Главная » Книги

Тургенев Иван Сергеевич - Письма (Июнь 1867 - июнь 1868), Страница 13

Тургенев Иван Сергеевич - Письма (Июнь 1867 - июнь 1868)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

ых листа "Дыма", но не знаю, намерены ли вы продолжать печатание вашего перевода в "Le Correspondant", несмотря на препятствия, которые, по-видимому, возникают1. Позволю себе только напомнить вам, что я не получил всех корректур: гранки с концом романа мне не были присланы; и если печатание будет продолжено или завершено в номере от 25 октября, я бы очень просил вас не публиковать ничего, мною не просмотренного.
   Примите, милостивый государь, уверение в глубоком моем уважении..

Ив. Тургенев.

  

2091. Жюлю Этцелю

   С французского:

Баден-Баден. Шиллерштрассе, 7.

Суббота, 19 окт. 1867.

Мой дорогой друг,

   Если я не ответил раньше на ваше милое и сердечное письмо - то не потому, что остался нечувствительным ко всему, что вы мне там говорите: просто мне хотелось - нет, не заслужить это - что было бы невозможно - а проявить свою признательность и усердие, послав вам одновременно с ответом этот злосчастный перевод, так давно обещанный. Но я в самом деле (на сей раз) все это время был, загружен делами и больше не могу ждать, пока наконец будет сотов этот перевод1 - чтобы написать вам, как вы меня растрогали. Свидетельства дружбы с вашей стороны тем более драгоценны, что они, по моему ощущению, становятся все более редкими - не потому, что вы не склонны к душевным излияниям - а потому, что вы достигли (как и я) того периода жизни, когда стремишься уединиться и забиться в свое гнездо. Я с готовностью принимаю протянутую мне руку и жму ее изо всех сил: для меня это было одно из счастливых мгновений нынешнего года. Мои друзья Виардо - которым я показал ваше письмо - были тронуты так же, как и я - и просят передать вам, что в будущем году они рассчитывают видеть вас чаще, чем в этом, ведь вы приедете снова, не правда ли?
   Вы получите этот перевод - и скорее, чем думаете - мне и сам черт не помешает! Что касается театра в Тиргартене2, то он уже закрылся на зиму - но мы будем трудиться в Париже над новыми вещами и совершенствовать старые: надо же показать вам нашу работу.
   Я очень надеюсь повидать вас в Париже еще до конца года, а пока прошу передать от меня наилучшие пожелания г-же Этцель, вас же я целую - в обе щеки.

Ваш И. Тургенев.

  

2092. Людвигу Пичу

   С немецкого:

Баден.

Шиллерштрассе, 7.

20 октября 1867.

Мой дорогой друг,

   На этот раз посылаю вам только фотографии детей - вы хотели иметь их1,- послезавтра вы получите большое письмо, в котором расскажу вам кое-что2. Vale et me amo {Прощай и люби меня (лат.).}.

Ваш

И. Тургенев.

  

2095. Людвигу Пичу

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

26 октября 67.

Мой дорогой друг,

   Я должен ответить на два письма1 - для большей точности сделаю это по пунктам. Итак:
   1) Прилагаемый снимок детей во весь рост в костюме эльфов устраняет все вопросы о покрое и т. д. Надеюсь, вы хорошо воспользуетесь им2.
   2) Профиль Леонара высылается одновременно3.
   3) Поручения ваши к госпоже Виардо и к госпоже Анштетт я выполнил.
   4) Согласно моему желанию, на почте послали запрос относительно моего (того затерянного) письма. Но если вы получили деньги - даже не сполна,- тем лучше.
   5) "Rigasche Zeitung" дает полный перевод "Дыма", и если судить по нескольким прочитанным мною отрывкам романа в газете, перевод довольно удачен4.
   6) Вы на редкость возмутительный человек - что это еще за мысли о "презрении" (!!!) к вашим вещам! Если Вы тотчас не пришлете мне всё, напечатанное Вами за последнее время, я буду думать, что вы кокетничаете и напрашиваетесь на комплименты,- и вообще никогда Вам этого не прощу.
   7) Итак, Абекен рассказывал вам о моей игре5... Ну тогда мне незачем входить в подробности. Должен только сознаться, что когда я в роли "паши" лежал на земле - и видел, как на неподвижных губах вашей надменной кронпринцессы медленно скользила легкая усмешка презрения,- что-то во мне дрогнуло! Даже при моем слабом уважении к собственной персоне, мне представилось, что дело зашло уж слишком далеко. При всем том - спектакли эти были чем-то очень хорошим и прелестным!
   Кланяюсь всем друзьям, начиная с Менцеля и Ю. Шмидта, Дружески жму руки вам и всей вашей семье.

Ваш И. Тургенев.

  

2098. Жюлю Этцелю

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

2 ноября 1867.

Мой дорогой друг,

   Обещаю вам возвратить все в ближайшие дни в совершенно разобранном, очищенном и упорядоченном виде1. Ваша воля - печатать "Бригадира" где-либо до его издания в томе, или, точнее, в составе тома, или же опубликовать его там впервые2.
   Рассказ, о котором я вам говорил и который называется "История лейтенанта флота", продан мною одному московскому журналу, где будет напечатан в январском номере; до тех пор я не смогу опубликовать его перевод3. Я располагаю только одним беловым экземпляром рукописи этого рассказа и могу послать его г-ну Бжозовскому через ваше посредство - но с условием, что он его не затеряет и вернет мне до 15 декабря. Надеюсь, что он сможет разобрать мой почерк, хотя он и не из самых четких.
   Что же касается романа, переведенного князем Голицыным, то им я могу располагать по своему усмотрению, и вы понимаете, что мне было бы только лестно видеть его в вашем издании4. Итак, даю вам полную свободу действий, но прежде мне хотелось бы выправить перевод, ибо, несмотря на старания Мериме, там осталось немало огрехов5.
   Я часто хожу на охоту - погода установилась великолепная" Все обитатели дома на Тиргартен обнимают вас - и я - тоже. В поведении папаши Анштетта появилось еще больше странностей - но я надеюсь, что скоро его перевезут в Менау6 и это откроет дверь моего дома.
   А Италия-то? А Рим?..7 Мы живем в очень странные времена. До свидания.

Ваш И. Тургенев.

  

2099. Неизвестному

   С французского:

Сударь,

   Это письмо вам будет вручено г-ном Петром Боборыкиным, известным русским литератором1.- Он уже некоторое время живет в Париже - и выразил мне горячее желание познакомиться с вами.- Надеюсь, что вы примете его с вашей обычной благожелательностью, и заранее приношу вам мою самую искреннюю благодарность.
   Примите уверение в моей преданности.

И. Тургенев.

   Баден-Баден.
   3 ноября 1867.
   Шиллерштрассе, 7.
  

2103. Полине Брюэр

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

9 ноября 1867.

Дорогая Полинетта,

   Давно не писал тебе, и причиной тому - охота, которой я со Страстью отдаюсь. Сообщаю тебе, что чувствую себя хорошо - моя подагра притихла - вот только желудок не хочет переваривать пищу, как у здорового человека. Между тем, я не так уж стар - сегодня я вступаю в свой 50-й год! Эта цифра, впрочем,- почтенная, и надо, как говорится, ладить со своими врагами. Я всё еще у г-жи Анштетт, как видишь, и останусь у нее до конца зимы - у меня недостаточно денег, чтобы здесь обосноваться, ввиду кровопускания, которому дядя подверг мой кошелек1. Это произойдет позднее: я не тороплюсь.
   Будь так добра написать мне о себе.- Что поделывает Гастон, и как идут дела на фабрике? А г-жа Иннис всё еще в Париже? Она должна быть очень довольна тем оборотом, который приняли события в Риме. Передай ей привет от меня, хотя я не очень-то люблю папу и очень - беднягу Гарибальди2.
   Ну, обнимаю тебя и твоего мужа - будьте оба здоровы.

Твой старый папа

И. Тургенев.

  

2105. А. П. Голицыну

   С французского:

Баден-Баден, Шиллерштрассе, 7.

14 ноября 1867.

Милостивый государь,

   Только что я отослал две последние пачки гранок "Дыма" в типографию С. Расона. Мое отсутствие в течение нескольких дней было причиной того, что я не смог этого сделать раньше. Там есть важные поправки, на которые осмеливаюсь обратить ваше внимание. Не знаю, находится ли г. Мериме еще в Париже; если он не уехал, то надеюсь, что он выполнит свое любезное обещание до конца1.
   Я получил оттиски "Дыма" (с. 1-96) и благодарю вас за них. Благодарю также за предложение прислать мне "Трущобы"2.
   У меня есть этот роман, которому я ставлю в упрек чрезмерное подражание "Парижским тайнам"3.
   Примите, милостивый государь, уверение в глубоком моем уважении.

Ив. Тургенев.

  

2111. А. П. Голицыну

   С французского:

Баден-Баден, Шиллерштрассе, 7.

28 ноября 1867.

Милостивый государь,

   Я был бы вам очень признателен, если бы вы дали указание типографии "Le Correspondant" прислать мне несколько отдельных оттисков "Дыма", которые были мне обещаны. Я получил только один экземпляр, содержащий четыре первых листа.
   Благодарю вас за благосклонность, с какой вы приняли мои исправления. Что же касается издания, которое Этцель намерен предпринять, то ваше желание будет исполнено1.
   Надеюсь иметь удовольствие видеть вас в Париже, а пока прошу принять уверение в совершенном моем уважении.

Ив. Тургенев.

2113. Морицу Гартману

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

Суббота, 30 ноябр. 67.

Мой дорогой друг,

   25-го этого месяца в "Le Correspondant", ультракатолической аристократической газете (будет слишком длинно, если я расскажу вам, как я туда попал), вышла последняя яасть моего романа - и через несколько дней я должен получить все оттиски, которые я сразу отошлю вам. Перевод неплох, но с некоторыми едва ощутимыми переделками и изменениями в иезуитском вкусе, которые я отмечу1. В то же время в "Rigasche Zeitung" вышел полный,- в тех частях, которые я прочел,- точный, но сухой и прозаический перевод, законченный 15 ноября2. Несколько дней тому назад я написал в редакцию этой газеты, чтобы мне прислали весь перевод3,- и вы его получите.
   Как вы поживаете? Правда ли, что вы переезжаете в Пешт4? Я осужден на неподвижность уже три недели. Оступившись, я повредил что-то в колене. Это очень некстати - в разгар охоты!
   Множество поклонов вашей милой жене - а вам сердечно жму руку.

Ваш И. Тургенев.

  

2114. Жюлю Этцелю

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

30 ноября 1867.

Мой дорогой друг,

   Я никчемный, бездельный, бесчестный человек - согласен - и вы можете излить на меня все свое презрение. Но я взялся за перо не только для того, чтобы осыпать себя бранью - у меня к вам есть предложение. Что, если вы начнете с печатания романа, который появился в "Le Correspondant" и последняя часть которого опубликована в номере от 25 ноября1? Я написал в редакцию, чтобы мне как можно скорее выслали один экземпляр, а другой доставили вам; прошу у вас четыре дня для исправления оставшихся ошибок, восстановления пропусков и т. д.- одним словом, для того чтобы стереть следы католической щепетильности моего переводчика; я вышлю вам эти поправки, которые вы будете столь добры перенести в ваш экземпляр и напечатать. Если я не пришлю вам этих поправок через пять дней после того, как вы получите отдельный оттиск, даю вам право печатать вещь так, как она есть.
   А другой том, все материалы для которого я уже собрал, можно выпустить позднее2... То обстоятельство, что я оступился, повредил колено и теперь осужден - в разгар охоты! - на неподвижность, позволяет надеяться, что я сдержу наконец свое слово3! Но мы начнем, если вы согласны, с "Дыма".
   Здесь все здоровы и кланяются вам. Сердечно жму вам руку.

И. Тургенев.

2116. Людвигу Пичу

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

2 декабря 67.

Мой дорогой друг,

   Я еще не поблагодарил Вас за очаровательный подарок к 9-му нояб<ря>1, С великим удовольствием прочитал оба тома. Многое в них было для меня новым и интересным, как например - вся статья о берлинских скульпторах и т. д.2 Стилистически вы колорист, суждение Ваше тонко и метко - только, кажется мне, не всегда достаточно строго. Еще раз большое спасибо - посылайте мне всё, что только выйдет. (Статьи из "Vossische Zeitung" г-жа Виардо получила.)3
   В Тиргартене всё благополучно; только со мной опять malheur {несчастье (франц.).}. 3 недели тому назад я на охоте оступился - мое колено опухло, и я должен сидеть неподвижно с вытянутой ногой - об охоте и думать нечего. Каждая зима приносит мне такой приятный подарок - это действительно слишком печально, как сказал как-то принц Гессенский, когда на охоте, на которую он нас пригласил, мы за всё утро видели одного только зайца, да и то издали.- Я пытался работать... не идет. "Дым" скоро выйдет в Париже у Этцеля - вы получите, конечно, экземпляр, и Юлиан Шмидт тоже4,- кланяюсь ему, Менцелю, Бегасу и всем остальным друзьям. Я много читаю теперь в "Bildern Deutscher Vergangenheit" Фрейтага5. Там есть превосходные вещи - когда увидите его, поклонитесь ему.
   Будьте здоровы и до свиданья в марте.

Ваш

И. Тургенев.

   P. S. Вы хорошо уловили "суровую" улыбку Диди. Как она хорошеет!
  

2117. Жюло Этцелю

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

3 декабря 1867.

Мой дорогой друг,

   Только что получил ваше письмо и, надеюсь, не очень удивлю вас, если скажу, что ваше суждение о "Дыме" бесконечно обрадовало меня. Вы хороший друг, но вы также хороший судья - и ваше одобрение придает мне уверенности в себе.
   Князь Г<олицын> прислал мне экземпляр "Дыма", я отправлю его вам через два, самое позднее, через три дня с некоторыми необходимыми исправлениями смысловых неточностей; но я впишу их дословно, не заботясь о стиле, и предоставлю вам свободу изменять текст, как вы найдете нужным. Исправьте также погрешности, о которых вы мне говорите, и примите заранее мою сердечную благодарность1.
   У нас все здоровы - мы частенько вспоминаем вас - и очень надеемся на ваши более частые посещения в будущем году. Я приеду в Париж сразу после Нового года и пробуду там неделю. Разумеется, я буду часто видеть вас.
   Кланяйтесь от меня госпоже Этцель. Крепко жму вам руку.

Весь ваш

И. Тургенев.

  

2118. А. П. Голицыну

   С французского:

Баден-Баден, Шиллерштрасcе, 7.

3 декабря 1867.

Милостивый государь,

   Только что получил недостававшие листы отдельного оттиска "Дыма"1; благодарю вас за любезное исполнение моей просьбы и одновременно позволю себе обратиться к вам С другой: будьте так добры доставить один экземпляр Ж. Этцелю (ул. Жакоб, 18), а мне - два других. Всего это составит четыре экземпляра, которые я хотел бы сохранить за собой.
   Я был бы вам очень признателен, милостивый государь, за эту маленькую услугу и прошу вас принять уверение в глубоком моем уважении.

Ив. Тургенев.

  

2120. Полине Брюэр

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

8 декабря 1867.

Дорогая девочка,

   На этот раз я не хочу быть лентяем и сразу же отвечу на большое письмо, которое ты мне написала1. Приступим по порядку: No 1.) Решительно мне не везет в этом году. 11 ноября (уже с месяц тому назад, как видишь) - я оступился на охоте - в первый момент я почти ничего не почувствовал - но спустя пять дней колено распухло - и мне стало невозможно ходить. 3 недели просидел я в комнате - теперь мне лучше - но, конечно, нечего и думать об охоте - я хожу с трудом. Это случилось словно нарочно.
   No 2.) Дела мои идут хорошо в том смысле, что мой новый управляющий, кажется, честный и умный человек2; но я еще не уплатил денег, которых требует от меня дядя3, и только весной, во время моего путешествия в Россию, я смогу урегулировать это дело, связывающее меня по рукам и ногам.
   No 3.) Ты мне даешь много поручений, которые я охотно выполню. Только - если ты желаешь 15 бутылок кирша, а хороший кирш даже здесь стоит почти 3 франка за бутылку, да придется еще платить около франка пошлины,- то увидишь, что С упаковкой и пр. это дойдет почти до 70 франков. Я ограничусь посылкой тебе 6 бутылок, а оставшуюся сумму употреблю на покупку ваз и часов с кукушкой. Так, надеюсь, всё будет хорошо. Кирш тебе будет выслан, кукушка и вазы прибудут вместе со мною; впрочем, я могу тебе также переслать и вазы.
   No 4.) Я говорю: прибудут вместе со мною; и тут же спрашиваю Себя, смогу ли я в самом деле приехать во Францию в начале января. Так как мне очень хотелось бы отделаться от своей репутации неточного человека (вполне заслуженной репутации, должен в этом признаться!), то я предпочитаю теперь же назначить день своего приезда на 1-е февраля. Если ты сможешь приехать в Париж к этому времени, тем лучше - если же нет, то я доберусь до Ружмона. Напиши, что ты об этом думаешь.
   No 5.) Г-жа Иннис сообщила мне в письме, что она поселилась в Англии. Я ей отвечу. Она была слишком тебе полезна, чтобы мы не были ей признательны, в особенности теперь, когда расстались С ней, вероятно, навсегда. Надеюсь, что ты написала ей по-дружески.
   No 6.) Я очень рад, что твои семейные дела идут хорошо и что окончательно установилось полное согласие. Это самое лучшее на Свете. Передай от меня тысячу приветов родителям - и обними Гастона так же, как я обнимаю тебя. До свидания - и жди посылки.

Любящий тебя отец.

И. Тургенев.

  

2121. Жюлю Этцелю

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

Воскресенье, 8 дек. 67.

Мой дорогой друг,

   Я в корректурной горячке "Дыма". Тщательно сверяя перевод с оригиналом, я обнаружил сотни ошибок. Увидите сами. Я уже закончил работу и в течение этой недели вы получите экземпляр со всеми исправлениями. Можете полагаться на это обещание. Не печатайте перевод Голицына1!

До свидания и тысяча приветствий.

И. Тургенев.

  

2123. Бернгарду Эриху Бере

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

11 декабря/29 ноября 1867.

Милостивый государь,

   В ответ на ваше последнее письмо от 26 ноября/8 декабря спешу сообщить вам, что я охотно даю согласие на отдельное издание немецкого перевода моего романа "Дым" в книгоиздательстве Лукас1. Мне хотелось бы только поставить следующие условия: 1) Из только что вышедшего (у Ф. Салаева в Москве) издания "Дыма" включить в перевод несколько добавленных мест; эти места немногочисленны и составят едва 3 или 4 страницы, но они чрезвычайно важны,--найти их можно на страницах 40 и 41, 104 и 109 и особенно на странице 97, где полностью изложена биография генерала Ратмирова2. 2) Удалить из перевода несколько ошибок, искажающих смысл, как например: в последней главе, где говорится о "почтительном трепете могучих рук",- мышцы {Это слово в подлиннике написано по-русски.} это никоим образом не руки. "Мускулы", о которых здесь идет речь, находятся в икрах3.
   Впрочем, как уже сказано, я даю мое полное согласие на публикацию.

С уважением и преданностью

И. Тургенев.

  

2124. Людвигу Пичу

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

11 декабря 1867.

Мой дорогой друг,

   Только что я узнал, что "Stuhr'sche Verlagsbuchhandlung" в Берлине намеревается издать мои романы на русском языке. Формально оно имеет на это право. Но я никак не могу понять, почему оно это делает. Уже случалось, что ту или иную книгу на русском языке печатали за границей, но это была книга запрещенная, преследуемая в самой России1. Здесь же дело обстоит иначе; мой роман, в более полном виде, только что вышел из печати в Москве2. Следовательно, это издание не принесет пользы книготорговле Штура; а мне оно может повредить, потому что мой московский издатель уже говорил о втором издании, так как первое уже распродано3. Не могли бы Вы сделать милость пойти к тем господам и всё им разъяснить. Вы могли бы удостоверить себя этим письмом4. Извиняюсь за это беспокойство, но ведь Вы хороший друг.

Множество приветствий

И. Тургенев.

   Р. S. Прошу непременно ответить.
  

2128. Жюлю Этцелю

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

15 дек. 1867.

Мой дорогой друг,

   Вот наконец этот перевод1! Вы увидите, что я не преувеличивал, когда говорил о сотнях исправлений! Князь А.2 грешил тремя способами: 1.) Он не передавал смысла; 2.) Упрощал, сглаживая; 3.) Дополнял, приукрашивая его. Важные вещи, как правило, в переводе не удавались, подобно тому, как самые выразительные ноты мелодии пропадают в ученическом исполнении3.- Но вот наконец работа завершена, и вы имеете наиточнейший перевод. Теперь вам предстоит пройтись по нему своим пером - и с богом. Я поставил No в одном месте 128 страницы. Там Биндасов выкрикивает оскорбительный эпитет - он не может быть переведен словами sac à vin {пьяница (франц.).}, что очень пошло и никоим образом не подходит Литвинову. Здесь нужно что-то нелепое, вроде "clodoche", или "chon-pille", или уж не знаю что еще - да вы подберете что-нибудь. Marsupiau4, напр<имер>?
   Если бы вы сами не принадлежали к братству тружеников пера, я постыдился бы говорить о подобных пустяках, но вам это дело хорошо знакомо.
   Если что-нибудь еще вам покажется неясным - вычеркивайте спокойно.
   Тысяча дружеских приветов.

И. Тургенев.

  

2134. Полине Брюэр

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

26 декабря 1867.

Дорогая Полинетта,

   Два ящика были отправлены отсюда в Клуа: в одном шесть бутылок превосходного кирша, в другом часы с кукушкой - одни для кухни, другие для гостиной, и две вазы с подставками из резвого дерева. Краснов стекло и коричневое дерево не в моде: всё должно быть белым. Надеюсь, что посланные вещи придутся тебе по вкусу. Желаю тебе, а также Гастону хорошего Нового года - и обнимаю вас от всего сердца.

И. Тургенев.

   P. S. Я не смогу приехать в Париж раньше конца января. Но на это уж ты можешь рассчитывать. Сообщи мне, в хорошем ли состоянии дошли ящики,- мною оплачено всё - и отправка и пошлина.
  

2138. Морицу Гартману

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

7 января 1868.

   Дорогой друг, с сегодняшней почтой отправляется "Рудин" и все прочее; но эта книга принадлежит госпоже Виардо - и Вы, будьте так добры, верните ее мне потом; между тем Вы получите новый экземпляр из Парижа1. Том с "Ferrailleur" {"Бретёром" (франц.).} придет вслед за ним2, так же как французский перевод "Дыма", который в этом месяце только появится у Этцеля3. То, что Вы меня переводите,- для меня честь и радость; и я должен отметить с благодарностью, что Вы расточаете свое время на мои произведения. С большим нетерпением ожидаю эти переводы: что они превосходны, я знаю наперед.
   Приедете ли Вы как-нибудь в Баден-Баден? Как обстоит дело с Вашим переселением в Пешт4? Будем надеяться, что никак. Это было бы слишком далеко для Ваших здешних друзей5.
   Вся семья Виардо просит передать Вам привет - а я жму Вам сердечно руку.
   Мои лучшие приветы и новогодние пожелания Вашей жене.

Ваш И. Тургенев.

  

2144. Людвигу Пичу

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

14 января 1868.

   Мой дорогой Пич, большое спасибо за прекрасные снимки,- даже госпожа Анштетт - хотя и пруссофобка, но женщина нежная - дает волю своему сердцу, очень благодарит и кланяется. Начало Вашего письма очень грустно - но ведь уже Гёте сказал: "И печальному явила красок звонкую игру"1,- будем же надеяться на лучшее. То, что Вы хотите писать отчеты о балетных спектаклях, отвечает одному из главных замыслов мирового духа: дайте, бога ради, взлететь всем ракетам Вашего Поль де Сен-Викторовского фейерверка. "Дерзай ошибаться и мечтать"2 - не отступайте ни перед каким описанием женских икр - углубляйтесь в свой "sujet" {"сюжет" (франц.).} - и пришлите мне всё это3!
   Тут всё более или менее в порядке.
   Мое колено отошло, и я уже несколько раз ходил на охоту, Работать тоже понемногу начал. В феврале я поеду в Париж и привезу несколько экземпляров "Fumée" {"Дыма" (франц.).}, и уж конечно и Вы, и мой благодетель Ю. Шмидт получите по книжке. A propos {кстати (франц.).} - если уже вышло русское издание Штура - сделайте милость, пришлите мне экземпляр4. Не забудьте об этом.
   Г-жа Виардо действительно гениально переложила на музыку "Перед судом" Гёте! Публично это, конечно, никогда не будет исполнено - но друзьям суждено пережить высокое наслаждение5. Чувствует она себя в общем довольно хорошо - только время от времени эта...
  

2147. Полине Брюэр

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

19 января 1868.

Дорогая девочка,

   Я уезжаю отсюда 3-го февраля и буду 4-го в Париже. Если ты еще там, тем лучше; если же нет, я отправлюсь в Ружмон. Говорю тебе об этом для того, чтобы ты могла приготовиться; повторяю, что, если не заболею, буду 4-го в Париже - и останусь там на неделю.
   Надеюсь, что маленькая кукушка1 ходит теперь так же хорошо, как большая. Штуффер уверил меня, что в ней всё исправно и что он ее проверил, прежде чем отослать.
   В любом случае до скорого свидания - целую тебя и Гастона.

Твой папа И. T.

  

2149. Жюлю Этцелю

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

21 января 1868.

Мой дорогой друг,

   Я только что получил ваше письмо и сразу же написал г-ну де Грамону, что вовсе нет необходимости присылать мне сюда корректуры "Дыма"1 - и что я целиком полагаюсь на него.
   Желаю, чтобы воздух Канн принес вам пользу,- надеюсь, что событие, заставившее вас переселиться, не было серьезным. Но что мне крайне досадно - так это то, что я не застану вас в Париже. Я должен отправиться туда к 5-му числу следующего месяца и не могу оставаться там больше недели - а вы пишете мне, что вернетесь только 20-го или 25-го.- Уверяю вас, что для меня это настоящее огорчение. Итак, я увижу вас только в Баден-Бадене! Всё семейство Виардо передает вам тысячу сердечных приветов. Мы заняты изготовлением 3-й оперы! Бог даст, это будет к лету. Если вы встречаетесь с г-жой Санд и если она помнит меня - что мало вероятно - так как я видел ее раза два у г-жи Виардо уже более двадцати лет назад,"то передайте ей мой сердечный привет2.- Я только что получил письмо от Мериме и напишу ему сегодня же. Пожмите ему руку от моего имени3.
   У нас здесь была почти такая же погода, как в Париже - т. е. мерзкая.- Охота кончилась, и надо приниматься за работу. Это тяжело; я хочу сказать - тяжело приниматься; но когда начнешь - дело идет на лад.
   Я увижу г-на де Грамона, когда буду в Париже, и передам ему свой список4.
   Итак - будьте здоровы и до свидания.

Ваш И. Тургенев.

  

2155. Неизвестному

   С французского:

Мой дорогой друг,

   Мне необходимо поехать завтра днем в Карлсруэ, что, к моему великому сожалению, помешает мне отправиться завтра с вами на охоту.- Прошу вас иметь меня в виду на следующий раз и принять уверение в моей вам преданности,

И. Тургенев.

   Четверг утром.
  

2158. Морицу Гартману

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

2 февраля 1868.

Мой дорогой друг,

   При этом препровождается экземпляр "Димитрия Рудина" в т. д.1, который я прошу Вас принять,- и пошлите мне, пожалуйста, обратно тот, другой (который г-жи В<иардо>).
   Я получил номер еженедельника при "A Z" с началом перевода2: он так хорош, как только можно пожелать. О если бы я и прежде всегда имел таких переводчиков!
   Я еду на этих днях в Париж - и пошлю Вам перевод "Fumée" {"Дыма" (франц.).} и перевод меньшей по объему повести, которая появится в "Revue des 2 Mondes"3.
   Приветы всем друзьям - а Вам и Вашей жене сердечно жму руку.

Ваш И. Тургенев.

  

2160. Полине Брюэр

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

Среда, 5 февр. 1868.

Дорогая девочка,

   Я устроил все свои дела так, чтобы уехать отсюда сегодня, но пришедшие из России важные письма заставили меня отложить свое путешествие К В Париж я смогу отправиться только числа 16-го или 17-го этого месяца. Меня это очень беспокоит, и я опасаюсь, что это нарушит также и твои планы; но надо постараться сделать приятную мину при плохой игре. Возможно, что я увижу тебя только в Ружмоне, хотя всегда готов, как ты знаешь, взять на себя издержки твоей поездки в Париж и пр. В конце концов это задержка на 10-11 дней. Напиши мне хоть два слова; а пока целую тебя и шлю тысячу добрых пожеланий всей твоей семье.

И. Тургенев.

   Р. S. Укажи точный номер вашего дома в Париже.
  

2162. Полине Брюэр

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

8 февраля 1868. Суббота.

Дорогая девочка,

   Я только что получил твое письмо из Ружмона и прежде всего хочу сказать тебе, сколь обрадовало меня известие о твоем положении; я надеюсь, что на этот раз нам больше повезет - тебе стать матерью, а мне дедушкой. Я еще вчера написал тебе на улицу Брюссель (так как я предполагал, что ты в Париже)1 - что важные дела, которые необходимо было уладить, задержали меня в тот. самый момент, когда я собирался в дорогу, и что я покину Баден-Баден только 16-го, то есть, считая от завтрашнего дня, воскресенья, через неделю. Я проведу понедельник, вторник, среду в Париже; в четверг я отправлюсь в Ружмон и пробуду там до субботы. Ты можешь рассчитывать на это, разве что вмешается сам черт. В понедельник же я отправлюсь на улицу Брюссель: если Гастон еще там, мы, может быть, поедем вместе. А пока крепко тебя целую и умоляю быть на этот раз более чем осторожной. Некоторые женщины в твоем положении вообще лежат 4 первых месяца.
   До скорого свидания.

И. Тургенев.

2163. Морицу Гартману

   С немецкого:

Мой дорогой друг,

   Спасибо за возвращенную книгу1. Здешний кабинет для чтения получает "Frankfurter Zeitung" - и я смогу прочесть себя в вашем тонком и поэтическом переводе2. Напишите мне, какие из моих произведений есть у вас - по-французски или по-немецки? То, чего недостает, пошлю вам сразу - c'est bien le moins {это уж по меньшей мере (франц.).}, как говорят французы,- г-жа Рашет утверждает, что у вас нет французского перевода "Pères et enfants" {"Отцов и детей" (франц.).}3.
   2 новых произведения я пришлю вам из Парижа4. Я отправляюсь туда 17-го и пробуду 8 дней.

Множество приветов от вашего

И. Тургенева.

   Баден-Баден.
   Шиллерштрассе, 7.
   8 февр. 68.
  

2165. Максиму Дюкану

   С французского;

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

12 февраля 1868.

Мой дорогой друг,

   Если у вас под рукой найдется кто-нибудь из русских и вы попросите его перевести прилагаемую тарабарщину, он скажет вам, что это объявление о выходе в свет перевода "Утраченных сил" с моим предисловием1. Два подчеркнутых слова - ваше имя, ни больше ни меньше. Я уже написал в С.-Петербург, чтобы узнать, почему, несмотря на обещание, мне до сих пор не прислали экземпляра. Уже добрых три недели, как книга вышла. Как только получу ее - пошлю или, вернее, сам занесу ее вам, ибо в воскресенье я уезжаю из Баден-Бадена и навещу вас в понедельник или во вторник. Я остановлюсь в гостинице "Байрон", на улице Лаффитт. Проживу я в Париже около недели.
   Буду очень рад повидать вас, а также Флобера, который, надеюсь, не уедет в Руан до моего приезда2. Здесь все чувствуют себя сносно; один только Пэгаз изменился: он становится кротким, как ягненок, а это лишает его самобытности.
   Кланяйтесь от меня г-ну и г-же Юссон, а вам шлю тысячу приветов.

И. Тургенев.

  

2172. Полине Брюэр

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

Понедельник, 17 февр. 1868.

   Опять задержка, дорогая Полинетта, но я полагаю - лишь на несколько дней. Неожиданно довольно серьезно заболел Виардо - и я не могу уехать из Баден-Бадена, пока не узнаю, какой оборот это примет. К счастью, со вчерашнего дня наступило значительное улучшение - и я надеюсь, что смогу выехать послезавтра, в среду. Я должен остаться по делам в Париже на три последних дня недели - и отправлюсь в Рушмон в будущий понедельник или вторник. Я черкну тебе, как только приеду в Париж,- остановлюсь я, как обычно, в гостинице "Байрон", улица Лаффитт. Итак, до скорого свидания - а пока целую тебя.

И. Тургенев.

  

2173. Максиму Дюкану

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

18 февраля 1868.

   Мой дорогой друг,
   Сам лерт, кажется, путается в мои дела и вставляет мне палки в колеса; возможно, что я буду в Париже уже послезавтра, но возможно также, что моя поездка состоится лишь около 15 марта. Ввиду такой неопределенности вот на что я решился: прежде всего становлюсь в умоляющую позу, а затем говорю вам следующее:
   Я послал в "Revue des 2 Mondes" свой небольшой рассказ, переведенный мною же с помощью Виардо, под названием "История лейтенанта Ергунова". Рассказ этот (страниц 25-30, самое большее) предназначен для выпуска от 1-го марта "Revue". Следовательно, нужно править корректуры! Теперь вы уже догадываетесь, о чем я вас попрошу. Сходите в "Revue" (я сегодня же напишу г-ну Бюлову) и, если вещица моя принята {что отнюдь не точно, так как сюжет ее немного скабрезен), сделайте такую милость - выправьте корректуры (рукопись очень четкая). Если же мою "Историю" отвергнут, положите ее преспокойно себе в карман, а когда я приеду в Париж, вы вернете ее мне или скажете, что с ней делать1. Я вот так, бесцеремонно взваливаю вам на плечи малоприятную работу, но, сами знаете, такова участь всех услужливых друзей. Еще раз низко, по-русски, кланяюсь вам и заранее вас благодарю.
   Я вне себя от того, что до сих пор не пришел экземпляр "Утраченных сил"; я написал издателю резкое письмо. Вы получите книгу на другой же день после ее доставки сюда2.
   Тысяча приветов всем и, быть может, до скорого свидания.

Баш И. Тургенев.

  

2177. Подине Брюэр

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

Суббота, 22 февр. 1868.

   Дорогая девочка, Поскольку в болезни Виардо до настоящего времени не произошло решительного поворота к лучшему - мой отъезд поневоле задержался.- Всё же я надеюсь, что смогу выехать отсюда к концу будущей недели. Я сообщу тебе день моего приезда в Париж.- Телеграммой вызвали доктора Фриссона - это поднимет настроение больного.
 &nbs

Другие авторы
  • Бухов Аркадий Сергеевич
  • Анучин Дмитрий Николаевич
  • Голиков Иван Иванович
  • Левберг Мария Евгеньевна
  • Бульвер-Литтон Эдуард Джордж
  • Сиповский Василий Васильевич
  • Наседкин Василий Федорович
  • Кульчицкий Александр Яковлевич
  • Скотт Вальтер
  • Хлебников Велимир
  • Другие произведения
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Задельная плата и кооперативные ассоциации Жюля Муро
  • Соловьева Поликсена Сергеевна - Стихотворения
  • Добролюбов Николай Александрович - К биографии Н. А. Добролюбова
  • Мамин-Сибиряк Д. Н. - Состав собрания сочинений в 10 томах
  • Виноградов Анатолий Корнелиевич - Повесть о братьях Тургеневых
  • Ауслендер Сергей Абрамович - На закате Кнута Гамсуна
  • Крашевский Иосиф Игнатий - Комедианты
  • Льдов Константин - Письмо Лохвицкой М. А. и стихотворение "Зачем, цветок благоуханный..."
  • Островский Александр Николаевич - Свои собаки грызутся, чужая не приставай
  • Лондон Джек - Гиперборейский напиток
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 280 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа