Главная » Книги

Забелин Иван Егорович - История города Москвы, Страница 10

Забелин Иван Егорович - История города Москвы



p;  Закладка этого чуднаго дворца происходила 1 ³юня 1773 г. подъ горою, противъ Архангельскаго собора, на мѣстѣ тогда же разобранной Тайницкой башни, которая впослѣдств³и была выстроена снова въ прежнемъ вкусѣ, т.-е. какъ была до разрушен³я.
   Мѣсто закладки было обставлено разными щитами и другими украшен³ями съ изображен³емъ Росс³йскихъ орденовъ. Полная характеристика фантастической затѣи сохранилась въ разныхъ надписяхъ, частью положенныхъ въ закладку, и другихъ, красовавшихся на различныхъ щитахъ, поставленныхъ на томъ мѣстѣ. Главная надпись гласила слѣдующее:
   "Повелѣн³емъ благочестивѣйш³я Велик³я Государыни Екатерины Вторыя, Императрицы и Самодержицы Всеросс³йск³я, Избавительницы Москвы отъ смертоносной язвы, Побѣдительницы Оттоманской гордой Порты, Сохранительницы каждаго своего подданнаго безопасности, Законодательницы Всеросс³йской, къ славѣ Великой импер³и, къ чести своего вѣка, къ безсмертной памяти будущихъ временъ, ко украшен³ю Столичнаго града, къ утѣхѣ и удовольств³ю своего народа, положено великолѣпныхъ сихъ Императорскихъ чертоговъ основан³е въ лѣто отъ сотворен³я м³ра 7281, отъ воплощен³я Сына Бож³я 1773, мѣсяца ² юня 1 дня, царствован³я Ея Величества въ одиннадцатый годъ; строен³е производилось подъ главнымъ смотрѣн³емъ отъ арм³и генералъ-порутчика и кавалера Михайла Михайловича Измайлова".
   На закладномъ камнѣ было вырѣзано: "Сему сдан³ю прожектъ сдѣлалъ и практику началъ Росс³йской Архитектъ Москвитянинъ Васил³й Ивановичъ Баженовъ, Болонской и Флорентинской академ³и, Петербургской Императорской Академ³и Художествъ академикъ, Главной Артиллер³и Архитектъ и Капитанъ, сего сдан³я начальной Архитектъ и Експедиц³и онаго строен³я членъ, отъ роду ему 35 лѣтъ. По сочинен³и прожекта за Архитекта былъ титулярный совѣтникъ Матвѣй Козаковъ..."
   Надписи надъ орденами и на щитахъ славили побѣду надъ Турками, и на первомъ щитѣ провозглашалось:
   Да процвѣтетъ Москва подобьемъ райска крина, Возобновляетъ Кремль и градъ Екатерина.
   Почти въ то же время какъ разбиралось здан³е Приказовъ, были разобраны и старыя строен³я, находивш³яся съ лѣвой стороны отъ Никольскихъ воротъ, полаты князей Трубецкихь и возлѣ Чудова монастыря Конюшенный его дворъ, церковь Козмы и Демьяна съ предѣломъ Филиппа митрополита и дворы духовенства. На этомъ мѣстѣ было заложено въ 1771 г. новое здан³е для Присутственныхъ мѣстъ, существующее и донынѣ. Оно строилось по проектамъ архитектора Матв. Ѳед. Козакова, довольно медленно, такъ что было окончено только въ 1785 г.
   Такимъ образомъ, старыя постройки Кремля постепенно исчезали или для новыхъ здан³й, или для площадей.
   Съ самаго начала прошлаго XIX ст., съ 1801 г., Кремлемъ сталъ завѣдывать главный начальникъ Дворцоваго вѣдомства П. С. Валуевъ. Это былъ горяч³й блюститель порядка, чистоты и опрятности, а потому старый запущенный и обветшавш³й во всѣхъ своихъ частяхъ Кремль внушалъ ему неописуемое отвращен³е. Къ тому же время близилось къ коронац³и Императора Александра I. Онъ доносилъ государю, что мног³я изъ Кремлевскихъ здан³й "помрачаютъ своимъ неблагообразнымъ видомъ всѣ проч³я великолѣпнѣйш³я здан³я. Два артикула, писалъ онъ, обращаютъ на себя особенное вниман³е. Срѣтенск³й въ Кремлѣ соборъ, построенный нѣсколько вѣковъ на сваяхъ, давно уже сгнившихъ, и Гербовая башня (прежн³я Колымажныя, Красныя ворота во дворецъ, со стороны Боровицкихъ Кремлевскихъ воротъ), (Альбомъ видовъ No XVII) дѣлающ³я только видъ, при въѣздѣ оть Боровицкихъ вороть, въ которыя почти никто изъ благородныхь людей не ѣздитъ,-находятся въ крайней и чрезвычайной ветхости.
   Оба с³и здан³я угрожаютъ скорымъ и неминуемымъ своимъ паден³емъ", почему онъ и испрашивалъ Высочайшаго повелѣн³я сломать ихъ какъ можно скорѣе.
   Государь, однако, затруднился дать такое повелѣн³е, предложивъ Валуеву снестись по этому дѣлу съ генералъ-губернаторомъ Москвы Салтыковымъ, дабы узнать, "не произведетъ ли уничтожен³е сихъ древнихъ здан³й какого-либо предосудительнаго замѣчан³я", конечно, въ Московскомъ обществѣ. Осенью въ тотъ годъ (1801) эти здан³я были разобраны и на мѣстѣ ихъ выровнена площадь. Это было только начало очистки Кремля отъ старыхъ строен³й. Въ 1803 г. сломаны дворцовыя здан³я, выдвигавш³яся къ Троицкимъ воротамъ и къ Троицкому подворью. Въ 1806 г. проданъ съ аукц³она Цареборисовск³й Годуновск³й дворецъ, а въ 1807 г. сломано и Троицкое подворье съ церковью Богоявлен³я; въ 1808 г. сломаны всѣ друг³я здан³я задняго Государева двора, на мѣстѣ которыхъ построены такъ называемые "Кавалерск³е корпуса". Въ 1810 г. на мѣстѣ Цареборисовскаго дворца и отчасти на мѣстѣ Троицкаго подворья построена Оружейная Полата (нынѣ казармы) (Альбомъ видовъ, No XXI).
   Такъ исправно очищался старый Кремль. Исчезало многое ветхое, но вмѣстѣ съ тѣмъ исчезало иное и не ветхое, только потому, что оно уже не отвѣчало вкусамъ новаго времени и представлялось только памятникомъ грубой и неуклюжей деревенской старины.
   А въ 1812 г. даже и велик³й предводитель Двадцати языковъ, водворивш³йся было для житья въ Кремлѣ, Наполеонъ, по злобѣ за свою неудачу, старался уже совсѣмъ опустошить Кремль, разрушая его завѣтные памятники подкопами и взрывами.
   У него было намѣрен³е выжечь Москву со всѣмъ, что въ ней оставалось отъ пожара, и съ окрестностями; предполагалось "составить четыре колонны, каждую изъ двухъ тысячъ человѣкъ и велѣть имъ жечь все на двадцать миль около Москвы. Наполеонъ отвергь с³ю мѣру", какъ писали Французск³я газеты. Отвергъ несомнѣнно потому, что уже некогда было этимъ заняться, надо было спѣшить, чтобы по добру, по здорову выбраться изъ засады. Онъ все-таки устроилъ разрушенiе Кремля, поручивъ это дѣло маршалу Мортье. Съ инженернымъ искусствомъ прокопаны были мины подъ мног³я здан³я, подкачены боченки пороха.
   "Кремль приказано подорвать", писали Французск³я газеты. "Дюкъ де Тревизъ (упомянутый маршалъ Мортье) взорвалъ оный въ два часа ночи на одиннадцатое число (октября)".
   "Арсеналъ, казармы, магазейны, все было истреблено. С³я древняя крѣпость, современная основан³ю Росс³йской державы, с³и первые чертоги Русскихъ царей-они были-ихъ нѣтъ!"
   Такъ бы, можетъ быть, и случилось, если бы не помѣшалъ тому проливной дождь, шедш³й въ то время всю ночь и такимъ образомъ угасивш³й въ разныхъ мѣстахъ тлѣвш³е проводники-фитили у башенъ, у Ивана Великаго, у Спасскихъ воротъ и въ другихъ мѣстахъ.
   Сначала, въ 11 часовъ ночи, загорѣлся дворецъ, потомъ Грановитая Полата, а затѣмъ, въ исходѣ второго часа ночи, послѣдовали взрывы.
   Взорваны были три башни съ набережной стороны Кремлсвскихъ стѣнъ, наугольная Водовзводная, близъ Боровицкихъ воротъ, Петровская и возлѣ нея Безыменная. Взорвана старая колокольня возлѣ Ивана съ храмомъ Рождества Христова, построенная въ 1543 г. Фрязиномъ Петрокомъ Малымъ, но разрушилась у ней только верхняя половина, гдѣ висѣли больш³е колокола, упавш³е на землю подъ грудою камней и кирпичей. Основан³е здан³я осталось цѣлымъ. Большой Успенск³й колоколъ разбился, у реута отбились уши, воскресный и будничный сохранились въ цѣлости. Точно также разрушилась только въ верхней половинѣ и стоявшая возлѣ Филаретовская пристройка съ меньшими колоколами. Взорванъ былъ Арсеналъ, по лин³и отъ Никольской башни до Наугольной и со стороны Троицкихъ воротъ. На Никольской башнѣ также разрушилась только верхняя половина, до иконы Николая Чудотворца, находившейся надъ воротами, при чемъ Бож³имъ чудомъ сохранились въ цѣлости не только образъ, но и большое стекло въ его рамѣ, въ то время какъ въ окрестныхъ здан³яхъ и стекла и даже оконныя колоды вышибало. Угловая башня (Собакина) также разрушилась въ верхней половинѣ (Альбомь видовъ No XI).
   Всѣ эти развалины впослѣдств³и были возстановлены въ прежнемъ видѣ.
   Послѣ Французскаго опустошен³я оставался еще среди Ивановской площади противъ Арх³ерейскаго дома (Николаевск³й дворецъ) древн³й Кремлевск³й памятникъ, соборъ Николы Гостунскаго. Для чистоты онъ былъ также разобранъ въ 1816 г. въ одну ночь, о чемъ будетъ сказано въ своемъ мѣстѣ.
   По случаю постройки Новаго дворца былъ разобранъ въ 1847 г. и храмъ Рождества ²оанна Предтечи у Боровицкихъ вороть, первая древнѣйшая церковь Кремля, хотя каменная ея постройка и относилась къ 1509 г. Этотъ памятникъ Кремлевской древности, исчезнувш³й также въ видахъ чистоты и красоты для новоустроеннаго Кремля, представилъ своимъ уничтожен³емъ уже послѣднее событ³е по очищен³ю Кремля отъ излишнихъ остатковъ его древняго устройства (Альбомъ видовъ No XVIII).
  

IV.

СТАРЫЙ ГОРОДЪ КРЕМЛЬ.

  

Историческ³й обзоръ его мѣстностей.

  

2. Мѣстный обзоръ. Спасск³я ворота.

  
   Историческ³й обзоръ мѣстностей древняго города Москвы мы начнемъ отъ Спасскихъ воротъ и будемъ слѣдовать по древнимъ улицамъ Кремля отъ его воротъ, направляясь къ его серединной мѣстности, то-есть къ Соборной площади.
   Итакъ, снимемъ шапки и поклонимся старому городу Кремлю передъ его старыми вратами.
   Спасск³я ворота - это святыя ворота Кремля, подобно святымъ воротамъ, как³я находимъ въ монастырскихъ оградахъ. Историкъ С. М. Соловьевъ сравниваетъ самый Кремль съ большимъ монастыремъ. "Если рядъ загородныхъ монастырей", говоритъ онъ,"представлялъ около столицы рядъ укрѣплен³й, то Кремль, царственный замокъ, жилище Великаго государя, представлялся большимъ монастыремъ, потому что былъ наполненъ большими, красивыми церквами, среди которыхъ, какъ игуменск³я кельи въ монастырѣ, расположенъ былъ царск³й дворецъ-пестрая масса зданiй самой разнообразной величины, разбросанныхъ безъ всякой симметр³и, единственно по удобству" (Истор³я Росс³и, XIII, 58). Конечно, по старымъ Русскимъ понят³ямъ такое сходство въ дѣйствительности могло казаться убѣдительнымъ. Благочестивая народная мысль во всякомъ случаѣ почитала Кремль въ качествѣ монастырской святыни, а потому и главныя его ворота она освятила народнымъ обычаемъ, снимая шапки, входить и выходить въ ворота съ непокрытою головою. Когда и какъ установился этотъ обычай, неизвѣстно; но, повидимому, онъ установился не по государеву указу, а именно по благочестпвой волѣ всенароднаго множества. Разсказываютъ, что въ старину кто, проходя воротами, не снималъ шапки, того народъ заставлялъ класть передъ образомъ Спасителя 50 поклоновъ.
   Бывавш³е въ Москвѣ иноземцы прозывали эти ворота ²ерусалимскими по тому обстоятельству, что черезъ нихъ совершалось патр³аршее шеств³е на осляти въ Московск³й ²ерусалимъ, какъ они же прозывали славный и чудный храмъ Васил³я Блаженнаго (Сказан³я о самозванцахъ, I, 62, 99).
   И это свидѣтельство, вмѣстѣ съ другими, показываетъ, какъ много святости и святыни соединялось въ мысляхъ съ именемъ этихъ воротъ. Постоянные въ извѣстные годовые дни крестные ходы, совершаемые иногда и по особымъ случаямъ, большею частью проходили въ эти же ворота. Кромѣ того, вблизи тѣхъ же воротъ, и въ Кремлѣ, и внѣ Кремля, стояло не мало святыхъ церквей, предъ которыми, по Русскому обычаю, прохож³е, снимая шапки, усердно всегда молились. Такимъ образомъ съ накрытою головою приходилось идти только въ самыхъ воротахъ, надъ которыми тоже высилась своя святыня, иконописный образъ Спасителя, внушавш³й особое благоговѣйное молен³е. Самъ царь Алексѣй Михайловичъ въ 1655 г., возвращаясь изъ Литовскаго похода, шелъ въ воротахъ также, снявши шапку, еъ непокрытою головою.
   Такимъ образомъ Спасск³я ворота въ дѣйствительности почитались въ народѣ въ извѣстномъ смыслѣ особою святынею Кремля. Надо припомнить, что въ древнемъ русскомъ строительствѣ передовыя ворота вообще пользовались своего рода почетомъ и потому, и въ маломъ, и въ великомъ строен³и, какъ самостоятельная часть хоромнаго устройства, всегда очень заботливо украшались, а при входѣ въ нихъ стороннихъ подвластныхъ людей всегда требовали снят³я шапокъ. Такъ по крайней мѣрѣ водилось въ знатныхъ и богатыхъ дворахъ.
   На тѣхъ каменныхъ воротахъ, которыя были построены при Дмитр³и Донскомъ, былъ поставленъ въ 1464 г. ³юля 15 съ наружной стороны велик³й мученикъ Георг³й, рѣзанъ на камени, нарядомъ Вас. Дм. Ермолина, который въ 1466 г. поставилъ и изнутри града св. великаго мученика Димитр³я (Солунскаго), а рѣзанъ въ камени (Изв. А. Н., VIII, 4, 78).
   При новой постройкѣ воротъ въ 1491 г. эти каменныя изображен³я не вошли въ архитектуру здан³я. Св. Георг³й сохраняется и доселѣ въ Вознесенскомъ монастырѣ. Изображен³е св. Димитр³я не сохранилось. Однако мысль относительно этихъ изображен³й, повидимому, не угасала и выразилась въ постройкѣ у Вознесенскаго монастыря прямо противъ воротъ особаго небольшого храма во имя вмч. Георг³я съ предѣломъ вмч. Димитр³я гдѣ и было помѣщено каменное изображен³е св. Георг³я, а можетъ быть и Димитр³я.
   Какъ увидимъ далѣе, этотъ Вас. Ермолинъ своимъ предстательствомъ, т.-е. починомъ и попечительствомъ и руководствомъ, обновилъ постройкою и соборный храмъ Вознесенскаго монастыря. Повидимому, онъ принадлежаль къ служилому дворянскому сослов³ю. Отецъ его, Дмитр³й Ермолинъ, состоялъ Двинскимь вотчинникомъ (А. И., I, 286), отдавши свою вотчину Корельскому Николаевскому монастырю.
   Кромѣ построекъ въ Москвѣ онъ являлся предстателемъ-строителемъ и въ другихъ мѣстахъ. Въ 1469 г. въ Серг³евѣ монастырѣ построилъ трапезу камену, а во Владим³рѣ обновилъ двѣ церкви камены.
   Въ 1471 г. во градѣ Юрьевѣ Польскомъ развалившаяся до земли рѣзаная на камени церковь св. Георг³я была имъ собрана вся изнова и поставлена, какъ и прежде.
   Въ 1472 г. онъ началъ было участвовать въ постройкѣ и Московскаго Успенскаго собора, о четъ будетъ сказано въ своемъ мѣстѣ.
   Относительно Спасскихъ воротъ нельзя оставить въ забвен³и и особый случай, совершивш³йся въ 1606 году во время гибели перваго самозванца. Очевидецъ арх³епископъ Елассонск³й Арсен³й разсказываетъ, что когда тѣло убитаго Лжедмитр³я, лежавшее для позорища на Красной площади, было наконецъ вывезено для сожжен³я за городъ, то въ тотъ самый часъ, въ который "повлекли трупъ за городъ, пала вся крыша великихъ воротъ крѣпости. Кровля была большая, высокая и прочная. Это послужило признакомъ начала ужасныхъ бѣдств³й". Такъ несомнѣнно толковали въ народѣ дальновидные люди.
   Издревле Спасск³я ворота прозывались Фроловскими {Въ одной изъ лѣтописей (Супрасльской) они названы Фрололаврьскими, стр. 120.}, по всему вѣроят³ю по имени церкви того святого, которая, быть можетъ, въ глубокой древности стояла гдѣ-либо вблизи воротъ. Такъ возможно предполагать, хотя о такой церкви возлѣ воротъ нѣтъ и малѣйшихъ указан³й въ письменныхъ памятникахъ. Вѣроятно также, что прозван³е воротъ могло установиться и отъ церкви Фрола святого, находившейся внѣ Кремля, даже и въ дальнемъ отъ него разстоян³и, но близкой ему по вседневнымъ, такъ сказать, сношен³ямъ съ ея мѣстностью. Такихъ церквей во имя Фрола святого въ древней Москвѣ было три и всѣ онѣ находились въ мѣстностяхъ, гдѣ пребывала животина, т.-е. лошади или рогатый скоть для продажи или для заводскаго хозяйства. Какъ извѣстно, свв. Флоръ и Лавръ почитаются и доселѣ покровителями лошадинаго стада, а также и рогатаго скота. По этому поводу и ставились во имя ихъ храмы вблизи того или другого скоплен³я животины для ея освящен³я и охранен³я отъ напастей болѣзни. Одинъ св. Фролъ находился у древнихъ еще Великокняжескихъ конюшенъ, которыя были расположены гдѣ-то неподалеку отъ Покровской теперешней улицы, какъ можно предполагать-намѣстѣ теперешнихъ Покровскихъ казармъ или вблизи ихъ надъ широкимъ, тогда ещо пастбищнымъ, лугомъ, получившимъ прозван³е Васильевскаго луга отъ имени вел. князя и Кулижки или Кулижекъ. Тутъ же на взгорьяхъ находились и великокняжеск³е сады.
   Сношен³я Кремля съ этимъ св. Фроломъ, по поводу конюшень и садовъ, конечно, были вседневны. Но это еще не даетъ основан³я заключать, что Кремлевск³я ворота получили свое имя оть этого Фрола. Должно предположить, что по пути къ нему (по Покровкѣ и по Маросейкѣ), между Кремлемъ и Фроломъ, въ древнее время не было другого сколько-нибудь значительнаго храма, кромѣ ближайшихъ Китай-городскихъ. Въ такомъ случаѣ еще возможно предположить, что отъ частыхъ сношен³й съ этимъ Фроломъ ворота, къ нему ведущ³я, могли прозваться его именемъ.
   Другой Фролъ существуетъ и донынѣ у Мясницкнхъ воротъ, которыя прежде именовались по имени церкви также Фроловскими, а самая улица прозывалась тоже Фроловскою и Фроловкою. Этотъ Фролъ былъ построенъ еще въ древнее время по тому поводу, что вблизи существовалъ пригонный скотинный или животинный дворъ, съ Коровьею площадкою, по всему вѣроят³ю доставлявш³й мясо на всю Москву, почему и явилась тутъ цѣлая слобода Мясниковъ, и все, что прежде называлось по имени церкви Фроловскимъ, впослѣдств³и стало называться Мясницкимъ.
   Къ этому Фролу, что въ Мясникахъ, дорога отъ Кремля проходила по тогдашней Ильинской улицѣ, въ концѣ которой и стояла церковь Фрола и Лавра, какъ это видно изъ описан³я пожара 1547 года, гдѣ сказано, что выгорѣло по Ильинской улицѣ до Фрола святого въ Мясникахъ и что горѣлъ, погибалъ и народъ, между прочимъ на Большомъ посадѣ по Ильинской улицѣ, въ садахъ, которые находились за чертою Китай-города, именно вблизи теперешней Мясницкой. Возможно предполагать, что Фроловск³я ворота могли получить свое прозван³е и отъ св. Фрола. что въ Мясникахъ, тѣмъ болѣе, что эта улица именовалась также Фроловкою. Вообще должно заключить, что та или другая Фроловская церковь въ древнее время была первою, до которой доходилъ прямой путь изъ Кремля. Такъ прозывались и Троицк³я Кремлевск³я ворота Ризположенскими, по всему вѣроят³ю, отъ церкви Ризположен³я, существовавшей неподалеку отъ церкви Бориса и Глѣба у Арбатскихъ воротъ, въ концѣ Воздвиженки и послѣдняго Кисловскаго переулка, и въ древнее время, быть можетъ, стоявшей на прямомъ пути изъ Кремля, не говоря о благочестивыхъ поводахъ ея постройки на этомъ именно мѣстѣ, быть можетъ въ память спасен³я Москвы оть нашеств³я Татарскаго царевича Мозавши. Затѣмъ Николаевск³я или Никольск³я Кремлевск³я ворота точно также прозваны отъ монастырской церкви: Николы Стараго (нынѣ Греческ³й монастырь на Никольской), какъ и Воскресенск³я ворота въ Китай-городѣ именовались отъ монастыря Воскресенскаго на Тверской (нынѣ Саввинское подворье).
   Слѣдуетъ кстати упомянуть и о третьемъ св. Фролѣ, который и доселѣ существуетъ за Москвою-рѣкою на краю города между Конною площадью и Кожевниками на Зацѣпѣ (нынѣ церковь Всѣхъ Скорбящихъ Радость), гдѣ въ древнее время вся эта мѣстность съ обширнымъ лугомъ покрывалась многочисленными табунами лошадей, пригоняемыхъ на продажу Ногайскими Татарами, и гдѣ по этому случаю существовалъ и особый Ногайск³й Дворъ.
   Въ 1474 г. въ Москву прибылъ посолъ царя Ахмата Большой Орды, а съ нимъ множество Татаръ, 600 челов., а гостей (купцовъ) съ ними съ товаромъ и съ коньми 3.200 челов.; а коней съ ними продажныхъ было болѣе сорока тысячъ. Въ 1508 г. послы оть Ногайскихъ мурзъ били челомъ вел. князю Васил³ю Ив., чтобы пожаловалъ, велѣлъ Ногайскимъ гостямъ ѣздить къ Москвѣ съ коньми и со всякимъ товаромъ. Конечно, разрѣшен³е послѣдовало и время отъ времени они во множествѣ появлялись подъ стѣнами Москвы, производя торговлю конями и всякимъ аз³атскимъ добромъ.
   Съ тѣхъ поръ Ногайск³й конный торгъ совсѣмъ утвердился въ Москвѣ въ упомянутой мѣстности, почему явился тамъ и Ногайск³й Дворъ и устроились слободы Кожевникавъ. Въ 1563 г. въ ³юлѣ мурзы пригнали пословъ и гостей 1.000 человѣкъ, а лошадей съ ними восемь тысячъ. Въ 1565 г. пригнано лошадей 5547 {П. С. Л., VI, 32, 248; Русская Истор. Библ., III, 183.}.
   Какъ мы упоминали выше (стр. 138) Фроловск³я ворота были построены въ 1491 г. Итальянскимъ архитекторомъ Петромъ Антон³емъ въ томъ видѣ, какъ обыкновенно строились городск³я ворота безъ высокой башни, какая существуетъ теперь. Они представляли стѣнообразную постройку на четыре угла, съ шатровою кровлею, наверху которой стояла небольшая башенка съ небольшою главою, надъ которою высился большой двуглавый орелъ. Въ срединѣ башни подъ главою висѣлъ колоколъ, по всему вѣроят³ю, для часового боя, такъ какъ и въ то время или по крайней мѣрѣ въ XVI ст. надъ воротами существовали часы. На это указываетъ то свидѣтельство, что въ 1585 г. при трехъ воротахъ Кремля, у Спасскихъ, Тайницкихъ и Троицкихъ, находились на службѣ особые часовники. Въ 1613-1614 гг. упоминаются часовники, кромѣ указанныхъ трехъ, еще и при Никольскихъ воротахъ. Они получали годового жалованья по 4 р. и по двѣ гривны на мясо и соль и, кромѣ того, по 4 арш. сукна настрафилю. Въ 1614 г. о часахъ на Никольскихъ воротахъ упоминается въ послѣдн³й разъ. Вѣроятно въ этомъ году они были разобраны. Потомъ въ 1674 г. были разобраны и Тайницк³е часы, послѣ чего Кремль оставался только съ двумя башенныыи надворотными часами, Спасскими и Троицкими. У Фроловскихъ воротъ въ 1614 г. былъ часовникомъ Никифорка Никитинъ. Часы, вѣроятно, были не особенно сложнаго устройства,- Русск³е, какъ ихъ прозывали въ тѣ времена, раздѣляемые на дневные, отъ восхода солнца, и ночные, отъ его заката. Спустя десять лѣтъ царь Михаилъ Ѳед. пожелалъ устроить на воротахъ часы болѣе сложной механики, несомнѣнно по проекту появившагося тогда (съ 1621 года) въ Москвѣ искуснаго мастера, англичанина Христофора Галовея, который для устройства новыхъ часовъ предложилъ надстроить надъ воротами высокую башню, какъ это и было исполнено въ 1624-1625 годахъ. Въ сентябрѣ 1624 г. старые боевые часы были проданы на вѣсъ Спасскому Ярославскому монастырю за 48 руб., вѣсу въ нихъ было 60 пудъ желѣза. Въ томъ же году колокольный литецъ Кирила Самойловъ слилъ на Фроловск³я ворота къ часамъ тринадцать колоколовъ (А. О. П. No 879, No 921).
   Когда была окончена постройка и часы стали указывать время и производить игру колоколами, Государь очень щедро наградилъ строителя. 29 генваря 1626 г. онъ получилъ Государево и отца Государева, патр³арха Филарета Никитича, жалованье: серебряный кубокъ, 10 арш. атласу алаго, 10 арш. камки лазоревой, 5 арш. тафты виницейки червчатой, 4 арш. сукна красномалиноваго, сорокъ соболей-41 р., сорокъ куницъ-12 р., всего почти на 100 р. "А пожаловалъ Государь его за то, что онъ сдѣлалъ въ Кремлѣ-городѣ на Фроловскихъ воротѣхъ башню и часы".
   Въ маѣ мѣсяцѣ того же года случился лютый пожаръ въ Кремлѣ, куда огонь перенесся отъ храма Васил³я Блаженнаго на Вознесенск³й монастырь и далѣе на Чудовъ и по всему Кремлю. Новая башня и съ часами погорѣла такъ, что надо было все устроивать вновь. Опять англичанинъ Галовей принялся за работы, которыя и окончились уже въ 1628 г., когда 16 августа опять ему выдана была награда, почти равная прежней. Вмѣстѣ съ нимъ была выдана награда поменьше и нарядчику Вилиму Графу за то, что онъ былъ у башеннаго и у часового дѣла до Московскаго пожара и послѣ пожара (А. О. П. No 930). Христофоръ Христофоровъ Галовей, или, какъ его тогда называли, Алавѣй, Халове, выѣхалъ въ Москву на службу въ 1621 г. на жалованье по договору въ годъ 60 р., кормовыхъ по 20 коп. на день, да на недѣлю по возу дровъ. Въ 1640 г. онъ получалъ уже 75 р. въ годъ и удвоенныя кормовыя. Онъ состоялъ часовникомь Фроловской башни и придворнымъ часовщикомъ, почему всяк³й кормъ и питье получалъ изъ Дворца (Дом. Бытъ Р. Царей, изд. 3, стр. 107). Въ 1628 г. онъ починивалъ во Дворецъ часы больш³е-Цесарская башня, и часики невелики воротные (носимые на вороту, нынѣ карманные) въ серебрѣ.
   Въ 1054 г., когда царь Алексѣй Михайловичъ находился въ Литовскомъ походѣ, въ Москвѣ распространилось страшное моровое повѣтр³е. Помирали цѣлыя улицы и многолюдные монастырск³е и боярск³е дворы. Были предприняты различныя мѣры, очень разумныя и очень строг³я, дабы остановить распространен³е мора. Въ Кремлѣ всѣ городовыя ворота велѣно запереть и рѣшетки запуститъ, оставивъ для проходу только одну калитку на Боровицк³й мостъ, да и ту калитку велѣно на ночь замыкать и для того поставить сторожей. Въ это самое время, 5 октября въ 4-мъ часу ночи учинился пожаръ на Фроловской башнѣ; что было деревяннаго, выгорѣло и часы испортило, и часовой колоколъ упалъ и своды въ башнѣ проломилъ и разбился. Потушить пожаръ было невозможно, потому что лѣстницы къ часамъ были деревянныя и вскорѣ погорѣли. Часовникъ на допросѣ сказалъ, что заводилъ часы безъ огня, и отчего на башнѣ загорѣлось, про то онъ не вѣдаетъ (Доп. А. И., ²V, 490).
   Съ большимъ сожалѣн³емъ объ этомъ пожарѣ разсказываетъ архид³аконъ Павелъ Алеппск³й.
   Когда моровое повѣтр³е утихло, возвратился въ Москву и царь Алексѣй Михайловичъ, весьма торжественно, какъ подобало.
   Это происходило 10 февраля 1655 г. Тогда же только что прибылъ въ Москву (2 февр.) и Ант³ох³йск³й патр³архъ Макар³й съ своимъ сыномъ архид³акономъ Павломъ Алеппскимъ. Они смотрѣли торжественный въѣздъ царя изъ оконъ Кирилловскаго монастырскаго подворья, находившагося возлѣ Спасскихъ воротъ, гдѣ имъ было отведено помѣщен³е. Архид³аконъ Павелъ подробно описываетъ этотъ въѣздъ, о которомъ его рѣчь будетъ впереди, и между прочимъ разсказываетъ, какъ государь, дойдя до Спасскихъ воротъ и увидѣвъ обгорѣлую ихъ башню съ часами, горько заплакалъ.
   "Надъ воротами", говоритъ архид³аконъ, "возвышается громадная башня, высоко возведенная на прочныхъ основан³яхъ, гдѣ находились чудесные городск³е желѣзные часы, знаменитые во всемъ свѣтѣ по своей красотѣ и устройству и по громкому звуку своего большаго колокола, который слышенъ былъ не только во всемъ городѣ, но и въ окрестныхъ деревняхъ, болѣе чѣмъ на 10 верстъ. На праздникахъ нынѣшняго Рождества {Архид³аконъ пишетъ ошибочно. Какъ упомянуто, пожаръ случился 5 октября.}, по зависти д³авола, загорѣлись деревянные брусья, что внутри часовъ, и вся башня была охвачена пламенемъ вмѣстѣ съ часами, колоколами и всѣми ихъ принадлежностями, которые при паден³и разрушили своею тяжест³ю два свода изъ кирпича и камня, и эта удввительная рѣдкостная вещь, возстановлен³е которой въ прежн³й видъ потребовало бы расхода болѣе чѣмъ на 25000 динаровъ (рублей) на однихъ рабочихъ, была испорчена. И когда взоры царя упали издали на эту прекрасную сгорѣвшую башню, коей украшен³я и флюгера были обезображены, и разнообразныя, искусно высѣченныя изъ камня статуи обрушились, онъ пролилъ обильныя слезы".
   Конечно, архид³аконъ все это описывалъ наполовину по разсказамъ Москвичей, почему часы явились знаменитыми во всемъ свѣтѣ. Но любопытно, что въ числѣ украшающихъ и донынѣ Спасскую башню разныхъ фигуръ и балясинъ находились, какъ упомянулъ архид³аконъ, и искусно высѣченныя изъ камня статуи, о которыхъ упоминаютъ и домашн³я свидѣтельства. Въ 1624 г. октября 6 по указу царя Михаила Ѳед. сдѣлано было на четыре болвана однорядки (верхняя одежда) суконныя, сукна пошло англинского разнаго цвѣту 12 арш.; а быть тѣмъ болванамъ, сказано въ записи, на Фроловскихъ воротѣхъ. Такимъ образомъ, эти болваны были поставлены, вѣроятно, по четыремъ угламъ воротъ еще во время первоначальнаго устройства башни по замыслу Галовея. Однако по Русскому обычаю ихъ одѣли въ суконные кафтаны, вѣроятно, съ мыслью сокрыть ихъ статуйную идольскую наружность и дать имъ видъ живыхъ людей.
   Что касается внутренняго устройства часовъ, то по этому предмету сохранились отрывочныя указан³я только о часахъ, существовавшихъ до постройки башни. Приведемъ нѣсколько такихъ указан³й.
   Въ 1613 г. Фроловск³й часовникъ дѣлалъ къ часамъ желѣзный запоръ. Въ 1614 г. Фроловск³е часы возобновлялись и приводились въ новый порядокъ, при чемъ часовиикъ Никитинъ дѣлалъ у часовъ шестерню да подъемъ перечасный, а плотники дѣлали на воротахъ лѣстницы и крыльца, и у часовника крыльцо всходное съ дверью, а у часовъ у бою клали брусье новое и куплены скобы, чѣмъ прибить къ брусу боевую пружину. Въ 1619 г. часовникъ Каменнаго моста (Троицкихъ воротъ) у своихъ часовъ передѣлывалъ валъ, перечасной бой. Въ 1621 г. часовникъ Тайниковскихъ воротъ у своихъ часовъ дѣлалъ вѣтреникъ да колесо у маетника. Въ 1626 г. часовникъ того же Каменнаго моста у своихъ часовъ подѣлывалъ вѣтреникъ, да у вѣтреника репей зубчатой, да въ колесо трубку большую на валъ ходовой.
   Изъ этихъ замѣтокъ видно, что часовники были искусные кузнецы и слесаря, такъ что, кромѣ ухода за часами, они работали и на сторону. Въ 1616 г. Фроловск³й часовникъ Потапъ Моисеевъ сдѣлалъ 12 аршинъ желѣзныхъ, которые по государеву указу велѣно было раздать по торговымъ рядамъ старостамъ для прямыя мѣры {О часахъ и часовникахъ см. Архивъ Оруж. Полаты (нынѣ Дворцовый) NoNo 696, 889, 890, 921, 922, 923, 930, 1058, 1063, 1071.}.
   Бывш³й въ Москвѣ въ 1661 г. посолъ австр³йскаго императора, баронъ Мейербергь, оставилъ намъ даже изображен³е Фроловскихъ часовъ, по которому видно, что вверху круглаго циферблата было изображено солнце съ лучами, неподвижное, при чемъ нижн³й его лучъ въ видѣ стрѣлки служилъ указателемъ цифръ, расположенныхъ по ободу циферблата, имѣвшему вращательное движен³е, подвигая по порядку изображенныя на немъ цифры къ неподвижной стрѣлкѣ, т.-е. къ неподвижному лучу солнца. Такимъ образомъ на этихъ часахъ не стрѣлка ходила, а ходилъ мимо стрѣлки ободъ циферблата съ указными вызолоченными цифрами, славянскими, каждая мѣрою въ аршинъ. Этотъ ходовой указательный кругъ-колесо въ д³аметрѣ имѣлъ 7 1/4 арш., кругомъ колеса - 10 1/2 саж. Средина циферблатнаго круга была покрыта лазоревою краскою и испещрена золотыми и серебряными звѣздами съ изображен³ями солнца и луны, что, конечно, представляло небесное пространство.
   Таковы ли были и сгорѣвш³е часы Галовея,- неизвѣстно.
   Послѣ пожара въ 1654 г. часы, конечно, были возобновлены. Потомъ въ 1668 г. ихъ снова возобновляли, вываривали отъ ржавчины въ щелоку и починивали (Д. Б. Ц., изд. 3, 108,613).
   Такъ эти старозавѣтные часы дожили до XVIII ст., когда въ первомъ же году столѣт³я, 1701, во время новаго лютаго пожара въ Кремлѣ, они, по всему вѣроят³ю, погорѣли вмѣстѣ съ другими здан³ями. Съ этого времени Петръ задумалъ устроить часы на Спасской башнѣ "противъ (по подоб³ю) нѣмецкаго обыкновен³я на 12 часовъ", притомъ съ колокольною игрою съ танцами, противъ манера, каковы въ Амстердамѣ. Тамъ и были заказаны так³е часы.
   Въ 1702 г. государь повелѣлъ въ Голланд³и купцамъ Христофору Бранту и Ивану Любсу сдѣлать три колокольныя часовыя игры. Въ 1704 г. они изготовили только двѣ игры и подали счетъ, что тѣ колокола и танцовальные часы стали имъ съ издержками въ 42.474 ефимка слишкомъ.
   Въ 1703 г. часовникъ Григор³й Алексѣевъ доносилъ о старыхъ часахъ, что на Спасской башнѣ у боевыхъ часовъ, у указнаго круга, что въ Кремль, верхн³я шестерни испортились обѣ и тотъ указный кругъ не ходитъ.
   Въ 1704 г. заказанные часы изъ Архангельска прибыли въ Нѣмецкую слободу на дворъ генерала Лефорта, а потомъ оттуда были перевезены на 30 подводахъ на Посольск³й дворъ (на Ильинкѣ) и поступили въ завѣдыван³е Оружейной Полаты (Туманскаго, Рос. Магазинъ, II, 467). Ставилъ ихъ на мѣсто и вполнѣ устроивалъ въ течен³и 1705-1709 г. иноземецъ Якимъ Гарновъ, Гарнель (Garnault). Въ 1709 г. онъ доносилъ, что "его радѣн³емъ часы приходятъ къ окончан³ю". Однако есть свидѣтельство, что 9 декабря 1706 г. поутру пробило 9 часовъ, а въ 12 заиграла музыка: почали часы бить по-нѣмецки и указные круги на 12 часовъ.
   Меншиковъ также устроилъ себѣ часы съ курантами на церкви Гавр³ила Архангела (Меньшикова башня), о которыхъ упоминается въ 1708 г. Выше упомянутая третья игра была доставлена купцами въ Ингермоландскую канцеляр³ю, т.-е. прямо къ Меншикову. Какъ играли Спасск³е часы, объ этомъ свѣдѣн³й намъ не встрѣтилось. Но послѣ Петра годъ отъ году они ветшали безъ починки и въ 1732 г. заставили находившагося при нихъ часовника Гаврилу Паникадильщикова донести по начальству о необходимости произвести починку обветшавшихъ часовъ. За перепискою между Оружейною Полатою и Губернскою Канцеляр³ею отвѣта не послѣдовало. Часовщикъ въ 1734 г. 2 генваря подалъ новое доношен³е, въ которомъ писалъ, что "часы за непочинкою пришли въ пущую ветхость и всѣ друг³я часы ветхост³ю превосходятъ", и представилъ списокъ матер³аловъ, потребныхъ на починку, въ томъ числѣ стали 11 пудъ, желѣза 24 пуда, проволоки 20 фунтовъ, канату посконнаго 100 саж., два круга деревянныхъ указныхъ, жестяныхъ золоченыхъ словъ латинскихъ 3, русскихъ 2, получасовыхъ 3, звѣздъ жестяныхъ бѣлыхъ 12, три гири бомбовы по 10 пудъ и пр.
   Между тѣмъ въ концѣ февраля того же 1734 г. изъ Петербурга былъ присланъ къ управлен³ю на Троицкой башнѣ колокольной музыки колокольный игральный оберъ-мастеръ Яганъ-Христофоръ Ферстеръ. Онъ нашелъ на башнѣ игральныхъ колоколовъ 26, къ которымъ въ прибавокъ долженъ былъ прибрать еще 8 колоколовъ басовыхъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ доносилъ, что "оная Троицкая башня, по его усмотрѣн³ю, находится въ тѣсномъ мѣстѣ, въ стѣнахъ и въ глуши, и музыка со оной башни будетъ не слышна, а надлежитъ де оной колокольной музыкѣ быть на Спасской башнѣ, понеже де оная стала на всей красотѣ и вельми та колокольная музыка и игран³е во дворцѣ и въ Москвѣ будетъ слышна". На это предложен³е Сенатъ рѣшилъ, что ежели о быт³и оной колокольной музыкѣ на Троицкой башнѣ особливаго имяннаго Ея Величества указу нѣтъ, то оную музыку поставить на Спасской башнѣ. Но именной указъ нашелся въ Губернской Канцеляр³и, гдѣ въ протоколѣ было записано 1 генваря 1731 года, что "графъ Семенъ Андреевичъ Салтыковъ приказалъ имяннымъ Ея Величества указомъ съ церкви Архангела Гавр³ила, что на Чистомъ прудѣ (Меншикова башня), часовые колокола снявъ, поставить на Троицкой башнѣ, какъ надлежитъ, и къ нимъ придѣлать инструменты, чтобъ играли". На основан³и этого указа Сенатъ въ августѣ 1734 года приказалъ упомянутой колокольной музыкѣ быть попрежнему на Троицкой башнѣ, гдѣ и долженъ былъ работать оберъ-мастеръ Ферстеръ. Восемь колоколовъ согласныхъ голосами онъ прибиралъ въ Артиллер³и на Пушечномъ дворѣ изъ хранившихся тамъ шестисотъ колоколовъ, собранныхъ въ прежн³е годы (по указамъ Петра) отъ церквей {Арх. Мин. Юст., дѣла Сенат. Конторы, No 7712.}.
   Спасск³е часы, вѣроятно, были починены, но въ лютѣйш³й пожаръ всей Москвы въ 1737 г. часы на обѣихъ башняхъ погорѣли и были приведены въ порядокъ въ томъ же году.
   Изъ приведенныхъ свидѣтельствъ видно, что на Спасской башнѣ въ это время колокольной игры уже не существовало. На Троицкой она поддерживалась до конца XVIII ст. и разсказываютъ, что колокольный музыкантъ разыгрывалъ руками и ногами даже "Святый Боже" при погребен³и первыхъ вельможъ, напр., начальника Москвы графа З. Гр. Чернышева въ 1784 г. и другихъ, бренные останки которыхъ были проносимы въ Троицк³я ворота {Гастева: Стат. описан³е Москвы. М., 1841, 57.}.
   Однако, въ течен³и времени и Спасская башня получила так³е же куранты. Въ 1763 г. въ помѣщен³яхъ подъ Грановитою Полатою происходила разборка архивныхъ дѣлъ бывшихъ Преображенскаго и Семеновскаго Приказовъ, при чемъ были найдены "больш³е англ³йск³е курантовые часы", быть можетъ, нѣкогда снятые со Спасской же башни. По именному указу импер. Екатерины II въ 1767 г. эти часы повелѣно поставить на Спасской башнѣ, для чего былъ приглашенъ часовой мастеръ Фац³й, запросивш³й за эту работу 14.556 р. Сумма къ расходу была утверждена, а завѣдыван³е дѣломъ было поручено вице-президенту Мануфактуръ-Коллег³и Сукину. Подъ его смотрѣн³емъ установка часовъ продолжалась три года. Въ концѣ 1770 г. Сукинъ донесъ Сенату, что установка часовъ мастеромъ Фац³емъ совсѣмъ окончена. Сенатъ приказалъ освидѣтельствовать работу, въ какой исправности часы въ ходу и прочны ли будутъ на предбудущ³я времена, для чего были собраны часовые мастера, записные цеховые и вольные {Арх. Мин. Юстиц³и, дѣла Статсъ-Конторы, No 849. Упр. Благ., связка 228, No 4283.}.
  

Кирилловское подворье.

  
   Входя въ Кремль, надо припомнить, что въ древнее время вся его мѣстность была очень тѣсно застроена, кромѣ монастырей и церквей, главнымъ образомъ домами и дворами бояръ, между которыми по уголкамъ тѣснились также и дворы церковныхъ причтовъ, протопоповъ, поповъ, д³аконовъ. Всѣ эти дворы занимали свои мѣста не линейно по направлен³ю улицъ, а какъ было удобно. Гдѣ оказывалось свободное пространство, тамъ и поселялся тотъ или другой дворъ и малый дворикъ, оставляя небольшое пространство для прохода и проѣзда, поэтому въ древнемъ Кремлѣ прямыхъ улицъ не существовало, повсюду были только переулки, сѣть переулковъ и кривыхъ колѣнъ, въ иныхъ мѣстахъ упиравшихся въ тупики.
   Впервые прямыя улицы отъ Спасскихъ и Никольскихъ воротъ къ Соборной площади были проведены Иваномъ Третьимъ около 1500 года (С. Г. Г., I, 348), но по тѣснотѣ двороваго размѣщен³я ширина этихъ улицъ не превышала 4 саж., а мѣстами онѣ стѣснялись до 3 саж., именно въ ту же ширину, какая и донынѣ существуетъ въ проѣздѣ Спасскихъ воротъ. Даже и въ половинѣ XVIII ст. отъ Спасскихъ воротъ большая улица шла къ Ивановской площади шириною въ 4 саж. съ получетвертью, а мѣстами и въ 3 1/2 сажени. Она называлась Спасскою.
   Отъ самыхъ воротъ, нѣсколько влѣво, въ разстоян³и 11 саж. находилась церковь Аѳанас³я Александр³йскаго, иначе Афанасьевск³й монастырь и при немъ подворье Кирилло-Бѣлозерскаго монастыря. Церковный уголъ выходилъ прямо противъ середины и доселѣ существующей старой стрѣлецкой караульни въ разстоян³и отъ нея на 7 1/2 саж. Самая церковь стояла противъ теперешняго здан³я Дворцоваго вѣдомства въ разстоян³и отъ него на 5 саж.
   На мѣстѣ этого здан³я нѣкогда стояли каменныя полаты купца Тарокана, построенныя имъ въ 1470 году, первое каменное здан³е въ Москвѣ, принадлежавшее частному лицу.
   По Спасской улицѣ подворье въ длину занимало 28 саж., взади безъ малаго 25 саж., поперекъ по лин³и Кремлевской стѣны около 18 саж., въ противоположномъ угловомъ концѣ, гдѣ за эту межу выдвигалось отдѣльно стоявшее здан³е подворья, безъ малаго 24 саж. Такую мѣру даетъ планъ 1757 г. {По другому плану 1756 г. мѣра обозначена такъ: по улицѣ 30 саж., взади 29, по Кремлевской стѣнѣ 28, въ угловомъ концѣ 19 саж.-Такъ различно чертились планы въ XVIII ст. Оба плана подписаны архитекторомъ Вас. Яковлевымъ. Они различаются и въ подробностяхъ.}.
   Аѳанасьевская церковь впервые упоминается въ 1389 г. по случаю начавшагося 21 ³юля отъ нея пожара, отъ котораго мало не весь городъ Кремль "погорѣ". Однако, въ Никон. лѣтописи (изд. 1786 г., IV, стр. 148) упомянуто, что въ 1386 г. въ монастырѣ св. Аѳанас³я былъ погребенъ нѣк³й Семенъ Яма (по другимъ спискамъ той же лѣтописи, вяѣсто Аѳанасьевскаго монастыря упомянутъ по этому случаю монастырь Вознесенск³й, который едва ли существовалъ въ этомъ году). Въ то время церковь, конечно, была деревянная. Каменная была построена въ 1462 г. Васил³емъ Дмитр³евымъ сыномъ Ермолина, во Фроловскихъ воротахъ, какъ написано въ Лѣтописи, а предѣлъ у нея св. Пантелеймонъ. Въ томъ же году 27 ³юля она была освящена (Извѣст³я Ак. Н. 1903 г., томъ VIII, кн. 4, стр. 77). По всему вѣроят³ю, послѣ многихъ пожаровъ, каменный храмъ значительно обветшалъ и потому въ 1514 г. вновь построенъ изъ кирпича Юрьемъ Григорьевымъ Бобынинымъ.
   Въ ³юнѣ 1571 г. царь Иванъ Вас. Грозный пожаловалъ къ Аѳанас³ю Великому на церковное строенье и на дворъ 200 руб. Тогда, вѣроятно, и самое подворье впервые построено также каменное, т.-е. кирпичное, полаты, кельи и служебныя здан³я.
   Когда именно основалось при церкви Аѳанас³я монастырское подворье, свѣдѣн³й не имѣемъ. Припомнимъ, что преп. Кириллъ, еще бывши м³ряниномъ, проживалъ вблизи Аѳанасьевской церкви, во дворѣ ближняго человѣка у вел. князя Дмитр³я Донскаго окольничаго Тимоѳея Васильевича, у Тимоѳеевскихъ, впослѣдств³и Константино-Еленскихъ воротъ. Можеть быть еще при жизни преподобнаго и устроено было здѣсь его подворье (см. Тимоѳеевск³я ворота).
   О составѣ строен³й подворья свѣдѣн³я находимъ только отъ позднѣйшаго времени, именно по случаю Московскаго пожара въ 1737 г., когда "въ ономъ подворьѣ на св. церквахъ главы сгорѣли и кресты свалились и въ кельяхъ всякое деревянное строен³е внутри и кровли все погорѣло безъ остатку, отчего и каменное здан³е повредило и сыплется; сквозь своды отъ дождевой мокроты имѣется во многихъ мѣстахъ не малая теча и опасно, чтобъ всему монастырскому каменному здан³ю отъ течи конечнаго поврежден³я не случилось". Такъ послѣ пожара доносилъ объ этомъ строитель монастыря, испрашивая должную сумму на починку разрушенныхъ здан³й. Но еще въ 1731 году архимандритъ Кириллова монастыря Иринархъ доносилъ въ Коллег³ю Эконом³и, что "отъ древнихъ лѣтъ построенъ въ Кремлѣ городѣ Аѳанасьевск³й монастырь, который приписанъ къ тому Кириллову монастырю на подворье, а въ томъ монастырѣ на соборныхъ церквахъ кровли покрыты черепицею и та черепица вся обвалилась и отъ течи своды повредились и во многихъ мѣстахъ стѣны разсѣлись, отчего то строен³е рушится, и просилъ то строен³е осмотрѣть и перекрыть, дабы то строен³е и пуще не развалилось и въ большой убытокъ не пришло".
   По случаю возобновлен³я строен³й послѣ пожара упоминаются слѣдующ³я ихъ части: 1) церковь Аѳанас³я и Кирилла съ трапезою и папертьми, вокругъ 52 саж., крыто было тесомъ; 2) св. ворота съ оградною стѣною; 3) начиная отъ ограды кельи каменныя жилыя, позади церкви, въ длину на 12 саж., въ ширину 4 саж.; въ нихъ были потолки накатные и полы и въ окнахъ рамы и крыльца деревянныя; 4) кельи жилыя на 28 саж. съ крыльцами и нужниками, съ кровлею на два ската; 5) сушило кладовое на 16 саж. съ крыльцомъ каменнымъ; 6) на конюшенный дворъ ворота каменныя и ограда; 7) надъ воротами жилыя полаты на 8 саж., при тѣхъ полатахъ нужникъ шириною 1 1/2 арш., длиною 3 саж.; 8) на конюшенномъ дворѣ на конюшняхъ сушилы каменныя дл. на 6, поперекъ 4 арш. По смѣтѣ на возобяовлен³е всего разрушеннаго потребовалось 2865 р. съ коп.
   Во время пожара "въ церквахъ деисусы и мѣстные образа погорѣли, мног³е повредилпсь; въ Кирилловской церкви антиминсъ погорѣлъ; колокольня обгорѣла и колокола опустились, но ризница вынесена вся въ цѣлости".
   О размѣщен³и церквей узнаемъ слѣдующую подробность:
   "Въ 1757 г. стряпч³й Кириллова монастыря подалъ въ Мо

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 305 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа