно что-нибудь текло, отсутств³е широко и цѣльностно разработаннаго плана, многочисленный, серьезный и сильный противникъ, всегда дѣйствовавш³й систематично, разумно и настойчиво - дѣлали походы миноносцевъ непродуктивными и, кромѣ утомлен³я людей, гибели миноносцевъ и траты угля, ничего не приносили.
   Контръ-адмиралъ Витгефтъ, всю свою службу проведш³й на берегу, конечно, не могъ проявить активной, плодотворной дѣятельности и своимъ чрезмѣрно мягкимъ отношен³емъ къ младшимъ офицерамъ до извѣстной степени подорвалъ авторитетъ начальника и вообще судовую дисциплину.

 []

   Молодежь сильно распустилась. Она, сознавая всю несостоятельность многихъ старшихъ начальниковъ, увлекалась и открыто критиковала мног³я, часто дѣйствительно несостоятельныя распоряжен³я.
   Молодежь, какъ болѣе чуткая и менѣе сдержанная, понимала, что всѣ неудачи ложатся тяжелымъ обвинен³емъ и на ихъ головы, но вмѣстѣ съ тѣмъ она прекрасно сознавала, что всѣ дефекты, которые такъ ярко выступили въ организац³и и боевой подготовкѣ флота,- не ихъ вина.
   Ко всему этому прибавилась рознь между арм³ей и флотомъ. Почти ежедневно происходили столкновен³я между морскими и сухопутными офицерами.
   Мнѣ лично приходилось быть свидѣтелемъ возмутительныхъ сценъ, когда моряки жестоко оскорблялись подвыпившими стрѣлками.
   Положен³е моряковъ было крайне тяжелое. Ихъ оскорбляли за то, въ чемъ они не были виноваты. Не виноваты же были моряки, что отъ нихъ не требовали въ мирное время службы, не заставляли ихъ постоянно плавать и держали на якоряхъ. Не виноваты же они, что вмѣсто того, чтобы изучать корабль и выучиваться стрѣлять,- начальство поощряло представительность и било только на внѣшн³й блескъ. Какъ пѣхотные, такъ и морск³е офицера не были подготовлены къ войнѣ. Но къ морякамъ, какъ поставленнымъ въ лучш³я матер³альныя услов³я, предъявлялись больш³я требован³я. Ихъ прямо травили.
   Впослѣдств³и, когда людямъ пришлось жить и умирать на фортахъ и батареяхъ крѣпости, эта рознь исчезла сама собой.
   Люди узнали людей.
  

LXX.

  
   Генералъ Стессель вмѣсто объединен³я арм³и и флота вездѣ самъ вносилъ раздоръ и, стараясь быть популярнымъ среди сухопутной молодежи, ругалъ моряковъ и не стѣснялся даже поносить самого командующаго флотомъ контръ-адмирала Витгефта.
   Дошло до того, что офицеровъ начали оскорблять на улицѣ.
   Начальникъ ра³она не принималъ никакихъ мѣръ, чтобы прекратить эти безобраз³я. Почему у него явилась такая ненависть къ флоту, я положительно не могу себѣ объяснить.
   Но это было только начало. Впослѣдств³и эта травля дошла до невѣроятныхъ размѣровъ и потухла лишь только тогда, когда смерть неумолимая не различала ни моряка, ни пѣхотинца.
  

LXXI.

  
   8-го мая штабомъ укрѣпленнаго ра³она было прислано въ редакц³ю "оффиц³альное сообщен³е" слѣдующаго содержан³я:
   "Генералъ Стессель возвращался 4-го мая съ Киньчжоуской позиц³и на поѣздѣ.
   "Доѣхавъ до водокачки у бухты Хэси, лошади были сгружены, и начальникъ укрѣпленнаго ра³она рѣшилъ проѣхать по берегу верхомъ, такъ какъ, на горизонтѣ бухты виднѣлись 2 крейсера, нѣсколько ближе 2 миноносца, а въ верстахъ 5-6, 2 канонерскихъ лодки.
   "Поѣзду было приказано пройти полнымъ ходомъ поражаемое пространство.
   "Не успѣли проѣхать верхомъ и версты, какъ канонерск³я лодки стали быстро приближаться къ берегу, а одна изъ нихъ, ближайшая, открыла огонь изъ 10-дюймовыхъ оруд³й по группѣ всадниковъ (по воробьямъ изъ пушекъ, да еще 10-дюймовыхъ).
   "3 снаряда легли у самаго полотна, шагахъ въ 150-500 отъ генерала Стесселя.
   "Въ этотъ моментъ появился изъ-за поворота оставленный поѣздъ, который и отвлекъ вниман³е канонерки. Она перенесла огонь на поѣздъ, причинивъ небольш³я поврежден³я паровозу: машинистъ былъ раненъ легко въ руку. Тогда поѣзду былъ данъ задн³й ходъ, и онъ скрылся у водокачки.
   "Генералъ Стессель, съ сопровождавшими его лицами, рысью проѣхалъ въ лощину, гдѣ оставался въ течен³е 45 минутъ, такъ какъ японцы по удален³и поѣзда начали обстрѣливать лощину. (Если было и такъ, то зачѣмъ же сидѣть въ лощинѣ?).
   "Всѣ снаряды ложились близко, а одинъ, разорвавшись въ шагахъ 50, осыпалъ осколками камней и землей генераловъ Стесселя и Никитина.
   "Всего было японцами сдѣлано 108 выстрѣловъ (по группѣ всадниковъ, скрывшихся въ горы).
   "Генералъ Стессель проѣхалъ со своими спутниками горной дорогой на ст. Инчензы, куда былъ поданъ поѣздъ, успѣвш³й, часа черезъ три, проскочить, благодаря тому, что канонерки отошли отъ бухты верстъ на двѣнадцать".
   По поводу этого "оффиц³альнаго извѣст³я", носившаго (кто знаетъ мѣстность у бухты Хэси, генерала Стесселя, Никитина и обстоятельства изложеннаго историческаго событ³я) сказочный характеръ, редактору "Новаго Края", полковнику Артемьеву пришлось вести бурныя объяснен³я съ генераломъ Стесселемъ и контръ-адмираломъ Витгефтомъ.
   Много въ этомъ оффиц³альномъ извѣст³и противорѣчило истинѣ, противъ чего возставалъ адмиралъ Витгефтъ.
   Но власть начальника ра³она оказалась сильнѣе и "извѣст³е" было напечатано.
   Такъ писалось все, что касалось дѣятельности Стесселя.
   По поводу этого "извѣст³я" я могу сказать лишь слѣдующее: 1) Берега Ляодуна были минированы, въ особенности, всѣ бухты, удобныя для высадки, и японцы всегда были черезчуръ осторожны, въ особенности послѣ гибели "Хатцусе", чтобы дать канонеркѣ "быстро приближаться къ берегу", шедшей по даннымъ "извѣст³я" въ 5 верстахъ отъ него.
   Съ какого же разстоян³я она открыла огонь?
   Въ морѣ 5 верстъ это незначительная дистанц³я.
   Зачѣмъ ей было подходить ближе.
   Чтобы нарваться на мину? Въ "извѣст³и" говорится, что "поѣзду было приказано пройти полнымъ ходомъ поражаемое пространство".
   Но пространство это не поражалось вовсе, потому что сообщен³е того же "извѣст³я" говоритъ: "не успѣли проѣхать версты... открыла огонь изъ 10-дюйм. орудя по группѣ всадниковъ".
   Слѣдовательно, канонерки открыли огонь только тогда, когда замѣтили группу всадниковъ.
   2) Огонь канонерки переносится на поѣздъ, всадники скрываются въ лощину, поѣздъ даетъ полный ходъ назадъ, а огонь канонерокъ не прекращается. Стесселя и Никитина, скрывшихся въ лощину, въ течен³е 45 м. спец³ально обстрѣливаютъ 10-дюйм. бомбами. Одна даже разрывается въ 50 шагахъ.
   А видѣлъ-ли тотъ, кто писалъ это извѣст³е, разрывъ этой бомбы.
   Неужели можно допустить, что японцы стали бы тратить въ течен³е 45 м. 10-дюйм. бомбы по группѣ всадниковъ, скрывшихся въ лощинѣ.
   Они, конечно, были увѣрены, что всадники поспѣшили ускакать изъ поражаемаго пространства.
   Простая теор³я вѣроятности подсказывала имъ, что стрѣльба по гористой мѣстности съ моря, безъ корректировки, очень невѣрна, и поэтому врядъ-ли они стали бы расходовать въ течен³е 45 минутъ дорого стоящ³я 10-дюйм. бомбы по скрывшимся въ лощинѣ всадникамъ.
   3) Далѣе говорится, что поѣздъ проскочилъ черезъ три часа на ст. Инчензы, когда канонерки отошли отъ бухты верстъ на 12.
   Почему каждый день ходили поѣзда и они не обстрѣливались? Стоило только поѣхать генералу Стесселю, и разыгралась цѣлое "историческое событ³е".
   Я не знаю, я тамъ не былъ, можетъ быть, группа всадниковъ бомбардировалась и эскадренными броненосцами, но только все это казалось намъ страннымъ и мало вѣроятнымъ.
   Впослѣдств³и, во время тѣсной блокады, генералъ Стессель, очевидно для того, чтобы доказать вѣроятность "оффиц³альнаго извѣст³я", стоя на форту I, приказывалъ, вопреки строжайшему запрету генерала Смирнова, открывать по одиночнымъ японцамъ огонь изъ оруд³й крѣпостныхъ калибровъ.

 []

  

LXXII.

  
   Ночь на 7-е мая была темная. На береговомъ фронтѣ и въ городѣ тишина. Прожектора свѣтятъ въ даль. Къ 12 часамъ было открыто движен³е непр³ятеля въ морѣ. Всѣ батареи были на чеку. Прожектора уставятъ свои гигантск³е лучи и, образовавъ свѣтовую преграду, водятъ ими по водной глади океана. Непр³ятель взятъ ими, какъ клещами. На минуту скроется и опять въ лучѣ. Прислуга у оруд³й провѣряетъ находку. Ровно въ 12 ч. 40 м. загремѣлъ "дядя Томъ" на "Отважномъ", подхватилъ "Гилякъ", за нимъ батареи. Началась съ перерывами канонада. Пять непр³ятельскихъ судовъ, поддерживаемыя двумя миноносцами, показались на створѣ входа. Вдали обрисовывались силуэты 2-хъ крейсеровъ. Миноносцы открыли по нашимъ батареямъ огонь. Нѣсколько снарядовъ попали въ городъ. Одинъ 57 мм. снарядъ разорвался въ конюшнѣ нестроевой роты 25-го полка и, ранивъ 3-хъ нижнихъ чиновъ, убилъ наповалъ 2 лошади. Мы еще не совсѣмъ привыкли къ разрывамъ снарядовъ. Въ особенности жутко было ночью. Кругомъ непроглядная темень. Впереди на фронтѣ фосфорическ³я вспышки, громъ выстрѣловъ. Въ проходѣ непрерывно стрѣляютъ. Это наше самое уязвимое мѣсто. Берегутъ его, какъ зеницу ока. Послѣ вспышекъ становилось вдвое темнѣй. На улицѣ ни признака освѣщен³я. Всѣ бродятъ ощупью и почему-то говорятъ не громко, почти шопотомъ. Словно боятся привлечь на себя снарядъ. Лишь только зашумѣли батареи, г. Блахм³рск³й съ женой вышли изъ дому, чтобы полюбоваться на свѣтовые эффекты ночной канонады. За ними шелъ г. Буровъ. Едва онъ вышелъ изъ двора фанзы, какъ въ фанзу съ леденящимъ душу воемъ влетаетъ снарядъ, разбиваетъ на столѣ швейную машину и взрывается. Счастье, что обитатели вздумали выйти. Будь они въ комнатѣ врядъ-ли остались-бы живы. Это былъ одинъ изъ первыхъ ночныхъ сюрпризовъ. Когда разорвался снарядъ въ нестроевой ротѣ 25-го полка, я стоялъ на вышкѣ, въ саду Пушкинскаго училища. Внизу, черезъ улицу прошумѣло что-то, затѣмъ раздался трескъ. Я сначала не могъ понять, что это значитъ. Среди оглушительнаго грома береговыхъ батарей, звукъ этотъ скорѣй напоминалъ выстрѣлъ пистолета. До сихъ поръ мы слышали лишь взрывы 12 д. бомбъ. Спускаюсь внизъ. Тамъ уже движен³е. Околоточный съ фонаремъ, патруль, нѣсколько любопытныхъ.
   Сверху, по крутой тропѣ обрыва, спускаютъ раненыхъ. На рукахъ несутъ перваго. Свѣтъ фонаря блеснулъ по немъ. Въ памяти запечатлѣлось бѣлое, грязное лицо, окровавленное и что-то болтающееся тамъ, гдѣ должны быть ноги. Раненый подавленно стоналъ, отрывисто произнося:
   - "Сердечный, деньги мои... сылай, дому...". Пронесли его, пронесли еще двухъ, лошадей скатывали на улицу, гудѣли на фронтѣ оруд³йные выстрѣлы, промчался съ приказан³емъ конный охотникъ, бросивш³й намъ - "Эхъ, животину жаль",- а въ глазахъ все еще и долго стояло бѣлое, грязное, окровавленное лицо и потухающ³й взоръ.
   Въ 2 часа все смолкло.
   Только прожектора ярко свѣтили.
  

LXXIII.

&

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 262 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа