Главная » Книги

Крашенинников Степан Петрович - Описание земли Камчатки. Том первый, Страница 4

Крашенинников Степан Петрович - Описание земли Камчатки. Том первый


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

звестиям, то в годах будут великие ошибки, а в важных и достойных памяти обстоятельствах крайней недостаток, а следовательно, вся книга в исправности сама с собою несогласна" {ААН, ф. 3, оп. 1, No 151, лл. 38-38 об.}. Вторичное представление Крашенинникова возымело действие, и нужные материалы были им получены.
   С августа 1751 г. по март 1753 г. последовательно тремя рукописями Крашенинниковым были представлены все четыре части его труда. Рукописи эти приходится рассматривать как вторую редакцию "Описания Земли Камчатки".
   Рукописи Крашенинникова 1751-1753 гг. долгие годы считались утраченными. Только в 1938 г. они были случайно обнаружены Г. А. Князевым и Л. Б. Модзалевским в главной физической обсерватории в Пулкове, а затем переданы из Пулковской обсерватории в Архив Академии Наук СССР. Все три рукописи оказались переплетенными в один современный Крашенинникову переплет и имели помету библиотекаря библиотеки Академии Наук СССР А. И. Богданова "Из типографии 1756 декабря 3" {Архив Академии Наук СССР. Обозрение архивных материалов, т. II. Под редакцией Г. А. Князева и Л. Б. Модзалевского, 1946, стр. 219.}. С того времени рукописи эти изучались Л. Б. Модзалевским, А. И. Андреевым и Н. Н. Степановым, некоторые наблюдения которых и были уже изложены в соответствующих изданиях {Архив Академии Наук СССР, т. II. стр. 219. Статьи А. И. Андреева и Н. Н. Степанова в сборнике "Советский Север", Л., 1939, No 2.}. Изучение этого переплетенного тома, имеющего сейчас шифр архива Академии Наук СССР, разр. II, оп. I, No 288, не может считаться, однако, доведенным до конца и сейчас. Ниже мы сообщаем ряд дополнительных данных об этой рукописи, которая в дальнейшем, без сомнения, будет привлекать все большее и большее внимание, как один из интереснейших памятников русской науки XVIII века.
   Об обсуждении рукописи Крашенинникова в Академии Наук мы имеем далеко не полные данные, о многом приходится догадываться и строить гипотезы, исходя из последующей переделки текста.
   В дошедших до нас документах подробно отражено лишь обсуждение первой и второй частей. Отзывы на них предложено было дать Ломоносову, Миллеру, Попову, Фишеру и Тауберту. Отзывы Попова и Тауберта не имеют принципиального значения, Фишер вообще не дал отзыва. Внимания заслуживают отзывы Ломоносова и Миллера, отзывы во многом противоположные и сыгравшие различную роль для труда Крашенинникова.
   Краткий отзыв М. В. Ломоносова - дань внимания и уважения великого русского ученого к научным заслугам своего младшего товарища: "Присланную ко мне сентября от 24 дня при ордере книгу, сочиненную профессором Крашенинниковым, называемую Описание Земли Камчатки, свидетельствовал, которую признаю за достойную напечатания ради изрядных об оной земли известий. Не великие и немногие неисправности в штиле, которые автор сам при печатании исправить может, не столь важны, чтобы сей книги печатание хотя мало могли препятствовать" {Рукописи Ломоносова в Академии Наук СССР. Научное описание. Составил Л. Б. Модзалевский. 1937, стр. 321.}.
   Читая рукопись Крашенинникова, Ломоносов, видимо, отчеркнул на полях ее эти "не великие и немногие неисправности в штиле". Так только можно раскрыть значение тех карандашных помет Ломоносова, которые установлены Л. Б. Модзалевским, опубликовавшим впервые и отзыв Ломоносова на труд Крашенинникова {2 На листке, вложенном в рукопись Крашенинникова, Л. Б. Модзалевским отмечено: "На л. 3 на полях помета рукою М. В. Ломоносова в два слоя.
   Можно прочитать отдельные слова верхнего слоя "sunt странное".
   Ломоносову же, повидимому, принадлежат и карандашные пометы (см. на л. 61, 61 об. и 68). На л. 81 об. и др. пометы чернилами И. Г. Гмелина (?): "Кратчайшее изъявление вещей на книгу первого тома Камчатской истории собранных по альфавиту скорого ради приискания" - писано рукою библиотекаря АН А. И. Богданова, то же для 2 тома.}.
   Отзыв Миллера о рукописи занимает четыре листа. Бесспорно, Миллером в его отзыве были сделаны некоторые ценные и полезные замечания, но в целом отзыв Миллера - придирчивый, не лишенный и известной мелочности, хотя Миллер всячески и старается создать иное впечатление. В некоторых местах отзыв явно груб и резок. Наконец центральными пунктами отзыва являются пункты, в которых Миллер всячески старается оградить свой научный престиж и научный престиж Стеллера от малейшей критики Крашенинникова. Перед нами жрец науки, не останавливающийся перед грубым окриком по отношению к своему бывшему студенту для того, чтобы удержать последнего в границах "должного приличия" к его бывшему профессору.
   Ввиду большого значения отзыва Миллера в дальнейшей судьбе рукописи Крашенинникова привожу его полностью:
   "1. Понеже по определению его высокографского сиятельства гд-на президента оное описание свидетельствовать велено не мне одному, но и прочим г-дам профессорам, что чаятельно в Историческом собрании чиниться будет: то я отлагаю до того времени все партикулярные и мелочные примечания, которые ко исправлению оного служить могут, а здесь только объявляю, что вообще всему оному описанию в пользу служить может.
   2. Кажется, что всякой читатель при оном гд-на Крашенинникова описаний яко за недостаток почитать будет, что он о себе нималого известия не дал, для чего, когда и как он на Камчатку отправлен был, какими дорогами ехал и какие способы имел и употребил к познанию того, о чем он в своем описании пишет. Чего ради по моему мнению ему надлежит сие пополнить по данной ему от гд-на Гмелина и от меня инструкции и по его с дороги к нам присланным репортам и путешественным описаниям, что первую часть его описания составлять может.
   3. При географическом описании Камчатки, которое у него первую часть составляет, кажется что надлежит приобщить обстоятельную ландкарту всей земли Камчатки, которая по его описанию весьма исправно сочиниться может, а не токмо об одной реке Камчатке как он намерен. Чем в описании можно будет убегать от многих мелочных до положения мест касающихся обстоятельств, для которых только на ландкарту ссылаться должно.
   4. В оном описании часто упоминается о высоте полуса, что кроме того, где обсервации взяты, учинить не надлежало, особливо когда ландкарта сообщена будет, на которой все то изобразится.
   5. Некоторые ненужные обстоятельства, как например расстояние на саженях, строение и число казармов, балаганов, шалашей, людьских изб, кладовых анбаров, выкинуть можно, а особливо для того, понеже не все места господином Крашенинниковым с теми же мелочными обстоятельствами описываются.
   6. Примечании есть во многих местах весьма приятные и полезные, токмо оным в других главах быть надлежало, например, рассуждении о земных переменах на Камчатке случившихся надлежащ до натуральной истории в другой части описанной. О баснях камчадальских по всему описанию рассеянных способнее на одном месте в третьей части при описании народов объявить. В главе о реке Тигиле описана река Еловка, которая в Камчатку впала, и с сею рекою вместе описана быть должна. О дорогах на Камчатке в разных местах при случае объявлено, о чем особливую главу сочинить можно.
   7. Морской берег от реки Пенжины до реки Амура не надлежит до Камчатки, но оной описан быть должен в моей сибирской географии, которая не иным чем, как морем, окончатся не может. Следовательно, дабы об одном деле не писать двояко, то описание оного берега здесь надлежит выключить.
   8. Не желаю я чтоб гд-н Крашенинников упоминал о Описании Земли Камчатки в 1737 году из разных по то время собранных известиев мною сочиненном. Намерение мое при том только было, чтоб гд-ну Крашенинникову при отправлении его на Камчатку дать наперед некоторое знание той страны для описания которой мы его отправляли, и дабы он по тому мог испытать и проведать о подлинном Земли Камчатки состоянии. А когда мое сочинение ему так и служило, и повидимому не без пользы было, то весьма неприлично, что он теперь некоторые в нем находящиеся известия опровергает. Таким образом ни с какими письменными сочинениями учинить не обычно, а меньше с теми, которые сам сочинитель за подлинные и за совершенные не признает, и оные в печать выдать не намерен. Однако сим я не спорю, чтоб гд-н Крашенинников не мог в свое описание взнесть все то, что у меня о Камчатке написано, а особливо то, что к дополнению его известиев потребно, как например о Курильских островах. Токмо он может при том объявить, что такие известии ему от меня сообщены, не упоминая о прежнем моем Земли Камчатки описании.
   9. Вышеписанное рассуждение о неопровержении писменных сочинений надлежит такожде наблюдать при описании покойного господина Штеллера, которое гд-ну Крашенинникову в пользу своего описания употребить позволено. Никому от того пользы нет, когда гд-н Крашенинников в некоторых местах упоминает, что гд-н Штеллер писал неосновательно, что ошибся, что обманулся. Несогласие между Штеллеровыми и его известиями только тогда описать должно, где сумнительно, которые больше веры достойны.
   10. При второй части о выгоде и о недостатках Камчатки, которая опыт истории натуральной оной земли составляет, кажется, что порядок бы лутче был наблюден, ежели бы гд-н Крашенинников в 1) главе описал перемену воздуха и погоды, в 2) состояние земли где камениста, пещанна, иловата, где черная земля, где болота, где горы, где леса, а все только вообще, в 3) о огнедышащих горах, в 4) о ключах горячих (из которых двух последних глав надлежит еще некоторые известия о местоположении оных взнесть в первую часть по местам где прилично), в 5) о металлах, в 6) о лесах, в 7) о травах и так далее. Общее рассуждение есть такое, чтоб о всем том писать наперед, что с следующим имеет некоторое сообщение.
   11. Советовал бы я чтоб всем натуральным вещам приписать латинские названия под текстом якобы в примечаниях. При травах гд-н Крашенинников некоторые тех имен латинских писал русскими литерами, что обыкновенно всех ученых людей противно. Что надлежит до китов, то советую согласить с сими известиями Андерсонову книгу о Изландии, которую я гд-ну Крашенинникову сообщить могу" {ААН, ф. 3, оп. 1, No 151, лл. 23-26. Отзывы Попова, Тауберта и вся переписка по просмотру первых двух частей труда Крашенинникова там же, в деле Канцелярии Академии Наук, озаглавленном "По резолюции Канцелярии Академии Наук о Описании Камчатки, сочиненном профессором Крашенинниковым", ф. 3, сп. I, No 151, лл. 12-58.}.
   В январе 1752 г. в Академии Наук состоялось заседание Исторического собрания, посвященное разбору первых двух частей книги Крашенинникова и сведшееся фактически к разбору замечаний Миллера. Историческое собрание по ряду вопросов не поддержало Миллера. "Партикулярные и мелочные примечания" Миллера, которые тот собирался огласить на данном заседании, Историческое собрание отказалось заслушивать, "понеже сие Описание разными гд-ами профессорами уже рассматривано и апробовано и для того в собрании читано не будет". Собрание не стало связывать Крашенинникова "исправлением партикулярных и мелочных примечаний" Миллера, предоставив полную свободу автору ("оставляется гд-ну автору"). Не поддержало Историческое собрание Миллера и в вопросе композиции представленного труда (пп. 6, 7 и 10). "Все что гд-н профессор Миллер объявляет о порядке и расположении глнв, то оставляется на волю гд-на автора, рассудит ли он за благо, какие перемены зделать или нет" - таково было решение Исторического собрания. Не согласилось Историческое собрание также признать монополию Миллера на описание морского берега от Пенжины до Амура: "Хотя господин профессор Миллер и объявляет что морской берег от реки Пенжины до Амура не надлежит до Камчатки, но в его сибирской географии описан быть имеет, однако сие не препятствует оного и здесь описывать, потому что когда гд-н Миллер тот же берег описывать будет, то двояким трудом и двояко известия утверждаются".
   Таким образом, во многих важных вопросах Историческое собрание оградило Крашенинникова от мелочной опеки Миллера и его "партикулярных и мелочных примечаний" и предоставило автору полную свободу.
   Некоторые замечания Миллера были приняты Историческим собранием, поскольку они уже были предусмотрены и автором и Академией Наук. Так, признано было "справедливым" замечание Миллера о необходимости внесения данных о том, "для чего, в какое время и как он (Крашенинников.- Н. С.) отправлен" и было вынесено решение "гд-ну автору в предисловии или в каком нибудь приличном месте удовольствовать гд-на Миллера"; одновременно было отмечено, что "профессор Крашенинников тож зделать и прежде намерен был". Принято было замечание и о ландкарте и тут же было разъяснено Миллеру, что "обстоятельную всей Земли Камчатской ландкарту по авторову описанию сочинить уже приказала Канцелярия".
   Приняты были Историческим собранием и некоторые другие замечания Миллера (о высоте полюса, латинских названиях, описании дорог на Камчатку и т. д.).
   Важнейшее значение для судьбы труда Крашенинникова имело принятие Историческим собранием замечаний Миллера об использовании Крашенинниковым трудов Миллера и особенно Стеллера. В заседании было постановлено: "в. Примечания гд-на профессора Миллера о описании Земли Камчатки, которое в 1737 году им Миллером из разных, по то время собранных известиев сочинено и гд-ну Крашенинникову при его отправлении на Камчатку только для того вручено, чтоб ему наперед той страны дать некоторое знание, справедливы, и того ради гд-ну автору где о вышеписанном в описании упомянуто переправить и ненадобное выключить должно. 9. Тоже наблюдать имеет гд-н автор и о Штеллерсвом описании, о котором деле гд-н Миллер в сем пункте рассуждение свое дал".
   В осуществление решения Исторического собрания Крашенинников вынужден был внести исправления в текст первой и второй частей. Исправления вносились в текст той же рукописи, которая представлена была Крашенинниковым. Целый ряд полемических мест, посвященных Стеллеру, был выброшен, ряд мест был переделан, выброшены были ссылки на работу Миллера, произведены были и некоторые другие исправления, вызванные замечаниями Миллера. В результате создана была третья редакция первой и второй частей "Описания Земли Камчатки", существенно отличающаяся от второй. Видимо, ввиду спешки работы текст с исправлениями не был перенесен на беловой экземпляр, и в таком виде в том же январе 1752 г. рукопись Крашенинникова была возвращена в Академию Наук, откуда в марте 1752 г. была отправлена в академическую типографию.
   Просмотр третьей части труда Крашенинникова проходил в сентябре 1752 г. Особую позицию опять занял Миллер. Все прочие члены Исторического собрания "согласно установили, что они ничего в сем описании не нашли, чтобы печатанию сей части воспретить могло, и потому оную и печати удостоили". Единственное пожелаиие их сводилось к уточнению названий глав. Миллер в особом письменном "мнении", подчеркнув в нем свои обиды в связи с непринятием его предложения о зачтении "Описания Земли Камчатки" в Историческом собрании, вновь указал на "погрешности, которые б можно было поправить, ежели бы повелено было оное прочесть в Историческом собрании". Эти "погрешности" не были раскрыты Миллером в его "мнении", так как, продолжал он, "мое предложение тогда за благо не принято, того ради и ныне о том упоминать за излишно почитаю".
   Ввиду столь неясного характера усмотренных "погрешностей" Канцелярия Академии Наук вынесла столь же неясное решение: "А что гд-н Миллер пишет в своем мнении о исправлении автором неисправностей, то в прежней части от автора оные уже исправлены, да и ныне исправитца могут" {ААН, ф 3, оп. 1, No 151, лл. 51-52 об.}.
   Исходя из этого решения, Крашенинников провел переработку третьей части в том же направлении, в каком проведена была переработка первой и второй частей и в декабре 1752 г., опять-таки не перенося новый текст в беловой экземпляр, а сделав все исправления в тексте представленной на рассмотрение рукописи, сдал ее в Академию Наук, откуда она и была направлена в академическую типографию.
   О просмотре четвертой, последней части труда Крашенинникова мы не имеем никаких данных в дошедших до нас документах, за исключением краткой пометы о том, что в Историческом собрании "найдено, что помянутая часть весьма изрядно сочинена, и для того господа заседавшие оную апробовали и к печати удостоили". Думается, однако, что это заключение является последним звеном в длительной и сложной, как нам представляется, истории просмотра четвертой части. Такой вывод невольно напрашивается при анализе тех исправлений, какие внес Крашенинников в представленную им четвертую часть.
   Характер исправлений в четвертой части совершенно иной, нежели в первых трех, и отсюда совершенно бесспорен вывод, что, исправляя четвертую часть, Крашенинников не мог руководствоваться замечаниями Миллера к первым двум частям, которые были навязаны автору Историческим собранием. Были сделаны какие-то новые замечания, которые либо были фиксированы в документах того времени (но документы до нас не дошли), либо, возможно, не были фиксированы вовсе. Последний вариант мы считаем также возможным, исходя из характера сделанных исправлений.
   Приведем ряд исправлений Крашенинникова, для того чтобы сделать более ясным, данный вопрос. Рассказывая о казачьих бунтах на Камчатке, Крашенинников в ряде случаев смягчил первоначальные краски и выбросил места, откровенно повествовавшие о методах расправы администрации с участниками бунтов. Так, в рассказе о наказании участников казачьего бунта 1711 г. Крашенинников зачеркнул тексты: "некоторым уши резаны и ноздри рваны", "на плахи кладены и биты кнутом в проводку по улицам, а иные вместо кнута батожьем". В рассказе о наказании участников казачьего бунта 1713 г. был зачеркнут текст: "главными ворами на плаху клал, а потом бил кнутом в проводку, многим уши резаны и ноздри пороты". Зачеркнутым оказался и текст, дававший некоторые обобщения в фактической истории этих бунтов: "и после того до наших времен не было между тамошними казаками никакого замешательства для того что старые изменники бунтовщики, в числе которых был всякой сброд, перевелись, а вновь посылаются люди".
   Смягчено было Крашенинниковым также описание восстаний ительменов, в частности зачеркнуты были места, раскрывавшие слишком откровенно тяжесть колониальной политики царизма и невыносимую эксплоатацию, какой подвергались ительмены со стороны камчатских правителей. Так, в рассказе об одном из ранних восстаний Крашенинников зачеркнул текст: "принуждены они были терпеть крайнее раззорение и гибель". В рассказе о методах управления Афанасия Петрова, приведших к восстанию ительменов, Крашенинников оставил слова "от несносных обид и налогов" и выбросил непосредственно продолжавшееся "и грабительства", а также следующий факт, иллюстрировавший конкретно это "грабительство": "более полугода морил их голодом, чтоб у него награбленные его олени покупали дорогою ценою". Зачеркнутым оказался и следующий текст, рассказывавший об обидах ительменов: "которым обиды их весьма чувствительны были, особливо когда они сверх ясаку брали у них, что ни попало, вводили их неволею в долги неоплатные, навязывая насильно товары свои и всякую безделицу дорогою ценою и за те долги брали детей их себе в холопство".
   Приведем еще два примера, наглядно иллюстрирующих характер исправлений Крашенинникова. Оставив текст "из острожков покоренных силою брали они (казаки - Н. С.) довольное число в полон женского полу и малолетних, которых разделяя по себе владели ими как холопами", Крашенинников зачеркнул продолжение, конкретно раскрывавшее этот факт "и продавали, и пропивали, и проигрывали, как бы право на то имея". Зачеркнуто было и следующее место, раскрывавшее особенности торговли казаков с ительменами: "в том числе бывали такие бессовестные люди, что однажды задолжа камчадала вечно должником почитали, ибо ежели камчадал не в состоянии был заплатить всего долгу, то уплата его не почиталась в уплату, хотя бы на нем и один токмо соболь остался, а 30 уплочено было".
   Можно было бы привести ряд аналогичных примеров, но думается, что и приведенных достаточно, чтобы сделать следующий вывод. Четвертую часть труда Крашенинникова обсуждали (где и в какой форме - об этом можно только гадать), и в результате обсуждения Крашенинников вынужден был дать более смягченное изображение быта и событий на Камчатке, нежели то, какое он дал раньше, правдиво и добросовестно рисуя по архивным материалам и "словесных известиям" нравы эпохи и исторические события.
   Таков основной характер исправлений Крашенинникова в четвертой части. Отмечу, что подобными исправлениями не исчерпываются все исправления в четвертой части. Есть исправления и другого типа, но они не имеют такого принципиального значения.
   В результате всей той значительной правки, которой подверглись все части труда Крашенинникова (вторая редакция), фактически создалась новая редакция труда, которую можно считать третьей, апробированной Историческим собранием и отправленной в печать.
   Новый беловой экземпляр труда, заключающий третью редакцию, как я уже указывал, не был написан, и в типографию отравлена была прежняя рукопись, сплошь испещренная помарками, исправлениями, зачеркиваниями, рукопись, представившая в свое время значительные трудности для набора, а сейчас представляющая значительные трудности для ее изучения (многие зачеркнутые места рукописи расшифровываются только при помощи лупы).
   Ввиду значительного интереса этой рукописи дадим ее описание. Рукопись Архива Академии Наук СССР (шифр - разр. II, оп. I, No 288) представляет собой рукопись на 334 листах, в переплете. На оборотной стороне верхнего переплета надпись: "Из типографии 1756 декабря 3". Заголовка в рукописи нет. На лл. 1-2 дано "Оглавление Камчатского описания" (перечень глав всех четырех частей), на лл. 3-60 - первая часть, на лл. 61-169 - вторая часть, на лл. 170-197 - указатель к первой и второй частям, озаглавленный "Кратчайшее изъявление вещей на книгу первого тома Камчатской истории, собранных по алфавиту скорого ради приискания", составленный, как указано было, Л. Б. Модзалевским, библиотекарем Академии Наук А. И. Богдановым, на лл. 198-279 - третья часть, на лл. 280-319 - четвертая часть, на лл. 320-334 об. - "Реестр собранных вещей по алфавиту находящихся во втором томе Камчатской истории", составленный тем же Богдановым.
   Останавливаясь на отдельных частях рукописи, отметим, что "Оглавление Камчатского описания" (оглавление ко всем четырем частям) не совпадает зачастую с заголовками глав в тексте самой рукописи, а также и с заголовками глав в печатном издании. Для сравнения даем соответствующую таблицу на стр. 65-71.
   Исходя из таблицы можно сделать несколько любопытных выводов. "Оглавление Камчатского описания", помещенное на отдельных вложенных в рукопись листах, несомненно было составлено до написания третьей и четвертой частей. Если заголовки глав первой и второй частей в "Оглавлении Камчатского описания" по содержанию совпадают с заголовками глав этих частей в самом тексте рукописи, хотя и имеются некоторые стилистические расхождения, то в отношении третьей и четвертой частей здесь нет такого совпадения. Представляя "Оглавление Камчатского описания", Крашенинников предполагал для третьей части 21 главу и для четвертой - 11, материал же в процессе последующей работы был оформлен в третьей части в 22 главы и в четвертой части - в 9. Изменилось содержание и отдельных глав. В третьей части дана была особая, не запроектированная в "Оглавлении..." глава под заголовком "О пище и питии камчатского народа и о приуготовлении оные"; дана была также новая глава "О различных наречиях камчатского народа" и, с другой стороны, не была написана проектировавшаяся глава "Собрание слов всех объявленных народов", а соответствующий словарный материал был распределен по главам "О различных наречиях камчатского народа", "О коряцком народе" и "О курильском народе". Что касается четвертой части, то здесь также произошли изменения. Материал планировавшихся 3-й и 4-й глав был объединен в одной 3-й главе, а материал 8-й и 9-й - в одной 7-й.
   Переходя к основному тексту рукописи, нужно отметить, что рукопись писана несколькими почерками, имеет поля, на которые вынесен ряд исправлений в основном тексте; в свою очередь, эти исправления также часто зачеркнуты; исправления очень часты и в основном тексте. Зачеркивания сделаны различными способами и густота их различна; многие места так тщательно зачеркнуты, что восстанавливаются только с лупою.
   Как уже было сказано, на полях рукописи имеется несколько помет рукою М. В. Ломоносова, указанных Л. Б. Модвалевским. В дополнение отметим следующее. На л. 61 (введение ко второй части) подчеркнуто "млеком и медом" и на полях поставлен NB. Крашенинников в связи с этим зачеркнул "кипящие млеком и медом" и написал "всем изобильные". На л. 61 об. подчеркнуто "землицы" (заголовок 1-й главы второй части) и на полях поставлен NB, а несколько выше написано "земли". Исправления в связи с этой пометой Крашенинниковым не было сделано. На л. 68 (1-я глава второй части) Ломоносовым исправлена описка Крашенинникова, в слове "Еоля" зачеркнуто "я" и на полях поставлено "а".
   Имеется еще несколько помет, сделанных уже не Ломоносовым. Так, на полях л. 70 об. по поводу описания юрты против строк "дым из верху ее весьма густой идет" имеется помета: "каким образом из нее выходит кверху или книзу". На л. 86 против текста "в прежние времена было там соболей невероятное множество: один промышленной мог изловить их без дальнего труда до семидесят и осмидесят" на полях помета: "в год или в день". В издании 1755 г. в связи с этой пометой в тексте появилось "в год". На л. 137 против текста описания чаек над словами "как бритва" (описание клюва - "по краям вострой, как бритва") поставлен и на полях помета "переменить", что вызвало новую редакцию - "по краям весьма острой".
   Говоря о других особенностях рукописи, необходимо остановиться на двух главах: 8-й второй части "О зверях морских" и 2-й третьей части "О происхождении звания камчадал и камчатского народа по одним токмо догадкам". Первая глава написана несколькими фрагментами, порядок которых не совпадает с печатным изданием. После абзаца: "Водятся наибольше около каменных гор... обыкновенно водится" (л. 112 рукописи; изд. 1755, стр. 270; наст. изд., стр. 275) следовал текст о морских котах, заключающий один абзац: "Коты морские... с сиза черная" (л. 112 рукописи; изд. 1755, стр. 275; наст. изд., стр. 277), далее следовал текст о бобрах морских с абзаца: "Бобры морские..." (л. 112 об. рукописи; изд. 1755, стр. 286; наст. изд., стр. 283) по абзац: "Есть еще в тамошних морях и другие некоторые звери...", обрывавшийся на середине фразы: "Но сколько о белуге, яко известном многим звере, писать здесь нет нужды, столько коровы морские достойны пространнейшего описания, тем наипаче, что о сем животном" (л. 113 об. рукописи; изд. 1755, стр. 289; наст. изд., стр. 284-286). После этого Крашенинников дополнил весь этот текст прибавлениями, сопроводив их особыми пометками. В связи с этим на л. 112 ил. 112 об. были сделаны приписки "смотри в прибавлениях" и соответствующие части текста размечены звездочками. На лл. 114-115 об. имеется прибавление о сивучах, дополнявшее текст, заканчивавшийся на л. 112, с припиской наверху "О льве морском или сивуче внесть в текст"; на лл. 116-119 аналогичное прибавление к тексту о котах морских с пометой "О котах морских внесть в текст"; на лл. 120-123 продолжение текста, оборванного на л. 115 об. на середине фразы (продолжение начинается с текста "писатели натуральной истории по ныне несогласны...").
   Вторая глава третьей части "О происхождении звания камчадал и камчатского народа по одним токмо догадкам" начинается с текста "Что ж касается до происхождения камчатского народа..." (л. 201 рукописи; изд. 1755, т. II, стр. 10; наст. изд., стр. 363); текст этот идет с л. 201 по л. 204, испещренный различными помарками и исправлениями; к нему написано добавление, ставшее началом главы, помещенное на лл. 204 об.- 205. В связи с таким написанием этой главы в тексте имеются три пометки: на л. 201 пометка "внесть от чего произошло звание камчадал до конца главы, см. лист 7 на обороте" (л. 7 первоначальной нумерации третьей части соответствует л. 204 современной нумерации всей рукописи), на л. 204 об. пометка "NB, писать с начала" и на л. 205 пометка "Писать, что касается до происхождения камчатского народа и проч. смотри лист 4 гл. 2" (л. 4 соответствует л. 201 современной нумерации).
   Дополнение к тексту, разорванное с основным текстом, имеется и в 3-й главе четвертой части (подобно 8-й главе второй части). Обширное примечание о японском судне, прибитом в 1729 г. к берегам Камчатки (наст. изд., стр. 491-493) помещено в самом конце рукописи на лл. 318 об.- 319 об. с пометкой "О японцах внесть в ноты (примечания. - Н. С.) при конце 3 главы сей книги", в соответствии с чем на л. 293 имеется соответствующая пометка "Ноты под сию статью смотри по окончании книги".
   На л. 247 после заголовка "Песня на подполковника Мерлина, маеора Павлуцкого и студента Крашенинникова" в тексте рукописи отсутствуют ноты, имеющиеся в печатном тексте, и имеется пометка "Здесь подведутся ноты".
   На л. 222 на полях имеется единственный во всей рукописи рисунок, изображающий алаки, или лямки (принадлежность собачьей упряжи).
   Таковы основные особенности рукописи "Описание Земли Камчатки", хранящейся сейчас в архиве Академии Наук СССР. В рукописи заключены фактически две редакции труда Крашенинникова - вторая и третья.
   Рукопись, как было уже отмечено выше, поступила в академическую типографию и с нее печаталась книга. Несколько моментов наглядно подтверждают это. На полях рукописи имеются знаки, определявшие разбивку текста рукописи по печатным листам издания 1755 г. Рукопись, испещренная помарками, исправлениями и добавлениями, несомненно встретила значительные трудности при наборе. В связи с этим на л. 120 (в тексте главы 8-й второй части) на полях имеется пометка наборщика "Прошу назначить куда оное вставить", и тут же ответная пометка "Смотреть в оригинал и набирать по х".
   Третья редакция труда Крашенинникова, представленная в рассмотренной рукописи, почти совпадает с печатным изданием этого труда, но именно только п_о_ч_т_и с_о_в_п_а_д_а_е_т. Сам собою напрашивающийся вывод об идентичности текста третьей редакции с печатным изданием, поскольку с него и печатали издание 1755 г., приходится отбросить при внимательном сравнении рукописи и издания 1755 г. Печатное издание 1755 г. приходится рассматривать как четвертую редакцию труда Крашенинникова.
   И дело не только в том, что при печатании автор дополнил то, о чем он сделал особые пометки в тексте рукописи. В этом плане при печатании добавлена была 12-я глава во второй части "О приливе и отливе Пенжинского моря и Восточного окиана". В эту главу вошли все материалы на лл. 145-169 об. рукописи, но вновь написан был весь литературный текст (изд. 1755, стр. 350-354; наст. изд., стр. 333-336); а к материалам добавлено было "Примечание прилива и отлива морской воды в Большей реке 1739 года) (с 27 мая по 29 июня)". Точно так же при печатании "подведены" были ноты для песни, отсутствующие в тексте рукописи.
   Дело, однако, не только в этом. При внимательном сравнении издания 1755 г. с текстом рукописи обнаруживаются и другие расхождения. Некоторые места из рукописи, несмотря на то что они не были зачеркнуты, не вошли в издание 1755 г. Так, опущен был следующий текст, имеющийся в рукописи (л. 231). "По смерти надеются они (камчадалы.- Н. С.) получить жен своих по прежнему и старики о сем раю весьма радуются и по той причине кажется не боятся, но губят себя безвременно, топятся, давятся, морят себя голодом и живые отдаются собакам своим на съедение". Некоторые места рукописи вновь подверглись переработке. Так, текст рукописи (л. 85 об.) "в Большерецке нынешней генерал-лейтенант и господин Шубин не знаю сколько лисиц поймал в яме" для издания переработан был следующим образом: "в Большерецке некоторой человек несколько лисиц поймал у своей избы в яме" (т. I, стр. 214). Имеется еще ряд аналогичных мест.
   Говоря об этом исправлении текста третьей редакции, нужно подчеркнуть, однако, что значительного количества таких исправлений по содержанию текста мы не имеем. Печатное издание 1755 г. воспроизводит в основном по содержанию третью редакцию. Исправлений по существу в гранках (очевидно, все эти исправления сделаны были в гранках) сделано было немного.
   Проведена была, однако, вторично значительная редакционная работа - стилистическая правка текста. Для того чтобы наглядно представить эту редакционную работу, приведу самое начало книги в двух вариантах (рукописная третья редакция и редакция печатного издания). Внизу (в знаменателе) дана третья редакция, над ней - окончательная редакция печатного текста.
   "О Камчатской земле издавна были известия, однако по большей части такие, по которым одно то знать можно было, что сия земля есть в свете; а какое ее положение, какое состояние, какие жители, и прочая, о том ничего подлинного нигде не находилось. Сперва мнение было, что и земля Ессо соединение имеет с Камчаткою, и почиталось не безосновательным чрез долгое время: потом явилось/нашлося, что между помянутою землею и Камчаткою не токмо морской пролив есть, но и островов много /морской пролив, но и многие острова находятся. Однако в определении ее положения и от того не воспоследовало/последовало никакой исправности, так что даже до наших времен по однем токмо догадкам представлялась она на картах с превеликою ошибкою, о чем свидетельствуют самые карты не токмо прежних веков, но и недавно сочиненные. В самой России начали знать/больше знать о Камчатке с тех пор, как она приведена в подданство. Но как всякого дела начало несовершенно, так и первые об/о ней известия недостаточны и неисправны были/недостаточны были и неисправны, что однакож некоторым образом награждено от двух бывших в те места экспедиций/экспедиций, а наипаче от последней: ибо при том случае морскою командою нетокмо описаны/командою описаны не токмо берега вкруг Камчатки с восточную сторону до Чукоцкого носу, а с западную до Пенжинской губы, и от Охоцкого/Охоцка до реки Амура, но изследовано и положение островов между/островов как между Япониею и Камчаткою, и между Камчаткою и Америкою/так между оною же и Америкой, а академическою командою определено точное положение Камчатки чрез астрономические обсервации, описаны тамошние места по всем обстоятельствам как до натуральной, так и до политической истории принадлежащим, из которых сообщаются здесь токмо те известия, которые касаются до географии и политической истории, а протчие их наблюдения/наблюдения их со временем изданы будут в особливых книгах".
   Приведенное место не является каким-либо исключением.
   Редакционная правка проведена по всей книге в целом.
   Исходя из всего вышесказанного (добавление 12-й главы во второй части, частичная правка текста по существу содержания и редакционная правка всей книги), печатную редакцию приходится рассматривать как четвертую и последнюю редакцию книги Крашенинникова.
   Кем проводилась редакционная работа, а также частичные исправления во время печатания "Описания Земли Камчатки"? Думаю, что нет никаких оснований предполагать, что все это было проведено кем-либо другим, кроме Крашенинникова. В предисловии к первому изданию 1755 г., написанном Миллером, последний указал, что "конец житию его (Крашенинникова. - Н. С.) последовал в 1755 году февраля 12 дня как последней лист сего описания был отпечатан". Вся работа по отпечатанию текста проведена была при жизни автора.
   Исходя из этого, можно думать, что вся редакционная работа выполнена была им лично. Во всяком случае никаких указаний иного порядка мы не имеем, и за отсутствием их печатную редакцию приходится рассматривать как четвертую авторскую редакцию.
   Такова сложная и довольно запутанная история написания и печатания классического труда Крашенинникова.
   "Описание Земли Камчатки" явилось первой исследовательской монографией о наиболее отдаленной части Русского государства и вместе с тем фиксацией того состояния (и хозяйственного и политического), в каком находилась Камчатка в конце 30-х годов XVIII века.
   Как научный труд "Описание Земли Камчатки" входит в историю науки, занимая в ней почетное и видное место; как фотография состояния Камчатки "Описание Земли Камчатки" является историческим свидетельством не меньшей, а зачастую и большей ценности, нежели другой документальный материал того времени (отписки, акты и т. д.).
  

Рукопись

Печатный текст 1755 г.

заголовки глав в

Камчатского описания"

заголовки глав в тексте рукописи

заголовки глав в оглавлении

заголовки глав в тексте

Часть I

   О Камчатке и о странах, которые в соседстве с нею находятся

(Тот же)

(Тот же)

(Тот же)

   Гл. 1. О положении Камчатки, о пределах ее и о состоянии вообще

(Тот же)

(Тот же)

(Тот же)

  
   Гл. 2. О реке Камчатке

(Тот же)

(Тот же)

(Тот же)

   Гл. 3. О реке Тигиле

(Тот же)

(Тот же)

(Тот же)

   Гл. 4. О Большей
   О Кыкше или Большей реке
   О Кыкше или о Большей реке
   О Кыкше или Большой реке
   Гл. 5.0 реке Ава-че

(Тот же)

(Тот же)

(Тот же)

   Гл. 6. О реках, текущих в Восточной окиан от Авачи на север до реки Караги и Анадыря
   О реках, впадающих в Восточной окиан от усть-Авачи на север до реки Камчатки и от Камчатки до Караги и до Анадыря
   О реках, текущих в Восточной окиан от Авачи на север до реки Камчатки и от Камчатки до реки Караги и до Анадыря
   в Восточной окиан от усть-Авачи на север до реки Камчатки и от Камчатки до Караги и до Анадыря
   Гл. 7. О реках, впадающих в то же море от Авачи на юг до Курильской лопатки и от Курильской лопатки по Пенжинскому морю на север до Тигиля и до Пустой реки
   О реках, впадающих в Восточное море от устья Авачи на юг до Курильской лопатки, а от Курильской лопатки в Пенжинское море до Тигиля и до Пустой реки
   О реках, впадающих в то же море от Авачи на юг до Курильской лопатки, а от Курильской лопатки в Пенжинское море на север до Тигиля и до Пустой реки
   О реках, впадающих в Восточное море от устья Авачи на юг до Курильской лопатки, а от Курильской лопатки в Пенжинское море до Тигиля и до Пустой реки
   Гл. 8. О реках, текущих в Пенжинское море от Пустой до Пенжины и оттуду до Охоцка и до peки Амура
   О реках, текущих в Пенжинское море от Пустой до реки Пенжины и оттуду до Охоцкого острога и до реки Амура
   О реках, текущих в Пенжинское море от Пустой до реки Пенжины и оттуду до Охотского острога н до реки Амура
   О реках, текущих в Пенжинское море от Пустой до реки Пенжины и оттуду до Охоцкого острога и до реки Амура
   Гл. 9. О Курильских островах

(Тот же)

(Тот же)

(Тот же)

   Гл. 10. О Америке и о некоторых островах лежащих между Америкою и Камчаткою
   О Америке
   О Америке и о некоторых островах лежащих между Америкою и Камчаткою
   О Америке
   Гл. 11. О проежжих камчатских дорогах
   О (зачеркн. разных)
   проежжих камчатских дорогах (зачеркн. и о путях, которыми ясачные сборщики ездят)
   О проежжих камчатских дорогах
  
   О проежжих камчатских дорогах
  
   Часть 2
  
  
  
   О выгоде и о недостатках земли Камчатской
   О выгоде и о недостатках К

Другие авторы
  • Стронин Александр Иванович
  • Плаксин Василий Тимофеевич
  • Никитин Иван Саввич
  • Шеррер Ю.
  • Гримм Эрвин Давидович
  • Габорио Эмиль
  • Авксентьев Николай Дмитриевич
  • Гюнтер Иоганнес Фон
  • Игнатьев Иван Васильевич
  • Рони-Старший Жозеф Анри
  • Другие произведения
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Курортный муж
  • Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 18
  • Гиляровский Владимир Алексеевич - Рассказы и очерки
  • Надеждин Николай Иванович - Летописи отечественной литературы
  • Ключевский Василий Осипович - Отзыв о исследовании Н. Д. Чечулина "Города московского государства в Xvi в."
  • Одоевский Владимир Федорович - В. Ф. Одоевский: Краткая справка
  • Муравьев Никита Михайлович - Проект конституции
  • Ватсон Мария Валентиновна - Гильен-де-Кастро
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Невинные рассказы
  • Горький Максим - Люди пафоса освоения и мусор прошлого
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 384 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа