Главная » Книги

Тургенев Александр Иванович - Дневники (1825-1826 гг.), Страница 11

Тургенев Александр Иванович - Дневники (1825-1826 гг.)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

ли из министров пол<итики> и проев<ещения>, коим они подведомы, знал Траси и мог предвидеть в нем врага монархизма и христианства. {72} Они взрывали пуховики студентов и искали в них Раупаховых тетрадей об индийской мифологии, {73} а гвардейские офицеры выкупали весь либерализм французской новейшей словесности.
  Никогда не забуду вечера, который провели у меня, больного, Лаваль и Карамзин, по окончании заседания главн<ого> учил<ищ> правления и прения о книге Куницына. Он увеличил и болезнь мою сильным негодованием к невеже-просветителю и спором с ним. Я просил Лаваля повторить Кар<амзин>у чтение его мнения о естес<твенном> праве, и Кар<амзин> разделил со мною мнение, что Лаваль смешал его с народным. На другой день узнал я источник Лавалевой ошибки: он прочел накануне франц <узскую> брошюру о правах, из Парижа ему присланную. - И там уже не был Ройе-Колар главою университета и темнело на горизонте просвещения. Лаваль слышал от нас жестокие истины и с тех пор долго не советовался со мною по занятиям главного училищ правления. Тогдашнее министерство хотело опереться на Лаваля - и скоро упало. "On ne peut bien s'appuyer que sur ce qui resiste", - сказал один смельчак-министр королю своему; а Лаваль уступал всему, даже и Р... у... {74}
  Способствовать универсальности познаний et non Tisolement, l'absorption de toutes les racultes de l'esprit par une etude unique. - La veritable universalite marche avec la profondeur et n'exclut nullement la specialite. Depuisqu'il existe des peintres de genre et des peintres academiciens, les arts ont seche. Рафаэль, Леонард де Винци и Микель-Анж были и живописцы и писатели, архитекторы и музыканты!
  Учение философии, прав и богословия совершенно упало во Франции. История также: я разумею на лекциях, ибо нет в самом деле ни одного знаменитого профессора, коего имя только носит Гизо. - Публика читает resumes.
  О так наз<ываемых> hommes de lettres - во Франции напоминают риторов древности.
  Les industriels: L'intelligence peut etre entree dans le commerce comme les produits dune manufacture. St.-Simon и журнал его "le Producteur" - главные распространители сей промышленности.
  Не нужно разделять ученого от государственного человека: Гроций был публицист и дипломат, Бэкон - философ и канцлер Великобритании, Данте - поэт и один из первых госуд<арственных> людей в своем отечестве. Так Фукидид, Ксенофон, Демосфен, Кесарь, Саллюстий и Цицерон, Боссюет и Фенелон. Напомним ли наших министров юстиции - поэтов? Нет, по крайней мере один из них доказал бы скорее противное...
  "Le meilleur moyen d'imposer silence a la basse litterature est de faire prosperer et d'honorer la haute".
  Сими словами заключает барон свою статью о народном учении во Франции. В ней много справедливых замечаний, кои не к одной Франции применить можно, и в сей статье еще не весьма заметна наклонность автора к иезуитам и к их системе народного воспитания. Как согласить сию наклонность с начитанностию автора немецких протестантских книг, коею питает он свои мелкие рассуждения о разных предметах словесности, наук и вообще просвещения? Желанием добиться чего-нибудь или пробиться куда-нибудь: _и эдак многим удается_!..
  31/19 ноября. Вчера видел я "Исидору и Ольгу", соч<инение> Раупаха, {75} на здешнем театре. Костюмы, которые должны были быть русскими, не похожи ни на какие и скорее напоминают старые польские. Играли дурно, хотя некоторые актеры и хорошие чтецы стихов; но главный характер, князь Володимир, коверкался и рисовался и декламировал без всякой меры. Зачем одели актеров в такие платья? Разве они не видят нас ежедневно? Разве мы не русские? Разве мы не помещики? И разве между нами нет уже князя Владимира, готового закабалить брата своего, ссылаясь на закон государственный, но, к несчастию и к стыду нашему, еще существующий, еще во всей силе своей действующий? Мы в европейском
  платье, мы без бороды, мы более fashionable, нежели все жители всех столиц немецких; нам обрили бороды, но нам оставили права наши, кои нас делают извергами и более несчастными, нежели те, над коими мы их имеем. Ах! отдайте нам наши бороды и сарафаны и отнимите от нас то, что более всего разделяет нас от Европы, от просвещения и христианской религии, чем все костюмы в мире! Отнимите у нас право отнимать жениха у невесты, невесту у жениха и закрепощать брата, коего мать обольстил, изнасиловал отец наш! Что я говорю - обольстил? На что обольщение, изнасилование там, где ничто и никто не противится беззаконному сладострастию, и в земле, где генерал-губернатор первой и древнейшей столицы смеет отвечать своему человеколюбивому государю, что не должно наказывать и отнимать у помещика жены его крестьянина, для того чтобы не возбудить сим примером и в других ему подобных требовать жен своих от своих помещиков! При чтении сей трагедии я не столько был поражен истиною и справедливостию вымысла поэта, как при представлении. Осуждали автора. За что? Пиеса его есть верное, справедливое и нимало не увеличенное изображение существенности. Оно тягостно, прискорбно для русского; но виноват ли в этом поэт? Разве он, вместе с сим, и не истиннолюбивый изобразитель того, что в самом деле и в законах наших существует; то, что случается беспрестанно и завтра случиться может. Разве история виртуоза Семенова, крепостного кн<язя> Кураки<на> - не хуже, не постыднее для России и человечества? Там, в трагедии Раупаха, страсть ослепляет законами необузданного помещика, и он предается ей. Князь Кур<акин> действовал из корыстолюбия или из пустого тщеславия, или по чувству, варварским правом в нем воспитанному. Exempla sunt odiosa! Но разве Ржевский не продавал недавно танцовщиц и театральных королей, и разве бояры наши не раздавали в великолепно-скучных гостиных своих объявления о продажной труппе актеров и поодиночке?
  Трагедия Раупаха сильно действует психологическим наблюдением характера, искаженного, развращенного рабством, в. помещике, а еще более в рабе Осипе. Я понимаю чувство сего несчастного шута и угодника, который мстит за любовницу-невесту, которую отняли у него, чтобы выдать ее силою за конюха; которую он погреб, но еще не забыл после многолетней, в шутовстве и в мщении проведенной жизни!
  Этот характер, это чувство в натуре человеческой или, лучше, в натуре раба. Несчастный, он желает, чтобы и другие не были его счастливее, и радуется товариществу, в бедствии, хотя сердце его первоначально и не было чуждо - что я говорю? - было способно любви, и любви страстной, не угасшей ни с временем, ни с рабскою жизнию. Не отнимайте у него того, что ему было дороже жизни, не заставляйте его быть свидетелем ее бесчестия, ее преждевременной смерти и тоски - за конюхом, - Осип остался бы и верным слугою, и добрым мужем, и не находил бы наслаждения в мщении и в несчастии других, ему подобных.
  Характер управителя Петрова и привязанность его к господину, верность, ничем не потрясаемая, также в рабской натуре наших старинных, добрых и в страхе господском воспитанных управителей.
  Сердиться должно не на автора! Иначе мы будем походить на детей, разбивающих зеркало, в котором видят они свое безобразие... Und doch!
  
  
  Ich erwerbe mir kein anderes Land,
  
  
  
  Zum Vaterland,
  
  
  Ware mir auch frei die grosse Wahl!
  Но это доказывает только, что и эскимосы любят свою отчизну, что мы любим своих родителей, должны любить их в рубищах, и в парче, и в незаслуженном несчастии, и в оковах, законом и правосудием наложенных, везде и всегда! Отечество!
  
  
   Когда вздохнем в последний раз,
  
  
   Сей вздох тебе же посвятится!..
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Дневники (1825-1826 гг.). - Публикуются впервые по рукописи, хранящейся в рукописном отделе ИРЛИ:
  ф. 309,  3 - 20 июня 1825 г. - 16 сентября 1825 г.
  ф. 309,  4 - 17 сентября - 1825 г. - 8 октября 1825 г.
  ф. 309, 5 - 9 октября 1825 г. - 15 октября 1825 г.
  ф. 309,  6 - 16 октября 1825 г. - 11 марта 1826 г.
  ф. 309,  7 - 12 марта 1826 г. - 30 декабря 1826 г.
  Большой объем дневников, в состав которых входят пространные выписки из книг, прочитанных за эти годы А. И. Тургеневым, вынуждает давать несколько сокращенную публикацию: исключены выписки из книг, не имеющих прямого отношения к тексту дневников; пересказ церковных проповедей; часть записей о многочисленных посещениях филантропических учреждений Парижа и Лондона. В публикуемый текст включено все, что сохраняет историко-общественное значение. Пропуск текста всюду отмечен троеточием (...), а авторское многоточие обозначается пятью точками (.....).
  Дневники А. И. Тургенева являются частью обширного фонда братьев Тургеневых, поступившего в начале XX в. в архив Академии наук в дар от Петра Николаевича Тургенева, сына Н. И. Тургенева. Подробности постепенного возвращения в Россию из Франции этой богатейшей коллекции писем, дневников, документов и других материалов, а также полные драматизма эпизоды, сопровождавшие передачу этого архива, изложены в обстоятельной статье А. А. Фомина "Петр Николаевич Тургенев и его дар русской науке. 1853-1912. Материалы для биографии" (Отчет о деятельности ОРЯС Академии наук за 1912 год. СПб., 1912, стр. 1-66 (III пагинации)). Научное описание этого ценнейшего архива до сих пор не издано. Таким образом, единственным печатным источником в данном вопросе остается по-прежнему очерк академика В. М. Истрина "Архив братьев Тургеневых", помещенный в виде предисловия в первом томе академического издания Архива (СПб., 1911). С 1911 по 1922 г. было издано 6 томов этого Архива (седьмой том был подготовлен к печати, но не увидел света. Уникальный экземпляр этого тома, содержащий дневники Н. И. Тургенева за 1824-1825 гг., хранится в библиотеке Пушкинского дома). Вышедшие тома смогли вместить лишь небольшую часть Архива братьев Тургеневых. В дальнейшем это издание, к сожалению, было прекращено.
  Дневники А. И. Тургенева, которые он вел с 1825 по 1845 г., - документы первостепенного значения для изучения развития литературы и общественной мысли России и Западной Европы за вторую четверть XIX в. Исследователи неоднократно обращались к этим дневникам при изучении жизни и творчества того или иного писателя. Еще в 1905 г. Александр Веселовский опубликовал в "Журнале Министерства народного просвещения" статью "В. А. Жуковский и А. И. Тургенев в литературных кружках Дрездена (1826-1827 г.)" с подзаголовком "Заметки к дневнику А. И. Тургенева" (затем вошло в его книгу: В. А. Жуковский. Поэзия чувства и "сердечного воображения". "Жизнь и знание", Пгр., 1918). В дальнейшем к дневникам А. И. Тургенева прибегали пушкинисты (П. Е. Щеголев, И. Л. Фейнберг), лермонтоведы (Э. Г. Герштейн, В. А. Мануйлов, И. А. Боричевский), ученые, изучающие русско-западноевропейские литературные связи (М. П. Алексеев, С. Н. Дурылин, А. К. Виноградов), и др. Однако все эти ученые ограничивались использованием отдельных записей из дневников по тому или иному интересовавшему их вопросу. Настоящее издание представляет собою первый опыт публикации связного текста этих дневников. {Речь идет о дневниках А. И. Тургенева за 1825-1845 гг. Его студенческие дневники за 1802-1804 гг. опубликованы в кн.: Архив братьев Тургеневых, вып. 2-й, СПб., 1911. Дневники А. И. Тургенева за 1805-1814 гг. хранятся в Рукописном отделе Пушкинского дома. За исключением небольшого количества дневниковых записей, этот дневник в основном наполнен многочисленными выписками из различных книг. Дневники А. И. Тургенева за 1815-1824 гг. отсутствуют в сохранившемся архиве братьев Тургеневых - можно думать, что в эти годы он не вел дневника.}
  1 А. И. Тургенев приводит слова Фауста из произведения Кристофера Марло "Трагическая история доктора Фауста" (Ch. Marlowe. The best plays. London, 1947, p. 225).
  2 Это изречение архитектора Рена А. И. Тургенев неоднократно цитирует в своих дневниках.
  3 К этому времени на сюжет сказки Ш. Перро о Золушке было писано 4 оперы: "Cendrillon" композитора Ж.-Л. Ларюэта (1759), Н. Изуара (1810), Д. Штейбельта (1810) и "Cenerentola, ossia La Bonta in trionfo" композитора Дж. Россини (1817). По-видимому, А. И. Тургенев слушал оперу Дж. Россини.
  4 О территориальных потерях Саксонии см. комментарий на стр. 511.
  5 А. И. Тургенев рассказывает о своем посещении Дитриха Августа Вильгельма Таппе, который до 1819 г. жил в России, занимаясь преподавательской деятельностью и писанием учебников русского языка для немцев. Одной из книг учебного характера, составленной Таппе, была "Russisches historisches Lesebuch aus Karamsins Geschichte Russlands" (Petersburg, Riga und Leipzig, 1819). Подробнее о Таппе см.: Русский библиографический словарь. Суворова-Ткачев. СПб., 1812, стр. 291-292.
  6 А. И. Тургенев описывает свое посещение поэта-арзамасца Константина Николаевича Батюшкова, душевно заболевшего в начале 1820-х годов и находившегося в 1825 г. на лечении за границей.
  7 В сражении под Кульмом (1813) Наполеон пытался окружить войска союзников, но потерпел неудачу из-за упорного сопротивления русского отряда под командованием генерала А. И. Остермана-Толстого, а на следующий день союзные войска, действиями которых руководил Барклай-де-Толли, разгромили французский корпус Вандама.
  8 Речь идет о четырехтомном труде Карла Фридриха фон Вибекинга "Theoretischpraktische burgerliche Baukunde..." (Munchen, В. I - 1821; В. II - 1823; В. III - 1825; В. IV-1826), в котором излагается история гражданского строительства у различных народов с древнейших времен до XIX в. В третьем томе, который Вибекинг показывал А. И. Тургеневу, глава XVIII посвящена России и Польше: "Geschichte der burgerlichen Baukunde von Russland und von Polen..." (там же, В. III, SS. 305-409). Основное внимание Вибекинг уделил строительству Петербурга. В атласе к третьему тому даны чертежи и планы многих зданий Петербурга: Зимнего дворца, Таврического дворца, Академии художеств, Публичной библиотеки, домика Петра Великого, многих соборов и церквей (см.: Trente-neuf Planches appartenantes au troisieme Volume de Г Architecture civile fondee sur la theorie et la pratique par le Chevalier de Wiebeking, 1825, tabl. 110, 113, 121, 122).
  9 А. И. Тургенев познакомился с Шеллингом в те годы, когда последний перерабатывал свою натурфилософскую систему, оказавшую большое влияние на Гегеля и других мыслителей в начале XIX в., в мистико-религиозном направлении. В беседах с А. И. Тургеневым Шеллинг делился с ним планом своего курса в "форме мифологических исследований", с которым он выступил сначала в Мюнхене в 1831 г., а затем значительно позднее (в 1841 г.) в Берлинском университете, читая там лекции по философии откровения и мифологии. В виде книги этот курс был опубликован посмертно: F. S с h e 1ling. Die Philosophie der Mythologie und Offenbarung. 1857. Помимо А. И. Тургенева, с Шеллингом были лично знакомы многие русские писатели и мыслители: П. Я. Чаадаев, Тютчев, братья Киреевские, Шевырев и др. В России шеллингианская философия оказала воздействие на мировоззрение любомудров. Однако в пушкинском кругу философия Шеллинга вызывала скептическое отношение. "Я не дам шиллинга за всего вашего Шеллинга, не потому, что не уважаю его, - уважаю всякое действующее лицо в сфере умственной деятельности; но потому, что не понимаю его и слишком стар, чтоб учиться понимать. Еще несколько лет потерпеть, и само собою сравняемся с ним в знании", - иронически писал 27 августа (ст. ст.) 1833 г. Вяземский А. И. Тургеневу (ОА, т. III стр. 249).
  10 Немецкий историк Бартольд Георг Нибур в начале 1820-х годов ушел в отставку с должности прусского посланника в Риме, которую он занимал с 1816 г. Его основной труд "Romische Geschichte", оказавший большое влияние на развитие исторической науки в Европе, выходил с 1811 по 1832 г.
  11 По-видимому, А. И. Тургенев посылал в Россию сочинения немецкого поэта Карла Эгона Риттера фон Эберта (1801-1882). Впрочем, возможно, что речь идет о труде Фридриха Адольфа Эберта (1791-1834) "Zur Handschriftkunde" (1825).
  12 В разговоре с Константином Павловичем А. И. Тургенев заступался за Ф. Н. Глинку, активного члена Союза Благоденствия; как видно из их разговора, Ф. Н. Глинка был на сильном подозрении у властей. В последние годы жизнь и творчество Ф. Н. Глинки подвергнуты внимательному изучению в трудах: В. Г. Базанов. Вольное общество любителей российской словесности. Петрозаводск, 1949, стр. 14-26, 101-124; Ф. Н. Глинка. Избранные произведения. Вступительная статья, подготовка текста и примечания В. Г. Базанова. "Сов. писатель", Л., 1957 (Библ. поэта. Большая серия, изд. 2-е) и др. Со своей стороны отметим, что из поля зрения исследователей и библиографов выпали патриотические стихотворения Ф. Н. Глинки, печатавшиеся в 1829 г. в "С.-Петербургских ведомостях" (см.  120, 125, 131, 133, 136).
  13 О личных встречах датского писателя Енса Баггесена с Н. М. Карамзиным и о сходных мотивах в их творчестве см. работу К. Тиандера ("Лабиринт" Баггесена и "Письма русского путешественника" Карамзина) (К. Тиандер. Датско-русские исследования, вып. 1. СПб., 1912, стр. 1-82).
  14 Речь идет о труде Вибекинга и Кренке Клауса: Allgemeine auf Geschichte und Eifahrung gegnindete theoretish-praktische Wasserbaukunst. Munchen, 1811-1817, 5B (или Darmstadt, 1798-1807). К изданию приложено 5 томов чертежей.
  15 А. И. Тургенев в шутку сравнивает Шеллинга с французским танцором Людовиком Дюпором, выступавшим в России в 1808-1816 гг.
  16 Полное название этой книги: Der Karfunkel
  oder Kling-Klingel-Almanach. Ein Taschenbuch fur vollendete Romantiker und angehende Mystiker. Auf das Jahr der Gnade 1810... Herausgegeben von Baggesen. Альманах содержит произведения Баггесена, подписанные различными псевдонимами.
  17 Запись о посещении Жана-Поля Рихтера братьями Тургеневыми дополняет наши сведения по теме "Ж.-П. Рихтер и русская культура", которая исследована в статье М. Л. Тройской "Жан-Поль Рихтер в России" (Западный сборник. Изд. АН СССР, М.-Л., 1937, стр. 257-290, с библиографией переводов, статей, рецензий, упоминаний и цитат из Ж.-П. Рихтера в русской печати).
  18 О Занде см. комментарий на стр. 524.
  19 А. И. Тургенев слушал оперу Глюка "Ифигения в Авлиде".
  20 Как установлено М. Вишницером на основании дневника Н. И. Тургенева, при свидании братьев Тургеневых со Штейном в Нассау разговор шел о политическом и социальном состоянии Европы и Америки. Штейн был озабочен падением влияния аристократии в Англии, хвалил Боливара и называл "важным происшествием" освобождение Южной Америки от испанского господства (М. Вишницер. Барон Штейн и Николай Иванович Тургенев. "Минувшие годы", 1908, вып. X, стр. 276). Как известно, Н. И. Тургенев знал Штейна с декабря 1813 г., когда он приступил к исполнению обязанностей секретаря Штейна в Центральном административном совете, созданном Россией и Австрией для управления территорий, освобожденных от наполеоновского владычества. О совместной работе со Штейном Н. И. Тургенев писал в своем сочинении "Россия и Русские" (т. 1, М., 1915, стр. 19-37, 307-317). По этому вопросу см. также исследование Е. И. Тарасова "Декабрист Николай Иванович Тургенев. Очерки по истории либерализма в России" (Уч. изв. Самарского унив., вып. I, 1918; вып. IV, 1923).
  21 О пребывании мадам де Сталь в России в 1812 г. см. статью С. Дурылина "Г-жа де Сталь и ее русские отношения" (ЛН, т. 33-34, М., 1939, стр. 263-279). Судя по тексту дневника А. И. Тургенева, можно предполагать, что в 1812 г. он познакомился не только с Августом Шлегелем, но и с мадам де Сталь. Таким образом, имя А. И. Тургенева, по-видимому, следует добавить к списку ее русских знакомых, приведенному в статье С. Дурылина.
  22 В разговоре А. И. Тургенева с А. Шлегелем речь шла о бароне Павле Львовиче Шиллинге, изобретателе электромагнитного телеграфа, знакомого Батюшкова, Жуковского, Пушкина, А. И. Тургенева, Вяземского. О П. Л. Шиллинге см. статью М. П. Алексеева "Пушкин и наука его времени" (Пушкин. Исследования и материалы, т. 1. Изд. АН СССР, М.-Л., 1956, стр. 55-75).
  23 А. И. Тургенев приводит отрывок из стихотворения Батюшкова "Переход через Рейн" (1817).
  24 Речь идет об убийстве Н. Ф. Минкиной, наложницы графа А. А. Аракчеева.
  25 Речь идет о труде французского френолога Франца Иосифа Галля "Sur les Fonctions du Cerveau et sur celles de chacune de ses parties" (Paris, 1822-1825, 6 v.).
  26 Драма "Le roman" принадлежит перу французского драматурга Александра Жана Жозефа Лавилль де Мирмон (1782-1845).
  27 Аббат Николь был отстранен в 1820 г. от руководства Ришельевского лицея по доносам попечителя Харьковского учебного округа архимандрита Феофила. Подробнее о жизни аббата Николя в России см.: П. О. Юрченко и В. А. Яковлев. Аббат Николь и первые годы Ришельевского лицея. В сб. "Ришельевский лицей и императорский Новороссийский университет", Одесса, 1898, стр. 1-70. Указывая на свою близость к князю А. Н. Голицыну, А. И. Тургенев имеет в виду свою службу в Министерстве духовных дел и народного просвещения в те годы, когда министром был А. Н. Голицын.
  28 А. И. Тургенев имеет в виду П. П. Дубровского (1754-1816), сотрудника русского посольства в Париже, начавшего свою собирательскую деятельность во Франции в 1778 г. Подробнее о П. П. Дубровском см. статью М. П. Алексеева "Из истории русских рукописных собраний" в кн.: Неизданные письма иностранных писателей XVIII-XIX веков. Изд. АН СССР, М.-Л., 1960, стр. 36-62, а также в кн.: Каталог писем и других материалов западноевропейских ученых и писателей XVI-XVIII вв. из собрания П. П. Дубровского. Под ред. М. П. Алексеева. Составители: Е. В. Вернадская и Т. П. Воронова. Л., 1963.
  29 В. Гаюи жил и работал в России с 1806 по 1817 г. О его деятельности в России по введению метода обучения слепых см.: А. Скребицкий. Создатель методов обучения слепых, Валентин Гаюи, в С.-Петербурге. СПб., 1886.
  30 А. И. Тургенев смотрел трагедию Лебрена "Мария Стюарт" (1820).
  31 После убийства Лувелем герцога Беррийского в феврале 1820 г. правительство Деказа пало, а Гизо и другие доктринеры вышли в отставку, отказавшись способствовать новому правительственному курсу, направленному к усилению феодальной реакции.
  32 Речь идет о книге Шарля Дюпеня "Discours et lecons sur l'industrie, le commerce, ia marine, et les sciences appliquees aux arts" (Paris, 1825).
  33 А. И. Тургенев читал книгу Абеля Франсуа Вильменя "Lascaris, ou les Grecs du quinzieme siecle, suivi d'un essai historique sur l'etat des Grecs, depuis la conquete musulmane" (Paris, 1825). Современный исследователь следующим образом характеризует этот труд Вильменя: ""Опыт", рассказывающий историю Греции в продолжение четырех веков и имеющий своей целью вскрыть корни греческого Рисорджименто, посвящен преимущественно новогреческой цивилизации, пробивающейся из-под турецкого владычества, но имеющей мало общего с цивилизацией древней. Вильмень широко использует переписку административную и церковную, сообщения путешественников, греческую литературу, не пренебрегает ни чертами нравов, ни внешними условиями жизни и быта" (Б. Г. Реизов. Французская романтическая историография. Изд. ЛГУ, 1956, стр. 65). Как отмечает далее Б. Г. Реизов, тема сочинения Вильменя "в эпоху филэллинизма была в высшей степени актуальна, и сочинение имело исключительный успех" (там" же). Отрицательный отзыв А. И. Тургенева о "Ласкарисе" контрастирует с одобрением, проявленным современниками к этому труду. Мнение А. И. Тургенева вызвано в основном двумя соображениями: во-первых, он полагает, что Вильмень придал слишком большое значение рассеянию греков в Италии, не подчеркнув в то же время в должной мере влияния книгопечатания и открытия Америки на ход всемирной истории; этим двум факторам А. И. Тургенев отводил очень важное место в истории нового времени, что явствует из многих мест его дневника, и особенно ясно выражено при посещении им Майнца (см. настоящее издание, стр. 308-309) в восторженном дифирамбе Гутенбергу; во-вторых, хорошо знакомый с современной Грецией по рассказам жившего там С. И. Тургенева, он считает, что Вильмень недостаточно осведомлен о событиях, которые он описывает.
  34 А. И. Тургенев вспоминает М. А. Мойер, умершую в Дерпте в 1823 г.
  35 "Московским Лафонтеном" А. И. Тургенев именует, конечно, И, И. Дмитриева.
  36 Об Абеляре см. комментарий на стр. 517.
  37 Страницы дневника А. И. Тургенева о чтении им произведений Шарля Дюпеня расширяют наши знания о знакомстве представителей русской культуры с его трудами. Подробнее о распространении работ Шарля Дюпеня в России, и в частности его двухтомного труда "Forces productives et commerciales de la France" (Paris, 1827), см. статью М. П. Алексеева "Пушкин и наука его времени" (Пушкин. Исследования и материалы, т. I. Изд. АН СССР, М.-Л., 1956, стр. 95-100).
  38 О брошюре Стурдзы см. комментарий на стр. 524.
  39 По-видимому, А. И. Тургенев имеет в виду стихотворение Пушкина "Кто мне пришлет ее портрет" (1821), впервые напечатанное в 1826 г. и, следовательно, известное ему по рукописи.
  40 О своем посещении филотехнического общества А. И. Тургенев подробно писал Вяземскому в письме от 20 ноября 1825 г. (см.: ОА, т. III, стр. 134-137). Политехническое общество, основанное в Париже в конце XVIII в., разделялось на три отдела: физических и моральных наук; литературный; изящных искусств.
  41 Стих взят из книги Жюльена "La France en 1825, ou mes regrets et mes esperances" (Seconde edition. Paris, 1825, p. 20).
  42 Речь идет о книге "Fables russes tirees du recueil de M. Kriloff, et imitees en vers francais et italiens par divers auteurs" (Paris, 1825) с предисловиями на французском языке - Лемонте, на итальянском - Салфи. По поводу французского предисловия Пушкиным была написана статья "О предисловии г-на Лемонте к переводу басен И. А. Крылова", напечатанная в "Московском телеграфе" (1825, ч. V).
  43 А. И. Тургенев имеет в виду басню Крылова "Сочинитель и разбойник", которая уже в 1819 г. была истолкована Н. И. Гречем как направленная против Вольтера, хотя сам Крылов не был согласен с подобной интерпретацией его замысла. Подробнее об этом см. комментарий А. П. Могилянского в кн.: И. А. Крылов. Басни. Изд. АН СССР, М.-Л., 1956, стр. 445-446; и комментарий В. И. Саитова (ОА, т. III, с. 493).
  44 "Урика" (1824) -напечатанный анонимно в Париже роман Клер де Дюра (1778-1829). В этом романе, основанном на истинном происшествии, писательница изобразила любовь негритянки-невольницы, воспитанной в аристократическом семействе, к молодому человеку, который по своему общественному положению не мог жениться на ней. "Урика", имевшая шумный успех, была переведена на многие языки, в том числе и на русский. Русский перевод "Урики", исполненный В. С. Филимоновым, был напечатан в "Новой библиотеке для чтения" (приложение к "Сыну отечества"), 1824, ч. III, стр. 3-58 и отдельно.
  46 Трагедию "Леонид" написал французский литератор Амедей Пишо. Обязанная своим появлением на свет широко распространенным во Франции того времени филэллинским настроениям, эта трагедия имела шумный успех.
  46 Эпиграмма направлена против главы французского правительства Виллеля, реакционно-монархическая политика которого вела к обнищанию широких народных масс.
  47 А. И. Тургенев записывает свое посещение французского писателя Антуана Винсена Арно, участника итальянского похода Наполеона. А.-В. Арно писал в то время второй том своего труда "Vie politique et militaire de Napoleon" (Paris, I v. - 1822; II v. - 1826).
  48 О редакторе "Revue Encyclopedique" M.-A. Жюльене, деятельном участнике этого журнала Э.-И. Геро и об их русских связях см. статьи: К. Державин. Марк Антуан Жюльен де Пари и его пьеса "Обеты гражданок". ЛН, т. 29-30, М., 1937, стр. 539544; П. Н. Берков. Изучение русской литературы во Франции. ЛН, т. 33-34, М., 1939, стр. 732, 762; В. Нечаева. П. А. Вяземский как пропагандист творчества Пушкина во Франции. ЛН, т. 58, М., 1952, стр. 309-312; Ю. П. Ива с к. Два письма князя П. А. Вяземского. Русский литературный архив. Нью-Йорк, 1956, стр. 40-55.
  49 Речь идет о французском философе Викторе Кузене, который в 1820-е годы был видным представителем либеральной оппозиции. Об эклектических философских взглядах В. Кузеня писал в последнее время Б. Г. Реизов: "Как философская система, эклектизм не представляет ценности, но как историческое явление, как военная машина, действовавшая против католической и феодальной реакции, он имеет право на пристальное внимание историка. Общественную функцию эклектизма нельзя объяснить, назвав его опошлением Шеллинга или Гегеля или указав на его философскую "несамостоятельность". Смысл его можно понять лишь в связи с общественной и идеологической борьбой эпохи" (Б. Г. Реизов. Французская романтическая историография. Изд. ЛГУ, 1956, стр. 295-296). Нежелание Кузеня знакомиться с братьями Тургеневыми объясняется провокационными слухами, которые распространили о них в Париже, по-видимому, агенты русского правительства.
  50 О печатании перевода предисловия Тальма к "Запискам" Лекена в "Московском телеграфе" см. комментарий на стр. 510.
  51 Тальма рассказывал А. И. Тургеневу о премьере трагедии Легуве "Эпихарис и Нерон, или Заговор ради свободы", которая состоялась 4 февраля 1794 г. Ссылаясь на воспоминания Непомюсена Лемерсье, А. Дейч утверждает, что на этой премьере произошла дантонистская демонстрация, направленная против присутствовавшего на спектакле Робеспьера (см.: Александр Дейч. Тальма. "Молодая гвардия", М., 1934, стр. 187).
  52 Как известно, книга "Memoires de F.-Y. Talma, ecrits par lui-meme" (Paris, 1850, 4 v.; русский сокращенный перевод: М.-Л., "Academia", 1931) не считается подлинными мемуарами Тальма. Ученые полагают, что Александр Дюма, опубликовавший эти мемуары, писал их в небольшой мере по бумагам Тальма, а опирался преимущественно на мемуары жены Тальма и на воспоминания: Regnault-Warin. Memoires historiques et critiques sur Talma. Paris, 1827. Тем большее значение, при указанных обстоятельствах, приобретают страницы дневника А. И. Тургенева, описывающие его встречи с Тальма и непосредственно, без временного интервала, фиксирующие его разговоры с великим французским актером. Тальма, как видно из дневника А. И. Тургенева, полагал посетить Россию в 1827 г., когда должно было исполниться 40 лет его сценической деятельности. Однако смерть (в 1826 г.) помешала ему осуществить это путешествие.
  53 Имеются в виду решения Государственного совета.
  54 А. И. Тургенев упоминает о своем знакомстве с французским ориенталистом Антуаном Жаном Сен-Мартеном, автором труда "Memoires sur l'histoire et la geograpbie de l'Armenie" (Paris, 1818-1819, 2 v.).
  55 Свидание Александра I с А. И. Тургеневым в Зимнем дворце имело место по просьбе последнего. Сохранилось начало черновика письма А. И. Тургенева царю, из которого видно, что Александр Иванович, обеспокоенный ухудшением отношения самодержца к нему и братьям, решил начистоту объясниться с монархом. Вот текст этого черновика: "Простите, гос<ударь>, моей дерзости, но опасение, чтобы не укрепилось в вас мнение, от которого зависит участь всего нашего семейства, и скорый отъезд ваш, заставили меня прибегнуть к средству необыкновенному, в первый и, конечно, в последний раз в жизни.
  "Я умоляю вас - позволить предстать пред вами не столько с оправданием, сколько с чистосердечною исповедью. Ваше в<еличество>, можете вы выслушать меня в полчаса и даже менее. Выслушайте, умоляю вас, и тогда накажите за теперешнюю дерзость, если найдете, что старшему в семействе, которое служило и служит вам с честию, не следовало прибегать к сему средству.
  "Есть ли вы спросите, какие причины заставляют меня некоторым образом оправдываться, тогда как никто гласно не обвинял нас. Именно негласность сих обвинений, глухие, по-видимому, незначущие и неопределительные отзывы - и следствие сих отзывов, влияние их на службу нашу, смею сказать, на самые дела. Несколько минут неприказного объяснения лучше покажут правила наши, нежели догадки, основанные часто хотя и на вероятных, но не всегда справедливых донесениях. 20 лет тому назад я воспитывался в иностр<анном> университете; но первое образование получил в русском, под непосредственным надзором отца, которого и неприятели не укоряли в вольнодумстве. Братья также. - Пусть спросят у русских и иностранцев, какую память оставили мы по себе в чужих краях.
  "Возвратившись, я желал продолжать службу в иностранной коллегии; но повиновался воле отца и назначению Новосильцова, с вредом для службы; ибо кн. Чартор<ыжский> принял мой переход к Нов<осильцову> дурно - и лишил меня чина, который дал моему товарищу по университету и по службе.
  "У Нов<осильцова> служил и был употреблен по делам разного рода. Отклонял всегда разные предложения, наблюдая правило постоянства в службе. - Я не помню, чтобы начальство, невзирая на тогдашнюю неопытность мою и, тоже смею сказать, прямодушие, заметило меня в каком-либо предосудительном поступке; старался употребить в пользу сведения, приобретенные в чужих краях; тогда никто не думал еще упрекать европейскою образованностию и щеголять, выслуживаться невежеством. - Я думал служить в духе правительства и не подвергнул себя ни малейшему нареканию по делам, несмотря, что тогда в словах был часто неосторожен, в чем признаюсь пред вами с радостию, вспоминая, что грехи юности, и то грехи словом, а не делом, вами с радостию же и прощены будут. Горе тому, кто в тогдашние мои лета не был грешен таким образом!
  "Новосильцова не покинул я и тогда, когда почти все его покинули, и думал с гордостию, что вы это заметите, государь. - Меня передали по службе Сперанскому и кн. Лопухину. От первого ожидал себе неприятностей, не зная его и полагая, что до него доходили мои дерзкие суждения о его редакциях. Я же ему был совсем неизвестен и в первый раз в жизни увидел его тогда, как он уже был моим начальником. Но он употребил меня деятельно - хотя и не надолго. По неизвестным причинам мне показалось, что он со мною холоден, и я принял предложенное мне место при кн. Голицыне, сохранив комиссионное и отказавшись от предложений гр. Разумовского, Гурьева и Дмитриева. Не для корысти сохранил я место в комиссии законов, но по собственному желанию начальников и не желая отвыкнуть от части, по которой служил так долго и к которой несколько приготовился в самом университете" (Отдел письменных источников Государственного исторического музея, ф. 247, ед. хр. 4, лл. 48-49).
  Как видно из дневника Тургенева, Александр I в ответ на либерально-просветительскую позицию своего собеседника сказал примирительно и уклончиво: "Кто старое помянет...". Это была обычная тактика Александра I, не желавшего, несмотря на аракчеевский курс своей политики этих лет, обострять отношения с передовою частью дворянства; события 11 марта 1801 г., в которых он сам принимал косвенное участие, были живы в его памяти, и, по-видимому, он опасался возможности их повторения. В пьесе Симеона Полоцкого "О Навуходоносоре.. ." нет упоминаемых А. И. Тургеневым "протозанщиков" и "спальников". По-видимому, речь идет о пьесе "Иудифь", в которой представление разбито на "действа" и "сени", а в числе действующих лиц фигурируют Навуходоносор, "протозанщики" и "спальники" (см.: Н. Тихонравов. Русские драматические произведения 1672-1725 годов, т. 1. СПб., 1874, стр. 76-203). В начале "Иудифи" посвящение царю Алексею Михайловичу, что также сходится с описанием А. И. Тургенева. Ошибочна, видимо, надпись на рукописи, удостоверяющая авторство якобы Софии Алексеевны; эта надпись объясняется традицией, приписывающей последней сочинение одной трагедии (см.: Словарь русских светских писателей митрополита Евгения, т" 1. М., 1845, стр. 174). Как считают исследователи, сочинением пьес занималась другая сестра Петра I - Наталья Алексеевна. Однако и ей не приписывают авторство "Иудифи"; кто написал эту пьесу, до сих пор не установлено. Учитывая некоторые особенности "Иудифи", П. О. Морозов полагал, что она сочинена в Польше каким-нибудь немецким актером и затем переведена в нашем посольском приказе (см.: П. О. Морозов. История русского театра до половины XVIII столетия. СПб., 1889, стр. 164-166).
  57 Речь идет о книге французского дипломата Доминика Дюфура де Прадта (1759-1837) "Du Jesuitisme ancien et moderne" (Paris, 1825).
  58 Политический каламбур: Легро его нарисовал, а также: толстый кролик, как в насмешку именовали французы Людовика XVIII.
  59 Английский филантроп Джон Говард умер в 1790 г. в Херсоне во время обследования военных госпиталей.
  60 А. И. Тургенев присутствовал на собрании, устроенном одной из левых групп английского радикального движения: "Карлейль и его группа... требовали уничтожения государственной церкви из-за ее несовместимости с гражданской свободой, но одновременно вели в своей прессе деятельную критику христианской религии с позиции просветительства" (Е. Б. Черняк. Демократическое движение в Англии. 1826-1820. Изд. АН СССР, М., 1957, стр. 151-152).
  Как видно из перечня тостов, приводимых в дневнике А. И. Тургенева, идеологи радикального движения считали своими духовными отцами французских просветителей, английского социалиста-утописта Роберта Оуэна и плеяду английских деистов XVIII в.: Роберта Тейлора, Матвея Тиндала, Джона Толанда, Петра Аннета и, наконец, Томаса Пейна, автора широко известного труда "Rights of men" (1791-1792, 2 v.), памфлетов в защиту независимости Америки и других работ. Возмущение А. И. Тургенева взглядами Ричарда Карлейля вполне естественно: ни республиканизм, ни деистические построения этого английского радикала не вызывали симпатии у русского дворянского либерала, являвшегося сторонником конституционной монархии. В то же время платформа партии тори не была близка А. И. Тургеневу. Наиболее сочувственно он относился к программе вигов, подружившись с видными деятелями этой партии - лордом Генри Брумом и лордом Генри Лансдовном.
  61 Речь идет о книге французского литератора Августа Луи де Сталя-Гольштейна, сына мадам де Сталь, "Lettres sur l'Angleterre" (Paris, 1825).
  62 А. И. Тургенев имеет в виду рецензию на книгу Амедея Пишо "Voyage en Angleterre et en Ecosse" (Paris, 1825).
  63 В 1820 г. Брум выступал защитником королевы Каролины, обвиненной в нарушении супружеской верности, и добился ее оправдания. Подробнее об этом см.: Histoire du proces de la Reine d'Angleterre. [Б/г.].
  64 Оклеветанный брат - С. И. Тургенев, который лечился в то время в Италии. В начале следствия по делу декабристов он был заподозрен в участии в нелегальных организациях, и, как видно из дневника А. И. Тургенева за 24 сентября 1832 г., русский чрезвычайный посланник и полномочный министр в Неаполе Г. О. Штакельберг даже пытался арестовать С И. Тургенева в Италии, и лишь болезнь спасла последнего от насильного возвращения в Россию (ИРЛИ, ф. 309,  13, л. 19). В ходе дальнейшего следствия С. И. Тургенев был признан непричастным к делу о тайных обществах.
  65 А. И. Тургенев рассматривал известный альбом польской пианистки Марии Шимановской; об этом альбоме Вяземский написал вскоре статью для "Московского телеграфа" (1827, ч. XVIII, стр. 110-127). В последнее время об альбоме Шимановской писал М. П. Алексеев в своих статьях "Автографы Байрона в СССР" (ЛН, т. 58, М., 1952, стр. 960-963); "Из истории русских рукописных собраний" (Неизданные письма иностранных писателей XVIII-XIX веков. Изд. АН СССР, М.-Л., 1960, стр. 17-24) и И. Бэлза в книге "Мария Шимановская" (Изд. АН СССР, М., 1956).
  66 Шелкоткацкое производство Спитфильда было единственной отраслью английской промышленности, в которой рабочие добились в 1773 г. парламентского акта о регулировании заработной платы. В мае 1824 г. предприниматели подали в парламент петицию с просьбой аннулировать Спитфильдский акт, мотивируя свою просьбу тем, что судьи устанавливают одинаковый минимум зарплаты за ручной труд и за машинную работу, и стали переводить свои предприятия в другие районы страны, где имелись более дешевые рабочие руки. В июне 1824 г. Спитфильдский акт, несмотря на протесты и петиции рабочих, незначительным парламентским большинством был отменен, что привело к стачкам и разрушениям машин в шелкоткацкой промышленности, к пауперизации ремесленной аристократии и к победе машинного труда над ручным в этой отрасли производства. Подробнее об этом см.: Г. Быков. Очерки по истории социального движения в Англии. 1764-1836. Соцэкгиз, 1934, стр. 85-87.
  67 А. И. Тургенев сравнивает И. И. Дмитриева с английским поэтом Томасом Кампбеллом, который в 1820-1831 гг. был издателем "New Monthly Magazine". Поэмы Кампбелла, о которых говорится в рецензии, по-видимому, "The Pleasures of Hope" (1799) и "Gertrude of Wyoming" (1809).
  68 О посещениях Веймара А. И. Тургеневым см. также настоящее издание, стр. 113-118, 210-212.
  69 О совместном чтении А. И., С. И. Тургеневых и Жуковского исторических трудов Минье и Гизо см. статью на стр. 458-460.
  70 Встреча Пушкина с пасторами на квартире А. И. Тургенева может быть датирована июнем-декабрем 1817 г. Подробнее об этом см. статью С. Дурылина "Пушкин и пасторы (Из забытых свидетельств о Пушкине)" ("30 дней", 1937,  2, стр. 83-86), в которой впервые была приведена выписка из дневника А. И. Тургенева об этой встрече. Иоанн Генрих Буссе (1763-1835) с 1785 по 1819 г. жил в Петербурге. Он был с 1785 г. директором Академической гимназии, с 1795 г. - адъюнктом Петербургской Академии наук, с 1801 г. - пастором в церкви св. Екатерины на Васильевском острове. Мюральт - с 1810 г. пастор реформатской церкви и содержатель пансиона в Петербурге. Ласозе, - по-видимому, тоже пастор.
  71 Речь идет о книге А. П. Куницына "Право естественное", которая по решению Главного управления училищ была конфискована и уничтожена. Выдержка из решения Главного управления училищ о книге А. П. Куницына приведена в книге Б. С. Мейлаха "Пушкин и его эпоха" (Гослитиздат, М., 1958, стр. 70), в которой дан разбор лицейских курсов А. П. Куницына и выяснено их влияние на Пушкина и лицеистов его круга.
  72 А. И. Тургенев имеет в виду третье французское издание (1822) труда Дестю де Траси "Комментарий к Духу законов Монтескье" (впервые напечатано в переводе на английский язык в 1811 г.), в котором подвергнут резкой критике в духе социальной доктрины Руссо английский парламентаризм. Утверждая необходимость установления республиканского строя, автор отрицал американскую федеративную систему и видел в президентской власти возможный источник реставрации монархии. Демократическая доктрина Дестю де Траси, оказавшая громадное влияние на карбонарское движение, была воспринята и декабристами, главным образом, членами Южного общества. Свидетельство А. И. Тургенева об успехе труда Дестю де Траси в России, который был быстро раскуплен гвардейскими офицерами, подтверждается и показаниями М. Ф. Орлова на следствии.

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 609 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа