Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Том 71, Письма 1898, Полное собрание сочинений, Страница 9

Толстой Лев Николаевич - Том 71, Письма 1898, Полное собрание сочинений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

iv align="justify">   Письмо написано рукой С. А. Толстой под диктовку Толстого. Под-пись собственноручная.
   Ответ на письмо Бирюкова от 19 июня нов. ст., в котором Бирюков со-общал о посылке Толстому программы журнала, измененной по указаниям Толстого, а также оглавления первого номера журнала.
  
   (1) Предложение Толстого было принято: периодические сборники, журнал и издательство В. Г. Черткова получили название "Свободное слово".
   (2) Письмо М. О. Меньшикова от 13 июня. См. прим. к письму N 161.
   (3) ["робкая".]
   (4) Перевод трактата Толстого об искусстве был опубликован под загла-вием: "What is Art?" By Leo Tolstoy. Translated from the Russian by Aylmer Maude. Brotherhood Publishing CR, London 1898.
  
  

160. П. А. Буланже.

  
   1898 г. Июня 15-20? Я. П.
  
   Получил паше письмо от 18 июня, дорогой Павел А[лександрович] и очень обрадовался ему. Я, кажется, более месяца не имею ни от кого известий за исключением коротенькой запи-сочки от Поши. Я рад б[ыл] очень вашему письму, но оно не удов-летворило меня: я не знаю очень интересных мне о вас подробностей: как обстоит ваш бюджет? Что вы зарабатываете? Что проживаете? Вижу, что вам очень тяжело от напряженной рабо-ты, но, милый друг, не забывайте того, что есть люди - я их вижу вокруг себя - которым много хуже, не думайте, что это те, кот[орые] работают еще тяжелее вашего, нет, - это те, кот[орые] живут праздно и вовсе не работают. Я понимаю ваш страх перед царством рабочих, но этого царства никогда не бу-дет, п[отому] ч[то] им не над кем царствовать. А что они такие же эгоистичные и безжалостные, как буржуа, и еще озлобленные теперь - это несомненно. Но все-таки до сих пор они жертвы, и потому нельзя не быть на их стороне. Да, впрочем, всё, что я думаю об этом, я напишу, если бог велит. (1) Еще недоволен я, милый дорогой друг, вашим письмом, п[отому] ч[то] чую в нем отсутствие простых сердечных отношений с Ч[ертковым] и даже Бирюковым, а только усилие быть с ними в любви. Не согла-сен с вами в мотиве, по к[оторому] вы вышли из их товарищества, и очень жалею, что вы вышли, п[отому] ч[то] вы были бы очень нужный элемент в этом товариществе. Еще недоволен я в вашем письме тем, что чувствуется в нем не покорность своему положе-нию, а возмущение, желание внешней перемены. Милый друг, ведь хоть вы и молоды, вы всякую минуту можете уйти туда, откуда нет сюда возврата, и во всяком случае среди таких же пробегающих по разным кривым, коротким и длинным, товари-щей, должны пробежать эту жизнь, пронеся в ней то, что велено. Только одно это важно.И если мы верим в это,то как может прий-ти мысль считаться с сотоварищами этого шествия. Какие дру-гие могут быть отношения к этим сотоварищам, кроме желания помощи друг другу, и какие могут быть желания об изменении положения, когда оно само, не переставая изменяется именно так, как нужно, и ведя меня туда, куда нужно. Интересно про остров. Напишите. Ну вот простите, что позволяю себе учить вас. Отплатите мне тем же.
   По себе знаю, как хорошо, когда любя упрекают нас, и потому уверен, что вы не рассердитесь на меня. Ну вот, теперь о себе. Я жил у Ильи (сына). Мне надавали денег тысяч 7. Больше 3-х я истратил на столовые. Остальные не успел и потому, что губер-наторы запрещают, и потому, что заболел кровавым поносом (теперь совсем здоров), и потому, что на будущий год ожидается такой же, или еще хуже, неурожай. Я написал обо всем этом статейку, послал Меньшикову. Не знаю, поместят ли. Попрошу Таню послать Черткову. Теперь в Ясной с охотой работаю, пишу. Не скажу что. (3) Целую вас, милый друг, и вашу жену и тещу и детей.
  

Л. Толстой.

  
  
   Впервые опубликовано в сборнике "Летописи", 2, стр. 211-212. Да-тируется на основании того, что в копировальной книге письмо это оттис-нуто между письмами от 15 и 20 июня.
   Ответ на письмо П. А. Буланже от 18 июня пов. ст., в котором Буланже писал о своей жизни и работе, сообщал о выходе его из издательского товарищества В. Г Черткова, рассказывал о людях, населяющих остров Kilda (один из островов северной Англии), которые были почти отрезаны от мира и жили "братской" жизнью.
  
   (1) Об этом Толстой писал в статьях: "Где выход?" и "Неужели это так надо?", начатых в 1897 г. и оставшихся незаконченными. См. т. 34.
   (2) Толстой имеет в виду свою повесть "Отец Сергий". См. т. 31
  
  

* 161. М. О. Меньшикову.

  
   1898 г. Июня 20. Я. П.
  
   Благодарю вас очень, Михаил Осипович, за ваши интерес-ные, внимательные и любовные письма.
   Чувствую, что поступаю очень дурно, не отвечая вам, и хочу это исправить, хотя и не своей рукой, п[отому] ч[то] всё еще лежу с неперестающей болью в животе и в жару. Кажется, однако, что дело идет к улучшению.
   Всё, что вы пишете в последнем письме о том, как хотите поступить со статьей, совершенно согласно с моим желанием. Так и поступайте. Заметку, (1) которую я вчера вам послал, если найдете ее того стоящей, напечатайте в той же газете, где по-явится статья.
   Теперь хочу ответить вам на вопрос, который, видно, зани-мает вас и о котором вы пишете в предпоследнем письме. "Кто виноват в упадке духа народа?" Разумеется, сам народ, - в этом я с вами совершенно согласен, - но народ, разумеемый не только как рабочий люд - мужики, но весь народ, включая в это понятие и всех нас, всю так называемую интеллигенцию, чиновников, и духовенство, и ученых, и художников.
   И потому я преимущественно указывал на то, в чем мы сами виноваты. Главное, я хотел сказать, что подъем и упадок духа зависят от подъема и упадка религиозного чувства. "И придет к отцу тот, кого привлечет отец, и дух дует, где хочет". И потому предписывать подъем духа или делать его нарочно, нельзя, а можно только устранять препятствия к проявлению этого чув-ства. И потому говорил, и то очень смутно ввиду цензуры, о тех явлениях, которые препятствуют проявлению этого духа.
   Меня очень порадовало то, что вы так горячо отнеслись к этому вопросу, видно, как он глубоко интересует вас. И в этом взгляде вашем, мне кажется, мы с вами совершенно согласны, и это всегда очень радует меня.
   Прощайте, дружески жму вату руку и кланяюсь Лидии Ива-новне. (2)
  

Любящий вас Л. Толстой.

  
   20 июня 1898.
  
   Ясная Поляна.
  
  
   Письмо написано под диктовку Толстого Т. Л. Толстой. Подпись собственноручная.
   Ответ на письма Меньшикова от 12, 13 и 17 июня, в которых Меньши-ков писал о своих хлопотах, связанных с предполагаемым печатанием статьи Толстого "Голод или не голод?", сообщал, что Э. Э. Ухтомский колеблется, боясь, что опубликование статьи Толстого о голоде повлечет закрытие "С.-Петербургских ведомостей". Писал, что в случае отказа Ух-томского напечатать статью он обратится к Гайдебурову, Суворину и дру-гим. Касаясь же содержания статьи, Меньшиков замечал, что он в одном не согласен: "что спасение возможно от тех, к кому вы обращаетесь, что от них будто зависит свобода и душевная сила 100-миллионного народа". "Я думаю, - писал он, - что народ сам виноват и несет кару заслуженно и понесет еще более тяжелую кару, может быть до гибели включительно".
  
   (1) Добавление к статье "Голод или не голод?", датированное "20 июня: 1898 г.". Опубликовано в газете "Русь" 1898, N 6 от 3 (15) июля.
   (2) Лидия Ивановна Веселитская (1857-1936), писательница (псевдо-ним В. Микулич). См. о ней в т. 66.
  
  

162-163. В. Г. Черткову от 24 июня (телеграмма и письмо) 1898 г.

* 164. М. О. Меньшикову.

  
   1898 г. Июня 24. Я. П.
  
   В случае отсутствия переслать. Спешная. Ухт[омский] невозможен. Попытайте Стасюлевича (1) Шарапова (2) согласен на все, урезки только напечатать теперь. (3)
  

Толстой.

  
  
   Адрес: Пбг. Литейный 9. Меньшикову 24-6.
   Печатается по телеграфному бланку.
  
   (1) Михаил Матвеевич Стасюлелич (1826-1911), в 1865-1911 гг. редак-тор-издатель журнала "Вестник Европы". См. о нем в т. 62.
   (2) Сергей Федорович Шарапов (1855 - 1911), публицист, в 1897- 1899 гг. издатель газеты "Русский труд", органа крупных по-мещиков дворян.
   (3) На телеграмме помета В. П. Гайдебурова: "С урезками напечатаю". См. прим. к письму N 144.
  
  

* 165. П. В. Веригину.

  

24 июня.

  
   1898 г. Июня 24. Я. П.
  
   Дорогой брат Петр Васильевич.
  
   Всех ваших друзей огорчает то, что прекращено сообщение с вами.
   Посылаю эту записку только для того, чтобы узнать, верен ли этот путь. Если это письмо дойдет до вас, то отвечайте мне в Москву на имя его превосход[ительства] Александра Андреича Берс, (1) на Тверском бульваре в доме Полякова. - По последним известиям, родители ваши живы и здоровы. (2) Иван и Петр Мухортов уехали за границу в Англию к нашим друзьям и братьям. Насчет места выселения еще не решено. Есть хоро-шие предложения из Америки. (3) -
   Обо всем напишу подробно, если сообщение установится. Братски приветствую вас и прошу не унывать и помнить не только то, что много и много братьев думают о вас и любят вас, и то, что бог думает о нас и любит нас в той мере, в которой мы исполняем его волю и содействуем установлению его царства В своем сердце и в мире.
  
   Любящий вас брат
  

Лев Толстой.

  
  
   Печатается по копировальной книге N 1, лл. 152-153. Год в дате определяется по содержанию письма.
   Петр Васильевич Веригин (1862-1924) - руководитель "большой артии" духоборов, бывший в 1898 г. в ссылке в Обдорске. См. о нем т. 68.
  
   (1) Александр Андреевич Берс (1845-1918), брат С. А. Толстой, в конце 1890-х гг. служил в Московском земельном банке на Тверском бульваре, где имел квартиру.
   (2) Мать П. В. Веригина была жива; отец умер в начале 1898 г.
   (3) См. об этом в письме Толстого к В. Г. Черткову от 20 июня 1898 г., т. 88.
  
  

* 166. В. А. Потапову.

  
   1898 г. Июня 24. Я. П.
  
   Василью Потапову.
  
   Дорогой брат Василий.
  
   Получил ваше письмо и потом телеграмму. Очень бы рад был, если бы мог сам к вам приехать, но, к сожалению, это по многим причинам невозможно. Теперь вам и не нужно никого, если же будет что нужно, пожалуйста, извещайте меня. Всегда по мере сил моих буду помогать вам во всех добрых делах ваших, в осо-бенности же в деле выселения вашего за границу, которое раз-вяжет грехи многих и многих людей.
   Из Сибири от Петра Васильевича (1) не имею никаких изве-стий, об Якутских же братьях знаю только то, что Ольховик вместе с духобором (2) ездили в Якутск для получения денег (600 р.) на обзаведение и вернулись к своим на Усть-Нотору и там обстраиваются и обзаводятся.
   Про Ивина и (3) знаю, что они благополучно прибыли к нашим братьям в Англию. До сих пор еще не решено, куда выселяться. Есть одно хорошее предложение от братьев из Америки. Я по-слал письмо с этим предложением Черткову. (4) Не знаю, что они решили.
   Теперь вы ответьте мне на следующие вопросы:
   1) Где находятся родители и братья (по крови) Петра Baсильевича и живы ли, здоровы ли? (5)
   2) Подали ли Елисаветпольские и Карские прошение о выселении? По-моему надо подавать. (6)
   3) Где находятся теперь расселенные в горы бывшие билетные?
   4) И еще всё то новое, что, случилось среди вас за это последнее время.
   Передайте мой привет всем братьям; Андросова, если увидите поблагодарите за его письмо. Я не отвечал ему потому, что думаю, что письма мои перехватывают и они не доходят до места и только могут повредить тому человеку, кому написаны. Я и это письмо посылаю не по адресу Борисова, (7) а по такому, чтобы оно вернее дошло.
   Пишите как можно подробнее обо всем. Может быть, выпади случай всё это переслать в Сибирь. Прощайте, братски целую вас.
  

Лев Толстой.

  
   24 июня.
  
  
   Печатается по копировальной книге N 1, лл. 150-151. Год в дате определяется по содержанию письма.
   Василий Андреевич Потапов - духобор из расселенных в Сигнахском уезде Тифлисской губернии.
   Ответ на письмо Потапова от 9 июля и его телеграмму от 22 июня. В письме Потапов сообщал, что четверо из них едут в Батум, чтобы узнать, как получить заграничные паспорта, и просил, чтобы кто-либо приехал к ним в Батум. В телеграмме же сообщалось, что приезжать, пока не нужно.
  
   (1) П. В. Веригин.
   (2) Зачеркнуто: П и оставлен пропуск для одного слова, вероятно фами-лии, которая, быть может, пропущена сознательно.
   (3) Пропуск в копии для одного слова: Махортова.
   (4) См. письмо к В. Г. Черткову от 20 июня 1898 г., т. 88.
   (5) Шесть братьев П. В Веригияа были арестованы и сосланы в Якут-скую область бессрочно.
   (6) Такие заявления были поданы в начале июля, как это видно из секретной бумаги военного губернатора Карской области от 6 июля 1898 г. за N 359, направлявшейся директору канцелярии главноначальствую-щего гражданской частью на Кавказе.
   (7) Потапов просил адресовать письма на имя Федора Борисова, ст. Ксанка, Закавказской ж. д.
  
  

* 167. А. Н. Дунаеву.

  
   1898 г. Июня 24. Я. П.
  
   Простите меня, дорогой друг А[лександр] Никифорович, что не написал раньше и понапрасну вас заставил потратить время. Я решил дело отрицательно. Он слишком не боек, и там и итуда не сумеет рассказать. (1) Кроме того, я слишком мало знаю. Я написал теперь туда, прося мне дать сведения, (2) и когда получу, хочу попытаться просто прямо по почте писать в Обдорск, вложив в письмо маленькое обращение к тем лицам, к[оторые] будут передавать, или скорее, не передавать письма. И таких - одного содержания письма - хочу посылать несколько одно за другим, кроме того, надо бы попробовать написать письмо купцу, о кот[ором] говорил Пет[р] Алексеевич], (3) со вложен[ием] письма Вер[игину] и с просьбой при случае переслать его. Пожалуйста, сделайте это. (*)
   Я поправляюсь по-немногу. Нынче чувствую себя гораздо лучше. Вспоминал с радостью о вас и надеюсь скоро увидать. Обнимаю вас.
  

Л. Толстой.

  
   (*) Надо написать через купца (4) хоть несколько слов - при-ветствия от меня, только для того, чтобы узнать возможность этого пути.
  
  
   Печатается по копировальной книге N 1, лл. 152-153. Оттиснуто на одной странице с письмами к П. В. Веригину и В. А. Потапову от 24 июня 1898 г. (см. NN 165 и 166), написанными одновременно.
   Александр Никифорович Дунаев (1850-1920) - один из директоров Московского торгового банка. См. тт. 64 и 70. В Московском торговом банке, хранились деньги, собиравшиеся для помощи духоборам; через Дунаева Толстой пытался сноситься с жившим в ссылке в Обдорске П. В. Веригиным.
  
   (1) В письме от 19 мая Дунаев сообщил подробности неудачной по-ездки к Веригину П. А. Булахова, арестованного и отправленного об-ратно из Тобольска. После этого Дунаев старался найти новое лицо, которое могло бы непосредственно снестись с Веригиным, решений которого по вопросам переселения ждали духоборы. О ком идет речь в данном случае, не выяснено. Позднее, в августе, удалось проехать к Веригину духобору Федору Вышлову, из села Горелого на Кавказе.
   (2) См. письмо N 165.
   (3) Петр Алексеевич Булахов, крестьянин Смоленской губ., знакомый Дунаева.
   (4) О ком здесь идет речь, неизвестно.
  
  

* 168. Е. И. Мансуровой.

  
   1898 г. Июня 24. Я. П.
  

24 июня.

  
   Дорогая Елизавета Ильинична.
  
   Деньги ваши, если вы предоставляете мне распоряжение ими, я употреблю на помощь несчастным, измученным и всё еще мучимым духоборам. В России их мучат самыми тяжелыми гонениями - есть книжка Черткова, в к[оторой] это подробно oписано, (1) а теперь дано разрешение на переселение за границу, но переселение это для 7000 душ требует на один переезд и на паспорты, кот[орые] требуют от них, по меньшей мере тысяч 300. Есть уже значительные пожертвования, и сами они замечательно трудолюбивые и воздержные люди, - продав всё свое имущество здесь и воспользовавшись своим общественным капиталом в 40 т[ысяч], соберут тысяч 150, но этого всё еще мало, и потому им нужны пожертвования, и всякое пожертвование им есть производительное доброе дело.
   Воспользоваться вашей землей в Крыму они не могут (в Рос-сии их заставляют быть солдатами, а они готовы претерпеть всякие мучения скорее, чем участвовать в военном деле) - и потому они переселяются туда, где нет обязательной воинской повинности. Если же вы готовы им дать часть вашей земли да-ром, то дайте им стоимость того, что хотите дать им, и вы сде-лаете истинно доброе дело и совершенно согласное с вашими основными убеждениями борьбы с войною.
   То, что делают духоборы, т. е. жертвуя всем, даже жизнью, для того, чтобы проявить свое отрицание войны, есть единствен-ное средство уничтожения войны. Все союзы мира, конференции, арбитрации, съезды, речи, статьи, книги, всё будет тщетно до тех пор, пока люди не поймут, что они обязаны поступать так, как поступают духоборы, и менониты, и квакеры, и назарены, и др. люди, исповедующие христианство не словами, а делом.
   Я об этом, именно о том, что это единственное средство уничтожения войны, написал в новом издании Ч[ерткова] и Б[ирюкова] статью "Carthago delenda est" и думаю, что справедливость моих мыслей будет - если и не сейчас, то со временем - при-знана всеми. Мне очень жаль, что вы не захотели, или не можете участвовать в этом издании. (2) Скажите почему? Дружески жму вам руку. Уважающий вас
  

Л. Толстой.

  
  
   Печатается по копировальной книге N 1, л. 146. Год в дате определяется по содержанию письма.
   Сведений об Елизавете Ильиничне Мансуровой найти не удалось. 16 мая 1898 г. Мансурова писала из Ментоны, что выслала Толстому одну тысячу рублей на напечатание "брошюры о народных столовых", которая смогла бы вызвать пожертвования в пользу голодающих в Росии. Толстой ответил ей 20 мая (письмо это неизвестно; о получении его писала Толстому Мансурова в письме от 9 июня). Отвечая Толстому на письмо от 20 мая, она сообщала, что деньгами, посланными ею, Толстой может распорядиться по своему усмотрению. Кроме того, предлагала соборам воспользоваться ее землей в Крыму, которую она была намерена отдать им бесплатно.
  
   (1) Вероятно, Толстой имеет в виду одну из брошюр: П. И. Бирюков . Г. Чертков, "Записка о положении духоборов на Кавказе в 1896 году"; И. Бирюков и В Г. Чертков, "Краткая записка о необходимых средствах облегчения участи духоборов"; П. И. Бирюков, В. Г. Чертков и И. М. Трегубов, "Помогите!" с послесловием Л. Н. Толстого.
   (2) Отвечая на предложение Толстого в письме от 20 мая, Мансурова писала, что не можот участвовать в заграничных изданиях В. Г. Черт-кова.
  
  

* 169. И. М. Трегубову.

  
   1898 г. Июня 26. Я. П.
  
   Очень тронуло меня, милый И[ван] Михайлович, ваше об-ращение ко мне и доброе нежное чувство, вызвавшее его. Поздра-вляю вас с прошедшим 40-м днем вашего рождения, и желаю и верю, что день этот будет эрой в вашей жизни, что кончатся ваши страдания, или, если и не кончатся, то получат другой, более переносный характер. -
   Вы спрашиваете, почему самоубийство грех? По-моему, это неправильно поставленный вопрос. Грех есть ошибка, совер-шенная в жизни, а самоубийство есть поступок, совершенный на пороге жизни; мы не видим его последствий и потому не можем назвать его ошибкой. Понятие греха не приложимо, к самоубийству. Самоубийство есть не грех, но болезненный припадок, и потому спрашивать: хорошо ли, нравственно ли, убить себя, всё равно, что спрашивать, хорошо ли, нравственно ли умереть от нервного удара? Но вы скажете: что же значит, что я думаю о самоубийстве, что оно манит меня? Я отвечу: это значит то же, что означают припадки нервности, кот[орые] могут кончиться ударом. Если испытываешь их, надо знать, что ты не нормален, болен, и надо лечиться. Против позывов к самоубийству лечение, разумеется, духовное, обращение к богу внешнему и внутреннему - общение с святыми (через чтение), богомыслие, молитва.
   Вот мое мнение о самоубийстве. Теперь, милый сыночек, (1) поговорим о другом и очень важном: о ваших отношениях к чете Чертковых, к Хилкову, за сообщение писем к[оторых] я очень благодарен (очень благодарен за сообщение и еще трех писем, (2) из них мне особенно, и даже одно только, понравилось письмо К[онкина]). - Милый друг, ваше отношение к этим людям явно несправедливо. Явно есть что-то такое в вас, в том глазу, к[оторым] вы смотрите на них, что извращает ваше отношение к ним. На минуту отрешитесь от себя, от своих чувств, от воспоминаний о тех препятствиях, к[оторые] вы встретили в этих людях в удовлетворение своего личного желания, и оцените этих людей в сравнении с средним уровнем людей, и вы не будете в состоянии не признать того, что это, как все считают и вы считали прежде, пока не были спутаны личной страстью, одни из лучших людей, общение с к[оторыми] не может не составлять радости. Вы же не только не считаете их теперь такими людьми, но считаете их лжецами, чуть ли не негодя[я]ми. И главное, так строго осуждая их, не выставляете ясных пунктов обвинения. Скажите, напишите мне, что же собственно они сделали такого ужасного, что заставило вас не только изменить ваше мнение о них, но и заставило вас, доброго, христиански настроенного человека, отступить от первого условия доброй жизни - от простой братской любви к людям и заменить это чувство ненавистью или, по крайней мере, враждебностью. Милый друг, милый сынок, нельзя жить, имея такую нелюбовь к братьям. С такими чувствами жизнь мученье и надо во что бы то ни стало тушить этот пожар. А то он сожжет (3) сердце и сделает ад в душе человека.
   Ведь всё это имеет корень в вашей исключительной любви к Э[лене] Петровне. Я не говорю, чтобы сама эта любовь было что-нибудь дурное. Я только говорю то, что говорил Христос и Апост[ол], что кто может вместить, то лучше не жениться, но кто не может, тот хорошо сделает, женившись. И если бы Е[лена] Петровна хотела соединиться с вами браком, то надо было бы скоре[е] жениться, и было бы хорошо. Но до тех пор, пока она не хочет этого, и вы не избрали другой женщины, вам надо быть скопцом еще 4-го рода, о кот[ором] не говорит Христос, скоп-цом во имя любви к одной нежелающей вступить в брак женщи-не. Но только надо любить эту женщину так, чтобы эта исклю-чительная любовь не нарушала любви к другим людям. А у вас она нарушает любовь, и это нехорошо. Ну вот, милый друг, написал вам то, что думалось о вас, мож[ет] б[ыть] без связи и не верно, но то самое, что думал и чувствовал. Если что неверно, вы не спорьте со мной, а простите. Если же я чего не понимаю, разъясните. Я вот уже скоро месяц всё болею. Заболел, поправился, потом опять заболел и теперь еще не поправился и очень слаб, но на душе у меня хорошо. Правду ли, неправду ли я вам написал, одно несомненно - правда это то, что вам надо затушить в себе искру недоброжелательства к прежним друзь-ям, забыть прошедшее, не думать о будущем, а помнить одно, чтобы всякую минуту настоящего исполнять то, чего хочет от на[с] бог, - а именно быть в любви со всеми людьми и, главное, с теми, с кот[орыми] любовь, разумеется, всегда по нашей вине, подменилась недоброжелательством.
   Прощайте. Целую вас.
  

Лев Толстой.

  
   26 июня.
  
  
   Год в дате определяется на основании письма Трегубова, на которое отвечает Толстой, и пометы Трегубова на письме.
   Ответ на письмо Трегубова от 21 июня, в котором Трегубое писал о своем тоскливом настроении и спрашивал, что Толстой думает о само-убийстве.
  
   (1) Трегубов писал, что ему хочется назвать Толстого "своим отцом".
   (2) Трегубов пересылал Толстому копии полученных на его имя писем: В. Г. Черткова от 27 мая и Д. А. Хилкова без даты, в которых они звали Трегубова в Англию, принять участие в издательской работе, а также копии писем духоборов: Конкина, Худякова и Чижова.
   (3) В подлиннике: сожрет.
  
  

170. Н. Ф. Худякову.

  
   1898 г. Июня 26. Я. П.
  
   Дорогой брат Николай Федорович.
  
   Благодарю вас за ваши письма и за всё хорошее, что вы мне в них пишете. Долго не отвечал вам, потому что был болен. У вас много теперь есть друзей, которые вас помнят и любят, и в России и за границей и со временем будет еще больше, когда христианская истина осветит больше сердец и закон божий станет для людей, как и должно быть, выше закона человече-ского. В Англии составился круг людей, занятых делом переселения хр[истиан] всемирного] бр[атства] (1) в английские владения или в Америку. Они обдумают и обсудят, куда, когда и как| лучше переселяться. Я рад, что Ивин и Мухортов с семьями поехали туда. У меня есть известие, что они благополучно прибыли в Англию. Решения насчет переселения, куда и когда, еще никакого нет, но теперь, верно, скоро решат. Тогда я извещу вас. Есть предложение от братьев из Америки. Место на берегу моря, земля ровная, и плодородная, и дешевая и лес есть вблизи.
   Потапов и Борисов ездили к начальнику просить паспорты в Батум, и им разрешили ехать, но поехали ли, нет ли? не знаю.
   Хотели подавать прошение царю (2) о том, чтобы выпустили и сосланных, не знаю, подали ли? По моему мнению, надо просить, и если не выйдет, то немного погодя просить опять и опять. Я думаю, что все-таки со временем смилуются и от-пустят.
   Про Петра Васильевича ничего не знаем, но тоже не отчаи-ваемся и будем просить о том, чтобы выпустили и его. Напишите мне, пожалуйста, о вашей жизни. Как вы устроились? Много ли вас? И как переносят братья свое изгнание?
   Только бы не унывать и помнить, что здешняя жизнь есть только малая частица вечной жизни, которая предназначена нам, и что жизнь может быть тяжела только тогда, когда мы хотим ее прожить по своей воле; если же мы считаем, что дело жизни есть исполнение воли бога, то всякая жизнь становится не только легкой, но радостной.
   Передайте мою любовь всем братьям и Ольховику, Середе и Егорову, если они все вместе.
   Прощайте, помогай вам бог в вашем испытании.
   Любящий вас
  

Лев Толстой.

  
   26 июня
  
  
   На конверте: Якутской области и округа, с. Амгинское. Земскому заседателю 2-го участка, для передачи II. Ф. Худя-кову на Усть Нотору.
   Печатается по копировальной книге N 1, лл. 154-155. Год в дате определяется по содержанию письма. Впервые опубликовано в "Красной газете" 1925, вечерний выпуск, N 51 (739) от 28 февраля.
   Ответ на письмо духобора Николая Федоровича Худякова от 8 апреля из Александровской тюрьмы, по дороге в ссылку в Якутскую область, в котором Худяков писал о своей жизни и о своем желании получить письмо от Толстого.
  
   (1) В 1896 г. по предложению П. В. Веригина духоборы переименовались в "христианскую общину всемирного братства".
   (2) См. письмо N 107.
  
  

* 171. П. И. Левицкому.

  
   1898 г. Июня 26. Я. П.
  
   С удовольствием исполняю ваше желание, уважаемый и лю-безный Павел Иванович, и посылаю с этою почтою 200 р. на ваше имя в распоряжение А. И. Кривцовой. Мне бы давно следо-вало написать и поблагодарить добрейшую Варвару Алексан-дровну (1) и вас за ваше ласковое и терпеливое гостеприимство, но не сделал этого отчасти п[отому], ч[то] много было дела, а от-части п[отому], ч[то] опять заболел сильнее прежнего и до сих пор еще не вполне поправился. Очень обрадуете своим приездом, но имейте в виду, что жена будет в отсутствии первую половину июля - она едет в Киев - и будет очень огорчена, если вы приедете без нее.
   Желаю вам и всему вашему семейству всего хорошего, т. в. чтобы всё продолжалось, как шло до сих пор.
   Сердечно полюбивший вас и всё ваше семейство
  

Лев Толстой.

  
   26 июня 1898.
  
  
   Печатается по копировальной книге N 1, лл. 157-158.
   Павел Иванович Левицкий (1842-1920) - помещик Черненого уезда Тульской губ., сельский хозяин; автор "Писем из села Алексеевского", печатавшихся с конца 1870-х гг по 1903 г. в "Земледельческой газете" и в журнале "Хозяин". Знакомый семьи Толстых. После пребывания у сына Ильи в его имении Гриневке Толстой на обратном пути заехал к Левицким и здесь заболел и прожил у Левицких с 28 мая по 5 июня.
   Ответ на письмо Левицкого от 24 июня, в котором Левицкий просил Толстого "уступить" небольшую сумму денег из средств, предназначен-ных на помощь голодающим, его сестре А. И. Кривцовой, для оказания помощи по месту ее жительства, в виде выдачи муки и хлеба в кредит; сообщал о своем намерении побывать в Ясной Поляне.
   Анастасия Ивановна Кривцова, рожд. Левицкая (1850- после 1933), сестра П. И. Левицкого.
  
   (1) Варвара Александровна Левицкая, рожд. Свечина (1847-1916), жена П. И. Левицкого.
  
  

* 172. П. И. Левицкому.

  
   1898 г. Июня 27. Я. П.
  
   Уважаемый и любезный Павел Иванович. Я послал вам деньги вчера необдуманно. Нынче перечтя ваше письмо, я увидал, что не могу употребить порученные мне деньги на выдачу крестьянам хлеба или муки в долг, т. е. на вспомоществование вообще крестьянскому хозяйству, дело, к[оторое] я считаю и невозмож-ным и непосильным. Кроме того, всякая выдача в долг крестья-нам порождает всегда много греха. И потому я прошу вас и А. И. Кривцову не употреблять посланные мною деньги на за-имообразную выдачу хлеба или муки, а раздать их в виде муки или хлеба безвозвратно, исключительно нуждающимся, како-вых, к несчастью, будет очень много в будущем году (т. е. в году будущего урожая) в вашей местности. Простите. Дружески жму вам руку.
  

Л. Толстой.

  
  
   Печатается по копировальной книге N 1, л. 164. Датируется по со-держанию.
  
  

* 173. П. И. Бирюкову.

  
   1898 г. Июня 27. Я. П.
  
   Дорогой друг Поша,
  
   Сейчас получил письмо от Гали а с ужасным известием о том, что вы разошлись с Ч[ертковым], и сколько я понял, из[-за] Павла Александровича. Известие это именно ужасно, так же ужасно, еще ужаснее, чем смерть.
   Я не упрекаю, не обличаю вас, п[отому] ч[то] не имею на это права, будучи хуже вас, но не могу не скорбеть. Как, казалось бы, мало нужно, как, казалось бы, легко достигнуть, и все мы - Алехины, Скороходовы в Нальчике, сектанты в Елисаветполе, все мы не можем жить, не можем работать вместе, не можем убрать своих личностей со всеми их наростами, а говорим о любви, о служении богу. Это ужасно, ужасно. Всё-то мы делаем, обо всем заботимся, а то единое нужное богу, смирение, само-отречение, не можем выдержать. И не думайте, чтобы меня огорчало распадение дела. Всё это дело, как и всякие дела, результаты к[оторых] мы видим, так ничтожны, в сравнении с этим одним нужным великим делом - совершенствования в любви и своей души, к[оторое] задано нам тем, кто послал нас и к кому и идем и придем, что смешно думать о нарушении этого капельного дела, когда нарушено огромное.
   Вероятно, письмо это скрестится с вашим об этом же, и потому не хочу писать больше. Хотел только выразить свое горе. За одних молись, других обличай, а третьих люби, как свою душу. Мы друг для друга принадлежим к 3-му разряду, и если пере-ходим во 2-й, то будем делать это обличение не с упреками, не с высоты своей непогрешимости, а с любовью и с сознанием своей такой же греховности, не проявившейся только случайно. Прощайте, милый друг. Если не писали еще, напишите. Что пишу вам, то пишу и Павле Николаевне, п[отому] ч[то] она, верно, разделяла и разделяет ваши чувства. Я был очень болен желудком и всё еще не справлюсь и очень слаб.
  

Л. Т.

  
   27 июня.
  
  
   Год в дате определяется но содержанию письма.
  
   (1) Письмо Л. К. Чертковой от 6 июля нов. ст. См. т. 88.
  
  

174. В. Г. Черткову от 28-29 июня 1898 г.

175. А. К. Чертковой от 30? июня 1898 г.

  
  

* 176. К. Ф. Вилларду (С. Г. Willard).

  
   1898 г. Июня 30. Я. П.
  

Toula.

  
   Dear friend and brother,
  
   I received your letter and thank you very much for your propo-sition. I send your letter to England to the commitee which is established there for the emigration of the "Spirit Wrestlers". Will you be so kind as to write there (V. Tchertkoff, Millhouse Purleigh Essex, England). I am not clear on what conditions can the "Sp[irit] Wr[estlers]" have the land. Please give me and the Commitee informations.
  
   With brotherly love
   yours truly
  

Leo Tolstoy.

  
   II July 1898.
  

Тула.

  
   Дорогой друг и брат,
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Я получил ваше письмо и очень благодарю вас за ваше предложение. Я посылаю ваше письмо в Англию, комитету, который учрежден для содействия переселению духоборов, не будете ли добры написать туда (V. Tchertkoff, Millhouse Purleigh Essex, England). Мне неясно, на каких условиях могли бы духоборы получить землю. Пожалуйста, сообщите это мне и комитету.
  
   С братской любовью
  

искренне ваш

  
   Лев Толстой.
  
   11 июля 1898.
  
  
   Печатается по копировальной книге N 1, л. 171. Дата копии нового стиля (см. запись в Дневнике Толстого 30 июня, т. 53).
   К. Ф. Виллард (С. F. Willard) - один из членов общины "Christian Commonwealth" ("Христианское содружество"). См. прим. к письму N 50. Прислал Толстому письмо, в котором предлагал устроить духобо-ров в Техасе. Толстой переслал его письмо в Англию в комитет помощи духоборам и сообщил об этом предложении на Кавказ. См. письмо N 177.
  
  

* 177. Эрнесту Кросби (Ernest Crosby).

  
   1898 г. Июня 30. Я. П.
  
   Dear friend and brother,
  
   The condition of the "Spirit Wrestlers" especially of those which have received the permission to emigrate is very bad. The government augments its pressure upon them. The governor of the Caucasus Golitzine has told them that if they remain tr

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 282 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа