Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Письма 1881-1886 гг., Страница 18

Островский Александр Николаевич - Письма 1881-1886 гг.



p;
  
  
  
  
   16 февраля 1886 г. Москва.
  Г-ну режиссеру драматической труппы. Вчера вечером от его сиятельства министра императорского Двора получена следующая ответная телеграмма: "Ученический спектакль устроить на прежних основаниях в четверг, 20 февраля".
  Прошу Вас, в исполнение вышеуказанного распоряжения, сделать в репертуаре надлежащее изменение. Вечером буду в театре.
  
  
  
   Заведывающий репертуарной частью А. Островский.
  
  
  
  
   1118
  
  
  
   А. Д. МЫСОВСКОЙ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 16 февраля 1886 г.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
   Анна Дмитриевна,
  Не удивляйтесь, что долго не отвечаю. Во 1-х, немного прихворнул, а во 2-х, управляющий театрами и хозяйственной частью Майков был в Петербурге и я исправлял две должности. А это значит: жить в театрах и не иметь ни минуты свободной. А теперь наступает масленица, двойные спектакли; весь день будет состоять в переездах с одного театра на другой. На первой неделе запрусь дома, разберусь с делами, приведу в порядок бумаги, мысли и чувства; тогда напишу Вам что-нибудь поскладнее и подельнее этого. Здоровье мое недурно.
  
  
  
  Искренно уважающий Вас и преданный А. Островский.
  
  
  
  
   1119
  
  
  
   Н. С. ПЕТРОВУ
  
  
  
  
  
  
   19 февраля 1886 г. Москва.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Николай Степанович,
  Беру смелость беспокоить Вас моими покорнейшими просьбами. Вперед прошу извинения за нескладность письма; теперь время масленичное, четыре спектакля в день, - я так занят, что не имею свободной минуты, чтобы привести в порядок свои мысли. Буду по возможности краток.
  1-ое) У студентов Московского университета ежегодно бывает великим постом концерт, деньги с которого поступают, по распоряжению попечителя, на плату за слушание лекций за бедных студентов. Сколько тут нужды и горя, знает один бог. В этих концертах всегда принимали участие певцы и артисты императорских театров; в нынешнем году, именно со вступлением в управление Московскими театрами двух студентов, мы должны будем студентам отказать.
  Предписанием министра императорского Двора, 6-го февраля 1885 г., дозволено разрешать участие артистов только в обществах: Филармоническом, Патриотическом и Русском музыкальном. Но ведь и Университет также носит титул императорского, да и наш министр, кажется, тоже был студентом Московского университета. Что Министерство двора вообще не против учащихся, это доказывается бесплатными ученическими спектаклями. Если мы уступаем два сбора, т. е. более 3000 р., для удовольствия учащихся, то как же не уступить не стоящего нам ничего участия артистов для покрытия насущнейшей их нужды? Отказать студентам мы с Майковым просто не в силах. Покорнейше прошу Вас почтить меня уведомлением, можем ли мы ждать благоприятного ответа на наше официальное ходатайство по этому предмету.
  2-ое). Осмеливаюсь, в последний раз, беспокоить Вас покорнейшей просьбой о несчастном Бьенвеню и не скрою от Вас, что отказ ему будет большим горем для меня. Вся его беда в том, что он не выл вместе с волками; но ведь у волков не одно вытье, они еще и хищничают. Если ему откажут, он должен будет убедиться, что в театре быть честным человеком вдвойне невыгодно: и не наживешь ничего, и не дождешься никаких милостей, в которых не отказывают хищникам (Кун). Ни ему, ни мне не избежать горьких насмешек. Все знают, что я ходатайствовал за него. Он не принадлежал к компании конторских, не участвовал с ними в торжествах и попойках, а всегда был уважаемым членом в обществе лучших артистов и писателей, - этого ему не прощают. Я не осмелился бы Вас просить ни за Вальца, ни за Куна, ни за Симонэ; и если прошу за него, то единственно во имя справедливости. Он честный человек и артист несравненный; его парикам и гримировке в "Воеводе" и "Марии Стюарт" удивляются художники. Я Вам пришлю фотографии с действующих лиц в этих пьесах. Он служил лучше всех других и думает, что будет награжден по крайней мере не меньше других.
  Еще раз прошу извинить меня; но я облегчил себе душу, высказав Вам со всею искренностию мои покорнейшие просьбы. Теперь буду ждать Вашего решения.
  
  
  
   С истинным почтением и совершенною преданностию
  
  
  
   имею честь быть Вашего превосходительства
  
  
  
  
  
   покорным слугою А. Островский. 19 февраля 1886 г.
  
  
  
  
   1120
  
  
  
   Н. Г. МАРТЫНОВУ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 21 февраля 1886 г.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Николай Гаврилович.
  Портрет, присланный Вами, я получил. Благодарю Вас! Что за прелесть! Вот это работа! Потрудитесь послать портреты брату и его превосходительству Николаю Степановичу Петрову (Николаевская, Š 9-й).
  Самое хлопотливое время для меня, масленица, кончается: с первого дня поста я примусь за исправление переводов; начну с испанских и не встану с места до тех пор, пока не кончу. Ко мне приезжал за советом Федор Алексеевич Некрасов; он хлопочет о новом издании сочинений своего брата; я направил его к Вам.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   1121
  
  
  
   С. В. ТАНЕЕВУ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 16 марта 1886 г.
  
  
  
   Многоуважаемый
  
  
  
   Сергей Васильевич.
  Извините, дела бездна, поэтому отвечаю коротко. Если Правдина отстранить от распоряжений и распоряжаться будут сами артисты общим советом, то за успех ручаюсь; если же нет, то дело едва ли состоится. В Петербурге Музиль, переговорите с ним, в Москву Вам ехать незачем.
  
  
  
  
  
   Искренно преданный А. Островский.
  
  
  
  
   1122
  
  
  
   А. Д. МЫСОВСКОЙ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 18 марта 1886 г.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
   Анна Дмитриевна,
  Я жив и здоров, только занят с утра до ночи; вот уж две недели идут пробные спектакли, то драматические, то оперные, да хлопоты в школе. Я Вам писал недавно по старому адресу, как Вы приказывали; вероятно, мое письмо лежит в Нижнем. Завтра я еду в Петербург по командировке; по возвращении в Москву уведомлю Вас.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   1123
  
  
  
   Н. И. МУЗИЛЮ
  
  
  
  
  
  
  22 марта 1886 г. Петербург.
  
  
  
   Многоуважаемый
  
  
  
  Николай Игнатьевич,
  Я вчера приехал в Петербург. Приятно было бы повидаться. Я сегодня весь день в разъездах, а завтра утром буду дома.
  
  
  
  
   Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   1124
  
  
  
   И. М. КОНДРАТЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
  Петербург, 23 марта 1886 г.
  
  
   Многоуважаемый Иван Максимович,
  Вчера собрание в Петербурге прошло так, как дай бог, чтоб в Москве прошло. В комитет избраны: я, Вы и А. А. Майков единогласно; остальные сильным большинством в прежнем составе и, вместо Цветкова, Чаев. Наши предложения единогласно приняты, петербургские единогласно отвергнуты. В судьи на Грибоедовскую премию за Тихонравовым и Стороженком, по настоянию Крылова, Григорович получил голосов больше, чем Флеров; но это мы очень легко поправим.
  
  
  
  
   Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   1125
  
  
  
   Н. С. ПЕТРОВУ
  
  
  
  
  
  
   7 апреля 1886 г. Москва.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Николай Степанович.
  Приношу Вам мою искреннейшую благодарность за Ваше благосклонное внимание ко мне; вчера я получил свою Записку о Театральной школе. Я сейчас же прочел ее, и не один раз; я живо представил себе то время, когда я писал ее, когда Театральная школа была еще только заветной мечтой моей и когда безнадежность осуществления этой мечты постоянной тоской угнетала мое сердце. Какая разница теперь! Чуть не накануне открытия школы я вижу опять эту Записку, опять переживаю весь томительный процесс составления ее и следующие затем мучительные ожидания и опасения; и какое-то чувство особенного благосостояния разливается и укореняется в душе моей.
  Я сегодня же написал в Кинешму, чтобы мне выслали свидетельство о моей службе почетным мировым судьей в продолжение четырех трехлетий. Когда в Московской конторе составляли мой формуляр, я спрашивал, нужно ли свидетельство моей службы мировым судьей; мне отвечали, что не нужно, потому я и не позаботился о нем.
  
  
  
   С истинным почтением и совершенною преданностию
  
  
  
   имею честь быть Вашего превосходительства
  
  
  
  
  
   покорнейшим слугою А. Островский. 1 апреля 1886 г,
  
  
  
  
   1126
  
  
  
   А. Д. МЫСОВСКОЙ
  
  
  
  
  
  
  12-15 апреля 1886 г. Москва.
  Христос воскресе!
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
   Анна Дмитриевна,
  Не нахожу слов благодарить Вас за Вашу изящную работу. Как только освобожусь от обязательных занятий, так и я, с своей стороны, примусь за ту же пьесу и, когда кончу какую-нибудь часть, пришлю Вам напоказ образчик нашего совместного труда.
  Вместо филологии и химии я предложил бы Вам другое занятие; но не иначе как от скуки. Утруждать Вас я не смею. Я, между делом, кончил перевод, или переделку, феерии "Синяя борода" и окончательную отделку этого труда желал бы поручить Вам. Буду ждать Вашего ответа.
  В половине мая мы закрываем театры, и я отправлюсь на Волгу дать отдых усталой душе и старому телу; не теряю надежды побывать и в Нижнем.
  
  
  
  
  Искренно уважающий Вас и душевно преданный
  
  
  
  
  
  
  
  
  А. Островский.
  
  
  
  
   1127
  
  
  
   П. А. СТРЕПЕТОВОЙ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 18 апреля 1886 г.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
  Пелагея Антипьевна,
  Я и Марья Васильевна от всей души поздравляем Вас с Светлым праздником и желаем Вам всякого благополучия и, главное, здоровья.
  От всякого влияния в соглашении артистов по поводу поездки в Варшаву я давным-давно отказался, чтобы не принять в чужом пиру похмелья. Это дело десять раз расстраивалось и десять раз опять налаживалось. Танеев уж опять приезжал в Москву, и тогда я сказал ему и артистам, чтобы они собрались и решили дело, как сами знают. Мне иначе и поступать нельзя; потому что если я скажу хоть одно слово и дело почему-нибудь расстроится, то ответственность падет на меня; то же будет, если поездка окажется невыгодной для какого-нибудь артиста или артистки. Как они теперь распоряжаются, кто у них распорядители и состоится ли поездка, я не знаю. Мы получили бумагу от министра, что выбор артистов и соглашение с ними должны зависеть от уполномоченного генерала Гурко, т. е. от Танеева. Я не приглашал Вас в Варшаву и не имел на это права, я только поддерживал просьбу Танеева.
  Пьеса, о которой я говорил Вам и в которой есть блестящая роль для Вас, еще не была ни в цензуре, ни в Комитете, автор ее Лукин, а называется она "Чужая душа - темный лес". Впрочем, это название будет изменено. Готова она будет к августу.
  
  
  
  
  
  Душевно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   1128
  
  
  
   [Н. А. КРОПАЧЕВУ]
  
  
  
  
  
  
  Март - апрель 1886 г. Москва.
  Прошения Климентьевой и Сергеевой я сегодня покажу А. А. Майкову. Булдиной контракта переписывать не надо. Павловой Вы написали резолюцию: представить для выдачи отпуска, а она просится на все лето, уж я сам приписал на два месяца.
  
  
  
  
   1129
  
  
  
   Н. А. КРОПАЧЕВУ
  
  
  
  
  
  
  
  5 мая 1886 г. Москва.
  
  
  Многоуважаемый Николай Антонович,
  Посылаю Вам доставленные мне А. А. Майковым контракты.
  
  
  
  
  
  
  Преданный Вам А. Островский. 5 мая 1886 г.
  
  
  
  
   1130
  
  
  
   А. Ф. ДАМИЧУ
  
  
  
  
  
  
  
  Москва, 6 мая 1886 г.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Алексей Фердинандович,
  "Усмирение своенравной" будет готово гораздо раньше августа; я думаю, что вышлю Вам этот перевод еще в мае. Разрешения печатать мой перевод я Мартынову еще не давал, - разрешение должно было зависеть от Вашего согласия. В нынешнем году (29 сентября) исполнится 75 лет со дня основания Общества любителей российской словесности, которого я состою членом. К юбилейному дню этого Общества будет издан сборник, состоящий из трудов его членов. Не разрешите ли Вы мне поместить в этом сборнике небольшую сцену (страницы 2-3) из какого-нибудь акта моего перевода "Антония и Клеопатры"? Я думаю, что это не только не повредит Вашему изданию, а еще будет хорошей рекламой.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   1131
  
  
  
   Н. Г. МАРТЫНОВУ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 6-го мая 1886 г.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Николай Гаврилович.
  Я не обещал Дамичу _совершенно_ переделать свой перевод "Усмирение своенравной"; переделывать его нечего, он сделан верно и слово в слово. Я хотел только пересмотреть его по новому, исправленному изданию Шекспира, недавно вышедшему в Лондоне, в котором есть перемены в некоторых словах и знаках препинания. Я уж это почти кончил и на-днях отправляю к Дамичу; другого экземпляра у меня нет. Если хотите, то попросите у Дамича, он ему нужен только к августу. Но что же выйдет у Вас за том? Ведь об него руки обломаешь! Не лучше ли разделить на два: в одном Шекспир и Сервантес, а в другом остальное?
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   1132
  
  
  
   А. Д. МЫСОВСКОЙ
  
  
  
  
  
  
  
  Москва, 7 мая 1886 г.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
   Анна Дмитриевна,
  Вот уж две недели я до самозабвения работаю над преобразованием Театрального училища, а теперь страдаю на экзаменах всякой мелочи обоего пола. Более всего мне обидно, что моя тяжелая и утомительная служба мешает мне своевременно отвечать на Ваши любезные письма; хотя признаюсь, некоторые аллегории в них мне непонятны. Должно быть, я отупел, войдя по уши в суетливую закулисную жизнь.
  На-днях я получил из Парижа очень милую одноактную комедию "Socrate et sa femme", написанную отличными стихами. Поставить ее следует; но в прозаическом переводе она многое потеряет. Не прикажете ли прислать ее Вам? Это не Шекспир, стесняться буквой подлинника нет надобности и переводить ее можно произвольным размером; лучше всего к ней подходит размер грибоедовского "Горе от ума". В Вашем переводе эта пьеска была бы изящным украшением будущего сезона.
  В Щелыкове я буду не ранее 20-х чисел мая, а в Нижнем мне надо быть в конце июля или в начале августа; удержать меня может только болезнь.
  
  
  
  Искренно Вас уважающий и преданный А. Островский.
  
  
  
  
   1133
  
  
  
   А. С. ШАБЕЛЬСКОЙ
  
  
  
  
  
  
  
  7 мая 1886 г. Москва.
  В прошлом году я получил от Вас сценариум пьесы "Модный врач", а в январе - письмо; тягость новой хлопотливой и непосильной по моим летам службы должна извинить меня перед Вами за медленность ответа. Пьеса Ваша хороша, только последний акт (т. е. развязка) несколько рутинен и ординарен. ЕЕсли бы Вы придумали дргую, более оригинальную развязку, - вышла бы очень хорошая вещь. Не потрудитесь ли Вы? А я Вам помогу. Мы были бы Вам очень благодарны; мы так нуждаемся в хороших пьесах для будущего сезона.
  
  
  
  
  
  
  
   Москва, 7 мая 1886.
  
  
  
  
   1134
  
  
  
   А. А. МАЙКОВУ
  
  
  
  
  
  
  
  8 мая 1886 г. Москва.
  
  
  
   Многоуважаемый
  
  
  
  Аполлон Александрович,
  Ваше письмо удивило меня. Никаких сокращений по драматической труппе, кроме тех, которые предположены, сделать нельзя, - она и без того мала. Сокращения по драматической труппе не пополнят же оперной. Выходящих на пенсии в опере нет. Для лишних оперных певцов разорять драматическую труппу нельзя. Не придете ли Вы в субботу в школу? Надо поговорить. Ничего не понимаю.
  
  
  
  
  
   Искренно преданный А. Островский. 8-го мая 1886 г.
  
  
  
  
   1135
  
  
  
   А. М. КОНДРАТЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
  
  Москва, 15 мая 1886 г.
  
  
  
   Многоуважаемый
  
  
  
  Алексей Михайлович,
  Поздравляю всех артистов и душевно рад их успехам. Писать много некогда, - забот и хлопот по театру бездна, к тому же мы оставляем нашу квартиру, - Марья Васильевна с детьми уезжает в деревню. - мебель и все вещи переносим в склад, а я до отъезда переезжаю в гостиницу "Дрезден". Я сбился с ног и расхворался. Поклонитесь всем.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   1136
  
  
  
   Н. Г. МАРТЫНОВУ
  
  
  
  
  
  
  
  Москва, 15 мая 1886 г.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
  Николай Гаврилович,
  С Вашим распределением моих переводов на томы согласен. Корректуры высылайте мне в Кинешму, Костромской губернии, потому что я на-днях уезжаю в деревню. Исправленный экземпляр "Усмирения своенравной" можете взять у Дамича, я ему скоро вышлю, а другого у меня нет.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   1137
  
  
  
   А. Д. МЫСОВСКОЙ
  
  
  
  
  
  
  
  Москва, 15 мая 1886 г.
  
  
  
   Многоуважаемая
  
  
  
   Анна Дмитриевна,
  Вчера я получил от Вас письмо, запечатанное в двух конвертах и писанное еще 22 апреля, что меня несколько удивило. Я в деревню проеду прямо, а обратно через Нижний. Уезжаю я скоро, потому адресуйте письма уж в Щелыково. Работы и заботы по горло.
  
  
  
  Искренно уважающий Вас и преданный А. Островский.
  
  
  
  
   1138
  
  
  
   Н. Я. СОЛОВЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
  
  Москва, 15 мая 1886 г.
  
  
  Многоуважаемый Николай Яковлевич,
  Писать много некогда, работы и заботы по горло. Мария Васильевна с детьми уезжает в деревню, мы оставляем нашу квартиру, мебель и веши перенесены в склад, а я на несколько дней переезжаю в гостиницу "Дрезден" (на Тверской).
  Если будете писать, адресуйте в Шелыково.
  
  
  
  
   Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   1139
  
  
  
   Э. И. МИШЛЕ
  
  
  
  
  
  
   Мая 22 дня 1886 г. Москва.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
   Эммануил Иванович,
  В марте месяце настоящего года дирекция Московских театров получила через г. Стерлигова условия, на которых опера "_Мефистофель_", со всеми необходимыми для исполнения ее принадлежностями, передается Вами петербургской опере и на которых Вы желаете все это передать московской дирекции. Московская дирекция, находя эти условия необременительными, изъявила согласие войти с Вами по этому предмету в переговоры. В бытность мою в Петербурге Вы явились ко мне вместе с Барцалом, - и я, при Барцале и других свидетелях, заявил Вам о намерениях дирекции. Тогда Вы сказали мне, что за mise en scene и рисунки Вы желаете получить отдельно 300 франков. На это я Вам ответил, что, кажется, mise en scene помещена в других условиях, что об этом я справлюсь в Москве и что затем остается заключить условие с соблюдением известных формальностей, то есть Вы должны представить доказательства, что музыка оперы, либретто и перевод его приобретены Вами в собственность. 23 апреля я получил от Вас два экземпляра условия и письмо, в котором Вы просите немедленно подписать их. Подписать условия дирекция не могла по следующим причинам: во 1) в прежнем предложении плата за mise en scene и рисунки включена была в общую сумму 3000 франков; в Петербурге Вы лично говорили мне, что желаете получить особую плату в 300 фр., а в условии эта плата уже назначена в 450 фр.; во 2) в присланные Вами условия вошел новый пункт, не упомянутый прежде, а именно: уплата вперед 1500 фр. за первые пять представлений; в 3) в просимых Вами условиях не перечислен материал, который Вы обязаны были доставить; в 4) дирекция не имеет в виду никаких документов о принадлежности Вам означенной оперы и перевода либретто. В письме ко мне 23 апреля Вы писали, что в начале мая будете в Москве, почему дирекция приглашала Вас явиться для личных переговоров по предмету присланного Вами условия. Дирекция ни в чем не поступала необдуманно. Напротив, она за тем и приглашала Вас, чтобы сделать это дело серьезно и обдуманно. За телеграмму Вашу Вы подлежите законной ответственности.
  
  
  
  
  
  
   Подписал А. Островский.
  
  
  
  
   1140
  
  
  
   М. В. ОСТРОВСКОЙ
  
  
  
  
  
  
  
  Москва, 25 мая 1886 г.
  Милая Маша, ты не пугайся, если я несколько замедлю приездом. Дело в том, что мне надо хорошенько поправить здоровье, без этого мне трудно будет перенести дорогу, да и Остроумов требует. У меня возвратились прежние боли рук и груди, - ты помнишь, как это было мучительно; теперь не в такой степени, но все-таки довольно сильно. У меня в среду был Остроумов, исследовал меня и говорит, что болезнь моя произошла от разных тревог, волнений и потрясений; что у меня расстроен грудной нерв, что от этого у меня при каждом беспокойстве у меня делалось сначала замирание сердца, а потом, когда нерв еще более расстроился, стало делаться и удушье, а, наконец, теперь, когда от тревог и волнений нервы уж расстроились совсем - грудным нервом вызываются и прежние невралгические боли рук и груди, - все это, вместе соединясь, составляет болезнь очень мучительную и требующую серьезного лечения. Я теперь принимаю: как встану, стакан виши, потом облатку "Экстракт кофеина" для поднятия деятельности сердца, потом перед завтраком, т. е. перед чашкой густого бульона, висмут (в порошке); вечером, если почувствую слабость, принимаю опять облатки.
  Но, главное, мне нужно полнейшее спокойствие и тишина, - малейшее волнение или раздражение могут произвести мучительный припадок. Значит, мне нужно укрепиться, чтобы не сделалось припадка.
  А в Щелыкове мне нужно спокойствие и уединение, чтобы до меня ничего не доходило. Об этом уж ты позаботишься, только бы мне доехать. Ты будь покойна и жди телеграммы; чем дольше я пробуду в Москве, тем крепче приеду в Щелыково. Крепко целую тебя, детей
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 276 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа