Главная » Книги

Шмелев Иван Сергеевич - Переписка И. С. Шмелева и О. А. Бредиус-Субботиной, Страница 15

Шмелев Иван Сергеевич - Переписка И. С. Шмелева и О. А. Бредиус-Субботиной



лели: у меня - другой подход: _п_е_р_е_с_м_о_т_р_ всего. И суд - _в_с_е_м_у. Форма: злой диалог, верней - монолог. Трудно, но - захватно, и мне, мне - _н_у_ж_н_о...
   Прости мне это - такое не - "приветственное" письмо. Жить мне - _т_о_ш_н_о. В_л_а_ч_у_с_ь...
   Господь с тобой, ты молода, ты - обязана жить. Я ни разу не был в церкви. И бронхит, и - безразличие. Твой Ваня
  

74

О. А. Бредиус-Субботина - И. С. Шмелеву

  
   2/15.I.44
   Дорогой ты мой Ванюша!
   Горькое твое письмо застало меня тоже в тягостном состоянии: - после нашей поездки к С. мы с мамой дико простудились, - я - неизвестно где, а мама, кажется, в нахолодавшей постели. Она и слегла с страшными болями в спине, руке, плече, ногах, с насморком, хрипотой и температурой; это было во вторник. Я перемогалась без t°, крутилась, но в среду в урине показались сгусточки крови. Я не могла лечь, - не стану все тебе перечислять, но ты поверь, что, если бы я легла, то полуживая мама выкарабкалась бы из последних сил на все дела, ибо Тilly не могла бы одна. Принимать стала капли, которые от крови, и береглась, не наклонялась, не ходила, только, так сказать, порядок глазом и словом вести старалась. Вечером в среду сделала чай и иду к маме попить уютно и собиралась для горла сбить гоголь-моголь, думаю: "вот вытянусь удобно в кресле, отдохну". А мама: "Оля, у меня в груди опухоль". Не хотелось верить. Но это так. При этой простуде нельзя ехать к хирургу, позвонила ему тотчас. Обещал быть у нас или сегодня, или завтра, а коли не сможет, позвонит и тогда мы должны к нему в понедельник. Ну вот и ждем приговора. Понимаешь состояньице!.. Я крепилась все дни, приучая Tilly к самостоятельности в нашем многосуетном хозяйстве. И хорошо делала, т.к. сегодня крови показалось больше, и я должна была к ужасу моему открыться маме и лечь. Лежу. Пока не сильно. Были сегодня сильные боли, м. б. после них хуже будет? Результат еще не известен этих болей. Но мне на себя наплевать! Я извелась за маму. И, подумай, она часто после моего казуса себя "щупала". Ей кажется, что это образование за самые последние дни, но кто это знает? Ждем doctor'a. Не думала, что _т_а_к_о_е_ его у нас будет "гощенье". И развалилась еще я! А на той неделе молотьба... Tilly разрывается на хозяйстве и у больных. Я перешла лежать в столовую, чтобы быть в поле деятельности и не утруждать еще ходьбой к себе. Да и тепло. Сегодня день преп. Серафима, - верю в Его милость! Что мы за горемычные, - все-то на нас валится! Ванечка, до того мне горько - эти "завещания": твое и... мама вроде этого говорит... Душа болит. Пишу тебе дружок немного, чтобы только ты не оставался долго без весточки и привета ласкового. Не могу длиннее, очень уж "на угольях", так тревожно на сердце. Но как только поотляжет (Господи, дай же!), - напишу, родной, подробней. Не унывай! Молись, Ваня, молись и молись; - за больше, чем 2 года получила от И. А. письмо на эту тему. Перепишу тебе - оно очень четко и верно. Пришло в горькую минуту, когда опухоль оказалась очевидностью (у мамы). Что-то еще нам предстоит?! Помолись за нас, Ванечка! Благословляю тебя и обнимаю душевно и хочу успокоить и согреть. И сама вся застыла в горе и тревоге. Господи, помоги всем нам! Твоя Оля
   [На полях:] 17.I.44 Ванюша, доктор ни вчера, ни в субботу не был - сломался его автомобиль. Опять томиться - ждать до среды-четверга. Пойми страхи мои... Умоляю тебя: помолись горячо со мной вместе за маму, т.к. "если двое или трое попросят во Имя Его.., то дает им Отец Его на небеси"352. Помолись за мамочку, чтобы выздоровела. Твоя Оля
   Если у мамы что-нибудь злокачественное, то и для меня скверные виды. Доктор так и говорил: "иное дело, если бы у Вас была _т_а_к_а_я _ наследственность". Но на меня - плевать! Господи, помоги!
  

75

О. А. Бредиус-Субботина - И. С. Шмелеву

  

21.I.44

{На конверте помета И. С. Шмелева:

очень насыщенное письмо!}

   Миленький Ванюша, наконец-то был у нас доктор и кончил мучительное неведение и это трепыханье между надеждой и отчаянием. У мамы пока что он ничего страшного не нашел и хочет выждать еще недели 3, - тогда окончательно скажет. Это очень поверхностная, подкожная опухоль, будто бы не похожая на мою. Я его при случае спросила, давно ли моя у меня образовалась по его мнению, на что он высказал предположение, что она сидела _г_о_д_ы, - м. б. 2 или 3. Тогда м. б. и Wickenbourgh'cкое падение имело значение. Ну, это все равно теперь. Ну, Ванюша, а ты-то как? Все это время я думала о тебе... Ты не тоскуй. Посмотри, как хорошо уже становится теперь небо - предвесеннее оно. Голубое... и в нем уже не сухими тычками-палками сучья дерев, а сочными, гибкими, хлесткими плавно ходят. И гуси наши как кричат... задирают головы в лазурь и машутся крыльями. Радуются солнцу, купаются, брызжутся.
   Но только я их сейчас пока не вижу... слышу только издали. Я лежу, Ванечка. Опять кровь... Не пугайся, не сильно, но все повторяется, каждый день, хотя и лежу.
   Я исстрадалась за маму, м. б. и нервы причинили свое.
   А доктор не мог быть раньше - его ассистент заболел в свадебном путешествии и теперь лежит, а хирург один разрывается. Был мне вчера. Привез мне подарок - книгу о русской иконописи и гордился, что смог хоть что-то такое достать. Ничего теперь не найти. Часок посидел и улетел. Сегодня трудная операция - вынет легкое у девочки. Рассказывал мне и сознавался, что волнуется, как перед первой. Но он любит трудности преодолевать и массу работает. Такой живой человек. И не похож на европейца. Мной был недоволен - давно не видел и нашел, что я очень похудела и бледна. Ну понятно - и "эмоции", и столько дней кровь теряю... Читаю в постели и очень хочу, как только смогу сидеть, писать... одно, самое заветное. Помолись, чтобы Господь дал мне помощь. Ибо это _д_о_л_ж_н_о. Если и ничего другого не будет, то _э_т_о_ должно быть! -
   Какие дикие иногда бывают сны! При таком моем состоянии тоски... снится маскарад и такие все безвкусные костюмы. А я говорю: "Я в один день устрою себе из имеющегося у меня старья, костюм... чего бы ты думал? - бутылки шампанского"! И вижу себя: в темно-зеленом платье (есть такое, очень удачное, длинное) и в золото-брокатовом тюрбане - в виде пробки! Башка моя - пробка! Забавно? Оля - бутылка! Все чушь! Давно хочу тебя спросить - знаешь ты писания Никифорова-Волгина?353 Не знаю почему, но он мне прямо все нервы вытягивает, _м_о_т_о_р_И_т (от мОторно, как у нас няньки говорили вместо тОшно, тошнит). В календаре его отрывки помещают около тебя (например, Пасха) и как же это его убивает! По-моему он тужится быть на тебя похожим, а выходит до того грубо. Как он пасхальный звон изображает... не река звуков чудится, а учебник арифметики Малинина-Буренина с задачей: сколько человек требуется раскачать колокол, если он весит столько и столько-то...
   И все в этом духе. Все равно, как и о постном рынке, будто он говорит: "Я вот расскажу вам, как грибами на рынке пахнет и, что вот то-то и то-то стоит там...", - а ты и не чувствуешь ничего, т.к. этими словами все исчерпано. Как анекдотчики неумелые, начинают анекдот с раскрывания его тонкой пикантности и еще сами первые начнут хохотать... "не правда ли, смешно?" А тебе и не смешно и нудно. Слышала я много восторгов от Никифорова-Волгина, особенно в Берлине у русских, но не могу понять их. А ты что скажешь. Меня рвет с него, хуже еще чем с Гиппиус и Мережковского... И еще считаю святотатством тебя имитировать, да так грубо. Болван!! "...Березы - белые виденья... спят в них галки..."354 Какая прелесть... Именно спят в них галки... А м. б. и замерзли?.. И чувствуешь нашу _ч_а_р_у_ю_щ_у_ю_ зиму... Как я люблю все твое!.. И как чудно у тебя "...вспыхнуло крестом..." на куполе, в Пасху355. Не "вспыхнул", а "-ло". Как много в этом. Там было бы - просто, физически - электричество ли, масло ли?.. Что-то из физики... а тут... из... сказки, из тайны - "вспыхнуло", _ч_т_о-т_о. То, что поразило и удивило чудом малыша Ваню. Разве это не откровение в темном небе? Я все, все это чувствую и так же (думаю, как ты) переживаю.
   Недавно, делая мысленные наброски, поймала себя на том же, что именно _т_а_к_ надо было записать... "...неестественно тонко и отрывисто у него это сказалось". А не... "неестественно тонко и отрывисто он это сказал". И многое. По Никифорову-Волгину надо учиться как не надо писать. По-моему. Скажи твое суждение. Мне не достает образования. Я это чувствую. Хотелось бы прочитать всех философов мира. Читаю сейчас книгу о нас, на философской подкладке. Я - неуч, но... О, если бы знания! Я часто оппонирую автору, в общем восторгаясь им. Как надо много читать! Как мало я знаю. Если бы нам вместе работать с тобой! Только, Ванюша, не унывай! Все хорошо будет! Ходи в церковь. Меня огорчает, что ты не ходишь! - Сержусь на минор твой! И это "завещание". Ванёк, больно! Ты знаешь" что я все для твоих работ сделаю. Твои книги... ты же знаешь их для меня цену, значение! И к чему эти рассуждения дельца? Ты - делец? Мне больше хочется узнать, кто это "другое лицо", с кем ты связал меня твоей волей? Скажешь? Оно, конечно, первое, а Оля... "пришей к козе хвост".., чтобы не обиделась... Да? Как когда-то с предложением перевода? Но я не обижаюсь. Мне только горькое что ты опять за эту песню... Береги здоровье - ибо в нем все благополучие. От бывших друзей, почти от всех грустное слышим, то, что и об отце Иоанне356. Вероятно, тоже самое было бы и с моими. Но кто поручится хоть за один день?
   Какая странная наша жизнь. Вы - старшие, хоть начало-то ее видели радостным, лучшую половину прожили хорошо. А вот я? С 10 лет ничего не вижу. И еще останемся ли живы? Сегодня письмо от И. А. для мамы - ему лучше стало жить, "ноги окрепли", пишет. Читает лекции и издает книги (4-ую собирается), имеет чудную квартиру уже, по вкусу. Слава Богу. От тебя давно ничего не имеет, пишет... Ванечек, улыбнись и не тоскуй! Хорошо? Ох, как надоело и больно все лежать. А сегодня от окна дует, где я лежу, на притыке.
   [На полях:] Извини каракули - трудно лежа.
   22.I У меня опять горло начинает болеть. Дует в окна шторм.
   Но все не беда. До свиданья, Ванёк! Будь здоров и Богом храним, целую тебя. Оля
  

76

И. С. Шмелев - О. А. Бредиус-Субботиной

  
   24.I.44
   Дорогая Ольгуночка, очень удручен твоей болезнью и тревогой за маму. Рок какой-то... одно за одним! Передай Александре Александровне, как я горячо хочу, чтобы все мучительно-тревожное разрешилось благодатно, и верится мне, что - м. б. - будет так. А[лександра] А[лександровна] и верующая, и сильна волей и упованием, - это очень поможет благому исходу. Твоя болезнь... - опять итог "напряжений", ты не хочешь хранить себя, ты скачешь, будто совсем здоровая, да еще в такие времена, когда и здоровым людям поездки вот-как обходятся! Или ты не можешь молиться душой, непременно нужна "праздничная" обстановка? Ты и туда, и сюда мечешься, и это при работе по сложному хозяйству! Нет, мои слова втуне, и всегда были втуне для тебя. Доктор сказал тебе - нарушена работа "секретивных" элементов... Возможно, что, именно, в этом все. Подобное и я тебе высказывал, по "выводам", правда, для невежды в том, очень смутно. Но эти "скачки", в теперешних условиях, такое усилие, которое только способствует болезни: и простуды, и "нервы"... - все. Поверь, не мой эгоизм говорит тут... но верно, что эти страдания твои - и за маму! - лишь увеличивают тягостное во мне. Мое состояние "тревоги", подавленности, думы о конце... - конечно, следствие пережитого, 3-го сентября, вот когда отозвалось! Кто сам не испытал _т_а_к_о_г_о, посвистывает. Разве я не вижу это на наших "парижанах"! Жители нашего испытавшего столько округа, когда каждый день на глазах - разбитость, - "помпеи" - совсем особливо _ж_и_в_у_т_ и несут, чем сторонние. А у меня _п_е_р_е_д_ глазами каждый миг - вот, за окнами, - ка-кие _с_л_е_д_ы! И это зажигает вновь и вновь во мне "утро 3-го сент." И вот, все же, стараясь, что ль, подавить это, я писал... и, на час-другой, забывал... 16-го, в воскресенье я начал новую работу, представшую передо мной еще в декабре прошлого года, во время болей и рвот, ночью... Я писал, кажется, тебе... разговор с "чертом"! Рискованная работа, тем более, что "ситуация"-то такая у Достоевского в "Карамазовых" - Кошмар Ивана Карамазова, черт. Это меня не остановило. И я преодолел сомнения. Я написал большой рассказ, в 13 моих страниц. - "Почему так случилось". Юля была ошеломлена, _з_н_а_ю. Я работал 2 дня, и правил, пройдя - _т_р_и! - редакции, вновь переписывая, еще 5 дней. Закончено. Столько затронуто... такой "склад всего"... - на пол сотню бы рассказов кому хватило... и - каких! Думаю, тебя бы захватило... - _в_с_е_ острое, самое страшное... тронуто... - "чертом". Это не галлюцинации, как у Достоевского, а _с_о_н. И надо было все обосновать. Мой вышел ку-да злей-ехидней, чем у Достоевского... О, ско-лько грязи! сколько правды в неправде! Эта работа меня хлестнула и... повергла. Я ее не напечатаю... теперь: половина читателей _н_е_ совладает, в другой... - отведут "воду" на свои "мельницы"... - и только смутишь... а _т_а_ масса, _о_т_т_у_д_а, - а ее здесь есть, много, - просто, или не поймет - сколь же _в_с_е_ другое и непонятное... - надо быть в курсе русской "общественности" и даже истории русской литературы, знать хоть немного музыку... - у меня и "симфонии"! - или злорадно станет потирать руки, - а, что? у _н_а_с-то не то, мы-то... и проч. Я не хочу - для глупцов - "добивать" уже поверженное. Мой собеседник - профессор, старик... ни дурной, ни чистый, а... "замешан на водичке". Между прочим, у Трубецкого Евгения357, в его работе, очень интересной об "иконе"358 - упоминается о Страшном Суде, где иконописец _п_р_и_в_я_з_а_л_ кого-то к дереву359, посередине, - ни туда, ни сюда... Так "черт" издевается над этим - "похожим-вы-литым"... - "привязал, как вот кобелька мужик, ве-ревкой, драть способней". - Похихикают дурачки, а всей "сути" не поймут. Нет, не напечатаю, не таков час теперь... До чего несчастны, все, все люди, до аннамитов и китайцев! Все в "петле". И эту петлю сплел "черт", это итог всей человеческой "чертовщины". Найди-ка правых и виноватых! Шли по _т_а_к_о_й_ дорожке... и до-шли, дошлые! - И _т_а_к_ дошли, что выбраться _н_е_л_ь_з_я. Как ни суди, отчего, почему, все это "частное" будет... временное-условно-историческое. Тут - неизмеримо глубоко, в _э_т_о_м_ - _в_с_е! Тут не Иовово "испытание", тут - уже подлинный Суд _з_а_ - _в_с_е. И русская литература... - ждала и предупреждала: Достоевский! И Толстой, пу-таясь. И... - святые наши. Близорукие и ныне будут повторять зады: в итоге вот таких вот "политических-эгоистических и прочих фактов" - вот _э_т_о_ случилось. Пусть их... - мы-то знаем, как и отчего мир сошел с ума. Маленькие глаза видят маленькое... что поделать! И этим маленьким дано было затянуть петлю. И _н_е_ кончится это "удавление", пока не будут глаза - и ум, и душа! - большими! _В_с_е_ было дано... - и это _в_с_е_ - легкомысленно кинуто на ветер. Ну, будя. Можешь - пришли, что пишет - и между прочим о молитве, - И. А. {В оригинале описка: А. А.} А я, если найду силы, - может быть... перепишу для тебя, - и только для тебя! - "Почему так случилось". Я так устал. - Твой хирург - белая голландская ворона, и не только - голландская. Скажи ему, я, с твоих слов, любуюсь им. Такими стоит жизнь. Не потому так пишу, что он "задаром" работал... нет, вовсе нет. Тут он был даже и неправ: за счет состоятельных он может делать добро для неимущих... Нет, он "доброго _т_е_с_т_а". Какая радость... ныне-то! И не от рассудка - _т_а_к. Помилуй его, Господь. - Александра Александровна - года два тому - ? - упала с лестницы... - вот - и-тог! Это _н_е_ наследственное... чего ты мнишь?! И ты... "остро ушибла грудь". Это я помню, но не могу установить времени, трудно искать в пачках писем, да и упакована часть. Хотел бы уехать из Парижа, но - куда?! Так это сложно с моим режимом... с моей работой... а для "Путей" - сколько спра-вок надо, столько тащить... и - на _ч_т_о_ поедешь! Не в смысле денег, это - второстепенное, и у меня нашлось бы... а - на какое неизвестное?! Когда изо всего условного покоя-тиши, теперь, кажется, лишь одно Монте-Карло еще - по чертовой думке - ?! - крутит шарик... вот где бесы-то крутятся! Я бы хоть на денек желал очутиться там, чтобы... поглядеть... "пир чумный". Ах, какие были дни в Ментоне, когда мы с доктором... - я почти больной, в 38 г. полеживали под эвкалиптами на солнечной поляне в парке герцогского имения - живала сама Виктория!360 и наша императрица М[ария] Ф[едоровна]361 - а под моими окнами темно зеленели купы мандариновых деревьев... с дождем [бутонов], ярких... И было... скучновато! Ослы!! И как ели мороженое на набережной... перед уже осенней голубизной средиземной! Мало было в кармане, - хоть я и угощал компанию, - в пути на автокаре завтраками... и меня выдавали за американского "короля". По каким стремнинам мчались, по Эстерелю... над Каннами и проч. ... дух занимало, и было - мне-то! - все равно: уйти бы от _п_у_с_т_о_т_ы... Я был опустошен. И где-то уже томилась - снова и снова, после мытарств! - ты, моя [светлая]. И я... не знал. Но... все так, как предуказано... Отвратительная лента, крутится!.. Другой день топят скверно, радиаторы холодные, не ладится у истопника с угольной пылью... а то было 20-21. Зябнут ноги и пальцы, руке легче, почти прошло. И не знаю, что буду есть... никуда не хочу идти добывать, а А[нна] В[асильевна] лишь завтра. Так, яичко сварю... молоко. Принес Меркулов, милый. Не было у меня радости Рождества, из-за бронхита и темноты не был в храме, и елочки не было... Юля привезла цветочков, конфет... еще... От одной читательницы, обрадованной "Рождеством в Москве", получил ли-мон!! - и банку американского какао, ее мужу362 - чужеподданному, Красный Крест дает, она ездит проведывать. Он интернирован: ду-рак! когда-то стал подданным какой-то микроскопической респу-бли-ки! - втюрившейся в... войну против - !!! - Германии. Ну, и сиди у моря, и жди... че-го?! Русский дурак, м. б. и не русский даже. Одним словом, - от синема предприниматель. И русская... дура... - о, у-мная! - старообрядка... имела неосторожность - в безумные дни 17-го, связать с ним судьбу! Масло и вода. Теперь, из-за своей "святости" - несет некий подвиг... ездит навещать с посылочками. И каждое воскресенье причащается. Лет 45. А знаешь, наши "демокрытики" убили бы меня одной ненавистью за мой - "Почему так случилось"! Да ведь мой "человек из ресторана" ко-гда еще их высек! но там было смягчающее... некий запашок. А теперь... Между прочим, "черт" так говорит по поводу пушкинского "Демона". "Х-ха... ох, жале-тели эти... "...и дар невольный умиленья...""!363 Ну, что я могу к... пятнадцатилетней невинности, с душком просвирки!.. Нет, я люблю с горчи-чкой..." Рассказ идет в мажор... и разряжается... _у_д_а_р_о_м. Откуда я нашел в душе столько "чертова яда"?! Мне мерзко стало... Ну, выплюнул... все. Холодею, думая, как ты теперь... Боже, вся израненная! и на-до крутиться... надрываться. Бедная... Олюнка горевая моя... чем тебя утешу, чем обогрею, приголублю?! Вот этим, сердцем, которое бьется так далеко от тебя... - бессилен. Унестись бы на ковре-самолете... но эти "сказочные экипажи" заняты иным. Все в голове смешалось... о чем бы приятном написать?.. И не поворачивается язык сказать - работай! Ты - _в_с_я_ - на каторге. Поцелуй бедную маму, и благослови... - вся - вера! Целую тебя, голубка, Господь с тобой. Твой Иван-Ваня
  

77

И. С. Шмелев - О. А. Бредиус-Субботиной

  
   4.II.44
   Милая Олюночка, я очень тревожусь, - нет известий. Не могу писать... - жду от тебя. Что у вас? и твое состояние, и что с А[лександрой] А[лександровной] - ? Сегодня 14 дней, как получил твое тревожное... - от 15.1 (получено 21.I).
   За эти дни я еще раз - в 4-й - ! - переработал рассказ, который ты получила, думаю364. Стало полней и глубже, (вместо 12 стр. - 17-18!) Но этого мало: я переборол свое чувство "отмахиванья" от последней главы "Лета Господня" и - написал - "Похороны". И таким образом _з_а_в_е_р_ш_и_л_ "Лето Господне" - вполне. Удалось! Кончил я _т_а_к, как - единственно - только и могла завершиться эта большая - _р_о_д_н_а_я - работа, - на особенной - и единственной! - _н_о_т_е! Этого-то я страшился, что не удастся. И вышло как-то _н_е_з_а_в_и_с_и_м_о_ от меня... _с_а_м_о_ - и - неожиданно. Последние слова... - и представить не можешь... - как это подходит ко _в_с_е_м_у_ в кни-ге...- "Святый... Бессмертный... Помилуй... на-а-ас!.." Это надо читать самой или слышать в моем чтении. Заключительный аккорд! Я написал этот (10 стр.) очерк - в два дня. И проработал.
   Теперь - _в_с_е. В книге будет около 25 (!!) глав.
   Теперь я _с_в_о_б_о_д_е_н... - Душой... (а то - _в_и_с_е_л_о_ тяжестью и я не мог отдаться другому) - и сегодня, благословясь, начну вплотную, без отрыва, - уже начатые "Пути Небесные" - ч. II. Оглядываюсь... - ско-лько же я всего д_а-а_л! Серов - почти единственный слушатель, - вскричал-было... - о "Почему так случилось"... - "это... это... ... ..!" Очевидно - я понял - он хотел выпустить словечко, начинающееся с буквы - "г"... Ну, я знаю, что кррепко дано. Бог помог! Да! - Ну, сомневаться можно, но что с помощью Божией, только! - я мог дать последнюю главу "Лета Господня" - для меня это несомненно. Только т_а_к м. б. написать, _в_д_р_у_г_ _в_ы_ш_л_а_ у меня такая "п_о_з_и_ц_и_я" - все облегчившая, все разрешившая, осветившая и - ...завершившая... - знаю: будешь плакать.
   Целую. Твой Ваня. Господи, пошли им (вам!) - покой и облегчение скорбей. Ваня
   [На полях:] Да... вчера муж Елизаветы Семеновны передал мне деньги - получено за 30 твоих гульденов за вычетом "ёлки" - 250 фр. у меня на руках твоих 530 [фр.]. Что я с ними буду делать?!! ... За-да-ча!!
   Ольгунка, твоя бегония - на именины к 42 году, что-ли... вдруг _о_ж_и_л_а!!! А то погибала, хотел бросить. И, кажется, мой лимончик, пораженный антоновым огнем - вдруг дает глазки!!
  

78

И. С. Шмелев - О. А. Бредиус-Субботиной

  
   5.II.44 2 ч. дня
   Дорогая Олюша, вчера, только что понесла А[нна] В[асильевна] письмо тебе, принесли твои два, от 22.I365. Отвечаю на твои вопросы. Никифоров-Волгин... - ты его так разделала, что ничего мне не оставила. Конечно, - "влияние", доходит до прямого подражания. Но что ты хочешь?! И мне отвратно читать, будто меня корежат, пародируют. Думаю - без умысла. Ах, милая... есть Лувр - и есть "панель", парижская, есть стены около Одеона, и бедняги "рембрандты" и "рафаэли" _в_ы_с_т_а_вляют... - порой не сплошь бездарные, как и Никифоров. Незнанием "моего" прикрыться он не может, он даже - вижу, вот, - еще в 37 году прислал мне свою книжку с надписанием - "Любимому русскому писателю" и проч., - "Земля-Именинница"... (это мое - из "Троицына дня") ну, я поглядел, - оглавление! - прочел на-выдержку два-три места и поставил в отделение - "ненужного". Настолько, значит, "любимый", что - "не могу не..." списывать, марая! Довольно с сим. - От Ивана Александровича - есть почтовое сообщение? Напиши, у меня к тебе просьба - в следующем письме. У нас нет, жаль. Пришли же его - о молитве. Думаю, что он и тут - "фи-ло-со-фи-чески"! Для _м_о_л_и_т_в_ы_ не может быть правил, определений - так-то и так-то... "мозговых". И все, что даже _о_т_ц_ы_ говорили, если не лишне, то - из-лишне! Единый наставник и водитель - _с_е_р_д_ц_е. И. А. чрез меру - во многом - правило-установщик. В нем есть порядком - склонность "учительствовать" и "ре-гла-мен-тировать" - теоретик! Даже и в "молитвенном" - дидактик и методик. О молитве... - он может хорошо сказать, но не _д_л_я_ молитвы (* У него и лампадка-то на электричестве: трык... - _в_о_з_ж_е_г! Чисто, удобно - и легко! но удручает [спускотня] французская! Легкомыслие.). Впрочем, иногда даже у "безразличных", но даровитых, и о _с_е_м_ выскочит недурно. У Герцена, к примеру, хорошо об "Иверской", почему она _с_т_а_л_а_ "чудотворной". _С_и_л_а_ напряжения прибегающих - сотворило чудо сие! Немножко от... фи-зики, правда... как бы нагружение аккумулятора или лейденской банки. Но - любопытно... Кстати, достань-ка Евгения Трубецкого, две статьи, писанные в 916 г., "Два мира в русской иконе" и... - заглавия не помню - "Смысл русской иконописи"366. Основное положение: в эпохи "страшного" - повышенное чувствование "миров иных", - не ново, правда, но у него это показано на примерах иконописцев русских, живших и в монгольском иге, и при Грозном... Затем... - "в покое" и в "довольстве" - упадок, власть - _т_е_л_а!
   Ну, и мастерски же ты дала "сказочку о двух братьях!"367 И о "мебели"!! Кошмарное. Ми-лая, про-шу... нежней-любовней относись к этим стульям из "дохлого дома": они же... - му-че-ники..! ты вглядись в них!! Или вели гостям вальсировать с ними или - их время! - плясать польки. Мажь их кремами, гусиным жиром, поливай супом, плюхай на них паштетом, если есть, вином обливай и... пригласи "влюбленных" и... пусть посидят на них, пошепчутся. В заключение - когда будет мороз - пусти на топливо, - и им будет утешение - "мы пригодились, пригодились!" - и тебе теплей. А рассказ про ведьму с газовым счетом..! ... - да "Плюшкины", просто, _п_р_о_с_т_а_ч_к_и, и "сухарь" его - потрясающая любезность! доброта! - Передай маме мои - тревогу и надежду на благое. Томит меня твое нездоровье, бедненькая... да, тут причинны нервы, нарушенное равновесие, разнобой в управляющих в _с_е_м_ нервных центрах. Думаю, что надо следовать последнему лечению. Простуды, грипп - так влияют на "эквилибр" {"Равновесие" (от фр. équilibre).}, знаю по себе. - Сегодня - дважды "вой". Первый перебыл у себя, продолжался 2 часа! Второй, через 40 мин. - не выдержал, прошел через 5-7 домов, и перебыл в подвале, с Меркуловыми. Там - почти комфорт. Но если ночью... вряд ли заставлю себя. Я писал тебе, что раздвинул рассказ "Почему так случилось"... он стал полней, сильней. Я _д_о_л_ж_е_н_ был "выплюнуть" его из себя, мучил. Зародился в ноябре-декабре 43, когда тяжело болел... и _э_т_о_ мешало мне уйти в _т_и_х_о_е_ - в "Пути". Кстати, не прими "грехи" за мои! Меня, правда, тащили к церкви на корде, но - никогда не покупали "коврижками"! Я преступлением считал бы _т_а_к_о_е, тем более - матушка! Я "сеивал" по глупости "истину", я певал "Волгу"... да... но никогда не "татьянил" - поверь! Ч_т_о-т_о - что?! - мера?! - претило. Я же эн-когда все это казнил - в "Человеке из ресторана". Да, мера, некая "здравость", что ли, - "пушкинская" - прости, Господи! и - благодарю, Господи! Но мне _н_а_д_о_ было - поздновато, да... - ожечь нашу - поганую и - во многом чудесную - "образованную часть" общества! Я не беру огульно в рассказе ты-то поймешь... недаром там - чертом даже! - выделены "Пушкины", "Менделеевы", "Чайковские", "Трубецкие", "Феты"... и - Ми-ки-ты... и даже "воробей", ушедший от "разрешенного вопроса"! Так у Достоевского... Смердяков вешается, а "умник"-то... - "по-середке" остался. Ах, как все это дико-сложно! Одно знаю: _т_е_п_е_р_ь_ получен _з_а_к_а_л, надо только, чтобы для чудесного _т_е_с_т_а_ будущего сохранились _ж_и_в_ы_е_ дрожжи! Чтобы лучшее от лучшей части нашей преемственно было принято... - "дрожжи закала"! После _в_с_е_г_о_ - и культурного расцвета и - нашего пога-нейшего и страшного погрома в большевизме, этого потопа нечистоты... верю: не может быть, что все - впустую. А... _в_с_е_ - во-имя приведения к Цели, - т.е. _в_ы_с_ш_е_м_у, на что может быть способна страна. Она должна пережечь всю "нечистоту", в тугах изжить... и - донести врученный ей Крест - хотя бы до земного _н_е_б_а! Согласна, детка? У, какая ты му-дрица! О, дорогая... руку, руку!.. Если бы с тобой суждено было что-то еще делать, немного, немножко... _ж_и_з_н_и! О, не "для себя"!., "для себя" - это - "в_м_е_с_т_е"... только. Ну, ты понимаешь, ты со взгляда одного понимаешь - _в_с_е. Мой "рассказ" поймут, _п_о_ч_т_и, лишь - 5 на сто. Потому и не хочу печатать. Да еще в газе-тке! да еще половинками! - велик! Жаль. Но мать станет ли показывать ребенка, если могут увидеть одну "пятку"?! - или - через кривое зеркало! Жаль, что нет у тебя окончательной, _п_о_л_н_о_й_ редакции. Я еще помучил себя и всякими "вводами" раздвинул на 35 процентов! "Дураки" будут только хихикать на "черта" и на раскромсанного "профессора". А "дураки" оттуда - будут тупо тупиться... - ни-чего не поймут. А теперь, хоть последнюю главку "Лета Господня" пошлю тебе. У меня нет времени - все переписать. Мне нужно уйти к "Путям Небесным", торопиться их одолеть. Тогда я успокоюсь. Да, опять ты... ежишься и "сама себя обижаешь", по поводу моего распоряжения "правами литературными". Как раз наоборот. За тобой-то и признано "руководство", ты - _в_с_е_ решаешь. Но я, - и во избежание "кривотолков", и по другим соображениям, ввел еще лицо, связанное с Ивом и памятью покойной Оли: Юлю. Ты многого не ведаешь. За эти последние годы - войны! - я ей мно-гим обязан... - правда, Оля {Вероятно описка И. С. Шмелева, имеется в виду Ю. А. Кутырина.} слишком всю себя отдавала... - это ее душевное право. Но я и указал, что ты, как никто, знаешь "душу" моего творчества и я заповедую руководиться повелительно _т_в_о_и_м_ суждением. Так сказала мне совесть, когда распоряжался. И мне грустно, что и в _э_т_о_м_ ты почувствовала какую-то мою недооценку, недоверие! Нет, как это неверно..! Ив не в силах тут, знаю... и Юля... - куда ей... но она, ради благоговения к светлой памяти "теть-Оли" - уделит от своего досуга. Она куда старше тебя, ей 51-2 г. Видишь, _к_а_к_ я тебя _з_н_а_ю_... как я тебе верю, как высоко чту тебя. И как дела у меня - тут-то хоть - не разойдутся со словами... Я просил тебя не раз - и ты хорошо отвечала мне. И потому, думаю, тут с моей стороны нет дерзкой нагрузки... на тебя. Да?
   А теперь - вот, последняя глава "Лета Господня", на этой неделе - 2-3 дня - дал Бог - написанная, _с_в_е_ж_а_я... - Да-ааа, пояснение: тут ты встретишь новое лицо - Анну Ивановну. Она дана в предыдущих главах, начиная с главы "Горькие дни": еще - "благословение", "Соборование", "Кончина"... Ее, лучшего и полнейшего, что в русской _п_р_о_с_т_о_й_ женщине есть, - и не хватало "Лету Господню". Она как-то _с_а_м_а_ вросла в него. Случайно, вспоминал я... и вростил ее! Она сама пришла и сказала: "хочу потрудиться... дозвольте, голубчик Вы наш, Сергей Иваныч, походить за Вами, больным..." Она влекла к себе... _ч_е_м-то... своею _в_с_я_к_о_ю_ "Хорошестью". Такими держалась земля! Вот ее "пачпорт", как дан сжато в "Горьких днях", чтобы ты _в_и_д_е_л_а_ ее и "снаружи" {Далее в оригинале текст глав III части романа "Лето Господне": "Горькие дни" и "Похороны".}.
   В следующем письме. Ваня
  

79

И. С. Шмелев - О. А. Бредиус-Субботиной

  
   21. II. 1944
   Дорогая Олюша, я все еще у Юли. И здесь не слишком тепло, но все же терпимо. С едой - вполне сыт. Переписываю для копий - и прорабатываю 9 глав "Лета Господня" и посылаю тебе кусочками, - сохрани. Ответь мне, имеется ли у тебя "Крестный ход", или - подзаголовок - "Донская"? У тебя, знаю, есть из 2-й части "Лета Господня" - "Вербное воскресенье", "Михайлов день", "Именины" - в двух частях: 1 - "Преддверие" и - 2 - "Торжество". Что же еще должен тебе послать? - кроме оставшегося из 9 новых глав? Состав 2-ой части книги "Лето Господне" - определился так: 1 - " Ледоколье", - март, колка льда на реке. 2 - "Петровками", 3 - "Крестный ход", 4 - "Покров", 5-6 - "Именины", 7 - "Михайлов день", 8 - "Филиповки", 9 - "Рождество", 10 - "Ледяной дом", 11 - "Крестопоклонная", 12 - "Говенье", 13 - "Вербное воскресенье", 14 - "На Святой". 15 - "Егорьев день", 16 - "Радуница" (есть у тебя?), 17 - "Святая радость", 18 - "Живая вода", 19 - "Москва", 20 - "Серебряный сундучок", 21 - "Горькие дни", 22 - "Благословение детей", 23 - "Соборование", 24 - "Кончина", 25 - "Похороны".
   Дивлюсь, сколько же преодолено! Сколько труда положено! Ответь, что из этого имеешь. В книгу должно войти в законченной редакции, именно в том виде, в каком посылал и посылаю тебе. Имей это в виду, на случай издания.
   Как ты мне редко пишешь! Чем больше тебе шлю - реже отвечаешь. "Мышь сыта - так и мука горька"? Ты уже зарылась в _м_о_е_м, оскомину набьешь? И гложет мысль - да посылать ли? И не подходи к моим трудам только "сердцем". Я, кажется, _н_е_ однотонен! мне, думается, и воображение доступно, и "перевоплощение". "Пушкин" - новая грань... - как и другое, немалое. Ну, ладно.
   Я уже объяснял, что "детское словечко" - это - "жёлтики", первые - желтые цветочки, - одуванчики, куриная слепота, свербика? А вот, о "просьбе"... Это, м. б. шалая мысль и - пожалуй, безнадежная. Я чувствую, что не найду здесь достаточно сносных условий для работы над "Путями Небесными". И... - если бы, месяца на три - 4 - уехать хотя бы в Швейцарию?! Там у меня есть некоторые, конечно, очень небольшие, - средства, мой гонорар, за "Няню" на немецком языке, изданную во Фрауэнфельде368. С... 1938 года! Выписывать их сюда пар "Оффис де шанж" {Через "меняльную контору" (от фр. par "Office de change").} мне не рука. Дело в визе и - разрешении французских и оккупационных властей. Но лишь получив визу, могу хлопотать о разрешении. У меня в Швейцарии достаточно читателей. Как и в Германии - 10-11 книг переведено! В 38 году мне дали визу, не потребовав залога в 30 тыс. французских франков. Благодаря ходатайству мужа моей переводчицы г. Кандрейя. Это почтенный человек, швейцарец, судебный следователь. У него есть влияние в Берне. Если бы наш друг профессор снесся с ним - адрес ему известен - на предмет визы для меня? С Иваном Александровичем у меня сношений нет. Я из твоего письма понял, что он тебе пишет, как и ты ему. А м. б. я ошибся, и дело идет о другом? Вот в этом и моя просьба, - о визе мне. Иначе я не смогу уйти весь в работу над 2 частью романа "Пути Небесные". Можешь - посодействуй. Этим и кончу тебя тревожить, не заикнусь. Думаю, что Иван Александрович пальцем не шевельнет. Скрепя сердце пишу тебе. В Швейцарии я бременем не был бы никому. Но сложность еще в другом: если бы и получилась виза и позволение выехать, то смогу ли повезти с собой черновики, собранный материал для романа? Очевидно, надо будет все представить в цензуру. Очень это громоздко. И, вообще, план мой кажется мне утопическим.
   Еще раз скажу, что твои письма интересны, и твоя чуткость в понимании моего творчества - очень ярка.
   Мне остается переписать для копий только две главы, работы на 3-4 дня. И тогда - как только удастся вернуться к себе - отопление и по сей день не починили, у меня в квартире почти на ноле, - хотел бы приняться за "Пути". Очень тревожит сохранность твоих писем... - куда мне их поместить? так все непрочно в наши стремительные дни! - Измучился жить без мытья, без частой смены белья... - на самочувствие действует давяще! А на-юру, в холоду... - какая ванна! А то, когда было тепло у меня, бронхит мешал мыться, докторша моя запрещала. Теперь, слава Богу - нет бронхита, - вымыться бы - и - чистым - пи-сать, пи-сать... А я вот 10 дней калош не снимаю, кутаюсь, как самоед... Здесь - температура - градусов 12-13, ну - у печурки греюсь, оторвавшись от работы... курю, думаю... Все невеселые мои думки... Да-а... что же мне делать с твоими 530 франками?! Изволь написать.
   Передай маме мою радость и надежду, что все будет благополучно, что серьезного нет в ее недомоганиях. Ты так и не говоришь, что же ты-то? Опять лежала, и - опять скакала! Понимаю, - на-до, с мамой... - но, милая, может случиться наоборот - ты будешь - не дай Бог! - валяться, а маме скакать придется. Сегодня надеюсь отправить тебе конец "Живой воды" и "Москву" с началом следующей главы - "Серебряный сундучок".
   Твой Ваня {Далее в оригинале текст главы III части романа "Лето Господне" "Живая вода".}
   Напиши, что я посылал тебе в окончательной редакции. Знаю - "Куликово поле", - еще?
   Переписка этих 9 глав меня расстроила. Это - очень мучительно - уйти в тяжелое своей жизни. А мое воображение - пронзает. Не думай, что я "вспоминаю - вижу": я многое и _в_о - о - бражаю. Разве можно все запомнить?! Я - как бы _в_н_о_в_ь_ творю.
   Храни тебя Господь! Ваня
  

80

И. С. Шмелев - О. А. Бредиус-Субботиной

  
   10.III.44
   Дорогая моя, Ольгушонок ты мой далекий! Сегодня от тебя письмо, от 29, что ли, февраля, без даты (?!) твоей. А еще 7-го получил датированное 2-м марта!369 Так что пока не знаю, получила ли все главы "Лета Господня". Последние две главы - "Соборование" и "Кончина" послал 1-го марта, вернувшись к себе. Но после двух неуютных ночей, [1 сл. нрзб.] {Здесь и далее в письме текст поврежден.}, "в нервах", ночь на 2-ое, спускался в "абри" {"Убежище" (от фр. abri).}, но на 3-ье, в сильную пальбу, не ушел, зато испытал сильный-таки "массаж", очень у нас палили по "убийцам" - детоубийцам! Снова уехал на Юлину квартиру, на 3 дня. Там уютней. 6-го опять вернулся, и опять - "массаж"! Приходится теперь с собой таскать [рукописи]-уники. А посему решил отдать в печать и "Почему так случилось", м. б. в субботу появится, в 2 приема, т.к. новая редакций этого рассказа аж в полтора раза расширена! Напечатаю, надеюсь, и все новые главы "Лета Господня" - таким образом вернее сбережется, что-нибудь да уцелеет от всех "возможностей". Представь: мы как сговорились! 3-го марта я запаковал все твои письма [1 cл. нрзб.] в 4 пачки, - 270 писем! На каждой надписал: "Может быть опубликовано _т_о_л_ь_к_о_ с разрешения автора писем и _т_о_л_ь_к_о_ _в_м_е_с_т_е_ с моими к О. А. Бредиус-Субботиной". И отвез к проф. Карташеву, в восточном квартале Парижа, 3, рю Манэн, Manin, Пари, 19-е. Там надежней. Вынул лишь твои [пробы] обложек на "Куликово поле" и приложил их к этому рассказу. Туда же [1 сл. нрзб.] и материал для _п_я_т_и_ неизданных книг! Но 8-го забрал у профессора - "Лето", II ч. - для печатания в газете. Вот теперь - как из дома - беру с собой, ну, нанесла курочка яичек и носится с ними...
   Благодарю маму - пишу [1 сл. нрзб.] за очень ласковое ее письмо! Да, если бы..! Знаю, приехал бы к вам - как [1 сл. нрзб.], если бы не эта бойня! И наговорились бы, и напелись бы мы с тобой, и [упились] бы беседой и глазами! О, как хочу тебя видеть, детка моя, ласкунчик... Ми-лая... наша переписка - изумительное явление - общественно-литературно-психологическое! Позавидуешь - !! - будущему читателю... Как тебе не грех так говорить о своих письмах! - _н_и_ч_т_о_ж_н_о. Ты или притворяешься, или... неужели не разумеешь, _ч_т_о_ _э_т_о - твои письма! Ну, тогда ты... дурища, больше ничего не могу сказать. Бьюсь об заклад: твоими куда больше будут захлебываться, чем моими. И как бы хотел я, чтобы доход с издания переписки - а он был бы о-гром-ный! - пошел на сиротский приют! Хватило бы... - ведь не одну сотню тысяч золотых рублей даст эта "переписка"! Она - томиков на 15! [Плохонько] - по 10 тыс. с томика! Это - как "Робинзон Крузо", или почти, тираж был бы... И какое же всяческое "насыщение" для будущих читателей! И сколько там [1 сл. нрзб.] понимания "искусства"! и - души. И быта. И "дня сего". И - "занимательного чтения". Вот что мы с тобой сотворили. Народили кучу детей душевных. А все ты, ты... "цепкая", до жизни жадная... Кто ты? Давно знаю - самая-то русско-русская душа! самая-то _р_о_д_н_а_я_ сущность, а? И все это - как бы предуказано нам было, предопределено. Этот день... 9 июня - 27 мая 1939 г.! Когда ты писала, в день рождения твоего, обиженная жизнью. И - моя книга, тут, упала в твое сердце, и ты написала мне, одинокому, недавно взывавшему в тоске неизмеримой! И вот, мы _н_а_ч_а_л_и_ любиться... за тысячу верст, не видя друг дружки. И - полюбили, крепко, не распаять. Для кого бы я стал переписывать свое я, ленивец?! кому бы _т_а_к_ раскрылся?! А вот тебе - весь я, весь отдался, и как безоглядно, _з_н_а_я, кто ты. Родной стихии открыл душу... как открывал ее, творя свое. Как же ты смеешь говорить так небрежно о своих письмах ко мне!? Я успокоился, когда отвез их. Сердце свое укрыл. Надо хранить сокровища подлинные, а это, именно, сокровища!
   "Марево"... будто и так себе рассказик, но я люблю его... он мне так легко и светло дался! Я его в два дня сотворил. Да, я был в Белозерске, в 12-м кажется, году, один. Ходил по навозным "пуховикам"... вдыхал запахи старины, со-льцы?.. - ух, какая там си-ла старины, в самом воздухе! в кулях, в щепных коробах, в церквах, в просоленой-просмоленой жарище! - жаркое было лето, начало августа. И я, вглядываясь в _б_е_л_ь_ озерной воды, в валуны... у_в_и_д_а_л - Пашу Разгуляеву370, сердцем увидал... - и как же преломилась _о_н_а_ у меня... в интернациональное... всесветное... - нераскрывшаяся русская душа, так идиотски-глупо упущенная "бродягой"! Но не сгинувшая, а временно блуждающая в мире и - манящая своею нераскрытостью... Ты _п_о_н_я_л_а_ рассказ... такой, на взгляд, пустяковый... но я-то чувствовал, что не пустяк тут... Так вот, милка моя... в тебе - от Паши. О, так много... только "бродяга"-то тут не ошибся, _н_а_ш_е_л-таки, хоть и - в далях! Ах, приехать бы нам с тобой на Белоозеро!... - И... черт возьми! - хоть бы слушать... как кошек раздирает! Напиши мне все ли получила из "Лета"? Я беспокоюсь.
   О плане моей поездки, "утопическом"... Сам не верю возможностям. Адрес моей переводчицы: Шлёсс Хальденштейн, Куар, или - Хур, Мосье-Мадам Кандрейя. M-me R. Candreia. Schloss Haldenstein, Coire (Chür) M-r F. Candreia. Candreia - от (сокращенного) Casa Andreia (итал. - хижина Андрея). Оба отлично знают по-немецки, на нем и говорят. Она же меня на немецкий переводила. Кончила гимназию в Риге, училась в Германии, Швейцарии, она - доктор медицины и, кажется, философии еще. Ей - лет 56. По отчеству Бернгардовна, по имени... как жена одного из "праотцев"371, - помнишь, насчет "чечевичной"-то похлебки?372 Ну, ты умная, понимаешь, что хочу сказать. Она меня о-чень почитает, и очень проникновенные письма писала. В 38 году я прожил у них 3 месяца и много писал, там-то и "Вербное воскресенье" написал. Да, ты _в_н_я_л_а: удачный, кажется, рассказ... - верба-то на луже, вешним утром! Жил, платя очень дешево. Но я не у них бы пристал... во всяком случае, не сел бы никому на шею: у меня там есть сколько-то. Кстати, чего, думаю, мне от 25-30 тыс. фр. отказываться, солить главы "Лета Господня"!? По крайней мере, лучите сбережется напечатанное. Напиши, ты - у-мница! М. б. с легкой твоей руки..? А на посажёного папашу не надеюсь, хоть и люблю его искренно и чту. Его слова, что теперь "больше верует" - потуги, философия, не - _в_е_р_а! Потуги верить через мысль, через эстетическое восприятие... Ну, какая это "божья _т_к_а_н_ь"!!! Сила Божия - совсем не ткань. А где же... - _в_с_е?! Христос-то?! Ведь так говорит - ну, чистый это "пантеизм", а не христианство! Сбивается на "монизм" Геккеля!373 И мне ничего не говорит. О, тут ч_т_о-то... такое простое быть должно... как у... Микиты. Бога ни постичь, ни объяснить: Его надо _н_а_й_т_и_ в сердце, как самое любимое из любимого! У Карташева есть статья "Русское христианство"374 - есть эллинское, римское, западное... есть и "русское". Я силюсь заставить его написать _т_р_у_д_ о русском христианстве...375 Он сможет, он, кстати, из мужиков, вятский, что ли. И - несколько художник. Только ученый-художник может об этом. У И. А. все потонет в его "диалектике", в до-мысле, в анализе... - он не того теста, хоть и отлично разбирается в искусстве: "Основы искусства" - книжка его!376
   Ивик с Лучинкой растят дочку... Катюшу ли, Ольгу ли... - все равно. Я его не вижу, он где-то далеко. - Юля недавно устраивала свой "фольклорный" вечер, под гусли, распевала "Плач Ярославны"377, я не был, болел бронихитом, слышал - очень успешно. Не в финансовом смысле, она не для сего и устраивала. Елизавета Семеновна в Фонтенбло, в тишине, будто, сын прибавил за 3 мес. - 13 кило! Никакого туберкулеза. Хорошо, что они выкатились - через 3 дня! - с Савойи, там гнездо убийц-либераторов378, их выжигают, как клопов. Елизавета Семеновна пишет редко. Сейчас заболела гриппом, муж мечется из Парижа в Фонтенбло. У меня - нет-нет - боли, вчера была рвота, спазмы пилора, нервы... да и весна, а она плоха для моей язвы. Эта вечная осторожность! Надоело. Жду - вот-вот сяду за "Пути". Читаю, как оттяжка, Забелина - "Быт русских царей"379. Ищу кой-каких материалов для "Путей". Статья Карташева о русском христианстве - очень пригодилась. Такой-то и разумею Дари - у нас все - обмоленое. Достань в библиотеке "Путь", журнал под редакцией Бердяева380, там статья эта. Но Бердяев печатал "скрепя сердце". Не терплю "бердяевщины". Чудесна твоя обложка Троицы!!! Целую ее - тебя, не вырвешься, дочего целую и _п_ь_ю. Вино ты мое хмельное... - пьяно-трезв с тебя, и... как женщину люблю, страстно, страстью... бабочка ты моя... ситцевенькая! - в мои-то годы! Всю - _п_ь_ю_... вот как... без остатка! досуха!!! Прости, весь вошел в тебя, слился, влился...... - о, Олюнка... безумствую... - сколько же еще огня! Ну, и насмешили меня твои "гуси"! Нет не знали, что и без гусака несутся?! Правда, я тоже недавно - лет 15-20 тому - недавно!!! аЦ! - узнал, что без петуха курица может и даже о-чень! Только яйца-то без "изюминки"! Но петухи необходимы: это - толкает лучше нестись, охотней, будит материнский инстинкт. Правило: самцы, большей частью меньше и тоньше [самок]. И как же ты, любопытная ко всему, не разберешься?! ... Полюбоп

Другие авторы
  • Шебуев Николай Георгиевич
  • Кошелев Александр Иванович
  • Терещенко Александр Власьевич
  • Гоголь Николай Васильевич
  • Кандинский Василий Васильевич
  • Урусов Александр Иванович
  • Месковский Алексей Антонович
  • Зозуля Ефим Давидович
  • Сабанеева Екатерина Алексеевна
  • Кузьмин Борис Аркадьевич
  • Другие произведения
  • Белый Андрей - Между двух революций
  • Путилин Иван Дмитриевич - 40 лет среди грабителей и убийц
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Заметка об извилинах мозга динго
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Старый холостяк
  • Лондон Джек - Бурый волк
  • Горький Максим - Жизнь Клима Самгина. Часть четвертая
  • Блок Александр Александрович - Роза и крест
  • Арцыбашев Михаил Петрович - Преступление доктора Лурье
  • Сумароков Александр Петрович - П. Н. Берков. Жизненный и литературный путь А. П. Сумарокова
  • Григорьев Аполлон Александрович - И. С. Тургенев и его деятельность
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 306 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа