Главная » Книги

Толстой Петр Андреевич - Путешествие стольника П. А. Толстого по Европе (1697-1699), Страница 6

Толстой Петр Андреевич - Путешествие стольника П. А. Толстого по Европе (1697-1699)



овленной пошлины не проехала. Тою же рекою из далних мест ганяют в Венецию лес и доски на всякое домовноев строение, и с того лесу на пропусках по тому ж берут установленнуюг пошлину, а без того в те запоры отнюдь никого не пропустят.
  

[ВЕНЕЦИЯ]

  
   Августа в 23 день. Был я в Венецы в западной церкве, в которой видел мощи преподобнаго Саввы Освященнаго, положены подд олтарем за железною золоченою решеткою. Те ево есвятые мощиж все нетленны, есть на костях из кожа, и жилы, толко челюсти и шея предалися волею Божиею тлению. И одежда на мощах ево исподняя, и мантия, которые носил на себе в жизни своей, все цело; вместо пояса ои цреслехк ево чепь лтонкаям, железная, ни малой ржавчины не имеет. И сподобился я те святые преподобнаго отца мощи поцеловать в правую руку, а сверх риз ево покрыты святые ево мощи покровом отласным, золотнымп.
   Августа в 25 день. Был я от Венецы за проливою морскою в монастыре, где живут законницы-девки, которые называются бенедиктиянки, то есть закону святаго Бенедикта. В том монастыре в костеле над престолом лежат мощи святаго Афанасия Великого за решеткою и за стеклом. Видно, что лежит подобие человеческое в одежде святителской, какие одежды носят архиереи западной церкви, и с ним по правую сторону положен посох. А совершенныо ль есть его святыя мощи, того видеть невозможно. А говорят тамошние жители, что тут от мощей святаго Афанасия есть одна некоторая часть кости, а протчие части во образ тела ево всего поделанып из дерева.
   Августа в 27 день. В монастыре девическомр римской же веры был праздник по их римскому календарю 5-го числа сентября святаго Захария-пророка. И в том монастыре в костеле над престолом высоко поставлен гроб, и в том гробе положены мощи святаго пророка Захария, отца Предтечева163, которые ево святыя мощи и я сподобился видеть все целы. И на главе ево положена шапка, как пишут на иконах древняго обыкновения священнические шапки; и покрыты мощи ево святые покровом. // л. 48 В том же костеле на другом престоле лежит кость главная святаго Григория Нанзианзина да глава Феодора Секйота. В том же костеле на третем престоле поставлен гроб, а в нем положены кости главныя святых мученик Савина да Панкратияа. В том же костеле над четвертым престолом положены две главы: одна мученика Мартирия, а другая Стефана, папы римскаго. В том же костеле надб пятым престоломв поставлен гроб, а в нем положена глава мученика Вонифатия, к той главе приделано подобие всего тела человеческаго из дерева. Те все вышеписанные святые мощи принесены в Венецию ис Констянтинополя в древние лета, когда венеты воевали Царь-город.
   Августа в 29 день. Был я в монастыре святых апостол Иоанна и Павла164. В том монастыре церковь западная, зело великая, каменная. К той церкве приделана каплица, то есть малая церковь, каменная жг; и в той каплице над престолом стоит образ Пресвятыя Богородицы древняго греческаго писма. Мерою та святая икона в высоту как образ Пресвятыя Богородицы Лахарнскойд 165, а шириною менше того; окладе и ризыж на той святой иконе - всез серебреное, чеканное. Тот чудотворной образ в Венецию принесен из Царя-града; а сказывают, что сия святая икона древле подала исцеление отсеченной руке святаго Иоанна Дамаскина. В том вышеписанном монастыре святых апостол Иоанна и Павла живут законники католицкие, которые называются доминикане; одежды носят под исподом белые, а наверху черные. В том же монастыре шпиталь, то есть болница; в том шпитале бывают болные, приходящие розныхи народов, мужеска полу. Того ж числа в греческой вышепомяненной церкве видел я мощи святаго кПредтечи Иоаннал в ковчеге, кость одного перста.
  

[АДРИАТИЧЕСКОЕ МОРЕ]

[ИСТРИЯ И ДАЛМАЦИЯ]

  
   206-го году сентября в 10-й день нанял я себе место в карабле, на котором мне для учения надлежащаго своего дела ехать из Венецы на моря. И быть мне на том карабле полтора месяца или им болши от того числа, котораго числа поеду на том карабле из венецкаго порту, то есть пристанища, в морян.
   Сентября в 12 день. Выехал из Венецы на карабль и начевал на карабле. И стоял под Венециею на том карабле до 15-го числа // л. 48 об. того ж сентября, а в 15-м числе сентября пошел наш карабль от Венецы и стал в порте против острова Лиды, на котором острову сидят салдаты от Венецы блиско. И стоял в том месте корабль наш до 17-го числа того ж месяца, для того что ветру способнаго не было и вытить было ис порту невозможно.
   А выходят из венецкаго порту карабли таким обычаем: когда корабль хочет иттить из Венецы, тогда того карабля капитан повинен о том своем отъезде объявить в арсенале адмиралу; тогда уже из венецкаго порту собою капитан на моря выехать не свободен, а повинен ожидать от адмиралаа барки с людми, которые люди приехав от адмиралаб в одной или вв двух барках, и привяжут канаты за карабль, и поведут карабль ис порту на моря греблею; а капитан того карабля повинен за то дать тем людям, которыя тот карабль поведут ис порту, 10 дукатов венецких; а как, приехав, адмираловы людиг привяжут канаты за карабль, тогда тот карабль будет в бережени на адмирале. И ежели в то время, когда дповедут караблье из порту на моря, учинитца кораблю какая гибель или поруха, то капитану того карабля должен за то платить адмирал, и для того адмирал усматривает самой доброй погоды, когда хочет вывесть карабль ис порту на моря, чтоб ево вывел безо всякой шкоды. А парусом ис того порту никакому караблю выттиж невозможно, для того что место, которым корабли ис того порту в моря выходят, тесноз, ихи карабелному шествию непотребно, и проходят то место корабли не безк страху. А которому капитану есть нужда, чтоб вскоре ис того порту выттил в моря, и о том будет просить адмирала, чтоб, не умедля, велел карабль ево ис порту вывесть в морем; ан адмирал на то прошение никогда не склоняется, толко усматривает доброй погоды, чтобо ему не потерять карабля, а самому б тем не быть в болших убытках. А обыкновение имеют выходить ис того порту в моря болши ночью, нежели днем.
   Сентября против 18-го числа в 5-м часу ночи вывели нас на карабле из порту в моря адмиралские люди на двух барках. И пошли мы на том караблеп, подняв парусы, ветром между полудня и востоку, которым в 6 часов убежали 30 миль италиянских. А миля италиянская имеет в себе 1 000 сажен 3-х аршинных; аршин италиянской менше московскаго аршина двемяр вершками; и всякая италиянская сажень менши московской 3-х аршинной сажени шестью вершками. В том времени ветер переменил дыхание, однако ж был между востоку и полудня, которым карабль наш в 5 часов убежал 25 миль италиянских. И как карабль наш поровнялся против земли, которая называется Истрия166, тогда мы свой карабль поворотили в тое // л. 49 Изстрискую землю и пошли ветром восточным, которым в 7 часов ушли 28 миль италиянских.
   И в том дни за час до ночи пришли в Ыстрии, под город Рувин. Тот город Рувин стоит на берегу моря на высокой каменной горе. Строение того города все каменное. В том городе костел святыя мученицы Ефимииа Прехвалные167; в том костеле и мощи ее лежат, которые и я сподобился видеть; в том же костеле видел тое ж святые мученицы перстень, зделан из серебра с хрусталем, и пояс тое ж святые мученицы, плетеной из серебреной проволоки. В том же городе у того вышеписаннаго костела зделана колоколня каменная, зело высока, а на верху тое колоколни поставлен образ святыя мученицы Ефимииб, вылит из меди в меру человеческаго возраста. В том же городе на посадех много дерев аливныхв и на них множество плода. Под тем городом стоял карабль наш до 25-го числа сентября.
   Сентября против 26-го числа в 7-м часу ночи пошел наш карабль ис-под Рувинаг ветром между полуденным и восточным. Тот ветр был нам неспособен в надлежащей наш путь, и карабль в то время наш шел бордами, и в дву бордах шли. В 12 часов ушли 50 миль италиянских и пришли блиско земли, которая называется Долматияд 168. Те земли, евышепомяненная Истрияж и Долматия, - венецкаго князя владения. И как увидели Долматцкую землю, тогда начала нам быть великая погода и ветр вз противность надлежащаго нашегои пути, от которой погоды опаслись, чтоб не поломало щеголк, ил не могли далем в путь свой иттить. Также невозможно было за величеством ветра и на якоре поставить карабля в море; и тот противной ветр принудил нас иттить назад в порт, то есть в пристанища. И, когда мы поворотились назад, тогда ветер почалн дыхать в парусы нашего карабля; и тем ветром в 3 часа ушли мы 32 мили италиянских и пришли в порт, или пристанища, под город, которой называется Поля, в той же Истрии, от города Рувинао 18 миль италиянских. В том нашем шествии страх нам был пребезмерной, к тому жп и карабль наш был мало грузен и шел ртаково кривос, что пушки ст нашего карабля чертили по воде. Город Поля стоит на краю моря; строение в нем все каменное; в том городе есть церковь греческаго закону. Подле того города видел я некоторое старых лет здание каменное169, удивлению достойно, зделано видом округлоу, величеством вокруг 177 сажен, высотою гораздо высоко, имеет на себе в высоту трои окна, которых обретается на том здании болши 300 окон. Сказывают о том строени, чтоф в древних летех построил то строение некоторой цесарь римской для того, чтобх // л. 49 об. имел в том здани заперты ядовитые звери: лвы, иа пардусы, и бабры, и иных родов многое число. И когда во власти того цесаря которой человек был достоин смерти, того человека вметалиб в то вышеписанное здание на растерзание от зверей, а, со стены того здания смотряв, тот цесарь тем увеселялся.
   В том порте под городом Полемг стоял наш карабль до 28-го числа сентября, а против 29-го числа сентября в полуд 3-м часуе ночи ис того порту наш карабль пошел полуденным ветром, а шел бордами. В первую борту в 3 часа ушли 6ж миль италиянских; и ветр изменился, почел быть между востока и полудня, которым ушли в 6 часов 24 мили италиянских. Ис того места поворотили в другую сторону тем же ветром, зи шлии в пол 2 часа, и осветалик; а в день шли тем же ветром пол 5 часа, и ушли всего в 6 часов 30 миль италиянских, и пришли в порт в Истриил жм под город Фажану, от города Поля 3 мили италиянских назад к Венецы; а в путь свой, кудан нам надлежало плыть, не моглио, для того что ветр был надлежащему нашему пути противной, великой. Город Фажанап стоит на берегу моря, строение в нем все каменное, селитьбою невелик. Стоял наш карабль под тем городом Фажаною октября до 1-го числа.
   Октября вр 1 деньо. В 7-м часу дня в ысходе пошел наш карабль от того города Фажана назад к городу Рувинут, для того что ветры были надлежащему нашему пути противные. И шли мы к Рувину 2 часа, а ушли 15 миль италиянских и до Рувина не дошли за 2 мили италиянских. В том месте ветр в дыхании изменился иу почел быть надлежащему нашему пути в способность, к городу Алкону, в которой мы имели желание плыть; и мы с того числаф поворотили карабль и пошли к Алкону. В то время ветр настоялх восточной, что по-италиянски называется левантий, которым мы в 3 часа ушли 15 миль италиянских. В том месте изменился ветр, почел быть между востоку и полудня, которым ветром карабль наш в 6 часов ушел 30 миль италиянских. В том месте поворотили мы паки на ветер полуденной и шли тем ветром 14 часов, а ушли всего 15 миль италиянских, для того что ветры изменилисьц в дыхании и были непостоятельныч: вначале был ветр, именуемы греко, потом трамонтана, потом маистро, потом понентош и между ими полуветры и четверти; а иные часы не было и никакова ветру, а когда в те часы ветр, которой и был, и то самой маленькойщ. И теми ветрами пришел карабль к городу Алконуы за 3 часа до ночи, и стали, не доходя Алконаэ за 40 миль италиянских, для того что вю порт, то есть в пристанищея, иттить // л. 50 под Алконома опаслись, потому что ветр был нам иттить к Олконуб способной и немалой и засветло было в порт войтить не успетьв, а ночью в малознакомые порты не входят: боятца того, чтоб не разбить карабля о берег или о камень. И мы в то время на корабле своем парусы все подвили и ни одного распущеннаго паруса не оставили; а паче для того все парусы подвили, что в тот час увидели от ветровг северных хмурныед оболока, и опасно было того, чтоб вдруг ветр не напал на развитые парусы, отчего, упаси Боже, чтоб не посламало щеголе и не учинилосьж порухи караблю. В том месте стоял наш карабль на одном месте без парусов 3 часа; а якоря в моря в том месте не метали: опасались великой фортуны. В те 3 часа была страшная гроза: молния, гром и дождьз превеликой, и ветер почал быть восточной, великой же. И мы ои первом часу ночи распустили два паруса и пошли поневоле от Алконак прочь в моря, умысля так, чтоб иттить нам до полуночи от берегов прочь в моря, чтоб ночью блиско нас нигде берегов не было, а с полуночи чтоб поворотиться паки к Алконул, чтобм под городом Алкономн в порт, то естьо пристанищеп, войтить в день, а не ночью, потому что тот порт имеет в себе мелкую воду и каменья, ар нам он мало знаем.
   И с полуночи почала быть фортунао великая и поворотиться нас паки к Алконут не допустила; и воу всю ночь бежали мы в моря от берегов прочь на северные ветры, куды нам и не хотелось. И на утро днем бежалиф на ту ж северную сторону до 7-го часа дня, и прибежалих в Долматиюц, и вошли в порт в 7-м часу дня, а шли тем портом 5 часов и пришли под город, которой называется Зара. Тот город во всей Долматиич лучшийш, тущ живет венецкой генерал; и начевал под тем городом Зарою. Поутру стреляли мы с своего карабля ис пушек ис трех менших, которые стоят наверху в перилах и называются петриери, за почесть генерала и на кормеы корабля поставили знамя з гербом Венецкой републикиэ со лвом, чем изображают они святаго евангилиста Марка. И стояли мы под тем городом Зарою октября до 7-го числа.
   Тот город Зара немалой, строение в нем все каменное, доброе, стоит на самом краю моря, около ево есть горы немалые. От того города Зары турецкая граница в самых ближних местахю, и турецкие городы есть блиско того города Зары, потому что Долматия граничит Венецкое владетелство с турками. От Зары до турецких жилищ верст 30 и ближе. Тот город Зара зделан изрядною крепостию170, вокруг ево пропущена вода морская и делан весь бастионами. И под бастионами деланы во многих местех подлазы великие, в тех подлазах поделаны анбары для пороховойя казны; тама же в ыных местех поделаны кузницы и иные всякие нужные потребы к осадному времени. В том городе по стенам и по бастионам безмерно много пушек зело великих, медных. По тому городу башен нет, кроме // л. 50 об. проезжих ворот, а воротаа неб высокие, равны з городовою стеною. А по стене и по бастионам поделаны каменные малые караулнив круглые, в которых толко можно по одному человеку в караулнег вместится.
   В том городе в западной церкве видел я мощи святаго Симеона Богоприимца. Те ево святыя мощи лежат в серебреной раке надд престолом высоко; над тою ракою зделаны из меди два ангела в меру человеческаго возраста, которые тое раку держат. Те святыя мощи зрению человеческому зело удивительны: положены в туе вышеписанную раку все наги, толко имеют малой покров бархатной, черной, вынизан жемчугом; тем покровом прикрытыж нужные части святаго ево тела, которые бес покрова быть не могут. Святый Симеон имеет и ныне на костех своих святых кожу и жилы, толко не все имеет власы главные, и брады, и уса; внутренняя ево вся иссохла, и на чреве кожу имеет целу. У левые руки на указателном перстез имеет много перстней, прикладных ныне, золотых и серебреных. В том городе Заре в другой западной церкве, сказывают, что лежат мощи трех мучениц Веры, Любви и Надежды. Ходил я их смотритьи, и указывали мне, что лежат под престолом; а видеть святых их мощей невозможно, для того что к телесам их малая зделана скважинак, и в темноте мощей их я не видалл. В том же городе Заре есть церковь восточная греческая во имя святаго пророка Ильим строения каменнаго, невелика, а по сторону тое церкви приделана западная церковь.
   Стояли мы под тем городом Зарою октября до 7-го числа, а в 7-й день октября из-под Зары пошли, имея намерение иттить во владение гишпанскаго короля в город Бар171. В том зарском порте, или пристанище, октября в 7-й день сошлись мы с генералом камисари, которой пошел из Зары зимовать в город Шпалетру172, в Долмати ж. Тот генерал плыл на галере, и как мы увиделин, что та ево галера приходит блиско нашего карабля, и мы за почесть ево на своем карабле поставили на корме и на носовойо щегле по знамянип; также и он, почитая нас, поставил у себя на галере на носовой щегле знамя. Потом мы, отдавая ему честь, на своем карабле стреляли из девяти пушек; также и он, взаимнор почитая нас, стрелял на своей галере из осми пушек. Потом мы, хотя емус учинить болши почтение, стреляли еще со своего карабля ис трех пушек, и так с ним разъехались.
   И того дни отъехали от города Зары 18 миль италиянских и начевали в том же канале, что и под Зарою, для того что тот канал велик и ветр в то время нам был неспособен, // л. 51 выттить ис того каналу в моря одним днем не могли, а, начевав тут, стояли на том месте октября до 9-го числа. А в 9-м числе с того места пошли и шли без ветру, тянули карабль свой канатом в барке на гребле. Потом ветр почел быть нам способной к надлежащему нашему пути в город Бар; тем ветром карабль наш шел на один час по 5 миль италиянских, и по полпяти, и по четыре, и по три, и менше; и так мы шли весь тот день и ночь всю жа, а в сутки отошли от того места, где стояли в канале, 80б миль италиянских.
   Октября вв 10 день. В началных часех дня ветр был самой малой, и карабль наш болши одной мили италиянской на час уйтить не мог; и так шли подле краю до 11-го часа того дни, а как ночь постигла, и тое ночь шли зело тихо, потому что ветр в то время был самой малой.
   Октября в 11 день. Пришли мы в своем карабле под город Карсульг. Тот город венецкаго же владенияд, стоит на острову блиско берегу, строение в нем все каменное. Тот город невелик, поставлен на краю Долматии, а к Долматии тут пришло владениеб рагузскаго князя. И мы не доехали до столишнаго рагузскаго города Дубровника173 за 60 миль италиянских от Карсулиж, для того что имели мы намерение иттить в город Бар, чтоб нам сподобитца видеть мощи великаго чудотворца Николая. И, не дошед до города Барлета за 80 миль италиянских, поворотились мы в своем карабле назад, для того что в сих числех турецкие воинские 5 караблей, которые имели на себе кажды по 500 человек енычанз, заступили нам дорогу до города Бару. Того ради не могли мы дойтить до святых мощей чудотворца Николая, а стояли под Корсулем октября до 16-го числа, а в 16-м числе октября из-под Корсуля пошли назад к Венецы тем же каналом, которым и под Корсули пришли.
   В том городе Корсуле видел я в монастыре вырезано из дерева тело Христово в меру человеческаго возраста на кресте. Сказывают, что тот образ Распятия Христова - дело рук святаго евангилиста Луки, зделанк зело пречудным мастерством: ноги Спасовы прибиты ко кресту одним гвоздем; крест, на котором то пресвятое тело изображено, четвероконечен. Сказали мне о том святом образе, что глава того образа зделана не человеческими руками, но ево Святою Божественною волею. Когда Лука-евангилист зделав тот предражайшаго тела Христова образ и размышлял о сотворении главы ево божественной, и того дни в размышлении оставил неделану до утра, и в тое нощь образ главы ево Пречистой зделался Святою ево Божественноюл волею. // л. 51 об. Против того вышеписаннаго города Корсула на горах рагузских видел я в костеле римском образ Пресвятыя Богородицы писма греческаго, подобием таким, как пишется Смоленской образ Пресвятыя Богородицы. А сказывают, что тот образ в то место, где ныне яа ево видел, приплыл морем и ис того места отношен многаждыб в прежнеев место, откуду приплыл, и Божественною силою паки в то место, где ныне стоит, приходил невидимо; иг чудотворения от того святаго образа и ныне бывают многие.
   А как мы ис-под Корсуля пошли, и, отошед 18 миль италиянских, припала нам фортуна великая, надлежащему нашему пути в противность, для которой фортуны не могли мы далед иттить, стали в канале в порте, которой называетсяе порт Святаго Ирана. В том порте стояли до 20 числа октября, аж в 20-м числе октябряз ис того порта пошли и шли тот день бордами, а ушли 13 миль италиянских.
   И как обмеркли, и на первом часу ночи почали быть ветр нам в противность, а с третьяго часа тое ночи противная фортуна почалак нам быть великая; и час от часу ветру прибывало, и так был ветр велик, что болши того ветра мало бываетл. А застал нас тот великой и сильной ветр промежм горами, а ночь была темная, и в то время все мы на корабле были в превеликом смертном страхе, и еще час от часу фортуны прибавливалось. В то время нам был отовсюды превеликой смертной страх: вначале боялись, чтоб не сломало превеликим ветром арбурн, то есть щеголо; потом опасно было, чтоб в темноте ночной не ударить кораблем об землю или о камень; еще страх был великойп - не опрокинулар карабля, для того что ветр был нашему пути в противность и преестественно велик, а парусы были поставлены в день по караблю, как обычай есть ставить парусы в чинении лавировс.
   тПревеликим ветром не так подавало карабль в первыйу путь, как ево кривило набок. И таково криво наш карабль шел в то время, что пушками чертило по волнам морским и вода взливаласьф на верх карабля от великих валов. И в таком превеликом смертном страхе всю ночь препроводили.
   А в 21-м числе октября пришли в порт на остров, которой зовется Лиса, под село Лису, и стояли в том порте до 25-го числа октября ж, для того что ветры были противные, великие. А в 25-й день октября из того порту пошли; ветр был нам противной же, толко невелик; и мы с 21-го числа сего октября по 26-ех ушли 32 мили италиянских. И против 26-го числа во всю ночь шли малым способным ветром, а ушли всего в тое ночь и вц день 26-го числа октябряч 16 миль италиянских.
   И пришли в порт под город, которой называется Трава, и стояли в том порте под тем городом Травою октября до 28-го числа, а в 28-м числе октября ис того порта ис-под города Травы пошли. Как мы в том порте стояли, и к нам на карабль приезжал того помяненнаго города Травы камендант и з женою своею, и за ево почесть стреляли мы с корабля своего ис трех пушек. // л. 52 aГород Трава каменной, построен не с малыми крепостми, и около ево со всех сторонб вода морская. Строение в нем все каменное. У соборнаго костела колоколня построена изрядным мастерством каменная. В том костеле лежит тело; сказывают, был того города Травы епископв римской церкви и не тленен-дег он ради святаго своего жития. А мне тела ево не показали, а имя ево Иоанн, а был-де он в том городе епископомд после разорвания веры греческой с римскою174.
   И в 28-м числе октября шел наш карабль способным ветром до 4-гое часаж дня, а в 5-м часу почел нам бытьз ветр противной и безмернои великой и зело нам возбранял плыть в Ыстрию, и мы хотели поворотить и плыть чрез всю Венецкуюк голфу во владение папы римскаго в порт подл городом Алкон, о котором я писалм выше сего. И вн малом времени тот вышеписанной ветр изменился, и почал быть ветр нам способной, оневеликой, и шли мы тем ветром до вечера. А ввечеру почал нам быть ветр способнойп в Ыстрию, гораздо велик, и шли мы тем великим способным ветром до полуночи. А с полуночи ветр почал быть менши, однако ж нам способной, и тем ветром шли мы от полуночи до свету и в 29-м числе октября весь день.
   И приплылир в Ыстрию под город Рувин октября против 30-го числа в ночи и начевали, не входя в порт, для того что намерение имели иттить к Венеции немедленно. А ушли мы в 28-й день и в ночь и в 29-й жес октября, всего от города Травы до Рувинат 250 миль италиянских.
   И, начевав под городом Рувином, октября в 30-й день на первом часу дня от города Рувина пошли к Венецы и в другом часу дня пришли под город владения папы римскаго, которой называется Орсерау. И под тем городом не стояли, пошли мимо, для того что ветр нам был способной и мы спешили к Венецы.
   И того числаф пришли мы в Ыстрии ж под город Паренцу и под тем городом стали. И ожидали способнаго ветру, которым бы могли приттить вх Венецию, для того что в Венецию цкарабли входятч, усматривая добраго времени, потому что в венецкой порт вход караблям зело труден, для того что место то, которым карабли в венецкой порт входят, уско и маловодно. И всегдаш ожидают времени такого, чтоб ветр был трамонтанащ, то есть северной и между севера и востока, невеликой; и, когда вода морская по естественному своему обыклому действию умножится и пойдет к берегам, в то время караблям свободнойы вход бывает в венецкой порт. Для того и мы под городом Парянцоюэ стояли, ожидая такогою вышеписанного времени, понеже всегда то бывает: хотящие карабли, и марцилиянея, и всякие немалые бастименты, то есть суды, иттить в венецкой порт, те стоят в ыстрийских портах под Рувином, и под Даренцою, и под иными городами; а, не дождава вышеписаннаго времени, в венецкой порт никакие суды не входят, потому что многия злыя случаи караблям, и марцилияномб, и иным судам в том входе в венецкой порт случались. И так того входув в венецкой порт карабли, и марцилияне, и галиясы, и галеры, и всякие суды боятца, когда и усмотря времени добраго, к тому // л. 52 об. порту какое судно пойдет и в пути ветр изменитсяа или почнет быть хотя и способной, да великой, тогда, не доходя того места, поворачиваютсяб назад и входят в порты, в которые бы и нев хотели. А будет поворотится от того места назад фортуна когог не допустит, и в то время дсуды ставяте на три или на четыре якоря и сохраняются с великим утверждением, чтоб вж великой ветр и блиско того места не приступатьз. А когда и ветру великаго не бывает, а вода морская умалится, и в то время в тот венецкой порт не входят суды болшие для того, что их ви том входе разбивает таким случаем, что то место маловодно. И когда на то место и малым ветром какое судно войдет, и вода морская по обыкности своей волнами возносится и опадает и на тех своих волнах и судно прилучившееся подымает и опускает, тогда то судно, поднявшисяк в высоту и опускаяся с морскими волнами, ударяется обл землю и розбивается, уже не может спастися маловодия ради в том месте.
   А как мы стояли под городом Паренцою, и в то время, октября в 30-й день, приехал в тот город Паренцу из Венецы кавалер в судне, которые называются пиоты, также и тот кавалер чин имеет, которой называется пиото. Те пиоты началство имеют надо всякими судами, хотящими иттить в Венецию ис которых ни есть мест; и пришедшее судно откудум ни есть в Паренцу, хотящее иттить в Венецию, без повеления тех пиотов иттить в Венецию ис Паренцын не может. И как тот пиотао в Паренцуп приехал, и за ево гонор в городе Паренцер стреляли ис пяти пушек и принели ево честно.
   Город Паренцас строения каменнаго, поставлен над морем на веселоватом месте; и около ево есть многот оливных дерев сады; упища в том городе: хлеб, и мясо, и овощи - дешевле венецкаго вполы; и домовное строение в том городе Паренце все каменное.
   Октября в 31 день. Дошел по договору моему с капитаном карабелным срокф езде моей на карабле ево, и я с корабля ево октября в 31-й день сошел, для того что капитан на корабле за малую цену весть меня до Венецы не похотел, и я нанел себе пиоту, дал за нее 40 дукатов венецких, чтобх мне вц той пиоте со всею своею рухлядью доехать до Венецы. И октября в 31-й день, как я поехал с карабля, в тот день со всеми своими вещми с карабля убратца не мог, а перевез на пиотуч того дниш неболшие нужные свои вещи, а иные вещи оставил на корабле; а сам, съехав с корабля, начевал в городе Паренце на дворе. А как поехал я с карабля, и капитан, почитая меня, стрелял с корабля ис пяти пушек. А ноебря в 1-й день побрал я с корабля вщ нанятую свою пиоту и последние свои вещи. И стоял яы в городе Паренце ноебря до 2-го числа, для того что ветру дожидался способнаго и для того что с капитаном, которой меня возил на карабле, имел неболшую ссору о провозе своих вещей.
   А ноября в 2-й день в ночи, в 9-м часу против 3-го числа ноября, поехал я на пиоте // л. 53 ис Паренцы к Венецы; иа другая пиота с моею пиотою ис Паренцы к Венецы поплыла вместе, на которой были салдаты московские и люди боярские, между которыми на той же пиоте был и мой человек. И во 12-м часу тоеб ночи припала нам великаяв фортуна и разорвалаг наши пиоты розно, что в малом времени не могли друг друга видеть. И та пиота, на которой ехали салдаты и люди наши, видяд зело великую погоду, поворотилась назад в город Паренцу; а тое пиоту, на которой я был, вырвалое от берегу в моря, и не могли поворотиться в город Паренцу за величеством ветра. И был я тоеж ночи даже до самаго дня в таком смертном страхе, что совершенно отчаялися все живота, толко призывали себе в помощь Бога и Пресвятую Богородицу. И, как я начал говорить канонз чудотворцу Николаю, с того числа почалаи та фортуна малиться, и страху почалок убавлятися; однако ж еще был страх превеликой даже до полудня того ноября в 3-й день, и все были в той пиоте непрестанно обливаны морскимил волнами и сиделим все в той пиотен в воде; однако ж того числа на последнем часу дня приехали в Венецию, ао другая вышепомяненная пиота стояла в Паренце до 6-го числа ноября, ап в 6-м числе и та пиота приехала в Венецию в добром жер здаровье. И так, слава богу, скончал я свою морскую поездку всес в добром здаровье, однако ж видел многот смертных страхов. А карабль тот, на котором я по морю ездил, назывался карабль "Святыя Елисаветы"у. И как я с того карабля сошел, и капитан того корабля Иван Лазоревич дал мне о науке моей лист свидетелствованной за своею рукою и печатью, а в том листе пишет сице:
   "Капитан морской карабля "Святыя Марии Елисавети" Иван Лазоревич даю знать всем и всякому особно, а паче кому надлежит ведать, что в лете 1698-м всел на мой вышеписанныйф карабль дворянин московской Петр Андреевич купно с салдатом Иваном Стабуриным, желая познать плавание морское в караблях и в ыных судах, и был от меня ученх дел морских, то есть буссола, а по-славенскиц маетника со всеми до него надлежностями, также карты морской, на которой значатсяч пути морские. Потом имел прилежание познать имена дерев, и парусов, и веревок, и всяких инструментов карабелных; и те все вышепомяненныеш вещи, надлежащие до навигаци, так карту, яко и буссолу, и имена вышепомяненныхщ инструментов карабелных, тот помяненныйы дворянин познал добро по обыкновению нашего моря. Потом желал видеть строй караблей и галер во время битвы, чего на всемэ Венецкаго моря голфе обрести в том лете не мог. И, будучи тот помяненныйю дворянин на корабле моем во время сильных ветров и янебезстрашных фортунa', прикладывалсяб' до всякаго порядку карабелнаго св' прилежанием и безстрашиемг', показуяся во время великих // л. 53 об. навалностей морских и ветров во всем бытьа способен. И паки тот же помяненныйб дворянин и с салдатом был от меня посыланв для лутчей практики на Венецком морег в ыномд судне, а для видения галер и для обретения на море бою судил я, вышепомяненный капитан, тому московскому дворянину ехать и се салдатом на Медитеранское море175 чрез Калябриюж 176 до Цицилийскаго и даже до Малтийскагоз островови 177, для того что по Венецкой голфе галер малое число и нечасток плаваетл. На то вышепомяненноем дело даю свидетелство, что тот помяненныйн дворянин в познании ветров так на буссоле, яко и на карте, и в познании инструментов карабелных, дерев, и парусов, и веревок есть по свидетелству моему искусный и до того способный, и для лутчей веры сей лист подписую моею власною рукою и прикладаюо мою печать". У подлиннаго листа пишет: "Капитан Иван Лазоревич карабля "Святыя Мариип Елисаветы" подписую моею рукою, чиня уверение". У того ж листа печать капитана морскаго Ивана Лазоревича на воску красном изображена. Тот лист я у него принявр, благодарствовал ему за ево ко мне любовь.
  

[ВЕНЕЦИЯ]

  
   Ноября в 27-й день. В костеле святаго Марка в Венецы поставлен был образ Пресвятыя Богородицы на болшомс олтаре; та святая икона невелика, малым чем поболше штилистовойт иконы. Написан тот Пресвятыя Богородицы образ поясной, а Превечный Младенец написан в недрех таким подобием, как пишут образ Пресвятыя Богородицы Печерской, писмо древнее греческое. Сказывают теу венецияне, что тот образ писма святаго Лукиф-евангилиста. И около тое святыя иконы множество было поставлено свеч восковых, возженных, в серебреных великих шанданехх - всех их было болше 300 свеч; и между свечами поставлены были цветы изрядные в великих серебреных горшках, также и травы всякие благовонные были поставлены в горшках же. И стояла та святая икона на том месте 8 дней до 5-го числа декабря; а в те 8 дней непрестанно народ приходил в тот костел и во дни и в ночи, и никогда в те дни тотц костел не запирался. В том же костеле в те дни в розныхч местехш горелощ масло в лампадехы, а было всех лампад со возженным маслом болши 1 000, убраны те лампады были изряднымиэ фигурами. И на всякой день ис тех 8 дней было в том костеле по два казаньяю: одно казаньея было во время обедни, а другое во время вечерни; а сказывалиа' те казанья законники, приходящие в тот костел ис розных монастырей. В то же время посреди того костела поставлен был крест, на нем образ Тела Христова резной; к тому святому кресту в те дни непрестанно с великою теснотою народу приходило множество: тот святой крест целовать всякой желал. А то чинят венецыяне ради тое притчиныб', что-де в те числа дом Пресвятыя Богородицы пришел в Ларет178; другая притчинав' была тому, что в те ж числа // л. 54 пришла в Венецыю из Риму от папы римскаго ведомость, чтоб все католики имели пост, для того что учинился между всеми христианскимиа монархами мир вечной179, и того ради то венецыяне и чинили и во всеб 8 дней в костел святаго Марка приходили ото всех костелов и из монастырей с процесиями.
   А процесии их были таким обыкновением: прежде несут две свечи восковых на высоких подсвешниках серебреных, за ними несут крест, ив за крестом другие два такие ж подсвешникаг со свечами восковыми; и затем идут духовные римской веры по два человека рядом, ад за ними идут мирские люди по два ж человека в ряд; а все со свечами восковыми, а свечи все белаго воску, а желтаго воску в Венецы, епаче жж во всей Италии, нет. А людей в тех процесиях бывает человек по 100 и болши, а в ыных процесиях бывает народу человек по 500 и болши. А многия в тех процесиях бывают честных родов люди зи, неи хотя себя показать, чтоб их люди не познали, ходят в тех процесиях в особливых одеждах, закрыв клица своил. А те одежды для таких причины нарочно держат в костелах; и кто похочет, тот возмет тое одежду и наденет на себя тайно; чтоб люди не знали ево, кто он есть, для того тою одеждою покрывают головы и лицен свое. И ходят в те процесии в тех одеждах босыо и бичуются, бьют себя веревками варовинными по спинам, обнажа спины свои, до пролития кровей своих; и те веревки, чем бичуются, обмачивают в рейнскойп уксус, ра уксусс для того нарочно носят ст собою в сосудех. Делают то для того, чтоб раны на теле их уксусом разъедало, и болезни б ему терпеть болши для отпущения грехову своих в тот образ, размышляя Страдания Христова, как пострадал Господь наш без греха грех ради наших, и колико должны мы терпети болезни телесные за своя согрешения. И чинят то многие мужеска полу и женска и чесных пород люди.
   Декабря в 5 день. За 2 часа до ночи была в Венецы процесия от соборнаго костела святагоф Марка с тою святою вышепомяненною богородичною иконою. В той процесии народу было многох тысяч, а шли все со свечами восковыми великими и припадали к той святой богородичнойц иконе с великою верою и со слезами. Напреди шли певчие венецкаго князя, потом диаконы в стихарях, за ними несли тот Богородицынч образ на носилках зело высоко. шПод темщ святым образом на тех носилках зделана великаяы гора серебреная на трех ступенехэ предивною работою и зело богато. А несли тот образ священники римские, за тем образом нес один законникю в сосуде часть ризы Пресвятыя Богородицы, другой законникя нес в другом сосуде несколко власов Пресвятыя жа' Богородицы, за ними патриарх венецкой в сосуде нес млеко Пресвятыя Богородицы; а пред всеми теми святынями шли дияконы с кадилами и кадили те помяненные святыни; а над теми святынями над всеми несли балдахины изрядные, золотныеб'. С тою процесиею // л. 54 об. из церкви святаго Марка выходили в южные двери, а входили в западные. аКнязь венецкой со всеми прокураторями в той процесии был, такжеб кавалеры и простого народу было множество; и носили тое святую икону по площади, которая площадь пред костелом святаго Марка с обе стороны.
   Декабря против 15-го числа в час ночи в костеле святаго Марка началась вечерня, для того что у римлян по новому их календарю было в тот день 25-е число декабря180, праздник Рождества Христова. И после той вечерни начали и обедню, служил тое обедню бискуп; и как тое обедню начали, в то время приступил к олтарю сам князь венецкой и стоялв у олтаря на коленях, услуговалг бискупу, служащему вместо понамаря. Такой обычай у них бывает по вся годы вд навечерие Рождества Христова. А в самой праздник Рождества Христова повинен всякой поп римской по закону своему отслужить 3 обедни на одном престоле и в одних сосудех. А в навечерие Рождества Христова в костеле святаго Марка была музыка спеваная и играная, ие всех спеваков и музыкантов было 130 человек.
   Декабря в 29 день. Был я в монастыре святых апостол Петра и Павла181, где живет патриарх венецкой римской веры. Того дня у римлян бывает празднество святому Лаврентию и Юстиниянуж, и тело ево лежит в том монастыре в костеле над престолом. В то время был в том монастыре князь венецкой со всеми прокураторями. В том кляшторе того числа служил: обедню тот венецкой патриарх и с ним 6 человек канонниковз, то есть архимандритов или игуменов, да протопопови и дьяконов по 2 человека; а служит тот патриарх так, как и протчие римские попы, и причащается один, а протчие сослужащие с ним кне причащаютсял. Во время тое обедни бывает каждение четырежды, им умывает руки тот патриарх в тое обедню трожды. Облачение того патриарха такое: первое подобно монахов российских параманту; потом стихарь белой, на него патрахильн; потом пояс; потом поруч на одну руку; потом другие два стихаря, белые, тафтяные, один другова короче; и потом верхняя одежда подобна сакосу, толко рукавов нет и по бокам не сшита; потом панагея, крест с чепьюо; потом подобно диадиме, толко долга да уска, и надеваетп на голову тесма с каменьем; потом шапка; потом рукавицы белые отласные; потом перстень на болшой палец; и когда приступит ко олтарю, тогда рукавицы с перстнем сымет; а прежде облачения обувает на ноги чулки белые, отласные, по них шито золотом.
   Генваря в 1 день. Видел я в греческой церкве рукур святаго Василия Великаго; та его святая рука вся цела и обделана вся серебром, подобно тому как бы рукавица была зделана, и против ладони вставлено стекло, в которое стекло целуето народ, где и я сподобился поцеловать. // л. 55
   Генваря в 6 день. В греческой церкве освящение вод бывает во всем согласно, как и на Москве; толко когда поют стихеры, тогдаа архиерей сидит и каждения в церкве не бывает; а святят воды двожды: прежде в навечерие, второе в самыйб праздник святых Богоявлений по отпуске литоргии.
   Генваря в 27 день. Был я в Венецы в армянской церкве182, где армяне службу свою отправляютв. Та их церковь зделана каменная власно так, как делаются римские церкви, и престол как у римлян. Иконы в той церкве писаны по полотнам, один образ Пресвятыя Богородицы греческаго писма со Превечным Младенцом писан на доске. На престоле в той церкве свечи восковые белые в серебреных шандалахг; в той их церкве три престола. Обедню служил того числа их армянской шихд-чернец, одежда на нем - мантия и камилавка, подобна греческим инокам, а клобука нет и борода не брита, а ус немного подстрижен. Армяне того шихае называют архимандритом. В службе было на нем облачение: подризник белой, полотняной; потом патрахель; потом поручи на обеих руках; потом ризы золотные,ж атласные, подобны епанче, и около шеи у тех риз воротник высокой; на голове шапка, подобна греческим архиерейским шапкам. Служба их как и римская: служат на опресноке; а церемония в службе подобна греческой церкви. Служили с ним того числа два человека дияконов, стихари и олариз на дияконах подобны греческим, пели обедню на крыласах 6 человек в стихаряхи. Пред начатием обедни уготован потир в закрестье, то есть в ризницек, а армяне то называют жертвенником; приделано то закрестье на правой стороне олтаря. И читали Апостол и Евангелие, и по Евангелии Символ веры, и потом Херувимскую песнь. И потом от жертвенникал пренес потир диякон на голове к престолу, а тот ихм архимандрит у дьякона потир принял у престола и, поставя на престол, служил и причащался так власно, как римские попы, и, причастясь, роздавал антидор. А пред началом обедни кадил кругн церкви сам архимандрит, а дьякон кадил во время обедни шестью, а каждение подобно греческому каждению. Когда архимандрит говорил в службе "Возлюбим друг друга", тогда все армяне, бывшие в той церкве, друг друга целовали в плеча. И стояли армяне в церкве во время обедни в скуфьях, а иные стояли на коленех.
  

[ПУТЕШЕСТВИЕ В ГЕРЦОГСТВО МИЛАНСКОЕ]

  
   206-го года марта в 6 день. Поехал я из Венецы в гундале морем до города Местра и, приехав в город Местр, начевал в остарии, котораяо называется остария Капеля, то есть постоялой двор.
   Марта в 7 день. Из города Местра поехал в каляске и приехал того числа пк обедур в город Тривизс, тот города Местра до Тривизуу италиянских 10 миль. Того ж числа отф Тривизух приехал начевать в город Венецкой же державы, которой называется цКаштелио Франкоч, // л. 55 об. от Тривизу италиянских 10 миль. Того вышепомянутаго города аКаштеля Франка6 фортецав каменная, старинной работы, невелика, толко стены гораздо высоки, подобныг московским кремлевским стенам. Около той фортецы зделан ров шириною сажен 20 и болши, выкладен камнем и напущен полон воды. Строение домовное в том городе все каменное, доброй работы. В том же городе костелы изрядные, каменные и не с малым богатством.
   В том же городе построен дом венецкаго кавалера зело чудным мастерством и гораздо пространен. Построены в том доме двои полаты, деланы глаткою работою, толко наверху поставлены резбы немногие дкаменные, изе белаго камениж, а стены тех полат с лица писаны изрядным италиянскаго мастерства живописным писмомз. Ограда около того дому каменная, на ко

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 360 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа