Главная » Книги

Островский Николай Алексеевич - Письма (1924-1936), Страница 9

Островский Николай Алексеевич - Письма (1924-1936)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

">   Только что получил твое письмо. Все понял, не сержусь. Очень жаль, что хвораешь, очень жаль. Для нас - это самое гиблое и противное.
   Что у меня нового?
   Принят в Союз писателей, это теперь стало делом чести. Приняли, конечно, авансом за счет моего будущего. Я не лодырничаю. Нет. Это Вы, товарищ Жигирева, меня зря обидели.
   Я, по-честности, хочу работать. Правда, мне иногда мешают, но это не моя вина. Ты права, у меня бывает много людей. Иногда я устаю до края и засыпаю в четыре часа утра. Это перегиб. Пересмотрел состав посетителей и сократил на 50%, и все равно половина времени уходит на них. Срежу еще на 50. Каждый час для меня дорог.
   Я упорно учусь, много читаю, готовлюсь к большой работе, и трепология и пустозвонство прямо преступны при моем быстро тающем здоровье...
   На днях пришлю тебе вторую книгу...
   На зиму хочу вернуться в Москву, это нужно для учебы. Поеду, если дадут квартиру.
   В Сочи стройка идет вовсю. Говорят, к морю из-за лесов добраться нельзя.
   Мама хворает, думаю, на днях пошлем ее в санаторий. У Кати оказалось начало туберкулеза. Обеим им куплю путевки, пусть лечатся хоть раз в жизни. От Панькова писем нет, свяжусь.
   В июле в Москве выйдет второе, роскошное издание - обязательно пришлю. В конце года выйдет третье - массовое - 100 000.
   ...У нас тоже дожди, хотя и тепло. Состояние посевов края хорошее. Засуха куснула не сильно.
   Очень жаль, но в саду я был всего лишь один раз. Скоро начну выбираться чаще.
   Насчет кино - принимаю к сведению. Будут новости - напишу. Значит, не увидимся. Эх...
   Привет от всех.

Твой Коля.

   Сочи, 26/VI - 34 г.
   Ореховая, 47.
  

154

М. З. ФИНКЕЛЬШТЕЙНУ

  

1 июля 1934 года, Сочи.

Дорогой Мишенька!

   Что-то от тебя нет вестей? У меня особых новостей нет. В Киеве 11-го июля будет юбилейный съезд ЦК Комсомола Украины в честь пятнадцатилетия союза. Тогда будут новости. "Молодая гвардия" 8/VI прислала сигнальный экземпляр второй части, но остальных авторских и купленных не присылают. Редактор Шпунт пишет, что второе издание (две части в одном томе) уже сдала в производство и выйдет [оно] в июле. Конечно, верить нельзя, но в августе, возможно, выйдет. Шпунт обещает в июле приехать ко мне... Мой колхоз поголовно болеет. Старик едва лазит от старости, мать и сестра требуют немедленного санаторного лечения. У Кати что-то вроде туберкулеза, а у матери декомпенсация сердца. Жизнь в Сочи до невозможности дорогая. Бюджет колхоза в июне 1 200 руб. Этак никакой ЦК [комсомола] нас не прокормит, и это при том, что я почти весь месяц совершенно ничего не ел, ввиду потери аппетита. Все эти "болезненные" явления в "колхозе" отнимают у меня много сил и прочего. А ты знаешь, для работы надо "спокойствие души". Вот почему я пока писать ничего не могу, а пока учусь, учусь и учусь. 1-го августа к нам из Москвы выезжает Рая. Позвони в издательство, Мишенька, узнай, кто должен мне выслать остальные экземпляры второй книги. Жду твоего письма, дорогой, пиши много, подробно обо всем и обо всех. Привет "Маленькой".

Твой Коля.

   Конечно, от матушки низкий поклон и самые наилучшие пожелания. Старушка имеет крольчиху и 9 подростков деток, а десять маленьких погрызли свирепые крысы.
   1/VII - 1934 г. Сочи, Ореховая, 47.
  

155

К. Д. ТРОФИМОВУ

  

7 июля 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Трофимов!

   Только что получил посланные Вами по телеграфу пятьсот рублей. И каждый день я встречаю почтальона с надеждой получить украинское издание. Чем ближе сроки, тем больше нетерпения. Я очень хочу знать а следующем:
   1. Вышла ли уже книга из печати?
   2. Будет ли роздана делегатам юбилейного Пленума ЦК ЛКСМУ?
   3. Будут ли мне проданы, кроме авторских, 50 экземпляров?
   4. Остаетесь ли Вы в Харькове, или переезжаете в Киев?
   5. Что Вы можете сказать о возможности второго дешевого массового украинского издания книги в 1935 году?
   Я прошу сообщить мне Ваше личное мнение об этом. Помните, дорогой, с каким нетерпением я жду книгу, и сейчас же высылайте, как только получите. На все вопросы жду Вашего скорого ответа. Набросайте его сейчас же, а то работа затянет Вас, смотришь, день-другой прошел без свободного часа. А мне каждый день дорог. Принят в члены С[оюза] С[оветских] П[исателей]. На днях выходит польское издание книги. Из письма редактора "Молодая гвардия" товарищ Шпунт видно, что Москва всерьез решила соревноваться на качество издания с Вами. Я сейчас же Вам вышлю второе русское издание, обе части в одном томе, иллюстрированные, книга вложена в картонную папку. Книгу "Молодая гвардия" готовит как подарок к писательскому съезду. Я не хочу говорить комплименты, но я почему-то верю, что Украина на этот раз побьет Москву по качеству и оформлению, как уже побила в сроках.
   Я пришлю также Вам экземпляр второй части на русском языке. Я уже получил сигнальный экземпляр.
   Крепко жму Ваши руки, с комприветом!

Н. Островский.

   Сочи. 7-го июля.
  

156

К. Д. ТРОФИМОВУ

  

16 июля 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Трофимов!

   Со дня на день жду Ваших писем и книг. Но дни проходят, а их нет. В прошлом письме я задал Вам ряд вопросов. Получили ли письмо?
   Я прошу сейчас же написать мне. Самое главное: была ли издана книга к Пленуму ЦК ЛКСМУ?
   Вы должны понять мое нетерпение и ответить мне немедленно.
   Крепко жму Вашу руку.

С комприветом! Н. Островский.

   P.S. В No 6 "Молодой гвардии" прочтите статью Н. Никитина "Рождение героя" и мою статью в [разделе] "Дискуссии о языке" там же.

Н. О.

   Г. Сочи, 16 июля 1934 г.
  

157

К. Д. ТРОФИМОВУ

  

21 июля 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Трофимов!

   Вчера получил два первых экземпляра и Ваше письмо. То и другое принесло большую радость. Все мои друзья говорят, что книга сделана замечательно. Хорошие рисунки художника Глухова. Общее мнение, что его рисунки гораздо художественнее мазков Дегтярева в русском издании первой части. Технически книга сделана прекрасно. Я глубоко удовлетворен. "Молодой большевик" с честью выполнил свои обязательства. Я еще раз прошу Вас передать мой искренний привет и большое спасибо товарищам, работавшим над книгой. Мне почти целую ночь читали книгу, и ее редакция, и качество перевода очень хороши. Мне кажется, что на украинском языке книга выигрывает, ибо диалоги происходят на родном языке действующих лиц. Сестре и мне, например, книга на украинском языке больше нравится, чем на русском, и это без наличия национального уклона. Я, конечно, шучу. Я очень прошу Вас, товарищ Трофимов, поручить своим помощникам пересылать мне критический материал о книге, который появится в украинской прессе. Я не имею никакой возможности следить. Мой секретариат по-украински не читает. Буду ждать остальных 75 экземпляров. Читали ли в No 6 журнала "Молодая гвардия" статью Н. Никитина "Рождение героя"? Я еще раз хочу сказать о том, что издание книги не должно ослабить наше сотрудничество и наша творческая связь не будет прервана.
   Крепко жму Вашу руку.
   С коммунистическим приветом!

Н. Островский.

   Сочи, 21 июля 1934 года.
  

158

М. З. ФИНКЕЛЬШТЕЙНУ

  

24 июля 1934 года, Сочи.

Дорогой Мишенька!

   Получил твою телеграмму.
   Квартирная проблема пока на точке замерзания, а Москва мне и ночью снится. Получил первые экземпляры украинского издания. Книга сделана прекрасно. Она была роздана делегатам юбилейного пленума ЦК комсомола Украины в Киеве 11 июля. В отношении меня бюро ЦК в день 15-летия ЛКСМУ вынесло решение о награждении грамотой, пишущей машинкой, "просить правительство о повышении пенсии". 2 августа к нам выезжает гостья - Рая. Скажи, Мишенька, мы с тобой увидимся в этом году в Сочи или нет? Каковы твои лечебные планы, финансовое положение и пр[очее] - напиши обо всем.
   Может быть, случайно будешь на улице Воровского, No 52, там оргкомитет Союза советских писателей. Меня поздравили с приемом в Союз, а билета не выслали до сих пор. В No 6 "Молодой гвардии" есть статья Никитина о книге и моя статья в [разделе] "Дискуссия о языке".
   Погода прекрасная. Целый день провожу в саду. Москва молчит, ничего не пишет. Единственная весть - твоя телеграмма.
   Мишенька, сейчас же напиши о себе и обо всем. Пока все.
   Колхоз жив, но далеко не здоров, думаю ремонтировать бражку, пока не рассыпалась вдребезги.
   Деньги есть, а путевку достать трудно. Будут новости, сообщу. Крепко обнимаю тебя и Цилю.

Ваш до "гробовой доски"

Коля.

   Привет от всего колхоза.
   Сочи. 24 июля 1934 г.
  

159

К. Д. ТРОФИМОВУ

  

25 июля 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Трофимов!

   Уже прошло немало дней с одиннадцатого [день юбилея], но я еще не получил письма ЦК ЛКСМУ. Я очень прошу Вас, товарищ Трофимов, если Вы будете в Киеве, или через своих товарищей, реализовать решение бюро. Жду присылки книг. Правда, случайное совпадение, но очень приятное: книгу я получил 20 июля 1934 года, а 20 июля 1919 года я вступил в комсомол. Хорошее совпадение, и хорошо издали, так говорят все ребятки.
   Чтоб подзадорить "Молодую гвардию", я послал им [экземпляр], т. к. редактор лит[ературно] худ[ожественной редакции] "Молодой гвардии" Ревекка Шпунт писала, что они "переплюнут" Украину. Выражение не весьма эстетическое, но грозное. Пусть же на деле докажут, на что способны, а пока они "плюются", то на Украине книга уже вышла прекрасная.
   С комприветом!

Н. Островский.

   Сочи. 25 июля 1934 года.
  

160

А. А. КАРАВАЕВОЙ

  

Июль 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Анна!

   В ожидании приезда товарищ Сони из Гагр диктую эти несколько строк.
   Мои новости: 11 июля в Киеве происходил юбилейный пленум ЦК ЛКСМУ. На нем были Косарев, Безыменский, Кольцов и большинство старых работников комсомола Украины. Пленум и комсомольский праздник прошли оживленно, с подъемом, издательство ЦК ЛКСМУ "Молодой большевик" к юбилею приурочило украинское издание "Як гартувалася сталь", обе части в одном томе. Книга сделана прекрасно. Она была роздана 500 делегатам пленума. В юбилейные дни 15-летия ЦК комсомола Украины постановил послать мне юбилейное письмо ЦК и вообще вспомнил обо мне добрым словом. Позавчера у меня был И. Уткин. Мои друзья притащили его ко мне партизанским методом. Три года он в Сочи ускользал от встречи со мной. Жаль, что встреча была коротка. Иосиф читал свои последние стихи.
   Скажу откровенно, каждая встреча с новым писателем открывает для меня закулисные стороны писательского бытия, и радоваться здесь нечему. Скрытая групповщина, вернее - остатки ее, - это стремление лягнуть друг друга. Нет большевистской дружбы и свежей беспристрастной критики. Я только слушаю. Я ведь не знаю, как именно обстоят дела, но тяжелый осадок остается. На что это похоже? Члены партии на одном общем фронте - и такая безответственная грызня и антагонизм. Приходится радоваться, когда писатель о писателе говорит хорошо, а всего больше услышишь, что вот такой-то стерва, а тот - подхалим, или бездарность, или карьерист. Я думаю, что я никогда не вползу в эту писательскую склоку, ибо она убивает творческую мысль и унижает коммуниста.
   Товарищ Анна! Я еще раз с возможно надоедливым упорством пишу тебе о том, что я должен вернуться в Москву. Это для меня непреложная истина. Рост и учеба - это Москва. А здесь даже книги необходимой нельзя найти. Черт с ним, хоть в подвале, но лишь бы я мог встретиться с вами, говорить и делиться и на ходу исправлять ошибки. Поскольку это вопрос вообще о моем литературном будущем, то тут я буду за возврат в Москву драться. Мне много обещают, но прошел год, надвигается осень, а никто не скажет, будет ли у меня комната к зиме, или нет? Товарищи Серафимович, Киршон, Матэ и другие обещали свою помощь, но решить квартирную проблему не удается уже хотя бы потому, что между ними какое-то отчуждение.
   Я прошу тебя - поговори на съезде с Киршоном и узнай, есть ли у меня надежда осенью вернуться, или нет. Если нет, то я пойду на крайности: напишу товарищу Сталину письмо и попрошу моих друзей - "партийных стариков" - встретиться с вождем и передать мою просьбу о 10 кв. метрах в Москве. Это нужно не для меня, мне все равно, где жить,- для автора первой книги нужна Москва, и я там должен быть. Я буду ждать твоего письма. После съезда ты его напишешь. Помни, что я буду ждать с тревожным нетерпением.
   Крепко жму руку.

Уважающий тебя Н. Островский.

   Сочи, Ореховая, 47.
  

161

А. С. СЕРАФИМОВИЧУ

  

11 августа 1934 года, Сочи.

Дорогой Александр Серафимович!

   Послал Вам вторую часть "Как закалялась сталь". Не знаю, будете ли Вы на съезде, но, возможно, будете. Ведь съезд все же огромного значения вещь.
   Я продолжаю учебу. Ожидаю выхода второго издания, приуроченного к съезду писателей. 11-го июля в Киеве происходил юбилейный пленум ЦК комсомола Украины, присутствовало 500 делегатов, всем им была роздана прекрасно изданная моя книга на украинском языке. Меня ЦК в день 15-летия комсомола Украины вспомянул добрым словом, постановил послать юбилейную грамоту и прочее.
   Несколько дней назад был в гостях И. Уткин.
   В номере шестом "Молодой гвардии" в [разделе] "Дискуссии о языке" напечатана моя статья, помните, я о ней Вам говорил? Я хочу Вам о ней сказать несколько слов. Она была написана и послана до встречи с Вами, т. е. до того, как наши беседы раскрыли мне глаза на некоторые методы действия в литературном мире. Я писал в статье, что дискуссия только началась, но уже есть ошибки, в частности статья тов. Серафимовича (я считал, что это была Ваша статья, а не репортерская запись какого-то литпройдохи), а также я писал, что статьи Горького и речь Стецкого многие поняли, как "гробокопательскую" установку. Я выступил против шельмования Уткина, как конченного поэта и т. д.
   Дорогой Александр Серафимович, мне было бы очень досадно, если бы Вы хотя бы на одну минуту могли подумать о том, что и я оказался в числе тех, кто так старательно Вас лягал различными способами. Я просто беру вещи в чистом виде, принимая каждое слово на веру, а при проверке многие громкие фразы оказываются просто очковтирательством и групповщиной.
   Идет осень. Моя мечта вернуться осенью в Москву, т. е. получить там квартиру, пока остается мечтой. Мне много пишут прекрасных писем, обещают, уверяют, но все это пока слова на бумаге. Я же отчетливо сознаю, что Москва не просто мое желание, а необходимость для роста и учебы.
   Мой дорогой Александр Серафимович. Я знаю, что Вы сделаете все, что в Ваших силах, для того, чтобы я смог развернуть наступление на литфронте и не закис в этом дождливом Сочи.
   Крепко жму Вашу руку

c комприветом Н. Островский.

   Сочи, 11 августа.
  

162

К. Д. ТРОФИМОВУ

  

16 августа 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Трофимов!

   Только что получил Ваше письмо от 11/VIII.- Сочинская почта работает из рук вон плохо: письмо Ваше пришло в Сочи 13, а доставлено мне 16.
   Например, я не уверен, посланы ли Вами мне остальные экземпляры украинского издания, я их не получил. Жду их со дня на день. Ваше письмо о решениях ЦК ЛКСМУ и о всем остальном принесли мне много радости. Есть, значит, для чего жить. В наше время даже темная ночь становится пламенным утром. Никогда я не мечтал о таком счастье, как то, что завоевал сейчас. Я очень прошу Вас прислать мне "Комсомолець УкраОни" со статьями и заметками. Я подписался на "Комсомолець УкраОни", но мне не присылают. В конце августа ко мне приезжает из Москвы на совещание о дальнейшей работе редактор изд[ательст]ва "Молодая гвардия" Р. Шпунт. Второе русское издание должно было выйти к съезду писателей, но, по-видимому, сроки сорваны. "Молодая гвардия" выпускает два тома I-й и II-й части, отдельно вложенными в одну папку.
   А. М. Горький передал "Молодой гвардии" теплый отзыв о моей книге, после съезда обещал написать в "Правду" статью. Как только получу его отзыв, копию пришлю Вам.
   Конечно, товарищ, Трофимов, я с "Молодым большевиком" никогда не порву творческой связи. Писать же я буду и пишу вторую книгу о молодежи, о новых людях нашей страны, о том, что хорошо знаю. Действие опять происходит на Украине - моей родине, которую я прошел пешком вдоль и поперек. Пишу о том, что ярко запечатлелось, что можно правдиво передать. Не перепевая темы, не повторяя людей, дать новое, волнующее, зовущее к борьбе за наше дело, но в другом сюжете, в другой композиции. Желания работать у меня много, и я верю, я даже обязан прожить еще минимум три года и написать юношеству одну-две родные им книги. Это очень трудно, а для меня в особенности, вот почему я так много работаю, подготавливая материал, организуя его, много читаю и, подготавливая, учусь, прежде чем начать работать. Рост - это движение вперед. Для меня качество второй книги - дело чести, я буду над ней работать упорно, любовно вкладывая в нее все, что дали мне пятнадцать лет моей коммунистической жизни. Большая победа первой книги не может вскружить мне голову, ибо я не зеленый юноша, а большевик, знающий, как далека от совершенства и истинного мастерства моя первая книга. Если Вам угодно, я подпишу любое присланное Вами соглашение на любых предложенных Вами условиях. Книгу молодежь узнает лишь после массового издания. Если Вы мне напишете, что в 1935 году "Молодой большевик" издаст книгу массовым дешевым тиражом, то это для меня будет большая радость.
   Заканчивая свое письмо, я хочу сказать о том глубоком удовлетворении, какое испытываешь, получая Ваши письма.
   Крепко жму Вашу руку.
   С коммунистическим приветом!

Н. Островский.

   P.S. Послал Вам вторую русскую часть. Посоветуйте, как переправить пишмашинку, она бы мне сейчас очень и очень пригодилась. Пришлет ли ее сам ЦК, или мне послать кого-либо из киевских товарищей.
   Вот принесли мордовское издание книги из Москвы. На днях ожидаю польское.
   Ожидаю Вашей телеграммы или письма.
   Сочи, 16 августа 1934 года.
  

163

Г. М. АЛЕКСЕЕВОЙ

  

25 августа 1934 года, Сочи.

Милая Галочка!

   Сегодня Катя едет в Одессу, а оттуда в Киев.
   Она передаст тебе желанную вторую книгу, в ней есть несколько слов и о Гале Алексеевой, секретаре моего друга Павлуши.
   Обо мне тебе расскажет все Катя, поэтому в письме буду краток.
   Делается все, чтобы зимой я возвратился в Москву, но все решает ЦК.
   Возможно, зимой встретимся. Мы тебя не забыли.
   Привет тебе от матушки. Набирайся сил, девочка, отдыхай, озоруй, но не очень.
   Жму твою ручонку.

Николай.

   Книгу должны прочесть как можно много товарищей, не жалей ее и не держи под спудом. Это все, чего я хочу.
   Г. Сочи, 25 августа 1934 года.
  

164

К. Д. ТРОФИМОВУ

  

27 августа 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Трофимов!

   Только что прочли мне Ваше письмо от 23/VIII 1934 года. Буду искренне рад встретиться с Вами. Приезжайте.
   В отношении квартиры и прочего у меня все хорошо. Дом в саду, в котором я провожу целые дни. Поговорим обо всем, приезжайте, пока стоит прекрасная погода, поздней осенью здесь не привлекательно. Повторяю, буду искренне рад встретиться с тем, кто заочно стал мне партийным другом. Украинских книг все еще нет, жду с нетерпением. 21/VIII я получил из ЦК ЛКСМУ телеграмму с вопросом: "Что выслать - путевку или деньги?" Я ответил.
   25/VIII 1934 г. поехала в Киев моя сестра, она привезет машинку.
   Я очень интересуюсь номерами газет "Комсомолець УкраОни", в которых помещены статьи о книге.
   Я вам послал заказной бандеролью 14/VIII вторую русскую часть. Получили?
   Обязательно напишите, когда Вас ждать. Приезжайте, товарищ Трофимов, пожмем друг другу руки, поговорим о дальнейшей дружной работе.
   С коммунистическим приветом!

Н. Островский.

   Сочи, 27 августа 1934 года.
  

165

А. А. КАРАВАЕВОЙ

  

29 августа 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Анна!

   Только что прочли мне твое письмо. Словно солнышко пригрело. Надеюсь на успех твоих стремлений и замыслов перетащить меня в Москву. Не хочу даже думать, что не удастся. Столько хороших людей взялось за это, и чтобы не удалось!
   Крепко жму твои руки, моя хорошая товарищ Караваева.

Уважающий тебя Н. Островский.

   На Украине ЦК комсомола постановил проработать "Сталь" во всех ячейках, школах, кружках республики. Этого я, признаюсь, не ожидал. Читаю все речи. Сердцем там, с вами. До чего же нужно жить на свете!
   29/VIII - 34 г. Сочи, Ореховая, No 47.
  

166

Ш. З. ФИНКЕЛЬШТЕЙНУ и Ц. Б. АБЕЗГАУЗ

  

Сентябрь 1934 года, Сочи.

Дорогие Мишенька и "Маленькая"!

   Проходят месяцы, а от Вас ни слова. Конечно, бывало и хуже, но хочется иного. Например: знать, как вы живете, что хорошего и плохого у вас?
   Одним словом, "Ты жива ль еще, моя старушка?" На худой конец профессору можно простить молчание. За день в его мозгах такая перегрузка, что вечером не до писем.
   "Чижолая" это штука, профессорское звание. Ну, а чем оправдать маленькую женщину? Что ж делать, приходится рассказывать о себе. Приезжала редактор издательства "Молодая гвардия", Шпунт. Договорились о новой книге в пятнадцать листов под условным названием "Рожденные бурей". 25 октября выходит 10 000 экземпляров хорошего издания, обе части. К Октябрьским праздникам еще 20 000 на простой бумаге. В 1935 году выйдет 32-е массовое издание, 100 000 экз. ...
   Брат Митя учится в Комуниверситете в Харькове.
   Приехал Феденев. Здоровье мое ничего - жить можно. Печатает Катя на подаренной ЦК машинке.
   Конечно, искренний привет от матушки тебе и Циле, она все хворает, бедняжка. И еще кланяется весь колхоз.
   Как только будут новости, сейчас сообщу.
   Крепко жму ваши руки. Преданный Вам до гробовой площади.

Коля.

   Сочи. 1934 г.
  

167

С. М. СТЕСИНОИ

  

12 сентября 1934 года, Сочи,

Милая Соня!

   Товарищи Анна и Матэ Залка пишут мне, что ЦК комсомола ходатайствует перед Моссоветом [о предоставлении] квартиры для меня. Ты, конечно, знаешь, Соня, что такое получить квартиру в Москве,- это значит - пройти сквозь огонь и медные трубы, взяв приступом тупики и барьеры в учреждениях, ведающих квартирами, для этого нужно быть закаленным бойцом и человеком с крепкими нервами, вот почему я прошу тебя, Соня, узнай у товарищ Анны или у тех, кто это знает, как развертывается наступление на этом фронте, и, где сможешь, присоединяй и свои силенки к тому, чтобы парнишка вернулся к Вам в Москву в ближайшие дни, пока не настали холода.
   Ты поймешь и без слов, что я хочу, помни, что я ожидаю твоего письма.
   Жму твою маленькую руку.

Николай.

   12/IX-1934 г.
   Сочи, Ореховая, 47.
  

168

М. З. ФИНКЕЛЬШТЕЙНУ

  

17 сентября 1934 года, Сочи.

Дорогой Мишенька!

   Дней пять назад получил от Матэ Залка открытку. Он пишет, что ЦК комсомола вынес уже обо мне решение в отношении квартиры...
   Напиши, дорогой, мне хоть пару слов, что нового ты слыхал.
   Если бы ты знал, до чего мучительно хочу я в Москву, это стремление овладело мной целиком. Я прямо сплю и вижу Москву.
   Братишка Миша, ты человек бывалый, испытанный боец и великий спец в прошибании тупиков. Скажи, положа руку на сердце, выйдет ли что реальное из всех этих действий, или мне надо забыть дорогу в центр Союза и загнать мечту кулаками в долгий ящик и начинать работу в этих условиях начинающейся осени и бесконечных дождей, ибо жить-то надо и, значит, надо работать, ибо жизнь - это труд, а не копчение неба.
   Братишка Миша, дай подержать свою лапу, будь нежен к своей жене, ибо жена - это не означает исчадие ада, а существо, данное нам природой для нежного и осторожного обращения.
   Миша, в душе у меня немножко грусть, потому что я хочу в Москву... Мендель Маранц сказал бы: "Дурак, почему у тебя нет дяди управдома?"
   Не дрейфь, Мишенька, жизнь - это такая штуковина, где ночь сменяется пламенным ураганом, и мы еще заживем с тобой, споем на пару: "Рахиль, ты мне дана небесным провиденьем..." Будьте добрее, братишки, живите дружно, ибо дядя Коля - за единство рабочего класса.
   Преданный Вам Колька, бузотер, но все же артельный парень, "свой вдоску", не литературно, но факт.
   Сочи, 17/IX.
  

169

К. Д. ТРОФИМОВУ

  

20 сентября 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Трофимов!

   Только что получил сорок пять экземпляров книг и катушки. Не скрою, я немного огорчен, что книги не однородны с теми двумя экземплярами, которые я от Вас получил раньше. Я очень прошу Вас, обязательно пришлите мне несколько экземпляров таких, как два первые. Если можете - купите за мой счет или посоветуйте, где я их могу взять. Хотя бы десяток или меньше, но, во всяком случае, хоть одну из издательского фонда для меня лично. Ведь я не имею сейчас ни одной богато изданной книги.
   Я получил от Вас две, - одну послал в Москву, другую в райком партии в Шепетовку, для проработки в парторганизации парткомиссии, по их просьбе.
   Вы поймите мое стремление иметь эти книги.
   Жду приезда. Жму крепко Вашу руку.

С комприветом Н. Островский,

   20 сентября 1934 года. г.
   Сочи, Ореховая, 47.
  

170

К. Д. ТРОФИМОВУ

12 октября 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Трофимов!

   Узнал, что Вы переехали в Киев. Я не знаю Вашего адреса. Боюсь, что письмо не дойдет. Вчера у меня был редактор издательства "Молодая гвардия" Ревекка Шпунт, приехавшая для совещания о дальнейшей работе. Подарил ей Вашу книгу в хорошем издании.
   25 октября выйдет 2-е русское издание, обе части. Как только получу первые экземпляры, пришлю Вам. Товарищ Шпунт не могла не признать, что "Молодий бiльшовик" издал книгу хорошо. Посмотрим, как сделает "Молодая гвардия".
   Когда Вы сообщите свой новый адрес, я вышлю Вам копии критических статей, рецензии и заметки о романе "Как закалялась сталь", опубликованных в печати на русском языке, конечно, тех, которые попали ко мне. Пришлю, если они Вам нужны.
   Я боюсь, товарищ Трофимов, что нам не удастся в этом году встретиться. Сейчас, наверное, с головой ушли в работу над составлением тематического плана издательства на 1935 год.
   Если очевидно, что Вы не приедете, что меня весьма огорчило бы, то придется сжато договориться о следующем:
   (Если это возможно и Вы найдете это необходимым)
   Первое - включить в тематический план 1935 года дешевое переиздание "Як гартувалася сталь";
   Второе - заключить соглашение на издание новой книги, под условным названием "Рожденные бурей", размером приблизительно пятнадцать печатных листов. Тема книги - борьба за Советскую Украину, период 1919-20 годы. Книга для юношества. Возможно, революционно-романтического характера.
   Если эти две вещи будут включены в план, то я даю Вам право написать договорное обязательство на них и прислать их мне для подписи. Сумму гонорара определите сами.
   Я против суммы возражать не буду.
   У нас с Вами прекрасное партийное сотрудничество. Разногласий не будет.
   Новую книгу я Вам напишу на русском языке, поэтому Вы учтите свои расходы на перевод. Срок представления рукописи - сентябрь 1935 года, возможно раньше, но это неизвестно.
   Вы, конечно, сообщите Ваше решение. Жду присылки обещанных вами 30 экземпляров в коленкоровом переплете. Тогда пришлю Вам и товарищам.
   Сообщите мне фамилию директора издательства.
   Крепко жму вашу руку.

С коммунистическим приветом! Н. Островский.

   Сочи. 12 октября 1934 года.
  

171

А. А. ЖИГИРЕВОЙ

  

13 октября 1934 года, Сочи.

Дорогая моя Шурочка!

   Прости, моя родная, за долгое молчание. Это у меня впервые. Сообщаю новость. То, чего вы требовали, исполнено: печатаю на машинке, подаренной ЦК, все остальное тоже сделано.
   В Сочи приехал Феденев. Вчера был у меня с Бронеславой Мархлевской - женой покойного вождя польской компартии.
   Со дня на день ожидаю известий из Москвы: там поднята борьба за мое возвращение в Москву на зиму. Дело за квартирой.
   ЦК комсомола вынес уже решение: просить Моссовет дать квартиру. Это поддержано группой писателей и [в том] числе [был] товарищ Серафимович. "Молодая гвардия" делает все, чтобы я вернулся и приступил к работе.
   Позавчера ко мне приезжал редактор из "Молодой гвардии", договорились о новой книге под условным названием "Рожденные бурей".
   25 октября выходит второе русское издание - дорогое; обе части. 10 000 экземпляров. 7 ноября еще 20 000 на простой бумаге, а в феврале 1935 года выйдет третье массовое издание - 100 000 экз.
   Украинскую, мордовскую книги я уже получил. Украинская издана прекрасно. На польском, татарском и чувашском языках книга печатается.
   В печати книгу продолжают хвалить, т. е. я попал в разряд захваливаемых. Хорошо, что меня трудно испортить этими похвалами, а то есть некоторые основания задрать нос кверху и вообразить себя мастером художественного слова, как это делают некоторые недоношенные молодые литераторы.
   Кажется, о себе все. Итак, мы не увидимся с тобой, Шурочка, в этом году. Как обидно!
   Возьми в библиотеке No 5 и No 6 журнала "Молодая гвардия". В No 5 прочти последние главы романа, там записана ты и Чернокозов. В книге все срезано из-за бешеной экономии бумаги. В No 6 прочти статью Н. Никитина "Рождение героя" и мою статью.
   Итак, Шурочка, я со дня на день жду вызова в Москву. Семья останется здесь.
   Как живешь, моя родная, что у тебя хорошего и плохого?..
   Мой брат Митя учится в Комуниверситете имени Артема в Харькове, и на меня пала забота о его детях, оставленных в Шепетовке. Сейчас мой средний заработок - тысяча рублей в месяц, а если высчитать на секретаря 150 рублей и на заем 150 рублей ежемесячно (на заем я подписался на полторы тысячи), то на расходы семья получает семьсот рублей.
   Мои старики все хворают, они шлют тебе искренний привет. Рукописи получил. Обе части второго издания сейчас же пришлю, как только получу.
   Дружеский привет товарищу Вольфу. Не забывай меня.
   Крепко обнимаю.

Твой Коля.

   13/Х-1934 г. Ореховая, 47.
  

172

СЕКРЕТАРЮ И ЧЛЕНАМ БЮРО

ШЕПЕТОВСКОГО РАЙКОМА ЛКСМУ

  

13 октября 1934 года, Сочи.

   Секретарю и членам бюро Шепетовского райкома ЛКСМУ

Дорогие товарищи!

   Посылаю Вам один экземпляр романа "Як гартувалася сталь". Прошу познакомить с книгой комсомольский актив. Если Вы найдете нужным, обсудите роман в Шепетовской организации комсомола.
   Книга написана про Шепетовку, поэтому она актуальна у Вас больше, чем где бы то ни было. Генеральный секретарь ЦК ЛКСМУ, товарищ Андреев, писал мне о том, что книга будет проработана в украинской организации комсомола. В прошлом году, как мне известно, сочинский райком комсомола в 15-летнюю годовщину ВЛКСМ вызвал шепетовскую районную организацию на социалистическое соревнование по проработке романа в среде комсомола. Сочинцы это провели полностью и обсудили роман в 30 ячейках, охватив около 1000 комсомольцев (см. рапорт сочинского райкома в журнале "Молодая гвардия", орган ЦК ВКП(б) и ЦК ВЛКСМ, No 1, январь 1934 г.).
   Шепетовский райком не ответил на этот призыв соревнования. Теперь, когда книга издана на украинском языке и скоро выходит 2-м массовым изданием на Украине, я хотел бы, чтобы она была в первую очередь проработана у Вас.
   Обсудите мое письмо на бюро и сообщите мне Ваше решение. Будет хорошо, если мы наладим тесную комсомольскую связь, все будет зависеть от вашего желания. Со своей стороны я сделаю все, что смогу. Крепко жму ваши руки.
   С коммунистическим приветом!

Н. Островский.

   13/Х - 34 г.
   Азово-Черноморский край,
   гор. Сочи, Ореховая, 47.
  

173

Б. Г. МАРХЛЕВСКОЙ

  

17 октября 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Мархлевская!

   Товарищ Феденев переслал мне ваше письмо, такое теплое и дружеское.
   Если только моя мечта сбудется и я вернусь в Москву, то буду искренно рад с вами видеться и слышать ваши живые рассказы о незабываемом прошлом, о тех, кем гордится Коминтерн и наша молодежь, о тех, кто всю свою жизнь отдал делу пролетарской революции.
   Я же сделаю все, чтобы хоть частичку этого великолепного прошлого записать художественным словом.
   Крепко жму ваши руки.
   Если те, кто борется за мое возвращение в Москву, будут упорны, то мы скоро с вами встретимся.
   Уважающий Вас

H. Островский.

   17/Х-34 г. Сочи.
   Ореховая, 47.
  

174

К. Д. ТРОФИМОВУ

  

27 октября 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Трофимов!!

   Только что получил Ваше долгожданное письмо из Киева. Вполне удовлетворен Вашей информацией.
   Если можно, пришлите мне тот номер "Комсомольца УкраОни", где помещена краткая, первая библиографическая заметка о романе.
   Мое здоровье значительно окрепло, и я с новыми силами приступаю к работе. Есть решение ЦК ВЛКСМ о моем переезде в Москву. Как только молодогвардейцы подготовят квартиру, перееду, примерно в декабре - январе. Сообщу Вам об этом.
   В Москве легче будет подобрать материалы и архивные документы. Уже связался с видными работниками польской компартии, в частности с товарищ Мархлевской - женой вождя Коммунистической партии Польши, старым членом партии.
   Она была у меня, у нее богатейшие архивы.
   Сегодня жду Анну Караваеву проездом из Гагр. Безыменский здесь и другие рассказывают мне о новостях, о съезде.
   Алексей Максимович обещал опубликовать свой отзыв о книге по возвращении из Крыма.
   Посланные две книги получил. Ожидаю 40 экземпляров в коленкоровом переплете, вот почему боюсь расстаться с последним экземпляром, так как один увезен для передачи товарищу Кагановичу.
   Посылаю копии отзывов, помещенных в печати и копии двух отзывов, которые "Молодая гвардия" опубликует в ноябрьском номере.
   Крепко жму Вашу руку.
   С комприветом!

Н. Островский.

   Сочи, 27 октября 1934 года,
  

175

К. Д. ТРОФИМОВУ

  

31 октября 1934 года, Сочи.

Дорогой товарищ Трофимов!

   Сегодня послал заказной бандеролью для Вас два экземпляра первой части "Как закалялась сталь" (второе русское издание), можете сами судить, кто сделал книгу лучше.
  &n

Другие авторы
  • Попугаев Василий Васильевич
  • Белых Григорий Георгиевич
  • Сизова Александра Константиновна
  • Эдельсон Евгений Николаевич
  • Тимковский Николай Иванович
  • Чаадаев Петр Яковлевич
  • Амфитеатров Александр Валентинович
  • Северин Дмитрий Петрович
  • Державин Гавриил Романович
  • Рашильд
  • Другие произведения
  • Карамзин Николай Михайлович - Письма русского путешественника
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Смерть
  • Коженёвский Юзеф - Юзеф Коженёвский: краткая справка
  • Дживелегов Алексей Карпович - Фохт
  • Розанов Василий Васильевич - К увеличению бюджета м-ства народного просвещения
  • Савинов Феодосий Петрович - Родное (На родной почве)
  • Добролюбов Николай Александрович - Приключения маленького барабанщика или гибель французов в России в 1812 году
  • Бунин Иван Алексеевич - Пыль
  • Герасимов Михаил Прокофьевич - Стихотворения
  • Майков Аполлон Николаевич - Княжна ***
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 386 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа