Главная » Книги

Бичурин Иакинф - Китай в гражданском и нравственном состоянии, Страница 21

Бичурин Иакинф - Китай в гражданском и нравственном состоянии


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

поставлять. Можно на время ставить и на возвышенных и на ровных местах; но приобретение оставшемуся семейству счастья и навлечение бедствий, подобно как в отношении к погребальному месту, не менее и здесь зависит от местоположения и воды. Еще и восемь букв покойника соображают с видом горы, дабы не было противоположности между ними. В противном случае не ставят гроба в предположенном месте.
   Иногда сыновья, не желая скоро расстаться с прахом родителей, по исполнении седьми седьмиц еще ставят гроб вне залы и ограждают стенками. Ежедневно здесь утром и вечером предлагают им пищу и чай; а если случится третный праздник, то возливают вино и производят плач. Когда же исполнится трехгодичный траур, то избирают место для погребения. Если после погребения случится какое-либо несчастье в доме, то некоторые переносят гроб на другое место и снова похороняют.
   Кто умер на чужой стороне, родственники в то же время препровождают гроб на родину для погребения; а если не в состоянии сделать сего, то умершего на время хоронят на месте кончины, а над могилою ставят камень с надписанием прозвания, имени и месторождения покойного в ожидании, чтобы родственники приехали и увезли гроб на родину. Но если родственники не в состоянии сделать сего по отдаленности пути, то просушивают на воздухе вынутые из гроба иссохшие кости, завертывают каждую в бумагу и, положив в ящик, увозят домой. По прибытии в дом раскладывают кости в новом гробе наподобие остова и погребают. Иные же сожигают кости в пепел, кладут в холщовом мешочке в ларчик и в платяном сундуке увозят домой. Безродный навсегда остается погребенным в чужой земле.
   Мелочные обряды при похоронах хотя не везде одинаковы, но в главных статьях довольно между собою сходны. Что касается до существенных главных обрядов, они общи для всех; но в своих видах, качестве и количестве вещей для пресечения расточительности силою гражданских постановлений постепенно изменяются соответственно достоинству лиц. Сии изменения суть:
   1. В одеянии покойников.
   На чиновников от 1-го до 6-го класса надевают три одежды с подбоем и две без подбоя; на чиновников от 7-го до 10-го класса две одежды с подбоем и одну без подбоя; на чиновников от 12-го класса и ниже одну с подбоем и одну без подбоя. Все одежды должны быть шелковые.
   2. В покрывале на гробе при выносе.
   Покрывало на гробе должно быть у чиновников от 1-го до 6-го класса - пурпурового цвета; 7-го и 8-го класса - темно-кофейного цвета; 9-го и 10-го класса - черного цвета; 11-го и 12-го класса - красного цвета; 13-го и 14-го класса - дымчатого цвета; тесьма из белой шелковой ткани. Церемониальное одеяние на покойнике должно быть соответственно достоинству.
   3. В лакировании гроба.
   Гроб покрывается лаком до погребения: у чиновников от 1-го до 6-го класса ежемесячно по три раза, от 7-го до 10-го класса - по два раза, от 11-го до 14-го класса - однажды в месяц.
   4. ß мере похоронного флага у чиновников из военного состояния. Флаг должен быть лимонного цвета, длиною у чиновников от 1-го до 6-го класса в 9 футов; от 7-го до 10-го класса - в 8 футов, от 11-го до 16-го класса - в 7 футов, 17-го и 18-го класса также у имеющих классные шарики в 5 футов.
   5. В цвете одра.
   Одр у чиновников от 1-го до 10-го класса должен быть покрыт киноварью, от 11-го до 18-го класса - красною охрою; у солдат и разночинцев с обоих концов должен быть покрыт черною, а посредине красною охрою.
   6. В кладбищах.
   Кладбище должно быть обнесено стеною, окружностью у князей из китайцев в 80 шагов {Здесь шаг есть линейная мера, содержащая пять футов.}, с четырьмя семействами для охранения; у чиновников от 1-го до 4-го класса в 70 шагов, с двумя семействами для охранения; у чиновников от 5-го до 10-го класса - в 60 шагов с одним семейством для охранения; у прочих чиновников - в 24, у разночинцев - в 16 шагов для смотрения не более двух человек.
   7. В могилах.
   Могила должна иметь у чиновников 1-го и 2-го класса в окружности 90, в вышину 16 футов; у чиновников 3-го и 4-го класса - в 80, в вышину 14 футов; у чиновников 5-го и 6-го класса - 70, в вышину 12 футов; у чиновников 7-го и 8-го класса - 60, в вышину 8 футов; у чиновников 11-го и 12-го класса - 40, у чиновников 13-го и 14-го класса - 20, в вышину по 6 футов.
   8. В мраморных зверях.
   Мраморных зверей должно быть у чиновников от 1-го до 6-го класса по 6; у чиновников от 10 класса и ниже по четыре. Сии звери из белого мрамора, а поставляются по обеим сторонам дороги перед могилою.
   9. В каменных памятниках.
   Чиновникам дозволяется ставить при могиле каменный с надписью памятник. Этот памятник у чиновников 1-го и 2-го класса с иссеченными наверху драконами, 3-го и 4-го - с иссеченным наверху баснословным зверем цилинь; 5-го и 6-го - с просто иссеченным верхом; от 7-го до 10-го класса - с округленным верхом. Сии памятники отвесно утверждаются по черепахе с головою комолого дракона; чиновникам 11-го класса и ниже предоставлено ставить камень с округленною вершиною, отвесно утвержденный на каменной плите. Разночинцам дозволяется занимать под могилу 9 футов и ставить простые камни с надгробною надписью. Чиновники, исключая наемного одра с покровом, прочее, как то: оседланных лошадей и ящики с одеждою - должны употреблять по положению; а если достаток не дозволяет, то могут сократить; употребление искусственных домиков запрещается. Равным образом при жертвоприношении в начале весны, в перемену под названием ясность, не дозволяется втыкать цветов на могиле.
  
   XIX. ТРАУР
  
   Траурное одеяние вообще белого цвета и разделяется на пять разрядов: 1) жан-цуй необрубленное одеяние; 2) и-цуй - обрубленное одеяние; 3) да-гун - большой труд; 4) сяо-гун - малый труд; 5) сы-ма - посконина. Все сии разряды траурного одеяния имеют степени в качестве материи и в продолжении времени относительно к степеням родства, утвержденным гражданскими постановлениями.
   Необрубленное траурное одеяние шьется из самого грубого посконного холста с полами и подолом необрубленными. При сем одеянии колпак употребляется посконный, башмаки травяные, посох бамбуковый. Сей траур называют трехгодичный, разумея под годами 27 действительных месяцев, но с исключением високосного месяца. Носят его:
   1) сын по родителям и жена его;
   2) сын по мачехе, по воспитательнице, по матери воздоившей; также и жена его;
   3) побочный сын по законной матери и по матери, родившей его; также и жена его;
   4) усыновленный приемыш по своих воспитателях; также и жена его;
   5) невыданная дочь по своих родителях, также и выданная, но возвратившаяся в отцовский дом;
   6) законный внук, по кончине своего отца ставший преемником рода;
   7) приемыш, ставший преемником рода;
   8) жена по муже;
   9) наложница по хозяине.
   Обрубленное одеяние шьется из грубоватого посконного холста с подолом и полами полуобрубленными. При нем употребляется колпак посконный, башмаки травяные. Сей траур продолжается круглый год и разделяется на носимый с кленовым посохом и без посоха. Обрубленное одеяние с посохом носят:
   1) законный сын по побочной матери, также и жена его;
   2) сын по матери, вышедшей замуж, и по матери разведенной;
   3) муж по жене.
   Обрубленное одеяние без посоха носят:
   1) дед по законному внуку;
   2) родители по законном сыне, по жене старшего законного сына, по дочери, не выданной замуж, по сыне, отданном в приемыши;
   3) мачеха по старших и других сыновьях;
   4) сын по мачехе, вышедшей замуж;
   5) приведенный сын по дяде с отцовой стороны и тетке, по родному брате и сестре невыданной, по племянниках от родных братьев и по племянницах, не выданных в замужество;
   6) внук и внучка по деде и бабке; побочный внук по родном деде и бабке; также внук от матери воздоившей и воспитавшей;
   7) выданная дочь по отце и матери;
   8) приемыш по отце и матери, родивших его.
   Да-гун шьется из грубого холста; при нем такой же колпак, а башмаки оторочены сырцовой тканью. Сей траур продолжается 9 месяцев. Носят его:
   1) дед по внуке и внучке, еще не выданной;
   2) бабка по законном и других внуках, также по внучке, еще не выданной;
   3) родная бабка по побочном внуке; также бабка по внуке воздоенном и воспитанном;
   4) родители по сыновниной жене, по дочери, выданной в замужество; мать воздоившая и воспитавшая по жене воспитанника своего;
   5) дядя и тетка по жене племянника и по племяннице, выданной в замужество;
   6) приемыш по родном брате, тетке и сестре, еще не выданной;
   7) жена приемыша по родном мужнином отце и матери, по своем двоюродном брате и сестре, еще не выданной, по тетке и сестре выданным, по племяннике от брата, отданном в приемыши;
   8) выданная девушка по дяде и тетке с отцовой стороны, по родном брате и племяннике от него, по родной тетке, сестре и невыданной племяннице от брата;
   9) жена по дяде и бабке мужниных, по мужнином дяде и тетке по отце.
   Сяо-гун шьется из грубоватого холста; при нем такой же колпак и башмаки, отороченные сырцовою материею. Сей траур продолжается пять месяцев. Носят его:
   1) законный и прочие внуки по побочной бабке;
   2) по двоюродном дяде и тетке по отце;
   3) по двоюродной сестре, вышедшей в замужество;
   4) по троюродном брате и троюродной сестре, еще не выданной;
   5) по двоюродном племяннике и племяннице невыданной;
   6) по двоюродной тетке по отце, еще не выданной;
   7) по родной невестке;
   8) дед по жене законного внука, по внуке своего брата и внучке его, еще не выданной;
   9) по деде и бабке с матерней стороны;
   10) по дяде и тетке с матерней стороны;
   11) по племяннике от сестры и племяннице, еще не выданной;
   12) отданный в приемыши по родном своем дяде и бабке с матерней стороны, по тетке с отцовой стороны и по своей сестре, выданной в замужество;
   13) жена по тетке своего мужа и сестре его, и выданной и невы-данной, по девере и жене его, по племяннике от двоюродного брата своего мужа, по племяннице, еще не выданной;
   14) девица, не вышедшая в замужество, по сестре из своего рода, вышедшей в замужество, по двоюродном брате и по двоюродной сестре, еще не выданной;
   15) наложница, имеющая сыновей, по деде и бабке своего хозяина. Сы-ма шьется из ровного выделанного холста с таким же поясом
   и темными башмаками без узоров. Сей траур продолжается три месяца. Носят его:
   1) дед по жене внука;
   2) прадед и прабабка по правнуку и правнучке;
   3) прапрадед и [пра]прабабка по праправнуку и праправнучке;
   4) бабка по жене законного и прочих внуков;
   5) по кормилице;
   6) вообще по дальних родственниках и родственницах в восходящей и нисходящей линии.
   В 27-месячном трауре, обыкновенно называемом трехгодичным, сто дней не бреют головы. Во все продолжение сего траура не пьют вина, не едят мяса, не выходят из дома, не знают супружеского ложа, не бывают на пиршествах.
   И гражданский и военный чиновник из китайцев по кончине отца или матери обязан немедленно сложить должность с себя и удалиться на родину, что называется: находиться в трауре по родителям, и уже по истечении 27 месяцев, за исключением високосного, снова определяются к таким же должностям, при каких прежде служили. Это называется восстановлением. Подобный долг простирается, как видели выше, на приемыша, внука и правнука, когда они остаются преемниками рода в качестве сына или внука родных.
   Гражданские и военные чиновники из маньчжуров или монголов, служащие в столице по кончине отца или матери, также обязаны сложить должность с себя. По прошествии ста дней траура дают им временную должность; но быть в собраниях при дворе и при жертвоприношениях не дозволяется. Служащие же в губерниях по наложении траура на себя обязаны возвратиться в столицу к своим знаменам, где по прошествии ста дней траура могут исправлять временные должности в тех присутственных местах, в которых служили до отправления своего в губернии, с запрещением быть в собраниях при дворе и при жертвоприношениях.
   В годовом трауре два месяца не бреют головы, во все продолжение траура не совершают браков.
   В девятимесячном и пятимесячном траурах один месяц не бреют головы.
   В трехмесячном трауре 10 дней не бреют головы.
   Вообще, в продолжение всех трауров носящему траур не дозволяется участвовать в пиршествах и слушать музыку.
  
   XX. ОБЩИЕ НАРОДНЫЕ ПРАЗДНИКИ
  
   В Китае два рода праздников: народные и религиозные. Народные праздники суть общие по всему государству и совершаются в одно время, только не везде с одинаковыми обрядами. Религиозные праздники суть дни, которые монастырь какой-либо однажды в году празднует по религиозным причинам. Последние праздники суть местные, потому что исправляются только в окрестностях монастыря. Празднование придворных торжественных дней не введено в народе, и потому день вступления государева на престол, равно и день его рождения празднуются только при дворе.
   Народные праздники в Китае по большей части суть только случаи, коими пользуясь, достаточный человек может на время отложить свои дела и провести несколько часов с приятным отдыхом в семейном кругу. Да и самое число праздников весьма ограниченно, что увидим ниже при описании их.
   I. Новый год. Новый год есть главный и почти единственный общий в целом Китае праздник, если взять это слово в европейском о нем понятии, то есть праздно-заботливом препровождении времени, которое по приговору обычаев определено для исполнения взаимных обязанностей в отношении к вежливости.
   Год начинается с нарождения месяца, который соответствует февральскому новолунию. В самую полночь на первое число государь с князьями и вельможами одного маньчжурского племени совершает шаманское поклонение перед духами во дворце Кхунь-нин-гун; потом отправляется в шаманское капище, где при поклонении Небу в круглом храме совершает три коленопреклонения с девятью земными поклонами. По возвращении, он принимает поздравление от князей и чинов в тронной Тхай-хо-дянь и от государыни с побочными царицами во дворце Цянь-цин-гун.
   В народе сей праздник начинается также с полуночи первого дня. Во всех домах, включая лавки, магазины и гостиницы, расставляют на столе красные свечи, курения и жертвенные вещи; и как скоро минет 12 часов ночи, то все домашние совершают поклонение, став на колена лицом к растворенным дверям. Это называется приносить жертву духам Неба и Земли. Потом, обратясь внутрь к столу с жертвенными вещами, опять становятся на колена и поклоняются домашним духам и предкам своего рода. Сей обряд поклонения одинаков и в северных и в южных странах Китая. По окончании поклонения дети начинают совершать поклонение перед родителями, младшие перед старшими, становясь на оба колена; равные с равными кланяются в пояс. На юге после поклонения Небу, Земле, домашним духам и предкам ставят на стол различные плоды и яства. В Северном Китае, напротив, подают вино и вареные пельмени, которыми встречают Новый год. Или же подчивают каждого приходящего для поздравления с Новым годом.
   По исполнении домашних обрядов спешат посещать родственников и друзей, и эти посещения стараются кончить в продолжение первых пяти дней, по прошествии которых честь посещения не уважается. Дальние родственники и приятели при посещении не входят в дом хозяина, выезжающего для подобных же посещений, но кладут визитные билеты в бумажный мешочек, со вне прилепленный к воротному столбу. Ввечеру хозяин пересматривает сии билеты и тем же платит своим посетителям.
   В продолжение первых пяти дней купцы не производят торгов, мастеровые не занимаются работами, и сии пять дней составляют единственный в году отдых для всех сословий. За десять дней до нового года закрывают в судебных местах судейскую печать, которая употребляется для скрепления бумаг вместо подписи, и открывают ее уже 20-го числа первого месяца. Это есть прекращение делопроизводства и считается вакациею для присутственных мест. Для важных дел, могущих случиться сверх чаяния, оставляют бланки, к которым печать приложена.
   В Европе первую минуту Нового года встречают выстрелами шампанского, а в Китае громом нанизанных на нитку ракеток, которые последовательным своим разрывом производят сильный треск, иногда раскатывающийся подобно грому, но вверх не взлетают. На рассвете этот гром умолкает. Днем в городе чрезвычайная тишина, исключая мест, служащих общими гульбищами; но и здесь увидите более прогуливающихся с детьми и тьму разных детских игрушек, как будто бы Новый год был детский праздник. В продолжение праздника встретить пьяного на улице есть необыкновенная редкость. Делать большие собрания в домах по случаю праздника также не в обыкновении. Коренную сему причину надобно полагать в тесноте жилищ. Но вместо этого ввечеру все чайные трактиры чрезвычайно наполнены людьми разных сословий, исключая чиновников, которым народные зрелища исключительно запрещены. Им предоставлены одне семейственные удовольствия в кругу небольшого числа родственников и друзей. Равно и богатые люди по большей части ограничиваются забавами в кругу домашних.
   Но последний день перед Новым годом кроме приготовлений к празднику сопровождается большими неудовольствиями. В Китае люди бедного и среднего состояния нужное для дома наиболее покупают в долг и расплачиваются по третям; как то к пятому числу пятой луны, к пятнадцатому восьмой луны и к Новому году. Даже сами торгующие кредитуются между собою на подобном же основании. Первые две трети допускают неполную уплату, почему и требования производятся не со всею настоятельностью. К Новому году все сделки должны кончиться полным очищением долгов и недоимок. Заимодавцы, будучи обеспокоиваемы своими верителями, употребляют все меры к собранию долгов; и чем ближе к концу трети, тем настоятельнее становятся требования. Над благородными употребляют пристыжение ожиданием выхода их у ворот или преследованием по улице; над низкими - ругательства у их домов, личные грубости и побои, от чего случаются и смертоубийства. Накануне нового года в городах повсюду шум; но в полночь с первым знаком, данным от правительства к начатию нового года, все прекращается. Ссорящиеся при нечаянном свидании поздравляют друг друга и извиняются; по окончании праздника приступают к мирным сделкам и дело оканчивают продолжением или прекращением кредита.
   II. Шан-юань, иначе 15-е число первого месяца. При династии Хань, около времен Р. X., в 15-е число первого месяца двор приносил жертву божеству Тхай-и в загородном дворце Гань-цюань {В то время столица была в Чан-ань, что ныне Си-ань-фу, главный город в губернии Шань-си. Гань-цюань лежал в 70 ли от столицы на северо-запад.}. Церемония жертвоприношения начиналась в сумерки, оканчивалась с рассветом. С сего случая впоследствии ввели в обычай ночь на 15-е число проводить в смотре на фонари. Ныне уже вошло в обыкновение смотреть фонари с 13-го до 15-го числа. В Пекине в сие время богатые купцы ежедневно по захождении солнца наружную сторону лавок и гостиниц украшают множеством разноцветных, по большей части роговых фонарей, в несколько рядов один над другим повешенных, а внутри развешивают флеровые фонари с изображением различных видов. В средственных лавках делают то же самое, сообразуясь, впрочем, с достатком своим. Но это большей части происходит на больших улицах, и в гостиницах бывает чрезвычайная теснота далее полуночи; только гуляющих женщин здесь вовсе не видно, кроме весьма малого числа проезжающих в экипажах. Во время сего праздника и торг и работа ежедневно продолжаются, как и в обыкновенные дни.
   III. Дун-тхай-тхэу. Второе число второго месяца празднуется под названием Хуа-чжао; а обыкновенно сей праздник называется Дун-тхай-тхэу, что значит: дракон поднимает голову. Ученые в этот день делают между собою дружеские собрания, на которых забавляются импровизациею стихов. Детям, достигшим восьмилетнего возраста, по большей части с сего дня позволяют растить и заплетать в косу волосы, которые до времени обыкновенно завязываются в один или два пучка по бокам маковки. Впрочем, это есть частное обыкновение, праздник домашний, а не народный.
   IV. Шан-сы. Задолго до времен Р. X. в удельном княжестве Чжен было обыкновение для отвращения несчастий срывать на воде цветы, называемые лань-хуа. Во время династии Хань, при государе Чжан-ди, жена селянина Сюй-шуа родила прежде двух дочерей, а потом еще одну, которые все в продолжение двух суток померли. Жители того селения почли это дивом и в день под названием Шансы, начали для отвращения несчастий молиться рекам, текущим на востоке, и купаться в них. Впрочем, это принадлежит к местным более обыкновениям, а не к общим народным праздникам.
   V. Дуань-ву. Цзюэ-пьхин, славный стихотворец удела Чу, в пятое число пятого месяца бросился в реку И-ло-цзян с камнем на шее и потонул; это случилось в 299 году до Р. X. Жители сего удела, сожалея о нем, стали приносить ему жертву, бросая в реку бамбуковую трубочку с кашею из риса, заткнутую листьями и обвитую разноцветными шелками, дабы рыбы не могли похитить каши. Впоследствии мало-помалу ввели сие в обыкновение и в прочих странах, так что ныне день этот сделался общим народным праздником под названием Дуань-ву. В сей день родственники и друзья при взаимном поздравлении посылают друг другу вино, плоды и разное съестное, но первое между подарками место занимают небольшие треугольники из густо сваренного риса в палочниковом листе, называемые цзун-цзы. Люди всех сословий празднуют этот день, но работ и торговли не прекращают. К сему празднику торгующие вообще стараются очистить долговые счеты за прошедшую треть. Вероятно, что последнее обстоятельство в совокупности с событием составляет важность настоящего праздника.
   VI. Ци-си. Ци-си в переводе значит седьмой вечер; иначе сей праздник называется чяо-чжи, что значит искусство. В это время сближаются две звезды: ню-хан и чжи-нюй; почему в этот вечер женщины и девицы продевают в семь игол нити и ставят в жертву помянутым двум звездам разные плоды и овощи, что называется просить об искусстве. Еще в этот же вечер придворные девицы кладут в маленький ставец паука и, раскрывши на другой день, смотрят на паутину: если она часта, то заключают о приращении искусства их в шитье; а если редка, то напротив. В простом народе женский пол также подражает сему обычаю. Впрочем, и это не есть народный праздник, а только обыкновение, введенное для забавы девиц.
   VII. Юй-лань-хой {Юй-лань - магнолия.}. Неизвестно, с которого времени введено в обыкновение в 15-й день седьмого месяца выметать кладбище и приносить жертву предкам. Хошаны к этому обычаю присовокупили священную процессию, называемую юй-лань-хой, что значит процессия цветки магнолии. Делают на площади из жердей террасу, обитую снаружи соломенными рогожами; на этой террасе целый день совершают богослужение, по окончании которого к вечеру спускают воздушные фонари и сожигают большие, из бумаги сделанные лодки для переправы, как говорят, душам умерших. И это не есть народный праздник, а священный обряд фоистов, для которого торг и работы в сей день не прекращаются; притом же этот обряд существует только в Северном Китае, где фоизм господствует.
   VIII. Чжун-цю. Чжун-цю в переводе значит: средний осенний месяц, соответствующий сентябрьскому новолунию. В этом месяце луна в день полнолуния бывает совершенно круглая и ясная по причине чистоты в атмосфере; почему в простом народе издревле вошло в обычай в вечер 15-го числа ставить в жертву луне плоды и овощи. В этот день друзья и родственники взаимно поздравляют друг друга с праздником и посылают в подарок вино с плодами, между которыми первое место занимают сдобные, начиненные сахарным песком круглые хлебцы, называемые юе бин, что значит лунные хлебцы, И старые и молодые всех сословий проводят сей вечер под открытым небом в саду или на дворе, за полными столами с вином и плодами и уже довольно поздно расходятся; а дети с самого вечера до рассвета гуляют и играют. Этот праздник в народе более известен под названием пятнадцатое число восьмой луны - Ба-юе-ши-ву и наравне с пятым числом пятого месяца есть праздник народный, в который торг хотя во весь день не прекращается, но мастеровые и работники работают только до полудня. И к сему празднику стараются очищать долговые счета за прошедшие четыре месяца, то есть за майскую треть; а долги за сентябрьскую треть очищают к Новому году; посему Новый год, пятое число пятого месяца и 15-е число восьмого месяца носят общее название трех праздников, по-китайски сань-цзе; а собственно последние два слова значат: три коленца. Это в прямом смысле суть три общенародные праздника, в которые в каждом доме совершают поклонение домашним божествам, потому что в Китае нет общественного богослужения, ни особливых храмов для поклонения. Не смею объяснить происхождения последних двух праздников по моим мнениям: но, по-видимому, в пятом месяце празднуют окончание весенних работ, а в восьмом - уборку плодов и хлеба.
   IX. Чун-ян. Во время династии Хань, около времен Р. X., некто Хэ-чан сказал приятелю своему Цуань-цзинь: В девятое число девятого месяца случится несчастье в твоем доме. Вели домашним сшить мешок, наполнить его съестным, взойди на возвышенное место и там откушай вина с кризантиею {Chrysanthemum indicum.}. Сим образом можешь избегнуть несчастья. С сего времени мало-помалу ввели в обыкновение, чтобы в девятый день девятого месяца с пищею и питьем ходить на возвышенные места и там веселиться с друзьями. Даже государь следует этому обычаю. Чун-ян собственно называется Чун-цзю, а в простом народе более известен под названием Дын-гао, что значит: всходить ни высоту. Ныне сие обыкновение хотя и сделалось общим, но только между богатыми, которые имеют способы провесть этот день на возвышенном месте, в саду или в поле; но в народе торг и работы продолжаются, как и в обыкновенные дни.
   X. Ла-ба. Неизвестно, с которого времени и по какому случаю вошло в обыкновение в 8-й день 12-го месяца варить густую кашицу из смеси разных круп, фасолей и сухих плодов с медом. Эта кашица от слова в слово называется ла-ба-чжу - кашица 8-го числа 12-й луны. Хошаны в этот день совершают священные ходы, варят помянутую кашицу и разносят ее по домам вкладчиков, от помощи которых имеют пропитание. Это также не есть народный праздник, а частное обыкновение, по-видимому фоистами введенное.
   XI. Цзи-цзао. Цзи-цзао значит: жертвоприношение божеству Цзао. Жертву сию приносят ввечеру в 23-е число 12-го месяца. Простой народ верит, что Цзао отходит в сей день от земли к Небу, Богу, чтобы донесть ему о добрых и злых делах человеческих целого года. Еще почитают Цзао божеством печек под названием Цзао-шень, почему в сей день во всех гостиницах, лавках и домах не готовят кушанья, а починивают печки. И это есть только обыкновение, для которого ни торг, ни работы не прекращаются. В древности почитали Цзао-шень божеством многочадства и в жертву ему приносили диких коз.
   XII. Чу-си. Чу-си значит: последний вечер, а собственно есть предпоследняя ночь, в которую с сумерек до рассвета не спят, а веселятся и пьют, что называется стережением {То есть провожанием.} года.
   Перед сим вечером в каждом доме на воротах налепляют разные картинки, а на дверных и воротных вереях разные надписи на красной бумаге и разные фигуры, вырезанные из красной же бумаги, так что улицы делаются пестрыми. Сверх сего, сожигают низанки из ракеток. Около полуночи растворяют ворота и снова жгут низанки с ракетами. Это есть предпразднество Нового года. К последнему дню перед Новым годом стараются очистить как долги за прошлую треть, так и недоимки за прежние две трети; почему у некоторых вместо веселия последние дни перед Новым годом до самой полуночи на первое число, как сказали мы выше, проходят в величайших хлопотах. См. выше: Новый год.
  
   XXI. ПРАВИЛА ОБРАЩЕНИЯ
  
   Китайские церемонии, называемые у нас формами учтивости, по своей странности вошли в Европе даже в пословицы и поговорки; но, правду сказать, мы твердим одни только слова, а сущность дела мало знаем. Это произошло оттого, что европейские путешественники писали о разных китайских обрядах большею частью в смешном виде и в своих издевочных описаниях иное еще преувеличивали. Но если будем смотреть на физиономию китайцев и на их движения со вниманием и без предубеждения, то ничего странного не увидим. Неверность взгляда много зависит от того, что мы наиболее судим о иностранном по сравнению с своим, которое обыкновенно, по привычке, кажется нам естественнее и ближе к человеку, нежели к обезьяне.
   В европейских государствах известные учтивые приемы, употребляемые при свиданиях, вводятся обыкновениями и со временем изменяются или совершенно заменяются новыми. Одни только свидания между военными чинами по должности имеют предписанный образ приемов. В Китае, напротив, формы свидания вообще для всех сословий предписаны правительством и включены в число законных постановлений, неизменяемых в продолжение целой династии {Учтивые приемы при свидании делаются так свободно и непринужденно, что иностранцу, долго живущему в Китае, эти приемы вовсе не приметны.}. Таковы формы относительно встречи, приема и провожания. Они единообразны по существу, но изменяются в оттенках по отношению к достоинству и чину гостя и хозяина, по отношению к сословиям, по отношению к обстоятельствам свидания; и если что кажется несколько сбивчивым, то это есть старшинство левой стороны перед правою. Китайцы почитают левую сторону старшею в отношении к востоку, который составляет главную страну света и начало четырех годовых времен - весну. Для сего храмы, дворцы и главные здания в домах лицевою стороною обращены на юг; вход во внутренность главного здания делается в центре лицевой стороны, а гостиный диван ставится в приемной зале у северной стены прямо против входа При свидании нескольких лиц одни, по самому расположению здания, должны быть на восточной, другие на западной стороне. Первенствующее лицо, например, истуканы в храмах, государь в тронной и проч. всегда занимают средину, имея лицо, обращенное на полдень. Сим образом левая сторона всегда означает восточную, а восток - левую сторону; правая сторона наоборот. Это объяснение довольно понятно.
   Церемониальные постановления касательно взаимного свидания заключаются в четырех статьях: а) в обрядах свидания между пекинскими и заграничными князьями; б) в обрядах представления к начальникам и старшим чиновникам; в) в обрядах принятия гостей, и г) в обрядах представления учеников к учителю.
   Первая и особенно вторая статья имеют много подразделений; а это, без сомнения, усугубит в европейце удивление, производимое известиями о странных в Китае учтивостях между собой. Но мы совершенно переменим свое мнение, когда получим основательное сведение о их правилах взаимного свидания. Церемониальное представление низших к высшим или церемониальное свидание между равными употребляется только в первое свидание между новыми лицами, а далее обращение высших с низшими или равных между собою происходит по правилам, мало отличным от обыкновенного обращения. Сверх того, правила церемониального свидания, которые европейцу кажутся детскою игрою, уничтожают совершенно ту несносную гордость, которую в других азиатских государствах богатые и сильные аристократы оказывают перед низшими или временщики перед заслуженными вельможами, утомляя их ожиданием выхода или оскорбляя высокомерным приемом. Напротив, в китайских церемониальных приемах, кроме должной с обеих сторон учтивости, вовсе нет унижения. Возьмем в пример представление подчиненных к начальникам как в столице, так и в губерниях.
   В столице во всех присутственных местах подчиненный, являясь в первый раз к должности, приходит в парадном одеянии. Один из низших чиновников подводит его к зале и подает билет с прописанием должности и имени. Представляющийся по входе в залу подходит к старшему члену, сидящему за столом, и делает перед ним три поклона в пояс; старший член, встав с места, тем же ему отвечает. После сего представлявшийся уходит. Если же подчиненный делает посещение старшему члену, то выходит из носилок или сходит с лошади за большими, то есть уличными воротами, подает свой билет и, получив приглашение, входит во двор. Старший встречает его у крыльца, то есть на дворе, и просит войти в залу. Младший по входе в залу делает три поклона в пояс, и потом оба занимают места: старший на правой стороне лицом к северо-востоку, а младший на левой, лицом к западу. Младший, садясь, кланяется старшему в пояс. При подаче чая опять поклон в пояс. По окончании переговора младший делает три поклона в пояс и выходит. Старший на каждый поклон тем же ответствует и провожает за вторые ворота. Ежели младший докладывает о деле в присутственном месте, то старший сидит, а младший стоит перед ним, но не становится на колена. Если случится много дел, то младший расстилает на полу подушку и садится.
   В губернии подчиненный, представляясь начальнику в первый раз, подает билет {Из уважения к лицу вместо словесного доклада о приезде чьем-либо подается билет с прописанием должности и прозвания с именем.} с прописанием должности и имени; потом является в присутственное место в парадном одеянии. Председатели {В каждой губернии два председателя: в казенной палате - 4-го класса, в уголовной палате - 5-го класса. В сем сочинении классы чинов изложены по русскому чиноразделению.} и прокуроры, представляясь генерал-губернатору (в 3-м классе) или губернатору (в 4-м классе), выходят из носилок за большими воротами, во внутренний двор входят восточною дверью вторых ворот. Генерал-губернатор или губернатор встречает их на дворе у щита {То есть прошедши от гостиной залы через двор к церемониальным воротам.} и в залу идет впереди; председатель или прокурор следует за ним, а по входе в залу делает три поклона в пояс. Хозяин садится посредине, а председатель или прокурор садятся на восточной стороне боком к нему; а если проездом посещают, то садятся лицом друг к другу. При подаче чая делают поклон в пояс, а при прощании делают три поклона в пояс. Хозяин ответствует им тем же и провожает за церемониальные ворота. Председатель или прокурор делает три поклона в пояс и, выждав, пока хозяин обратно войдет в ворота, еще делает три поклона в пояс; потом выходит за большие ворота и садится в носилки. На другой день генерал-губернатор ответствует визитом с малым билетом {Подъехав к воротам, отдает визитный билет, а лично не видится.}. Ежели являются по казенному делу, то бывают в обыкновенном одеянии, подают большой визитный билет и после трех поклонов в пояс занимают место. Прочее по высшему церемониалу. Ежели областной, 8-го класса, или окружной управляющий правитель, 9-го класса, являются, то генерал-губернатор или губернатор не встречают и не провожают. Прочее по высшему церемониалу. Когда же они являются к председателям или прокурорам, то председатель встречает под свесом гостиной залы и провожает так же; а прокурор встречает за внутренними воротами и провожает так же. Порядок сидения в зале есть следующий: областной правитель и прочие садятся на восточной стороне лицом к западу, а председатель и прокурор - на юго-западной стороне лицом к северо-востоку {То есть занимает высшее место.}. Прочее по церемониалу представления к генерал-губернатору и губернатору; председатель и прокурор ответствуют визитом с малым билетом. Прочие гражданские чиновники в губерниях, представляясь к генерал-губернатору или губернатору, по входе в залу становятся лицом к северу, делают двукратное наклонение до земли, при выходе - три поклона в пояс. Генерал-губернатор и губернатор стоя принимают их учтивость. Если помощник областного правителя, 9-го класса, представляется председателю или прокурору, то последние не выходят встречать; председатель провожает их с крыльца до низу, а прокурор - до ворот за щитом. Областной правитель встречает его за воротами за щитом и провожает так же. Далее церемониал свидания старших с младшими сходствует; то есть старшие удерживают первенство. Ежели приезжает новый генерал-губернатор или губернатор, то председатели или прокуроры посылают служителей встретить их на границе. Правители, областные, окружные и уездные 11-го класса лично встречают, когда те проезжают не далее пяти ли от их местопребывания; а если далее, то не встречают. Если новый председатель или прокурор приезжает, то подчиненные чиновники таким же образом поступают.
   Церемониал для принятия гостей еще простее. При свидании столичных чиновников, разных по чину, как скоро гость придет к воротам, то слуга сказывает привратнику, а привратник докладывает хозяину, который в приличном одеянии встречает гостя в больших, то есть уличных воротах. После взаимного поклона в пояс входят во двор. Хозяин при каждых воротах уступает гостю перед; перед крыльцом просит его идти наверх, дошед до дверей, просит войти. По входе и гость и хозяин делают двукратное поклонение к северу. После сего хозяин ставит для гостя стул лицом к западу. Гость, благодаря за учтивость, кланяется в пояс; хозяин ответствует таким же поклоном. Гость и хозяин садятся. Слуга подает чай. Гость, приняв чай, кланяется в пояс, хозяин тем же ответствует. Пьют чай и продолжают разговор. Гость, прощаясь, кланяется в пояс; хозяин тем же ответствует. По сходе с крыльца гость прощается; хозяин настоятельно желает проводить его и провожает за большие ворота; и когда гость сядет в носилки или на лошадь, то хозяин возвращается.
   Члены присутственных мест от 3-го класса и ниже, когда представляются министру, последний встречает их внутри церемониальных ворот, провожает за большие ворота, то есть на улицу, только не смотрит, как гость садится в носилки или на лошадь. Таким же образом члены контор 9-го класса и прокуроры представляются членам Прокурорского Приказа и президентам палат. Когда чиновники от 9-го до 14-го класса представляются министру, то последний встречает их у крыльца, то есть сходит с крыльца на двор. Гость всходит восточным сходом вслед за хозяином. По входе в залу гость делает поклонение, обратясь к северу, а после приветствия делает три поклона в пояс. Хозяин, обратясь к востоку, ответствует поклоном же. Гость поспешает поставить стул для хозяина; хозяин отклоняет учтивость. Гость настоит и ставит стул и, обратясь влево, делает поклон в пояс. Хозяин ответствует таким же поклоном. Гость садится лицом к западу, а хозяин - к северо-востоку. При прощании гость по-прежнему делает три поклона в пояс; хозяин провожает его за церемониальные ворота. Прочее сходствует с высшим. Члены Приказа Ученых и Наследничьего Правления, также члены контор, когда являются к чиновникам от 3-го до 6-го класса, принимаются как гость, одним классом ниже хозяина, а при свидании с чиновниками от 7-го до 10-го класса обращаются как равные.
   Церемониал представления учеников к учителю {Надобно разуметь, что ученик, получивший степень студента, является к учителю уездного училища.} имеет отличие от всех церемониалов. Учащийся, являясь в первый раз в училище, бывает в ученической форме и употребляет малый билет. Управитель вводит ученика в училищную залу восточным крыльцом; ученик по входе, обратясь лицом на север, делает три поклона в пояс. Ежели посещает учителя в доме, то, пока докладывают об нем, дожидается в воротах и по приглашению учителя входит. Учитель встречает на крыльце; ученик, поднявшись на крыльцо, делает поклон в пояс и вслед за учителем идет в зал. По входе двукратно кланяется до земли, обратясь лицом к северу; учитель, лицом к западу, отвечает ему поклоном в пояс. Ученик ставит стул для учителя. Учитель указывает ему место, и ученик лицом к северу делает поклон в пояс. Учитель садится лицом на северо-восток, а ученик - лицом к западу. Ежели ученик проездом видится с учителем, то садятся оба лицом друг к другу, и при вопросах ученик кланяется в пояс. При подаче чая кланяется в пояс же. При выходе делает, лицом на север, три поклона в пояс. Учитель тем же отвечает и, провожая ученика, идет вперед, а ученик следует за ним. По выходе за вторые ворота ученик делает три поклона в пояс и ожидает, пока учитель обратно уйдет. Таким же образом учащиеся поступают при свидании с учителями и во всех других местах. Вообще, низшие перед высшими, младшие перед старшими обязаны поступать, как ученики поступают перед учителями. Высшие и старшие не провожают. Если же высший или старший делает посещение, то провожают их за большие ворота.
   Для князей 12 степеней пространно изложено, каким образом они должны поступать между собою, когда встретятся на дороге или в воротах, то есть кто должен посторониться, остановиться или даже сойти с лошади.
  
   XXII. РОДОВЫЕ ПРОЗВАНИЯ И ИМЕНА
  
   Каждый китаец имеет прозвание и имя; многие, сверх того, имеют почетные названия и проименования.
   В Китае для 200 миллионов жителей мужеского пола находится около 400 прозваний {Все китайские прозвания собраны в одну учебную книжку под названием Бо-цзя-син, что от слова в слово значит: прозвания ста семейств. Отсюда европейские ориенталисты не без основания выводят, что китайский народ первоначально состоял не более как из ста семейств. Название сей книжки относится к XI веку по Р. X. Слово сто означает только множественное число, а всех прозваний считается до 466. Они ясно показывают глубокую древность китайского народа, но не первоначальное его происхождение.}, издревле принятых и сделавшихся неизменными, потому что каждый мужчина обязан носить прозвание того дома, из которого он происходит по мужской линии, а произвольно принимать посторонние или изобретать новые прозвания запрещено законом. Девицы по выходе в замужество обыкновенно принимают мужнино прозвание. В древности было обыкновение, что государи своих вассалов и вельмож, оказавших великие услуги отечеству, удостаивали собственного своего прозвания; но сие исключение из законов давно прекратилось.
   В Китае нет определенных имен, а составляются они и даются детям по произволению родителей или старших и могут быть переменяемы при каждом обстоятельстве, показывающем значительное изменение в возрасте дитяти. Только имени принятого при поступлении в казенное училище или при определении в должность переменить уже невозможно, и кто самовольно сделает это, судится как самозванец. Но касательно перемены имен находятся законные исключения. Чиновник, имеющий имя, одинаковое с именем какого-либо князя или вельможи, должен переменить оное. Если случится, что два чиновника, служащие в одной губернии, будут иметь одинаковое имя, то младший из них должен переменить свое. Если имя чиновника противно приличию или одинаково с названием царского кладбища, то также должно переменить оное. Но во всех сих случаях перемена имени производится по начальству.
   Имя в понятии китайцев заключает в себе что-то унизительное. Буквы, которыми изображаются имена древних святых или имена государей царствующей династии, запрещено употреблять в сочинениях и судебных бумагах, исключая тех мест, где по необходимости следует написать их имена. Прежде даже чтецы, при жертво

Другие авторы
  • Соколова Александра Ивановна
  • Чаев Николай Александрович
  • Троцкий Лев Давидович
  • Иванов Федор Федорович
  • Куликов Николай Иванович
  • Минченков Яков Данилович
  • Мещерский Владимир Петрович
  • Лукашевич Клавдия Владимировна
  • Толстой Алексей Николаевич
  • Брежинский Андрей Петрович
  • Другие произведения
  • Писемский Алексей Феофилактович - Ипохондрик
  • Страхов Николай Николаевич - Письмо к редактору "Дня"
  • Оберучев Константин Михайлович - В дни революции
  • Мерзляков Алексей Федорович - Селадон и Амелия
  • Большаков Константин Аристархович - В. В. Маяковский. Облако в штанах. Тетраптих
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Попугай
  • Шекспир Вильям - Генрих Vi. (Отрывок)
  • Купер Джеймс Фенимор - Следопыт
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Король Дроздобород
  • Каченовский Михаил Трофимович - Замечания на письмо Профессора Буле к Издателю Вестника Европы
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 305 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа