Главная » Книги

Тургенев Иван Сергеевич - Письма (Июнь 1867 - июнь 1868), Страница 14

Тургенев Иван Сергеевич - Письма (Июнь 1867 - июнь 1868)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

p;   Целую тебя и Гастона, будь здорова.

И. Тургенев.

  

2178. Жюлю Этцелю

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

22 февраля 1868. Суббота.

   Вы уже вернулись, мой дорогой друг? Я задержался здесь из-за болезни Виардо, состояние которого в течение нескольких дней внушало нам опасения. Он начинает выкарабкиваться, и я надеюсь, что смогу выехать в конце следующей недели.- Будет ли готова моя книга к тому времени1? Черкните мне, чтобы я знал, где вы находитесь и что вы здоровы. Я приду к вам в самый день моего приезда в Париж. А пока - тысяча приветов

от преданного вам

И. Тургенева.

  

2182. Жюлю Этцелю

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

Вторник, 25 февр. 1868.

   Мой дорогой друг,
   Я очень рад, что вы в Париже, хорошо Себя чувствуете и основательно запаслись свежим воздухом.
   Сразу же отсылаю вам оба листка1. - Существует давняя привычка писать русские имена с двумя ff на конце - но как и во множестве других давних привычек, в ней нет здравого смысла, т. к. русское ф гораздо менее свистящее, нем французское. Итак - долой рутину! Что же касается I, которое стоит перед моей фамилией (меня зовут Ivan или Jean, как вам угодно)2, то я считаю, что надо его оставить, ибо существует еще другой Тургенев, который пишет по-французски, и не следовало бы взваливать на него ответственность за книгу, вызвавшую такое негодование3.
   Князь Голицын написал мне специально и просил не упоминать его имени - действительно, было внесено столько изменений - не будем же называть никого4.
   Наш бедный друг Виардо по-прежнему нехорошо себя чувствует. Это бронхит, который упорствует и, кажется, собирается перекинуться на легкие. Он слег несколько дней назад, и это удерживает меня здесь. Но я очень надеюсь, что смогу отправиться в Париж к концу этой недели - поезд приходит в 6 часов утра, вы будете извещены в 9, и мы позавтракаем вместе в 11.

Тысяча сердечных приветов.

И. Тургенев.

  

2186. Морицу Гартману

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

1 марта 1868.

Мой дорогой друг,

   Вчера я получил номер "Ergänzungsblätter" с Вашей статьей обо мне1. Правда, Ваша доброжелательность и любезность побудили Вас представить мою деятельность в слишком розовом свете - и всё же Ваша статья доставила мне большую радость: ведь если такой человек, как Вы, так говорит о другом, то для того, другого, это лучшая гарантия, что он и в самом деле что-то собой представляет. Итак, тысяча благодарностей и от всего сердца жму Вам руку,
   Я всё еще здесь, и мой отъезд в Париж отложен на Следующую неделю. Болезнь Виардо затягивается - и выздоровление всё еще не приходит. Я написал в Париж и просил мне прислать несколько экземпляров "Fumée" {"Дыма" (франц.).}, который только что вышел из печати2: его Вы сразу получите, как и маленькую повесть, которая напечатана 15-го марта в "Revue des 2 Mondes"3. Что касается биографий некоторых русских писателей, то я привезу необходимые материалы из моей летней поездки в Россию.
   Перевод "Постоялого двора" - мастерское произведение в полном смысле слова4!
   Передайте привет Вашей милой жене, желаю Вам всего хорошего.

Ваш И. Тургенев.

  

2187. Максиму Дюкану

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

1-е марта 1868. Воскресенье.

Мой дорогой друг,

   У меня было твердое намерение выехать во вторник, то есть послезавтра, но возникли новые препятствия, так что я не могу уже точно знать, когда мне удастся покинуть Баден-Баден. Итак, сообщите об этом в "Revue" и поступайте в соответствии с этим1.
   В конце концов я узнал, отчего задержалась присылка "Утраченных сил". Ваш роман опубликован в двух частях, и вторая только что появилась в февральском номере; но теперь я получу ее в ближайшие дни и немедленно отправлю вам2.
   Я просил Этцеля послать вам два экземпляра моего романа - один для вас, другой для Флобера3. Надеюсь на вашу благосклонность.

Тысяча приветов и до свидания.

И. Тургенев.

  

2190. Полине Брюэр

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

Четверг, 5 марта 1868.

Дорогая девочка,

   Ты можешь мне поверить, без клятвенного заверения с моей стороны, что если я не выехал из Баден-Бадена, то потому лишь, что до настоящего времени сделать этого не мог. Болезнь Виардо -. серьезная и ужасно затягивается, с перемежающимися улучшениями и ухудшениями, что приводит нас в совершенное отчаяние. Наша старая дружба обязывает меня не уезжать до тех пор, пока выздоровление станет несомненным. Это может случиться со дня на день} но рецидив, или поворот болезни в плохую сторону, по-видимому, также вполне вероятен. Итак, дорогая моя дочка, необходимо всем набраться терпения: сейчас я не в состоянии уточнить день своего, отъезда. Важные дела ждут меня в Париже... ну и пусть подождут. Если ты хочешь спросить меня о чем-либо, не терпящем! отлагательства, пиши сюда: я тебе немедленно отвечу. Терпение! Неудачи не будут продолжаться вечно.
   Целую тебя, а также Гастона, и до свидания.

И. Тургенев.

  

2193. Жюлю Этцелю

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

Воскресенье, 8 марта 68.

Мой дорогой друг,

   Я только что получил экземпляр "Дыма" к шрифт, печать, бумага и пр., всё это прелестно, дело у вас поставлено великолепно. Остается узнать, что скажет читатель.
   Не правда ли - вы пришлете мне еще пять экземпляров по железной дороге - я не хочу вас разорять. Надеюсь, что вы отправили Дюкану два экземпляра, которые он просил. Вот перечень тех двенадцати лиц, которым, я рассчитываю, вы будете Столь добры и любезны выслать экземпляры романа городской почтой:
   1} Г-жа Делессер - Пасси, улица Басе, 9.
   2) Г-н Л. Поме - набережная Бурбон, 25.
   3) Г-н Л. Эньян - бульвар Мальзерб, 74.
   4J Князь А. Голицын - контора "Correspondant", улица Турнон, 29.
   5) Г-н П. Ланфре - улица Шапталь, 20.
   6) Г-н Мартен - улица Монпарнас, 36.
   7) Г-н Альбер Вольф, - в "Figaro",
   8) Г-н Л" Депре - в "Charivari".
   9) Г-н Сент-Бев } Их адреса мне неизвестны,
   10) Г-н де Ламартин } но их легко узнать.
   11) Г-н Прево-Парадоль - в "Débats".
   12) Г-н Л. Бюлоз (в "Revue des 2 Mondes").
   Затем не откажите в любезности послать один экземпляр Мериме в Канн - и один доктору А. Фриссону в Жуи-ле-Шатель (Сена и Марна). С теми 6 экземплярами, что я получу в Баден-Бадене, это составит всего 22. Когда я приеду в Париж, то, вероятно, попрошу у вас еще 2-3.
   Виардо всё еще чувствует себя не настолько хорошо, чтобы я мог уехать из Баден-Бадена. Это очень упорная болезнь, своим упорством доказывающая, что она серьезнее, нем предполагали вначале.
   Тысяча дружеских приветов.

И. Тургенев.

  

2194. Бадентине Делессер

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

Понедельник, 9 марта 1868.

Сударыня,

   Вам, должно быть, передали вчера от моего имени экземпляр моего последнего романа, озаглавленного "Дым"1; я надеялся, что смогу вручить его вам лично, так как собирался отправиться в Париж, но болезнь одного из моих друзей задержала меня здесь2, и я всё еще не могу с уверенностью назначить день отъезда.- От дочери я знаю, что вы прочли "Дым" в "Correspondant"; я готов пожалеть об атом, ибо этот перевод кишит ошибками. Мне пришлось внести исправления в сотни мест. На сей раз перевод по крайней мере точен.
   На вашу долю, сударыня, в последнее время выпало много горя - и здоровье ваше от этого сильно пошатнулось3; я надеюсь, однако, что вы доставите вашим друзьям радость увидеть вас в скором времени исцеленной. Поскольку моя поездка только отложена, я рассчитываю в ближайшее время лично убедиться в том, что здоровье ваше улучшилось, а пока прошу вас, сударыня, принять уверение в неизменной и искренней привязанности, которую питает к вам ваш

И. Тургенев.

   P. S. Тысяча приветов всем вашим. Книга моя появилась у Ж. Этцеля.
  

2198. Людвигу Пичу

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

11 марта 1868.

Мой дорогой друг,

   Третьего дня я послал Вам два экземпляра "Fumée" {"Дыма" (франц.).} - один для Вас, другой для Ю. Шмидта; известите меня о получении - и ответьте мне, в Берлине ли - или где в другом месте - Ауэрбах, Пауль Гейзе и Г. Фрейтаг. Я хотел бы иослать "Fumée" и им. Если их нет в Берлине, не будете ли Вы так любезны в не перешлете ли им экземпляры? Тогда я послал бы их Вам.
   Здесь всё наконец снова благополучно. Виардо на пути к решительному выздоровлению. Г-жа Виардо поправилась - одна только старая Берта еще больна, но ато неважно. "Веет в воздухе весна голубою легкой лентой" в т. д.1 Через 5-6 дней еду в Париж (Стало быть, у Вас есть еще время ответить на мой вопрос) - но останусь там недолго. С 20-го апреля я буду жить в моем новом доме... à bon entendeur salut {имеющий уши да слышит! (франц.).}!
   Кланяюсь всем приятелям и крепко жму руку Вам/

И. Тургенев.

  

2199. Полине Брюэр

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7,

13 марта 1868.

Дорогая Полинетта,

   Письмо твое - невеселое; но я предчувствовал до некоторой степени то, что ты мне сообщаешь. В подобных обстоятельствах самое главное - это уметь быть настойчивым до конца и смело принимать окончательное решение, когда это необходимо. Я не сомневаюсь в вашем мужестве, но вы не должны также создавать себе никаких иллюзий1. Посмотрим же, что тут могу сделать я.
   Прежде всего сообщаю, что уплачу вам до конца месяца всё, что задержал, в счет ренты; вы можете рассчитывать на это - а также на мой приезд около 20 марта, так как Виардо чувствует себя решительно всё лучше и лучше и его выздоровление становится всё очевиднее.- Если бы дядя не поступил со мной так недостойно, я был бы в состоянии уплатить вам 50 000 фр.; но я только что истратил 75 000, чтобы выкупить векселя, которые я ему дал одиннадцать лет тому назад (не получив от него ни одного су) для предъявления в случае моей смерти; а он не только предъявил их при моей жизни, но и потребовал уплаты процентов на проценты!! - то есть более чем вдвое. Этот удар был для меня весьма чувствителен - и при настоящем положении дел в России мое состояние изрядно расшаталось. Я надеюсь поправить свое финансовое положение в скором времени, но ты сама видишь, что я и думать не могу о каких-либо расходах,- а опоздание с выплатой твоей ренты другой причины не имело2.
   Для того, чтобы пристроить Гастона, я сделаю всё, что будет в моих силах,- и воспользуюсь своим пребыванием в Париже, чтобы постучаться во все двери: к несчастью, я не живу больше во Франции - а именно во Франции, конечно, надо что-нибудь подыскать. Ты видишь, что это нелегкое дело. Во всяком случае будь уверена, что я принимаю близко к сердцу ваше общее благополучие и сделаю всё возможное, чтобы ему способствовать.
   Итак - до свидания раньше, чем через 10 дней: я вам напишу, как только приеду в Париж. Береги себя и будь благоразумна. Целую вас обоих.

И. Тургенев.

2200. Джорджу Гроуву

   С французского:
   ...Что меня в особенности привлекает - так это внести вклад в распространение среди английской публики более точных представлений о русском обществе и русской литературе1. Я был бы счастлив видеть у вас нечто подобное тому отношению, которое выказывается лучшей частью нашей публики к Англии. Вы можете писать мне по-английски, милостивый государь. Я хорошо знаю этот язык; единственно я испытываю некоторое затруднение писать на нем.
   Примите, милостивый государь, выражение совершенного моего почтения,

И. Тургенев.

  

2201. Вильяму Рольстону

   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

13 марта 1868.

Милостивый государь,

   Прошло более полугода с тех пор, как вы оказали мне честь, написав письмо,- и я не знаю, удалось ли вам осуществить ваше намерение посетить Россию в течение декабря и января1. Во всяком случае, я предполагаю, что вы уже вернулись в Лондон, и позволяю себе напомнить вам о себе.
   Смерть Артура Бенни, нашего посредника, который так печально погиб вследствие ранения, полученного в сражении при Ментане, причинила мне глубокую скорбь. Я как раз добивался для него разрешения вернуться в Россию - он был полон надежд, когда я его видел в последний раз,- теперь всё это исчезло в могиле. Я получил от него письмо, написанное левой рукой и помеченное одной римской больницей - накануне ампутации: с тех пор не знаю никаких подробностей; если вы смогли бы мне их сообщить, я был бы вам очень признателен2.
   Планы перевода русских сочинений, которые намечал Бенни,- также исчезли вместе с ним; но я надеюсь, что интерес, который вы оитали к нашей литературе, не уменьшился. Предполагая, что это так,- посылаю вам бандеролью французский перевод моего последнего произведения "Дым" {Написано по-русски.}, который появился совсем недавно в Париже и который я тщательно выправил3; не знаю, имеете ли вы в своем распоряжении русский оригинал. Если вы хотите его получить, вам только стоит сказать мне - и я вам тотчас же его вышлю.- Я получил предложение из Лондона перевести и издать там это сочинение; после того как я буду точно знать имя переводчика и издателя, не позволите ли вы мне посоветоваться с вами? - Вы мне писали в последнем письме, что у вас были намерения в отношении "Дворянского гнезда" {Написано по-русски.}; остались ли они у вас еще4? Прошу вас извинить меня за все эти вопросы, которые могут показаться нескромными.
   Было бы очень любезно с вашей стороны черкнуть мне хоть несколько слов по-английски: я останусь здесь до конца апреля; затем я уеду на два месяца в Россию с тем, чтобы снова вернуться сюда к середине июля. Не собираетесь ли вы в наши края?
   Примите, милостивый государь, уверения в моих лучших чувствах.

И. Тургенев.

   На конверте:

Англия:

В. Рольстону, экс<вай>ру.

Лондон.

Британский музей.

  

2203. Максиму Дюкану

  
   С французского:

Баден-Баден,

Шиллерштрассе, 7.

Понедельник, 16 марта 1868.

Мой дорогой друг,

   Я возвратил Бюлову корректуру с кучей исправлений1; надеюсь, что этого будет вполне достаточно, но если бы по воле случая эти три с половиной листа попали вам под руку, вы были бы очень любезны пробежаться по ним краешком глаза, продолжая при этом покуривать свою сигару.- Но не делайте для этого ни одного лишнего шага, слышите2?
   Виардо находится на пути к полному выздоровлению - a я, наконец-то, в субботу уезжаю в Париж3. В воскресенье я мог бы уже пригласить вас позавтракать. Поселюсь я в гостинице "Байрон", на улице Лаффитт.
   Получили ли вы два экземпляра моего сочинения4?

Тысяча приветов.

И. Тургенева

  

2207. Людвигу Пичу

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

19 марта 1868.

   Дорогой друг, сегодняшней почтой вы получите 3 экземпляра "Fumée" {"Дыма" (франц.).}.- для Гейзе, Ауэрбаха и Фрейтага. Именные надписи сделаны в каждой книжке1. Слово "благодарность" в экземпляре Гейзе связано с тем, что несколько лет тому назад он посвятил мне книгу и прислал мне ее в Россию2. Когда увидите его, скажите ему об этом. Ауэрбаху я тоже обязан был послать книгу, ведь он подарил мне все свои произведения3,- а дать ее Фрейтагу, хотя c ним лично я и не знаком, большое для меня удовольствие4. Извините ее то, что взваливаю на Вас это поручение.
   У нас в общем полное благополучие. Виардо выздоровел, и мы работаем уже над третьей вашей оперой5. В воскресенье еду на неделю в Париж. 15-го апреля я переезжаю - "Chambre de Pietsch" {"Комната Пича" (франц.).} теперь уже готова и ожидает своего обитателя6. Кланяюсь всем приятелям. Будьте здоровы.

Ваш И. Тургенев.

  

2208. Морицу Гартману

   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 7.

21 марта 1868.

   Дорогой друг, меня очень обрадовало то, что вы пишете о моей книге1. Вы правы: этим произведением я нажил себе немало врагов2; но всего лишь один такой друг, как вы, перевешивает тысячу тех врагов. И в конце концов, каждый честный человек обязан высказать то, что он считает правдой, пусть даже это рикошетом ударит его самого. "Отцами и детьми" я начал вредить своему делу3; теперь, возможно, я самый непопулярный человек во всей России: я оскорбил национальное тщеславие - а оно прощает еще меньше, чем любое другое. Ничего! Дело уладится! От этого я не похудел4.
   Но я не думаю, что "Дым" подходит для перевода на немецкий язык; вещь всё же слишком русская. Вы, конечно, можете об этом лучше судить: и всё-таки я очень сомневаюсь.
   Что вы перевели "Лишнего" - мне приятно5. В этом произведении схвачен кусок подлинной жизни. Когда у вас найдется время, прочтите "Анчар" в "Scènes de la Vie Russe" {"Сценах из русской жизни" (франц.).} - и сообщите мне о нем свое мнение6.
   Мне хочется еще раз повторить: мысль, что мои произведения переводите вы, придает мне немало гордости.
   Я еду на неделю в Париж, потом вернусь в Баден и отправлюсь в конце мая в Роесию. Не увидим ли мы вас здесь до этого? Это было бы действительно прекрасно! Вся семья Виардо шлет наилучшие пожелания; я жму вам руку и шлю привет вашей любезной жене.

Ваш И. Тургенев.

  

2210. Полине Брюэр

   С французского:

Дорогая крошка,

   Я здесь с утра, но могу выехать только в пятницу в одиннадцать часов. Ждите меня в этот день к обеду.
   Обнимаю вас и до свидания.

И. Тургенев.

  

2211. Полине Виардо

   С французского:

Париж,

улица Лаффитт, гостиница "Байрон",

Вторник, 24 марта 1868.

   Дорогая госпожа Виардо, сейчас 9 часов; я только что принял превосходную ванну и чувствую себя вполне свежим после довольно скверной ночи. Я все же мог отдохнуть - но сон не шел. Мы приехали ровно в 5 часов. Первое, что я вижу при входе в ванную комнату, это огромное объявление добряка Этцеля до поводу "Дыма" в "Journal des Débats"1. Будучи не в состоянии уснуть, я с трудом произвел на свет вот какие стихи (дуэт из 1-го действия с окончанием реплики Поля)2:
  
   Он
  
   Так это вы, кого я обожаю,
   Я вас нашел.- О! Какой восторг!
   И душа моя с надеждой вновь устремляется
   Навстречу счастливой судьбе!
   Считайте это "рыбой"3,
   но положите на музыку.
  
   Она
  
   Если от ненавистного тирана
   Вы не в силах меня спасти,
   Я вас молю, даруйте мне
   Спасительную смерть.
  
   Вместе
  
   Это мечта,
   Которая пьянит нас обоих.
   Пусть она воплотится
   На земле или в небесах!
  
   Сейчас мне кажется, что это лишено всякого смысла. Ну что же, постараюсь сделать лучше. В данный момент я устремляюсь в город, а это письмо окончу до 4 часов, чтобы оно еще могло уйти. Нашел у себя записки от Дюкана, Поме, г-жи Делессер, дочери и т. д.
  
   3 часа.
   Я вернулся. Для краткости придется говорить по-негритянски4. Костюм людоеда заказан - великолепно! Два парика, две бороды, две пары сапог и т. д. и т. д. Потом завтрак у Поме - у Жанны грипп, у Терезы все лицо покрыто коркой. Поме - бледный и похудевший - хотя он и очень рад известиям о вас. Его портреты (ваш в костюме Нормы) уже отправлены на Выставку - кажется, что это действительно очень хорошо5. Болтал, болтал. Потом у Ашетта - рукопись для Шартона исправно передана (брошюры и письма отосланы по адресу) - потом у Этцеля. Снова болтал. Он пожелал непременно прочитать "Колибри" в корректуре6. Остался чрезвычайно доволен; настаивал, чтобы ничего не меняли. Пошел к г-ну Н. Тургеневу. Вся семья дома. Альберт стал громадным; Геркулес фарнезский рядом с ним - игрушка - говорил, говорил; купил прилагаемую фотографию Нильсон - пока не в костюме Офелии7. Сегодня в 7 ч. вечера обедаю у г-жи Делессер - сию минуту иду к Бюлозу. Фасад Гранд Опера разукрашен донельзя, маленький, смазливый, пошловатый, решительно никакого величия - мечта кокотки8. Множество омерзительных грязных лиц на улицах - обилие новых домов, один пошлее другого. Много, много думал о Бадене - хотел бы быть там - и si Dios quiere {если бог даст (исп.).}, скоро там буду.
   Больше писать невозможно, сегодня вечером начну еще письмо. А пока обнимаю всех вас, вам же, theuerste Freundinn {самый дорогой друг (нем.).}, как только могу крепко пожимаю руки.

Der Ihrige

И. Т.

   P. S. Костюм людоеда будет красно-черным, камзол телесного цвета (светло-желтый).
  

2212. Полине Виардо

   С французского:

No 2

Париж.

Гостиница "Байрон", ул. Лаффитт.

Вторник, 24 марта 68. 11 1/2 ч. вечера,

   Theuerste Freundinn {Самый дорогой друг (нем.).}, я очень устал и скоро отправлюсь спать. Около 5 ч. я виделся с г-ном Бюлозом, и он согласился не делать изменений1 - потом я зашел в Режанс - взглянул, как играют в шахматы2 - потом обедал у г-жи Делессер с г-ном де Надайаком и г-ном де Ремюза. Беседовали о том о сем: это было не очень занимательно. Г-жа Делессер сильно постарела - но все так же добра и любезна донельзя. Г-н де Надайак просил передать вам тысячу приветов. По возвращении я выпил стакан австрийского пива, вот и все. Париж мне уже надоел - хотелось бы поскорее вернуться в милый Баден. Эта толчея раздражает меня. Г-жа Делессер с большим сочувствием говорила о моей книге3: в "Librairie Nouvelle" мне сказали, что она расходится недурно. Завтра утром мне предстоит 100 000 визитов: вечером, возможно, пойду в театр - не знаю в какой. "Гамлет" меня немного пугает4. Там посмотрим. А пока доброй ночи.
  
   Среда, 9 ч. утра.
   Мне только что принесли ваше письмо, которое доставило мне величайшее удовольствие - за исключением одного замечания о вероятном "сожжении" этого самого письма... Не могу не возмутиться подобным предположением!! Заклинаю вас прислать мне "Ноктюрн" (дуэт); хотя бы затем, чтобы немного подразнить Флаксланда5! В час иду к Жерару, у которого было время переварить ваше послание. Г-жа Нелидова говорила вам то же самое, что и мне, стало быть, она повторяется? В ее-то годы! Я совсем не понял ее слов об ее игре на органе - почему это он начинает фальшивить на третьем аккорде6 (она мне это говорила) - а вам понятно? M-ль Шредер сегодня вечером поет в "Риголетто"7 - кажется, я пропущу "Гамлета". В "Выколотом глазу" тоже есть своя прелесть8. Погода здесь стоит великолепная - но холодная; не говорите этого м-ль Берте. Боже! как мне хотелось бы уже возвратиться в Баден... Остается еще неделя - 7 дней!
  
   4 часа.
   Я только что вернулся ошеломленный, изможденный - сейчас я успею лишь обнять вас всех и сказать, что продолжу мое письмо - или, вернее, начну другой (поскольку это я отправлю) - сегодня же вечером, вернувшись из театра, куда мы с Эньяном идем на "Гамлета"9.
   Тысяча приветов всем. Ich küsse mit Inbrunst Ihre lieben Hände {Горячо целую ваши дорогие руки (нем.).}.

Der Ihrige

И. Тургенев.

   P. S. По пути на почту попробую выловить фотографию10.
  

2213. Полине Брюэр

   С французского:

Среда.

Гостиница "Байрон", улица Лаффитт.

Дорогая Полинетта,

   Я смогу выехать только в субботу в 11 часов и спешу тебя уведомить, чтобы ты вела себя в соответствии с этим. Но в субботу наверняка.

Целую тебя. И. Тургенев.

  

2214. Полине Виардо

   С французского:

No 3

Париж.

Гостиница "Байрон", улица Лаффитт.

Среда, полночь, <67>. {Неверная дата в тексте проставлена рукой Полины Виардо.}

   Дорогая госпожа Виардо, если вы помните статью П. де Сен-Викториа о "Гамлете"1 - знайте, что сказанное в ней - чистая правда. Музыка совершенно пустая - всё это холодно, бессильно, пошло, ничтожно - бесцветно, безжизненно - словом, нуль! Только и хороши - две шведские арии. Спешу сообщить вам, что Нильсон действительно очаровательна2 - и нет ничего изящнее ее большой сцены в 4-м акте. В отношении внешности, манер - представьте себе чрезвычайно облагороженную м-ль Хольмсен: она делает те же небольшие резкие движения головой и руками - та же отрывистость и жесткость в произношении; кажется, это свойственно шведам - но в целом все привлекательно, чисто и целомудренно - и целомудрие ее почти суровое - herb, как говорят немцы. Голос очень красивый, но я боюсь, что долго ему "l'urlo francese" {"французского завывания" (итал.).} не выдержать3. Фор, как всегда, "превосходен", осанка и дикция его безупречны - но в конце концов он утомляет: это пение профессора, я бы даже сказал, что в этом поэтичном и меланхоличном баритоне, в этом позере, всегда окутанном облаком наивного тщеславия, есть нечто от резонера, ученика Брара и Сент-Омера4. Либретто попросту нелепо: в последнем акте на виду у всех, включая даже преступного короля, является призрак папаши и приказывает Гамлету пронзить этого тирана, что тот и исполняет ко всеобщему удовлетворению - а тиран, словно загнанный заяц, покорно дает убить себя, причем Гамлет выступает в роли охотника, а призрак - загонщика5. Декорации восхитительнейшие, костюмы также, постановка великолепная -- в жизни не видел ничего лучше представления пьесы перед двором в четвертом действии. В общем, пользуясь выражением Эньяна, этот несчастный Тома, желая положить на музыку Шекспира, производит впечатление блохи, силящейся сдвинуть омнибус: полнейшая неудача, но надо видеть Нильсон.
   Зала была полна - в первом ряду в своей ложе их величества - император и императрица - которые оставались до конца! Я старательно разглядывал в лорнет друга Виардо6 - и нашел его уродливым до крайности - под усами я в конце концов обнаружил толстогубый рот того же отталкивающего цвета, что и лицо: но неопределенно-насмешливая улыбка, скользящая от правого глаза, вернее, уголка правого глаза вдоль вялой морщинистой щеки - все та же - и пусть Виардо знает, что умом этот человек не повредился, увидев его, я могу дать руку на отсечение. Это существо пресыщенное, утомленное - но отнюдь не больное7. При его появлении с десяток клакеров закричало: "Да з<дравствует> и<мператор>!" - вот и все.
   У императрицы изрядно отвислые щеки и вообще вид увядшей кокотки. На сегодняшний вечер довольно. Иду укладываться в постель.
  
   Четверг утром, 8 ч.
   Надо все-таки рассказать вам, чем я занимался утром: визиты и к г-же Маржолен - не застал, к старым Брюврам - не застал; к Леонарам - застал. Г-жа Сичес очень постарела - остальные здоровы и с виду довольны; - Ланфре; застал его за работой8. Он очень хорошо выглядит - облысевший череп необычайно увеличивает его лоб. Я рассказал ему о нашей жизни в Бадене, отчего у него слюнки потекли; - сам он смирился - с горечью - усматривая, тем не менее, некоторый прогресс в провинции.- Эньян.- Беседовали о Бадене, об охоте; потом мы отправились к Фруадавену купить великолепную ковровую дорожку на лестницу, сегодня она будет отослана на имя Виардо, которого я прошу оплатить почтовый и таможенный сбор.- Купил пять экземпляров "Апологии"9, она недурно продается( Обедал у Бребана вместе с толстым Ханыковым - ел устрицы; вечером был в театре. Встретился с Робертом Талем. Жерара не застал; свидание намечено на завтра.
  
   Четверг, 3 1/2 ч.
   Сегодня утром я получил письма, которые вы мне послали, а также милые записочки от двух моих маленьких приятельниц, которым я отвечу сегодня же вечером10.- Здесь очень холодно, хотя снега нет,- Каржа сегодня утром фотографировал меня11 - я обедал с Этцелем - навестил Поме - потом ходил к костюмеру за своим костюмом, который будет великолепен.- Обедаю у г-на Тургенева с двумя десятками приглашенных ради меня гостей; большое спасибо за письмо; на него я тоже отвечу сегодня вечером. Пришлите мне лондонский адрес Мануэля12. В субботу поеду в Ружмон13. Тысяча дружеских приветов всем; ich küsse Ihre Hände {целую ваши руки (нем.).}.

Der Ihrige И. T.

  

2215. Клоди Виардо

   С французского:

Париж,

улица Лаффитт, гостиница "Байрон".

Четверг, 26 марта, 11 1/2 ч. вечера.

   Дорогая Диди, то, что я тебе отвечаю, справедливо - а поскольку ты мне написала - и я делаю это в большим удовольствием. Итак, хочешь ли ты узнать о моем нынешнем состоянии? Я живу в одной из комнат четвертого этажа, где очень жарко; я слишком много съел за обедом и чуствую себя отяжелевшим, по улице, несмотря на весьма поздний час, то и дело проезжают экипажи; какой-то прохожий распевает во все горло арию из французской оперы. Слышно только "ау, ау, я лю-ю-блю тебя, ау, ау". Мой сосед харкает, кашляет, чихает и т. д. Глаза у меня слипаются, и я хотел бы перенестись в Баден-Баден, чтобы увидеть твою милую мордочку и взять твою ручку, которую очень люблю, хотя она и немного великовата. До настоящего времени я всего один раз был в театре и не получил там почти никак но удовольствия; впрочем, одна из декораций третьего акта совершенно походила на картину П. Веронезе: тебе бы это понравилось, равно как и м-ль Нильсон1. В театре передо мной сидел один (господин с весьма необыкновенной головой. Посуди сама:

<Рисунок>

   Казалось, что этот господин испытывает необычайный восторг, ибо голова его побагровела, а уши приобрели лиловатый оттенок. Он много аплодировал, и руки его тоже сделались красными. NB. Кружочки на рисунке изображают капли пота.- Я ощущал бешеное желание вытереть их ему носовым платком! - Но выступили бы новые!
   Посылаю тебе довольно приятную фотографическую карточку м-ль Фиоретти, танцовщицы, которая премило прыгала в этом ужасном кошмаре, именуемом "Гамлет"!
   Завтра я уезжаю в Ружмон к дочери; вернусь сюда в понедельник утром - а во вторник вечером сажусь в вагон и напрррррррав-ляюсь в Баден-Баден2!
   Итак - до свидания 1-го апреля - без всяких шуток! А пока обнимаю тебя.

Твой старый друг

И. Тург<енев>.

  

2216. Полине Виардо

   С французского:

No 4

Гостиница "Байрон",

четверг, 26 марта, 11 ч. вечера.

   Theuerste Freundinn {Самый дорогой друг (нем.).}, около часу тому назад я вернулся с обеда от г-на Тургенева1. Я встретил там князя Трубецкого, мне кажется, он похудел и изменился - говорит, что сильно хворает - от него я узнал, что делается в Бельфонтене2; г-жу де Пейронне, очень растолстевшую; моего переводчика (traditore {предателя (итал.).}) князя Августина Голицына3, он очень любезен; г-на Ханыкова, г-на Моль и бывшего князя Гагарина, ставшего ныне католическим аббатом отцом Гагариным; графа Муравьева-Амурского с женой. Со мной были весьма любезны и говорили об оперетках4 и о "Дыме"5; г-жа де Пейронне делала мне какие-то томные упреки - но я сохранял ледяную вежливость: неужели эта милая дама думает, что я ей простил... Вечности с тех пор не прошло, а их для этого понадобилось бы четыре!! А то и больше6! За столом меня посадили рядом с отцом Гагариным, который слывет здесь умным человеком; мне он показался довольно плоским болтуном на московский лад - с малоприятным иезуитским оттенком и жестом умиленного священника, который состоял в попеременном постукивании ладонями по обеим... сторонам груди. Он изрядно пил и ел, а его сутана (он ведь носит сутану) издавала кислый и жирный запах. Князь Трубецкой взирал на него с умилением. А я думал о Бадене.
   Я получил от доктора Фриссона огромное письмо по поводу "Дыма"; он очень им доволен и сообщает мне об этом слогом, обычно напоминающим несколько высокопарные обороты 93 и 94 годов - но по смыслу благородно и сильно. Я вам покажу это письмо: отвечу ему сегодня же7, тем более что в post sctriptum {приписке (лат.).} он очень удивляется, что не получгл вестей от Виардо.
   Вероятно, я не увижу ни м-ль Шредер, ни Терезы8, ни Флобера; с последним я должен был обедать сегодня у Дюкана - но мне пришлось отказаться от приглашения. Может быть, увижу его завтра утром. М-ль Шредер поет приблизительно пять раз в неделю, но всё же она не более чем третьестепенная актриса.
  
   Пятница, 4 часа.
   У меня только что был длинный разговор с г-ном Жераром - этой ленивой черепахой - который, между прочим, сказал мне, что накануне написал вам: так что вы знаете уже, как вам поступить. Из всего этого следует, что он думает, будто оказал вам огромные услуги, и невозможно ни изменить его, ни втолковать, почему вы им недовольны, а также, что в один прекрасный день придется броситься в объятия Флаксланда, который только этого и ждет. Что вынуждает вас подчиняться этому старому пингвину? О! если бы у меня было что-нибудь для Флаксланда!! Итак, вы получите это письмо завтра, в субботу, в 10 1/2 ч.; если бы в воскресенье вы мне хоть что-нибудь послали, к примеру, ноктюрн, чтобы я показал его в понедельник утром? Даю слово, что я его только покажу Флаксланду! Уверяю вас, это превосходная мысль!! Сделайте это, пожалуйста {Слово "пожалуйста" написано в подлиннике по-русски.}.
   Вы сообщаете в сегодняшнем письме, что закончили хор прядильщиц9. Браво!! Вот увидите, мы сочиним оперетту, достойную первых двух10. Завтра я еду в Ружмон11 с тем, чтобы вернуться в Париж к 11 утра в понедельник.
   Кстати о покупках в Раштатте, я прочитал в газетах, что г-н Кристоф и Ко имеют фабрику в Карлсруэ. Это полезно знать.
   Сегодня я видел старого графа Киселева, который все больше превращается в развалину и с удовольствием читает "Дым"12! Обедаю у Поме, а вечером, возможно, пойду в театр на "Риголетто" рады м-ль Шредер13. Подробности - завтра.
   До среды! А пока обнимаю вас всех, начиная с Виардо, und ich küsse Ihre Hände {и целую ваши руки (нем.).}.

Der Ihrige

И. T.

   P. S. Сегодняшняя фотография предназначается Виардо. Это фотография Дюрюи, министра народного просвещения, врага клерикалов.
  

2217. Вильяму Рольстону

   С французского:
   Гостиница "Байрон".
   20. Улица Лаффитт.
   Париж.

Париж.

Пятница, 27 марта 1868.

Милостивый государь,

   Я приехал сюда три дня тому назад и снова уезжаю послезавтра в Баден-Баден; пользуюсь своим пребыванием в Париже, чтобы отправить вам два экземпляра моего сочинения - один на русском, другой на французском языке1.
   Я очень скорблю о смерти бедного Бенни - и то, что вы говори-то о нем в газете, которую вы были так добры мне прислать, глубоко тронуло меня2! Вместе с Бенни исчезла одна из связующих нитей - а они так редки между нашими странами! Заменить его будет не легко.
   Я отправляюсь в Москву в мае месяце и проведу там дней десять; был бы очень рад видеть вас там и сделать для вас всё, что будет от меня зависеть3, Вы легко узнаете мой адрес в конторе "Русского вестника" у г-на Каткова.
   Примите уверение в самом глубоком моем уважении.

И. Тургенев.

   P. S. Относительно перевода "Дыма" {Написано по-русски.} пока нет ничего определенного; если с ним что-нибудь устроится, я воспользуюсь вашим разрешением, чтобы вам об этом сообщить4.
   На конверте:

Англия.

В. Рольстону, эск<вай>ру.


Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 327 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа