Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Письма 1881-1886 гг., Страница 10

Островский Александр Николаевич - Письма 1881-1886 гг.



; Многоуважаемый Дмитрий Васильевич,
  Я только что воротился из деревни больной и совершенно разбитый; о юбилее Самойлова я узнал из письма Леонидова, который пишет мне, что 5-го октября будет юбилейный спектакль, а 6-го обед по подписке, и более ничего. Я сообщил его письмо членам комитета, и мы решили послать в день спектакля поздравительную телеграмму. Конечно, превосходный талант Василья Васильевича заслуживает гораздо большего чествования, но уж мы не виноваты, - виноваты распорядители торжества. Устраивают юбилей актера - и кого же забыли! Драматических писателей, т. е. людей, которые лучше всех его понимают и более всех ему обязаны и благодарны. Подносить обыкновенный лавровый венок - пошло, а сделать что-нибудь другое - не успеем. А можно бы придумать очень хороший артистический подарок; денег бы мы не пожалели. Сегодня еще подумаем.
  
  
  
  
   Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   947
  
  
  
  [М. Н. ОСТРОВСКОМУ]
  
  
  
  
  (Отрывок)
  
  
  
  
  
   Начало октября 1884 г. Москва.
  Москва не успокоила мои нервы, а еще более расстроила; в театре - мерзость невообразимая, публика негодует, артисты чуть не плачут. Как я предсказывал, так и вышло: моя пьеса "Без вины виноватые" снята с репертуара. Такое нарушение приличия, справедливости и авторских прав возмущает душу; они и умереть-то не дадут покойно. Пьеса имела громадный успех, большинство публики ее не видало; я приезжаю из деревни и узнаю, что публика требует мою пьесу, что артисты несколько раз просили поставить ее на репертуар, и она все-таки не ставится. Ко мне являются совсем незнакомые люди и спрашивают, когда пойдет моя пьеса; я отвечать ничего не могу, потому что ничего не знаю: я не выезжаю из дому. Распространился слух, что пьеса снята по распоряжению цензуры или высшего начальства; может быть, и так... Стоит ли писать?
  
  
  
  
   948
  
  
  
  [М. Н. ОСТРОВСКОМУ]
  
  
  
  
  /Отрывок/
  
  
  
  
  
  
  
  Начало октября 1882 г.
  
  
  
  
  
  или начало октября 1884 г. Москва.
  Живется мне попрежнему, т. е. как приехал из деревни, так сижу безвыходно дома и один промежду себя думаю. Писать хочется, писать необходимо надобно, а не пишется; начинал до пяти пьес и бросал, - которую в начале, которую в половине. Дума-то перерастает дарованьишко и не дает ему ходу; а не писать нельзя: хоть плачь, да пиши. Вот отчего седеет голова-то.
  
  
  
  
   949
  
  
  
   Ф. А. БУРДИНУ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 6 октября 1884 г.
  
  
  
   Любезнейший друг
  
  
  
   Федор Алексеевич,
  Из деревни мы возвратились 27 сентября; не писал тебе до сих пор потому, что был очень болен и расстроен. Я не поддаюсь горю; но старые нервы мои уж разбиты, а испуг, ночная тревога и опасение за здоровье Марьи Васильевны надорвали их окончательно. Ты пишешь, что с моим талантом материальный ущерб скоро поправится. Нет, не поправится. Я писать совсем не могу, так что не знаю, кончу ли начатую пьесу, и она уж во всяком случае будет последняя. Мы заложили, что могли, и, не заплатив еще всех старых долгов, принуждены опять занимать за значительные проценты и на долгие сроки; все это лежит на моей душе тяжелым гнетом. Марья Васильевна почти оправилась, а я в Москве чувствую себя еще хуже. Жду, не порадует ли какое известие из Петербурга; но его все нет.
  Поклонись от меня и жены Анне Дмитриевне.
  
  
  
  
  
  
  Любящий тебя А. Островский.
  
  
  
  
   950
  
  
  
   Н. А. КРОПАЧЕВУ
  
  
  
  
  
  
   11 октября 1884 г. Москва.
  
  
  Многоуважаемый Николай Антонович,
  Я вчера говорил о Вас Ивану Максимовичу, он обещал сделать для Вас все, что только от него зависит.
  
  
  
  
   Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   951
  
  
  
   Н. Г. МАРТЫНОВУ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 13 октября 1884 г.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Николай Гаврилович,
  Я недавно приехал из деревни и все это время был болен, вот почему и замедлил ответом на Ваше письмо. Переговоры об издании гораздо удобнее вести лично. В конце октября я приеду в Петербург, о чем немедленно Вас и уведомлю.
  
  
  
  
  
   Готовый к услугам А. Островский.
  
  
  
  
   952
  
  
  
   П. А. СТРЕПЕТОВОЙ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 14 октября 1884 г.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
  Пелагея Антипьевна,
  После того как я писал Вам в Ялту, у нас в деревне случилось происшествие, которое нарушило обычное течение нашей жизни. Здоровье, которое мы с женой копили все лето, было разбито в одну ночь. У нас был пожар ночью, сгорело гумно, на котором были скирды хлеба и большой молотильный сарай с машинами. Пожар в деревне, ночью, при полной беспомощности - дело ужасное. Рядом с домом целое море пламени, малейший ветер, и от усадьбы не останется ни щепки. Суматоха, крики, плач женщин, Марья Васильевна в обмороке, так что неизвестно, жива она или нет. Не моим нервам переносить подобные ужасы - они и разбились. Я долгое время весь дрожал, у меня тряслись руки и голова, кроме того совершенное отсутствие сна и отвращение к пище. Я не мог не только писать, но даже двух мыслей связать в голове. Я и теперь еще не совсем оправился и более часу или двух в сутки работать не могу. Через неделю, если силы позволят, я думаю быть в Петербурге, тогда будет видно, к какому времени я в состоянии буду кончить пьесу. Если замедлю, то попрошу отсрочки Вашего бенефиса; вероятно, мне не откажут. Пьеса будет в 3-х актах, значит часа на 2 с половиной, не более.
  Марья Васильевна теперь несколько поправилась, она Вам кланяется. До свидания!
  Искренно уважающий Вас и душевно преданный
  
  
  
  
  
  
  
  
  А. Островский.
  
  
  
  
   953
  
  
  
   М. В. ЛЕНТОВСКОМУ
  
  
  
  
  
  
   16 октября 1884 г. Москва.
  
  
  Многоуважаемый Михаил Валентинович,
  Если Вам нужен музыкант, то я могу рекомендовать очень хорошего. Податель этого письма, чех, Николай Осипович Шефель, может аккомпанировать хорам на фортепьяно, потому что играет очень хорошо. Я это знаю; он ученик Консерватории и учит у меня детей третий год. Кроме того, он годится и для оркестра, играет на скрипке и альту; одним словом, форменный чех. Он человек очень бедный и очень удобный, потому что без претензий. Если нужен, то сделайте одолжение, приютите!
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   954
  
  
  
   П. А. СТРЕПЕТОВОЙ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 18 октября 1834 г.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
  Пелагея Антипьевна,
  Пьеса, задуманная мной, драматическая, в 3-х актах, главная роль для Вас. Я предлагал отложить бенефис только в крайнем случае, если болезнь не позволит мне кончить пьесу числу к 20-му ноября. От испуга я оправился, но силы мои окончательно подорваны, и их уж не восстановить. На будущей неделе, если сберусь с силами, я приеду в Петербург и, по приезде, сейчас же Вас уведомлю.
  Марья Васильевна Вам кланяется.
  Искренно уважающий Вас и душевно преданный
  
  
  
  
  
  
  
  
  А. Островский.
  
  
  
  
   955
  
  
  
   П. А. СТРЕПЕТОВОЙ
  
  
  
  
  
  
  25 октября 1884 г. Петербург.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
  Пелагея Антипьевна,
  Я приехал из Москвы больной и разбитый и дня три-четыре должен буду просидеть дома. Навестите меня, если здоровье Вам позволяет; я бываю свободен ежедневно от 2-х часов до 5-ти и вечером от 7-ми. Марья Васильевна Вам кланяется.
  
  
  
  
  
  Душевно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   956
  
  
  
   Н. Г. МАРТЫНОВУ
  
  
  
  
  
  
  30 октября 1884 г. Петербург.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Николай Гаврилович,
  Я приехал в Петербург, но, по нездоровью, не могу выходить из дому. Если Вы желаете качать со мной переговоры о покупке моих сочинений, то прошу пожаловать ко мне завтра или послезавтра. От 2-х до 5 часов дня я всегда свободен.
  
  
  
  
  
   Готовый к услугам А. Островский.
  Адрес: у Синего моста, дом министра государственных имуществ.
  
  
  
  
   957
  
  
  
   И. М. КОНДРАТЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
  Петербург, 31 октября 1884 г.
  
  
   Многоуважаемый Иван Максимович,
  Письма и представление генерал-губернатору я подписал. Адрес и речи печатать не следует потому, во 1-х, что они произносились до открытия заседания, а во 2-х, что они приложены к протоколу для хранения при делах, а не для напечатания. Я все хвораю, кашель замучил, спать не дает. Не можете ли Вы написать Крюковскому, чтобы он побывал у меня, или сообщите мне его адрес и как зовут, я сам ему напишу. Лазить в Главное управление невозможно: сто ступенек.
  
  
  
  
   Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   958
  
  
  
   Н. Г. МАРТЫНОВУ
  
  
  
  
  
   3 ноября {*} 1884 г. Петербург.
  
  
  
  
   {* У Островского описка - "октября".}
  
   Милостивый государь Николай Гаврилович,
  Не можете ли Вы пожаловать ко мне сегодня вечером или завтра утром. Сочинения Д. В. Григоровича я получил.
  
  
  
  
   Готовый к услугам Вашим А. Островский.
  
  
  
  
   959
  
  
  
   Д. В. ЖИВОКИНИ
  
  
  
  
  
  
  Петербург, 7 ноября 1884 г.
  Любезнейший Дмитрий Васильевич, сделай милость, успокойся! Сколько раз говорил я тебе, что уж если я что обещал, так сделаю. Хочешь ты мне верить, так верь и знай, что я сделаю все возможное не только для Аннушки, но и для тебя; а не хочешь мне верить, так уж это твое дело. Что я обещаю, так уж постоянно держу в голове, и напоминать мне не нужно.
  Как здоровье кумы? Получше ли ей? От всей души желаю ей поскорее поправиться. И ты не унывай!
  
  
   Не все на небе будет ночь,
  
  
   Авось и солнышко проглянет.
  
  
  
  
  
  
   Любящий вас А. Островский.
  
  
  
  
   960
  
  
  
   П. А. СТРЕПЕТОВОЙ
  
  
  
  
  
  
  9 ноября 1884 г. Петербург.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
  Пелагея Антипьевна,
  Пьеса помаленьку подвигается, первый акт отделал и второй в работе; а она и вся-то будет в 2-х актах. Перед ней надо будет дать что-нибудь для начала минут на 10. А в заключение дайте пьесу Соловьева, она веселая. Завтра я уезжаю в Москву; дней через десять я вернусь с пьесой или, в случае нездоровья, вышлю ее на Ваше имя. Не унывайте, мы Вас в обиду не дадим; помните русскую пословицу: "Бог не попустит, свинья не съест".
  
  
  
  
  
  Душевно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   961
  
  
  
   А. А. МАЙКОВУ
  
  
  
  
  
  
   11 ноября 1884 г. Москва.
  
  
  Многоуважаемый Аполлон Александрович,
  Сегодня я возвратился из Петербурга и сейчас же по приезде пишу Вам. Сделайте одолжение, заезжайте ко мне поскорее, как только найдете возможным; я имею сообщить Вам дело величайшей важности. Сочинения я продал и Деньги привез.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   962
  
  
  
   И. М. КОНДРАТЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
   14 ноября 1884 г. Москва.
  
  
   Многоуважаемый Иван Максимович,
  Видели ли Вы Корша и говорили ли с ним о том, о чем я вас просил. Да еще очень интересно мне знать об условии Рассохин с кн. Сумбатовым.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский. 14 ноября 1884 г.
  
  
  
  
   963
  
  
  
   Н. Г. МАРТЫНОВУ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 15 ноября 1884 г.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Николай Гаврилович.
  Первоначальный экземпляр пьесы "Свои люди - сочтемся" я отыскал у себя и вчера отправил Вам посылкой. Признаюсь, отдавать его мне было очень жалко; нельзя ли как сохранить его в целости. Портрета работы Панова нет у меня; посылаю Вам сделанный прошлой осенью в Тифлисе Ермаковым. Я также послал Вам и список, - когда и где были напечатаны мои пьесы; только о двух-трех надо будет справиться в Публичной библиотеке, что может сделать Горбунов.
  
  
  
  
   Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   964
  
  
  
   Н. С. ПЕТРОВУ
  
  
  
  
  
  
   15 ноября 1884 г. Москва.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Николай Степанович,
  По приезде в Москву я сейчас же виделся с Аполлоном Александровичем Майковым. Он, как член комитета и казначей Общества русских драматических писателей, коротко знаком с печальным состоянием как художественного, так и хозяйственного управления императорскими театрами. Я ему предложил вопрос, почему он, человек близко знакомый с театральным делом, не искал прежде и не ищет теперь службы при театре. На это он мне ответил, что, при тех беспорядках, которые существовали в театре при бывших недавно директорах и которые еще в большем размере существуют теперь, он не видал и не видит возможности своим участием в управлении принести хоть какую-нибудь пользу русскому театральному искусству; и потому ему не было и нет расчета менять покойную службу у генерал-губернатора на беспокойную, ответственную перед общественным мнением и бесполезную службу при театре. Я ему возразил, что театральные беспорядки не вечны, что есть предел, за которым они не могут быть терпимы; что если беспорядки в управлении художественной и репертуарной частью и терпелись очень долго, так это потому, что они не так ощутительны для неспециалистов и не легко поддаются цифровым исчислениям; но что система непроизводительных расходов, необдуманных затрат, полное отсутствие хозяйственности и беззаботное отношение к бюджету скоро сказываются миллионными дефицитами, ужасающими всякого человека, способного мыслить и соображать; и что потому может представиться надобность в людях знающих, честных и способных поставить театральное дело надлежащим образом, согласно современным эстетическим потребностям и с соблюдением благоразумной расчетливости; и что тогда нам, хотя и старым людям, думать о личном спокойствии едва ли позволительно. На это Майков ответил, что он не откажется ни от какой службы, где честность и старание могут принести значительную пользу; что, напротив, он, как и всякий порядочный человек, не избегает, а ищет случая показать на деле свое усердие и патриотизм.
  Я очень рад, что могу сообщить Вам благоприятный ответ от Майкова; но все-таки я никак не решусь выставлять его прямо кандидатом на предполагаемую должность, а только рекомендую его Вашему вниманию и покорнейше прошу Вас самих убедиться предварительно в его пригодности. При этом я должен присовокупить, что должность, занимаемая Майковым у генерал-губернатора, очень неважная и совсем не соответствует его способностям; но князь Долгоруков очень дорожит им, считает его необходимым для себя человеком и не легко с ним расстанется.
  Пьеса "Призраки счастья" не имела в Москве никакого успеха, и блестящая, дорогая обстановка ее пропала даром.
  Бедный Греков на свое слезное прошение не получил от директора никакого ответа. Он теперь находится в самом нестерпимом положении. Но о нем я позволю себе написать Вам особо. Он действительно заслуживает сожаления и недавно подвергся еще новому тяжкому оскорблению.
  Ожидаю от Вас дальнейших указаний.
  С истинным почтением и неизменною преданностию
  
  
  имею честь быть Вашего превосходительства
  
  
  
  
  
   покорным слугою А. Островский. 15 ноября 1884
  
  
  
  
   965
  
  
  
   П. А. СТРЕПЕТОВОЙ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 16 ноября 1884 г.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
  Пелагея Антипьевна,
  Я как приехал в Москву, так и захворал. Бронхит усилился до того, что я не знаю покоя ни днем, ни ночью. Грудь совсем разбита от постоянного кашля и от бессонных ночей, нервы расстроены до последней степени. Я боюсь, что запоздаю пьесой; тщательно работать нет сил, а сделать кой-как я не решусь ни за что на свете. В таком случае надо будет отложить бенефис; если. Вы будете согласны, я Вам это выхлопочу.
  Не обращайте внимания на преследования, плюньте на них; серьезного вреда сделать Вам не могут, я Вам за это ручаюсь. А если бы Потехин уж очень забылся, то обратитесь к Николаю Степановичу Петрову и объясните ему все дело, в нем найдете себе защиту наверное. О состоянии здоровья и об успешности работы я Вас буду извещать. Марья Васильевна Вам кланяется.
  
  
  
  
  
  Душевно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   966
  
  
  
   Д. В. ЖИВОКИНИ
  
  
  
  
  
  
   17 ноября 1884 г. Москва.
  Не плачь, плакса! Бог не попустит, свинья не съест. Заходи сейчас же! Есть телеграмма.
  
  
  
  
  
  
  
  
  А. Островский.
  
  
  
  
   967
  
  
  
   П. А. СТРЕПЕТОВОЙ
  
  
  
  
  
  
   17 ноября 1834 г. Москва.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
  Пелагея Антипьевна,
  Пьеса, которую я пишу, вещь очень серьезная, и роль для Вас превосходная. Торопиться я не могу: во-первых, я привык к тщательной работе, а во-вторых, я очень нездоров и мне строго запрещено всякое умственное усилие, иначе я разобью свои нервы до помешательства. Если Вы желаете, чтобы моя пьеса шла у Вас, то Вам необходимо просить, чтобы бенефис отложили до января. Так как задержка вышла по моей вине, то я хлопоты беру на себя; Вы только заявите об этом Потехину и ответ его передайте немедленно мне.
  
  
  
  
  
  Душевно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   968
  
  
  
   Н. Г. МАРТЫНОВУ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 21 ноября 1884 г.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Николай Гаврилович,
  Кроме указанных П. А. Ефремовым, у меня были и еще вещи, не вошедшие в полное собрание моих сочинений; но как прежде я не желал их печатать, так и теперь не желаю.
  Я не имею от Вас уведомления, получили ли Вы отправленную Вам посылку.
  
  
  
  
   Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   969
  
  
  
   П. А. СТРЕПЕТОВОЙ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 22 ноября 1884 г.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
  Пелагея Антипьевна,
  Ну, вот и прекрасно! Теперь я по крайней мере покоен: я могу работать без торопливости и без опасения опоздать, что весьма важно для больного человека. А все-таки они Вам дали дурной день; до 6-го числа двойные спектакли, - когда же репетировать?
  Обмануть Вас ни в каком случае не дозволят, и если пьеса будет иметь успех, Вы будете играть не один и не два раза в неделю, за это я Вам ручаюсь. Передать роль я не позволю. Здоровье мое плохо, я сижу дома безвыходно. Марья Васильевна Вам кланяется.
  
  
  
  
  
  Душевно преданный Вам А. Островский.
  Недели через две Вы получите от меня уже определенные известия о пьесе.
  
  
  
  
   970
  
  
  
   П. А. СТРЕПЕТОВОЙ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 1 декабря 1884 г.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
  Пелагея Антипьевна,
  Писать Николаю Степановичу о бенефисных расчетах я нахожу неудобным; я уж и так вмешиваюсь в дела дирекции более, чем это позволительно человеку, не служащему при театре. Николай Степанович Вас не забыл и, поверьте мне, обидеть Вас не позволит; в нем Вы всегда найдете защиту. В делах, зависящих от Контроля, Вам следует обращаться прямо к нему. Адрес его: Николаевская, Š 9; но дома он едва ли Вас примет; лучше заставать его в Контроле, но не ранее 3-х часов. Здоровье мое все хуже и хуже, боюсь слечь.
  Марья Васильевна Вам кланяется.
  
  
  
  
  
  Душевно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   971
  
  
  
  И. А. ВСЕВОЛОЖСКОМУ
  
  
  
  
  
  
   6 декабря 1884 г. Москва.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Иван Александрович,
  К юбилею Самарина артистом Вильде написан был пролог; вторая часть этого пролога, "Ряд воспоминаний", не удостоилась одобрения Комитета. Распорядители по устройству юбилея, к числу которых имею честь принадлежать и я, рассмотрев труд г-на Вильде, значительно сократили его, сделали в нем перемены, какие они признали нужными, и, в этом измененном виде, вновь представили на рассмотрение цензуры и Комитета ту часть пролога, которая носит название "Ряд воспоминаний".
  Юбилей назначен на 16-е декабря, времени осталось немного; поэтому от лица всех распорядителей я покорнейше прошу Ваше превосходительство сделать распоряжение о прочтении нашей пьески в Комитете в субботу 8-го числа и оказать нам в этом деле Ваше благосклонное содействие. Вместе с прологом посланы и мои стихи (из Шиллера), которые предположено исполнить хором в дивертисменте. Музыка для хора написана профессором Консерватории Аренским. И для моих стихов я прошу снисхождения у членов Комитета; они написаны на случай, и относиться к ним слишком строго было бы несправедливо.
  По поводу протокола заседания Комитета, в котором бы

Другие авторы
  • Врангель Фердинанд Петрович
  • Корнилович Александр Осипович
  • Садовников Дмитрий Николаевич
  • Офросимов Михаил Александрович
  • Лазаревский Борис Александрович
  • Муравьев Матвей Артамонович
  • Дорошевич Влас Михайлович
  • Левит Теодор Маркович
  • Яковлев Александр Степанович
  • Никитин Виктор Никитич
  • Другие произведения
  • Грум-Гржимайло Григорий Ефимович - Грум-Гржимайло Г. Е.: биографическая справка
  • Иванов Вячеслав Иванович - Письма к М. В. Сабашниковой
  • Федоров Николай Федорович - Конец философии
  • Козин Владимир Романович - Самарская степь, девятнадцатый год, чалый Вор и Вильям Шекспир
  • Шелгунов Николай Васильевич - Талантливая бесталанность
  • Доде Альфонс - Маленький человек
  • Ясинский Иероним Иеронимович - Типы Царского сада
  • Григорьев Аполлон Александрович - Русский театр в Петербурге. Ii. Длинные, но печальные разсуждения о нашей драматургии
  • Короленко Владимир Галактионович - Дело Бейлиса
  • Апулей - Апулей Люций: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 266 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа