Главная » Книги

Духоборы - Письма духоборческого руководителя Петра Васильевича Веригина, Страница 3

Духоборы - Письма духоборческого руководителя Петра Васильевича Веригина


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

ает путь по своему желанию, потому что наш Бог, есть Бог любви и свободы. Все приходящие к истинному Богу должны приходить по воле, а не по принуждению." *)
   В письме к духоборцам, заключенным в остроге, Петр Васильевич, давая им некоторые советы о том, как нужно жить и питаться в тюрьме, чтобы не пасть под тяжестыо стен каземата, в конце концов, все-таки прибавляет: "Пусть каждый поступает так, как Господь Бог ему на душу положит. По моему мнению каждый человек может пользоваться свободой, что ему делать, что нет."**).
   Мечтая о полной свободе для мира и всего живущего в нем, Петр Васильевич наталкивается на очень важный и сложный вопрос "добра и зла". Если стремиться к полной свободе, если все, что существует, начнет свободно действовать, то как же тогда быть со "злом"? Кто и что остановит действие зла? Как уберечься от него и, наконец, что нужно делать человеку, чтобы зло, - этот камень преткновения жизни, - все уменьшалось бы и, наконец, совсем исчезло?
   И вот Петр Васильевич пишет, что "По долгому мною размышлению,... я пришел к серьезно-душевному убеждению, что зло внешнее, видимое нами, мы не должны презирать и ненавидеть, потому что мир, в своей совокупности, есть разнообразная взаимо-школа. И все то, что существует, создано во благо..." ***) и что "Зло внешнее существует не бесполезно; смотря на него мы можем поучаться быть добрыми. Зло есть спутник добра, как ночь - дня. "****)
   -----
   *) См. "письмо сорок пятое", стр 113.
   **) См. "письмо сорок седьмое", стр. 115.
   ***) См. "письмо девятое", стр. 18.
   ****) См. "письмо семнадцатое", стр. 37.
  
   XLIV
  
   "Зло есть частичка необходимого в мире" 1) - пишет П. В. Веригин, а так как оно необходимо и так как "в силу мировых законов мы должны пользоваться тем," что есть" 2), то невольно является вопрос, какую же пользу может принесть "зло" человеку?
   Петр Васильевич отвечает на это так: "Если бы зло могло насиловать нашу волю, тогда, конечно, было бы несправедливо, а если оно служит только картиной для наглядности, мы же можем поступать как нам желательно, то есть быть добрыми или злыми, мы видим, что совершенно это может зависеть от нас... Если же иногда нас силой заставляют быть злыми, то это ни более ни менее есть то, как только испытание: что действительно ли мы желаем быть добрыми. И в результате должны быть благодарными за то, что над нами работают."3)
   Для личной жизни человека, по понятиям которого "на земле все есть создания Господа Бога" и, следовательно "в мире ненавидеть нельзя ничего, кроме нехороших поступков",4) - необходимо твердо знать, что хорошо, чтР дурно; чтР нужно ему делать и что нет.
   "Узнавать, что хорошо, что дурно нам даны совесть и разум, только надо быть строго внимательным ко своим делам." 5) И так, как "жизнь дана для радости, а не для борьбы, как мы думаем", 6) то "мы должны сожалеть. А сожаление есть сострадание; сострадание же заставляет любить, помогать и пока мы будем ненавидеть зло в людях, до тех пор мы сами злы." 7) Для того же, чтобы избавиться от личной "злости" и, наоборот, приобресть ровность и мягкость характера, для этого необходимо личное нравственное совершенствование, необходима работа над собой, над своими страстями и прежде всего "самой главной необходимостью, - пишет П. В. Веригин, - считаю усвоить дух Христа, дух мира и
   -----
   1) См. "письмо девятое", стр. 18.
   2) См. "письмо двадцать второе", стр. 67.
   3) См. "письмо семнадцатое", стр. 37.
   4) См. "письмо пятое", стр. 12.
   5) См. "письмо пятое", стр. 12.
   6) См. "письмо пятнадцатое", стр. 32.
   7) См. "письмо девятое", стр. 18 и 19.
  

XLV

  
   любви.* 1) А так как "...жизнь человека равна искусству, мастерству, которое заключается не в том, что сколько сделать по количеству и величине, а в том, как сделать лучше и красивее",2) то для того, чтобы "сделать жизнь как лучше и красивей", человеку после усвоения "духа мира и любви", необходимо дать себе отчет, как он должен жить.
   "Главною основой жизни христианина можно считать то, чгобы быть добрым и постоянным, то есть чтобы не озлобляться и не унывать, - это свойства божественного Духа" *)
   Это прежде всего. Когда человек совершенно овладеет собой, то он должен "держаться слова на деле, то есть проводить в жизнь то, что человек думает и говорит." 4)
   "При стремлении войти в законную истинную жизнь для нас необходим телесный труд и воздержания в пище", 5) так как "ненормальное питание много причиняет нам вреда. От неправильного питания организм приходит в неестественное состояние и вместо того, чтобы человеку "созерцая, совершенствоваться духовно, он должен употреблять труды на борьбу с телом, которое сам же сделал своим врагом." 6)
   "Качеству" питания Петр Васильевич придает большое значение. Прежде всего он признает, что питание мясом действует на человека крайне развращающе.
   "Кровожадным зверям не нужно завидовать; их участь не особенно выгодна". 7) "Человек... совершенно неестественно себя причислил к разряду хищных зверей, тогда как он мог быть жив и не питаясь мясом." 8)
   "Известно, что все животные, питающиеся мясом, злы. Имея такой пример я не должен употреблять мяса, что-
   -----
   1) См. "письмо сорок второе", стр. 107.
   2) См. "письмо тридцать восьмое", стр. 97.
   3) См. "письмо двадцать шестое", стр. 73.
   4) См. "письмо семнадцатое". стр. 41.
   5) См. "письмо пятнадцатое", стр. 31.
   6) См. "письмо семнадцатое", стр. 38.
   7) См. "письмо пятнадцатое", стр. 33.
   8) Там же.
  
   XLVI
  
   бы не быть злым." 1) А "если мы будем любить все окружающее, то и сами будем любимы - это закон природы, закон Бога, только надо любить искренно, душевно, а не наружно." 2)
   Вообще говоря, "надо бы поддерживать существование тела для жизни духа, мы же делаем наоборот: поддерживаем дух для жизни тела. В крайнем афоризме это можно выразить так: надо бы есть для того, чтобы жить, мы же живем для того чтобы есть." 3) "Самое же важное, надо достичь того, чтобы дух управлял плотью, а не плоть духом, как мы живем." 4)
   Настойчиво проповедуя умеренность в пище, а также и вообще уменьшения потребностей, Петр Васильевич, кроме всех этических причин, находит, что "от воздержания сохраняется большая экономия и хлеб насущный сам по себе явится в том доме, где водворится воздержание". 5)
   Несмотря, однако, на такое стремление к ограничению "плоти" П. В. Веригин отнюдь не ратует за аскетизм; наоборот он определенно говорит, что "тело наше, по моему разумению, не для того нам дано, чтобы мы вели с ним вечную борьбу, или оно вводило бы душу нашу в соблазн", 6) а потому "насиловать тело искусственно, как то: носить тяжести, иметь "вериги" и тому подобное считаю совершенно незаконным." 7)
   Наоборот, "мы должны любить "совершенствовать" и тело, но не столько, чтобы покладать в нем основу жизни." 8) И хотя "...телесные узы 9) возвышают дух, через терпение",10) но надо все-таки помнить, что "воспринимать гуманные идеи, нужна бодрость и гибкость ума.
   -----
   1) См. "письмо семнадцатое", стр. 38.
   2) См. "письмо восемнадцатое", стр. 55.
   3) См. "письмо семнадцатое", стр. 36.
   4) См. "письмо пятнадцатое", стр. 32.
   5) См. "письмо семнадцатое", стр. 44.
   6) См. "письмо пятнадцатое", стр. 31.
   7) См. "письмо семнадцатое", стр. 39.
   8) См. "письмо семнадцатое", стр. 36.
   9) Т. е. страдания в тюрьме, в ссылке и пр.

Прим. В. Б. Б.

   10) См. "письмо одинадцатое", стр. 22.
  

XLVII

  
   Ум же зависит, - как известно, - от здоровья всего организма." 1)
   В особенности "много значит воспитание телесное. При рощении детей, полагаю, нормальное телесное, то есть питание, больше имеет значения чем духовное. Разум сам разовьется под впечатлением всего видимого." 2)
   Вообще для жизни "одной нравственно-моральной проповеди недостаточно, потому что наша моральная система сопряжена с вещественной, то есть потому, что дух соединен с плотыо, душа наша облечена во плоть. " 3) Но так как "труду есть причина наша еда, и наоборот: еда есть причина труда, в особенности усиленной физической деятельности",4) то спрашивается, должен ли труд, как таковой, лечь в основу жизни человека, или в основу жизни человека должно лечь что либо другое, а труд явится только вспомогательным средством для совершенствования личности?
   Петр Васильевич по этому вопросу говорит: "хотя я и сказал, что при духовном совершенствовании необходимы спутники, - труд и воздержание, - но в основу жизни человека я не ставлю труд. Причина труду есть наша потребность. Чем больше мы будем есть и изнашивать одежды, тем мы должны будем больше работать и наоборот. Труд необходим и для того, чтобы убивать силу-бодрость тела, но если вы будете мало есть, само по себе у вас не будет лишней силы и бодрости. Если бы возможно, - а это возможно, - воспитать дитя совершенно законно, то тому человеку и в зрелом возрасте можно бы свободно обходиться без труда, чтобы жить человечно." 5)
   "Историческое предание, что человеку суждено: "он должен доставать хлеб в поте лица своего", можно считать достоверным. Произошло это естественно. Человек утратил состояние положения "гостя", возмечтал стать хозяином на земле; от этого родился страх ответственности за свою личную сохранность. Он стал усиленно
   -----
   1) См. "письмо сороковое", стр. 102.
   2) См. "письмо семнадцатое", стр. 38.
   3) См. "письмо семнадцатое", стр. 45.
   4) См. "письмо двадцатое", стр. 62.
   5) См.. "письмо семнадцатое", стр. 39.
  
   XLVIII
  
   заботиться о своей жизни и власти, чтобы удержать их. Измучился и увидав тщету своих забот, - мы и видим, что телесная жизнь и власть не постоянны, - он пришел в раскаяние, и тогда родился человек, который провозгласил, что "не одним хлебом может быть жив человек". Этим призывом Христос освобождал человека от рабства физического неестественного труда, как вола от ярма, и соединял его с Богом, то есть чтобы человек доверялся законам природы и стал на прежнее состояние "гостя", стол же с явствами для него будет ниспосылаем от Хозяина." *)
   "...Человеку не нужно делать, а только созерцать, любоваться существующим. Что мы находимся и подвержены более физической действительности, - во грехе родила меня мать моя, - это факт, но мы должны постепенно выходить из прежнего до-христа-родства, и строго принять к сведению первый призыв Спасителя: "оставьте сети и следуйте за мной, я сделаю вас ловцами человеков". Из этого ясно вытекает то, что люди постененно, если желают сделаться христианами, - а мы должны делаться христианами, - должны оставлять физический труд и итти благовествовать Евангелие, то есть Христа. "Возьми крест свой и следуй за мной", а следовать за Христом - надо жить так, как он жил, а мы видим, что Христос физически ничего не работал, а также и апостолы." **)
   "Развития постепенного вообще я не отрицаю, но думаю, что если бы человечество вместо внешней стороны развития употребило бы или вернее издержало бы хоть половину сил своих на духовное совершенствование, то было бы гораздо счастливее, чем оно сейчас есть. Совершенствуясь же внешне, украшая себя наружно, мы духовный мир оставляем без внимания. Человек, по моему мнению, призван, создан на духовную жизнь - совершенствование..." ***)
   Свою теорию "уменьшения потребностей" и стремления к
   -----
   *) См. "письмо семнадцатое", стр. 39-40.
   **) См. "письмо семнадцатое", стр. 47.
   ***) См. "письмо семнадцатое", стр. 36.
  

XIX

  
   естественному, опрощенному, образу жизни П. В. Веригин формулирует так:
   "В моей теории, то есть разумении, порядок существующего сложился бы так: либо оставляя постепенно один за другим, работать физически, - пошли бы и стали проповедывать мир и благоволение, которое сопряжено с воздержанием. Хлеба и так много, только надо сокращать жадность. Земля освобождаясь от насилия человеческих рук, стала бы пополняться всем тем, что ей положено пределами. Я не представляю даже бедствий человечества, если бы оно и поддалось такой теории, потому что, питаясь умеренно, человечеству всего съестного, что уже есть налицо хватило бы на сто лет; за сто же лет земля бы успела совершенно одеться и прийти в первобытное состояние. И человечество вместе с духовным ростом, который утратили Адам и Ева, получило бы и естественный земной рай." 1)
   Доводя это отрицание современной цивилнзации до конца, Петр Васильевич пишет, что "...к наготе телесной, - духовная нагота куда печальней, - постепенно тоже люди привыкли бы", 2) потому что "человек, как атом в личной жизни, должен бы быть подвержен общей гармонии мироздания, но почему-то не хочет поддаваться ее покровительству." 3)
   Когда Петру Васильевичу говорят, что своей теорией он хочет разрушить все приобретения, сделанные человечеством за долгий период жизни, то он отвечает: "что человек не для физической деятельности создан, а для духовной" 4) и что он держится "такого девиза: "прежде, чем приносить пользу, не нужно делать вреда", а также "прежде чем помогать, не нужно обирать"". 5)
   Имея такие взгляды на жизнь П. В. Веригин относится совершенно отрицательно к государству и частной собственности.
   "Соглашаться на все требования кесаревской "организа-
   -----
   1) См. "письмо семнадцатое", стр. 44.
   2) См. "письмо семнадцатое", стр. 47.
   3) См. "письмо двадцать второе", стр. 65.
   4) См. "письмо семнадцатое", стр. 46.
   5) См. "письмо семнадцатое", стр. 41.
  
   L
  
   ции", значит участвовать в их делах, а дела, мы видим, их нехороши. Деньги мы считаем обязанными себя отдавать им, сколько бы они не потребовали, потому что это значки, выдуманные ими." *)
   Относительно же частной собственности он говорит: "Богатства копить, я думаю, излишний труд: ведь и так все видимое почти что принадлежит человеку; стараться же забирать все в одни руки - неразумно." **) "А что люди, по жадности, забирают его (хлеб) в одни руки и называют своим, это нас также не должно смущать: все имеющееся принадлежит Богу, как и мы и те, которые имеют хлеб, следовательно и пользоваться хлебом, хотя и мнимо чужим, не предосудительно."***)
   Так как свободные взгляды Петра Васильевича должны постоянно приходить в столкновение с существующим строем жизни и так как эти столкновения должны чем-либо разрешаться, то он и рекомендует, не подчиняясь ни одному требованию правительства, противному совести, однако не мешать правителям делать свое дело насилия. Этот свой совет П. В. Веригин, основывает на том, что он глубоко верит, что сила любви, сила правды и истины, сила стойкого неисполнения того, что против совести, в конце концов, сломит грубую, физическую силу и люди, не желая быть врагами себе самим, - перекуют мечи на орала и заживут братской жизнью. Вот почему "можно доказывать справедливость со смирением на словах, а рукам злой воли не давать, иначе это выйдет настоящая война, пока сильнейший телом не победит слабейшего, - как оно и есть в непросвещенном мире. Сила же духовная, Божья, показывается в смирении и кротости человека". *****)
   "Иногда мы думаем, - говорит также П. В. Веригин, в одном из своих писем, - что притесняя людей нехороших, мы думаем, что делаем угодное Богу, доброе дело, то есть не даем им делать худого дела. В этом большая наша ошибка, потому что мы должны понять, что
   -----
   *) См. "письмо семнадцатое", стр. 41.
   **) См. "письмо восемнадцатос", стр. 55.
   ***) См. "письмо семнадцатое", стр. 48 - 49.
   ****) См. "письмо тридцать девятое", стр. 100.
  

LI

  
   жизнь человека заключается не в том, чтобы устанавливать закон и правило, а в том, чтобы исполнить закон Бога. А закон Бога повелевает любить врагов своих, а не препятствовать им." 1)
   "Ропот же и беспокойство за материальное благополучие я считаю уже большим соблазном и упущением для души." 2)
   "Важно то, чтобы без ропота переносить укоризны за истину. Но важнее и то: чтобы, хотя и страдать, то надо за истину." 3)
   Отрицая полезность современной цивилизации, П. В. Веригин подвергает своей критике также "грамотность" и "образованвость". И здесь он находит много того, что не только не вызывает у него никакого сочувствия, но наоборот, поднимает сильнейший протест.
   "Образованность, - пишет он, - усваивается для эксплуатации и произвола. Возражая мне, универсант входил в экстаз: "Помилуйте, говорит, ведь я сколько истратил на свое воспитание и образование?!" - Как видите "образованность" настолько глупа, что даже не замечает, что она существует на простонародные средства, то есть труды." 4)
   В этом же письме он говорит: "..."образованный" человек неправильно поступает, эксплуатируя труд "неграмотного". " 5) В другом месте по этому же поводу он пишет : "...Если мы кичимся разумностью органическою, то есть образованностью, то ведь мы ее получили на родовые средства и неразумно полагать, что образованность приобретается для эксплуатации." 6)
   "Грамотность" и "образованность", являются орудием эксплуатации трудящихся масс, - вот почему, по преимуществу, Петр Васильевич отрицает и то и другое. Это отрицание вполне естественно вытекает не только из всего хода развития теоретической мысли П. В. Веригина, но и
   -----
   1) См. "письмо тридцать восьмое" стр. 98.
   2) См. "письмо девятнадцатое", стр. 57.
   3) См. "письмо девятнадцатое", стр. 57.
   4) См. "письмо двадцать восьмое", стр. 78.
   5) См. "письмо двадцать восьмое", стр. 78.
   6) См. "письмо двадцатое", стр. 60.
  
   LII
  
   из того жизненного опыта, который он приобрел во время своей скитальческой жизни. Видя, как повсюду "грамотное" и "образованное" чиновничество обирает народ, зная какое огромное общественное зло несут с собой "грамотные" и "образованные" попы и миссионеры, с их церковно-приходскими школами; часто наблюдая то ужасное, растлевающее влияние грамотности, полученной крестьянами в военных полковых школах, - зная и видя все это, Петр Васильевич решительно умозаключает: "Наука - грамотность в частности, можно сказать только тормозит развитие человека, развитие знания истины. 1)"
   "Да, это почти проверенный мною взгляд: - пишет он в том же письме, - что лучше бы было, если бы не было грамотности." 2)
   Кроме всего этого П. В. Веригину кажется, что грамотность не совсем полезна и при отыскании истины, смысла жизни. "В таком деле, - говорит он, - как искание истины, не следует доверяться книге. Каждая книга не совершенна." 3) И хотя "книги много помогают в разрешении вопросов, но также иногда и много затрудняют. Тогда как ваш собственный голос призыва никогда вас не обманет, лишь бы ваши желания были искренны, то есть чтобы полностью присутствовала душа. И если замечаются колебания, не нужно начинать действовать." 4)
   П. В. Веригин не соглашается также и с тем, как многие утверждают, "что грамотность служит важным пособником в развитии нравственного и умственного хода человека, по моему мнению, это ошибочно. Вспомните, сколько было нравственно-разумных людей совсршенно неграмотных, да может сейчас есть несколько миллионов: наоборот, всмотритесь в грамотный люд, и без пристрастия можно сказать, что очень и очень громадный процент из них мошенники и шулера." 5)
   Но из этого отрицательного отношения к современной постановке образования, дающей "грамотность" по преиму-
   -----
   1) См. "письмо двадцать второе", стр. 60.
   2) См. там же.
   3) См. "письмо седьмое", стр. 15.
   4) См. "письмо седьмое", стр. 15.
   5) См. "письмо четырнадцатое". стр. 28 - 29.
  

LIII

  
   ществу в руки эксплуататоров, вовсе не следует делать того заключения, что II. В. Веригин совершенно не признает пользы от книг, грамотности и образования. Наоборот, всему этому он придает большое значение но, повторяем, совершенно отрицает современную постановку этого дела, в особенности для народа.
   "Я хотя и против грамотности, - пишет он в одном из своих писем, - но грамотность, я считаю как часть цивилизации которую, то есть цивилизацию, как она сейчас есть, - я считаю незаконной, в том числе, конечно, и грамотность. Но лично против грамотности я ничего не имею." *)
   "Вы не примите так, что я не признаю книг", **) - спешит прибавить он, после того как много распространялся против "грамотности", существующей теперь у нас для народа в России.
   В последнее время П. В. Веригин стал относиться к "образованности" менее отрицательно. Это произошло несомненно отчасти под влиянием писем Л. Н. Толстого, - о которых мы скажем ниже, - а еще и потому что он, задумавшись над этим вопросом для своей общнны, переселявшейся в Канаду, пришел к заключению, что в свободной стране, где нет такого пагубного влияния священства господствующей церкви, где можно поставить школу вполне свободно и разумно, "грамотность" и образование не только полезны, но н необходимы.
   "Если... выселят нас куда-либо в одно место, - пишет он, - то я начинаю уже представлять... возможную жизнь. Мы ее начали бы, с помощью Бога, на совершенно общинных, братских основаниях. Устроили бы школы грамотности, постарались бы установить правильное отношение к земле, по отделу сельского хозяйства и тому подобное." ***)
   В другом письме он высказывается более решительно:
   "Мне пишут, что в Америке вообще обучение грамотности обязательно. Это тем лучше, потому что простая
   -----
   *) См. "письмо сороковое", стр. 101.
   **) См. "письмо седьмое", стр. 16.
   ***) См. "письмо сорок второе", стр. 107.
  
   LIV
  
   грамотность необходима, как пособие в жизни: например, чтобы уметь прочитать и написать. Не надо понимать, что грамотность положнтельно просветит человека, но повторяю, она может быть пособием и человек, читая книги, может приобретать сведения, а также мысль его вообще будет развиваться." И далее. "...Если нашим Бог даст устроиться в Америке, то обучение грамоте даже необходимо." *)
   В одном из последних своих писем к духоборцам, поселившимся в Канаде, он пишет, что "можно молодым людям поступать на технические курсы".**)
   По поводу взгляда на грамотность и отрицательное отношение к книге, Л. Н. Толстой ответил П. В. Веригину двумя горячими и весьма убедительными письмами, которые мы и напечатали в приложении к "письмам".***)
   Чтобы закончить наш обзор учения П. В. Веригина, мы необходимо должны остаповиться на его отношении к народу, городу и деревне. Как истый сын земли, крестьянин, скотовод и земледелец по всем своим привычкам и наклонностям, П. В. Веригин, столкнувшись с городской цивилизацией, конечно, должен был отнестись к ней совершенно отрицательно. Будучи хорошим наблюдателем, он быстро схватил все отрицательные стороны города, а то, что есть в нем положительного, узнать не мог. Идя но этапу из Архангельской губ. в Москву, ему пришлось наблюдать суровую, обездоленную и разоренную жизнь деревни. Прийдя в Москву, его поразил ее внешний блеск, и он немедленно заключил, что блеск городов построен на бедности деревни. Так как Петру Васильевичу не пришлось самому подробно ознакомиться с жизнью города, с его страшной нуждой рабочего населения, подчас не уступающей, а иногда и превышающей бед-
   -----
   *) См. "письмо шестидесятое", стр. 132.
   **) См. письмо к духоборцу Пономареву от 6 января 1901 г., напечатанное в "Свободной Мысли" N15. Это письмо также, как и другие четыре письма П. В. Веригина, присланы были после того, как книга была окончена печатанием, почему они и не могут быть помещены в этом издании "Писем духоборческого руководителя П. В. Веригина".
   ***) См. стр. 211 - 219.
  

LV

  
   ность деревни, не пришлось увидеть своими глазами эксплуатацию всей трудящейся массы городского населения, - то есгественно, он и не мог сделать того общего заключения, что горе, бедность и несчастия всех трудящихся людей, как города, так и деревни, покоится на общей эксплуатации и притеснениях теми, кто захватил в свои руки власть и деньги, и что от них одинаково плохо живется, как рабочим, так и крестьянам.
   Взгляд свой на город и деревню П. В. Веригин высказал в письме к И. М. Трегубову. Вот что он писал: ,,...Вот строения, то есть доревня; многие избы наклонились на бок, в них еле-еле мерцает огонек. Их убогая обстановка и угрюмые их обитатели: мущины большею частью в "портяных" рубахах, подвязаны пояском; женщины в таких же, короткого покроя, юбках, их - этих жильцов - сыновья и дочери с доверчивыми физиономиями. И все это молчаливо говорит: "мы обобраны, но мы терпим". Даже лучина и та с треском высказывает свою грусть: "я не высушена, потому так тускло горю, а тут кто-то, как будто моя товарка взяла наполовину от меня света".
   "Вторая картина: Москва с ее площадью, на которой снег; если он перебьется от быстрой и частой езды в пыль, его свозят и посыпают "свежего". Эти гигантские, двух-трех этажные дома, говорящие со смехом: "мы высоки и стройны за счет своих меньших сестер - деревенских избушек". Люди, смеющиеся и в смехе своем выражающие: "Посмотрите на нас, мы обобрали своих братий, которых вы видели в деревне, и беспечно радуемся. Значит, мы умны." Женщины также стараются показать свои чересчур пышные и долгие платья, говорящие с улыбкой: "что-ж особенного, если мы из обрезков юбок своих меньших сестер - деревенских баб - пошили себе долгие, приличные одежды; ведь надо же кому-нибудь и покрасоваться". Даже газовые рожки на площади, - не говоря уже о люстрах в домах, - и те говорят: "мы горим и так ярко пылаем за счет отобранного на половину света от лучин"". *)
   -----
   *) См. "письмо четырнадцатое", стр. 25 и 26.
  
   LVI
  
   Кроме этого обездоления деревни городом, Петр Васильевич согласен и с тем, что города развращают пришлое крестьянское население. Но в способах помощи этому горю, он совершенно разногласит с теми, кто думает исключительно моральной проповедью остановить это зло. В письме к И. М. Трегубову, - (от 3-го февраля 1896 г.), - он пишет: "...В газете "Неделя" была статья, что как города портят, то есть развращают пришлую деревенскую молодежь. Охарактеризованно это очень и очень справедливо, но такие замечания, я думаю, остаются голосом вопиющего в пустыне, потому что, сами по себе безнравственны. Меньшиков предлагает совет "трактирным" заведениям или домам терпимости: "Вы обходитесь нравственней". Но возможно ли это?" *)
   Не придавая, таким образом, почти никакого значения моральному воздействию, он все-таки задает себе вопрос: как же помочь народу, чтР нужно ему для восставовления его сил и возможности существования? На эти вопросы он отвечает в своем письме к Л. Н. Толстому так:
   "Упадок духа, или вернее, неразвитость духа в народной жизни, - это бесспорно самая коренная причина всех народных бедствий, но упадок духа или рост его много зависит от материальной обстановки человеческой жизни.
   "Говоря о духовной помощи народу, я думаю, вы говорите об освобождении народа вообще от вмешательства извне кого бы то ни было с помощью." **)
   И далее: "сейчас в России народ жаждет не просвещения, а освобождения в широком значении этого слова, освобождения личности вообще от опеки человеческой." ***)
   "Самое главное, - пишет он дальше, - надо по возможности, оставлять все искусственно вырабатывающиеся просветительские "химеры" которые сами живут на народные средства. А дать народу вздохнуть свободно и народ сам окрепнет и разовьется под влиянием мировой эволюции жизни вперед. Нам не надо только стеснять этого дви-
   -----
   *) См. "письмо двадцать второе", стр. 64.
   **) См. "письмо пятьдесят седьмое", стр. 125.
   ***) См. "письмо пятьдесят седьмое", стр. 126.
  

LVII

  
   жения. По своей малочисленности, мы эволюционного движения стеснить, остановить, конечно, не можем, но мы тормозим, уродуем свою же собственную жизнь." *)
   Итак мы видим, что главной основой "теории" П. В. Веригина, - это свобода, свобода и свобода во всем, везде и всегда. Он глубоко верит, что "мировое течение времени, постояно обновляется, а следовательно и весь живущий мир." **) С другой же стороны, так как "все то что существует, существует во благо",***) то нам людям необходимо только присмотреться, прислушаться к законам "предела", мира, природы и итти по естественному ходу развития и тогда все будет хорошо. Нам людям, более всего небходимо заботиться о себе самих и помогать своим разумением природе делать ее неустанную работу, направляя все свои силы и поступки в сторону любви, мира, согласия и единения, а не стремясь, разжигая страсти, к беспрерывной борьбе с себе подобными, ибо всеобъемлющая, несокрушимая любовь - вот главный основной закон мира, закон Бога, закон жизни, воплотившейся и разлившейся везде и всюду. Вот, в сущности, конечный вывод философии П. В. Веригина.
  

-----

  
   Рассматривая со стороны все то, что утверждает и рекомендует П. В. Веригин, мы видим, что он является крайним индивидуалистом, как сам и заявляет это о себе.
   Полагая всю основу жизни в деятельности отдельной личности он совершенно упускает из вида те общественные силы, сложившиеся веками, на протяжении человеческой истории, которые, благодаря очень многим причинам, часто идут в полный разрез с интересами и
   -----
   *) См. "письмо пятьдесят седьмое" стр. 126.
   **) См. "письмо двадцать второе", стр. 66.
   ***) См. "письмо семнадцатое", 37.
  
   LVIII
  
   желаниями отдельной, хотя бы и очень развитой, личности, или даже совокупности, организации их.
   Несмотря на то, что рекомендуемое П. В. Веригиным устройство общественной жизни не было всецело усвоено и осуществлено духоборцами, все-таки его письма имели огромное значение и влияние на ход развития последнего духоборческого движения. Вот почему все его писания являются очень важным материалом при изучении жизни духоборческой секты за последнее десятилетие.
  

Владимир Бонч-Бруевич.

   Женева.
   10 Июня 1901 г.
  

-----

  
  

ПИСЬМА ДУХОБОРЧЕСКОГО РУКОВОДИТЕЛЯ

Петра Васильевича Веригина. 1)

-----

  

1888 г.

-----

ПИСЬМО ПЕРВОЕ

К духоборцам большой партии.

  

1888 года, 6 марта.

   Возлюбленным братцам и сестрицам духовным, в сем селении живущим при граде Ерусалиме, помнящим Господа Бога нашего Иисуса Христа, ожидающим пришествия его на землю со святыми своими.
   В первых строках сего письма низко и низко вам, милые братцы и сестрицы, кланяюсь и желаю вам от Господа Бога всего хорошего и лучшего в мире, как в сей жизни, так и в будущем веке; призри и помилуй вас, Господи, всей щедрой милостью своей; покрой и осени вас, Господи, лучом истинного света своего, ясною ризой и да пошлет вам Господь Бог наш, Отец милосердный, те мысли и желания итти без ропота по тому пути, где ворота усеяны тернистым и острым шиповником; и если вы чувствуете силу и крепость и с вами живет надежда, то пошли вам Господь более и более любви и терпения; защити и закрой от вас, Господи, те
   -----
   1) Мы опубликовываем письма в том виде, как они были написаны П. В. Веригиным, без всяких редакционных изменений.

Прим. В. Б. Б.

  

- 2 -

  
   прелестные и обманчивые ворота, которых путь так широк и мягок, потому что, други мои, конец такого пути есть тартар и бездна, где вечные и нескончаемые мучения. Сохрани и помилуй вас, Господи, от такого страшного и ужасного последствия загробной жизни. Но путь, который так труден и узок, но за то, если пройти эти усеянные терновником врата, за ними расстилаются чистые и гладкие поля, это - поля, где ликует вечная и нескончаемая, тихая и блаженная жизнь тех людей, которые прошли эти врата тесные и претерпели все, все, ради Господа нашего, славы и истинного пути, на земле в скорбях и печалях; там же они живут и наслаждаются вечным покоем, лицезрением Господа Бога и приятным пением светоносных ангелов. Возлюбленные други, может многие из вас страшатся того соблазнительного и обманчивого пути, которого конец так несчастен и скорее вы пожелали бы пройти земную жизнь по стальным иглам и перенесть все, как переносили предки наши. Но только может вы утратили сознание, какое было у предков и скажете: Господи, как мы различим эти пути и пойдем вратами, за которыми расстилаются поля вечного покоя и пресветлого царства Господня? В этом, милые братцы и сестрицы, я вам скажу, что легко и свободно различить и знать каждому человеку; только нужно сильно и горячо и крепко веровать и любить Господа Бога нашего, Который для спасения нашего не погнушался еси девического чрева и даже пострадал за нас. Почему же и нам не любить Его, Господа Бога нашего, от всей души и всем сердцем своим и любовь к нему еще будет обитать совершеннее, если у нас, милые, будет обитать мир, и согласие, и любовь друг к другу. Желаю и прошу вас, братцы и сестрицы, позаботиться об этом и если вы это сделаете, то сердце мое сильно и сильно будет радоваться о вас и восхвалит душа моя Отца моего небесного от края земли и до края небес. Еще прошу вас, дорогие, не ссорьтесь и не обижайте обижающих вас, а молитесь и за них Богу, потому что они не ведают, что творят. О, Господи! Наверное суждено было совершиться, чтобы духоборцы разделились. Хотя и страшно, други, и ужасно, что сделалось, но да будет на все воля Отца
  

- 3 -

  
   нашего небесного. Но я за многих из вас, братцы и сестрицы, боюсь и страшит меня ваш слабый и ходящий туда и сюда дух и, может, многим из вас еще придется поступить, как поступала жена Лотова; и опять скажу вам, други, может, кого из вас, правда, колеблет дух сомнения, то желаю вам от души подкрепиться в вере Отца непостижимого. Опять скажу вам, что в стаде Отца словесных овец не было и не будет ничего насильного, и может из вас каждый избрать путь по своему усмотрению, потому что теперь может он думать тайно в сердце своем, не веря, что ничего нет тайного, чтобы не сделалось явным. О сиротском имуществе, милые други, я и тогда еще сильно не желал, что передать его судилищу кесареву. Господи, верно этому всему быть и теперь подождите уже до конца, чем это все кончится, а кроме еще ничего не начинайте - пусть владеют пока, которые дерзнули на такое святотатство. О, Господи, положим это не первый случай в духоборцах, но верю и верю, други, что собранное ими серебро и золото да будет им в погибель.
   Затем, милые братцы и сестрицы, посланную вами милостыню, в память святых наших, я все получил сполна. Спаси и спаси вас, Господи, Отец милосердный, за ваши великие и желанные гостинцы. И прошу вас, милые братцы и сестрицы, что больше мне сюда ничего не присылайте. У меня всего много здесь, и ежеминутно благодарю Господа Бога моего и всех добрых людей, спаси вас, Господи.
   Прощайте, прощайте и прощайте, остаюсь жив и здоров, слава Богу.

Доброжелатель ваш и любящий вас навсегда

Петр Васильевич Веригин.

  

- 4 -

  

1894 г.

ПИСЬМО ВТОРОЕ. 2)

К духоборцу И. В. Веригину.

  

14 октября 1894 г., г. Шенкурск.

   Дорогой духовный брат Иван Васильевич! Уведомляем тебя: мы, по милости Господа Бога, живы и здоровы, - слава Создателю! Как известно вам, что Петра Васильевича переключили на жительство из Шенкурска в Березов, Тобольской губернии, с прибавкою двух лет еще, то есть срок будет считаться по 1897 г. 29-го июля. Теперь скажу почему мы так долго не выезжали. Объявлено это нам решение - вот уже идет пятая неделя и тогда же было предложено поехать на свой счет с одним провожатым, но только если Петр Васильевич заявит желание ехать на свой счет, то донести об этом министру. Так и сделали и вот до сих пор бумаги все ходили, а сейчас решение изменилось: почему-то предлагают уже двух жандармов, за которых, конечно, надо заплатить туда ехать и обратно. Теперь Петр Васильевич порешили уже не ехать на свой счет, потому очень много надо внесть денег; тогда считали - выходило около 250 рублей с одним провожатым, да и путь был летний - можно было кое-где ехать на пароходах; теперь же по смете выходит слишком 400 рублей, а потому мы посоветовались лучше рублей на двести или на триста купить нищим зимней одежды, потому их тут очень много, а пройтн можно и по этапу. Конечно, будет немного не так удобно да и больше времени пройдет, - быть в пути, - но что же делать? Господь Бог Иисус Христос сказал, что нельзя служить двум господам: - Богу и Мамоне то есть своей плоти.
   -----
   2) Это письмо, подписанное В. Объедковым, духоборцы признают за письмо II. В. Веригина.
   Духоборцы говорят, что оно написано от другого лица, только потому, что в это время за Петром Васильевичем был учинен очень строгий полицейский надзор. <

Другие авторы
  • Шкляревский Александр Андреевич
  • Фридерикс Николай Евстафьевич
  • Гайдар Аркадий Петрович
  • Ешевский Степан Васильеви
  • Венгеров Семен Афанасьевич
  • Жулев Гавриил Николаевич
  • Де-Фер Геррит
  • Брянчанинов Анатолий Александрович
  • Муханов Петр Александрович
  • Фурман Петр Романович
  • Другие произведения
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Письма Е. Лопатиной и С. Еремеевой
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Сказка о Марье Маревне, кипрской царевне, и Иванушке дурачке, русском мужичке... Жар-птица и сильный могучий богатырь Иван Царевич... Русская сказка...
  • Новиков Николай Иванович - (Статьи из "Трутня")
  • Терпигорев Сергей Николаевич - С. Н. Терпигорев: биографическая справка
  • Булгарин Фаддей Венедиктович - Письма о русской литературе
  • Ширяевец Александр Васильевич - Стихотворения
  • Андреев Леонид Николаевич - Сказочки не совсем для детей
  • Грин Александр - Серый автомобиль
  • Коган Петр Семенович - Дидро
  • Достоевский Федор Михайлович - Братья Карамазовы. Часть 2
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа