Главная » Книги

Бичурин Иакинф - Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена

Бичурин Иакинф - Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена




Бичурин Н. Я. [Иакинф]

  

Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена

От института

  
   Институт этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР переиздает труд выдающегося русского ученого-китаиста Никиты Яковлевича Бичурина, известного под монашеским именем о. Иакинфа. Являясь одним из ярчайших представителей русского востоковедения XIX в., Бичурин создал в конце своей жизни книгу "Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена", намного опередившую по охвату материала и качеству перевода современных ему авторов и не уступающую аналогичным переводам позднейших авторов.
   Труд Бичурина давно стал библиографической редкостью, а между тем он является и поныне незаменимым пособием для историков народов СССР. Учитывая значение этой книги, Институт этнографии переиздает ее, одновременно отмечая этим 100-летие со времени выхода книги в 1851 г. и наступающую в 1953 году 100-летнюю дату со дня смерти этого замечательного русского ученого.
   Переиздание, сделанное по тексту 1851 г., снабжено вступительными статьями: доктора исторических наук проф. А. Н. Бернштама "Н. Я. Бичурин (Иакинф) и его труд "Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена" и доктора исторических наук проф. Н. В. Кюнера "Работа Н. Я. Бичурина (Иакинфа) над китайскими источниками для "Собрания сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена". В текст внесены необходимые уточнения, выправлены опечатки первого издания, сделаны ссылки на источники и включен минимальный пояснительный комментарий. Перевод снабжен указателями: племенных и географических названий, исторических имен и специальных терминов. Они исполнены Г. А. Гловацким (ч. I и III) и Е. Т. Дубровиной (ч. II). А. Н. Бернштам и Н. В. Кюнер дали в указателях [IV] комментарии, касающиеся отождествления древних названий и современных, и отметили главнейшие соответствия китайской транскрипции с общеупотребительными произношениями племенных и географических наименований. Иллюстрации к переизданию подобраны А. Н. Бернштамом и Л. П. Потаповым. А. Н. Бернштамом составлены и пояснительные карты. Перевод названий на китайских картах, подобранных А. Н. Бернштамом из китайского сочинения XVIII в. Циньдин Хуанюй Сиюй Тучжи, сделан Н. В. Кюнером. Библиографию трудов Бичурина и материалы к биографии составила под руководством А. Н. Бернштама научный сотрудник Архива АН СССР Б. А. Малькевич. Все приложения выделены в специальную часть в третьем томе.
   Как уже было указано выше, в текст Бичурина внесены минимальные изменения. Без оговорок исправлены явные опечатки, в квадратных скобках даны пропуски и исправление описок Бичурина. Комментарии редакции к тексту и указателю также даны в квадратных скобках. Комментарии в тексте относятся только к собственно китайским событиям. Все остальные пояснения перенесены в указатели, где они даны в круглых скобках.
   Расположение материала и оглавление частей сохранены в том виде, как это было дано в первом издании.
   На полях курсивом указаны соответствующие страницы первого издания и полужирным даны из того же издания даты к тексту.
  
  

А. И. Бернштам

Н. Я. БИЧУРИН (ИАКИНФ) И ЕГО ТРУД "СОБРАНИЕ СВЕДЕНИЙ О НАРОДАХ, ОБИТАВШИХ В СРЕДНЕЙ АЗИИ В ДРЕВНИЕ ВРЕМЕНА"

I. ОСНОВНЫЕ ВЕХИ ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НИКИТЫ ЯКОВЛЕВИЧА БИЧУРИНА

(1777 - 1853).

  
   Выдающийся человек своего времени, Никита Яковлевич Бичурин, известный и под своим монашеским именем отца Иакинфа, представлял весьма колоритную фигуру.
   Крупнейший ученый, намного опередивший свое время, "вольнодумец в рясе", Бичурин был связан с А. С. Пушкиным, декабристом Н. А. Бестужевым, такими передовыми людьми, как А. А. Краевский, В. Ф. Одоевский, К. М. Шегрен, И. А. Крылов, И. И. Панаев, А. В. Никитенко и др., с общественностью литературной Москвы, группировавшейся вокруг журнала "Московский телеграф".
   Нетерпимый к проходимцам в науке и подлецам в политике, неутомимый в работе и остро реагировавший на события внутренней и международной жизни, Бичурин и при жизни, и много лет спустя после своей смерти вызывал самые разноречивые отзывы. Его нелицеприятие и резкость, активная защита своих убеждений, любовь к отечественной науке и высмеивание пресмыкавшихся перед иностранщиной, фактический атеизм, несмотря на клобук и монашескую рясу, - все это вызывало к нему любовь и уважение, с одной стороны, ненависть и злобствующие выпады, с другой.
   Биограф Бичурина Н. Щукин, лично знавший его, писал:
   "О. Иакинф был роста выше среднего, сухощав, в лице у него было что-то азиатское: борода редкая, клином, волосы темнорусые, глаза карие, щеки впалые и скулы немного выдававшиеся. Говорил казанским наречием на о; характер имел немного вспыльчивый и скрытный. Неприступен был во время занятий: беда тому, кто приходил к нему в то время, когда [VI] он располагал чем-нибудь заняться. Трудолюбие доходило в нем до такой степени, что беседу считал убитым временем. Лет 60-ти принялся за турецкий язык, но оставил потому, что сперва должно знать разговорный язык, а потом приниматься за письменный. Так по крайней мере он говорил. Любил общество и нередко ночи просиживал за картами, единственно потому, что игра занимала его. Долговременное пребывание за границей отучило его от соблюдения монастырских правил, да и монахом сделался он из видов, а не по призванию". 2
   Дополняют эту характеристику воспоминания известного болгарского ученого и общественного деятеля Ю. Венелина, который, посетив в 1839 г. ученого монаха в его келье в Александро-Невской лавре, писал, что Бичурин "вежлив, приветлив и приятен до чрезвычайности. Единственный в своем роде из всех петропольских ученых". 3
   Монахом Бичурин сделался не по призванию.
   Николай Малиновский, живший вместе с Бичуриным в ссылке в Валаамском монастыре, отмечал атеизм Бичурина. "Он (Бичурин. - А. В.), - говорил Малиновский, - сомневался в бессмертии души". 4 Атеистические убеждения Бичурина отмечают многие биографы, и не случайно один из них в списке литературы о Бичурине, наряду с трудом П. В. Знаменского "История Казанской Духовной Академии" (т. II, стр. 496 и 513) назвал и .. "Мелочи архиерейской жизни" Н. С. Лескова. 5
   Родился Никита Яковлевич 29 августа 1777 г. в селе Бичурине (по-чувашски Шинях) Чебоксарского уезда Казанской губернии, в семье дьячка, именовавшегося "дьячек Иаков" и даже не имевшего, якобы, фамилии, поскольку он был крестьянского происхождения. 6 На восьмом году жизни Никита поступил [VII] в училище нотного пения в г. Свияжске, а в 1785 г. перешел в Казанскую семинарию, где и получил фамилию Бичурин, по селу, в котором родился. Блестяще окончив ее в 1799 г., он обратил на себя внимание главы казанской епархии Амвросия Подобедова. Бичурина убедили принять сан священника, и в 1800 г. он получил место учителя высшего красноречия в преобразованной в Академию той же Казанской семинарии, где учился сам.
   В 1802 г. Бичурин, приняв монашество, был назначен архимандритом в Иркутский Вознесенский монастырь и там же определен ректором семинарии. Однако "блестящая" карьера его кончилась через год. Биографы перечисляют много причин окончания деятельности Бичурина в Иркутске и последовавшей затем ссылки в Тобольский монастырь преподавателем риторики в семинарии. Основными поводами к этому послужили нарушение Бичуриным монастырского устава и конфликт с семинаристами.
   При отправлении очередной (девятой) духовной миссии в Китай синод назначил Бичурина начальником ее и архимандритом Сретенского монастыря в Пекине. История назначения и выезда Бичурина в Кяхту продолжалась с 1805 по 1807 г. Только 17 сентября 1807 г. Бичурин отправился из Кяхты в Пекин, куда прибыл 17 января 1808 г.; с этого года и следует начинать его научную биографию.
   В Китае Бичурин с поразительной энергией принялся за изучение китайского разговорного, а затем письменного языка. Для этого он сам составил словарь, который за 14 лет его упорного труда достиг объема современных больших словарей. Трудоспособность Бичурина характеризуется такой частностью: этот словарь он лично переписал четыре раза. Но составление словаря было не единственной работой Бичурина. Биографы Бичурина уже неоднократно отмечали объем проделанной им за те же 14 лет работы. За это время им были [VIII] написаны все основные труды, впоследствии изданные в России, или подготовлены для них исчерпывающие материалы. 7
   Миссия и монастырь мало привлекали внимание Бичурина, хотя в архиве Синода и хранятся его донесения и рапорты по делам службы. Хозяйство миссии, не получавшей помощи от русского правительства, отвлеченного событиями 1812 г., пришло в упадок. Сменивший Бичурина Каменский столь образно охарактеризовал в своем донесении запустение в деятельности духовной миссии, что по возвращении в Россию в 1821 г. Бичурин был сослан в Валаамский монастырь со снятием сана, где и провел четыре года. 8
   Помимо огромного количества личных научных материалов, Бичурин привез в Россию целый караван из 15 верблюдов (около 400 пудов) ценнейших китайских книг и в монастыре занимался переводами и обработкой накопленных в Китае материалов.
   На этот раз Бичурина выручило блестящее знание китайского языка. В человеке с такими знаниями нуждалось Министерство иностранных дел. Вызволил его из ссылки известный китаевед Е. Ф. Тимковский. 9 В 1826 г. Николай I [IX] "начертал" резолюцию: "Причислить монаха Иакинфа Бичурина к Азиатскому департаменту". Бичурин почти не посещал Азиатский департамент; он заперся в келье Александро-Невской лавры и принялся за реализацию своих трудов.
   С выходом в свет в 1828 г. "Записок о Монголии" началась кипучая деятельность Бичурина как по завершению научных трудов, в значительной степени подготовленных в Китае, так и по публикации законченных работ. Фактически он развернул эту работу после возвращения из ссылки, т. е. с 1826 г.
   Известный археолог и историограф Н. И. Веселовский писал об этом периоде жизни Бичурина: "С этого времени (1826 г.) начинается его неутомимая литературная деятельность, изумлявшая не только русский, но даже и иностранный ученый мир. Клапрот прямо высказал, что отец Иакинф один сделал столько, сколько может сделать только целое ученое общество".
   В 1828 - 1830 гг. Бичурин опубликовал 6 книг и многочисленные статьи, которые он помещал в "Северном архиве", "Московском телеграфе", позднее в "Москвитянине", "Сыне отечества", "Отечественных записках" и других журналах. Командировка Бичурина в Забайкалье в 1830 г. обогатила русские фонды собранием тибетских и монгольских книг, а также коллекцией бурханов и других принадлежностей ламаистского культа, ныне хранящихся в Институте востоковедения и в Музее антропологии и этнографии при Институте этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР.
   Вторично Бичурин оторвался от своих занятий в 1835 - 1837 гг., когда он ездил в Кяхту для организации там училища китайского языка. Для этого училища он написал и издал в 1835 г. грамматику китайского языка, которая была удостоена полной демидовской премии и переиздавалась четыре раза. Кстати отмечу, что Бичурин получил четыре демидовских премии: в 1834 г. - за "Историческое обозрение ойратов.." (не переводный, а самостоятельный исторический труд), в 1838 г. - за упомянутую "Китайскую грамматику", в 1842 г. - за "Статистическое описание Китайской империи с географическими картами" и наконец в 1851 г. - за переиздаваемый ныне труд "Собрание сведений..".
   После возвращения из Кяхты в 1837 г. Бичурин больше не покидал Петербурга, целиком уйдя в научные занятия. В этот период развивается также его публицистическая, литературная деятельность. Бичурин чутко относился к важнейшим [X] общественно-политическим событиям своего времени, откликаясь на них прежде всего статьями в научных и литературных изданиях.
   После выхода из Валаамского монастыря Бичурин устанавливает дружескую связь с А. С. Пушкиным, которому в ШАН г. дарит свою книгу "Описание Тибета" с надписью "Милостивому государю моему Александру Сергеевичу Пушкину от переводчика в знак истинного уважения. Апреля 26 1828 г Переводчик Иакинф Бичурин" и в 1829 г.-"Сань-Цзы-Цзин" ("Троесловие". Энциклопедия XII в.) с надписью "Александру Сергеевичу Пушкину от переводчика".
   Погодин, вспоминая об известном литературном салоне князя Одоевского, замечает, что здесь "сходились веселый Пушкин и отец Иакинф (Бичурин) с китайскими, сузившимися глазками". 10
   Вполне справедливо пушкинисты полагают, что интерес Пушкина к Китаю был возбужден Бичуриным. Так, Н О Лернер писал: "Интерес Пушкина к Китаю был не случайный. В его библиотеке сохранились книги о Китае, подаренные ему известным Иакинфом Бичуриным, знатоком и поклонником китайской культуры", 11 а известный пушкинист Б. Л Модзалевский заметил, что "в начале 1830 г. о. Иакинф как раз ехал в Китай (Кяхту. - А. Б.) и мог соблазнить Пушкина на путешествие с собой". 12 Находясь в командировке в Кяхте в 1831 г Бичурин не порывает связи с Пушкиным. Из Иркутска он высылает Пушкину очерк "Байкал (письмо к О. М. С[омову] " для альманаха "Северные цветы" (1832 г.). 13
   В этом альманахе Бичурин, пожалуй, единственный раз подписался инициалами своего гражданского, а не монашеского имени - Н[икита] Б[ичурин].
   Пушкин знал Бичурина и как ученого. Напомню, что Пушкин читал работы Бичурина и использовал их в своих исторических трудах, прежде всего в "Истории Пугачева". Пушкин писал: "самым достоверным и беспристрастным известием о набеге калмыков обязаны мы отцу Иакинфу, коего глубокие [XII] познания и добросовестные труды разлили столь яркий свет на сношения наши с Востоком. С благодарностью помещаем, здесь сообщенный им отрывок из неизданной еще его книги о калмыках". 14
   Речь идет о книге Бичурина "Исторический обзор ойратов или калмыков с XV столетия до настоящего времени", которая частично печаталась несколько ранее в журнале Министерства внутренних дел. 15
   Пушкин читал также "Описание Чжунгарии", "Описание Пекина", "Историю Тибета и Хухунора" и другие основные труды Бичурина.
   Связь Бичурина с передовой общественно-политической и литературной средой проходит красной нитью через его биографию. Она началась с поднесения им своей книги "Описание Тибета" Пушкину и закреплена была дружбой с поэтом и связью с декабристом Н. А. Бестужевым, с которым он встретился в 1830 г. во время посещения Забайкалья. Н. А. Бестужев подарил ему сделанные из кандалов четки, которые Бичурин с большой любовью хранил всю жизнь и подарил затем своей внучатной племяннице Н. С. Моллер. Бестужевым же был написан маслом портрет Бичурина, хранящийся в Кяхтинском музее.
   Повидимому под влиянием встречи с декабристом Бестужевым Бичурин решил окончательно порвать со своим монашеским званием. В 1831 г. он подал прошение в синод о снятии с него духовного сана, поддержанное оберпрокурором Мещерским и Министерством иностранных дел. Однако, несмотря на согласие синода, Николай I "в 20 день сего мая (1832 года) высочайше повелеть соизволил: оставить на жительство по-прежнему в Александро-Невской лавре, не дозволяя оставлять монашество".
   Очевидно, по мнению Николая I, Бичурина было уже опасно выпускать из поля зрения, а за одиночной кельей Александро-Невской лавры, где жил монах, симпатизировавший декабристам, было легче следить. Действительно, литературные связи, а главное, литературная деятельность Бичурина внушали правительству серьезные опасения. Достаточно сказать, что Бичурин сотрудничал почти в двадцати периодических изданиях: "Сыне отечества", "Московском телеграфе", "Телескопе", "Современнике", "Отечественных записках", "Журнале Министерства народного просвещения", "Северном архиве", "Русском вестнике", "Финском вестнике" и др. О Бичурине писали регулярно по меньшей мере те же двадцать русских журналов, [XV] из которых, пожалуй, только один занимал по отношению к нему враждебную позицию (имею в виду возглавлявшуюся Сенковским - бароном Брамбеусом - "Библиотеку для чтения").
   С 1844 г. здоровье Бичурина сильно ухудшается. Он отрывается не только от круга знакомых, ученых и литераторов, но даже от прямых обязанностей по Азиатскому департаменту и, чувствуя большой упадок сил, дарит в 1849 г. почти всю свою богатейшую библиотеку и рукописи библиотеке Казанской духовной Академии.
   Последний творческий подъем Бичурина относится к 1846 г., когда он приступил по поручению Академии Наук к созданию "Истории народов Средней Азии", оконченной им в 1848 г. и изданной в 1851 г. После этого Бичурин не возвращался к научной работе. Он скончался 41 мая 1853 г. в 5 ч. утра у себя в келье, одинокий и забытый, и 12 мая был похоронен в ограде лавры. На памятнике по-китайски было совершенно справедливо написано: "Постоянно прилежно трудился над увековечившими (его) славу историческими трудами".
   Характерен один штрих. Накануне смерти Бичурина к нему пришел один из миссионеров, чиновник Азиатского департамента. Сначала Бичурин молчал, но "посетитель заговорил с ним по-китайски. Вдруг старец как бы выздоровел, - заблистали глаза, на лице появилась улыбка, ожил язык, - и, безмолвный прежде, говорил беспрерывно на любимом языке своем".
   Такова в общих чертах биография этого замечательного русского ученого.
   Известен Бичурин стал в 1828 г. после выхода в свет его первой же большой книги "Записки о Монголии". Расцвет публицистической и научной деятельности падает на 1839 - 1844 годы.
   Труды Бичурина не могли не привлечь к нему внимания русской научной общественности и получили высокую оценку. В 1828 г. (17 декабря) он был избран членом-корреспондентом Академии Наук.
   Отношение к трудам Бичурина было весьма неоднородно в русской прессе. И до Бичурина Россия выдвинула немало крупных и оригинальных ученых в области китаеведения (например, Леонтьева), но Бичурин был намного выше своих предшественников. Этого не могла не видеть научная и литературная общественность. Большинство рецензентов и редакторов журналов, где он печатался, наделяли его лестными отзывами и эпитетами.
   Высоко оценивала труды Бичурина русская передовая литературная общественность. Так "Телескоп" писал: "Трудолюбивый о. Иакинф не перестает разрабатывать обширные поля, на которых у нас не только не имеет соперников, но даже людей, [XVI] которые б могли ценить его заслуги, любоваться, гордиться ими". 14
   "Отечественные записки" называли Бичурина прямым и единственным теперь источником достоверных сведений о Китае, 15 а "Сын отечества" справедливо писал о нем как о "почтенном синологе, известном всей ученой Европе, пролившем совершенно новый свет на изучение Китая". 16
   Интересно отметить отношение к трудам Бичурина за границей. Еще в 1831 г. он был избран членом Азиатского общества в Париже; через год вышли во французском переводе его "Записки о Монголии" в Nouveau Journal Asiatique, переведенные также на немецкий язык. На французском языке сначала в том же журнале за 1829 - 1830 гг., а затем в 1831 г. отдельной книгой в переводе Ю. Клапрота вышло его "Описание Тибета". Переведены были также на немецкий язык "Описание Чжунгарии" и на французский - "Описание Пекина". Еще более значительными по количеству были пересказы работ Бичурина и рецензии на его работы. 17
   Здесь кстати будет отметить ожесточенную полемику Бичурина с Клапротом. Последний широко пользовался его работами и в то же время подвергал их критике, на которую ему достаточно резко отвечал Бичурин. Однако ученые Западной Европы высоко ценили авторитет Бичурина. Чрезвычайно характерно в этом отношении обращение к Бичурину такого выдающегося французского синолога того времени, как Станислав Жюльен. Жюльен раскритиковал один из переводов своего соотечественника Потье. Последний резко ему ответил. Тогда Жюльен обратился к Бичурину как арбитру. Опубликовав свое критическое выступление против Потье, Жюльен воспроизвел и литографию письма на французском языке Бичурина от 12 ноября 1841 г., который в частности писал: "Знаете ли, почему г. Потье впадает в ошибки, переводя с Китайского. От того, что он имеет ложное понятие о строении этого языка и старается недостаток сведений заменить своими догадками". 18 В предисловии к своей книге Жюльен писал: "И кто, даже из незнающих языка, не убедится в ложности переводов г. Потье, когда о. Иакинф Бичурин, один [XVIII] из опытнейших синологов Европы, в письме ко мне вполне порицает систему его переводов". 19
   Этот эпизод подчеркивает авторитет русского ученого, особенно если учесть, что Франция была одним из крупнейших и старейших центров китаеведения. -
   Любопытно, что когда известный английский писатель, переводчик и лингвист Джордж Барроу (1803 - 1881) жил в Петербурге в 1833 - 1835 гг., он брал у Бичурина уроки китайского языка. Британская энциклопедия, отмечая посещение Барроу Петербурга и знание им китайского языка, "скромно" замалчивает этот факт. 20
   Достоинства трудов Бичурина несомненны; однако он справедливо подвергался и критике современников. Об этом будет сказано ниже.
   Бичурин, будучи человеком гуманным, резко реагировал на всякое проявление крепостнического произвола. Об этом говорят не только данные его биографии, но и такая, например, характеристика, данная его внучкой (упомянутой выше Н. С. Моллер):
   "Относясь гуманно и сострадательно вообще ко всем крепостным, о. Иакинф всегда был защитником перед отцом и матерью моею в случае провинности кого-либо из наших людей. Когда же он узнавал, что кто-нибудь из них был отправлен в часть для наказания или в рабочий дом для исправления, то возмущался до глубины души и приходил в большое негодование". 21
   Бичурин высмеивал библейские теории происхождения народов вообще (следовательно, и китайцев), резко выступал в защиту Китая от грабительских вторжений европейских держав, особенно в период опиумной войны. 22 Развернутую точку зрения он изложил в 1848 г. в своем труде "Китай", где заявлял, что "европейцам есть чему поучиться у китайцев".
   Это "наступление" на европейскую культуру вызвало ожесточенные нападки на него со стороны реакционной критики, которую возглавлял Сенковский. Достойно внимания, что Сенковский ополчился на Бичурина за то, что последний писал [XX] cвои труды на русском языке. "Мы часто сожалеем, читая труды почтенного отца Иакинфа, что он не издает сочинений по-французски или английски. Русский язык до сих пор оставался и долго еще останется вне круга ученых европейских прений о предметах восточных, и самая запутанность, в которую повергнуты эти предметы гипотезами известных ориенталистов, еще увеличивается от появления нового диспутанта, изъясняющегося на языке, не получившем права гражданства в ориенталистике". 23 И далее Сенковский писал: "...и все это потеряно для науки, потому что писано на языке, который еще не имеет прав на известность в ученом свете". 24
   Если в начале своей научной деятельности Бичурин имел в качестве основного противника Юлиуса Клапрота, то теперь он нашел ожесточенного врага в Сенковском.
   Для группы критиков типа Сенковского Бичурин был прежде всего "врагом европейской цивилизации". Их взгляды были схожи с теми, которые В. И. Ленин иронически называл взглядами "передовой" Европы, которая кричит "о "цивилизации", "порядке", "культуре" и "отечестве". 25
   В своем ответе критикам - Клапроту, а в основном Сенковскому - Бичурин отвергал все предъявленные ему обвинения, в частности в пристрастном отношении к Китаю. 26
   Бичурин был патриотом и высоко ценил отечественную науку. Достаточно напомнить несколько его высказываний. Критикуя одну из географических работ о Средней Азии, напечатанную в "Отечественных записках" за 1843 г. (No 11), Бичурин писал: "Если бы мы, со времен Петра Первого доныне, не увлекались постоянным и безразборчивым подражанием иностранным писателям, то давно бы имели свою самостоятельность в разных отраслях просвещения. Очень неправо думают те, которые полагают, что западные европейцы давно и далеко опередили нас в образовании, следовательно нам остается только следовать за ними. Эта мысль ослабляет наши умственные способности, и мы почти в обязанность себе ставим чужим, а не своим умом мыслить о чем-либо. Эта же мысль останавливает наши успехи на поприще образования в разных науках. Если слепо повторять, что напишет француз или немец, то с повторением таких задов всегда будем назади, и рассудок наш вечно будет представлять в себе [XXI] отражение чужих мыслей, часто странных и нередко нелепых". 27 Совершенно аналогичную мысль он высказывает и в другой статье, когда, вмешавшись в спор о монгольской надписи времен Мункэ хана, защищая русского ученого Аввакума от критики его Шмидтом, он заявлял по поводу некоторых русских историков, державших сторону Шмидта: "Привычка руководствоваться чужими, готовыми мнениями, неумение смотреть на вещь своими глазами, неохота справляться с источниками, особенно изданными на отечественном языке: своему-то как-то не верится; то ли дело сослаться на какой-нибудь европейский авторитет, на какого-нибудь иноземного писателя, хотя тот также не имел понятия о деле". 28
   Эти заявления Бичурина были основаны на тщательном изучении трудов его современников, например того же Клапрота. Напомним, что Бичурин прекрасно владел древними языками, греческим и латинским, хорошо знал немецкий и французский, изучал монгольский и турецкий.
   Его критический ум и научная требовательность ярко сказались еще в первые годы научной деятельности. Ответы Бичурина на критику его работ Клапротом, в газете Ausland (1828 г.), а также критика Бичуриным работ самого Клапрота сделаны подробно и основательно. Бичурин поставил перед собой задачу "пересмотреть прежние его (Ю. Клапрота. - А. Б.) упражнения, в которых вообще недостает ни точности в переводе, ни основательности в суждениях". 29 Первое выступление Бичурина нротив Клапрота в журнале "Московский телеграф" имело место в 1829 г.; в том же году статья эта была издана на французском языке в Петербурге. 30 Продолжил свою полемику с Клапротом Бичурин разбором критических статей последнего в Nouveau Journal Asitique за 1830 г., перевод которых был опубликован в "Московском телеграфе" за 1831 г. (No 7 и 8). Ответ Бичурина "Г-ну Клапроту" затронул не только упомянутые статьи, но и его знаменитые Tableaux historiques de l'Asie (Paris, 1825).
   Защищая свою точку зрения, Бичурин резко выступал против своих противников. Так, он высмеивал пангерманские теории в отношении племен Тянь-Шаня - усунь, в которых западноевропейские, главным образом немецкие, ученые того времени видели прагерманские племена и в которых, по выражению Бичурина, "...даже запаху германского не было". По этому [XXII] поводу он писал: "но ученые Западной Европы еще обоняют в Чжунгарской атмосфере запах германизма.. До каких нелепых заключений не доводит нас тщеславное стремление к открытиям при руководстве мечтательных предположений". 31
   Широко ратовал Бичурин за включение в научный обиход данных восточных источников, за использование текста источника, а не предвзятого мнения мнимых авторитетов.
   В критике допущенных ошибок для Бичурина не имели значения приятельские отношение или личные соображения. Так, например, отвечая своему противнику Клапроту, который критиковал труды Бичурина даже до выхода их в свет, 32 он принимал справедливые упреки; с другой стороны, он не посчитался с долголетними дружескими отношениями с Н. Полевым, в журнале которого "Московский телеграф" он долгое время сотрудничал, и резко критиковал его четвертый том "Истории Русского народа". 33 Не менее острой критике Бичурин подверг работу и другого историка - Устрялова. 34
   Эту требовательность и высокую принципиальность Бичурина неоднократно отмечали в "Примечаниях от редакции" к его статьям. Так, тот же Полевой, отмечая, как Бичурин старательно "выправляет ошибки" ученых, заключал: "после сего не должно ли сказать, что о. Иакинф должен быть поставлен в пример всем нашим литераторам и ученым людям". 35
   Однако исторические взгляды Бичурина страдали рядом ошибок. Он идеализировал Китай и "азиатчину". Он не понимал, что Китай того времени был образцом стран векового застоя, что перед Китаем - грядущее пробуждение от "спячки", его неизбежное обновление. Он не мог видеть того грядущего, о котором писал В. И. Ленин: "Пробуждение Азии и начало борьбы за власть передовым пролетариатом Европы знаменуют открывшуюся, в начале XX века, новую полосу Всемирной истории". 36 Эту былую отсталость старого Китая и перспективы развития нового Китая отмечал недавно вождь китайского народа, глава коммунистической партии Китая, Мао Цзе-дун: "Мы должны также стремиться превратить Китай, который при господстве старой культуры был отсталым и [XXIII] невежественным, в просвещенную, передовую нацию при господстве новой культуры". 37
   Современники часто подчеркивали увлечение Бичурина всем китайским. И.И.Панаев писал, что когда Бичурин приходил в гости, то "начинал ораторствовать о Китае, превознося до небес все китайское". 38 Современник и друг Бичурина Е. Тимковский говорил, что "вообще он питал какую-то страсть к Китаю и ко всему китайскому". 39
   В воспоминаниях Н. С. Моллер, далекой от научных интересов Бичурина, он также выступает как человек, фанатически влюбленный во все китайское и даже шире - азиатское. Н. С. Моллер приводит многочисленные факты из его личной жизни, начиная от излюбленных тем разговоров и занятий, вплоть по обстановки его кельи и личного одеяния, 40 которые говорят об его увлечении Китаем. Современники шутили, что он не только думает, но "даже бредит во сне по-китайски". 41
   Высоко ценил труды Бичурина В. Г. Белинский. В своих обзорах русской литературы он выделял его работы в качестве "примечательных" 42, которые "вероятно были особо замечены", 43 как "самое утешительное и отрадное явление" 44 и т. д.
   Кроме упоминаний о трудах Бичурина в обзорных критических статьях, Белинский написал в "Современнике" рецензию на книгу Бичурина "Китай в гражданском и нравственном отношении". 45
   Однако В. Г. Белинский резко критиковал идеализацию Бичуриным исторического прошлого и общественного строя Китая. "Почтенный отец Иакинф показывает нам более Китай официальный, в мундире и с церемониями". 46
   Белинский подчеркивал реакционную сущность феодального Китая, о чем умалчивал Бичурин, и одновременно высоко оценивал значение фактического материала о Китае, который [XXIV] Бичурин сделал доступным для русского читателя. Такая оценка в известной степени применима ко всем работам Бичурина, в том числе и к труду "Собрание сведений".

* * *

  
   Советские ученые провели большую работу по изучению литературного наследства Н. Я. Бичурина, подготовляя тем самым материалы к его научной биографии, составление и издание которой весьма назрело. Таковы труды С. А. Козина 47 и А. А. Петрова, 48 связанные с выявлением его рукописного наследства. Первая попытка в советской литературе дать характеристику его как ученого синолога принадлежит Л. В. Симонивской. 49
   Рукописи трудов Бичурина хранятся в основном в двух местах - в Казани и Ленинграде. В Казани они находятся в Центральном архиве АТССР и библиотеке Казанского университета. Значительное количество рукописей находится на хранении в Институте востоковедения АН СССР (фонд No 7). 50 Часть архива Бичурина только в феврале 1929 г. поступила в Рукописный отдел Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. 51 Библиографические материалы о Бичурине сосредоточены также в архиве б. синода, 52 Архиве Академии Наук СССР 53 и в отдельных ее Институтах, например, в Пушкинском доме.
   Разработка наследства Бичурина продолжается почти 100 лет. И чем больше времени отдаляет нас от времени творчества Бичурина, тем более рельефно выступает значение его трудов для потомков, его вклад в науку. К числу таких трудов относится и переиздаваемый ныне том "Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена". [XXV]

II. РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ "СОБРАНИЯ СВЕДЕНИЙ" ДЛЯ КИТАЕВЕДЕНИЯ

  
   Содержание переведенных Бичуриным текстов "Собрания сведений" исключительно разнообразно. В них нашла свое отражение история народов Азии, а именно: Маньчжурии и Кореи (ч. II - "О восточных иноземцах", разделы о племенах ухуань, кидань, кумохи, сяньби в ч. I), Монголии (в основном ч. I, разделы о гуннах, жужанах, тугю, хойху), Южной Сибири (главным образом глава о хакасах в ч. I), Восточного Туркестана (Повествование о Западном Крае, ч. III), Средней Азии (там же).
   Опубликованные Бичуриным переводы охватывают период времени главным образом со II в. до н. э. вплоть до середины IX в. н. э., хотя в отдельных случаях приведены более ранние свидетельства, например о гуннах - большей частью легендарного характера - и более поздние - до X в., например о киданях.
   Как бы продолжением книги Бичурина явились переводы и изложение китайских источников X - XIII вв. академика Васильева, 54 а также работавшего в Петербурге Бретшнейдера. Бретшнейдер расширил хронологические рамки, опубликовав сведения из китайских источников Юаньской и Минской эпох вплоть до XVII в. 55
   Однако перевод Бичурина стоит на первом месте как по объему, так и по точности и полноте извлечений. Поэтому именно труды Бичурина являлись опорой в исследованиях для позднейших русских ученых, - напомню хотя бы имена В. Григорьева, В. Радлова, Н. Веселовского, В. Бартольда, К. Иностранцева, Г. Грумм-Гржимайло, не говоря уже о десятках других, менее крупных ученых.
   Тема переиздаваемого ныне труда Бичурина, завершенного первым изданием в 1851 г., не была для него нова. Этой темой - историей Центральной и Средней Азии, по данным, заключенным в китайских летописях, Бичурин интересовался с первых дней своей научной деятельности. Его первыми крупными печатными работами были "Записки о Монголии" (1828), "Описание Джунгарии и Восточного Туркестана в древнем и нынешнем состоянии" (1829), "Описание Тибета в нынешнем состоянии" (1828) и "История Тибета и Хухэнора, с 2282 г. до Р. Х. до 1227 г. по Р. Х."(1833), "Исторический обзор ойратов [XXVI] или калмыков с XV столетия до настоящего времени" (1834), "История первых четырех ханов из дома Чингисова" (1829).
   Бичурин был в такой же степени историком Центральной и Средней Азии, как и историком Китая, о чем говорят его труды: "Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение" (1840), "Статистическое описание Китайской империи" (1842), "Китай в гражданском и нравственном состоянии" (1848).
   Тема "О народах, обитавших в Средней Азии", была темой начала и конца его научной деятельности.
   В 1846 г. Бичурин получил задание от Академии Наук написать сочинение на тему "История древних среднеазиатских народов". 56 Напомним, что в 1847 г. русские войска начали наступление на Среднюю Азию и для Академии Наук составление такого труда имело особо актуальное значение. Для составления этой работы Бичурин предпринял огромный труд по извлечению материалов из китайских источников. Даже скептически относившийся к нему биограф Н. Щукин 57 писал: "Последним трудом о. Иакинфа была "История народов, обитавших в Средней Азии". Он употребил на нее четыре года постоянного труда и расстроил здоровье".
   Непреходящая ценность этого труда Бичурина состоит в том, что он дал исследователю тексты во всей их полноте и многообразии, в достаточно точном переводе и со всеми разночтениями. Бичурин сделал впервые то, что в Западной Европе лучшие ученые начали делать в полном объеме намного позднее.
   Получив в 1846 г. задание написать "Историю народов Средней Азии", Бичурин уже в 1848 г. представил свой труд в Академию Наук.
   Материалы, извлеченные из Архива Академии Наук, свидетельствуют, что в значительной мере инициатива в создании названного труда принадлежала самому Бичурину.
   В январе 1846 г. Бичурин обратился к непременному секретарю Академии Наук Фуссу со следующим письмом:
   "Ваше превосходительство Милостивый Государь Павел Николаевич.
   "Китайская история содержит в себе сведения о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена; нередко касается южной Азии и южных пределов Европы, а чаще южных пределов Сибири от Бухтармы к востоку. Сии сведения при всей своей краткости могут, по моему мнению, принести пользу истории, когда будут: 1) собраны в одно целое, 2) изложены в точном переводе текста и 3) пояснены историческими и географическими примечаниями, что для опыта сделано мною в приложенной у сего статьи [XXVII] о Коканде. Но подобный труд, по известным у нас причинам, не может быть предпринят без определенной цели: посему осмелюсь просить Ваше превосходительство представить статью о Коканде на рассмотрение Императорской Академии Наук; и если Академия, судя по сей статье, признает мое предложение полезным для науки, то я изъявлю готовность продолжать предположенный труд в пользу Академии, а в вознаграждение издержек желаю только получить с ее стороны уверение в награде, какую мера и польза моего уже оконченного труда заслуживать будет...".
   Ожидая Вашего, Милостивый Государь, содействия в новом моем предположении, имею честь быть с истинным почтением и совершенной преданностью Вашего Превосходительства покорнейший слуга м[онах] Иакинф.
   Январь 21 1846 г.".
   Уже 30 января 1846 г. Бичурин передал на рассмотрение Академии Наук в качестве образца будущего произведения пробный перевод китайского источника (Шицзи) о Коканде, т. е. "Повествование о Давани" Чжан Цяня, легшее в основу одной из глав работы китайского историка Сы-ма Цяня "Исторические записки".
   Протокольная запись (на французском языке) заседания третьего отделения (историко-филологического) Академии Наук гласит, что Бичурин "полагал", что краткие заметки истории Китая о разных народах, населявших его, могли бы служить источником для исторических обследований, если б они были: "1) точно переведены, 2) соединены в одно целое, 3) снабжены и разъяснены историческими и географическими примечаниями". Отделение постановило передать представленный Бичуриным образец перевода на рассмотрение академику Броссе. 58
   В июне 1846 г. Броссе дал блестящий отзыв об этом образце работы, которую, как следует из протокольной записи, Бичурин предполагал назвать "Исторические сведения о народах, населявших Среднюю Азию и южные пределы Сибири от древнейших времен до IX в. по Р. Х.". 59 Броссе остановился в своем отзыве на некоторых весьма существенных деталях. Суть его замечаний сводилась к следующему.
   Отметив характер намеченной Бичуриным работы о Джунгарии, Тибете, независимой Татарии и Китае, он указал, что текст, переведенный Бичуриным в качестве образца, уже был в 1826 г. переведен на французский язык Абелем-Ремюза и опубликован в Nouveau Journal Asiatique (т. II, стр. 498 и сл.) На основании опыта французского перевода Броссе считал необходимым:
   1) безукоризненное знание переводчиком китайского языка и снабжение перевода критическим комментарием путем дополнительной выборки из других китайских текстов; [XXVIII] 2) хороший литературный язык перевода, точный перевод всех титулов и терминов, точное указание тома и страницы источника, обозначение дат не только по годам христианской эры, но и по "няньхао", т. е. китайскому летосчислению.
   Броссе, учитывая прошлые труды Бичурина, выражал уверенность, что последний сможет все это сделать, в частности дать "Статистическое описание Китая". Далее Броссе высказал пожелание о снабжении работы картами с древними и современными названиями.
   Отмечая 20-летнюю работу Бичурина над этой темой и подчеркивая его авторитет, Броссе, однако, предостерегал переводчика от вольного перевода и приводил отдельные примеры унификации Бичуриным терминов, не соглашаясь, например, с употреблением термина "воевода". Броссе считал также необходимым давать текст полностью и не опускать казавшиеся Бичурину не интересными детали. "В истории, - заключает Броссе, - нет ненужных указаний". 60
   Наконец Броссе рекомендовал перевод делать не на русский язык, поскольку им не пользуются ученые, а, например, на латинский.
   Эти замечания, за исключением совета переводить на латинский язык, были приняты Бичуриным и его благодарность за советы была отмечена в протоколе на французском языке как благодарность за instructions. Постепенно эти советы коллеги стали восприниматься как инструкция-программа. Тем самым как бы снижалась исследовательская роль самого Бичурина. Так, в ответе заместителя непременного секретаря ординарного академика Буняковского сообщалось:
   "Г. члену-корреспонденту Академии Наук отцу Иакинфу.
   В январе месяце сего года Вы изволили препроводить к г. Непременному Секретарю Академии Наук; для представления на рассмотрение ее, статью о Коканде, с изъявлением готовности, если Академия, судя по этой статье, признает Ваше предположение на счет собрания сведений о Китайской Империи полезным для науки, продолжать предположенный труд в пользу Академии, причем в вознаграждение издержек Вы изъявляли только желание получить со стороны Академии уверение в награде, какую мера и польза Вашего уже оконченного труда заслуживать будет.
   Г. Броссе, коему историко-филологическим отделением Академии было поручено рассмотрение Вашей статьи, в донесении своем, представленном Отделению, вполне одобряет предложенную Вами себе задачу и находит только необходимым дать Вам некоторые указания и обратить Ваше внимание на некоторые меры, которые бы Вам надлежало принять для большего усовершенствования Вашего труда и в особенности для соделания его более полезным для ученых, более достойным одобрения [XXXI] Академии, которая, в таком случае, будет иметь возможность удостоить такой труд Ваш желаемым поощрением и необходимым для оного воспоможением, к чему установленные г. Демидовым награды представляют Академии столь большие средства. Историко-филологическое отделение Академии Наук, одобряя со своей стороны таковое представление, постановило препроводить к Вам оное в засвидетельствованной копии для будущих соображений. Статья Ваша при сем также возвращается.
   За непр. Секр. Орд. акад. Буняковский".
   Подчеркнутое мною слово Буняковского "указания" было в протоколе превращено в инструкцию, а биографами (Н. Щукиным, Н. Веселовским) - в программу. Правда, и сам Бичурин, не придавая особого значения этому термину, употребил его в своем предисловии. 61
   Приступив к обработке своих материалов, собранных очевидно еще в Пекине, 62 Бичурин уже в декабре 1847 г. докладывал Академии:
   "В продолжении минувших двух лет собирание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, приведено к концу. Остается пояснить сии сведения замечаниями и составить географическую карту, что требует еще не менее двух лет. Но чтобы напрасно не терять время в сем остальном труде, нужным считаю покорнейше просить Вас, Милостивый Государь, представить Академии Наук предисловие с изложением порядка, которого я держался при переводе текста, по возможности придерживаясь данной мне программы касательно строгой буквальности в изложении; и если Академия не найдет препятствия допустить сей порядок, то я решусь немедленно приступить к окончательной отделке истории древних народов в Средней Азии.

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 880 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа