Главная » Книги

Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Дневник во время войны, Страница 7

Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Дневник во время войны


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

правлен³ямъ, и такимъ образомъ щитъ являлся преградой и защитой всего помѣщен³я отъ такихъ злыхъ духовъ.
   У первыхъ воротъ лежалъ китайск³й часовой, тутъ же лежало и его ружье.
   Въ воротахъ во обѣимъ сторонамъ стояли алебарды, мечи на палкахъ, серповидные мечи. Сзади нихъ на насъ смотрѣла стража въ длинныхъ черныхъ халатообразныхъ костюмахъ съ желтыми рисунками ниже пояса.
   У вторыхъ воротъ, красныхъ (первыя черныя), стояли два европейскихъ кресла.
   Изъ третьихъ воротъ къ намъ навстрѣчу шелъ дзянь-дзюнь, высок³й, худой, съ усами, съ розовымъ шарикомъ на шляпѣ. Немного сзади шелъ за нимъ чиновникъ, маленьк³й, плотный, съ синимъ шарикомъ.
   Лицо старшаго - умное, ласковое. Лицо его спутника - смышленое, подвижное. Онъ всегда насторожѣ, и называютъ его "дипломатъ". Человѣкъ себѣ на умѣ и, вѣроятно, умѣющ³й усладить свою жизнь. Изъ тѣхъ, которымъ по-русски, лаская, говорятъ: шельма.
   Мы двумя руками жмемъ другъ другу руки и идемъ сперва въ переднюю, а затѣмъ налѣво, въ столовую. Обыкновенный длинный столъ застланъ бѣлой схатертью. Вѣнск³е стулья. Въ углу японская ширмочка.
   Насъ усаживаютъ за столъ, капитаны намъ прислуживаютъ.
   Подаютъ чай, мармеладъ, печенья.
   Немного погодя изъ-за ширмочки выносять три полубутылки шампанскаго.
   Съ бокаломъ въ рукахъ, китайск³й генералъ говоритъ рѣчь.
   Я слѣжу за выражен³емъ лицъ его молодыхъ капитановъ: неподдѣльное удовольств³е и даже восторгь. Очевидно, генералъ мастеръ говорить, недаромъ онъ юристъ и недавн³й предсѣдатель китайскихъ законовъ. Но переводчикъ передаетъ только экстрактъ его рѣчи: генералъ желаетъ намъ всего дучшаго.
   - Долго ли продолжится война?
   - Этого никто не знаетъ, но, конечно, война наноситъ неисчислимые убытки всѣмъ. И развѣ только китайцамъ? Всему м³ру, и веселый дипломатъ смотритъ на всѣхъ насъ своими рачьими глазами; его щеки надуваются, и не поймешь, хочетъ ли онъ быть веселымъ или грустнымъ. Только въ одномъ мѣстѣ онъ не выдержалъ: когда заговорили о томъ, что желѣзная дорога оживила какой-то ихъ городъ.
   - Это старинный городъ, и никакого вл³ян³я дорога не произвела на него.
   - На торговлю не произвела?
   - И торговля, какой была, такой и осталась.
   Говорилось это голосомъ безразличнымъ, но чувствовалось какое-то пренебрежен³е и къ дорогѣ и къ нашему самомнѣн³ю. Воображали, что дорога могла имѣть какое-нибудь вл³ян³е: никакого, такъ и запишите.
   - Мы когда-то владѣли вами двѣсти лѣтъ.
   - Когда?
   - А Чингисъ-ханъ?
   - Да, но Чингисъ-ханъ - монгодъ.
   - Да, но мы владѣли монголами. Русск³е и косы носили.
   - Когда?
   - Онъ, говоритъ, видѣлъ картинки - русская царица, а кругомъ солдаты съ косами.
   - А, да. Это Екатерина II.
   Мы ѣдемъ домой и читаемъ свѣж³я телеграммы. Предполагавш³йся бой подъ Гайчжоу отмѣняется: позиц³и у Хайчена лучше.
   - Значитъ, Куропаткинъ тянеть ихъ еще на сѣверъ. Я совершенно раздѣляю и понимаю его политику.
   Это говоритъ полковникъ Хорватъ, начальникъ Восточно-Китайской желѣзной дороги. Это крупная фигура,- спокойная и увѣренная, съ большимъ административнымъ тактомъ, кумиръ всѣхъ своихъ сослуживцевъ.
   - Я знаю текинцевъ, бухарцевъ, персовъ, кавказцевъ, вижу теперь китайцевъ, видѣлъ японцевъ, знаю нашихъ русскихъ. Ѣдешь на дрезинѣ: всѣ они, кромѣ русскаго, рванутъ горячо, но проѣхали пять верстъ, и вся сила вышла.
   Полковникъ показываетъ на животъ.
   - Все зависить отъ этой машины. Большая машина - надолго хватитъ, а если туда положить горсточку рису, что жъ выйдетъ? Вспышка! А стануть за дрезину русск³е и попрутъ. И пять верстъ и тридцать. Правда, духъ будетъ, но прутъ и пругь,- только задайте въ машину, а машина большая,- прямая кишка длиннѣе на полъ-аршина противъ другихъ народовъ. Вотъ Куропаткинъ, зная эту машину, и вымариваетъ на всѣ лады японца: всѣ соки выжметъ изъ него, изнервиничается онъ вконецъ, и тогда начнетъ бить. Лин³ю онъ свою выводитъ твердо; недаромъ говорилъ, уѣзжая: терпѣнье, терпѣнье. И войска отлично понимаютъ эту тактику. Вы видѣли духъ солдатъ? Всѣ эти раненые назадъ рвутся, а повѣрьте, не вѣрили бы въ дѣло, только бы ихъ и видѣли.
   Вѣра въ дѣло у всѣхъ внѣ сомнѣнья: точно по насъ бьютъ.
   - Вотъ только что у насъ не въ соотвѣтств³и,- говорить полковникъ, возвращаясь къ дѣламъ своей дороги.- Идетъ воинск³й поѣздъ, а по количеству груза онъ везетъ только половину того груза, который могъ бы везти. Всѣ эти телѣги на колесахъ завимаютъ массу мѣста, а весь вѣсъ вмѣсто 750 пудовъ выходитъ 150 пудовъ. Относительно платформъ я уже предложилъ загружать ихъ рельсами, а сверху ставить эти телѣги. Но и относительно крытыхъ вагоновъ: восемь лошадей, вѣдь это всего 200 пудовъ: надо и тамъ как³я-нибудь приспособлен³я придумать. Вѣдь въ каждомъ поѣздѣ мы не довозимъ такимъ образомъ двѣнадцать тысячъ пудовъ. Вотъ и считайте: восемь поѣздовъ - сто тысячъ пудовъ въ сутки, въ мѣсяцъ три милл³она, въ четыре мѣсяца, что возимъ,- двѣнадцать милл³оновъ. Это весь интендантск³й грузъ, весь нужный намъ для дороги грузъ, всѣ нужныя здѣсь для новыхъ дорогъ рельсы. А такъ вѣдь и до зимы не дождемся.
   Конечно, это очень вѣрная мысль. Слѣдовало бы и сейчасъ ею заняться, а во всякомъ случаѣ - обсудить этотъ вопросъ для будущаго насущно необходимого. И несомнѣнно, что комбинац³ей разныхъ грузовъ, двойныхъ половъ, можно много лишняго груза перевозить тѣми же поѣздами.
  

---

  

Харбинъ, 7-го ³юня.

   Сегодня состоялся визитъ монгольскаго князя. Старикъ боленъ и прислалъ сына.
   Это двадцатидвухлѣтн³й юноша, слегка обрюзгш³й, безъ усовъ и бороды, съ добродушными черными, довольно большими глазами, въ формѣ генерала китайской службы. На головѣ у него конусомъ соломенная шляпа, которая заканчивается розовымъ шарикомъ. Заднюю половину шляпы закрываетъ родъ гривы краснаго цвѣта. Эта грива спускается немного ниже полей шляпы. Все генеральство и заключается въ этомъ розовомъ шарикѣ. Бѣлый шарикъ - чинъ капитана. Син³й среднее между бѣлымъ генераломъ и капитаномъ. Спутникъ князя съ сухимъ, умнымъ лицомъ, бритый, лѣтъ сорока, имѣлъ син³й шарикъ.
   Остальной костюмъ обыкновенный китайск³й: короткая изъ коричневаго шелка кофта на застежкахъ сбоку, выпущенная ниже этой кофты изъ свѣтлаго шелка одежда - родъ подрясника до икръ, наконецъ обычныя китайск³я туфли,
   Третьимъ былъ переводчикъ.
   Всѣ пожали другъ другу руки и сѣли.
   Подали чай, мармеладъ, печенье.
   Я забылъ упомянуть о подполковникѣ пограничной стражи Хитрово, пр³ѣхавшемъ съ княземъ. Это тотъ самый подполковникъ, которому было поручено разслѣдован³е и благодаря которому истина открылась и князь все свое добро получилъ обратно.
   Молодой князь сидѣлъ, добродушно и слегка осовѣло посматривая на насъ, улыбался, курилъ предложенную ему папиросу и лаконически отвѣчалъ на вопросы.
   Кое-что интереснаго узнаёмъ о ихъ управлен³и. При каждомъ князѣ состоятъ выборные отъ народа - они называются старшинами. Они собственно и управляютъ, а князья царствуютъ. Въ главномъ совѣтѣ тоже старшины и при представителяхъ китайской власти они же.
   Главная распря кктайскихъ властей съ князьлми изъ-за земель. Пахотныя земли подлежатъ большому обложен³ю со стороны китайскаго государства. Поэтому князья предпочитаютъ сдавать землю негласно, безъ заключен³я формальнаго договора, о которомъ узнаютъ китайцы. Но такъ какъ народъ противъ уменьшен³я пастбищъ, то практикуются доносы на такихъ князей. Въ результатѣ слѣдств³е, а иногда смѣщен³е князя. Его родовыя права остаются, но власти онъ лишается.
   - Спросите, гдѣ князь остановился, гдѣ отдать ему визитъ? - просили мы переводчика.
   - Князь сейчасъ же уѣзжаетъ, потому что, если остановиться, то надо дѣлать тогда визиты и китайскимъ властямъ, а это не входило въ его планы,- отвѣтилъ тотъ, поговоривъ съ княземъ.
   Визитъ продолжался съ полчаса. Мы проводили гостей до калитки. Это было оцѣнено ими, они очень сердечно жали намъ руки.
   У монголовъ одно большое достоинство: они никогда не врутъ.
   Общее впечатлѣн³е въ пользу гостей: безъ рисовки, очень скромные, простые. Молодой князь красивъ и даже изященъ въ своемъ костюмѣ. Надо умѣть носить его, надо умѣть ходить въ немъ. И можно ходить красиво и съ достоинствомъ. Такъ и ходилъ князь. Такъ ходили, вѣроятно, наши сановитые предки.
   Проводивъ монгольскаго князя, мы поѣхали съ визитомъ къ дзянь-дзюню.
  

XXXV.

Отъ Харбина до Ляояна.

8-го ³юня.

   Громадное большинство раненыхъ солдатъ вполнѣ сознаютъ значен³е гуманныхъ пуль японцевъ, но встрѣчаются и исключен³я.
   Доктора разсказывали мнѣ, что попадаются солдатики, которые мечтаютъ о напильникахъ, чтобы подпиливать пули и усиливать такимъ образомъ ихъ силу. Въ общемъ это явлен³е исключительное, желан³е людей исключительно невѣжественныхъ, неграмотныхъ. Они ссылаются на солдатъ изъ какого-то вольнаго отряда: только бы начальство не узнало...
   Пишу объ этомъ не для того, чтобы передавать сплетни, а чтобы предупредить самое начальство для борьбы путемъ увѣщан³й со зломъ. Начальство и духовенство.
   Сегодня мы ѣдемъ дальше. Монгольск³я земли позади. Слѣдовало бы въ удобное время помочь монголамъ создать самостоятельное государство, выговоривъ за это свободную колонизац³ю ихъ пустующихъ земель русскими всѣхъ нац³овальностей, путемъ вольной покупки земель, минеральныхъ богатствъ, съ такой же свободой этихъ колон³й, какой пользовался Харбинъ при своемъ устройствѣ. Какъ ярко бы вспыхнула здѣсь жизнь: прекрасная почва, соленыя озера, залежи охры, каменнаго угля.
   На станц³и Джалайпоръ уже разрабатываются желѣзной дорогой каменноугольныя кори. По всей лин³и въ четырехъ мѣстахъ уже идетъ такая разработка. Есть уголь выше японскаго. Въ ближайшемъ будущемъ будетъ вырабатываться 24 милл³она пудовъ въ годъ. Дорога снабдитъ и себя и флотъ.
   Чѣмъ больше вникаемъ, тѣмъ больше удивляешься разнообразной дѣятельности желѣзнодорожной администрац³и здѣсь. Вотъ ужъ п³онеры цивилизац³и!
   Да это цѣлое государство, начальникъ дороги - глава государства.
   Врядъ ли что-нибудь другое можно было бы и создать, разъ Манчжур³я со своимъ Мукденомъ,- та же наша Москва,- принадлежитъ другому государству. Для жителей этого государства постановлен³я нашего правительства будутъ и непонятны и незаконны. И, напротивъ, вполнѣ понятны и законны права хозяина предпр³ят³я и вытекающ³я отсюда полномоч³я приказчиковъ этого предпр³ят³я на полосѣ отчужден³я, по размѣрамъ своимъ составляющей государство большее, чѣмъ, напримѣръ, Бельг³я.
   Въ интересахъ успѣшной колонизац³и края я не вижу ничего въ этомъ дурного. Вольные казаки да бѣглые крѣпостные люди создали намъ Новоросс³ю и все побережье Чернаго моря.
   Вольный Ермакъ подарилъ намъ Сибирь, и не надо стѣснять и забывать этихъ нашихъ основныхъ историческихъ традиц³й вольныхъ поселен³й.
   Съ нами въ поѣздѣ ѣдетъ сегодня изъ Росс³и очень интерееный человѣкъ - инженеръ Николай Александровить Демчинск³й. Онъ ѣдетъ корреспондентомъ отъ "Биржевыхъ Вѣдомостей" на прекрасныхъ услов³яхъ.
   Раньше мнѣ никогда не приходилось встрѣчаться съ H. А.
   Это подъ машинку остриженный, плотный, 53 лѣтъ человѣкъ, съ небольшой, уже бѣлой бородкой. Первое впечатлѣн³е - какой-то сѣрый налетъ старика. Впечатлѣн³е это, впрочемъ, быстро уступаетъ другому. Изъ этого сѣраго тумана ярко выступаетъ вполнѣ сохранившееся лицо, глаза, мозгъ, чувства человѣка, живущаго, волнующагося, отзывчиваго. Для такихъ старости нѣтъ, и предѣльный возрастъ, до котораго они достигаютъ въ жизни,- молодость, вѣчная молодость чувства и полная зрѣлость ума. Можетъ-быть, гемороидальный чиновникъ и станетъ отвергать эту зрѣлость ума, но вѣдь и за такимъ чиновникомъ, можетъ-быть, не всѣ признаютъ его даже и внушенный канцеляр³ей умъ.
   Сколько учился этотъ человѣкъ: два факультета - математическ³й и юридическ³й - и институтъ путей сообщен³я; послѣ этого поступилъ въ горный, прошелъ три курса, но помѣшала турецкая война 1877 года. Прошелъ бухгалтерск³е курсы, основательно изучилъ сельское хозяйство, создалъ новую метеорологическую систему, въ которую вѣритъ и которую разрабатываетъ и для средствъ которой теперь ѣдетъ корреепондентомъ. Тутъ и сынъ его, астрономъ, такой же талантливый и увлекающ³йся, какъ и отецъ.
   Я смотрю на Н. А., слушаю его живую рѣчь и думаю: отчего въ нашемъ обществѣ такое раздражен³е, такая нетерпимость ко всему выдающемуся? Демчинск³й! Ха-ха, Демчинск³й! И чѣмъ бездарнѣе человѣкъ, тѣмъ веселѣе смѣется. А умреть Демчинск³й,- и вдругъ окажется, что это была сила и, можетъ-быть, большая сила. Тогда воздадутъ должное. Хотя отъ этого должнаго человѣку ни тепло ни холодно: получивъ усиленную порц³ю клеветы и злобы, онъ не услышитъ добраго слова благодарноети.
   Обижаются на него, что онъ не хочетъ думать и дѣйствовать по точнымъ и строгимъ прописямъ того или другого шаблона. Но любой шаблонъ не вмѣститъ въ себѣ жизни, а H. А. - человѣкъ этой жизни прежде всего. И въ отношен³и такихъ людей необходимо помнить поговорку: "не всякое лыко въ строку". А при такой поправкѣ H. А. - человѣкъ безусловно культурный и, какъ общественный дѣятель, заслуживаетъ всяческаго уважен³я.
   - Откровенно говоря,- не спѣша, разсказываетъ Н. А., сидя въ одномъ изъ креселъ вагона-фонаря,- я, при всемъ уважен³и къ японской культурѣ, замѣчаю совершенное отсутств³е размаха, ширины выполнен³я. Сами они хвалились, что знали нашу неподготовленность. Хвалились удивить м³ръ разоблачен³емъ, насколько мы не готовы и дѣйствительно знали: благодаря четвертому измѣрен³ю, какъ называютъ всѣхъ японцевъ и китайцевъ въ роли прачекъ, поваровъ, мастеровыхъ, парикмахеровъ и проч., имъ, дѣйствительно, всегда всѣ двери были открыты. и въ результатѣ что жъ? 4 мѣсяца покушен³й съ негодными средствами. Даже тюренченск³й бой, что это за побѣда, когда потери ихъ вдвое больше? Портъ-Артуръ 27-го января могли взять, могли взорвать весь флотъ, а вмѣсто этого три дырки, уже починенныхъ. Да и возьмутъ ли теперь Портъ-Артуръ? Торопились съ войной, пѣшкомъ для чего-то проходили всю Корею, войска вымучили, а за четыре мѣсяца отъ Ялу никуда не ушли: какой-то громадный дефектъ въ мобилизац³и, какая-то немощь въ выполнен³и каждаго плана,- хотя бы брандеры. Дали время собрать арм³ю, несомнѣнно дадутъ возможность и удвоить ее, а если еще затянутся въ глубь Манчжур³и, то повторятъ истор³ю Наполеона, когда тотъ перешелъ Березину съ 600-ми тысячъ штыковъ, а черезъ два мѣсяца и шесть дней подъ Бородинымъ могъ выставить только 120 тысячъ. Что-то ограниченное и ученическое. Эти атаки густыми колоннами...
   Мы постоянно встрѣчаемъ поѣзда съ свѣжеранеными подъ Гайчжоу, ихъ пришло уже около трехъ тысячъ.
   Нѣкоторые раненые подтверждаютъ, что японск³е солдаты прикалывали нашихъ раненыхъ.
   - Озлились. И наши казаки другой разъ. Тутъ, какъ пойдетъ, и себя не помнишь, что и дѣлаешь. Всяк³й народъ попадается.
   Изъ санитарныхъ поѣздовъ - шесть здѣшней дороги, приспособленные въ началѣ января. Койки на канатахъ, въ родѣ люлекъ, подвѣшены въ товарныхъ вагонахъ. Раненые говорятъ, что не трясетъ.
   Общ³й видъ раненыхъ, смотрящихъ въ окна, бодрый, веселый, и, не будь красныхъ крестовъ на вагонахъ, да не будь они всѣ въ халатахъ, трудно было бы и признать ихъ за раненыхъ.
   - Куда ранены? - спрашиваю стоящаго на площадкѣ молодого солдата.
   - Въ грудъ навылетъ.
   - Когда?
   - Четыре дня тому назадъ.
   - Кровью кашляли?
   - Такъ что въ первый день только.
   - А вы? - обращаюсь я къ другому, стоящему рядомъ, съ головой, обмотанной марлей.
   - Въ високъ.
   - Пробило кость?
   - Пробило, такъ точно.
   - Насквозь?
   - Такъ точно, насквозь,- пуля тутъ вылетѣла, скользнула подъ глазомъ и вышла въ другую щеку.
   - И уже ходите?
   - Какъ видите.
   - Вылѣчитесь, домой поѣдете?
   - Никакъ нѣтъ, назадъ, въ часть свою.
   - Страшно?
   - Ничего не страшно.
   - Побѣдимъ японцевъ?
   - Гдѣ жь ему противъ насъ? Куражатся сгоряча до времени.
   Солдатъ весело щурится.
   - Крѣпко бить будемъ: только далъ бы Богъ поспѣть во-время.
   Я прислушиваюсь: нѣтъ ли хвастливыхъ нотъ? Нѣтъ. И всѣ ихъ отвѣты, всѣ разговоры таковы.
   Все время мы объѣзжаемъ 10-й корпусъ. Прошли Пензенск³й и Тамбовск³й полки, идетъ Сѣвск³й, за ними Брянск³й, Орловск³й.
   Все это полки съ большимъ прошлымъ.
   Полковой командиръ Сѣвскаго съ этимъ же полкомъ былъ и на Шипкѣ. Другой офицеръ, подполковникъ, тоже въ этомъ же полку былъ на Шипкѣ.
   То ли жара, то ли сознан³е, что черезъ два-три дня уже вступятъ они въ бой,- но лица солдать не веселыя. Большинство - молодежь. Этт не такъ на одно лицо, какъ казаки. Встрѣчаются и очень интеллигентныя лица.
   Полковникъ Хорватъ разсказываеть про убитаго командира 11-го полка подъ Тюренченомъ, полковника Майнинга.
   - Добродушный, ласковый, голоса его не услышишь. Мы прозвали его: "божья коровка". Приходимъ: "Позвольте занять подъ конюшню полка это здан³е безъ крыши,- сами ужъ какъ-нибудь, а вотъ лошадей... даю вамъ слово, что по первому требован³ю очистимь". И вотъ, оказывается, не надо кричать, чтобы люди и сами дѣлали дѣло. Оказывается, что лаской, можетъ-быть, еще сильнѣе толкнешь людей впередъ, чѣмъ крѣпкимъ словомъ да зуботычиной.
   Но благородный Майнингъ - слуга своихъ солдатъ - спитъ вѣчнымъ сномъ со своими товарищами и не слышить больше этихъ похвалъ. Да врядъ ли и при жизни онъ много ихъ слышалъ: аппараты, которыми опредѣляется благородный металдъ, не у современниковъ, а у потомковъ.
   Сегодня ночью у Телина было покушен³е. Открылъ начальникъ станц³и, шедш³й навстрѣчу поѣзду. У стрѣлки онъ замѣтилъ китайца и бросился къ нему. Но китаецъ-силачъ ударомъ свалилъ его съ трехсаженной насыпи. Начальникъ станц³и лежитъ больной. Нашли печатныя объяснен³я по-китайски и японски, какъ взрывать полотно, какъ обращаться съ патронами. Нашли и патронъ. Поймали и китайца: высок³й, сильный, запыхавш³йся отъ быстраго бѣга.
   - И вотъ всѣ покушен³я въ такомъ родѣ - съ негодными средствами,- говоритъ начальникъ ремонта, князь Хилковъ.- Эти покушен³я доказываютъ только, что населен³е въ общемъ страшно миролюбиво настроено. Вы видите все время ихъ тысячи возлѣ дороги, со своими полевыми работами, ихъ всѣхъ восемь милл³оновъ возлѣ полотна дороги, и японцы могли найти всего 5-6 человѣкъ за все время кампан³и. Положительно, покушен³е съ негодными средствами...
  

ХХXVI.

Воины.

9-го ³юня. Между Телиномъ - Дашичао.

   Въ Телинѣ мы стоимъ часа два.
   Это и природой, а теперь и искусствомъ очень укрѣпленная позиц³я.
   Стоя по направлен³ю къ югу, по правую сторону пути, я вижу въ верстѣ совершенно обнаженный, не то высохш³й, не то червемъ съѣденный лѣсъ.
   - Что это?
   - Это мачты джонокъ на Ляохе.
   - Мачты?
   Цѣлый лѣсъ мачтъ! Сколько же ихъ, этихъ джонокъ? Десятки тысячъ.
   Въ Инкоу собирается больше сорока тысячъ. А кругомъ - зеленыя поля съ поднявшимися хлѣбами: пшеница, ячмень, соя, бобы, чумиза, кукуруза, гаолянъ. Гаолянь имѣетъ очень высок³й стебель, выше человѣка, и вслѣдств³е этого, чтобы не создавалось прикрыт³я, сѣять его запрещаютъ ближе двухсотъ верстъ отъ желѣзной дороги.
   Встрѣчается много маку. Онъ уже цвѣтетъ. Здѣсь макъ сеютъ исключительно для собиран³я оп³ума. Собираютъ надрѣзами три раза въ лѣто. Послѣдн³й, трет³й сортъ - низкаго качества. Послѣ этихъ трехъ надрѣзовъ зерно получается мелкое - пыль - и никуда негодное. Въ Туркестанскомъ краѣ поступаютъ иначе. Надрѣзовъ не дѣлаютъ, а, собравъ зерно, скорлупу варять и наваръ пьютъ: тотъ же оп³умъ, то же дѣйств³е.
   Здѣсь десятина маку даетъ до пятисотъ рублей дохода. Въ этомъ году урожай на всѣ хлѣба обѣщаетъ быть хорошимъ. Много сѣютъ пшеницы и ячменя - хлѣба, которыхъ до прихода руссккхъ сѣяли очень мало. Ошибки не будетъ въ этомъ году: пудъ ячменя 1 рублъ 80 копеекъ. А средн³й урожай до двухсотъ пудовъ при рядовомъ посѣвѣ, настолько широкомъ, что конная пропашка легкой сохой (родъ сохи) производится свободно. Китайцы прекрасно знаютъ свойства земли и пропахиваютъ междурядья по нѣскольку разъ въ лѣто, вслѣдств³е чего земля и съ сухое лѣто сохраняетъ влагу.
   Д. П. Хорвать говоритъ, что культура текинца еще выше,- тамъ, кромѣ изумительной обработки, еще и орошен³е полей.
   Съ переходомъ рѣки въ вѣдѣн³е русскихъ инженеровъ орошен³е очень упало, воды стало гораздо меньше въ оросительныхъ каналахъ. И туземцы говорятъ:
   - Гдѣ нога русскаго ступитъ, тамъ трава сохнетъ.
   Инженеры тоже оправдываются: вода уменьшилась въ рѣкахъ. Въ 1891 году голодъ въ Росс³и погналъ-было переселенцевъ съ Волги въ тѣ края, но черезъ годъ они ушли обратно.
   - Непривычное для насъ дѣло. Надо ночью поливать поля.
   Къ тремъ часамъ подъѣзжаемъ къ Мукдену. Всѣ поля вокругъ Мукдена усѣяны буграми въ полсажени, сажень высотою. Это - могилы. Первоначально лнн³я проходила въ сорока верстахъ отъ Мукдена, благодаря этимъ могиламъ и хребту Драконъ, котораго китайцы не позволяютъ пересѣкать. Но во время безпорядковъ 1900 года лин³ю спрямили, и теперь она проходитъ и по могиламъ, и хребетъ Дракона пересѣкаетъ, и проходитъ въ 2-3-хъ верстахъ отъ самаго Мукдена. Изъ окна вагона въ пыльномъ туманѣ,- сегодня жарко, душно и сильный вѣтеръ, обычное и очень надоѣдливое здѣсь явлен³е,- я вижу Мукденъ, его высок³я стѣны, еще болѣе высок³я, съ надстройками, городск³я ворота. Ихъ, по странамъ свѣта, четыре. Вижу как³я-то башни: старинныя, темныя, выше стѣны, выше воротъ, выше города.
   На вокзалѣ - рикши и на нихъ уѣзжающ³е въ городъ офицеры. Въ самомъ городѣ, кромѣ служащихъ Китайскаго банка, никто изъ русскихъ не живетъ. Въ Мукденѣ стояли минутъ десять, на заказанный обѣдъ посмотрѣть только успѣли и, упавъ духомъ отъ разныхъ непр³ятныхъ новостей, поѣхали дальше. А хорошо было бы пообѣдать: обѣщали цыплятъ,- въ этомъ году никто еще изъ насъ цыплятъ не ѣлъ. Нѣсколько человѣкъ сѣло новыхъ и ѣдутъ съ нами до Ляояна. Между прочимъ, начальникъ отдѣлен³я южной вѣтви дороги и сынъ H. А. Демчинскаго - Юр³й Николаевичъ, молодой кандидать университета. Они были и подъ Вафангоу 1-го и 2-го ³юня.
   О пр³ѣздѣ своемъ H. А. не извѣщалъ сына, и мы были свидѣтелями ихъ трогательной встрѣчи.
   А затѣмъ засыпали разспросами про Вафангоу Ю. Н. и другихъ. Какъ всегда въ такихъ случаяхъ, вопросы сыпались со всѣхъ сторонъ, въ безпорядкѣ, и мѣшали какой бы то ни было связной передачѣ.
   - Сколько нашихъ пало?
   - Тысячи четыре съ ранеными.
   - А японцевъ?
   - До десяти.
   - Это вѣрно?
   - Вѣдь они шли густыми колоннами, побатальонно, плечо въ плечо. Общее мнѣн³е, что не меньше десяти тысячъ.
   - Но что же они изъ себя бойню какую-то устраиваютъ?
   - Вы знаете, на ихъ плечахъ находятъ надписи: на груди - "побѣда", а ниже - "смерть".
   - Я, напротивъ, слыхалъ, что полторы тысячи всего японцевъ.
   - А кто ихъ считалъ?
   - А вотъ будутъ донесен³я Куроки.
   - Развѣ этимъ донесен³ямъ можно вѣрить?
   - Безусловно! У него только пр³емъ сообщать не въ разъ, но лжи нѣтъ
   - Легкихъ ранъ Куроки тоже не считаетъ. Это и во флотѣ у нихъ ужъ: что можетъ быть починено, изъ строя, значитъ, не выбыло.
   - Ну, постойте... Что произошло 2-го ³юня?
   - До трехъ часовъ дня сражен³е было безусловно въ нашу пользу. Лѣвый флангъ...
   - Кто командовалъ?
   Спрашиваетъ князь С. Н. Хилковъ; я смѣюсь, потому что С. Н. отлично знаетъ, кто командовалъ, но ему просто пр³ятно услышать лишн³й разъ имя генерала, которому еще до сражен³я онъ предсказывалъ блестящую будущность.
   - Генералъ Гернгроссъ.
   - Хорошо командовалъ? - спрашиваю я.
   - Великолѣпно!
   - Онъ, кажется, былъ раненъ въ десну и остался въ строю? - спрашиваетъ равнодушно С. Н.
   - Въ десну? На другой день только оказалось, что онъ былъ и въ спину контуженъ. И онъ молчалъ, чтобы не тревожать арм³и.
   - Вотъ, вотъ, вотъ!..- изступленно кричить С. Н. и бьетъ кулакомъ о столъ.
   - Ну, лѣвый флангъ перешелъ въ наступлен³е?
   - Вы понимаете, что произошло? Японцы разстрѣляли всѣ патроны. Когда наши полѣзли на нихъ въ штыки, они стали бросать камни. Но въ это время приказъ отступить. Пришлось два раза повторить приказан³е солдатамъ.
   - Въ чемъ же дѣло?
   - Въ чемъ дѣло? Японская артиллер³я засыпала буквально нашу батарею въ центрѣ,- заставила ее замолчать. А затѣмъ японск³я войска прорвались чрезъ центръ.
   - Кто составлялъ центръ?
   - Два батальона 4-го полка. Они подъ натискомъ отступили прямо въ горы, а японцы начали окружать наше лѣвое крыло и насѣдать на правое. Когда правое стало подаваться, несмотря на прекрасную работу 36-го полка, тогда было отдано приказан³е отступать. Но къ тому времени, когда пришло приказан³е, картина уже перемѣнилась: подоспѣлъ Тобольск³й полкъ и такъ насѣлъ на японцевъ, что... Вотъ что произошло, понимаете? Лѣвый нашъ флангъ уже перешелъ въ атаку. Тобольск³й лѣвый центръ поддерживаеть, правый нашъ отступаетъ, то-есть вся боевая лнн³я поворачивается на своей оси и должна стать перпендикулярно по прежнему положен³ю, открывъ на время станц³ю. Но въ это время началось отступлен³е, и со станц³и успѣли убрать всѣ вагоны. Во время отступлен³я и произошла самая сильная убыль.
   - Патроны же вышли у нихъ?
   - Ружейные и только на лѣвомъ флангѣ, а артиллер³я стрѣляла до конца. Бой второго вышелъ почти артиллер³йск³й.
   - Ихъ артиллер³я хорошо бьетъ?
   - Идеально! У нихъ так³е планы, что разстоян³е они берутъ прямо съ плановъ и въ неподвижную цѣль, какъ, напр., артиллер³я, бьютъ безъ промаха и всѣ вразъ. Одну батарею подобьютъ, къ другой переходятъ. Шрапнельная стрѣльба - прямо адъ, обсыпаетъ. Впечатлѣн³е угнетающее. Тѣ шестнадцать оруд³й, которыя мы оставили, говорятъ, все равно никуда не годятся.
   - Но при такихъ услов³яхъ и наступлен³е не поможетъ?
   - Именно поможетъ: разъ до штыковъ добрались - причемъ тутъ тогда артиллер³я? Самое пагубное ея дѣйств³е только до наступлен³я, пока не подошли. Или послѣ наступлен³я.
   Въ Ляоянъ пр³ѣхали уже вечеромъ.
   Въ Ляоянѣ пусто; главная квартира въ Дашичао. Тамъ и командующ³й арм³ей. Маленьк³й домикъ командующаго, занимающ³й центральное положен³е на площади; вся площадь темная, и только кое-гдѣ мерцаютъ фонари. Но во всѣхъ канцеляр³яхъ по-прежнему огоньки, и все та же напряженная, безъ перерыва, работа тамъ. Кончилъ свой служебный докладъ, и выясняется, что сегодня же ночью въ томъ же обществѣ я ѣду дальше на югъ, въ Дашичао, Гайчжоу, а если можно, и дальше. Словомъ, туда, гдѣ теперь самое животрепещущее мѣсто, гдѣ все сосредоточено и напряжено. Въ два часа ночи мы кончаемъ всѣ дѣла въ Ляоянѣ и отправляемся спать въ вагоны. Изъ своихъ спутинковъ никого не видалъ.
   Сергѣй Ивановичь окончательно перешелъ въ наше управлен³е и теперь гдѣ-то чинитъ грунтовую дорогу. Викторъ Петровичъ такую же дорогу устраиваетъ отъ Хайчена. Его я завтра увижу. Многихъ увижу въ Дашичао.
  

XXXVII.

Отъ Ляояна до Дашичао.

10-го ³юня.

   Просыпаемся мы въ Хайченѣ. Я еще не бывалъ здѣсь. Все иакая же мѣстность съ легкими измѣнен³ями,- гдѣ меньше, гдѣ больше штриховъ. Такая же равнина съ разбросанными рощицами, но рощицъ меньше, почва песчана, солнце жгучѣе. Желтое солнце Востока. На горизонтѣ иззубрины горъ. Иззубрины острѣе, мельче. Точно карандашомъ по бумагѣ нервный зигзагъ. Отъ Хайчена къ Фынхуанчену строится вѣтка.
   Строитъ ее, какъ я уже писалъ, общество Китайской дороги. И вполнѣ основательно, конечно, что строитъ мѣстное общество. Изъ громаднаго хозяйства въ три тысячи верстъ еще, можетъ-быть, можно осторожно выдѣлить матер³алъ для новыхъ двухсотъ верстъ, но со стороны достать этотъ матер³алъ совершенно невозможно. А самостоятельные строители именно и очутились бы въ такомъ положен³и.
   Насъ встрѣчаеть строитель вѣтки, инженеръ H. H. Бочаровъ. Мы съ нимъ старые знакомые по Кавказу. Такой же простой, съ размахомъ и безукоризненной репутац³ей.
   Здѣсь наше общество на время раздѣляется.
   Князь С. Н. Хилковъ, начальникъ отдѣлен³я Адамъ Ивановичъ Шидловск³й и я ѣдемъ прямо и къ тремъ часамъ благополучно пр³ѣзжаемъ въ Дашичао, гдѣ теперь живетъ командующ³й. Узкая долина, и совсѣмъ близко пододвинулись къ ней горы. Уютно въ молодыхъ садахъ раскинулись изъ сѣраго кирпича и темныхъ крышъ постройки. Сравнительно ихъ немного. Но зато палатокъ очень много, и онѣ сѣрѣютъ во всей долинѣ. Палатки и лошадки, привязанныя къ коновязямъ. Недалеко протекаетъ небольшая рѣчка и вдоль нея - множество солдатъ, стирающихъ свое бѣлье. Вагоны командующаго стоятъ съ одного конца станц³и, вагонъ командира 1-го корпуса генерала Штакельберга - съ другой. Въ центрѣ - подходящ³е съ войсками вагоны. Вся площадка вокзала занята простыми солдатами, и это придаетъ ей и всему какой-то демократическ³й характеръ. Люди держатъ себя такъ, какъ обыкновенно держатъ на дѣлѣ: просто, безъ выправки, безъ особо усерднаго отдаван³я чести,- на всемъ лежитъ отпечатокъ озабоченности, серьезности, сознан³я, что отнынѣ теор³я переходитъ въ практику. Отнынѣ всѣ эти маневры съ дистанц³ями, съ распредѣлен³емъ мѣстности на участки, со связью участковъ, со стрѣльбой батарей, съ организац³ей сигнализац³и, больше не маневры, а война. И война въ горахъ, намъ непривычныхъ, но привычныхъ для японцевъ, которые какъ козы въ нихъ: привычные, маловѣсные и по природѣ своей и по амуниц³и: шинель, ранецъ, запасную одежду, пищу - несетъ гдѣ-то тамъ, сзади, задыхаясь въ эту невыносимую жару и духоту подъ непосильной ношей кули. А самъ солдатъ идетъ легко, "шутя", какъ говорятъ раненые, потому что вѣсъ надѣтаго на немъ, не считая, конечно, ружья и патроновъ, не составитъ и 5-ти фунтовъ.
   Въ маленькомъ буфетѣ, гдѣ уб³йственно кормятъ, берутъ безумныя по нашему обычному масштабу цѣны. Толпа офицеровъ, такихъ же сѣрыхъ и потертыхъ уже походомъ, какъ и ихъ солдаты (уже въ ста саженяхъ нельзя отличить солдата отъ офицера), ѣдятъ, пьють и разговариваютъ. Здѣсь и не падающ³е духомъ оптимисты и мрачные пессимисты, но въ общемъ, общ³й фонъ - люди, искренно желающ³е разобраться, въ чемъ дѣйствительныя преимущества японцевъ. Они говорятъ:
   - Падать духомъ глупо, хотя бы потому, что тѣмъ скорѣе насъ побьютъ. Не сверхъестественной же силой или искусствомъ обладаютъ японцы. Почти все, что продѣлываютъ японцы, въ нашемъ воинскомъ уставѣ перечислено тоже; чего нѣтъ - можно восполнить. Нѣтъ на свѣтѣ ничего непоправимаго, но надо знать, что исправлять. А чтобъ знать, надо прямо указывать, подмѣчать преимущества непр³ятеля, а не закрывать глаза на ихъ достоинства, на свои недостатки,- это былъ бы прямой путь къ неудачамъ.
   Какой-нибудь стараго закала офицеръ угрюмо слушаетъ и говоритъ:
   - Въ наше время не разсуждали, а шли и умирали.
   - Ну, отъ вашего времени,- ядовито пускаеть изъ угла молодой офицеръ,- мало чего ужъ и осталось, а что и осталось, то плохо.
   - И штыки плохи?
   - Плохи ли? Да слышите: штыки не принимаетъ... Не хочетъ...
   - Надо умѣть заставить.
   - Слышите: пушки не пускаютъ, - Гернгросса пускаютъ...
   - А кстати: осадныя оруд³я были въ дѣлѣ подъ Вафангоу 2-го ³юня?
   - Были: батареи центра забиты этими оруд³ями.
   - Неужели всѣ офицеры этой батареи или убиты, или ранены?
   - Всѣ до одного.
   Я, профанъ, задаю вовросъ:
   - Можно и нашими пушками стрѣлять такъ, чтобы непр³ятелю не видно было ихъ?
   - То-есть навѣснымъ огнемъ? Отчего же! Для этого надо только знать направлен³е и разстоян³е, главное, разстоян³е. Оно опредѣляется или непосредственно, чего въ сражен³и сдѣлать нельзя, конечно, или по картѣ. Если въ рукахъ у васъ такая вѣрная карта имѣется, то стрѣляйте. А если вмѣются при этомъ и сигнальщики, которые, стоя гдѣ-нибудь въ сторонѣ, даютъ вамъ возможность опредѣлить недолетъ, перелетъ, то вы будете и стрѣлять безошибочно, и, при бездымномъ порохѣ, непр³ятель никогда не опредѣлитъ ваше мѣсто. У японцевъ, напримѣръ, оруд³я не соединяютъ вмѣстѣ, каждое гдѣ-нибудь въ другомъ мѣстѣ.
   - А какъ же, вотъ говорятъ, всѣ ихъ оруд³я бьютъ въ одно мѣсто?
   - Как³я-нибудь, очевидно, приспособлен³я имѣются.
   - Но вѣдь это совершенно такой же пр³емъ, что и при стрѣльбѣ квадратами. Я былъ свидѣтелемъ такой стрѣльбы батарей по морской цѣли. Удивительно зффектно: несмотря на разныя разстоян³я, разныя скорости полета - всѣ спаряды попадаютъ въ одно и то же мгновенье. И такому квадрату спасенья нѣтъ. Если повторить такой же опытъ из сушѣ, гдѣ обстрѣливаемымъ квадратомъ будетъ батарея противника, то вопросъ сведется къ тому только, чья батарея первая начнетъ: первый выстрѣлъ - и батарея противника уже не успѣваетъ развернуться.
   - И спасенье только въ томъ, значитъ, чтобы скрыть батарею, или, вѣрнѣе, оруд³е?
   - Совершенно вѣрно.
   - Но вѣдь это все очень сложно.
   - Конечно: 1-го ³юня японцы не успѣли всѣ эти манипуляц³и продѣлать,- продѣлали только 2-го. Если бы, напр., въ ночь передъ тюренченскимъ боемъ мы перемѣнили позиц³и...
   - Значигь, не слѣдуетъ на ночь оставаться на тѣхъ же позиц³яхъ?
   Но я, очевидно, утомилъ своими вопросами профана, да и поѣздъ готовъ ѣхать дальше, на Гайчжоу.
  

XXXVIII.

Отъ Ляояна до Дашичао.

10-го ³юня.

   Мы трогаемся въ путь. Солнце склоняется къ вечеру. Утомленное зноемъ тѣло уже чувствуетъ начинающуюся свѣжесть. Свѣжесть и отдыхъ послѣ пытокъ дня. Этотъ отдыхъ, покой на всемъ.
   - Вонъ тамъ Инкоу, а въ пятнадцати верстахъ за тѣми горами - уже море. За разъѣздомъ мы увидимъ его.
   Поѣздъ плавно скодьзитъ по тяжелымъ гладкимъ рельсамъ.
   - Пшш... пшш...- равномѣрно, гулко несется по стихшей округѣ.
   - На тѣхъ горахъ японцы: они видятъ насъ.
   До тѣхъ горъ - 10, самое большое 15 верстъ. Зазубренныя, онѣ застыли въ ясномъ покоѣ заката. Только золотистая пыль носится надъ ними, а еще выше одинокое и тоскующее въ своемъ одиночествѣ среди всѣхъ этихъ безчисленныхъ вершимъ облако.
   Нашъ поѣздъ вьется во долинѣ, и вся она усыпана палатками, конными и пѣшими солдатами.
   Тамъ штабъ перваго корвуса, а это дивиз³я Гернгросса.
   - Гернгроссъ! - радостно вскрикиваетъ Степанъ Николаевичъ и останавливается, и кончаетъ, почесывая затылокъ:
   - Былъ бы вольный казакъ, побѣжалъ бы разыскивать его. Его и Алексѣева: гоже начальникъ дивиз³и.
   - Это новаго еще героя вы хотите выдвинуть?
   - Помните! Не сомнѣваюсь, что угадаю такъ же, какъ угадалъ и Гернгросса. Тамъ пусть кто хочетъ спитъ въ кровати, въ вагонѣ: онъ - подъ телѣгой. Хозяйственную часть понимаетъ такъ, что его не проведешь. Что солдату слѣдуетъ,- получитъ все сполна. За такими солдатъ въ огонь и въ воду пойдетъ, и самъ онъ пойдетъ.
   - И убьютъ,- говоритъ загорѣвш³й, какъ негръ, офицеръ, такой же сѣрый и темный съ лица, какъ и его рубаха.- Почему же и бьютъ безъ счета у насъ офицеровъ: въ цѣпи всѣ лежатъ,- онъ одинъ стоить: въ атаку - на пятнадцать шаговъ впереди солдатъ. А стрѣляетъ каждый, какъ одинъ на выборъ...
   - А у японцевъ?
   - Всѣ въ рядъ.
   - А въ цѣпи?
   - Никого не видно.
   - А какъ же руководить?
   - А какое же руководство въ стоящемъ офицерѣ, если черезъ минуту онъ неизбѣжно упадетъ? Вѣдь шапку изъ-за бугорка покажите: моментально прострѣлятъ, а тутъ цѣль во всю рать.
   - Вотъ море!
   Въ лучахъ между горами сверкнуло точно въ панцырь одѣтое, желто-грязное море.
   - Смотрите - броненосецъ...
 &

Другие авторы
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович
  • Бутков Яков Петрович
  • Добычин Леонид Иванович
  • Ершов Петр Павлович
  • Соколов Н. С.
  • Руссо Жан-Жак
  • Ширинский-Шихматов Сергей Александрович
  • Сенковский Осип Иванович
  • Кузьмина-Караваева Елизавета Юрьевна
  • Катаев Иван Иванович
  • Другие произведения
  • Максимов Сергей Васильевич - Сибирь и каторга
  • Дорошевич Влас Михайлович - За кулисами
  • Грот Яков Карлович - Письмо из Рима
  • Лейкин Николай Александрович - Пасхальное гостбище
  • Федоров Николай Федорович - О двух нравственностях: тео-антропической и зоо-антропической
  • Бурже Поль - Поль Бурже: биографическая справка
  • Попугаев Василий Васильевич - Попугаев В. В.: биографическая справка
  • Ширяевец Александр Васильевич - Автобиография
  • Майков Валериан Николаевич - Нечто о русской литературе в 1846 году
  • Екатерина Вторая - Из жизни Рюрика
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 320 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа