Главная » Книги

Гюббар Гюстав - История современной литературы в Испании, Страница 17

Гюббар Гюстав - История современной литературы в Испании


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

въ философ³и, демократы въ политикѣ, - эти молодые писатели стремились образоватъ серьезный литературный центръ, избравъ своимъ главнымъ руководителемъ Каналехаса, - профессора литературы въ Валльядолидѣ. На первыхъ порахъ, изъ ихъ совокупныхъ усил³й получился блестящ³й результатъ, потомъ постепенное охлажден³е къ дѣлу большинства сотрудниковъ стало замѣтно отражаться на самомъ содержан³и журнала, и онъ быстро пошелъ къ упадку, не смотря на то, что со стороны его редактора не было недостатка ни въ талантѣ, ни въ доброй волѣ.
   Упоминать o такихъ издан³яхъ, какъ Всем³рный Музей или Всем³рная Панорама, мы считаемъ излишнимъ, потому что они совсѣмъ не затрогиваютъ вопросовъ литературной критики. Это журналы вродѣ нашего Живописнаго Обозрѣн³я, только несравненяо хуже составленные; также имѣютъ претенз³ю служить просвѣщен³ю публики, но не обладаютъ для этого ни достаточной серьезностью, ни даже надлежащей разборчивостью.
   Вслѣдств³е такого полнаго отсутств³я руководящихъ печатныхъ органовъ съ опредѣленнымъ направлен³емъ, испанск³е писатели предпочитали помѣщать свои работы въ еженедѣльномъ журналѣ, спец³ально предназначенномъ для американскаго континента. Издан³е это предприняли въ Мадридѣ братья Аскерино и дали ему назван³е La America. Тамъ сосредоточились всѣ лучш³я литературныя силы современной Испан³и, тамъ же мы находимъ произведен³я самыхъ замѣчательныхъ критиковъ, даже и принадлежащихъ къ умѣренной парт³и, - какъ напр. Валера, Каньете, Очоа, - хотя журналъ иоситъ отпечатокъ либерализма, a редакторъ его сохраняетъ близк³я отношен³я со многими представителями демократ³и, - съ Рюисомъ де Соррилья, Мартосомъ, Риверо и проч. Между тѣмъ, провинц³я представляла менѣе неблагопр³ятныя услов³я для развит³я критики, чѣмъ столица Испан³и, Въ Севильѣ, друзья Фернана Кавальеро успѣшно издавали нѣкоторое время серьезный литературный журналъ подъ редакц³ей профессора университета Фернандеса Эспино; правда, это издан³е просуществовало не больше четырехъ лѣтъ, но потомъ, переименованное, возродилось снова.
   Въ Барселонѣ тоже выходила la Revistade Cataluña, - журналъ, обязанный своимъ существован³емъ дѣятельной энерг³и его издателя и такому же дѣятельному участ³ю всѣхъ просвѣщенныхъ людей главнаго каталонскаго города. Но, къ сожалѣн³ю, тутъ не было никакого опредѣленнаго направлен³я ни въ политикѣ, ни въ философ³и, ни въ литературѣ, хотя въ числѣ сотрудниковъ встрѣчаются и так³я имена, которыя могли бы способствовать успѣху всякаго издан³я, - какъ напр., - Колъ-и-Вега, - глубок³й изслѣдователь испанскаго языка и его древней литературы Хуанъ Манэ-и-Флаккеръ, - первый критикъ извѣстной каталонской газеты El Diario de Barcelona, сумѣвшей, не смотря на свой небольшой форматъ, пр³обрѣсти и сохранитъ въ Испан³и почти такое же значен³е, какое имѣлъ во Франц³и Journal des Dêbats.
   Если текущая политическая полемическая критика, въ смыслѣ разбора современныхъ произведен³й, не выдвигаетъ передъ нами особенво блестящихъ силъ, за то нелъзя сказать того же o критикѣ научной. Въ 1856 г., въ собран³и уполномоченныхъ кортесовъ возникла счастливая мысль оказать покровительство крупному предпр³ят³ю одного мадридскаго издателя - Риваденейры, задавшагося цѣлью составить избранную библ³отеку изъ произведен³й всѣхъ испанскихъ авторовъ, начиная съ образован³я языка и до нашихъ дней. Чтобы осуществить этотъ гранд³озный замыселъ съ пользой для публики и выгодой для себя, онъ долженъ былъ обратиться къ лучшимъ умственнымъ силамъ страны, такъ сказать, къ спец³алистамъ литературнаго дѣла, способнымъ вѣрно понятъ и уяснитъ каждаго выдающагося писателя той или другой эпохи испанской истор³и. Риваденейера сдѣлалъ больше: онъ поставилъ непремѣннымъ услов³емъ для своихъ сотрудниковъ - съ одной стороны, тщательно просмотрѣть всѣ предыдущ³я издан³я, чтобы составить изъ нихъ новое съ возможной точностью, a съ другой - предпослать каждому тому, содержащему въ себѣ собран³е сочинен³й того или другого автора, полную характеристику какъ его самого, такъ и того временй, въ какое онъ жилъ. Это повело къ цѣлому ряду работъ, проливающихъ теперь самый ярк³й свѣтъ на всю испанскую литературу. Въ удостовѣрен³е доcтоинства этого издан³я, достаточно указать на имена писателей, принимавшихъ въ немъ главное участ³е. На первомъ планѣ здѣсь явдяются двое: каталонецъ донъ Буэнавентура Карлосъ Арибо, написавш³й превосходныя б³ограф³и Сервантеса и Леандро Моратина, обширное изслѣдован³е испанскаго романа до Сервантеса и Характеристику выдающихся дѣятелей испанскихъ кортесовъ; a рядомъ съ нимъ - знаменитый авторъ Сердечной истор³и въ Теруэмѣ, Гарценбушъ, неутомимо посвящавш³й себя изыскан³ямъ въ публичныхъ библ³отекахъ подлинныхъ рукописей великихъ драматурговъ Золотого вѣка. Не мало потрудился онъ надъ прекраснымъ и въ высшей степени добросовѣстнымъ издан³емъ полнаго собран³я сочинен³й Кальдерона, Тирсо де Молина, Лопе де Вега и Аларкона.
   Другой, такой же неутомимый труженикъ, Августинъ Дюранъ, воспроизвелъ съ полнѣйшей точностью всѣ древн³е испанск³е romanceros и заслужилъ себѣ этимъ драгоцѣннымъ сборникомъ вѣчную благодарность потомства.
   Всѣ прежн³я издан³я произведевн³й Квеведо были крайве неудовлетворительны и давно уже требовали самаго тщательнаго пересмотра. За это дѣло взялся одинъ изъ упомянутыхъ нами совремевныхъ драматурговъ - донъ Аврел³ано-Фернандесъ Герра-и-Орбе, и выполнилъ его съ безукоризненнымъ совершенствомъ, которое могутъ оцѣнить только завзятые библ³офилы. Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ написалъ полную глубокаго интереса, правдивую б³ограф³ю Кеведо, - этого замѣчательнаго ума, оставившаго по себѣ неизгладимую память во всѣхъ истинныхъ приверженцахъ свободы и независимости.
   Донъ Кандидо Ноцедаль написалъ прекрасный этюдъ o Xoвельяносѣ; дипломатъ-академикъ Леопольдо-Августо де Куэто o поэз³и ХVII² вѣка; но перечислен³е всѣхъ сотрудниковъ Библ³отеки Риванейры заняло-бы слишкомъ много мѣста, такъ какъ она состоитъ изъ цѣлыхъ 60-ти томовъ, настолько объемистыхъ, что произведен³я каждаго отдѣльнаго автора, напр. Сервантеса, умѣщаются въ одномъ.
   Прибавьте къ этому совокупному труду отмѣченвое нами выше произведен³е Амадора де Лосъ Р³осъ, и вамъ будетъ ясно, что если эта эпоха не породила ни одного изъ тѣхъ великихъ критическихъ умовъ, которые знаменуютъ свой вѣкъ, за то она имѣла не мало добросовѣстныхъ работниковъ, послужившихъ своими трудами дальнѣйшему развит³ю нац³ональныхъ умственныхъ силъ.
  

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ.

  

Пресса.

  

I. Мадридская пресса. - Переходъ ея въ руки финансистовъ за время царствован³я Изабеллы II. - Одни только демократическ³е и республиканск³е органы остаются вѣрны своимъ первоначальнымъ цѣлямъ. - II. Провинц³альная пресса. - III. - O направлен³и и характерѣ главныхъ пер³одическихъ издан³й. - Журналы католико-монархическ³е. - Органы Союза либераловъ. - Органы прогрессистовъ. - Органы республиканцевъ.

  

I.

Мадридская пресса. - Переходъ ея въ руки финансистовъ за время царствован³я Изабеллы II. - Одни только демократическ³е и pecпубликанск³е органы остаются вѣрны свимъ первоначальнымъ цѣлямъ.

  
   Населен³е Мадрида не особенно многочисленно: однодневная перепись, произведенная въ 1867 году дала цыфру въ 298,426 жителей, изъ которыхъ 15,245 путешественниковъ и 14,799 военныхъ состоящихъ на дѣйствительной службѣ, - что сокращаетъ осѣдлое населен³е города до 272,061.
   Если выключить изъ этого числа женщинъ, дѣтей и стариковъ, то едва-ли останется болѣе ста тысячъ человѣкъ, способныхъ исполнять въ обществѣ роль производителей.
   Теперь вычеркните еще всѣхъ живущихъ доходами съ капиталовъ, домовъ, земель, наконецъ, - чиновниковъ, банкировъ, духовныхъ лицъ. - Что же остается для представительства торговли и промышленности?
   A между тѣмъ испанская столица, не смотря на такой слабый производительный элементъ, имѣетъ пер³одическую прессу, которой могли бы позавидовать самые богатые и промышленные города, если-бы дѣло заключалось только въ количествѣ. Мы имѣемъ подъ рукой оффиц³альный отчетъ o состоян³и журналовъ и газетъ, издававшихся въ Мадридѣ 1-го ³юля 1867 года, т. е., наканунѣ революц³и, низвергшей тронъ Изабеллы II.
   Въ это время въ Мадридѣ выходило 137 издан³й журналистики; изъ нихъ 17 политическихъ, 10 религ³озныхъ, 32 литературныхъ, 7 исключительно беллетристическихъ, 7 сатирическихъ, 17 оффиц³альныхъ и административныхъ, или служащихъ органами какихъ-либо государственныхъ учрежден³й, какъ напр. лотерей, почтъ, телеграфовъ и проч., 19 научныхъ, по отдѣламъ естествозван³я, права, медицины, философ³и, 5 педагогическихъ и учебныхъ, 3 - посвященныхъ искусству, 2 - военнымъ вопросамъ и 18 - различнымъ отраслямъ промышленности и торговли.
   Все это на первый взглядъ можетъ показаться очень значительнымъ движен³емъ общественной мысли, но иллюз³я нѣсколько разсѣется, если обратить вниман³е на пер³оды выхода различныхъ издан³й; мы увидимъ тогда, что только 21 выходило ежедневно, 2 - по два раза въ недѣлю, 94 - одинъ разъ въ недѣлю, оетальные же 20 - въ неопредѣленвые сроки, - ежемѣсячно, a иногда и рѣже.
   Посмотримъ теперь, въ какомъ количествѣ экземпляровъ печатались всѣ эти органы? Даже самые популярные изъ нихъ, т. е. тѣ, которые въ данный моментъ, казалось, играли очень важную роль въ политической жизни страны, не доходили иногда и до 1,000 экз. За исключен³емъ Las Novedades (Новостей) и la Correspondencia, имѣвшихъ въ нѣкоторые пер³оды такую же распространенность, какъ наши второстепенныя газеты, - остальная мадридская пресса едва прозябаетъ, вынуждаемая соразмѣрять расходы по издан³ю съ ничтожнымъ количествомъ подписчиковъ, поэтому издателямъ приходится чуть не вымаливать безкорыстнаго сотрудничества, a писателямъ - довольствоваться пока своей скромной извѣстностью да надеждой, что новая революц³я когда нибудь подниметъ ихъ на верхъ.
   Само собою разумѣется, что все это крайне неблагопр³ятныя услов³я для развит³я какъ серьезныхъ работъ, такъ и чисто-художественныхъ произведен³й. Человѣкъ, не имѣющ³й возможности спокойно отдаться своему дѣлу, принужденный ежеминутно заботиться o насущномъ пропитан³и, безъ увѣренности даже, что трудъ его будетъ оплаченъ, - такой человѣкъ невольно склонится на сторону своего личнаго, a не общественнаго блага; онъ противъ собственной совѣсти сдѣлается пособникомъ той или другой политической парт³и, станетъ пользоваться прессой, какъ удобнымъ средствомъ заставитъ бояться себя, и хорошо еще, если не обратитъ своего пера въ оруд³е шантажа.
   Въ первые годы царствован³я Изабеллы II, мадридская пресса еще сохраняла полное прилич³е, она также честно и безкорыстно преслѣдовала чисто-политическ³я цѣли какъ и вся наша пер³одическая печать во времена реставрац³и и польской монарх³и, Тогда-то именно парт³я умѣренныхъ соединилась въ издан³и своего самостоятельнаго органа Heraldo, куда открытъ былъ доступъ всѣмъ, болѣе или менѣе способнымъ сражаться въ ея рядахъ; тогда же семья Коэлло положила основан³е Эпохѣ, преображенной впослѣдств³и въ органъ либеральнаго Союза; a приверженцы парт³и прогрессистовъ группировались въ Clamor publico, издававшемся подъ редакц³ей Корради.
   Въ тотъ смутный пер³одъ, что послѣдовалъ за возстан³емъ гвард³и въ 1854 году, появилось много новыхъ газетъ; вызванныя къ жизни крайнимъ возбужден³емъ общества, онѣ отличались особенной горячностью и рѣзкостью тона въ своихъ нападкахъ на правительство, но, какъ и все слишкомъ напряженное, не могли долго просущсетвовать. Въ Мадридѣ такъ много пишется, что тамъ уже привыкли къ неумѣренному пользован³ю словомъ, и въ обыкновенное, нормальное время правительство почти не обращаетъ на это вниман³я; оно знаетъ, что при каждомъ нарушен³и должныхъ границъ однимъ какимъ нибудь лагеремъ, ему съ такимть же азартомъ отвѣтитъ другой, и дѣло закончится этой схваткой безъ всякихъ репресивныхъ мѣръ. Но бываютъ, конечно, и так³е случаи, когда власть находитъ необходимымъ проявить себя.
   Событ³я въ промежутокъ времени отъ 1854 до 1856 года выдвинули двухъ политическихъ дѣятелей, имена которыхъ дороги современной Испан³и и, вѣроятно, еще надолго сохранятся въ ея памяти. Одинъ изъ нихъ - Кальво Асенс³е, основатель журнала La Iberia, бывшаго самымъ авторитетнымъ органомъ парт³и прогрессистовъ за время ея ожесточенныхъ битвъ и непрерывныхъ стычекъ; другой - молодой и прекрасвый донъ Сиксто Камара.
   Кальво Асенс³е хорошо зналъ истор³ю своей страны; онъ глубоко проникся тѣми стремлен³ями, какими руководствовались прежн³е патр³оты въ 1812, 1820 и 1835 гг. Это человѣкъ принципа, - въ немъ никогда не было непр³язненнаго чувства ни противъ монарх³и, ни противъ католической религ³и, и ради немедленнаго достижен³я цѣли, онъ готовъ былъ удовольствоваться малымъ, не стремясь къ насильственнымъ переворотамъ, не требуя слишкомъ глубокихъ, коренныхъ измѣнен³й. Въ 1854 году, силою своего горячаго энтуз³азма, Асенс³е привлекъ испанск³й народъ къ парт³и прогрессистовъ и вообще, впродолжен³е всей своей дѣятельности, имѣлъ такое вл³ян³е на современниковъ, какого никогда не могъ пр³обрѣсти его даровитый преемникъ Сагаета, - болѣе опытный политикъ, болѣе, можетъ быть, стойк³й въ своихъ намѣрен³яхъ, но за то несравненно менѣе искренн³й и великодушный.
   Относительно Сиксто Камары можно сказать, что онъ сражался за свои убѣжден³я демократ³ю съ такимъ же идеальнымъ чувствомъ, какъ донъ Кихотъ за свою Дульцинею. Эгоизмъ ему невѣдомъ, - онъ весь самоотвержен³е, весь великодуш³е, a так³е люди не часто являются въ политической борьбѣ; потому-то особенно отрадно бываетъ, когда встрѣтишь ихъ на пути, хотя и знаешь заранѣе, что имъ не по силамъ измѣнить движен³е громадной машины. Тѣмъ не менѣе Сиксто Камара навсегда останется тѣмъ, чѣмъ былъ и будетъ для насъ нашъ Барбесъ. соц³альной машины. Тѣмъ не менѣе, для испанскихъ республиканцевъ, Сиксто Камара навсегда останется тѣмъ, чѣмъ былъ и будетъ онъ насъ нашъ героическ³й Барбесъ.
   Послѣ революц³и 1856 года, политическая борьба затихла; воинствующ³я парт³и умѣренныхъ и прогрессистовъ - утомились и дали возможностъ образоваться новой, подъ назван³емъ Либеральнаго Союза. То было время, когда страна, казалось, желала исключительно посвятить себя развит³ю внутренняго благосостоян³я посредствомъ промышленныхъ и торговыхъ предпр³ят³й, устройства кредитныхъ обществъ, проведен³я желѣзныхъ дорогъ и проч.; a такое настроен³е не замедлило отразиться и на мадридской прессѣ: изъ рукъ различныхъ парт³й она переходила мало по малу въ руки вл³ятельныхъ финанистовъ; нѣкоторые органы, какъ напр. Корреспонденц³я, приняли чисто-промышленное направлен³е, и главной общей задачей всѣхъ газетъ - стала поддержка интересовъ того или другого крупнаго спекулянта. Съ этого времени начинается совершенно новый оборотъ журнальнаго дѣла, никогда еще не виданный до тѣхъ поръ въ Испан³и; большинство печатныхъ органовъ стремилось къ какой нибудь спец³альной цѣли, имѣющей всегда очень мало отношен³я къ общему народному благу.
   Различные вопросы, конечно Нашлось нѣсколько даровитыхъ людей, которые сумѣли воспользоваться благопр³ятнымъ моментомъ и доказали испанской нац³и, что она должна рассчитывать только лишь на самое себя, что ей нечего ждать ни отъ своей династ³и, ни отъ своихъ правящихъ классов, потому что и та и друг³е, стали могли служитъ неисчерпаемой темой для демократической прессы, и она дѣйствительно выдвигала ихъ, разсматривала, обсуждала; кромѣ того на очереди стояло еще много соц³альныхъ задачъ, то-же требовавшихъ немедленнаго и всесторонняго обсужден³я, - задачъ экономическихъ: изъ Англ³и, Франц³и и Герман³и ежедневно приходили извѣст³я, подтверждавш³я необходимость ихъ разумнаго разрѣшен³я для всѣхъ промышленныхъ странъ.
   Наиболѣе выдающимся изъ этихъ руководителей общественнаго мнѣн³я - является донъ Николасъ-Мар³а Риверо, издатель газеты la Discusion, вполнѣ аналогичной по своему направлен³ю съ нашимъ National подъ руководствомъ Армана Карреля.
   Рядомъ съ Риверо работали двое молодыхъ людей, - одинъ изъ нихъ, Кристино Мартосъ, извѣстенъ, какъ авторъ Истор³и революц³и 1854 года, другой, Пинедо, сумѣлъ занять довольно видное положен³е въ министерствѣ внутреннихъ дѣлъ и, состоя на государственной службѣ, велъ подкопы подъ основы династ³и на столбцахъ газеты la Discusion. Въ то-же время неутомимый Пи-и-Маргалль затрогивалъ всѣ животрепещущ³е вопросы и своей настойчивостъю, своимъ яснымъ пониман³емъ дѣла, все болѣе и болѣе доказывалъ, что не будетъ подавленъ непосильной тяжестъю, если власть когда нибудь перейдетъ въ его руки. Тогда онъ уже былъ истиннымъ руководителемъ и душою la Disension, потому что Риверо, какъ человѣкъ слишкомъ страстный, увлекающ³йся и не уравновѣшенный нравственно, не обладалъ достаточной послѣдовательностью для того, чтобы придать своему журналу необходимую устойчивость. Самая его литературная дѣятельность имѣла какой-то лихорадочный, порывистый характеръ: сегодня онъ разражался горячей статьей, обращавшей на себя вниман³е всего Мадрида, a на завтра снова засыпалъ непробуднымъ сномъ, и если бы не живительная работа Пи-и-Маргалля, журналъ навѣрное утратилъ-бы всякое значен³е и силу.
   Кастеларъ, съ перваго-же выступлен³я своего въ роли публициста, нашелъ передъ собой широко открытыми двери la Discusion; онъ былъ принятъ этимъ журналомъ съ распростертыми объят³ями и съ той поры до 1863 г. не переставалъ обогащать его своими многочисленными статьями.
   Когда появилась его книга La Formula del Progreso, послуживщая какъ-бы программой для республиканской парт³и, сотрудники la Discusion наперерывъ защищали ее и противъ умѣреннаго Кампоамора, и противъ экономиста Габр³эля Родригеса, и противъ прогрессиста Карлоса Руб³о. Но, послѣ издан³я этой книги, значен³е Кастелара настолько возросло, что онъ сразу сталъ главою и leader'омъ своей парт³и; всѣ, кого пугалъ рац³онализмъ Риверо и Пи-и-Маргалля, съ увлечен³емъ приняли его христ³анск³й краузизмъ; тогда видя такое горячее сочуветв³е своимъ взглядамъ, Кастеларъ задумалъ основать отдѣлъный печатный органъ, и вотъ - 1-го декабря 1863 года, на ряду съ la Discusion, явилась la Democracia.
   Вокругъ Республиканск³я идеи много выиграли отъ благороднаго соревнован³я этихъ двухъ журналовъ, вокругъ Кастелара группировались люди молодые, пылк³е, не лишенные иногда выдающихся способностей, какъ, напримѣръ, Сальмеронъ; но всяк³й внимательный наблюдатель вскорѣ могъ-бы замѣтить, что Демократ³я, отличаясь большимъ увлечен³емъ, большимъ энтуз³амомъ и большей страстностью, далеко не обладала такою-же глубиною знан³я своей эпохи и логичностью выводовъ, какъ la Discusion. Кастеларъ доводилъ до крайности религ³озныя чувства, а вѣдь извѣстно, что избытокъ ихъ гораздо опаснѣе для Испан³и, чѣмъ полное отсутств³е; кромѣ того, онъ почему-то непомѣрно увлекся индивидуализмомъ и сталъ прославлять его именно въ той формѣ, какая всего скорѣ;е ведетъ къ анарх³и. кромѣ того онъ увлекся индивидуализмомъ и сталъ прославлять его именно въ той формѣ, какая всего скорѣе ведетъ къ анарх³и.
   Не вдаваясь въ крайности соц³ализма, противъ котораго ратовалъ Кастеларъ, все-таки нельзя безнаказанно отрицать вмѣшательства коллективной власти, надо только согласовать ее съ требован³ями индивидуальной свободы, въ этомъ собственно и заключается главная мудрость всякаго государственнаго дѣятеля, если онъ не артистъ и не дилетантъ въ политикѣ.
   Въ течен³е цѣлыхъ двухъ лѣтъ Демократ³я не переставала вести свою горячую аттаку противъ Королевы Изабеллы II, до самаго 1866 года, когда послѣ событ³и 22 ³юня, Кастеларъ вынужденъ былъ эмигрировать, и газета прекратила свое существован³е.
   Ближайшимъ слѣдств³емъ революц³и 1868 г. было появлен³е большого количества новыхъ газетъ. Причины тутъ довольно ясны: испанск³й тронъ оставался пока вакантнымъ, и вотъ нѣсколько династ³й заразъ - Бурбонская, Гогенцолленская, Габсбургская, Савойская, - вступили между собой въ состязан³е, y каждой изъ нихъ была своя парт³я, и каждая парт³я считала себя въ правѣ надѣяться на близкое торжество. Кромѣ того были честолюбцы вродѣ Прима, герцога де Монпасье и проч., которые агитировали за свой счетъ. Отсюда понятно, что собственно производило такое обил³е газетъ, хотя всѣ онѣ старательно скрывали свои дѣйствительныя цѣли подъ всевозможными знаменами - религ³ознымъ, экономическимъ, соц³алистическимъ, политическимъ, литературнымъ. Но точная обрисовка всѣхъ характерныхъ особенностей этой, въ высшей степени любопытной, эпохи принадлежитъ исключительно къ области истор³и; мы-же, съ своей стороны, отмѣтимъ только, что послѣ извѣстнаго переворота, произведеннаго генераломъ Пав³а, военный терроризмъ, прикрываясь ложнымъ либерализмомъ, смѣнилъ собою свободомысл³е республиканской прессы.
   Съ тѣхъ поръ волнен³е далеко еще не улеглось, потому что настоящее правительство, санкц³онированное народной волей, не можетъ считать своего положен³я упрочкннымъ; потому что настоящее правительство не можетъ считать своего положен³я упроченнымъ, a такая неопредѣленность неминуемо должна отражаться и на современной журналистикѣ. Если бы гражданская война окончилась, если бы кортесы, правильно созванные, заставили, хотя-бы при помощи арм³и, уважать принципъ нац³ональной власти, - тогда и направлен³е пер³одической печати установилось-бы само собою.
  

II.

Провинц³альная пресса.

  
   Но, какъ-бы ни было велико развит³е столичной прессы, оно все-таки нисколько не мѣшаетъ ей развиватьея въ то-же время и въ провинц³яхъ. Почти во всѣхъ маломальски значительныхъ городахъ Пиренейскаго полуострова существуютъ свои печатные органы, ревностно покровительствуемые зажиточнымъ классомъ и служащ³е выразителями мѣстныхъ нуждъ, интересовъ ,стремлен³й и взглядовъ.
   Такъ въ Барселонѣ есть своя собственная журналистика, съ такой-же своеобразной физ³оном³ей, какъ и сама она. Извѣстно, что каталонская столица имѣетъ мало общаго съ Мадридомъ, съ этимъ городомъ Медвѣдя и Мадроньо (madroño {Madroñо - извѣстный родъ ягоды. Такъ называютъ въ Испан³и городъ Мадридъ съ самаго его основан³я.}). Прежде всего Барселона можетъ считать себя промышленнымъ и торговымъ центромъ: y нея есть настоящ³я фабрики, настоящая обработывающая промышленность, настоящее рабочее населен³е, - поэтому всѣ вопросы, касающ³еся производства, заработной платы, капитала, - возбуждаютъ тамъ живѣйш³й интересъ. Отсюда совершенно особый характеръ католонской журналистики, рѣзко отличающ³йся отъ столичной; въ ней постоянно чувствуется какъ-бы молчаливый укоръ мадридскому населен³ю, лѣнивому и безпечному, привыкшему, въ большинствѣ, не разсчитывать на свои силы, a пользоваться всякой возможностью жить исключительно на общенац³ональный бюджетъ.
   Мы упоминали уже o Diario de Barcelona, называемой также Газетой Бруси, no имени ея издателя. Это органъ исключительно каталонской буржуаз³и, - благоразумно-умѣренный, съ легкой окраской либерализма, напоминающ³й нашъ Journal des Dêbats. Своимъ направлен³емъ онъ видимо отдѣляется отъ католической и монархической парт³и, довольно еще сильной въ гористыхъ мѣстностяхъ Верхней Каталон³и, но все-таки крѣпко стоитъ за преобладан³е богатыхъ классовъ и боится всего, что только можетъ повести къ торжеству демократ³и. Редакторъ и сотрудники Diaríode Barcelona принадлежатъ къ разряду тѣхъ либеральныхъ консерваторовъ, которые остановились на конституц³онной монарх³и, и не рѣшаются идти далѣе по пути республики.
   Ha ряду съ этой ежедневной газетой, очень распространенной и сумѣвшей устоять противъ всѣхъ революц³й, въ Барселонѣ существуетъ много другихъ пер³одическихъ издан³й: каждая парт³я имѣла тамъ свой особый печатный органъ, въ лучш³я временв испанскаго свободомысл³я, каждая парт³я имѣла тамъ свой особый печатный органъ, не исключая даже и соц³алистической; жаль только, что общ³й уровень умственнаго развит³я въ рабочихъ классахъ не настолько еще высокъ, чтобы они могли самостоятельно отбирать плевелы отъ пшеницы, вслѣдств³е чего имъ нерѣдко преподносятъ безусловно вредныя доктрины, и они принимаютъ ихъ по своему невѣдѣн³ю. Впрочемъ, это зло еще поправимое, и, съ успѣхомъ просвѣщен³я, все должно будетъ измѣниться, потому что каталонск³й народъ по своей природѣ очень даровитый, смышленый и способный къ быстрому совершенствован³ю.
   Валенс³я тоже имѣетъ свою журналистику, какъ и Барселона; y нея есть и своя обработывающая промышленность (преимущественно шелковыя издѣл³я), cвое рабочее наеслен³е, a слѣдовательно всѣ вопросы труда и капитала далеко не безразличны и для этой провинц³и. Однако пер³одическая печатъ не могла пр³обрѣсти въ ней такого большого значен³я, какъ въ Барселонѣ; это объясняется тѣмъ, что населен³е Валенс³и значительно уступаетъ каталонскому и въ численности, и въ общемъ благосостоян³и; къ тому-же суевѣрный, все еще фанатическ³й духъ земледѣльцевъ Гуэрты особенно туго поддается воздѣйств³ю печатнаго слова.
   Въ журналистикѣ Севильи и Кадикса сразу чувствуется живой, страстный, полный одушевлен³я андалузск³й характеръ: она впечатлительна, горяча, поэтична, какъ и само туземное населен³е, вѣрна своимъ старымъ традиц³ямъ, тверда въ своихъ главныхъ принципахъ, способна быстро воспламеняться и такъ-же быстро остывать, приходя въ унын³е, считая все погибшимъ при каждой неудачѣ. Именно здѣсь-то и нарождались тѣ публицисты, которыми особенно гордилась впослѣдств³и мадридская пресса.
   Напротивъ, во всѣхъ пер³одическихъ издан³яхъ Оантандера, Вильбао, Ов³едо и Короньи - отражается характеръ сѣверныхъ провинц³й съ его суровой серьезностыо. Вы не найдете ни одной общей черты между этими бискайскими, астур³йскими, галиц³йскими газетами и андалузскими: насколько послѣдн³я живы, остроумны, непринужденыо-грац³озны, насколько первыя сухи и монотонны до скуки. Да, если-бы однѣ отрѣшились отъ чрезмѣрной легкости, a друг³я позаимствовали y нихъ жизни и разнообраз³я, тогда общественная мысль на Пиркнейскомъ полуостровѣ сдѣлала-бы значительный шагъ впередъ по пути прогресса.
   О текущей прессѣ другихъ провинц³альныхъ городовъ почти не стоитъ упоминать, отмѣтимъ, однако, тотъ общ³й фактъ, что всякая мѣстность, насчитывающая y себя отъ 10 до 20,000 населен³я (а такихъ не мало въ Испан³и), непременно старается обзавестись своимъ собственнымъ печатнымъ органомъ. Мы, конечно, не видимъ здѣсь ничего дурного: жаль только, что это ведетъ къ децентрализац³и умственныхъ силъ, a слѣдовательно и къ уменьшен³ю ихъ производительности. Былобы, разумѣется, выгоднѣе для всѣхъ, если бы пресса, какъ и всякое промышленное предпр³ят³е, дѣйствовала болѣе сосредоточено, a не дробилась бы до безконечности.
  

III.

О направлен³и и характерѣ главныхъ пер³одическихъ издан³й. - Католики-абсолютисты. - Органы Либеральнаго Союза. - Прогрессисты. - Республиканцы-демократы.

  
   Чтобы дополнить этотъ бѣглый обзоръ испанской прессы мы считаемъ не лишнимъ ознакомить нашихъ читателей съ характеромъ и направлен³емъ ея главныхъ органовъ.
   Въ телеграфическихъ извѣст³яхъ часто встрѣчаются ссылки на то или другое пер³одическое издан³е, при чемъ очень легко составить невѣрное понят³е o самомъ фактѣ, если предварительно не знаешь характера того журнала, откуда идетъ сообщен³е. Поэтому необходимо уяснить себѣ, хотя въ общихъ чертахъ, по какимъ внушен³ямъ дѣйствуетъ каждый болѣе или менѣе вл³ятельный печатный органъ.
   Начнемъ съ пер³одическихъ издан³й католиковъ-абсолютистовъ. Положен³е ихъ въ Мадридѣ было довольно затруднительно: въ душѣ они, безъ сомнѣн³я, желали воцарен³я карлизма, но, чтобы сохранить свое существован³е въ прессѣ, имъ поневолѣ приходилось дѣлать кажущ³яся уступки всѣмъ правительствамъ, смѣнявшимъ въ Испан³и одно другое. У нихъ былъ свой очень солидный органъ - La Esperanza, всецѣло преданный испанской монарх³и, онъ расходился въ 10 т. экземпляровъ и могъ считаться старѣйшимъ въ мадридской журналистик&#1123;, а направлен³е еro доходило до nec plus ultra всякой реакц³и. старымъ предразсудкамъ испанской монарх³и; онъ расходился въ 10 т. экземпляровъ и могъ считаться старѣйшимъ въ мадридской журналистикѣ, а направлен³е его доходило до nec plus ultra всякой реакц³и и обскурантизма; постоянно открещиваясь от свободной <последняя строчка срезана. - bmn>. Словомъ, это былъ воскресш³й м³ръ средневѣковой тьмы невѣжества и суевѣр³й. Два друг³е органа, той же категор³и, - Pensamiento Español (Испанская Мысль), издававшаяся дономъ Наварро Вильоелада, и La Regeneracion (Возроожден³е) Канта-Аргуэллесca - усердно поддерживали Еsреranz'у въ ея пропагандѣ. реакц³онной пропагандѣ. Послѣ провозглашен³я республики и восшеств³я на престолъ Альфонса XII, всѣ они прекратили cвое существован³е; но, если бы когда нибудь дону Карлосу удалось восторжествовать въ Испан³и, эти органы первые встрѣтили-бы его хвалебнымъ гимномъ, да и теперь, при малѣйшемъ послаблен³и печати, они навѣрное появятся снова или подъ другими назван³ями, или сохранивъ прежн³я.
   Хотя парт³ю умѣренныхъ еще нельзя считать совершенно отжившей, и хотя нѣкоторые изъ ея старыхъ представителей, стоявшихъ когда-то на сторонѣ графа де Санъ-Люиса, Нарваеса, Браво Мурильо, - продолжаютъ еще сохранять особый оттѣнокъ, но, какъ парт³я, она уже утратила cвое политическое значен³е и слилась повидимому съ бывшими партизанами О'Доннеля, группирующимися теперь подъ знаменемъ Либеральнаго Союза, поэтому и въ пер³одической печати между проводниками принциповъ Союза и защитниками теор³и умѣренныхъ - уже не существуетъ строгаго различ³я: они ратуютъ въ настоящее время за одно общее дѣло и, прежде чѣмъ снова раздѣлиться, стараются, въ видахъ обоюдной пользы, укрѣпить насколько можно прочнѣе тронъ Альфонса XII. Къ этой цѣли стремятся слѣдующ³я газеты: el Tiempo, la Epoca, el Diario Español и el Norte.
   El Tiempo (Время) было основано четыре года назадъ очень вл³ятельными лицами изъ умѣренной парт³и: графомъ де Торено, Барсанальяной, Хосе-и-Хев³а, Хосе де Карденасъ, - и съ самаго начала горячо стало поддерживать борьбу противъ Савойской династ³и и противъ республики. По своимъ пр³емамъ и характеру, эта газета является тѣмъ же, чѣмъ былъ когда-то Герольдъ съ его доктринарными теор³ями и репрессивной политикой. Лишь только бы утихла оппозиц³я прогрессистовъ и республиканцевъ, тогда журналы, подобные этимъ, соединятъ свой усил³я, чтобы снова направить общество къ пресловутымъ временамъ Изабеллы II.
   Эпоха уже двадцать пять лѣтъ пользуется предпочтен³емъ высшаго мадридскаго общества; она покровительствуетъ Либеральному Союзу и вполнѣ солидарна съ правительствомъ Альфонса XII и дона Кановаса дэль Кастильо. Ея издатели, братья Коэлло, изощрились въ искусствѣ заставлять политику служить интересамъ ихъ литературнопромышленнаго предпр³ят³я; но теперь положен³е съ каждымъ днемъ усложняется; все труднѣе становится салоннымъ публицистамъ противодѣйствовать торжеству демократическихъ принциповъ и справедливыхъ требовн³й народа; поэтому, для своего-же собственнаго успѣха, имъ слѣдовало-бы расширить свой кругозоръ и перестать смотрѣть на вещи съ исключительной точки зрѣн³я аристократ³и и крупнаго чиновничества. поэтому, для своего же собственнаго успѣха, имъ слѣдовало бы расширить свой кругозоръ.
   O двухъ газетахъ El Diario Español Робертса и Еl Norte Ромеро Робледо, - можно сказать только одно, что онѣ послужили своимъ издателямъ средствомъ для составлен³я политическихъ карьеръ; послѣдн³й изъ нихъ былъ министтромъ короля Амедея, a теперь такъ же ревностно служитъ молодому Альфонсу.
   Ловк³й предприниматель Санта-Анна создалъ въ Мадридѣ совершенно особый типъ газеты, которую по необходимости должно принимать во вниман³е всякое правительство. Это la Correspondencia de España, ежедневная газета извѣст³й и сообщен³й. Быстро сообщать самыя свѣж³я новости, предупреждая въ этомъ всю остальную прессу, - вотъ ея единственная оффиц³альная цѣль; никакого опредѣленнаго направлен³я она не имѣетъ и, повидимому, не служитъ ни одной парт³и, хотя въ сущности служитъ каждой, въ чьи руки попадаетъ власть. За нѣсколько дублоновъ тамъ можно напечатать все, что угодно; y самой-же газеты преобладающимъ качествомъ является пронырство и страсть къ разоблачен³ямъ: она повторяетъ все, что слышитъ, объявляетъ обо всемъ, что только еще имѣется въ виду, - и, благодаря этому, пользуется огромной популярностью, пр³обрѣтаетъ массу объявлен³й всякаго рода и выходитъ въ количествѣ пятидесяти тысячъ экземпляровъ, - число не бывалое въ испанской журналистикѣ. Одна изъ главныхъ причинъ такого успѣха заключается въ томъ, что Корреспонденц³я усвоила себѣ самый удобный пр³емъ: посвящать каждому предмету возможно меньшее количество строкъ, ничего не изслѣдывать глубоко, ни надъ чемъ не задумываться много, всего касаться слегка, въ короткихъ словахъ. Это особенно нравится мадридской публикѣ - пустой и легкомысленной по натурѣ, предпочитающей ничего не знать, лишь-бы имѣть возможность говорить обо всемъ. Нельзя, однакожъ, принимать успѣхъ Корреспонденц³и за признакъ нравственнаго упадка въ обществѣ, онъ свидѣтельствуетъ только o нѣкоторомъ интеллектуальномъ понижен³и, такъ какъ несомнѣнно, что большинство мадридскихъ жителей ограничиваетъ свое чтен³е одною этой газетой; но здѣсь надо также замѣтить, что вообще испанская пресса слишкомъ уже много занимается политикой, слѣдовательно маленькая реакц³я въ этомъ отношен³и, пожалуй, является не совсѣмъ безполезной.
   Парт³я прогрессистовъ все быстрѣе подвигается къ своему полному разложен³ю, подъ руководствомъ Сагасты и его журнала la Iberia. Какъ уже далека она теперъ отъ временъ Кальво Асенс³о! И погубило ее исключительно вл³ян³е главнаго руководителя: онъ продолжая оставаться въ своемъ особомъ лагерѣ, оттолкнулъ отъ себя массы; былъ удобный моментъ, когда ему слѣдовало бы искренно и открыто присоединиться къ республиканцамъ-демократамъ, но онъ не сдѣлалъ этого и, продолжая оставаться въ своемъ особомъ лагерѣ, оттолкнулъ отъ себя массы. a увеличен³е числа служебныхъ штатовъ не могло поправить дѣла и, конечно, нисколько не способствовало движен³ю прогресса. Въ настоящее время Ибер³я защищаетъ только личные интересы дона Сагасты.
   Газета Las Novedades (Новости) пользовалась большимъ вл³ян³емъ, пока находилась подъ руководствомъ Аниело-Фернандеса де Лосъ Р³осъ {Другъ Олозаги и авторъ его б³ограф³и, представляющей въ то-же время очень яркую характеристику всей первой половины девятнадцаго вѣка.}; но она много потеряла въ общественномъ мнѣн³и съ тѣхъ поръ, какъ, перейдя въ друг³я руки, стала защищать антинац³ональныя притязан³я герцога де Монпансье. Съ воцарен³емъ Альфонса XII, существован³е ея прекратилось.
   Теперь намъ остается сказатъ нѣсколько словъ o положен³и республиканской прессы. Со дня возстан³я Мартинеса Кампоса, она подверглась страшному погрому, - почти ни одной газеты не осталосъ изъ тѣхъ, что существовали во время царствован³я Амедея Савойскаго и пережили его, Мадридъ тогда былъ переполненъ республиканскими листками: они-то и выдвинули впередъ всѣхъ тѣхъ людей, которые были призваны къ правлен³ю послѣ отречен³я Амедея.
   Тогда издавались: el Imparcial Мартоса и Эчегарая, la Tertulia Соррильи, la Igualdad Кастелара и Гарс³и Лопеца, el Pueblo Гарс³и Рюиса, не считая la Discusion, продолжавшей выходить подъ высокимъ покровительствомъ дона Фигуэраса.
   Но, послѣ событ³й, приведшихъ къ воцарен³ю Альфонса XII, къ ссылкѣ Кастелара и Сорильи, - остались только el Imparcial и el Pueblo.
  

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ.

  

Фривольная Литература.

  

Писатели, напоминающ³е бѣлку въ баснѣ Ир³арта. - "Испанки, обрисованныя Испанцами". - "Мадридъ внутри и снаружи". - "Кислые Лимоны" Вентуры Рюиса Агвилеры. - "Разрозненные Листки" Сельгаса. - "На двѣнадцать реаловъ прозы" Мануэля дэль Палас³осъ. - Донъ Карлосъ Фронтора. - Успѣхъ нѣкоторыхъ журналовъ во Франц³и воздерживаетъ насъ отъ слишкомъ строгаго осужден³я испанской фривольной литературы.

  
   Есть очень хорошенькая басня Ир³арта, озаглавленная Конь и Бѣлка. Въ этомъ грац³озномъ апологѣ вѣчно-движущееся маленькое животное похваляется передъ конемъ своей неугомонной дѣятельностью и хочетъ поставить себя на ряду съ благороднымъ пособникомъ человѣка. Я непрерывно двигаюсь, - говоритъ бѣлка, - стремлюсь то туда, то сюда, то взбираюсь вверхъ, то прыгаю внизъ, и не знаю ни устали, ни отдыха. - A кому же и на что это нужно? - возражаетъ ей конь, - приносишь-ли ты пользу, и есть-ли y тебя разумная цѣль?
   Изъ этой басни Ир³артъ выводитъ такую мораль: не похожи-ли на бѣлку и нѣкоторые писатели, растрачивающ³е свои природныя силы на пустое, безполезное творчество?
   Мы не хотѣли-бы оскорбить такимъ сравнен³емъ цѣлую группу испанскихъ литераторовъ, пользующихся къ тому-же въ настоящее время особымъ благоволен³емъ публики Пиренейскаго полуострова, но что-же дѣлать, если произведен³я этихъ господъ сами собою напомнили намъ басню Ир³арта?
   Это не пристраст³е: мы всегда готовы первые отдать справедливостъ и живости изложен³я, и блестящему остроум³ю, как³я проявило, напр. большинство сотрудниковъ сборника, изданнаго подъ заглав³емъ Испанки, обрисованныя Испанцами, но вмѣстѣ съ тѣмъ нельзя не замѣтить, что они сильно злоупотребили здѣсь легкостью и такъ называемымъ натурализмомъ. Писать безъ разбора - на какую-бы то ни было тему, въ какомъ-бы то ни было тонѣ, какимъ-бы то ни было стилемъ, лишь-бы только расширить кругъ своихъ читателей, это, по нашему мнѣн³ю, значитъ не имѣть достаточнаго уважен³я къ литературѣ. A между тѣмъ, въ названномъ сборникѣ встрѣчается не мало извѣстныхъ именъ, составляющихъ гордость современной Испан³и. У этихъ корифеевъ есть и наблюдательность, и жизненность въ изображен³яхъ, и та высоко цѣнимая соль, что служитъ приправой для испанскаго юмора, - но и только. Главный недостатокъ ихъ заключается въ томъ, что они, имѣя передъ собою нравственно убогое общество, довольствуются однимъ фотографическимъ снимкомъ съ него и думаютъ, что въ этомъ вся задача литературы.
   Нѣтъ, она несравненно шире: и идеалъ писателя - не въ одномъ умѣн³и вѣрно изображать то, что случайно привлекаетъ его вниман³е, и далеко еще недостаточно ему искусства фотографа или портретиста; онъ долженъ быть иниц³аторомъ своего дѣла, - умѣтъ объединять явлен³я, извлекать изъ нихъ общ³е выводы, одними-же фотографическими снимками съ той или другой среды, не имѣющими никакого общечеловѣческаго смысла, можно не только утомить читателей, но даже въ концѣ концовъ привести ихъ въ отчаян³е, потому что все это давнымъ давно намозолило имъ глаза въ повседневной жизни. Если, можетъ быть, еще не ясно и не всѣми сознается, то все-таки существуетъ потребность въ произведен³яхъ иного рода, въ такихъ, гдѣ было-бы чему научиться, которыя возвышали-бы нравственно, совершенствовали. Посвящатъ же свое творчество на забаву публикѣ, на пустое препровожден³е времени, - не достойно ни литератора, ни литературы.
   Упомянутый нами сборникъ Испанки обрисованныя Испанцами, былъ составленъ подъ редакц³ей: писателя изъ демократической парт³и - Роаберто Робера, извѣстнаго болѣе въ мадридской журналистикѣ, чѣмъ въ области романа. Это человѣкъ стойк³й въ своихъ убѣжден³яхъ, онъ долго участвовалъ въ журналѣ la Discusion, гдѣ появиласъ цѣлая сер³я его смѣлыхъ статей к, между прочимъ, очень интересная повѣсть Послѣдн³й влюбленный, написанная подъ кровлей тюрьмы. Впослѣдств³и, желая дать публикѣ совокупное произведен³е нац³ональныхъ литературныхъ силъ, онъ обратился къ содѣйств³ю всѣхъ болѣе или менѣе извѣстныхъ современныхъ писателей, безъ различ³я парт³й и убѣжден³й. Поэтому мы видимъ здѣсь рядомъ дона Карлоса Фронтору, издателя журнала el Cascabel (Звонокъ), и дона Эзеб³о Бласко, главнаго сотрудника и редактора Жиль-Бласа, т. е. людей, стоящихъ на двухъ противоположныхъ полюсахъ. Тамъ-же группируются романистъ Эскричъ, карлистъ Номбела, поэтъ Палас³осъ, - журналисты - Вентура Рюисъ Агвилера, Флоренс³о Морено-Годино, Люисъ Ривера, Хименесъ Кросъ, - словомъ всѣ литературныя силы современнаго Мадрида сопоставлены въ этомъ Сборникѣ.
   Критикѣ никогда не представлялось большаго удобства для сравнительной общей оцѣнки и отдѣльныхъ сужден³й. Здѣсь, на этой, такъ сказать, литературной выставкѣ, каждый писатель могъ показать себя лицомъ, пользуясь полной свободой въ выборѣ сюжетовъ и полнымъ просторомъ для развит³я всѣхъ своихъ средствъ. Истинная оригинальность таланта сама собою должна была проявиться при разнообраз³и самыхъ характеровъ, подлежавшихъ обрисовкѣ. И что-же? Мы видимъ какую-то сплошную одноцвѣтность и въ мысляхъ, и въ тонѣ, и въ пр³емахъ, какъ будто всѣ эти авторы писали по одному и тому-же образцу, избравъ себѣ общую среднюю точк

Другие авторы
  • Гартман Фон Ауэ
  • Вронченко Михаил Павлович
  • Кайзерман Григорий Яковлевич
  • Ю.В.Манн
  • Соловьев Николай Яковлевич
  • Григорьев Аполлон Александрович
  • Мей Лев Александрович
  • Курочкин Василий Степанович
  • Ушинский Константин Дмитриевич
  • Бычков Афанасий Федорович
  • Другие произведения
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Сочинения и письма Н. В. Гоголя
  • Богданов Александр Алексеевич - Еще о запасе слов
  • Суриков Иван Захарович - Садко
  • Короленко Владимир Галактионович - Георгий Чулков. - "Тайга"
  • Григорьев Аполлон Александрович - Граф Л. Толстой и его сочинения
  • Кони Анатолий Федорович - Письмо П. Н. Воронову
  • Гуро Елена - Гуро Елена: Биографическая справка
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Из современных настроений
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Старинная сказка об Иванушке-дурачке, рассказанная московским купчиною Николаем Полевым...
  • Воскресенский Григорий Александрович - Академик A. Ф. Бычков, почетный член Московской Духовной Академии
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 266 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа