Главная » Книги

Чехов Антон Павлович - Переписка А. П. Чехова и О. Л. Книппер, Страница 8

Чехов Антон Павлович - Переписка А. П. Чехова и О. Л. Книппер



и и орехи, пили жженку, ужинали, но все это без нутра, без души. Я вся отсутствовала. Не сердись за нелепые письма - полоса пройдет, и я опять буду твердая, уповающая. Ксения пошла к утренней. Я ложусь и буду читать тебя. Целую моего нежного красивого мужа и мечтаю с ним о многом...

Твоя Оля.

   Утром буду опять писать тебе. Кланяйся всем.
   Фомка желает пожать тебе руку и поздравить с праздником.
  

649. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

25 дек. [1902 г. Ялта]

   Твое письмо к матери пришло как раз вовремя, т.е. вчера1. Здоровье мое неважно, но лучше, чем вчера; стало быть, пошло на поправку.
   Если б ты, дуся, знала, какая ты у меня умная! Это видно из твоего письма, между прочим. Мне кажется, что если бы я полежал хоть половину ночи, уткнувшись носом в твое плечо, то мне полегчало бы и я перестал бы куксить. Я не могу без тебя, как угодно.
   Видел сегодня ваши изображения в "Новостях дня" в горьковской пьесе и умилился. Москвин, Станиславский и ты чудесны, Вишневский очень плох, бездарно плох. Даже растрогался я - так хорошо! Молодцы ребята.
   Шубу наконец я отправил в Ниццу, уже не чувствую себя мошенником2.
   Милая собака, отчего я не с тобой? Отчего у тебя в Москве нет квартиры, где у меня была бы комната, в которой я мог бы работать, укрывшись от друзей. На лето нанимай такую дачу, чтобы можно было писать там; тогда я буду рано вставать, и чтобы на даче был только я с тобой, если не каждый день, то хоть раза три в неделю.
   Немчушка, ты же опиши, какая будет свадьба. Должно быть, будет все чинно и торжественно.
   Что сделал Баранов в "Эрмитаже"? В чем дело? В чем скандал? Опиши, дуся, все.
   Обнимаю мою цаплю, целую.

Твой А.

  

650*. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

25-ое дек. [1902 г. Москва]

   Я очень прошу прощения за мои последние, бессодержательные письма, дорогой мой дусик, поэт мой изящный. Я какая-то трепаная, мыслей не соберу. Мне все кажется, что надо чего-то много сделать, и я не знаю, за что взяться. Вчера я себя поймала - хожу и говорю вслух: что надо делать, куда идти? Унылая наша квартира надоела мне до ужаса. Ничего не хочется в ней делать, устраивать. Ну, может, это и от других причин. Я очень рада, что сегодня у меня обедал народ, пели, играли и болтали. Хоть жизнь в стенах. Обедали: мама, Надежда Ив., Саша с женой, Володя, Николаша, Иван Павл. с женой. Был суп с пирожками, тающими во рту, была знатная индюшка и торт Микадо. Закуска: селедка, сардинки и сыр; водка, Doppel-KЭmmel и 2 бут. Vin de Graves, кот. очень понравился всем, а в особенности Ивану; он был ужасно мил, они сидели весь вечер и были уютны. Мои все любят его. Мама пела Чайковского, я немного пела одна и с Володей. Мария Григорьевна была в бархатном платье, вкусного темно-гранатного цвета, возлежала на диване, т.к. она после родов слишком рано начала выезжать и нехорошо себя чувствует. Саша за ней ухаживает. А Над. Ив. ее не любит. За ней ухаживает Брюсов, и бабушка сердится, что она втягивает Сашу в эту компанию Скорпионов1, а Саша по бесхарактерности увлекается ими и находит их талантливыми, хотя они и болтают чепуху, по его выражению. Некоторые Сашины картины приняты на выставку, и он рад.
   Я с удовольствием сегодня накрывала на стол, готовила все с Олей2, т.к. Ксения лежала с головой, а Маша занята кухней. И представь - ничего не забыла. Николаша не ныл, был милый, славный. Вообще было приятно. Днем был у меня Ладыженский, сидел долго, говорил о том, как он воюет на съездах, в комиссиях. Прислал мне две индюшки и три своих книжки. Жаловался на скуку в провинции, на безлюдие, рассказывал про Пенз. театр. Постараюсь пристроить его завтра на "Дно". Он едет затем в Петербург. Очень хотел бы видеть тебя. Сказал, что любит меня и как твою жену и как актрису. Вчера заходила два раза твоя переводчица Claire Ducreaux3, но не застала меня дома. Оставила книжку "Un meurtre". Что ей нужно было?
   Елиз. Вас. Алексеева прислала мне два высоких деревца белой сирени, укутанных в светло-зеленую бумагу, а сегодня утром получила еще чудесную белую азалею без карточки. Ксения мне презентовала стеклян. вазу и в ней румяные яблочки - очень трогательно. Она девица все-таки славная; не привыкла жить в людях. На гармонике при мне никогда не играет, и приятель ее тоже не ходит. Она все-таки внимательная, все убирала, чистила к празднику.
   Послезавтра Володина свадьба. Он вчера опять лежал, лихорадило его. Элька страшно исхудала.
   Я сегодня весь день сидела дома, перебирала книги, чистила лампу, возилась. Завтра поеду по старухам: с мамой позавтракаю у Шлиппе, потом отправлюсь к мамане и, если успею, к Галяшкиной. Надо раз в году побывать там. Вечером играю "Дно". Если соберется компания наших - поедем поужинать к Зинаиде Морозовой. Она звала на елку, но ведь мы играем, тогда она вторично написала, чтоб приезжали ужинать. Одна не поеду. 27-го утром может быть поеду на открытие выставки 36-ти. От нас близко. Это в том случае, если не приедет брат Костя. Ходят слухи, что он едет на один день - сумасшествие! Это из Тифлиса-то! Отпуска ему не дают.
   Меня ужасно трогает, дусик, что ты беспокоишься, что я одна в квартире. Милый ты мой! В тебе так много нежности, но она где-то далеко сидит у тебя, и мне нравится, что она вылетает все больше и больше. Духи тебе нравятся? Я рада. И полотенца понравятся, я знаю.
   О "Дне" ты теперь все уже прочел, надеюсь? Имеешь понятие, что было?
   Так ты меня мысленно носишь на руках целый час? Золотой ты мой! А мне хочется постоять на коленях перед тобой и спрятать голову у тебя на груди, и прижаться, и чтоб ты меня нежно и часто целовал, хочется смотреть в глаза тебе и улыбаться и чувствовать, что ты меня любишь.
   До свиданья, до завтра, дорогой мой, уже второй час, пойду спать. В спаленке чистенько теперь; на кроватях чистые белые одеяла и накидки, так аппетитно. Если бы только обе кроватки были заняты!..
   Получай мой поцелуй горячий и ласку нежную, хоть ты и говоришь, что я не умею быть нежной. Вообрази себе мою нежность.
   Скоро ли починят тебе зубы? Спи, родной мой, спи спокойно. Мне бы хотелось сейчас попевать тебе в четверть голоса колыбельную песенку и чтоб ты засыпал, и чтоб я держала твою голову у себя на груди. Хочешь? Напиши.

Твоя Оля

  

651*. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

26-ое дек. 1902 г. [Москва]

   Отчего ты раскис, дусик милый? Ничего особенного? Только пиши все, умоляю, не скрывай от меня. Сейчас очень поздно, я после "Дна" сидела у мамы - последний Володин холостой вечерок. Были одни, выпили бутылочку Редерер, поговорили. О тебе говорили. Днем я с мамой ездила к Шлиппе, потом навестили старуху тетку, потом я была у мамани. Там все дети, внучата. Была Наташа Смирнова. Обедала одна, дома, потом лежала, а потом пошла играть. Я эти дни ела много орехов и пряников и, верно, огорчила свои кишки. Ладыженский был днем на "Власть тьмы" и вечером на "Дне" и в восторге. Придет обедать, есть свою индюшку. Ну, addio, не кисни, не хандри, крепись, думай обо мне, ласкай меня мысленно.

Твоя Оля.

   Антошечка, bonjour!1
   Володя уже получил твою телеграмму2.
  

652. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

[27 декабря 1902 г. Ялта]

   Эту рожицу1 я вырезал из "Театра и искусства" - кстати сказать, пошленького, мелкого журнальчика, издаваемого, вероятно, ради барышей2. Как поживаешь, таракаша? Как гуляла на свадьбе? Сегодня я получил поздравительную телеграмму от Е. В. Алексеевой, т.е. от мамани. Под новый год пошлю ей ответ.
   Здоровье мое лучше, но все же еще не вошло в норму. Альтшуллер говорит, что это у меня инфлуэнца. Вчера вечером, ни к селу ни к городу, стало мерцать в глазу и началась головная боль, которая продолжается до сих пор.
   Первый день праздника провели обыкновенно, ничего особенного не было, вообще неинтересно и вяло. Ждем Бунина и Найденова, которые, по газетным известиям, уехали в Константинополь3. М-те Бонье выписала для нас из Курска битых гусей и уток, но птица сия застряла в Севастополе. Альтшуллер вчера говорил, что духи от Мюра он получил и кроме того еще сдачи 60 коп.
   Значит, половина сезона прошла, скоро пройдет и другая; опять, значит, заживем вместе и с таким чувством, как будто венчались только вчера. Я постараюсь насчет ребеночка, будьте покойны-с.
   Писал ли я тебе, что от Куркина получил превосходную рецензию "На дне"; снял копию и послал А. М. Получил письмо от К. С. Алексеева, буду писать ему. По-видимому, настроение у него неважное4. И у моей супруги, судя по ее последнему письму, тоже не аховое. Глупенькая ты, ведь ты работаешь, трудишься, а это главное. Если бы я целый день работал, то был бы и доволен и счастлив.
   Сегодня получил тьму писем с рисунками, с излияниями, с поздравлениями - от всех барышень Смирновых. Наивнее и талантливее всех написала Наташа, художница. Но как их много! Что, если у тебя будет столько дочерей!
   Чу! М-те Бонье приехала. Значит, писать больше нельзя, баста! Обними меня, дусик, прижмись ко мне, а я тебе шепну на ухо какую-нибудь чепуху.
   Пиши, актрисуля.

Твой А.

   Сборы хорошие, Вишневский торжествует?
   Прости мне эти поганые кляксы.
  

653*. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

27-ое дек. 3 ч. ночи [1902 г. Москва]

   Дусик, я только что вернулась с Володиной свадьбы. Я не могу тебе передать, как было весело, оживленно и смешно. Я не помню, когда я так веселилась, так беспечно, точно я никогда ничего не переживала в жизни. Дурили, плясали, болтали. Элька с Володей так вприсядку откалывали, что мы бока держали, и канканчик мы все запустили на потеху всех. Было всего 25 человек. Венчали дома на том самом месте, где Элю крестили, и тот же пастор, кот. и Володю крестил и Элю. Убрано было все цветами, но просто, без затей. Элю мы усмиряли, чтоб она не выбрыкнула во время церемонии. Она дала слово вести себя хорошо. Пастор говорил, как всегда, скверно, и я раза два чуть не фыркнула.
   Потом выпили шампанского и поехали все в "Эрмитаж", где ели и пили в двух больших кабинетах. Играл маленький оркестр французов в красных смокингах, играли чудесно, талантливо, т.ч. мы с ними знакомство свели. Д. Саша приехал уже навеселе, за обедом сказал чудесную смешную речь по-русски и по-немецки пополам и насмешил всех отчаянно.
   Говорили речи, но простые, без натяжки, читали телеграммы, за тебя орали ура, и все шлют тебе привет. Я сидела между Николашей и Адель и приятно болтала. Булочной родни не было, только пара славных стариков, их друзей, сестра papa Бартельса (замужем за русским) и Элины двоюродные сестры. Элины родители были ужасно милы. Папаша заставил меня звать его дядей Ваней и ты и велел тебе это написать. Мы с ним все по-французски изъяснялись, он отлично говорит. Пили много, все были оживлены. Мне казалось, что я вся гуттаперчевая; я танцевала и плясала. Ужасно было приятно. Я веселилась, как девчонка. Все удивлялись, что я могу быть такой. Элька разорвала платье снизу доверху три раза. Кое-как описала тебе, что было. Днем я была на открытии выставки 36-ти, и тоже было очень приятно. Завтра опишу все, а теперь целую тебя крепко. Ты бы меня любил такой, какой я была сегодня, я знаю. Я бы при тебе еще вдвое веселилась. Антончик мой любимый, отчего я тебе не могу хоть рассказать все и представить. Обнимаю горячо и целую глаза и губы и всего тебя.

Твоя Оля

  

654. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

28 дек. [1902 г. Ялта]

   Здравствуй, актрисуля милая, Господь с тобой. Свадьба уже кончилась, поздравляю и тебя, и молодых. Ты пишешь, что Володя странно чувствует себя с бутафорией, т.е. с приданым. Это так понятно! Пять комнат со style moderne, собственный рояль, ванна, чернильница в 80 рублей - все это мещанство для молодого человека, начинающего жить, должно казаться в самом деле странным. Теперь ему надо возможно больше хлопот и забот, иначе он растолстеет и в 40 лет будет выражать искреннее недовольство жизнью.
   Зубы у меня болят и крошатся, я еще не кончил возиться с ними, и, вероятно, не скоро кончу. Помаленьку покашливаю. Но в общем здоров.
   Дягилев прислал письмо и 11 No "Мира искусства", в котором помещена длинная рецензия насчет "Чайки" и вообще моей особы1. Прочти, буде найдется.
   Ты пишешь отвратительными чернилами, которые склеивают твое письмо; нужно раздирать. И ты не запечатываешь писем.
   Дусик мой, когда начну пьесу, напишу тебе. Журавль длинноногий (так ты величаешь в письме своего мужа) пьесу даст" а вот кто будет играть старуху, неизвестно. Я читал, что Азагарова приглашена в какой-то провинциальный театр, да и едва ли она подошла бы к этой роли2.
   Нагнись, я поцелую тебя в затылочек и в голову. Обнимаю тебя. Заводить испанца не позволяю, идти в испанки тоже не позволяю. У тебя есть один мавр, которого ты должна любить. И этот мавр целует свою дусю.

Твой А.

   Как Фомка? Маше он нравится, но она говорит, что это не настоящий такс, а помесь.
  

655. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

28-ое дек. [1902 г. Москва]

Во время 2-го действия "Дна"

   Золото мое, родной мой, ты нездоров? Умоляю только, будь осторожен, делай все, что надо, и думай, что скоро это недомогание пройдет. Как мне тяжело, что я не могу за тобой ухаживать, облегчить, сократить время. Ну, да старая это история! Что ты принимаешь, что делаешь? Ради Бога, не бойся доктора, чтоб Альтшуллер ездил и следил за тобой. Мне будет покойнее. Не капризничай, дусик, прошу тебя. Мне теперь тоже грустно будет, буду думать о тебе и, конечно, проклинать себя.
   Пишу тебе в костюме Насти в своей уборной. Что-то плохо приняли 1-й акт. Смотрит Плевако. "Столпы" идут лениво. К. С. рассуждает как ребенок. Влад. Ив. нервится сильно. Приехал вчера1, и опять простуженный, стреляло в уши, выглядит нехорошо. На репетиции были какие-то неприятные недоразумения.
   Обедал у меня сегодня Ладыженский, ели его индюшку, удивительно вкусную и нежную. Он много рассказывал о своих московск. впечатлениях, о компании Д. И. Тихомирова, Гольцева etc; все ему кажется нечистым и нехорошим. Говорил о своем имении, о двух старушках, кот. там живут (крепостные его матери) и ухаживают за ним, откармливают птицу, а он развозит в подарок. О своем скотоводстве, о хозяйстве говорил, о жизни в Пензе, и мне было приятно. Чем-то другим повеяло. О съездах, о земствах тоже болтал. Выпил две бутылки пива. Ужасно звал тебя и меня к себе в деревню, ужасно. Велел тебе это написать. Говорил, что если бы ты меня видел в Насте, то еще бы больше полюбил - велел написать тебе.
   Я сегодня усталая, с похмелья после свадьбы. А славно вчера было, право. А главное - неожиданно весело.
   Кончаю уже дома, вечером. Спектакль прошел хорошо.
   Откуда ты взял, что брат приехал? Он хотел только, но не приехал, и я в квартире одна, с клопами.
   На выставке я съехалась с Леонид. Андреевым и ходила с ним2. У него родился сын. Жена очень страдала, дней пять. Видела на выставке Глаголя, Кондратьева, кот. меня ужасно расхваливали за Настю. Не ожидали от меня. Видела Сашу с женой, Переплетчикова, Юона, Брюсова, m-me Бальмонт, Гославского, Телешова, со всеми разговаривала, и с Якунчиковой виделась. Приезжала позднее вел. княгиня с Сержем и с свитой. Трепов здоровался со мной. Мне не хотелось. Меня находят изменившейся.
   Выставка очень интересная, пойду хорошенько ее смотреть. Очень многое уже продано. Мне и тебе еще прислали приглашение на выставку. Твое я переслала тебе.
   Отчего Маша мне не пишет ни строчки? Я даже не знаю, как она доехала. Попроси ее написать. Я ведь тебе пишу каждый день, и мне прямо нет времени писать. Она должна бы это понять.
   Я играю почти каждый день, днем - репетиции. Новая роль, трудная и большая, на душе и в голове. Мне кажется, что только теперь я понимаю, что значит "делать" роль. Это мучительно, ты знаешь? Мучительно и хорошо. Меня всю пожирает образ, кот. я хочу создать. Может ведь не выйти ничего, а терзаешься все равно.
   Сейчас Влад. Ив. говорил, что получил письмо от тебя3.
   Голубчик, с каким нетерпением буду ждать письма твоего! Умоляю, не утомляйся, пиши хоть несколько строк, чтоб я знала только, как ты себя чувствуешь. Письмо это получишь уже 1-го янв. 1903 года. Итак, с Новым годом, дорогой мой!
   Шепчу тебе на ухо много, много хорошего, нежного, ласкового. Мне так хочется ласки.
   Спи, дорогой мой, крепко и выздоравливай скорее. Целую крепко, крепко.

Твоя собака.

   Слыхал, что "Курьер" запретили на 3 месяца? Все взволнованы. Из-за Скитальца4.
  

656. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

29-ое дек. ночь [1902 г. Москва]

   Как ты мне чудесно пишешь, дорогой мой! Я бы тебя зацеловала. Я живу мечтой, что мы с тобой будем жить в каком-то домике, на берегу реки, в зелени, в тепле, в солнце, в любви! Ты будешь так хорошо смотреть и улыбаться своей доброй улыбкой и красивыми лучистыми глазами. И опять мы с тобой отдохнем от разлуки, от суеты, от людей. Только чур - без Вишневского! Я не согласна. Это было сносно во время моей болезни, а теперь ни-ни!
   Как ты себя чувствуешь? Полегчало ли тебе? Если бы я могла перелететь на одну ночь и приголубить тебя и приласкать и чтоб ты уснул у меня на груди. Тебе, правда, стало бы лучше. Я везде спрашиваю о дачке. Ты вспоминаешь Клязьму, Любимовку, службу в церкви по воскресеньям, нелепого садовника, сенокос на том берегу, запах липы, плотик, солнечные закаты? Мне делается очень хорошо и мягко на душе, когда я думаю о нашей жизни там. И какой ты был милый! Впрочем, ты всегда со мной милый, только не в Ялте. Т.е. милый, но не мой.
   А ты пошли мамане поздравление с Новым годом. Утешь старуху.
   Что делает Маша? Отчего она мне не пишет?
   У нас все тает, тепло ужасно - ®. Дорога тяжелая, черная.
   Смотрю на фотографию и представляю, что ты смотришь на меня в окошечко.
   Отчего "Вишневый сад" будет в 3-х актах? В 4-х лучше. Поздоровеешь и напишешь в четырех - увидишь. Когда кончишь рассказ? Про "Курьер" слыхал? Из-за Скитальца глупого1.
   Так тебе понравились наши физии в "Новостях"?2 Я тебе пришлю свою фотографию. Хочешь?
   Сегодня я встала очень поздно. На заседание сосьетеров3 не пошла. Сидела дома и занималась ролью. Была мама; Кудасова обедала, заходил Володя новобрачный. Они вчера опять кутили: и старые и молодые и моя мама ездили на голубях4 в Стрельну. Володя говорил, как им с Элей смешно жить в своей квартире. Они оба очень веселые и вспоминают свадьбу - очень уж весело было.
   Ты знаешь д-ра Махотина? Он бартельсовский домашний доктор. Знает тебя, говорил.
   Антончик, я многого жду от "Вишневого сада". Это будет что-то изящное и красивое. Правда?
   Сыграли сейчас "Три сестры".
   Ты спрашиваешь, почему скандалил Баранов? Мы досидели до утра, пока газеты принесли, а он разозлился, что Горький уехал, и начал бить посуду и орать. Потом, говорят, сцепился Скиталец с Морозовым, с дамами делались обмороки. Ну вот и все. Этот эпизод испортил хорошее впечатление.
   На Володиной свадьбе все тоже подвыпили, но были необычайно милы, все любили друг друга. Я очень боялась, что будет чинно, неприятно. Все-таки такие разные элементы, как моя мама и Элины родители! Но все было очень хорошо. Maman Bartels плясала с сынком своим что-то вроде канканчика. Эля была очень мила - в миртовом зеленом веночке, в легком беленьком платьице, такая молоденькая, стройненькая, своеобразно грациозная и смешная какая-то вместе с тем.
   Веселье было удивительное. Я даже не пойму откуда, от чего это зависело? Как-то необычайно легко все было. Я вот вспоминаю и улыбаюсь все время. Расскажи Маше, а то не хочется писать об этом еще раз. Молодые ужасно тронуты твоей телеграммой и велели благодарить.
   А я кончу, пойду спать. Целую тебя и долго, долго держу тебя в своих объятиях и улыбаюсь тебе прямо в твои глаза. Лечись и забудь о простуде скорее.
   Обнимаю мужа моего идеального.

Твоя Оля

  

657. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

30 дек. [1902 г. Ялта]

   Милая моя актрисуля, пошел сегодня к Островскому, зубному врачу, кончать дело; он осмотрел зуб, запломбированный неделю назад, и сказал, что надо бы переменить пломбу, получше бы сделать. Вынул пломбу, а в это время пришли к нему по делам еврейского кладбища (он еврейский староста) и увели его к покойникам, а я вернулся домой без пломбы, злой, полубольной. Как тебе это понравится?
   Получил милое письмо от Батюшкова. Вообще в эти дни я много получил писем. У Маши сегодня сильно болит голова. Пришли индейки и утки, выписанные m-me Бонье из Курска, но есть их не придется, так как они провоняли.
   Да, дуся, новые полотенца хороши, спасибо тебе, хозяечка моя. Нежность, которая, по твоим словам, сидит во мне где-то на дне, я выпускаю из себя всю целиком, чтобы приласкать тебя и приголубить за эти полотенца, за твое письмо и вообще за то, что ты моя жена. Если бы мы с тобой не были теперь женаты, а были бы просто автор и актриса, то это было бы непостижимо глупо.
   Варавка прислал две карточки, одну, очевидно, для тебя.
   Опять мне что-то нездоровится сегодня. Ну, ничего, пустяки. Благословляю тебя, моего дусика, обнимаю.

Твой А.

  

658**. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

30-ое дек. [1902 г. Москва]

Во время "Дна"

   Здравствуй, дусик, милый мой! Сегодня не было письма. Ты лучше себя чувствуешь? Тело не так уже болит? Меньше куксишься?
   Я сейчас вспомнила, как ты у меня в уборной на кушеточке лежал - так славно.
   Кто ходит к тебе? Кто теперь из приятных в Ялте? Альтшуллер бывает? Вчера я послала ему поздравление к Новому году, ему и начальнице. Я вчера писала письма ночью до четвертого часа, легла, а через час проснулась от таинственного света - зажглось электричество, кот. Маша не заперла, и я после этого часа два не могла уснуть. А хотелось встать пораньше и позаняться ролью. Но не вышло. Пришли полотеры. Завтра иду приглашать клопоморильщика, надоела эта нечистота. И мыши, дусик, орудуют так, что ночью, когда я проснулась от света и треска, я подумала, что не ломится ли кто в окно.
   Сегодня, когда я уходила в театр на спектакль, сильно горел угол Неглинной и Рахмановского пер., знаешь? У нас в комнатах пахло гарью. Я насилу протолкалась через народ. Видишь, какие я тебе все ужасы описываю!
   Днем репетировали, показывали "тончики". Я пробовала уже в конце, когда всех отпустили и остались только К. С. и Вл. Ив. Одобрили штришки. Мне хочется сделать ее очень хорошей, умной, с юмором и немножко смешной. По манерам - американка с смелыми, даже рискованными, но красивыми манерами. Стриженая, костюм под мужской, ходит всегда с тросточкой. Говорит очень громко, сочно, темпераментно, смеется низким голосом, жесты размашистые. Ты себе представляешь? Мне хочется поскорее овладеть Лоной и работать крепко на репетициях.
   Мария Петр. опять расклеилась, приехала нездоровая, бледная, жалко ее ужасно. Писала ли я тебе, что доктор сказал ей, что ей надо иметь ребенка, а она не хочет. Она сама это мне рассказала. Какая странная! Поздоровела бы. Маманя каждый спектакль "На дне" присылает мне в уборную для дам корзину фрукт и коробку конфект. Не может старуха без этого.
   Пойду как-нибудь смотреть Комиссаржевскую.
   Ты будешь в постели встречать Новый год? Да, дусик? Помечтай обо мне, и я тоже буду мечтать. Как будто будем вместе.
   Я завтра играю "На дне", а потом наши везут меня к друзьям Бартельсов, старикам, у кот. зимний сад. Поеду, чтоб быть со своими, не одной. Целую и обнимаю тебя крепко, горячо, нежно. До завтра, дусик.

Твоя Оля

  

659**. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

31-ое дек. 1902 г. [Москва]

Во время "Дна"

   Последнее письмо в этом году, милый мой! Что-то нам новый принесет! Хочу, чтоб ты здоровел и чтоб нам пожить полной жизнью с тобой, мой дорогой!
   Как я рада, что тебе лучше! Так и знала, что причина - хождение к зубному врачу по скверной погоде. Аппетит появляется? Лицо у тебя хорошее, мягкое, доброе? Ты не раздражаешься?
   Какая я дура! Вчера писала тебе, чтоб ты думал обо мне при встрече Нов. года, и совсем не сообразила, что письмо придет уже 3-го янв., а не 31-го дек.
   Сейчас заходила в уборную Самарова и просила передать поклончик батюшке-барину, как она тебя называет.
   Сегодня была приятная репетиция "Столпов". К. С. был в духе, много хохотали. Савицкая играет сестру Берника - старую деву, и у нее в первой сцене все такие же фразы, как в Ирене в "Мертвых". Решили изменить конструкцию, а то все хохочут. А Качалов дурит и поддает реплики Рубека1.
   Играем "Дно" без антракта между 1-м и 2-м актами, чтоб скорее кончить. Вчера после 4-го акта были просто овации.
   Получила много писем сегодня, между прочим от Пятницкого. Была Маня Смирнова, млела; рассказывала про елку в тюрьме, кот. устраивала ее мать. Мне приятно было слушать.
   В Москве теперь съезд учителей. Их устраивают у нас в театре по всем углам.
   Все болтают о том, кто где встречает Новый год. Мне все равно, раз я не с тобой. Везут меня.
   Вчера после спектакля я ездила к Володе с Элей. У них были ее родня и наши. Очень у них уютно, славно. Завтра собираемся все у нас в фойе. К 3-м час. я поеду к Лужским на пирог, Вас. Вас. именинник.
   Ну, довольно о внешней жизни. Мечтай сильнее о дачке, о славной зеленой дачке, где бы мы славно поживали с тобой.
   Фуфайки меняешь? Костюм меняешь? Бойся строгой жены своей. Теперь, дусик, время скоро полетит, вот увидишь.
   Целую тебя, ненаглядного моего, прижмись и ты ко мне, уткни нос в мое плечо и засни, а я тебя буду тихо целовать.

Твоя Оля.

   Поблагодари Машу за письмо.
  

1903

  

660. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

1 янв. 1903 [Ялта]

   С новым годом, с новым счастьем, милая моя актрисуля, жена моя! Желаю тебе всего, что тебе нужно и чего ты заслуживаешь, а главным образом желаю тебе маленького полунемца, который бы рылся у тебя в шкафах, а у меня размазывал бы на столе чернила, и ты бы радовалась.
   За то, что ты веселилась так хорошо на свадьбе, хвалю тебя. Конечно, жаль, что меня не было; я бы на тебя посмотрел, да и сам бы покружился.
   Сегодня получил много писем, между прочим от Суворина1, от Немировича2. Последний прислал список пьес, какие собирается ваш театр ставить. Ни одной бросающейся в глаза, хотя все хороши. "Плоды просвещения" и "Месяц в деревне" надо поставить, чтобы иметь их в репертуаре. Ведь пьесы хорошие, литературные.
   Маша встречала новый год у Татариновой, я - дома. Татаринова прислала чудесный цветок из породы кактусов - epiphylium trunetatum. Идет дождик с утра.
   Пиши мне, моя родная, утешай меня своими письмами. Здоровье мое великолепно. Зуб починен, остался еще один. Короче, все более или менее благополучно.
   Без жены мне нехорошо; спишь, точно на холодной, давно нетопленной печке. Бунин и Найденов теперь герои в Одессе3. Их там на руках носят.
   Зовут чай пить. Будь здорова и весела, актрисуля, Господь с тобой. Целую, обнимаю и благословляю тебя. Щиплю тебя за спину, пониже шеи.

Твой А.

  

661**. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

3-ье янв. 1903 г., утро [Москва]

   Два вечера я не писала тебе, родной мой! Это низко. Прости. Сначала хочу тебя поцеловать крепко, крепко и прижаться к тебе. Как я рада, что ты опять поздоровел! Когда же ты кончишь возиться с зубами? Ведь это так утомительно. На свои зубы я уж рукой махнула.
   У нас морозы здоровые стоят, после гнилой, кислой погоды. Я даже сплю под твоим одеялом, а то зябнуть начала.
   Как ты встретил Новый год? Напишешь мне? Я - очень скучно и глупо. Повезли меня на какой-то сахарный завод, в чудесный, благоустроенный, немецкий дом, где стояла красивая елка вся в электр. лампочках, стоял сервированный стол, была компания ряженых. Я, конечно, поспела прямо к 12 ч. из театра. Наши все были уже там и сняли маски, т.ч. их веселого выхода, их кувырканий я не видела. Говорят, удивительно было оживленно. Моя мать нарядилась кофейным мешком из грубого холста, в рыжем парике и на голове кофейная мельница - очень смешно; тетя Лёля - Pierrette'ой с красными помпонами. Володя и Николаша прекомичными клоунами - дурили и фокусничали отчаянно. Володя не иначе приглашал на танцы свою супругу, как перекувыркнувшись через голову. Эля была очень интересной, стройной гейшей. Были еще: китаец, мужички, ямщики, боярышни, и фигурировал мой давнишний костюм "подсолнух" на одной из сестер Эли. Но больше всех меня заинтриговала Элина мать. Я никак не могла ее узнать. Она была просто в костюме мужа, в парике и в бороде, но все это было талантливо и невозможно было угадать, - кто это. А когда она сняла усы и осталась с бородой - получился вылитый Ибсен. Я ужасно хохотала. Остальное общество было совершенно чуждое - все датчане, не немцы.
   В 12 ч. пили bowl, ели, закусывали, потанцевали и разъехались. Мне было очень скучно, и я давила зевки. Ночь была славная, лунная, и я с удовольствием проехалась. 1-го янв. мы всей труппой съехались в театре. Было очень просто и приятно. Пили чай, шампанское, ели бутерброды, читали телеграммы - все как следует. Под твоим портретом пели "Славу" после прочтения твоей телеграммы1. Меня все называли полу-Чеховой, полу-Книппер, смеялись. Устраивали китайские тосты: стучали ногами, руками по столу, били в ладоши и орали; выходило очень шумно. Был "настоящий" генерал (Желябужский) в орденах, в ленте красной2. Многие опоздали, т.к. до утра встречали Новый год. Говорят о новой парочке: А. И. Андреев и Халютина. Будто бы уже благословили. Посмотрим. У Грибунина тоже романчик с одной из учениц. Вот и посплетничала. Когда уже все почти разъехались, прибыла Мария Петровна. Я ей накануне вечером с Егором отправила майоликовый кувшинчик аляповатый, кустарной работы, но очень интересный, наполненный одними фиалками (ее любимые цветы), а она меня насмешила своим сюрпризом. "За то, что вы, говорит, потихоньку снимаетесь с моим мужем, я отмстила". Стеклянный брелок: с одной стороны моя голова и Станиславского, с другой - твоя и Лилиной. Эти комбинации устроены из группы "Чайки"3. Очень вышло остроумно, и хохоту было много. Ты бы ей написал письмецо.
   Из театра все почти перекочевали к Лужскому на пирог. Опять ели, пили. Оттуда я проехала к маме, а потом домой.
   Вчера репетировали "Столпы", вечером играли "Дядю Ваню". Я получила в уборной букет, знаешь от кого? От казанской Андреевской, помнишь в Аксенове? Она поручила сделать это одной классной даме, кот. здесь на съезде. И при этом ужасно милая карточка. Меня это тронуло. Отвечу ей. Я вообще получаю очень много писем и поздравлений, и на все надо отвечать.
   Посылаю тебе карточку - очень уж хорош такс с кошками. Правда? От Сулержицкого получила длинное трогательное письмо. Знаешь, я на днях видела его во сне, будто я его от полиции прятала в тумбочку, а Горький меня хвалил за выдумку.
   Сейчас заходила М. Г. Средина звать к себе 5-го янв. Бальмонт будет читать новые стихи. Посмотрю на него.
   А теперь кончаю, чтоб письмо ушло еще сегодня. Кланяйся матери и Маше. От Маши наконец получила коротенькое письмецо.
   Будь здоров, мой "Вишневый сад", целую крепко; а рассказ кончил или кончаешь? Отчего не пишешь? Милый ты мой!
   Шнап очень мил. Только он породистый, а не помесь. Ты увидишь.
   Целую твою милую славную голову, мой дусик.

Твоя Оля

  

662. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

3 янв. [1903 г. Ялта]

   Здравствуй, актрисуля милая! Не беспокойся, мамане я послал телеграмму под Новый год1, я всем послал, даже Мейерхольду в Херсон2. Д-ра Махотина я не знаю или не помню. На даче будем жить, конечно, без Вишневского, иначе я съеду. Здоровье мое ничего себе, зубы починил, могу теперь все есть и все съесть. Ты пишешь, что в Ялте я не бываю хорош с тобой. Ей-ей, дусик, это тебе только кажется так; вероятно, оттого кажется, что в Ялте ты была больна. Я тебя одинаково везде люблю, и везде я одинаково твой.
   Ну-с, это все были ответы на твои мысли в письме, теперь буду писать свое. От молодых получил телеграмму, в первых числах марта побываю у них на квартире, поздравлю. Оба они симпатичны очень, только мне почему-то жаль, что Володя женился. Ему бы надо было сначала укрепиться, стать на ноги; а то теперь, гляди, начнет толстеть. "Вишневый сад" я хотел сделать в трех длинных актах, но могу сделать и в четырех, мне все равно, ибо три или четыре акта - пьеса все равно будет одинакова.
   В Москву едет доктор Алексин, будет у тебя. Недавно он участвовал в концерте в пользу андижанцев3, и рояль не играл, черные клавиши отказались служить, и он, Алексин, заподозрил г-жу Татаринову, что она-де что-то подложила в рояль из мести; произошла за кулисами перебранка. Татаринова заболела и лежит до сих пор с высокой температурой. Вот какие трррагедии мы переживаем!
   Так ты постарайся нанять дачу, старушка моя, чтобы 10 марта я уже мог жить там. Буду сидеть один на даче и писать, будет приезжать ко мне моя актрисуля и оставаться у меня ночевать. Не так ли? Я буду писать, а по вечерам с актрисулей советоваться. Летом поедем куда-нибудь вместе, попутешествуем недельки две, а потом назад, на дачу.
   Почетный билет на выставку получил4. Сегодня холодно, море волнуется. И в комнате моей не тепло. Когда увидишь Сашечку Средина, то поблагодари его за телеграмму, которую он прислал мне, и скажи, что ответ не послал, потому что я не знаю его адреса.
   Целую тебя в спину, в оба бока и в грудь, обнимаю и вижу тебя во сне. Пиши, дуся, не ленись.

Твой муж А.

  

663*. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

3-ье янв. вечер [1903 г. Москва]

   Опять пишу тебе, дорогой мой Антон. Получила письмо твое. Зачем ты начал снова ходить к зубному врачу, если еще не совсем чувствуешь себя хорошо? Дусик, не делай этого. Неужели ты ходишь пешком? Не может быть. Ведь ездишь? Про погоду ничего не пишешь. Ты бы уж попросил Островского заняться аккуратнее с тобой и поскорее кончить эту возню. Он должен же понимать, что это утомляет тебя.
   Ужасно рада, что полотенца тебе по вкусу, и спасибо за полотенечную нежность.
   Играем "На дне". Смотрит Ленский. Сегодня был у меня известный дирижер Виноградский из Киева, он директор импер. музык. отд. там. Прислала его Крестовская из Петербурга. Он страшный поклонник нашего театра и твоей жены, говорит, что она первая актриса в России. Ведь врет? Крестовская прислала милое письмо мне и коробку конфект мне и Маше, передай это ей и поклон тоже. Виноградский их друг, товарищ ее мужа. Он пожилой, седой, но живой, говорит быстро, темпераментно, развеселый, увлекающийся. Завтра к его счастью идет вместо "Штокмана" "На дне", т.к. К. С. утомлен, а на сегодня я бы его не могла устроить. Все казенные места отданы, и директ. ложа тоже. Он объездил всю Европу и говорит, что такого театра, как наш, - нет нигде. Вспоминал каждую мою деталь в "Трех сестрах", а видел уже в прошлом году. Была Екат. Ник. Немирович, но не застала меня.
   Была я на репетиции, но не репетировала, не дошли до меня.
   6-го пойду смотреть "Монну Ванну" с Комиссаржевской.
   Скажи Маше, что я получила приглашение на выставку к ним в мастерскую.
   Ну, кончили 2-й акт, пора и мне кончать.
   Обнимаю тебя, золото мое, нежный мой, чудесный человек. Будь здоров, береги себя, умоляю. Не кисни. Дай я тебя перекрещу и поцелую нежно.

Твоя собака

  

664**. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

4-ое янв. [1903 г. Москва]

   Здравствуй, дусик мой, золотой мой! Как твое самочувствие? Как настроение? Начал ли опять работать? Ходишь ли в сад? Я себе ясно не представляю сейчас - какой вид имеет сад? Есть ли солнце? Какие звуки кругом? Что на горах? Орет ли этот зверь где-то внизу? Помнишь? Как он изводил меня!
   У нас потеплело - -5®.
   Здесь письмо обрывается и продолжается уже в 3 ч. ночи; супруга твоя только что пришла от мамы, куда ездила после спектакля. Застала там молодое славное веселье: мамины ученицы, которых мама собрала, чтоб они пели всякую чепуху и забыли всякое ученье. Они все обожают маму; пели цыганские романсы, оперет. партии, дуэты с Володей, танцевали и веселились - приятно было смотреть. Я приехала уже к ужину, но они повторили для меня номера. Даже я пела и не посрамилась. Николаша говорил речи с душой и с запинкой, д. Карл всюду припутывал Толстого, чтоб задеть его, - словом, все как следует. Эля была очень веселая. Ученицы все хорошенькие, свеженькие, голоса как на подбор, и хором пели, а Володя solo. Расходились все веселые и счастливые. Что это я тебе пишу? Ведь неинтересно?
   Читал, как меня Эфрос отделал в "Театр и искусство"?1 Он судит по первому спектаклю. Мне обидно, что он про холод пишет, когда я над этой Настей много слез пролила и перечувствовала ее. Я думаю, оттого не доходит трогательность до публики, что нет интимности в этой сцене; происходит под открытым небом, идет занавес - и с места в карьер начинаешь рассказ. Мне слишком мало времени, чтоб разогреться. А все-таки буду добиваться. Ведь раз я ее чувствовала, должна же я это передать публике. Не пойму тут чего-то. Или просто еще не владею сценой, может быть. Ленский меня очень хвалил, кажется, даже первым номером, и мне это приятно. Сегодня после 4-го акта - опять овации были.
   Посылаю тебе, милый мой, письмо Пятницкого. Я вперед знаю, что ты на все это ответишь. Письмо перешли мне все-таки обратно. Почему-то я еще не получила "Мира Божьего". Неужели Батюшков не будет высылать?
   К. Серг. завтра уезжает в Харьков. Брат его Юрий сильно захворал, чуть ли не нервный удар. Старший брат2 уехал в Андижан, где у них большие потери из-за землетрясения. Жена Юрия тоже больна и в Берлине. Мне очень жалко К. С. И репетиции теперь застрянут. Вводят нового Сатина3.
   Целую тебя нежно, любовно, мысленно кладу голову в твою руку и засыпаю так. Дусик мой, нежный.

Твоя Оля.

   Кланяйся матери и Маше.
  

665. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

5 янв. [1903 г. Ялта]

   Актрисуля моя, я здоров вполне, лучше и не нужно, только скучно, очень скучно по двум причинам: погода очень плоха и жены нет. И писать не о чем в письмах, жизнь истощилась, ничто не интересно в этой Ялте.
   Сейчас приехала m-me Бонье, рассказывает, как она поссорилась с О. М. Соловьевой. Приходил Шаповалов (архитектор), приехал Лазаревский - одним словом, общество самое веселое.
   Мы теперь пьем белое вино из Феодосии. Такого вина я привезу, чтоб было что пить нам на даче. Привезу сразу бутылок двадцать. Лона тебе удастся, я это чувствую, только не меняй голоса. Ст

Другие авторы
  • Шибаев Н. И.
  • Джаншиев Григорий Аветович
  • Лукомский Владислав Крескентьевич
  • Мандельштам Исай Бенедиктович
  • Греч Николай Иванович
  • Батеньков Гавриил Степанович
  • Гриневская Изабелла Аркадьевна
  • Лукаш Иван Созонтович
  • Теренций
  • Вербицкий-Антиохов Николай Андреевич
  • Другие произведения
  • Андерсен Ганс Христиан - На краю моря
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - П. Б. Шелли. Стихотворения
  • Бердников Яков Павлович - Сонет рабочего
  • Прутков Козьма Петрович - Выдержки из записок моего деда
  • Шимкевич Михаил Владимирович - Краткая библиография
  • Бунин Иван Алексеевич - Скарабеи
  • Розанов Василий Васильевич - Перед Вифлеемской звездой (1908)
  • Маяковский Владимир Владимирович - Выступления в стенографической и протокольной записи (ноябрь 1917-1930)
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Бедняк и богач
  • Шелехов Григорий Иванович - Смерть Шелехова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 473 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа