Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Письма 1881-1886 гг., Страница 3

Островский Александр Николаевич - Письма 1881-1886 гг.



v>
  
  
  
  
  Любящий тебя А. Островский.
  
  
  
  
   783
  
  
  
   А. А. МАЙКОВУ
  
  
  
  
  
  
   4 октября 1881 г. Москва.
  Многоуважаемый Аполлон Александрович, В комитете я не нашел удобного случая поговорить с Вами о предмете, имеющем для меня чрезвычайную важность. Дело в том, что, в ожидании будущих благ (я начал переговоры с Глазуновым о продаже ему полного собрания моих сочинений и с полной уверенностью жду увеличения вдвое поспектакльной платы в императорских театрах), я нахожусь пока в положении критическом. Недобор, по случаю траура, с императорских театров около 2000 руб. и лишняя затрата почти такой же суммы на деревню, по случаю абсолютного неурожая, - значительно расстроили мои финансовые расчеты. Все это заставляет меня просить Вас об одолжении, но не о таком, каким я пользовался от Вас до сих пор; я прошу у Вас одолжения без всяких льгот и поблажек. Я прошу Вас ссудить меня деньгами, но непременно на вексель и непременно за проценты, которые равнялись бы тому доходу, который всегда можно получить с денег, т. е. не менее 6%. Это для меня будет большое и самое приятное одолжение. Мне хочется, чтобы на это дело Вы взглянули, помимо наших хороших отношений, рассудочно и практически. Риску для Вас решительно нет никакого, да я и не осмелюсь никогда и никого подвергать риску: я никому не должен, имею недвижимую собственность и одного лесу более, чем на 50 000 руб. Денег мне нужно на год 2000 руб., к ним надо приписать 150 руб., которые Вы дали жене, и проценты; уплачу я их прежде срока, так как печатание полного собрания сочинений начнется, вероятно, весной и я получу деньги. Сделайте одолжение, выручите меня; я буду Вам очень, очень благодарен. Мне надо ехать в Петербург, а не с чем. С нетерпением буду ждать Вашего ответа. Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   784
  
  
  
   И. М. КОНДРАТЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
   15 октября 1881 г. Москва.
  
  
   Многоуважаемый Иван Максимович,
  Если увидите нашего нового поверенного, г. Александрова, то сделайте одолжение, попросите его заехать ко мне. Болезнь меня задерживает в Москве, хотя ехать необходимо. Теперь чувствую себя лучше и на-днях, вероятно, уеду.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   785
  
  
  
   И. М. КОНДРАТЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
   16 октября 1881 г. Москва.
  
  
   Многоуважаемый Иван Максимович,
  Мое семейство еще не было в храме Спасителя, хотя мы и живем напротив. Не можете ли Вы достать билет (если таковые выдаются) на воскресенье. Да сделайте одолжение, потрудитесь прислать мне список членов нашего Общества.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   786
  
  
  
   Н. Я. СОЛОВЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
   19 октября 1881 г. Москва.
  
  
  Многоуважаемый Николай Яковлевич,
  С чего Вам в голову пришло, что я имею на Вас какое-то неудовольствие? Это странно! Письмо Ваше я в деревне получил, но не отвечал Вам потому, что Вы в то время собирались в Москву и я не знал Вашего московского адреса, да к тому же я захворал серьезно и опасно.
  По приезде в Москву я каждый день собирался в Петербург, и дела у меня было по горло, - вот и все. Сюжет Ваш мне очень понравился; все, что я мог написать Вам, это - чтобы Вы не торопились, чтобы вдумались в него хорошенько, такие счастливые сюжеты не часто выпадают на долю авторов. Но в том же письме Вы писали, что пьесу уже Вы кончили и читали Савиной.
  Сценариум мне не очень понравился; мне кажется, что, не изменяя развязки, дело надо было повести несколько иначе.
  Об этом мы потолкуем при свидании. Я на-днях буду в Петербурге.
  
  
  
  
   Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   787
  
  
  
   Н. А. КРОПАЧЕВУ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 21 октября 1881 г.
  
  
  Многоуважаемый Николай Антонович,
  Вы, я думаю, удивляетесь, что я до сих пор не отвечаю. Причина простая: я в деревне захворал очень серьезно, кой-как меня перевезли в Москву, и здесь продолжаю хворать; а между тем дела по горло и меня вызывают в Петербург. О деле Вашем я хлопочу, сколько могу.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   788
  
  
  
   М. В. ОСТРОВСКОЙ
  
  
  
  
  
  
  2 ноября 1881 г. Петербург.
  Сведений от Салаева не нужно, по всему видно, что у него еще много экземпляров. Я продал десятый том. В нашей комиссии будет рассматриваться и положение о вознаграждении. Сегодня ко мне обещает приехать директор; в следующем письме напишу тебе все, о чем мы будем говорить. "Снегурочка" ставится великолепным образом. Во вторник у нас будет собрание для переговоров о постановке. После напишу тебе подробно.
  Целую тебя и детей.
  
  
  
  
  
  
  
   Твой А. Островский.
  
  
  
  
   789
  
   МОСКОВСКОЙ КОНТОРЕ ИМПЕРАТОРСКИХ ТЕАТРОВ
  
  
  
  
  
  
  4 ноября 1881 г. Петербург.
  Покорнейше прошу контору выдать причитающуюся мне за мои пьесы поспектакльную плату жене моей Марье Васильевне Островской.
  
  
  
  
  
  
  
  Автор А. Островский. С.-Петербург 4 ноября 1881 г.
  
  
  
  
   790
  
  
  
   М. В. ОСТРОВСКОЙ
  
  
  
  
  
  
  6 ноября 1881 г. Петербург.
  Милая Маша,
  Дела идут хорошо, но решительного еще ничего нет; когда будет, сообщу. Поправляется ли мадемуазель. Целую тебя и детей.
  
  
  
  
  
  
  
   Твой А. Островский.
  
  
  
  
   791
  
  
  
   Н. А. НИКУЛИНОЙ
  
  
  
  
  
  
  Петербург, 18 ноября 1881 г.
  Милый друг мой, Надежда Алексеевна, в пятницу, 20 числа, я буду в Москву и привезу Вам пьесу, она называется "Помешанная". Я очень рад, что между разной дрянью, которую ко мне носят молодые и старые писатели, попалась очень хорошая вещь; а еще более рад, что этой хорошей пьесой могу услужить Вам, моя дорогая. Особенных хлопот у меня по этому делу не было; да если б и были, то они выкупаются удовольствием сделать любимому человеку приятное. Благодарю Вас за письмо, среди постоянных трудов и забот так отрадно было читать эти теплые строки, которые дышат искренним чувством. Целую Вас от всего сердца!
  До скорого свидания, друг мой!
  
  
  
  
  
  Душевно любящий Вас А. Островский.
  
  
  
  
   792
  
  
  
   М. П. САДОВСКОМУ
  
  
  
  
  
  
  Петербург, 17 декабря 1881 г.
  Любезнейший Михаил Провович, вчера в комиссии я разузнал о положении Вашего дела: все, чего Вы просили, Вам дано; но с бенефисом Контроль устроил штуку, - вместо денег бенефис назначен натурой. Сделайте одолжение, уведомьте меня как можно скорее, что Вы думаете предпринять, чтобы не потерять бенефиса, время которого уже прошло. Вчера шла "Гроза", - фурор неописанный!
  Поклонитесь Ольге Осиповне!
  
  
  
  
  
  Искренно любящий Вас А. Островский.
  
  
  
  
   793
  
  
  
  [И. А. ВСЕВОЛОЖСКОМУ]
  
  
  
  
  
  
  
  Конец 1881 г. Москва.
  Когда кто-нибудь из общества спрашивает театральных начальников, отчего так редко идут мои пьесы, - они обыкновенно говорят, что мои пьесы успеха не имеют. Да разве это оправдание? В этом я не виноват, а виновата передо мной и перед публикой дирекция. Она не дозволяет других театров, так должна иметь такую труппу и такую постановку, чтобы мои пьесы имели успех. В них есть все качества, нужные для успеха. Отчего же на частных театрах - какую из этих пьес ни возобновят, она имеет успех и дает полные сборы? Стоит только проглядеть афиши Пушкинского театра: "Бедность не порок" в прошлый сезон шла несколько раз, шла по уменьшенным ценам в утреннем спектакле в последнее воскресенье перед масленицей, а на другой день, в понедельник на масленице, один из артистов не побоялся дать ее в бенефис, по возвышенным ценам, и взял полный сбор.
  Пьеса "Лес" шла два сезона с таким успехом, что никогда накануне нельзя было достать ни одного места, а надо было заранее записываться, - и эта же пьеса, в конце сезона, шла в бенефис одной артистки и дала полный сбор. Я уж не говорю про такие пьесы, как "Свои люди", "Грех да беда на кого не живет", "Грозу" со Стрепетовой в главной роли: по возобновлении они имеют такой же успех, как будто бы шли в первый раз. Значит, публика любит эти пьесы и желает их видеть; за что же дирекция публику лишает этого удовольствия, а автора - законных выгод за его труды? Где же вознаграждение автора за авторский труд? Не тот же ли это крепостной труд? Столичная публика любит пьесы автора и желает их видеть. Императорские театры их не дают и не дозволяют частных театров; а если дозволят частный театр, то театральная контора и откупщик афиш отбирают у него все барыши, так что автору уж взять нечего...
  
  
  
  
   794
  
  
  
   М. А. БАЛАКИРЕВУ
  
  
  
  
  
  
  11 января 1882 г. Петербург.
  
  
  
  Милостивый государь
  
  
  
   Милий Алексеевич,
  Репетиции "Снегурочки" будут во вторник, четверг и субботу, начало в 12 часов. Брат и я будем в четверг. Пожалуйте прямо на сцену и обратитесь к режиссеру, Г. П. Кондратьеву, который и проводит Вас на место, какое Вам будет угодно занять.
  
  
  
  Искренно уважающий Вас и преданный А. Островский.
  
  
  
  
   795
  
  
  
   И. М. КОНДРАТЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
   4 февраля 1882 г. Москва.
  Многоуважаемый Иван Максимович, Не можете ли Вы заехать ко мне на несколько минут? Если можете, то известите, когда; если же не можете, то когда Вас застать.
  
  
  
  
   Искренно преданный Вам А. Островский.
  
  
  
  
   796
  
  
  
   И. А. ГОНЧАРОВУ
  
  
  
  
  
  
   Москва, 15 февраля 1882 г.
  
  
  
   Многоуважаемый
  
  
  
  Иван Александрович,
  Дорогое письмо Ваше получено мною вчера за обедом, которым почтили меня московские и приехавшие из Петербурга и провинции артисты. Я не мог не уступить их настояниям и прочел Ваше письмо. Это было в самом начале обеда. С того момента наш праздник получил гораздо большее значение; торжество совершалось как бы под председательством патриарха художественной литературы. (Это слова артистов.) Благодарю Вас за радость, которую Вы мне доставили; действительно, было радостно видеть, как артистические души понимают и ценят художественность и как несомненно и единодушно их глубокое уважение к Вам, как представителю художественности в нашей литературе. По приезде в Петербург я не замедлю явиться к Вам и поклониться низко за Ваш привет, искренний, теплый и для меня бесценно-отрадный.
  
  
  Глубоко Вас уважающий
  
  
  
  
  
  и искренно преданный А. Островский.
  
  
  
  
   797
  
  
  
   М. В. ОСТРОВСКОЙ
  
  
  
  
  
  
  Петербург, 19 февраля 1882 г.
  Милочка Маша, я доехал благополучно и не очень утомился. Вчера вечером был в ванне и вымылся отлично. Сегодня чувствую себя хорошо. Теперь я за тебя меньше беспокоюсь; а прежде меня очень пугало, что так худеешь. Ты худеешь оттого, что у тебя катар кишок и мало питания; когда улучшится питание, и ты будешь поправляться. Только слушайся Запольского и кушай то, что тебе предписывают. Понятно, почему ты была больна прошлый год; при катаре ты ела то тяжелую постную пищу, то ветчину; еще как ты, бедная, жива осталась! Сделай милость, береги себя. Положение наше я устрою отличнейшим образом. С нынешней весны уже мы не будем ни в чем нуждаться. Это дело решенное.
  Сейчас еду к директору и буду говорить о Запольском. Что скажет директор, напишу тебе завтра или в воскресенье. Сегодня же буду говорить с гр. Игнатьевым и что услышу, тоже напишу тебе. Сделай милость, пиши мне чаще и обо всем, чтобы я знал, как ты чувствуешь себя каждый день, с утра и до вечера, только тогда я буду совершенно покоен.
  Целую тебя и детей.
  
  
  
  
  
  
  
   Твой А. Островский.
  
  
  
  
   798
  
  
   В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ "НОВОЕ ВРЕМЯ"
  
  
  
  
  
  
  21 февраля 1882 г. Петербург.
  В Š 2148 "Нового времени", в "Московском фельетоне", напечатана заметка о моем тридцатипятилетнем юбилее. В этой заметке многое неверно. Фельетонист говорит, что на артистов "нашло затмение", что они, "не посоветовавшись с людьми знающими", задумали праздновать мой юбилей 14 февраля, тогда как праздновать его следовало 14 марта. Все это неправда, такой ошибки со стороны артистов не было. Я всегда считал началом своего драматического поприща 14 число февраля 1847 года, и имею для этого весьма солидные основания, которые известны многим лицам, близко меня знающим, но о которых распространяться здесь я не нахожу уместным. Для авторов и артистов время напечатания пьесы ничего важного не представляет; часто пьесы печатаются много спустя после того, как они были читаны автором или играны. Для артистов может быть интересным знать, когда пьеса написана, когда она читана или когда она представлена в первый раз. Пьеса "Семейные сцены" написана в 1846 году, так она и помечена, у меня находятся адресы, поданные мне в 1872 году, на которых началом моей авторской деятельности обозначен 1846 год. Следовательно, артисты в 1882 году могли избрать любой месяц и любой день для празднования моего тридцатипятилетнего юбилея. О том, что артисты желают дать мне обед 14-го февраля, я знал слишком за две недели и имел много времени, чтобы предупредить их, если б нашел в их расчете ошибку; но ошибки не было, напротив, празднование юбилея в этот день как нельзя более согласовалось с моими желаниями, и я от Души благодарю артистов, так как день 14-го февраля 1847 года я считаю одним из самых дорогих дней моей жизни.
  Свою заметку о моем юбилее фельетонист начинает так: "14 марта 1847 года в газете "Московский городской листок" (издание В. Н. Драшусова, Š 60) под общей рубрикой "Картинок московской жизни" явилась пьеса "Картина семейного счастья" - первое печатное произведение, подписанное А. Н. Островским. В 1852 г. на петербургской сцене, в бенефис актера Домбровского, в первый раз поставлена была пьеса того же автора, переведенная им из Квитка-Основьяненко; в Москве дебют Островского состоялся осенью 1853 года, когда в бенефис Никулиной-Косицкой впервые было поставлено "Не в свои сани не садись". Далее фельетонист говорит: "Все эти данные, стоящие вне сомнений". Нет, эти данные не только не стоят вне сомнений, но положительно неверны. В 1852 году бенефис Домбровского был не в Петербурге, а в Москве; бенефис Косицкой был не осенью, а 14 января 1853 года.
  Оказывается, таким образом, что московские артисты обижены фельетонистом "Нового времени" совершенно напрасно. Для восстановления истины покорнейше прошу вас напечатать мое письмо в ближайшем нумере вашей газеты
  
  
  
  
  
  
  
  
  А. Островский. 21-го февраля 1882 года.
  
  
  
  
   799
  
  
  
   М. В. ОСТРОВСКОЙ
  
  
  
  
  
  
  Петербург, 23 февраля 1882 г.
  Милая Маша, наконец в понедельник я получил от тебя два письма вдруг, одно привез Пейпер, другое получил по почте; а то уж я измучился, я не спал две ночи и в понедельник уж хотел посылать телеграмму. Какие твои письма грустные! Милая, зачем ты себя мучаешь разными думами? Оттого ты и худеешь. Положись на бога. Когда тебе взгрустнется, ты не раздумывайся, а молись богу. Если ты беременна, так что ж делать; каждая замужняя женщина может быть беременна. Ты боишься родить, потому что слаба; да разве ты не знаешь, что в родах бог и слабой женщине дает силу. Да ведь это еще неизвестно, так что ж печалиться наперед; Запольский говорит, что никаких признаков нет. Дела наши очень хороши; в моем деле принимает участие Кузнецов, который мне прислал медведя, - он родной дяди Саши, внук Губкина, и сам миллионщик. Завтра я буду у него вечером; он сам хотел быть у меня, да нездоров. Во вторник 2-го марта литераторы мне дают обед; депутатами пригласить меня на обед выбраны Стасюлевич и Салтыков. Стасюлевич уж был у меня. Граф Игнатьев предоставил мне сделать сокращение из моей Записки для "Правительственного вестника", где будет напечатана и резолюция государя. Посмотри, какой это произведет эффект. В театральном управлении, в конторе и Контроле идет такая суматоха, что ни до чего добраться нельзя; но все-таки я добьюсь, что Запольский будет определен. Царствование Бегичева недолго продолжится, на его место будет граф Сальяс, тогда дела примут совсем другой оборот. (Об этом никому не говори.)
  Отчего Музиль не едет в Петербург? Поцелуй от меня нашего с тобой друга, Надежду Алексеевну.
  Целую тебя, милая, бедная Маша!
  Об одном прошу, будь умней, живее, веселей! В животе и смерти бог волен. Кругом меня все радует, только ты одна печалишь. Целую детей.
  
  
  
  
  
  
  
   Твой А. Островский.
  От Николки петербургские актеры в восторге.
  
  
  
  
   800
  
  
  
   Н. А. КРОПАЧЕВУ
  
  
  
  
  
  
  Петербург, 24 февраля 1882 г.
  
  
  
   Многоуважаемый
  
  
  
   Николай Антонович,
  Я два раза был у Гончарова и все его не заставал; да едва ли он согласится. Вместо этого письма я Вам сообщу на следующей неделе очень интересные материалы, из которых Вы можете сделать хорошую литературную статью. Известия будут из литературного мира, самые верные, и появятся в Вашей статье раньше, чем в других газетах. У меня так много дела, что даже писем писать нехватает времени.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   801
  
  
  
   М. П. САДОВСКОМУ
  
  
  
  
  
  
  Петербург, 13 марта 1882 г.
  
  
  
   Любезнейший
  
  
  
   Михаил Провович,
  Отвечаю на Ваше письмо по пунктам.
  Весенний перелет московских артистов в Петербург целыми стаями, как кажется, останется в области предположений. Потянут отдельные экземпляры: Ленский, Ермолова и Ильинская (которую _ждут_ и без которой, стало быть, в Петербурге обойтись уж никак нельзя). Об этой _тяге артистов_ я буду завтра иметь сюжет с гр. Сальясом, а в понедельник с директором и, что узнаю, сообщу Вам.
  Карточки Ваши еще не готовы. Мне приносили образчик, вышло прекрасно. Музиль не успеет их захватить, и привезу их я.
  Сделайте одолжение, спросите у Сергея Петровича, какое впечатление произвело в городе напечатание о разрешении мне театра. Да известите меня, надолго ли он уезжает в Крым. Ну, а уж больше мне писать нечего. Скоро приеду в Москву, тогда уж будем обо всем промежду себя разговаривать.
  Поклонитесь от меня Сергею Петровичу и прочим знакомым, у Ольги Осиповны поцелуйте ручку.
  
  
  
  
  
  Искренно любящий Вас А. Островский.
  
  
  
  
   802
  
  
  
   Ф. А. БУРДИНУ
  
  
  
  
  
  
   6 апреля 1882 г. Москва.
  Любезнейший друг Федор Алексеевич, поздравляю тебя и Анну Дмитриевну с прошедшим праздником. Нездоровье мое и Марьи Васильевны и заботы по театру окружили меня совсем, и я не имею минуту свободной, чтоб опомниться. Что тебе отказано в пособии, в этом едва ли можно винить директора: над ним Контроль и Совет министра, куда вносятся все дела, касающиеся денежных выдач. Дело по моему театру идет довольно успешно: генерал-губернатор принимает большое участие, и уже несколько богатых и влиятельных лиц заявили желание принять участие в постройке театра. Научи меня, как привлечь к делу Губкина и его внука!
  О дальнейшем ходе дела я буду извещать тебя постоянно.
  Поклонись от меня и жены Анне Дмитриевне.
  
  
  
  
  
  
  Любящий тебя А. Островский.
  
  
  
  
   803
   В ОБЩЕСТВО ДЛЯ ПОСОБИЯ НУЖДАЮЩИМСЯ ЛИТЕРАТОРАМ И УЧЕНЫМ
  
  
  
  
  
  
   7 апреля 1882 г. Москва.
  Сим свидетельствую, что честный труженик, Николай Антонович Кропачев, действительно очень нуждается и заслуживает помощи Общества.
  Член Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым А. Островский.
  
  
  
  
   804
  
  
  
   Д. В. АВЕРКИЕВУ
  
  
  
  
  
  
   8 апреля 1882 г. Москва.
  Многоуважаемый Дмитрий Васильевич. Хотя назначение Потехина управляющим обеими труппами и не было для меня неожиданностию, но тем не менее такой способ разрешения (помимо комиссии) одного из существенных театральных вопросов я нахожу не совсем приличным. Протестовать же я не буду и Вам не советую по многим причинам. Во 1-х, из протеста ничего не выйдет, никаких полезных для дела результатов; во 2-х, протест могут принять, сохрани господи, за выражение соперничества или зависти; в 3-х, распоряжение об определении Потехина сделано министром, а он имеет полное право в своих распоряжениях спрашивать и не спрашивать мнение комиссии. Комиссия поставлена не над ним, а им же самим и только для обсуждения тех вопросов, которые он предложит, что нисколько не отнимает у него права распоряжаться и самостоятельно. Я дела по комиссии кончил, теперь у меня своих хлопот по горло. Конечно, будет жаль, если окажется, что пять месяцев труда пропали даром, но плетью обуха не перешибешь.
  Искренно Вас уважающий и преданный А. Островский.
  8 апреля 1882 г.
  
  
  
  
   805
  
  
  
   М. П. САДОВСКОМУ
  
  
  
  
  
   Март - апрель 1882 г. [?] Москва.
  Я думаю, что кончить пьесу по-старому весьма можно, так как старый экземпляр одобрен цензурой.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   806
  
  
  
   И. М. КОНДРАТЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
  
  9 мая 1882 г. Москва.
  Многоуважаемый Иван Максимович, Мне нужно 6-ть экземпляров записки и 7-мь устава (один почище для генерал-губернатора). Этот экземпляр мне нужно ко вторнику, чтобы представить его генерал-губернатору. Я предварительно заеду к Вам в канцелярию. Записку и устав нужно писать на хорошей белой бумаге с большими полями, но не в полстраницы.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   807
  
  
  
   И. М. КОНДРАТЬЕВУ
  
  
  
  
  
  
   10-12 мая 1882 г. Москва.
  Многоуважаемый Иван Максимович, В Москву приехал художник Бернштам, который делал бюсты со всех литераторов для выставки; но он явился с паспортом петербургским, данным ему из Академии художеств, - он не знал, что надо иметь особый вид для Москвы, за что и подвергся гонению от полиции. Нельзя ли ему помочь как-нибудь? Его знают Григорович, Боткин и все художники.
  
  
  
  
   Искренно Вам преданный А. Островский.
  
  
  
  
   808
  
  
  
   М. П. САДОВСКОМУ
  
  
  
  
  
  
  
  27 мая 1882 г. Москва.
  Любезнейший Михаил Провович, сегодня уезжает Марья Васильевна, и я на некоторое время остаюсь один-одинешенек. Было бы весьма желательно это скучное одиночество скоротать не без пользы для ума и сердца. Если бы Вы пожаловали ко мне, например, в субботу, утром пораньше, то мы могли бы, с свойственною нам основательностью, обсудить, насколько для нас возможно совместное времяпровождение, и даже войти в детали относительно наших занятий, развлечений, забав и вообще поведения.
  Я все еще льщу себя надеждой повидаться перед отъездом с Сергеем Петровичем.
  Марья Васильевна просит передать ее поклон Ольге Осиповне.
  
  
  
  
  
  Искренно Вас любящий А. Островский.
  
  
  
  
   809
  
  
  
   М. П. САДОВСКОМУ
  
  
  
  
  
  
   Щелыково, 5 июля 1882 г.
  Любезнейший Михаил Провович, в Петербург, я думаю, Вам ехать незачем; я, по получении Вашего письма, написал директору; я ему напомнил все наши переговоры о московской труппе и просил его известить меня о его окончательном решении по этому делу. По получении от него ответа я сейчас же извещу Вас.
  А что Вы сбираетесь в Щелыково, это даже очень хорошо.
  Поклонитесь от меня и Марьи Васильевны Ольге Осиповне.
&

Другие авторы
  • Гиероглифов Александр Степанович
  • Лухманова Надежда Александровна
  • Менар Феликс
  • Де-Пуле Михаил Федорович
  • Водовозова Елизавета Николаевна
  • Гольц-Миллер Иван Иванович
  • Шпиндлер Карл
  • Дмитриев Иван Иванович
  • Браудо Евгений Максимович
  • Пумпянский Лев Васильевич
  • Другие произведения
  • Шекспир Вильям - Сон в Иванову ночь
  • Сумароков Александр Петрович - Слово на заложение Кремлевского дворца
  • Михайлов Михаил Ларионович - Старые книги. Путешествие по старой русской библиотеке
  • Герцен Александр Иванович - Дневник 1842-1845
  • Горький Максим - И. Ф. Анненский. Драма на дне
  • Плеханов Георгий Валентинович - Письмо об обстоятельствах, сопровождавших выход тов. Ленина из редакции "Искры"
  • Майков Василий Иванович - Майков В. И.: Биографическая справка
  • Дашкова Екатерина Романовна - Отпускная на волю
  • Петров-Водкин Кузьма Сергеевич - Хлыновск
  • Кривенко Сергей Николаевич - Михаил Салтыков-Щедрин. Его жизнь и литературная деятельность
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 216 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа