Главная » Книги

Тургенев Иван Сергеевич - Письма (Июнь 1867 - июнь 1868), Страница 6

Тургенев Иван Сергеевич - Письма (Июнь 1867 - июнь 1868)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

nbsp;

2142. И. А. ГОНЧАРОВУ

2 (14) января 1868. Баден-Баден

  

Баден-Баден. Вторник 2(14) января 1868.

(Schillerstrasse, 7).

   Любезнейший Иван Александрович, мне очень совестно, что первое письмо мое1 к Вам обращено не к приятелю и литератору - а к чиновнику и члену Главного правления по делам печати2. Вот в чем дело: берлинскому книгопродавцу Штуру вздумалось переиздать по-русски "Дым" - и продает он его по 75 коп. Против этого я ничего не могу - но он изъявил намерение препроводить значительное количество экземпляров в Россию, будто бы вследствие заказов оттуда. Это уже явная атака на мой карман и на карман моего издателя, Ф. И. Салаева, в Москве. Сколько я могу судить - ввоз подобных заграничных изданий (а их довольно много, как Вам известно) не может быть допускаем; однако, говорят, Вольф попытался было провести заграничное издание Гоголя - и только энергетическая протестация наследников помешала этому делу. Сделайте милость, дайте мне знать, если нужно с моей стороны какое-либо прошение или тому подобное; если же достаточно этого письма, то примите нужные меры для запрещения этого берлинского издания; в этом заинтересованы все литераторы и издатели. Надеюсь на Вашу дружбу и прошу заранее извинения за хлопоты3.
   Что Вы поделываете хорошего, с тех пор как улетели отсюда на берега моря вместе с Феоктистовыми (которым прошу передать мой привет)4? Так же ли спокойно и однообразно бежали дни - или выдалось что-нибудь новое - хотя бы в форме припадка сочинительства? Последнее было бы великим счастьем для читающей публики. Что касается до меня, то во мне не то чтобы совсем пробудился червь - а копошится медленно и сонливо - и я пописываю5. Может быть, привезу с собою что-нибудь в Петербург, куда попаду, однако, не ранее конца апреля - и где, конечно, Вас увижу6.
   Напишите мне строки две-три; я на несколько дней съезжу во Францию на свидание с дочерью7 - а впрочем до отъезда в Россию из Бадена никуда.
   Желаю Вам всего хорошего и крепко жму Вашу руку.

Преданный Вам Ив. Тургенев.

   P. S. Пишу Вам по старому адресу: Вы, вероятно, квартиры не переменили.
  

2143. М. А. МИЛЮТИНОЙ

2 (14) января 1868. Баден-Баден

  
   Любезнейшая Мария Агеевна, дурная погода помешала нам сегодня поехать на охоту, вследствие чего мы едем завтра - и это мне помешает обедать у Вас. Приходится поздравить Вас заочно1 и пожелать Вам от души всего хорошего на много лет. Прошу Вас верить в искренность этого желания, а также и в неизменность чувств

преданного Вам

Ив. Тургенева.

   Вторник, 2/14-го янв. 68.
   11 1/2 час. вечера.
  

2144. ЛЮДВИГУ ПИЧУ

2 (14) января 1868. Баден-Баден

  

Baden-Baden.

Schillerstrasse, 7.

d. 14 Januar 1868.

   Mein lieber Pietsch, vielen Dank fur die schönen Photographien - auch Madame Anstett - dis preussenfeind-liche, aber zarte - lässt die Trompeté Ihres Herzens erklingen und grüsst und dankt vielmals. Der Anfang Ihres Schreibens ist höchst trübe - doch schon Goethe hat ge-sagt - "Sie entwickelte dem Trüben ein erklingend Farrenspiel"l - wollen wir also das Beste hoffen. Dass Sie Referate über das Ballet schreiben werden - ist einer der Capitalgedanken des Weltgeistes: lassen Sie, um Gottes willen, aile Ihre Paul de Saint Victor'schen Racketen auffliegen - "Wage du zu irren und zu träumen"2 - schrecken Sie vor keiner Wade zurück - vertiefen Sie sich in Ihr "sujet" - und lassen Sie mir das ailes zukommen3!!
   Hier geht allés so ziemüch.
   Mein Knie hat sich gebessert und ich bin schon ein paar mal auf der Jagd gewesen. Auch die Arbeit hat wie-der etwas angefangen. Im Februar geh'ich nach Paris und werde einige einzelne Exemplare der "Fumée" zurück-bringen und natürlich bekommen Sie eins und mein Gönner J. Schmidt auch eins. A propos - sollte die Stuhrische russische Ausgabe erschienen sein - so schicken Sie mir gefälligst ein Exemplar4. Vergessen Sie es nicht.
   Mme Viardot hat auf eine wahrhaft géniale Weise das "Vor Gericht" vol Goethe componirt! Öffentlich wird es natürlich nie gesungen werden - aber Freunde werden einen schönen Genuss daran erleben?. Es geht ihr sonst ganz wohl - nur von Zeit zu Zeit diese...
  

2145. Я. П. ПОЛОНСКОМУ

2 (14) января 1868. Баден-Баден

  

Баден-Баден,

Schillerstrasse, 7.

2/14-го января 1868.

   Милый Яков Петрович, меня без того уже угрызала совесть, что я не отвечал тебе на твое большое письмо с двумя стихотворениями,- а тут еще приходит от тебя новое послание1 - остается принести поскорее повинную голову и отвечать немедленно - и по порядку.
   В твоей прекрасной пьесе: "Вакханка и сатир" - "искала холма" - не потому мне не нравится, что цинично,- этого я не боюсь,- а потому, что смешно, т. е. возбуждает смешные представления - точно у ней такая большая... с позволения сказать - задница, что для употребления ей нужен по меньшей мере холм. И с эпитетом "ветреный" - я помириться не могу: он выходит из тона... а стихотворение все-таки прекрасно2.
   Не могу я, к сожалению, сказать того же о двух остальных. В "Орле и змее" мысль оригинальная - но как мог ты вдруг потерять нить аллегории до такой степени, что заставляешь змею говорить о своих роковых стремлениях - и что она родилась для гения! Всякая иллюзия в читателе немедленно исчезает от подобного греха против правды сравненья: пусть змея говорит, что ей наскучила пыль, грязь, темнота душных нор и т. п.- но предоставь читателю делать применение. Нет такого человека, который бы не засмеялся от этих двух стихов:
  
   "Там - внизу - никого не счастливили
   Моих дум роковые стремленья!!"3
  
   Переделай весь этот куплет, ради бога, потому что {Далее зачеркнуто: сама} мысль стихотворения этого стоит. О "Сне язычника" я говорить не стану; он, по-моему, неудачен и слаб, несмотря на некоторые, тебе всегда присущие, образно-красивые и наивные черты4.
   О твоей поэме в "Русском вестнике" поговорю с тобою лично. Она возбуждает во мне впечатления смешанные... Едва ли это - твой род. Но тебе надо продолжать и добиться результата5.
   Всё, что ты мне пишешь о твоей жизни, твоей деятельности, о современном состоянии литературы - весьма для меня интересно. Сколько можно судить издали, готовится в ней некоторое возрождение: посмотрим, что из этого выйдет. Недостаток талантов, особенно талантов! поэтических - вот наша беда. После Льва Толстого ничего не явилось - а ведь его первая вещь напечатана в 1852 году! Способности нельзя отрицать во всех этих Слепцовых, Решетниковых, Успенских и т. д.- но где же вымысел, сила, воображение, выдумка где? Они ничего выдумать не могут - и, пожалуй, даже радуются тому: эдак мы {Далее зачеркнуто: думают}, полагают они, ближе к правде. Правда {Далее зачеркнуто: это} - воздух, без которого дышать нельзя; но художество - растение, иногда даже довольно причудливое, которое зреет и развивается в этом воздухе. А эти господа - бессемянники и посеять ничего не могут6.
   Фет очень умно поступит, если сдержит слово, данное тебе, и бросит писать стихи: что за охота так плохо и дрябло повторять самого себя? Я очень его люблю, и мы переписываемся и ссоримся в каждом письме.
   Кстати, как же ты говоришь, что незнаком с типом "Губаревых"? Ну, а г-н Краевский А. А.- не тот же Губарев? Вглядись попристальнее в людей, командующих у нас,- и во многих из них ты узнаешь черты того типа.
   В апреле месяце я увижу и обниму тебя - а до тех пор будь здоров и весел. Дружески кланяюсь твоей супруге (приехав в Петербург, я научу ее еще лучше играть в шахматы) - и жму тебе руку.

Твой Ив. Тургенев.

  

2146. П. В. АННЕНКОВУ

7 (19) января 1868. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

19 (7)-го января 1868.

   Милый Павел Васильевич! Спасибо за отправление письма к Бартеневу1 и за прочие хлопоты: глупая эта история авось таким образом заглохнет.
   "Вестник Европы" мною получен... Я, признаюсь, пришел в тупик от такой аккуратности! Опечатки две-три пустые. Стр. 9, строка 9 сверху - напечатано: она-то вместо: "они-то". Стр. 18, строка 2 снизу - напечатано: ней вм. "той". Стр. 19, строка 16 снизу - напечатано: сама вм. "сими". Стр. 20, строка 15 снизу - напечатано: угостила вм. "угобзила"2. Неприятна только третья опечатка сама вм. "сими", но всё это ничего.
   Итак, мы увидим Ивана Павловича! Милютин очень будет рад, и я также. Коли он роман Л. Н. Толстого везет, то покупать его не для чего. Бедный Бенни, о котором я сам хлопотал и просил Вас хлопотать, умер недавно от раны, полученной им под Ментаной! Всё кончено для него! Жалко этого доброго, легкомысленного человека, которому невесело пожилось на земле3.
   Я Вам писал о том, что нынешний год для меня "климатерический"4. Вот еще новые два факта: в 1868 году совершится 25 лет, как я познакомился с г-жой Виардо, и 25 лет, как стал сочинительствовать. А на "Весть", "Искру" и "Современное обозрение" подпишитесь. Обнимаю Вас и кланяюсь Вашей жене.

Ваш Ив. Тургенев.

  

2147. ПОЛИНЕ БРЮЭР

7 (19) января 1868. Баден-Баден

  

Bade.

Schillerstrasse, 7.

Ce 19 janvier 1868.

Chère fillette,

   Je pars d'ici le 3 février et serai le 4 à Paris. Si tu y es encore, tant mieux; sinon, j'irai à Rougemont. Je te dis cela pour que tu puisses prendre tes mesures; je te le répète: à moins de maladie, je suis le 4 à Paris - et j'y reste une semaine.
   J'espère que le petit coucou1 va maintenant aussi bien que le grand. Stuffer m'a assuré que rien n'y manquait et qu'il l'avait essayé avant de l'expédier.
   A bientôt dans tous les cas - je t'embrasse ainsi que Gaston,

Ton papa J. T.

  

2148. H. H. РАШЕТ

8 (20) января 1868. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

20/8-го января 1868. Понед.

   Любезнейшая Наталья Николаевна, получил я Ваше письмецо и отвечаю немедленно. Вы желаете меня видеть - и я желаю видеть Вас - но надо так устроить, чтобы охота не помешала. А погода такая неверная, барометр стоит так низко - что никак нельзя отвечать заранее, когда можно отправиться. Но по зрелом соображении я нахожу, что в четверг Вы можете приехать1. Если бы это оказалось невозможным - я Вам в середу дам знать по телеграфу и назначу другой день.
   Итак, до свидания. Не хандрите - потому что это пи к чему не ведет, и верьте в искренность моего дружеского сочувствия,

Преданный Вам

Ив. Тургенев.

  

2149. ЖЮЛЮ ЭТЦЕЛЮ

9 (21) января 1868. Баден-Баден

  

Bade.

Schillerstrasse, 7.

Ce 21 janvier 1868.

Mon cher ami,

   Je viens de recevoir votre lettre et j'ai immédiatement écrit à Mr de Gramont qu'il n'a pas du tout besoin de m'envoyer ici les épreuves de "Fumée"1 - et que je me repose entièrement sur lui.
   Je souhaite que l'air de Cannes vous fasse du bien - j'espère que l'accident qui vous a fait déménager n'a pas été grave. Mais ce qui me vexe beaucoup - c'est que je ne vous trouverai pas à Paris. Je dois y aller vers le 5 du mois prochain - et je ne puis y rester plus d'une semaine - et vous m'écrivez que vous ne rentrerez que le 20 ou 25.- Je vous assure que c'est un vrai contretemps pour moi. On ne vous reverra donc qu'à Bade!
   Toute la famille Viardot vous fait dire mille choses aimables. Nous sommes en train de confectionner un 3-me opéra! Ce sera, s'il plaît à Dieu, pour l'été.
   Si vous voyez Mme Sand et si elle se souvient de moi - ce qui est peu probable - vu qu'il y a plus de vingt ans que je l'ai rencontrée une couple de fois chez Mme Viardot - faites-lui mes meilleurs compliments2.- Je viens de recevoir une lettre de Mérimée et je vais lui écrire aujourdi'hui même. Serrez-lui la main de ma part3.
   Nous avons eu ici à peu près le même temps qu'à Paris - c.-à.-d. détestable.- La chasse est finie et il faut se mettre au travail. C'est dur; je veux dire que c'est dur de s'y mettre: une fois qu'on y est - cela va.
   Je verrai Mr de Gramont pendant mon séjour à Paris et je lui remettrai ma petite liste4.
   Allons - portez-vous bien et au revoir.

Votre J. Tourguéneff.

  

2150. Я. П. ПОЛОНСКОМУ

13 (25) января 1868. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

25/13-го января 1868. Суббота.

   Ну, милый Яков Петрович, на этот раз ты отличился - все три стихотворения прелестны - и, как говорится, ни сучка ни задоринки - за исключением одного стиха в третьем, в "Вихре" - которое едва ли не нравится мне больше всех, хоть и написано, по твоим словам, по заказу, а именно стих: "Ротшг дам для поцелуя" колом застрял мне в горле - сделай милость, перемени его - приторен он больно и мизерен1.
   Ты напрасно меня благодаришь за откровенность: еще <бы> не быть откровенным с тобою, когда в одном тебе в наше время горит огонек священной поэзии. Ни графа А. Толстого, ни Майкова я не считаю; Фет выдохся До последней степени; а о гг. Минаевых и тому подобных и речи не может быть, так как и сам учитель их, г-н Некрасов - поэт с натугой и штучками; пробовал я на днях перечесть его собрание стихотворений... Нет! Поэзия и не ночевала тут - и бросил я в угол это жеваное папье-маше с поливкой из острой водки2.- Ты один можешь и должен писать стихи; конечно, твое положение тем тяжело, что, не обладая громадным талантом, ты не в состоянии наступить на горло нашей бестолковой публике - и потому должен возиться во тьме и в холоде, редко встречая сочувствие - сомневаясь в себе и унывая; но ты можешь утешиться мыслью, что то, что ты сделал и сделаешь хорошего - не умрет и что если ты "поэт для немногих"3 - то эти немногие никогда не переведутся.
   К "холму" мы более не возвратимся; что до "Змеи", то я все-таки повторю - это сравнение должно выдержать; в противном случае лучше говорить без обиняков и вывести самую человеческую личность4. (Кстати, не могу не протестовать против одного из твоих примеров: Змееву я не знал,- но хорош гений Александр Бакунин, которого потому только не все признавали за изумительного глупца, что он был глупец мудреный и спутанный - а мы всегда тут-то и подозреваем глубину: человек мямлит, оттого что язык у него с подсосом, а мы думаем: о! сколько у него мыслей! Выразить всего не может!)
   "Сон язычника" хорош по мысли - но форма... форма... так и разлезлось всё во все стороны, как куль рогожный (авторитету Страхова я - виноват! - не верю - и не потому, что он меня бранит, а потому, что он славянофил - а эти господа, быть может, в политике орлы, но в эстетике - тупцы No 1) 5. Я не думаю требовать от тебя гётевской объективности и тишины, но что ты можешь сделать - то ты должен сделать.
   Пожалуйста, пришли мне стих в замену "ротика". А что касается до литературной деятельности вообще, то должно каждому непременно и неуклонно идти своей дорогой, спокойно и по мере возможности зорко глядя кругом. Само дело покажет, прав ли ты,- а пока перечитывай пушкинского "Поэта": "Поэт, не дорожи любовию народной" и т. д.
   Кланяюсь твоей жене и обнимаю тебя.

Ив. Тургенев.

  

2151. H. A. КИШИНСКОМУ

15 (27) января 1868. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

27/15-го января 1868.

   Любезный Никита Алексеевич, посылаю Вам с сим страховым письмом вексель в 13 000 руб. сереб. парижского банкира Ротшильда на московского Ахенбаха - с передачей от моего имени г-ну Николаю Николаевичу Тургеневу1. Вексель этот выплачивается через три дня по предъявлении. Так как сумма эта слишком важная, то прошу Вас:
   1.) Немедленно известить меня о получении.
   2.) Немедленно дать знать Ивану Петровичу Борисову - и вместе с ним явиться к Николаю Николаевичу Тургеневу.
   NB!
   (3.) Не иначе выпустить этот вексель из рук как получивши с Ник. Николаевича мои векселя и письменное удостоверение, что он считает себя вполне удовлетворенным.
   4.) Векселя мои в присутствии И. П. Борисова сжечь или, изорвавши, прислать мне сюда в письме.
   5.) Если Ник. Ник. будет возражать, что для получения денег надо ему съездить в Москву,- то на это возразите, что я наложил на себя гораздо большие жертвы, чтобы достать вексель Ротшильда, первого банкира Европы,- и чтобы расплатиться.
   6.) Об окончании этих дел уведомить меня безотлагательно. В надежде, что у Вас окажутся недостающие 3500 р. сер.- я полагаю, что они не замедлятся.
   7.) Принять все нужные меры для снятия с моих имений запрещения.
   Прошу всё это исполнить с свойственной Вам аккуратностью и точностью. Вы легко поймете, как всё это важно для меня.
   В нетерпеливом ожидании ответа остаюсь всякого добра Вам желающий

Ив. Тургенев.

  

2152. H. H. РАШЕТ

16 (28) января 1868, Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

Вторник, 28-го янв. 1868.

   Какая Вы, однако, охотница и мастерица взваливать себе на плечи чужие обузы, любезнейшая и добрейшая Наталья Николаевна! Это просто из рук вон! Воображаю себе, как эта англичанка флегматически высасывает из Вас сок1. Но мне очень жалко, что это помешало Вам навестить меня. На всякий случай даю Вам знать, что в субботу прекращаются всякие охоты; что в середу я еду в Париж на 10 дней; и что, стало быть, в воскресение, в понедельник или во вторник ничего не мешает Вам приехать, предварив меня; а о том, что я буду очень рад Вас увидеть - и речи быть не может. "Имеяй уши да слышит!"2
   "Дым" Вам выслан; а с Жолкевичем я очень рад не знаться, ибо он противен, как дохлая крыса.
   Дружески жму Вам руку - и до свидания. Детям кланяюсь.

Ваш Ив. Тургенев.

  

2153. Н. С. ТУРГЕНЕВУ

16 (28) января 1868, Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

28/16-го января 1868.

Любезный брат,

   В ответ на твое письмо1 имею сообщить тебе, что я вчера отправил вексель от Ротшильда Ахенбаху в 13 000 р. сер. на имя Николая Николаевича в Спасское к управляющему моему Н. А. Кишинскому. Злоупотребить он им не может (впрочем, я и не имею никакой причины заподозрить его честность), потому что вексель именной и может только служить Н<икола>ю Н<иколаевич>у. Кишинский получил от меня инструкцию не иначе выдать этот вексель, как по получении от моего дяди выданных ему мною векселей. Всей суммы Н<икола>й Н<иколаевич> получит 16 500 - Кишинский должен приплатить ему 3500 р. из экономической суммы - и это представляет только два векселя в 10 000 с процентами; дядя хочет еще содрать с меня третий (в 4500 р.) и тоже с процентами - но, к счастью, сей последний, вследствие произведенных с ним дядей трипотажей (я убежден, что он по нем уже всё получил из выкупных денег), признан пока спорным; надеюсь, что дядя, хоть напоследях, почувствует угрызение совести и согласится все векселя истребить: кажется, хорошо за 10-илетнее управление, в течение которого я никогда более 5000 р. доходных в год не получал - а сам дядя жил барином и проживал до 2000 р. сер. в год (j'ai tous les chiffres noirs sur blanc - de sa propre main) - хорошо, говорю, положить себе в карман ни за что ни про что - 16 500 р. сер.! Солоно мне пришлось родственное управление; вчера я вынужден был подписать контракт, которым я продал свой дом Виардо; и то {Далее зачеркнуто: это} я еще ему должен был в ножки поклониться - ибо он оказал мне действительную услугу, вытащив меня из беды: ведь дяденька грозился Спасское с аукциону заставить продать! Вот, брат, как дураков-то пробирают. Молодец патриархальный старец, обливший меня слезами и слупивший с меня, до заявления векселя, всё, что только мог, мебелью, лошадьми и т. д. Я потому переменил мое намерение послать на твое имя деньги - что из этого могли произойти новые хлопоты, дядя бы еще стал ломаться... и т. д. А тут деньги налицо - "payement à trois jours de date" - я же попросил И. П. Борисова съездить вместе с Кишинским в Катушище, где поселился Н<икола>й Н<иколаевич>2. Но все-таки я тебе благодарен за твою радушную готовность, а также и за предложение поселиться у тебя в доме во время моего приезда в Москву.
   Я тебе писал обо всех этих передрягах - pour que vous n'en ignoriez pas.
   До свидания весною; обнимаю тебя и кланяюсь Анне Яковлевне.

Любящий тебя брат

Ив. Тургенев.

  

2154. M. H. КАТКОВУ

17 (29) января 1868. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

29/17-го января 1868.

   Почтеннейший Михаил Никифорович, в письме, приложенном к рукописи "Истории лейтенанта"1 - не сомневаюсь, что она теперь уже давно находится в редакции,- я позабыл попросить Вас велеть припечатать 12 отдельных экземпляров, из коих 3 прислать мне сюда,- а остальные хранить до моего приезда. Если это еще возможно, то исполнением моей просьбы Вы весьма меня обяжете.
   Примите уверение в совершенном моем уважении и преданности.

Ив. Тургенев.

  

2155. НЕИЗВЕСТНОМУ

18 (30) января 1868. Баден-Баден

  

Mon cher ami,

   Je suis obligé d'aller demain dans la journée à Carlsruhe, ce qui m'empêche, à mon grand regret, de chasseï demain avec vous.- Je me recommande à votre souvenir pour la prochaine fois et vous prie d'accepter l'expression de mes sentiments dévoués,

J. Tourguéneff.

   Jeudi matin.
  

2156. A. M. ЖЕМЧУЖНИКОВУ

19 (31) января 1868. Баден-Баден

  

Любезный Жемчужников,

   И сегодня я не могу быть - я нежданно-негаданно отправляюсь на один день в Карлсруэ1. Над статьей я ломал голову напрасно: всё выходит какое-то непрошенное и ненужное оправдание самого себя2.
   Посылаю Вам стихи Некрасова3, доставленные мне в корректуре, и прошу передать посланному забытый у Вас мною зонтик.
   До завтра, дружески жму Вам руку.

Преданный Вам

Ив. Тургенев.

   Пятница утром.
  

2157. П. А. ВАЛУЕВУ

21 января (2 февраля) 1868. Баден-Баден

  

Милостивейший государь,

Петр Александрович!

   Получив письмо Вашего высокопревосходительства от 16-го января, спешу выразить перед Вами мою искреннюю признательность за любезное внимание, которым Вы удостоили мою просьбу о г-не Ахенбахе. Не сомневаюсь в том, что он окажется достойным Вашего покровительства1.
   По приезде моем в С.-Петербург нынешней весною я почту приятным долгом явиться к Вам, дабы еще раз поблагодарить Вас лично,- а до тех пор прошу Ваше высокопревосходительство принять изъявление того глубокого уважения и совершенной преданности, с которыми честь имею пребыть

Вашим покорнейшим слугою.

Ив. Тургенев.

   Баден-Баден.
   Schillerstrasse, 7.
   2-го февраля/21-го января 1898.
  

2158. МОРИЦУ ГАРТМАНУ

21 января (2 февраля) 1868. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

d. 2 Februar 1868.

Mein lieber Freund,

   Hierbei folgt ein Exemplar des "Dimitri Rudin" etc.1- das ich Sie bitte anzunehmen - und schicken Sie gefälligst das andere (das von Madame V) zurück.
   Ich habe die Nummer der Wochenausgabe der "A Z" bekommen mit dem Anfange der Uebersetzung2: sie ist so vortrefflich, wie ich es nur wünschen kann. O hätt' ich immer solche Uebersetzer gehabt!
   Ich gehe diesen Tage nach Paris - und schicke Ihnen - die Uebersetzung von "Fumée" - und die Uebersetzung einer kleineren Novelle - die in der "Revue des 2 Mondes" erscheinen soil2.
   Viele Grüsse alien Freunden - und Ihnen und fhrer Frau einen herzlichen Händedruck.

Ihr I. Turgeneff.

  

2159. П. В. АННЕНКОВУ

24 января (5 февраля) 1868. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

5-го февраля (24-го января) 1868.

   Любезный Павел Васильевич! В высылке "Русского архива" за 1866 год вместо 1867 года виноват, конечно, я; не это беда небольшая: я послал "Русский архив" за 1866 год в подарок Мериме, которого, наверное, будут интересовать заметки о Пушкине1. Читали ли две статьи Мэриме о нем в "Монитере"2? А что же "Весть", "Искра", "Современное обозрение"? Я жду каждый день,- mais sœur Anne ne voit rien venir3.
   Иван Павлович4, который сегодня уезжает в Париж, мне уже объявил свое неудовольствие "Бригадиром"; зато он так хвалит прочие вещи, что эквилибр восстановляется5. Я хотел было ехать с ним в Париж, но подошли дела и отложили мою поездку на две недели. От Валуева я получил чрезвычайно любезное и вежливое письмо, на которое, разумеется, поспешил ответить таковым же. Он обещал место А<хенба>ху; посмотрим, даст ли6.
   Душа моя, нечего и думать о доставлении отрывка из моих "Воспоминаний" или какого-нибудь другого литературного продукта к 14 (2)-го февраля. Времени слишком мало: придется Вам, к истинному моему прискорбию, обойтись без меня7.
   Кто писал "Записки севастопольца" в "Русском архиве"8? Я прочел их с великим удовольствием. И кто пишет в "С.-Петербургских ведомостях" фельетон под именем Незнакомца9? Своей сухой и терпкой иронией он напоминает мне иногда Рошфора в "Фигаро". Вы этого Рошфора знаете? - У вас ужасные морозы, а здесь у нас уже всё весною пахнет. Описанье ночной езды в промороженной карете очень живописно. Я им когда-нибудь воспользуюсь, не обозначая источника10.
   Кстати о бедном Бенни. Оказывается, что он попал в кашу по совершенной случайности; написал на листе бумаги крупными буквами: "иностранец и турист" и показывал папским зуавам, а они, приняв этот лист за прокламацию, выстрелили по нем и перебили ему руку. Рану дурно лечили, и он умер11. Да! Помните Вы на острове Уайте Касаткина с его противным лбом и невозможностью окончить рассказом начатый анекдот12? Тоже умер в конце декабря, в Женеве.
   Роман Толстого я еще не прочел; жена Милютина (который всё в том же положении) над ним трудится. Вам следует написать о нем подробно и пространно13.
   Из Парижа, или вернувшись из Парижа, я Вам напишу свои впечатления, но мне кажется, все эти опасения преувеличены. Французам не освободиться ввек, да они и не желают этого. Не Наполеон, другой будет le maître. Разве он на старости лет войну затеет... за что поручиться нельзя. Прелестно то, что теперешняя палата видит в нем либерала и социалиста. Mundus vult decipi! До свиданья, обнимаю Вас и кланяюсь Вашей супруге.

Ваш Ив. Тургенев.

   P. S. Еще просьба! Я в газетах прочел объявление о выходе первой книжки "Собрания романов" с переводом Дюкана и моим предисловием, но до сих пор обещанных издательницей двух экземпляров не получил. Мне они не нужны, но Дюкан ужасно интересуется ими. Пожалуйста, сходите напомните14.
  

2160. ПОЛИНЕ БРЮЭР

24 января (5 февраля) 1868. Баден-Баден

  

Bade.

Schillerstrasse, 7.

Mercredi, 5 fév. 1868.

Chère fillette,

   Tous mes arrangements étaient pris pour partir aujourd'hui d'ici - quand des lettres importantes arrivées de Russie sont venues mettre un retard forcé à mon voyage1. Je ne puis aller à Paris que vers le 16 ou le 17 de ce mois. Cela me dérange beaucoup et je crains que cela ne dérange aussi tes plans: mais il faut tâcher de faire bonne mine à mauvais jeu. Il est probable que je ne te verrai qu'à Rougemont, quoique je suis toujours prêt, comme tu le sais, à défrayer ton voyage à Paris etc. Enfin c'est un retard de 10 à 11 jours. Ecris-moi deux mots; en attendant, je t'embrasse et dis mille choses aimables à toute ta famille.

J. Tourguéneff.

   P. S. Mets le No exact de votre maison à Paris,
  

2161. П. И. БОРИСОВУ

26 января (7 февраля) 1868, Баден-Баден

  

Баден-Баден

Schillerstrasse, 7.

25-го {Так в подлиннике.} янв./7-го февр. 1868.

   Милый Петя!
             Непростительно -
   Скажу больше, отвратительно,
   Что так долго я молчал,
   Хоть писать и обещал.
   Да что делать! Лень... охота...
   И на ум нейдет работа.
   Но теперь конец стрельбе!
   Обращаюсь я к тебе.
  
   Ну, приятель мой орловский,
   Ныне гимназист московский,
   Расскажи-ка мне путем.
   Или прозой, иль стихом,
   Как твое проходит время?
   По плечу ль науки бремя?
   Не скучаешь ли? Небось
   Онемечился, хоть брось!
   Но беды большой в том нету
   Много я бродил по свету,
   Много слушал тех, других,
   И своих-то, и чужих...
   А скажу: перед Минервой
   Немец всё же нумер первый
   И учить нас русаков
   Он особенно здоров.
   С величайшим прилежаньем,
   И терпеньем, и стараньем
   Ты внимай его словам;
   После, как окрепнешь сам,
   Ты свои расправишь крылья
   И помчишься без усилья
   Всё вперед, вперед, вперед...
   Все тогда разинут рот -
   И воскликнут: "Эта птичка
   С ноготком, хоть невеличка!".
  
   Вот, брат Петя, какие твой старый приятель тебе дает советы; а когда наступит лето, быть может, папа тебя возьмет на ваканции в деревню; и я тогда там буду, потому что в нынешнем году я намерен побывать в России. То-то мы с тобою нагуляемся, малины и земляники накушаемся, в речке накупаемся, обо всяких предметах наспоримся! Я убежден, что мы и теперь такой же спорщик, каким я тебя знал три года тому назад1! Но и то сказать: три года много значат! Ты, пожалуй, с тех пор вырос, остепенился, может быть, даже хохолок у тебя на голове завелся - и ты уже мечтаешь о том, что ты кавалер хоть куда! Как бы то ни было, я уверен, что мы встретимся и расстанемся большими приятелями.
   А потому заочно тебя целую и говорю: до свидания - в деревне или в Москве. Будь здоров и учись хорошенько и помни

искренно тебя любящего

Ив. Тургенева.

  

2162. ПОЛИНЕ БРЮЭР

27 января (8 февраля) 1868. Баден-Баден

  

Bade.

Schillerstrasse, 7.

Ce 8 février 1868. Samedi.

Chère fillette,

   Je reèois à l'instant ta lettre de Rougemont et je te {Так в подлиннике.} commence par te dire combien la nouvelle que tu me donnes de ton état m'a fait plaisir; j'espère que nous aurons cette fois-ci plus de chance - toi d'être maman, moi - d'être grand-papa. J'avais écrit dès hier à ton nom à la rue de Bruxelles (car je te supposais à Paris)1 - que des affaires importantes à régler ici m'avaient retenu'au moment même où j'allais me mettre en route et que je ne quitte Bade que le 16 - c'-à-drestent couchées les 4 premiers mois. Au revoir et bientôt.

J. Tourguéneff.

  

2163. МОРИЦУ ГАРТМАНУ

27 января (8 февраля) 1868. Баден-Баден

  

Mein lieber Freund,

   Dank fur das zurückgeschicktes Buch1. Die "Frankfurter Zeitung" bekommt das hiesige Lesecabinet - und ich werde mich in Ihrer feinen und poetischen Uebersetzung lesen können2. Lassen Sie mich wissen, was Sie von mir haben - Französisch oder Deutsch? Das Fehlende Schick' ich Ihnen gleich - c'est bien le moins, wie die Franzosen sagen - Mme Rachette behauptet, Sie hätten nicht die französische Uebersetzung der "Pères et enfants"3.
   Die neuen 2 Sachen schicke in Ihnen ans Paris4. Ich reise dahin am 17-ten und bleibe 8 Tage.

Viele Grosse von Ihrem

I. Turgeneff.

   Baden-Baden.
   Schillerstrasse, 7.
   d. 8 Feb. 68.
  

2164. H. А. КИШИНСКОМУ

29 января (10 февраля) 1868. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

Понедельник, 10-го февр./29-го янв. 1868.

   Сегодня исполнилось ровно две недели со дня отправки ротшильдовского векселя, любезный Никита Алексеевич; надеюсь, что Вы не только его получили, но уже успели уладить дело с H. H. Весьма сожалею о том, что не попросил Вас отправить ко мне из Орла телеграмму тотчас по получении обратно с H. H. векселей; но делать нечего - и придется еще потерпеть с неделю, пока придет Ваш ответ; не сомневаюсь в том, что Вы <не> пропустите ни одного лишнего дня.
   А теперь имею Вам сказать следующее: с уплатой Н<икола>ю Н<иколаевич>у прибавочных 3500 рублей денежные средства нашей кассы должны истощиться. А потому прошу Вас дать мне знать, будете ли Вы в с стоянии к 10-му апреля нашего стиля выслать мне денег - и сколько именно. Я желал бы 2000 или 2500; но если это невозможно, то назовите теперь же сумму, на которую я рассчитывать могу,- для того, чтобы я мог распорядиться как следует,
   Я только сейчас вспомнил, что желаемую Вами доверенность не отправил: завтра же поеду лично в Карлсруэ к нашему консулу" засвидетельствую и пошлю.
   Все газеты полны слухами о бедственном положении России, между прочим и Орловской и Тульской губерний: голод и холод, и болезни всякие, и бесхлебица. Напишите, как у нас - и много ли страдают наши крестьяне?
   Желаю Вам здоровья, удачи в предприятиях и терпения. В ожидании хороших известий от Вас остаюсь истинно Вам доброжелательствующий

Ив. Тургенев.

   P. S. Я получил от Афанасья Зуева письмо1, в котором он просил меня, чтобы ему разрешили поселиться с семейством в бывшей школе, которая теперь стоит пустою. Вполне разделяя Ваш взгляд на образ помещения бывших дворовых, а также не желая вступаться в Ваши распоряжения, счел однако нужным известить Вас об этой просьбе Зуева, так как он всегда оказывался человеком честным,
  

2165. МАКСИМУ ДЮКАНУ

31 января (12 февраля) 1868. Баден-Баден

  

Bade.

Sehillerstrasse, 7.

Ce 12 février 1868.

Mon cher ami,

   Si vous avez quelque Russe sous la main et que vous lui fassiez traduire le grimoire ci-joint, et il vous dira que c'est l'annonce de la traduction des "Forces perdues" avec ma préface1. Les deux mots soulignés sont vo

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 267 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа