Главная » Книги

Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Дневник во время войны, Страница 5

Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Дневник во время войны


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

justify">   Онъ входитъ, знакомится, отъ усталости валится въ кресло.
   - Охъ, чортъ, жара! Съ четырехъ часовъ утра, какъ видите, въ сѣдлѣ. Командиръ мнѣ дѣлаетъ выговоръ: "не умѣете ѣздить!". Да, двухъ лошадей въ день подъ меня мало. Нѣтъ ли квасу?
   Мы даемъ ему вина.
   - Тамъ у меня несчастный трубачъ съ лошадью.
   Посылаемъ вина и трубачу.
   - Ухъ, легче стало! Съ четырехъ утра съѣлъ четыре редиски и выпилъ...
   И еще выпилъ...
   - Вотъ я по какому дѣлу: дайте, Христа ради, дровъ: варить нечѣмъ. Эти походныя кухни ничего не стоятъ безъ дровъ, сколько ни жги гаоляна - все сырое... Вы понимаете, если солдатика не покормить... Если позволите, я еще выпью: ужасная жажда.
   Онъ, мѣдно-красный, вытираетъ платкомъ потъ съ лица.
   - Такъ вотъ, какъ видите: къ вамъ, желѣзнодорожникамъ,- выручайте.
   Я объясняю ему, что я ни при чемъ, и посылаю въ контору за начальникомъ участка.
   Входитъ въ это время второй посѣтитель - генералъ. Высок³й, сухой и сѣдой генералъ. Тоже къ начальнику участка.
   Трет³й посѣтитель: жандармск³й полколковникъ, главное лицо по этой части въ арм³и, при штабѣ. Входятъ еще нѣсколько посѣтителей, и наконецъ появляется начальникъ участка - худеньк³й, щуплый инженеръ въ бѣломъ кителѣ.
   Кавалеристъ, успѣвш³й уже всѣмъ по очереди сообщить, что онъ съ четырехъ часовъ на лошади, что съѣлъ всего четыре редиски и выпилъ, первый бросается къ пришедшему.
   - Mille pardons... выручайте: солдаты сидятъ голодные, только-что пр³ѣхали... Хоть полкуба дровъ... Что бы ни стоило...
   - Надо только квитанц³ю!
   - Тѣмъ лучше.
   - Если вы на полосѣ отчужден³я, то я могу вамъ сейчасъ выдать, а если нѣтъ, то надо записку отъ коменданта.
   - Мы на полосѣ отчужден³я.
   - Вы увѣрены въ этомъ?
   - Внѣ всякаго сомнѣн³я.
   - Видите ли, я здѣсь уже полгода и сразу не опредѣлилъ бы эту полосу.
   - Это вы, штатск³е, а у васъ, у военныхъ, надо знать все... Я вамъ говорю окончательно: на полосѣ отчужден³я... Садитесь и пишите. А, чортъ, жажда опять.
   Генералъ пользуется этимъ и обращается къ инженеру:
   - Мы устраиваемъ палатки для заразныхъ; научите, изъ чего дѣлать полъ? Изъ кирпича, изъ глины, или, можетъ-быть, цементный? И гдѣ достать матер³алъ? И чѣмъ вы можете намъ быть полезнымъ?
   Лихой кавалеристъ успѣлъ въ это время справиться со своимъ стаканомъ и отвѣчаетъ за инженера. Очевидно, кавалеристъ высказалъ какой-то очень практическ³й совѣтъ, но языкъ уже плохо слушастся распоряжен³й своего штабъ-ротмистра. Гепералъ нѣкоторре время терпѣливо слушаеть, а затѣмъ опять обращается къ инженеру:
   - Намъ пока человѣкъ на двѣсти. Кромѣ того, надо прачечную, баню...
   - Въ какой срокъ? - спрашиваетъ инженеръ.
   - Завтра! - отвѣчаетъ за генерала кавалеристъ.- Ваше превосходительство, извините, но алагеръ комъ алагеръ...
   Генералъ сурово дѣлаеть замѣчан³е кавалеристу, тотъ почтительно, но спокойно выслушиваетъ, такъ же спокойно, какъ, вѣроятно, завтра будетъ уже слушать свистъ пуль. Онъ оставляетъ генерала и вступаетъ въ разговоръ съ жандармскимъ подполковникомъ.
   Генералъ кончаетъ, благодаритъ; черезъ три дня на двѣ палатки будетъ приготовлено по 16-ти кроватей для сыпного тифа и рожистыхъ воспален³й, а все остальное - въ десятидневный срокъ.
   - Сколько это будетъ стоить?
   - Нуженъ только приказъ...
   - Тѣмъ лучше... Очень, очень благодаренъ вамъ!
   - Ну, теперь я,- говоритъ кавалеристъ.
   Онъ обращается къ жандармскому подполковнику.
   - Извините, полковникъ, но вы сами понимаете - солдаты голодные.
   - Пожалуйста...
   - Такъ вотъ я вамъ удостовѣряю, что... какъ это тамъ? На остреѣ отчужден³я? И, ради Бога, садитесь и пишите...
   - Ну, вотъ что,- говоритъ благодушно инженеръ:- на полкуба я дамъ вамъ, но на будущее время...
   - Какое будущее теперь? Можетъ-быть, завтра уже переселюсь на казенныя дрова самого Вельзевула... А тутъ еще женился... мѣсяцъ всего... на сестрѣ милосерд³я. Ну, что жъ мѣсяцъ... зато былъ счастливъ. Очень счастливъ. Ну, спасибо, прощайте, господа! Съ четырехъ часовъ утра...
   Канареечный кавалеристъ самъ себѣ договариваетъ конецъ, исчезая на верандѣ.
   Въ воздухѣ таютъ мелодичные сигналы трубы; солнце ярко сверкаетъ тамъ дальше; здѣсь на верандѣ тѣнь и прохлада.
   Жандармск³й полковникъ уходитъ съ инженеромъ, и мы остаемся вдвоемъ съ редакторомъ новой здѣсь газеты "Вѣстникь Манджурской Арм³и", Дмитр³емъ Григорьевичемъ Янчевецкимъ.
   Это еще молодой человѣкъ въ форменномъ кителѣ, съ золотымъ Георг³емъ въ петлицѣ. Вчера вышелъ первый номеръ этой газеты. Въ двухъ товарныхъ вагонахъ помѣщаются станки, машины. Д. Г. хлопочетъ о третьемъ - для редакц³и.
   Въ прошлую турецкую кампан³ю, какъ извѣстно, Крестовск³й дѣлалъ попытку издавать такой же вѣстникъ, но на двадцатомъ номерѣ издан³е прекратилось вслѣдств³е чисто-техническихъ затруднен³й, между прочимъ, потому, что типограф³я не могла слѣдовать за штабомъ. Избѣгая этого, и устроено все въ вагонахъ. Сегодня я сниму эту оригинальную редакц³ю.
   Насколько я освѣдомился, нигдѣ въ заграничныхъ арм³яхъ такого органа печати еще нѣтъ, а необходимость его настоятельна и очевидна: люди узнаютъ послѣдними о томъ, что сдѣлано ихъ же руками. Задачи редакц³и, конечно, въ строго опредѣленныхъ рамкахъ, все-таки очень широки: собрать отъ очевидцевъ весь матер³алъ войны. При благопр³ятныхъ цензурныхъ услов³яхъ можетъ, конечно, получиться очень и очень цѣнный матер³алъ.
  

---

  
   Цѣлый ворохъ самыхъ разнообразныхъ новостей.
   Свѣдѣн³я эти идутъ изъ китайскихъ источниковъ.
   Ихъ получаегъ тифангаунъ Ляояна - что-то въ родѣ градоначальника съ правами жизни и смерти надъ жителями. Черезъ сутки этотъ тифангаунъ уже получаетъ изъ Артура всѣ новости. Ему привозатъ ихъ китайцы на осликахъ. Имъ здѣсь очень вѣрятъ.
   Моя цѣль теперь познакомиться съ тифангауномъ.
   На этотъ разъ вотъ как³я свѣдѣн³я: 24-го была восьмичасовая атака Портъ-Артура съ суши и моря. Въ результатѣ - японцы отбиты съ громаднымъ урономъ.
   Еще новость: со вчерашняго дня арм³я Куроки перешла по всей лин³и въ наступлен³е. У насъ сто раненныхъ. Чѣмъ ближе подойдетъ арм³я Куроки къ намъ, тѣмъ, при существующемъ бездорожьѣ, намъ это выгоднѣе: "бить накороткѣ",- по здѣшнему выражен³ю. Серьезнаго значен³я, впрочемъ, не придаютъ этому наступлен³ю. Считаютъ, что это только демонстрац³я и отъ всей арм³и Куроки остался только заслонъ.
   Всѣ выше сообщенные слухи китайцами реализируются здѣсь очень реально: нашъ рубль, упавш³й было у китайцевъ послѣ первыхъ нашихъ морскихъ неудачъ и боя у Тюренчена, теперь опять поднялся, а послѣ вчерашняго слуха еще поднялся и очень сильно.
   Второй хорош³й признакъ: любезность и даже доброжелательность населен³я. Нашихъ раненыхъ переодѣваютъ въ свои платья и приводять въ Ляоянъ; ближайш³я къ Ляояну села отказались платить обычную дань хунхузамъ и при ихъ появлен³ятъ сейчасъ же увѣдомляютъ наши войска. Вчера инженеръ, у котораго я живу, ѣздилъ по дѣламъ на китайск³я угольныя копи и былъ свидѣтелемъ какъ разъ такого донесен³я изъ деревни Хазе близъ копей. Въ результатѣ - взятый въ плѣнъ хунхузъ и цѣсколько ружей и сабель. Инженеръ привезъ одну такую саблю съ уширеннымъ концоиъ, одно ружье Маузера, двухлинейное (такихъ ружей 15 тысячъ съ 3 милл³онами патроновъ доставлено сюда въ Китай изъ какой-то фабрики, кажется, германской) и одно ружье длиною въ полторы сажени, дуло котораго съ вершокъ.
   Плѣннаго хунхуза передали тифангауну.
   Сегодня этотъ тифангаунъ пр³ѣзжалъ съ визитомъ къ командующему.
   Это - цѣлая процесс³я въ яркихъ костюмахъ, скороходы, конные, паланкинъ. Тифангаунъ совершенно еще молодой, съ очень смышленымъ, энергичнымъ лицомъ.
  

XXIV.

Ляоянъ, 27-го мая.

   Меланхоличный китаецъ боится оскорблен³й, какъ иные брезгливо боятся мышей. И, когда я слышу, какъ иногда грубо, кичливо, чванливо оскорбляютъ этихъ деликатныхъ людей, мое сердце такъ сжимается отъ боли и горечи, какъ будто оскорбляютъ меня самого. Ради Бога, не вѣрьте тѣмъ, которые будуть увѣрять васъ, что такъ это и надо, что китайцы своей двуличностью заслуживаютъ этого. Это неправда. Наряду съ хунхузами, которыхъ очень мало, громадное большинство китайцевъ заслуживаетъ всяческаго уважен³я. Въ 1898 г. я плыдъ по Ялу четыреста верстъ и былъ въ полной власти 15-ти такихъ китайцевъ. Отъ устья Ялу до Портъ-Артура я былъ еще въ большей зависимости: я - первый, проѣхавш³й этимъ путемъ изъ Владивостока въ Портъ-Артуръ, когда уже поднимался "Большой Кулакъ". Все было построено на честномъ словѣ, весь я со своими деньгами и имуществомъ былъ въ полной власти моихъ проводниковъ, и я и деньги остались цѣлыми. Я употреблялъ всѣ усил³я заслужить ихъ уважен³е, быть приличнымъ среди этихъ знатоковъ прилич³й,- старался не быть варваромъ. Мнѣ выгодно было такъ поступать. Выгодно это намъ всѣмъ, и этимъ мы побѣдимъ лучше, тверже, быстрѣе, чѣмъ оруж³емъ. Побѣдимъ даже хунхузовъ. Вчера я слышалъ отъ Сергѣя Ивановича трогательный разсказъ, какъ маленькая шестилѣтняя дѣвочка предохранила нападен³е нѣсколькихъ сотенъ хунхузовъ.
   Русская дѣвочка въ окно увидѣла своего боя, бросилась къ нему и стала цѣловать его. Китайцы, которые до безум³я любятъ дѣтей, никогда ихъ не наказываютъ, забыли о своихъ ружьяхъ. Они цѣловали дѣвочку, она цѣловала ихъ, бою разрѣшили поступить опять въ домъ, съ котораго сняли осаду. Вотъ она, маленькая Жанна д'Аркъ, предтеча иной силы, величайшей силы - силы любви. Я увѣренъ, что при иныхъ отношен³яхъ китайцы смогли бы замѣнить намъ рекогносцировочную службу такъ же, какъ замѣвили ее у японцевъ. Мѣстность, гористая сама по себѣ, не годится для кавалер³и. О какой кавалер³и можетъ быть рѣчь, когда по два въ рядъ съ трудомь проходять по горной тропкѣ, обстрѣливаемой какъ угодно - и сверху, и съ боковъ, и съ такихъ мѣстъ, гдѣ только пѣш³й можетъ пробраться. Поэтому соединенный конный и пѣш³й отрядъ, какъ у японцевъ, достигаетъ большей цѣли. Какъ я писалъ уже, такой отрядъ, и въ случаѣ встрѣчи съ конницей непр³ятеля наноситъ большой вредъ: кавалер³я отступаетъ, а пѣш³й отрядъ отстрѣливается изъ-за прикрыт³й. Наши развѣдочные разъѣзды на первыхъ порахъ принимали так³е отряды за значительныя силы, и получалось вслѣдств³е этого неправильное представлен³е о количествѣ враговъ. Второй помѣхой нашихъ отрядовъ служитъ населен³е. Пока нашъ отрядъ ищеть врага, каждая китайская деревня, черезъ которую онъ проходить, уже зажигаетъ костры. Какой-то счетъ особый этихъ костровъ: одинъ, два, три и болѣе, и по ихъ количеству японцы уже точно знаютъ, какой силы отрядъ и куда онъ направляется. Знаютъ и готовятъ ловушки. Только нечеловѣческая энерг³я и находчивость, да скобелевское счастье обоихъ военачальниковъ, генерала Ренненкампфа и гемерала Мищенко, спасаютъ дѣло. На-дняхъ былъ такой эпизодъ съ отрядомъ Ренненкампфа. Сперва днемъ сдѣлали привалъ для обѣда въ китайской деревнѣ. Офицеры только-что расположились у китайской часовни, какъ вдругъ изъ сосѣднихъ склоновъ сперва прогремѣлъ залпъ, а затѣмъ началась стрѣльба пачками. И всѣ выстрѣлы направлены были прямо на часовню, гдѣ расположились офицеры. Къ счастью - никто не убить... А вечеромъ расположились на ночлегъ передъ переваломъ. Выслали караулъ по дорогамъ, но въ сторону - на обрывы съ лошадью не проѣдешь. Вдругъ ночью пальба - и, очевидно, стрѣляетъ большой отрядъ. Первое движен³е - движен³е паники. Генералъ Ренненкампфъ отдаетъ приказан³я, разсыпается цѣпь. Онъ говоритъ, обращаясь къ окружающимъ:- "Будемъ кричать "ура"!.. Музыка, "ура", ликованье какое-то сбиваютъ съ толку японцевъ: очевидно, подкрѣплен³е пришло. И они отступаютъ, а казаки, конечно, не теряютъ времени, и отрядъ подъ выстрѣлами взбирается на перевалъ, въ результатѣ всего два раненыхъ. При другихъ услов³яхъ китайцы могли бы и намъ такъ же помогать. Напримѣръ, помимо содѣйств³я мѣстнаго населен³я,- эта пѣхота при кавалер³и,- вѣдь китайцы так³е же прирожденные рикши и дженерикши, какъ и японцы. А мы, русск³е, слишкомъ массивны для этого и въ своихъ равнинахъ, а тѣмъ болѣе здѣсь, въ горахъ, гдѣ легк³я дважен³я вырабатывались сотнями поколѣн³й, гдѣ люди вслѣдств³е этого бѣгаютъ, какъ лошади и собаки. Что нужно, чтобы привлечь китайцевъ? Вѣжливое обращен³е, расположен³е и деньги. Даромъ никто не работаетъ и отъ грубаго человѣка никто въ восторгъ не придетъ, а тѣмъ болѣе деликатный китаецъ. Съ его точки зрѣн³я - это варваръ, и охота ли садить его себѣ же на шею, да еще con amore! Этотъ взглядъ уже установленъ въ арм³и, а иное отношен³е встрѣчается уже только какъ единичные случаи. И перемѣна уже большая: на-дняхъ еще смѣщенъ одинъ изъ пограничной стражи, по донесен³ямъ котораго все какъ-то выходяло - бунтъ, необходимость усмирен³я, реквизиц³я, появлен³е людей какъ будто въ европейскихъ плащатъ сѣраго цвѣта. Нѣтъ никакого сомнѣн³я, что при той стройной, настойчивой дисциплинѣ, которая царитъ въ войскахъ, при ясно очерченномъ направлен³и, нѣтъ сомнѣн³я, что въ концѣ концовъ мы можемъ пр³обрѣсти въ лицѣ китайцевъ друзей. А что направлен³е именно такое, доказательствомъ служитъ хотя бы такой приказъ, напечатанный въ сегодняшнемъ номерѣ "Вѣстникъ манджурской Арм³и". Распоряжен³е генералъ-адьютанта Куропаткина въ передовые отряды. "Если бы въ дѣлахъ съ японцами въ ваши руки достались убитые, раненые, плѣнные, требую выказывать полное уважен³е наше къ храброму противнику; мертвымъ оказывать воинск³я почести; раненыхъ устраивать такъ же заботливо, какъ и нашихъ". И если таково воспитательное значен³е войны, то я согласемъ съ Жоржъ-Зандъ, которая въ своемъ предислов³и къ Яну Жижкѣ говоритъ: "Война необходима для развит³я общнствъ и воспитан³я истинной религ³и. Безъ войны нѣтъ умственнаго просвѣщен³я, нѣтъ вопросовъ, которые не освѣтились бы ею. Чтобы выйти изъ варварства, нашъ родъ долженъ былъ бороться всѣми средствами варварства: борьба, смерть, кровавый бой, уничтожен³е - такъ рѣшалась задача. Иначе истор³я была бы только глубокимъ вѣчнымъ мракомъ".
  

XXV.

Ляоянъ. 28-го мая.

   Солнце садится. Стихъ вѣтеръ, стихаетъ шумъ отъ всевозможныхъ работъ. Покой и тишина смѣняютъ усталый жарк³й и пыльный день. Въ прозрачныхъ сумеркахъ уже трубятъ горнисты, собирая солдатъ на вечернюю молитву. У главной квартиры играютъ "Коль славенъ". Весь этотъ большой военный монастырь Ляояна собирается на покой. Пустѣютъ улицы, и только быстро проносятся по нимъ огоньки маленькихъ колясочекъ: это военные ѣдутъ въ садъ - отдохнуть и подышать другимъ воздухомъ. Только въ канцеляр³яхъ и на вокзалѣ все та же безъ перерыва жизнь. Точно сердятся и нервничаютъ паровозы на то, что тамъ кто-то хочетъ отдыхать, и рѣзко и нервно, какъ будто надъ ухомъ, свистятъ непрерывно. Чья очередь отдыхать - отдыхаютъ. Въ одиночку читаютъ, перебираютъ вещи, а то собираются нѣсколько человѣкъ: играютъ въ карты, разговариваютъ, пьють плохое вино, а иногда и поютъ. Но пѣсня обрывается: не до нея. Молодежь въ городскомъ саду у башни. Этотъ садъ былъ когда-то китайскимъ монастыремъ. Изъ-за ограды видны его постройки, городская стѣна уже безъ зубцовъ. Эти зубцы сбросили въ девятисотомъ году. А теперь проломали въ нѣсколькихъ мѣстахъ эту стѣну, какъ и друг³я стѣны въ Китаѣ. И выражен³е "Китайская стѣна" уже становится анахронизмомъ. Мы - свидѣтели начала этой ломки, конецъ которой увидѣть не намъ.
   Понемногу устроилась наша вагонная компан³я. Часть разъѣхалась, часть отошла отъ насъ. Мы, оставш³еся, кое-какъ устроились, частью въ вагонахъ, частью въ домахъ. Устроили свою собственную столовую и собираемся тамъ на обѣдъ и ужинъ въ часъ дня и 8 вечера.
   Сергѣй Ивановичъ уже окрестилъ наше собран³е: каютъ-компан³я. Длинная узкая комната, выбѣленная известкой, съ деревянными безъ скатертей столами. Поваръ - меланхоличный тих³й китаецъ, молодой, всегда настороженный, всегда сжатый отъ страха оскорблен³я.
   Онъ уже другъ Сергѣя Ивановича. Его зовутъ Васил³й.
   - Я его спрашиваю,- говоригъ Сергѣй Ивановичъ: -"Ну, Васил³й, а меня какъ по-китайски называть надо?" - "А тебя, говорить, какъ по-русски зовутъ?" - "Сергѣй". Думаетъ.- "Ну?" - "По-китайски? Сережа". Я спрашиваю его:- "Ну, а будешь насъ, русскихъ, рѣзать?" Подумалъ:- "Не знаю... можетъ-быть..." Прелесть!
   Сергѣй Ивановичъ вообще отъ китайцевъ въ восторгѣ, а отъ китайскихъ дѣтей прямо-таки безъ ума.
   Дѣти, дѣйствительно, прелестныя (а как³я дѣти не прелестны?). Окруженный ими, онъ теперь, до своего назначен³я, ходитъ съ ними по городу, покупаетъ имъ лакомства и съ такимъ же восторгомъ, какъ и китайцы, смотритъ, какъ они ѣдятъ эти лакомства.
   Смотрю на улицу и вижу: ѣдетъ двуколка, на козлахъ Лыко въ шапкѣ съ краснымъ околышемъ и кокардѣ, на заднемъ сидѣньи Сергѣй Ивановичъ въ сѣрой рубахѣ изъ чесучи, какую всѣ здѣсь носятъ, съ шашкой. Шеств³е торжественное, шагъ за шагомъ.
   Сытый конь, очевидко, уже, сообразивъ, съ кѣмъ имѣетъ дѣло, идетъ той лѣнивой, пренебрежительной походкой, какой ходятъ лошади, когда на козлахъ дѣти за кучера. Они остапавливаются, я выхожу къ нимъ.
   - Вотъ ѣдемъ съ визитомъ къ начальству: вступаемъ въ отправлен³е своихъ обязанностей.
   - Почему такъ торжественно, шагомъ?
   - Да вѣдь это лафетъ, безъ рессоръ, шагомъ и то всю душу воротитъ...
   Сергѣй Ивановичъ перемигивается съ проходящимъ китайцемъ и задумчиво говорить:
   - Ну что жь, другъ Лыко, ѣдемъ дальше?
   - Постойте, я васъ сниму.
   Я снимаю ихъ.
   - А, вотъ и профессоръ!
   Профессоръ сегодня уже выѣзжаетъ въ передовой отрядъ генерала Келлера.
   - Хочу пожить жизнью храбрыхъ,- говорить онъ.- Сегодня ночью японцы, говорятъ, въ наступлен³е перешли,- значитъ, въ самое пекло.
   - Ну что жъ?
   Профессоръ закидываетъ руки за голову. Онъ тоже въ сѣрой рубахѣ.
   - Были у командующаго, дорогой мой? - спрашиваетъ его Сергѣй Ивановичъ.
   - Былъ и прямо въ восторгѣ! Въ этомъ человѣкѣ сила, громадная сила, бьетъ сдержаннымъ ключомъ! Я говорю ему: "Я счастливъ, ваше высокопревосходительство, что пр³ѣхалъ сюда, счастливъ, что вижу васъ, избранника Росс³и, лучшаго изъ русскихъ людей". Ну, мнѣ некогда...
   Профессоръ торопливо жметъ намъ руки и бѣжитъ дальше.
   - Спѣшите, спѣшите, дорогой нашъ профессоръ, и не завидуйте тѣмъ, у кого еще есть руки и ноги. Эту свою лѣвую руку и правую ногу отдаю съ удоводьств³емъ на благо родины, но на правой, повторяю, будетъ вывѣшено объявлен³е: "сюда стрѣлять воспрещается".
   Докторъ давно уже ушелъ, трогаются и Лыко съ Сергѣемъ Ивановичемъ, который съ поразительно-сходной интонац³ей голоса профессора говоритъ:
   - Прощайте же, дорогой мой!.. Я былъ такъ счастливъ, что видѣлъ васъ.
   Онъ смѣется и уже вздали кричитъ что-то и машетъ рукой.
   Расходится понемногу наша собравшаяся-было горсточка людой. Уѣхали три полковника въ передовые отряды. Мы провожали ихъ. Чѣмъ больше мы знакомились, тѣмъ симпатичнѣе становились они. Теперь мы имъ машемъ, и Сергѣй Ивановичъ говоритъ голосомъ профессора, скрывая горечъ разлуки:
   - Да-съ, дорогой мой, узнать человѣка значитъ полюбить его...
   Отошли отъ насъ и гвардейск³е офицеры; мы рѣдко ихъ видимъ, и лица ихъ задумчивы и озабочены даже, очевидно, предъ тѣмъ серьезнымъ, что ждетъ ихъ въ близкомъ будущемъ.
   На отлетѣ и высок³й, худой, добрый и милый военный инженеръ-полковникъ, котораго будемъ называть хотя Николаемъ Николаевичемъ.
   Вчера онъ получилъ тяжелую телеграмму - умеръ его отецъ и оставилъ большую семью на его рукахъ, безъ всякихъ средствъ. У него и самого свое большое горе. И тоже никакихъ средствъ. Ударъ разразился неожиданно, и горько расплакался Николай Никодаевичъ:
   - Голубчикъ!.. Я вѣдь не оттого плачу... Всѣ умремъ... Вѣдь нищ³е, а что я могу дать? Всю жизнь я, какъ ребенокъ, умираль надъ этимъ самымъ казеннымъ добромъ.
   И слезы градомъ льются по его маленькому лицу, и добрые, какъ у лани, глаза смотрятъ на меня и плачутъ.
  

XXVI.

29-го мая.

   Сегодня я познакомился съ однимъ крупнымъ подрядчикомъ изъ китайцевъ. Онъ говоритъ прекрасно по-русски. Черезъ переводчика я разговаривалъ и съ другими китайцами.
   Вотъ какая картина взаимныхъ отношен³й мнѣ вырисовывалась на основан³и моихъ разговоровъ и всего моего предыдущаго знакомства съ китайцами. Классифицирую китайское общество болѣе замѣтныхъ слоевъ такъ:
   1) чиновники,
   2) купцы,
   3) крестьяне-земледѣльцы,
   4) бродяч³й, бездомный элементъ: чернорабоч³е, нищ³е; изъ этой среды и хунхузы.
   Чиновники и купцы - интеллигенц³я. Оба эти класса въ общемъ враждебны русскимъ. Они шокированы, они оскорблены невѣжливостью русскихъ, ихъ глумлен³емь, ихъ непониман³емъ и нежелан³емъ понять людей, имѣющихъ на то право, какъ физически болѣе сильныхъ. При такихъ услов³яхъ эти два элемента - русская и китайская интеллигенц³я - масло и вода, они соединяются только до тѣхъ поръ, пока взбалтывается посуда, только временно, подъ давлен³емъ и чисто-механически. Отсюда упреки русскихъ въ неискренности,- неискренности человѣка, надъ которымъ занесенъ уже мечъ!
   Въ матер³альномъ отношен³и для этихъ двухъ классовъ китайской интеллагенц³и русск³е тоже не представляютъ никакого интереса; для чиновниковь - русск³е только подрывъ ихъ авторитета, безъ возмещен³я притомъ чѣмъ-либо болѣе существеннымъ, въ видѣ денегъ, взятокъ, и безъ награды за это умален³е значен³я ихъ среди населен³я. Для купцовъ, какъ класса, сложившагося еще до прихода русскихъ, торговое значен³е русскихъ сводится почти къ нулю. Русск³е даютъ большой заработокъ земледѣльцу, рабочему, всякому производителю, но роль посредниковъ между производителемъ и потребитедемъ, т.-е. роль купца у русскихъ, за ничтожнымъ исключен³емъ, ззнимаютъ свои. Для китайскаго же купца прямой выгоды отъ этого никакой. Его прямые интересы тѣсно связываютъ его не съ нами, а съ японцами, которые покупаютъ у нихъ большими парт³ями всякаго рода хлѣба, жмыхи, удобрен³я, и съ американцами, которые продаютъ имъ разные товары.
   Тѣснѣе связаны эти два класса съ японцами и родствомъ культуръ, обоюднымъ пониман³емъ той же, обязательной для цивилизованныхъ классовъ обоихъ народовъ, вѣжливостью.
   Все это вмѣстѣ дѣлаетъ то, что и чиновники и купцы,- не будучи пока активною силою, потому что не хотятъ и боятся рисковать своимъ положен³емъ,- выбирая изъ двухъ золъ, несомнѣвно предпочтутъ меньшее для нихъ: вл³ян³е японцевъ, а не русскихъ. Не забудемъ при этомъ, что японцы, какъ и англичане, умѣютъ щедро оплачивать оказываемыя имъ услуги. При такихъ услов³яхъ китайск³й чиновникъ энергично соглашается съ купцомъ, когда тотъ говорить, что съ приходомъ японцевъ сразу оживится торговля, хотя бы тѣмъ, что откроются опять моря, безъ которыхъ нѣтъ товаровъ. Нѣтъ товаровъ, нѣтъ и торговли, имъ и доходовъ, необходимыхъ для купца и для чиновника, черезъ того же купца.
   Что касается земледѣльческаго класса, то, какъ и вездѣ, онъ и здѣсь наиболѣе инертенъ. Русск³й или японецъ, но хлѣбъ надо убрать, а потому худой миръ лучше доброй ссоры. Хлѣбъ надо продать, и несомнѣнно, что русск³й заплатитъ за него дороже, чѣмъ японецъ, при всѣхъ его открытыхъ моряхъ. Да, пожалуй, съ точки зрѣн³я этого, по своему существу крайне консервативнаго, реакц³оннаго класса, а моря, кромѣ зла, дорогихъ новинокъ, порчи нравовъ - ничего другого не приносятъ. А пожалуй, русск³е въ этомъ отношен³и, со своей чуждой цивилинц³еи, не имѣющ³е никакого вл³ян³я на ихъ нравы и бытъ - лучше даже японцевъ. Только бы женщинъ не трогали да платили бы. А русск³е платятъ хорошо за продукты и притомъ русскими, но настоящими рублями. А японцы платятъ, хотя и русскими, но не настоящими. И этотъ фактъ уже учитывается. Я видалъ эти фальшивыя деньги: рублевая бумажка очень хорошо сдѣлана, трехрублевая - хуже, но не настолько плохо, чтобы китаецъ могъ различить разницу.
   Остается бродяч³й элементъ съ хунхузами во главѣ.
   Тутъ, по-моему, весь вопросъ сводится къ тому, кто дороже заплатить, причемъ, вслѣдств³е испорченныхъ предыдущимъ поведен³емъ отношен³й, русскимъ придется платить дороже и быть, какъ и со всѣми аборигенами, очень вѣжливыми, хотя бы вслѣдств³е большой конкуренц³и въ этомъ отношен³и со стороны врага нашего, японцевъ. А то и деньги не помогутъ. И какой-нибудь начальникъ отдѣльной части, хвалящ³йся, что поркой онъ получаетъ все, тогда какъ сосѣдн³я части голодаютъ,- преступникъ предъ родиной, предъ общимъ громаднымъ дѣломъ. И неуспѣхъ будетъ созданъ такими. Я уже писалъ, что такъ же смотритъ на дѣло и вся высшая администрац³я, да и громадное большинство въ арм³и.
   На-дняхъ въ большомъ обществѣ Сергѣй Ивановичъ сумѣлъ выяснить настроен³е большинства. Говориль какой-то офицеръ и хвалился, какъ у него все это просто и скоро устроено.
   - И повѣрьте,- закончилъ онъ,- что ни одинъ хунхузъ, будь онъ какъ угодно переодѣтъ, отъ меня не скроется.
   Публика слушаетъ и сомнѣвается.
   - Вы какъ же ихъ узнаёте? - насупился Сергѣй Ивановичъ.
   - Какъ? По рукамъ узнаю. Нѣтъ мозолей - значитъ, ничего не дѣлаетъ, играетъ въ карты.
   - Помилуйте, что жъ это за примѣты? По этимъ примѣтамъ всѣ клубы Петербурга и Москвы биткомъ набиты хунхузами.
   И при общемъ хохотѣ Сергѣй Ивановичъ скромно исчезаетъ въ толпѣ офицеровъ, а за нимъ стушевывается и ораторъ, чувствуя, что все впечатлѣн³е разбито. Гадо замѣтять къ тому же, что руки китайскаго работника нѣжнѣе рукъ нашего, его инструменты - игрушки въ сравнен³и съ нашими, работа его ничтожна по количеству: онъ работаетъ тихо и съ большими перерывами. При такихъ услов³яхъ, да часто еще и работѣ въ рукавицахъ, о какихъ мозоляхъ можетъ быть рѣчь?
  

ХXVI².

30-го мая.

   Японская арм³я Куроки какъ будто опять перешла по всей лин³и въ наступлен³е. Вездѣ говорятъ сегодня о скоромъ и большомъ серьезномъ боѣ въ восточномъ отрядѣ у генерала Келлера. Отрядъ генерала Мищенко, послѣ жаркаго боя съ большими потерями для янонцевъ (у насъ убитыхъ и раненыхъ 27 человѣкъ) у Сюяна, оставилъ Сюянъ и отступилъ къ нашимъ укрѣпленнымъ высотамъ Феншуйдинскаго перевала. Это ключъ къ Хайчену, находящемуся въ 52-хъ верстахъ къ западу отъ перевала. Если бы этотъ перевалъ былъ взять, 1-му корпусу генерала Штакельберга, двинувшемуся на Портъ-Артуръ, грозила бы опасность быть отрѣзаннымъ. Перевалъ очень сильно укрѣпленъ, и взять его невозможно. На обходное движен³е японцевъ не разсчитываютъ. Все это, впрочемъ, когда вы получите и будете читать мой дневникъ, будетъ принадлежать уже истор³и, какъ уже совершивш³йся фактъ. Бой и намъ необходимъ для выяснен³я дѣйствительныхъ силъ непр³ятеля. Обыкновенныя рекогносцировки, при всемъ напряжен³и и удачахъ генераловъ Мищенко и Ренненкампфа, не могутъ больше освѣтить подвинувшуюся силу. Нужна усиленная рекогносцировка - боя, который одинъ можетъ обнаружить дѣйствительныя силы противника. Можетъ-быть, у генерала Куроки только заслонъ въ 40 тысячъ, можетъ-быть, и вся арм³я налицо. Если только заслонъ - полагаютъ, что мы энергично двинемся на Портъ-Артуръ, оставивъ въ Ляоянѣ такой же заслонъ. Если скрыты больш³я силы - весьма возможно, что 1-й корпусъ подойдетъ къ главной арм³и.
   Обсуждается вопросъ о возможности взят³я Портъ-Артура. По всѣмъ предыдущимъ донесен³ямъ - Артуръ снабженъ хорошо и пров³антомъ и снарядами. Но и очень много снарядовъ можно израсходовать, въ зависимости отъ того, съ какой энерг³ей ведется атака. По свѣдѣн³ямъ изъ китайскихъ источниковъ, атака ведется очень энергично и до сегодняшняго дня съ большимъ успѣхомъ для нась. Такъ, послѣ отбитой 24-го часла атаки, съ громаднымъ урономъ для японцевъ (будто бы легла 1/3 арм³и), были взяты всѣ высоты назадъ вплоть до Цзынчжоу. Но сегодня опять у китайцевъ как³я-то новости есть.
   - Есть новости?
   - Есть.
   - Как³я?
   - Запрещего говорить: голову чикъ-чикъ.
   Китаецъ смѣется.
   - А большая новость?
   - Ничего не окажу. Скоро самъ узнаешь.
   Не очень скоро узнаю, потому что сегодня уѣзжаю на нѣсколько дней въ Харбинъ.
  

31-го мая.

   Я опять въ вагонѣ, ѣду въ Харбинъ на нѣсколько дней. Опять видвѣется даль вся въ поляхъ и перелѣскахъ. На поляхъ уже иного зелени, вездѣ трудолюбивые китайцы мотыжатъ между рядовьъ
   Въ сущности, у нихъ двухпольная система безъ пару. Все то же поле изъ грядокъ и канавокъ, съ той разницей, что, гдѣ въ этомъ году грядка, тамъ на будущ³й годъ будеть канавка, земля которой такимъ образомъ будетъ отдыхать отъ посѣва. А такъ какъ рядовой посѣвъ даетъ высш³й противъ разбросаннаго урожай, то сразу такимъ образомъ достигаются двѣ цѣли и нѣтъ никакого сомнѣн³я, что и вся наша западная культура придетъ къ тому же. А это, переводя на понятный языкъ, означаетъ то, что, перейдя съ нашей трехпольной культуры, мы увеличимъ на 1/3 нашу запашку, причемъ продуктивность посѣва во много разъ превзойдеть нашу теререшнюю. А одна треть всѣхъ нашихъ годныхъ къ культурѣ земель составитъ полтораста милл³оновъ десятинъ. 150 милл³оновъ десятинъ новой земли! За одну эту новость уже не жалко истраченныхъ здѣсь денегъ, а несомнѣнно, что болѣе близкое изучен³е этого архива пятитысячелѣтней культуры дастъ массу цѣннаго матер³ала во всѣхъ отрасляхъ, а въ особенности въ вопросахъ, какъ использовать землю, удобрять ее, выхаживать,- въ умѣньи жить. Но зато выполнен³е, оруд³я производства примитивны, и Западъ неизмѣримо ушелъ впередъ въ этомъ отношен³и.
   Со мной ѣдетъ - тоже на время, тоже въ Харбинъ - очень интересный человѣкъ - Александръ Ивановить Гучковъ, помощникъ главноуправляющаго "Краснаго Креста" при дѣиствующей арм³и и, въ то же время, представитель города Москвы и ея думы.
   Рѣшительнымъ рѣзцомъ обрисованное лицо съ печатью вдумчивости, воли, энерг³и. Впечатлѣн³е человѣка положительнаго - человѣка не слова, а дѣла. Манера сдержанная, выжидательная, чувствуется привычка изучать и знакомиться прежде, чѣмъ пр³йти къ тому или другому торопливому выводу. Онъ возвращается изъ нашихъ передовыхъ отрядовъ, видѣлъ много стычекъ, былъ тамъ во вромя тюренченскаго боя.
   Онъ подчеркиваетъ въ А. H. Куропаткинѣ ту же черту, которая и мнѣ бросилась въ глаза на смотру,- это его способность объединять массы, создавать изъ разношерстныхъ элементовъ одно цѣлое.
   - Это особенно подчеркнулось,- говоритъ Алексаидръ Ивановичъ,- во времч пребыван³я его въ Москвѣ. Сперва онъ заѣхалъ въ военное собран³е и говорилъ тамъ военнымъ, разнымъ тамъ начальникамъ отдѣльныхъ частей. Говорилъ, понимая свою аудитор³ю, самъ принадлежа къ ней. Вышло все прекрасно,- объединилъ, вызвалъ большой и искренн³й энтуз³азмъ. Но все это было ещо не удивительно,- человѣкъ понималъ и чувсгвовалъ свою среду. Но, когда мы послѣ того пр³ѣхали въ Дворянское Собран³е, это для меня, по-крайней-мѣрѣ, было что-то совершенно не поддающееся никакому учету: передъ нимъ самая разнокалиберная толпа: и военные, и штатск³е, и дворяне, и земцы, и думцы, и прямо публика, дамы, дѣвицы... Я думалъ: что онъ скажетъ здѣсь, въ этой средѣ, гдѣ и у привычныхъ ораторовъ ничего не вышло изъ ихъ рѣчей?.. И сказалъ... такъ сказалъ, что вся эта толпа стала однимъ человѣкомъ, и каждый изъ насъ понималъ и чувствовалъ этого одного человѣка - понималъ и чувствовалъ и того, который говорилъ съ нимъ, готовый, хоть сейчасъ, итти за нимъ и въ огонь и въ воду и опустошать своя карманы... Однимъ словомъ, получилось то состоян³е, когда толпа - одинъ человѣкъ и притомъ невмѣняемый, совершенно загипнотизированный волей овладѣвшаго этой толпой, связавшаго его... Я не сомнѣваюсь, что, когда командующ³й, управившись съ организац³ей дѣла, выѣдетъ и самъ будетъ руководить, будетъ такой же энтуз³азмъ... будетъ полная побѣда, несмотря на всѣ дефекгы.
   - Вы тамъ были, Александръ Ивановичъ? Кто нa васъ больше всѣхъ произвелъ впечатлѣн³е?..
   - Я близко видѣлъ отрядъ генерала Мищенко. Мищенко производитъ прекрасное впечатлѣн³е. Настоящ³й дѣловой человѣкъ безъ рисовки и ломан³й: "повѣшу" тамъ и такъ далѣе. Онъ всѣхъ проситъ, умаляетъ постоянно свои заслуги, отрицаетъ даже храбрость свою, спитъ на землѣ, о хлѣбѣ и забылъ,- сухари, какая-то бурда вмѣсто чая съ кислымъ китайскимъ сахаромъ и та же способность въ два-три слова поджечь человѣка на какой угодно подвигъ. Вотъ такая картинка. Сидитъ онъ на камнѣ, рядомъ съ нимъ молодой, только-что возвративш³йся изъ какой-то командировки офицерикъ. Что-то объясняетъ по картѣ,- карта между ними. Все это просто, ясно. "Ну, такъ вотъ, поняли? И поѣзжайте съ Богомъ. Я не сомнѣваюсь, что и это вы прекрасно выполните: я уже писалъ о васъ командующему, представилъ васъ къ чину... Многаго жду еще отъ васъ..." Куда дѣвалась усталость этого офицерика, глаза горятъ, крылья выросли... Эти казаки-буряты - въ сущности, молодое совсѣмъ еще войско - души въ немъ не чаютъ. Какъ преданныя животныя, смотрятъ въ глаза и лѣзутъ за нимъ куда угодно.
   - Мало офицеровъ генеральнаго штаба у насъ. У японцевъ всѣ развѣдки, всѣ рекогносцировки дѣлаютъ офицеры генеральнаго штаба. Я не сомнѣваюсь, что статистика этой войны покажетъ громадную убыль у японцевъ офицеровъ генеральнаго штаба. Помимо того, что каждый солдатъ у нихъ имѣеть карту, умѣетъ набросать планъ мѣстнсти, можетъ опредѣлить позиц³ю, словомъ, разсуждаетъ...
   - Скажите, пожалуйста, что значитъ это: японцы не принимаютъ штыкового боя? Боятся?
   Нашъ сосѣдъ за столомъ, "мрачный офицеръ", молчавш³й до сихъ поръ, угрюмо отвѣтилъ:
   - Еще бы мы имъ на кулачки предложили! И кулачки, и панцырь, и штыки еще въ севастопольской кампан³и потерпѣли крахъ... Пятьдесятъ лѣтъ тому назадъ-съ! Чего онъ полѣзетъ на штыкъ, когда онъ можетъ, выманивъ, перестрѣлять этихъ лѣзущихъ, какъ куропатокъ: самъ отойдетъ, а тамъ за нимъ гдѣ-то спрятанные и начнутъ разстрѣливать... У нихъ какъ? На одного стоящаго три спрятанныхъ. Гдѣ къ нему ни ткнись,- вырастаютъ на одного нашего десять, и вездѣ и всегда то же и то же.
   - А подъ Вафангоу?
   - А еще гдѣ? Да ужъ... на всякую, видно, старуху своя проруха: многому хорошему научилъ насъ Драгомировъ, а за штыкъ, за то, что духъ арм³и въ штыкѣ - не спасибо: пятьдесять лѣтъ на смарку. Лучше бы стрѣлять учились: контроль бы плакалъ, зато мы радовались.
   - Ну, кажется, это ужъ слишкомъ мрачный взглядъ.
   - Вамъ виднѣе,- иронически бросилъ онъ, всталъ и вышелъ.
   Пора и намъ въ вагоны: встрѣчный поѣздь идетъ. Все туда на югъ - уральская и оренбургская дивиз³и. Съ шестого начнетъ прибывать десятый корпусъ, за нимъ семнадцатый, оба до 15-го ³юля уже здѣсь будутъ.
   На платформѣ говорятъ объ отрядѣ Мадритова. Вопреки ожидан³ямъ, онъ не погибъ въ Кореѣ. Надѣлалъ много бѣдъ въ тылу у японцевъ, разрушилъ нѣсколько складовъ, двухъ японскихъ офицеровъ взялъ въ плѣнъ и теперь съ 17 ранеными возвращается въ отрядъ Ренненкампфа.
   - Большой отрядъ у него?
   - Кажется, 300.
   - Кто это Мадритовъ?
   - Подполковникъ генеральнаго штаба, прирожденный начальникъ партизанскаго отряда.
   - Его какъ огня боятся. Корейцы бросаютъ все и прямо въ горы. Съ нами въ поѣздѣ ѣдетъ полевой контролеръ.
   Гдѣ расходуются деньги, тамь для провѣрки и полевые контролеры. Они утверждаютъ справочныя цѣны, контролируютъ количество работъ и качество пищевыхъ продуктовъ: муки, крупы, сѣна.
   Контролеръ этотъ былъ и въ турецкую кампан³ю.
   - Разница громадная въ пользу теперешней - говоритъ онъ. - Сравнить нельзя! Тамъ вѣдь со всѣми этими Горинцами, Варшавцами сдѣлать ничего нельзя было. Общее одно: и тамъ нуждались и здѣсь арм³я нуждается въ сапогахъ. Тамъ отъ недобросовѣстности, здѣсь достать негдѣ: ждемъ, выписали.
   - Пользуясь спѣшностью, пожалуй, тоже подсунутъ бумажныя подошвы? - спрашиваю я.
   - Врядъ ли! Будемъ вести точныя свѣдѣн³я,- за каждымъ сапогомъ прослѣдимъ - откуда? Помимо суда съ повѣшен³емъ въ перспективѣ, и имена всѣхъ, отъ мастера, продавца до пр³емщика, выставимъ къ позорному столбу общественнаго мнѣн³я... Нѣтъ, въ этой кампан³и не совѣтую по этой части...
  

XXVIII.

31-го мая.

   Въ поѣздѣ между другими я познакомился съ интереснымъ кртайцемъ, свободно говорящимъ по русски. Онъ объяснилъ мнѣ, что такое хунхузы, изъ какихъ элементовъ они комплектуются и как³я причины благопр³ятствуютъ развит³ю хунхузства.
   Вотъ въ общихъ чертахъ содержан³е его бесѣды. Населен³е Китая - очень подвижное. Свобода передвижен³я рѣшительно ничѣмъ не стѣснена. Въ этомъ отношен³и Китай - самая свободная страна въ свѣтѣ. Движутся по пословицѣ: рыба ищетъ, гдѣ глубже, человѣкъ, гдѣ лучше. Есть заработокъ - мало хунхузовъ, а въ годы холерные, или въ пер³оды безработицы, сегодняшн³й работникь - завтра хунхузъ. Есть и так³е, которые никогда работать не хотятъ,- это постоянный элементъ. Къ нимъ же надо присоединить и тѣхъ, кого законъ выбросилъ за бортъ: приговоренные и осужденные. Много содѣйствуетъ развит³ю хунхузнаго промысла крайне неудовлетворительный, мало разработанный уголовный кодексъ. Писаный законъ восполняется обычнымъ. По этому обычному закону широко практикуется самосудъ, законъ Линча, родовой судъ, судъ артелей. Для того, чтобы эти суды получили законную санкц³ю, достаточно послѣ суда увѣдомить кого слѣдуеть, что то-то и то-то сдѣлано. Круговая порука родни отвѣчаетъ за бѣжавшаго преступника. Бѣжить преступникъ - надо и роднимъ бѣжать.
   При этой наклонности къ передвижен³ю у китайскихъ рабочихъ особая способность быстро приспособляться къ новымъ услов³ямъ. Ихъ рабочая организац³я въ артели удивительна. Сбродъ со всѣхъ концовъ Китая, получая дѣло, мгновен³ю организуется. Ядро - артель отъ пяти человѣкъ и до тысячи, обязательно два выборныхъ лица - писарь и поваръ. Они заработную плату не получаютъ - получаютъ процентъ съ каждаго, отъ 5-10 его заработка. Строго обусловливаются права писаря: иногда онъ можетъ, напримѣръ, сѣчь, иногда нѣтъ. Иногда этотъ писарь превращается въ подрядчика или со стороны подрядчика приглашаетъ нѣсколько такихъ артелей. И опять заработокъ подрядчика опредѣляется извѣстнымъ процентомъ. Въ зависимости отъ предварительнаго уговора, подрядчикъ тоже имѣеть право наказывать, но только предаарительнымъ договоромъ обусловленными наказан³ями.
   Самое обычное изъ наказан³й - удары бамбуковими палками п

Другие авторы
  • Ножин Евгений Константинович
  • Медзаботта Эрнесто
  • Коковцев Д.
  • Андреев Александр Николаевич
  • Шаляпин Федор Иванович
  • Головнин Василий Михайлович
  • Христофоров Александр Христофорович
  • Первухин Михаил Константинович
  • Кречетов Федор Васильевич
  • Измайлов Владимир Константинович
  • Другие произведения
  • Михайлов Михаил Ларионович - Статья г. Сен-Жюльена об И. А. Крылове
  • Елпатьевский Сергей Яковлевич - С. Я. Елпатьевский
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Дон-Аминадо. Нескучный сад
  • Семенов Сергей Терентьевич - Лев Толстой. Предисловие к "Крестьянским рассказам" С. Т. Семенова
  • Аверкиев Дмитрий Васильевич - Аполлон Александрович Григорьев
  • Тредиаковский Василий Кириллович - Тредиаковский
  • Добролюбов Николай Александрович - Краткое историческое обозрение действий главного педагогического института 1828-1859 года
  • Рекемчук Александр Евсеевич - Время летних отпусков
  • Шулятиков Владимир Михайлович - В тоске "по живой жизни"
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Отцы
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 292 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа