Главная » Книги

Забелин Иван Егорович - История города Москвы, Страница 12

Забелин Иван Егорович - История города Москвы



ждались раздачею милостыни нищимъ и заключеннымъ въ тюрьмахъ, близко стоявшихъ судебныхъ Приказовъ.
   При соборѣ существовали, кромѣ приходящихъ, и записные нищ³е, именно только вдовы, 12 человѣкъ, иногда 18, иногда 10, которымъ патр³архъ жаловалъ обыкновенно по двѣ деньги каждой, иногда по гривнѣ.
   Точно также и цари Михаилъ и Алексѣй приходили въ соборъ на тѣ же праздники слушать литург³ю, а иногда и наканунѣ слушать вечерню и всенощную и молебенъ.
   Въ соборѣ находились два предѣла: одинъ во имя Введен³я Пр. Б-цы, стоявш³й съ сѣверной стороны отдѣльнымъ храмомъ съ главою, и другой во имя Зачат³я св. Анны, пристроенный съ южной стороны. Первый построенъ въ 1560 г. по повелѣн³ю Ивана Грознаго какъ домовый храмъ въ новомъ дворѣ его брата Юрья Васильевича, новыя хоромы котораго примыкали къ Гостунскому собору съ этой стороны.
   Небольшой храмъ былъ освященъ того же года 21 ноября, а заложенъ былъ въ началѣ августа, слѣдовательно строился всего три мѣсяца. Царь на новосельи у брата ѣлъ и пировалъ съ митрополитомъ Макар³емъ.
   Само собою разумѣется, что въ извѣстные пожары 1547, 1571 и 1626 годовъ Гостунск³й соборъ подвергался опустошен³ямъ и обновлялся въ свое время, какъ и въ пожаръ 1737 г. онъ также обгорѣлъ и былъ въ тотъ же годъ обновленъ.
   Въ 1754 г. вмѣсто обветшавшей трапезы была придѣлана къ храму новая.
   И этотъ малый соборъ былъ тоже вотчинникъ, за нимъ въ 1681 г. числилось 7 крестьянскихъ дворовъ. Это была деревенька Ожегова въ Звенигородскомъ уѣздѣ, отданная въ соборъ въ 1549 г. на поминовен³е души вел. князя Георг³я Ивановича Дмитровскаго, дворъ котораго находился противъ собора.
   Соборъ состоялъ на царской ругѣ, получая деньгами и сукнами слишкомъ 142 р. въ годъ, кромѣ Введенскаго предѣла, получавшаго особо слишкомъ 24 р. въ годъ, сверхъ ржи и овса.
   Въ Гостунскомъ соборѣ совершалась присяга Петру III и Екатеринѣ II при ихъ вступлен³и на престолъ.
   Позднѣйшая истор³я Николо-Гостунскаго собора очень примѣтательна по тѣмъ пр³емамъ обращен³я съ древними памятниками, как³е, къ сожалѣн³ю, дѣйствуютъ и донынѣ.
   Послѣ нашеств³я французовъ и съ ними Двадцати языкъ соборъ хотя и былъ опустошенъ, но какъ строен³е оставался въ цѣлости. Въ 1816 г. священникъ Михаилъ Александровъ, побуждаемый вѣроятно какими-либо ревнителями благолѣп³я Бож³ихъ храмовъ, представлялъ преосвященному Августину митрополиту Московскому, что "здан³е Гостунскаго собора не соотвѣтствуетъ красотѣ занимаемаго имъ мѣста; а также собору дѣлаетъ еще болѣе безобраз³я странною своею фигурою предѣльная церковь (Введен³я), которая имѣетъ наклонен³е на одну сторону и прочности не обѣщаетъ"; посему просилъ разрѣшен³я начать преобразован³е собора перестройкою этой предѣльной церкви... Преосвященный разрѣшилъ перестройку собора 22 февр. 1816 г. Работы начались и продолжались все лѣто. Но 3 августа главнокомандующ³й въ Москвѣ графъ Тормасовъ сообщалъ преосвященному, что Николо-Гостунск³й соборъ обстроивается вновь въ готическомъ видѣ, и просилъ увѣдомлен³я, какимъ порядкомъ разрѣшена с³я перестройка, такъ какъ отъ учрежден³й, отъ которыхъ зависить это дѣло, позволен³я или соглас³я не требовано.
   Отъ такого вопроса преосвященный растерялся и немедленно остановилъ работы, а вмѣстѣ съ тѣмъ отвѣчалъ главнокомандующему, что соборъ Гостунск³й, такъ называемый по образу св. Николая, прислаиному съ рѣки Гостуни, есть церковь довольно древняя, построенная въ 1506 г., а въ 1714 г. положена въ ней часть мощей св. Николая; что жители Московск³е и иногородные имѣютъ къ сему собору великое усерд³е, какъ по древности его, такъ и по Великому Угоднику Бож³ю и нѣкоторые изъ усердствующихъ возжелали обстроить сей соборъ и дать ему лучш³й видъ; что перестройка собора разрѣшена имъ, преосвященнымъ, ибо строен³е всѣхъ церквей зависитъ отъ разрѣшен³я арх³ерейскаго, а при этомъ и Комисс³я о строен³и Москвы не заявила, съ своей стороны препятств³й.
   Въ то же время начальникъ Кремлевской Экспедиц³и князь Юсуповъ сообщалъ преосвященному, что соборъ, какъ памятникъ древности, приличнѣе было бы оставить въ томъ видѣ, какъ былъ онъ прежде. Преосвященный далъ предписан³е священнику, чтобы онъ немедленно новую постройку передѣлалъ такъ, чтобы она похожа была на прежн³й предѣлъ, или совсѣмъ бы ее сломалъ.
   Въ этомъ году пр³ѣзжалъ въ Москву и государь и дѣло о соборѣ окончилось тѣмъ, что онъ былъ совсѣмъ разобранъ.
   2 октября 1816 г. преосвященный доносилъ св. Синоду, что послѣдовало Высочайшее соизволение, чтобъ Николо-Гостунск³й соборъ, какъ обветшавш³й и по мѣстоположен³ю своему, и по бѣдности архитектуры дѣлающ³й безобразiе Кремлю, былъ разобранъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ преосвященный представлялъ Синоду, что чудотворный образъ съ частью мощей, иконостасъ и всю утварь изъ собора перенести въ новоустроенную церковь на Ивановской колокольнѣ подъ колоколами и освятить эту церковь во имя св. Николая, и быть ей и именоваться Николаевскимъ Гостунскимъ соборомъ, тѣмъ паче, что бывшая на Ивановской колокольнѣ Рождественская церковь (Рождество Христово) болѣе извѣстна была по образу сего же святого, въ ней находившемуся, къ которому народъ имѣлъ особенное усерд³е, но который по разрушен³и колокольни (1812 г.) не отысканъ. Синодъ 10 генваря 1817 г. утвердилъ это представлен³е.
   Какъ скоро по этому представлен³ю новая церковь на колокольнѣ была устроена, преосвященный 20 ³юля 1817 г. далъ предписан³е безъ замедлен³я разобрать Гостунск³й соборъ, а матер³алъ его отдать въ Вознесенск³й монастырь, гдѣ тогда строилась въ готическомъ стилѣ церковь св. Екатерины.
   7 августа того же 1817 года преосвященному донесли, что Гостунск³й соборъ разобранъ, значитъ съ небольшимъ въ двѣ недѣли. Но вотъ что разсказываетъ свидѣтель всей этой истор³и, баронъ В. И. Штейнгель, адъютантъ главнокомандующаго Москвы графа Тормасова, принимавш³й дѣятельное участ³е въ возобновлен³и разоренной и сожженной Москвы. Это было 1816 г., когда въ августѣ императоръ Александръ I прибылъ взглянуть на опустошенный городъ и остался очень доволенъ его быстрымъ обновлен³емъ.
   "По отбыт³и государя",пишетъ баронъ, "мы съ новой горячност³ю принялись за окончательное обновлен³е Кремля и устройство Москвы (что происходило уже въ 1817 г., когда въ Москву прибылъ императоръ Александръ вмѣстѣ съ Прусскимъ королемъ).
   "На Кремлевской площади оставался старый соборъ, называемый "Николы Голстунскаго", похож³й на "Спаса на Бору", также вросш³й въ землю. Его, по почтительной древности, предположено было обнести благовидною галлереею по примѣру домика Петра Великаго; но полученное извѣст³е, что съ государемъ прибудетъ и Прусск³й король, подало мысль: соборъ сломать, а площадь очистить для парадовъ.
   "Графъ послалъ меня переговорить объ этомъ важномъ предметѣ съ Августиномъ. Преосвященный въ полномъ значен³и слова вспылилъ, наговорилъ опрометчиво тьму оскорбительныхъ для графа выраженiй; но, какъ со всѣми вспыльчивыми бываетъ, постепенно стихъ и рѣшилъ такъ: "Скажите графу, что я согласенъ, но только съ тѣмъ, чтобы онъ далъ мнѣ честное слово, что, приступивъ къ ломкѣ, по наступлен³и ночи, къ утру не только сломаютъ, но очистятъ и разровняютъ все мѣсто такъ, чтобы знака не оставалось, гдѣ былъ соборъ. Я знаю Москву: начни ломать обыкновеннымъ образомъ, толковъ не оберешься. Надо удивить неожиданност³ю, и всѣ замолчатъ. Между тѣмъ я сдѣлаю процесс³ю: торжественно перенесу всю утварь во вновь отдѣланную церковь подъ колокольней Ивана Великаго и вмѣсгѣ съ тѣмъ освящу ее".
   "Довольный такимъ результатомъ переговоровъ, графъ сказалъ: "О, что до этого, я наряжу цѣлый полкъ: онъ можеть быть увѣренъ, что за ночь не останется ни камешка". При первомъ свидан³и съ преосвященнымъ графъ выразилъ ему особую благодарность. Преосвященный понялъ, что я былъ скроменъ и не все передалъ графу, и съ этой поры сталъ оказывать мнѣ особенное вниман³е, говоря другимъ: "Это честный человѣкъ".
   "Голстунск³й соборъ дѣйствительно исчезъ въ одну ночь.
   "Этому не менѣе дивились, какъ и создан³ю въ 6 мѣсяцевъ гигантскаго экзерциргауза, со стропилами, поддерживающими потолокъ въ 23 сажени шириною.
   "Тутъ вся честь принадлежала двумъ инженеръ-генераламъ: Бетанкуру и Карбоньеру" (Истор. Вѣстникъ, ³юнь 1900 г., стр. 826).
   Переписываясь съ Тульскимъ преосвященнымъ Симеономъ по случаю передѣлки въ Тулѣ языка къ большому колоколу на Ивановской колокольнѣ, Августинъ увѣдомлялъ его 1 ³юля 1817 г.,что освятилъ новый Гостунск³й соборъ (подъ колоколами Ивана Великаго); а тотъ въ письмѣ очень жалѣлъ, что нарушили такую древность...
   Безобраз³е храма заключалось въ томъ, что онъ въ 1754 г. былъ покрытъ по старымъ закомарамъ желѣзною кровлею на четыре ската, изъ которой неприглядно высилась его старая глава. (Альбомъ видовъ No XX).
   Чудотворный образъ Николы Гостунскаго пребывалъ въ великомъ почитан³и и поклонен³и у Московскаго народа, какъ это засвидѣтельствовалъ и преосвященный Августинъ. Несомнѣнно, что во имя особыхъ чудотворен³й и вел. князь Васил³й Ивановичъ перенесъ изъ села Гостуня зтотъ образъ въ Москву и поставилъ въ новопостроенномъ храмѣ того же имени св. Николы. Съ того самаго времени и въ Москвѣ распространилась чудотворная благодать отъ иконы, подававшая вѣрующимъ мног³я изцѣлен³я и многую помощь въ желанныхъ молен³яхъ. Между прочимъ въ народѣ установилось вѣрован³е, что св. чудотворецъ Никола особенно покровительствуетъ вступающимъ въ бракъ молодымъ людямъ, почему, какъ разсказываютъ, "въ храмъ угодника родители приводили помолвленныхъ дочерей своихъ или сговоренныхъ сыновей, просили его защиты, записывали имена дѣтей своихъ въ книгу, при семъ соборѣ хранившуюся, и твердо уповали на его покровительство" (Москва, Историч. Путеводитель, часть 2-я. М., 1827, стр. 11). Основан³е этому благочестивому вѣрован³ю находилось въ жит³и чудотворца, гдѣ въ сказан³и о трехъ дѣвицахь излагается слѣдующее событ³е: въ его время жилъ нѣк³й мужъ; былъ онъ сначала славенъ и богатъ, а потомъ сталъ неславенъ и убогъ и претерпѣвалъ такую бѣдность, что нуждался даже и въ кускѣ хлѣба, не было чѣмъ и одѣться. Къ тому же у него было три дочери попремногу благообразны зѣло. Въ своемъ нищенскомъ бѣдств³и отецъ домыслился до того, что вознамѣрился отдать своихъ дочерей на блудъ хотящимъ и тѣмъ спасти себя и дочерей отъ горькой нищеты, такъ какъ нищихъ дѣвицъ и замужъ никто не возьметъ. Отецъ рѣшался уже исполнить это дѣло, но по Божьему промыслу явилась ему нежданная святая помощь. Провѣдалъ про его рѣшен³е ³ерей Никола и, не жалая самолично передать ему прямо въ руки надобную помощь, ибо такъ творять милостыню только малодушные, святой ³ерей въ полночь пришелъ къ дому погибающаго и нѣк³имъ оконцемъ внутрь его храмины ввергъ великъ узелъ злата, а самъ скоропоспѣшно домой возвратился. Проснувш³йся на утро отецъ, увидѣвъ золото, изумился, подумалъ, что это мечта, но, ощупавъ монеты, увѣрился, что истинное это золото, и недоумѣвалъ только, откуда оно, никакого такого благотворителя ни откуду онъ не чаялъ. Обогатившись такимъ образомъ, отецъ успѣлъ выдать замужъ свою старшую дочь. Послѣ того тѣмъ же порядкомъ святой ³ерей Никола приносилъ такой же узелъ золота и для другой, а потомъ и для третьей дочери, тайно попрежнему кидая узелъ въ оконце. Въ послѣдн³й разъ отецъ подсмотрѣлъ, кто это творитъ ему такую благодать, и побѣжалъ за уходящимъ ³ереемъ, догналъ его и упалъ ему въ ноги, называя его избавителемъ и спасителемъ оть бѣды и погибели. ²ерей поднялъ его и клятвою заповѣдалъ никому о томъ не сказывать во всю свою жизнь.
   Эта истор³я трехъ дѣвицъ-невѣстъ утверждала въ народѣ живѣйшую вѣру, что чудотворецъ Никола не оскудѣваетъ въ помощи всѣмъ вѣрующимъ.
   Становится понятнымъ и упомянутое выше обстоятельство, что при соборѣ находились записными нищими именно женск³й чинъ - вдовы. Не отъ того ли идетъ и древнее прозван³е храма Никола Льняной, такъ какъ ленъ и льняная пряжа, несомнѣнно приносимая въ храмъ усердными богомолицами, и донынѣ въ деревняхъ составляетъ исключительно завѣтный предметъ женскаго труда и женскихъ заботъ.
   Въ истор³и Гостунскаго собора въ особенности достопамятно то обстоятельство, что дьякономъ собора былъ первопечатникъ Иванъ Ѳедоровичъ, первый типографщикъ въ Москвѣ, напечатавш³й вмѣстѣ съ своимъ товарищемъ Петромъ Тимоѳеевичемъ Мстиславцомъ первую книгу Апостолъ, надъ которою они работали почти цѣлый годъ: начавши дѣло 19 апрѣля 1563 г., окончили его 1 марта 1564 г. {Объ Иванѣ Ѳедоровичѣ см. нашу статью въ журналѣ И. С. Аксакова, Русь, 1883 г., No 24.}.
  

Древняя площадь Заруба.

  
   Намъ возможно теперь обозрѣть мѣста, расположенныя позади описанныхъ подвор³й и занимавш³я все пространство теперешней чистой площади передъ памятникомъ императора Александра II.
   При Годуновѣ на восточной сторонѣ этой площади, на окраинѣ Кремлевской горы за Кирилловскимъ подворьемъ, гдѣ при царѣ Михаилѣ находился дворъ князей Черкасскихъ, помѣщался дворъ съ назван³емъ Хобро, заключавш³й въ себѣ Оружейную казну, арсеналъ или цейхгаузъ. Во дворѣ видимы значительныя каменныя полаты. Имя Хобро В. Е. Румянцовъ въ своей статьѣ о Годуновскомъ планѣ Кремля объяснилъ утвердительно именемъ Ховрина-Головина Дм. Влад., казначея вел. князя Ивана III и его сына Васил³я Ив., построившаго здѣсь въ 1485 или 1486 г. каменныя полаты. Но дворъ Ховриныхъ, какъ увидимъ, находился на другой сторонѣ Спасской улицы, возлѣ Вознесенскаго монастыря. Поэтому имя Хобро должно указывать на другого владѣльца, и по всему вѣроят³ю на Хабара Симскаго, знаменитаго боярина при вел. князѣ Васил³и Ивановичѣ. Иванъ Вас. Образцовъ-Симск³й Хабаръ (съ 1510 г. окольнич³й, съ 1524 бояринъ, 1534 г.) былъ сынъ Вас. Ѳед. Образца (бояринъ съ 1474 г., у 1485 г.), построившаго себѣ каменныя полаты въ 1485 г., одно изъ первыхъ по временя каменное жилище частнаго лица, какъ можно предполагать, занятое при Годуновѣ складомъ оруж³я и, вѣроятно, сохранившее въ народѣ прозван³е своего строителя Хобро, т.-е. Хабаровъ.
   Съ западной стороны отъ этого двора расположенъ былъ дворъ князя Ивана Вас. Сицкаго, а черезъ переулокъ далѣе дворъ кн. Ѳедора Ив. Мстиславскаго. Между ними на самомъ переулкѣ стояла церковь Рождества Пречистой. Переулокъ начинался и церковь стояла вблизи Гостунскаго собора. Переулокъ шелъ подъ гору къ церкви Константина и Елены, почему и прозывался Константиновскимъ.
   Въ концѣ XV в. (1498 г.) на мѣстахъ упомянутыхъ дворовъ помѣщались дворы кн. Семена Ряполовскаго (бояринъ съ 1478 г., казненъ 1499 г.), Григорья Вас. Морозова (бояринъ съ 1476 г., 1492 г.) и Андрея Ѳед. Челяднина (бояринъ съ 1495 г., конюш³й-1496 г., 1503 г.). Въ какомъ распорядкѣ они стояли, неизвѣстно. Морозовск³й дворъ, какъ видно, находился на томъ же Морозовскомъ мѣстѣ, какое ему принадлежало и въ половинѣ XVII ст., когда дворомъ владѣлъ Иванъ Вас. Морозовъ, а потомъ его вдова Степанида Семеновна. Ворота этого двора выходили къ сторонѣ Гостунскаго собора. Родъ бояръ Морозовыхъ былъ старожиломъ въ Кремлѣ. До Смутнаго времени этотъ дворъ принадлежалъ отцу Ивана Васильевича, Васил³ю Петровичу Морозову (1630 г.), доброму сподвижнику князя Пожарскаго и дѣятельному члену боярской Думы при царѣ Михаилѣ Ѳед., дѣду знаменитаго Бориса Иван. Морозова, воспитателя царя Алексѣя Мих. Но воззратимся къ ХV вѣку.
   Дворъ Семена Ряполовскаго возможно помѣстить на восточной половинѣ Мстиславскаго двора, а дворъ Челяднина-на западной половинѣ двора кн. Сицкаго. Между этими дворами, вокругъ церкви Рождества Пречистой, тогда находились "мѣста Аѳони Петрова, что Палицк³й на немъ жилъ, и съ улицею съ большою по Николу (Гостунскаго)". Это мѣсто можемъ пр³урочить къ Крутицкому подворью, тогда еще не существовавшему. Затѣмъ слѣдовало другое "Аѳонинское мѣсто Петрова да брата его Гавриловское мѣсто Петрова жъ; далѣе Васильевское Жданова, Романовское Аѳанасьевыхъ мѣсто, Григорьевское мѣсто Сидорова, да подъ тѣми дворы подъ зарубомъ, что за Иваномъ за Суковымъ было". Трудно раскрыть въ этихъ рядовыхъ именахъ, какимъ знатнымъ или родовитымъ, или близкимъ къ государю людямъ они принадлежали (С. Г. Гр., I, 337).
   Дворы упомянутыхъ лицъ касались Заруба, то-есть самой окраины здѣшней горы, которая потому именовалась зарубомъ, что была утверждена частью на сваяхъ, частью на избицахъ, небольшихъ деревянныхъ срубахъ, укрѣплявшихъ скатъ горы. При земляныхъ работахъ для сооружен³я памятника Импер. Александру II обнаружилось, что вся площадь, гдѣ возносится теперь самый памятникъ, составилась изъ насыпной земли, изъ жилого мусора, привозимаго сюда, повидимому, изъ разныхъ мѣстностей Москвы. Въ начальное время Кремлевскаго заселен³я береговая гора здѣсь сходила къ рѣчному берегу довольно пологимъ скатомъ, начинаясь отъ церкви Николы Гостунскаго, стоявшей на краю нагорной площади. Тѣснота Кремлевскаго помѣщен³я заставляла мало-по-малу устроивать, вмѣсто ската, гору и располагать на ней жилые дворы.
   Вышеупомянутые дворы, названные мѣстами, оставались, повидимому, именно пустыми мѣстами послѣ непрерывныхъ опустошительныхъ пожаровъ въ 90-хъ годахъ ХV ст. и были вел. княземъ Иваномъ III промѣнены кн. Ивану Юрьевичу Патрикѣеву на его старый дворъ у Боровицкихъ воротъ, тотъ древн³й дворъ, гдѣ жилъ св. Петръ митрополитъ.
   Построился ли на этихъ мѣстахъ Патрикѣевичъ, неизвѣстно.
   Надъ этою чистою площадью, освященною въ наше время памятникомъ императора Александра II, носятся имена славныхъ сподвижниковъ Ивана Третьяго и его сына Васил³я, славныхъ созидателей Московскаго единодержав³я, созидателей того Русскаго могущества, передъ которымъ пали и Татарское владычество и разновласт³е Русской земли, не менѣе, если не болѣе Татаръ цѣлые вѣка державшее Русскую народную силу въ политическомъ разслаблен³и.
   Славны были имена князей Ряполовскихъ, изъ которыхъ князь Иванъ Ивановичъ во время ²Пемякиной смуты (въ 1446 г.), служа вѣрою и правдою вел. князю Васил³ю Темному, съ двумя своими братьями спасалъ маленькихъ его сыновей Ивана и Юрья отъ грозившихъ имъ напастей и спасъ того малолѣтняго Ивана, который сталъ потомъ достославнымъ государемъ всея Руси и который, однако, не пощадилъ его сына, ближайшаго, первенствующаго боярина князя Семена Ивановича, и отсѣкъ ему голову за крамолу противъ вел. княгини Софьи и за высокоум³е, какъ самъ обозначилъ его поведенiе.
   Славны были имена Григор³я Васильевича Морозова и князя Данилы Васильевича Щени (Патрикѣевича), окончательно покорившихъ въ 1489 г. ни отъ кого независимую Вятку. Данила Щеня особенно праславился небывалымъ поражен³емъ въ 1500 г. Литовской рати на рѣкѣ Ведроши, когда въ число плѣнныхъ попалъ и самъ Константинъ Острожск³й (Кар., VII, 186). Сынъ Данилы Михайло и внукъ Петръ Щенятевы столько же работали на военномъ полѣ. Но Петръ, въ малолѣтство Грознаго, запутался въ боярскихъ крамолахъ и потомъ погибъ отъ Грознаго мучителя. Дворъ Щенятевыхъ находился возлѣ двора Морозовыхъ (Кар., IX, пр. 26).
   Славно было и имя Челядниныхъ. Ихъ имя носила сестра любимца вел. княгини Елены Глинской, князя Ивана Ѳедоровича Овчины - Телепнева - Оболенскаго, Аграфена Челяднина, которая была мамкою малолѣтняго Ивана Грознаго. Вел. князь Васил³й Ивановичъ на смертномъ одрѣ внушительно наказалъ ей ни пяди не отступать отъ своего пѣстуна.
   Упомянутый выше дворъ кн. Ивана Вас. Сицкаго поступилъ въ его владѣн³е, несомнѣнно какъ родовое наслѣдетво отъ отца кн. Васил³я Андреевича, женатаго на Аннѣ Романовнѣ, дочери Романа Юрьевича Захарьина, отъ имени котораго происходитъ и фамильное наименован³е Романовыхъ. Кн. Иванъ Васильевичъ также былъ женатъ на Романовой, на Евфим³и Никитичнѣ, дочери Никиты Романовича, дѣдушкѣ царя Михаила Ѳедоровича. Такимъ образомъ Сицк³е поселились въ этомъ дворѣ несомнѣнно по случаю родства съ Романовыми. Въ 1601 г. царь Борисъ Годуновъ, истребляя родство Романовыхъ, сослалъ князя Ивана Васильевича въ Кожеозерск³й монастырь, гдѣ онъ и скончался въ 1608 г., а жену его - въ Сумск³й острогъ, гдѣ она скончалась въ 1601 г. При царѣ Михаилѣ Ѳед. дворъ Сицкихъ оставался во владѣн³и боярина кн. Алексѣя Юрьевича (1644 г.).
   Переходимъ къ двору князей Мстиславскихъ. Князья Мстиславск³е происходили отъ Гедемина, великаго князя Литовскаго, и вмѣстѣ съ тѣмъ отъ Рюрикова колѣна, отъ великихъ князей Тверскихъ черезъ знаменитаго Ольгерда, женатаго на дочери Тверскаго князя Александра Михайловича. Отъ соединен³я великокняжескихъ колѣнъ. Литовскаго и Русскаго, произошелъ князь Ѳедоръ Михайловичъ Мстиславск³й, прозванный такъ отъ города Мстиславля, которымъ владѣла его мать. Въ 1526 г. онъ отъѣхалъ изъ Литвы служить въ Москву, гдѣ, конечно, былъ принятъ съ радостью, пожалованъ многими вотчинами и въ томъ числѣ необходимымъ жилищемъ, дворомъ въ Кремлѣ, принадлежавшимъ въ прежнее время боярамъ Плещеевымъ, о чемъ скажемъ въ своемъ мѣстѣ. Первоначально этотъ дворъ находился между дворомъ кн. Владим³ра Андреевича (послѣ Цареборисовск³й) и дворомъ митрополичьимъ и выходилъ лицомъ къ Троицкой улицѣ, гдѣ неподалеку стояла деревянная церковь Рождества Христова, престолъ которой потомъ въ 1555 г. былъ перенесенъ къ Ивану Святому подъ колоколы (Кар., VIII, пр. 153. Никон., Ѵ²II, 42).
   Князь Ѳедоръ Михайловичъ померъ въ 1540 году, оставивъ наслѣдство и дворъ сыну Ивану (въ 1541-крайч³й, съ 1548 г. бояринъ, 1586 г.).
   Иванъ Ѳедоровичъ приходился племянникомъ Ивану Грозному, хотя и былъ нѣсколько старше его по лѣтамъ. Онъ былъ женать на племянницѣ государя, дочери Казанскаго царевича Петра, который, принявъ Православную вѣру, былъ женатъ на государевой сестрѣ Евдок³и. Само собою разумѣется, что уже одно родство ставило его въ самыя близк³я отношен³я къ малолѣтнему государю, а потому онъ скоро занимаетъ очень важную должность. Въ 1541 году одиннадцатилѣтн³й государь жалуетъ его къ себѣ крайчимъ, котораго обязанность была стоять у государева стола и подавать, отвѣдывая, кушанья и питья, т.-е. охранять государево здоровье въ пищѣ и питьѣ.
   На свадьбѣ государя, когда Грозный женился въ 1547 г. на Настасьѣ Романовой, Мстиславск³й тоже является въ числѣ самыхъ близкихъ людей къ государю: онъ спитъ у постели новобрачнаго съ Никитою Романовымъ Юрьевымъ и находится въ спальникахъ и мовникахъ въ мыльнѣ у государя съ тѣмъ же Романовымъ и съ любимцемъ Алексѣемъ Адашевымъ.
   Почти въ одно время съ государемъ и по его назначен³ю женился и Мстиславск³й на княжнѣ Иринѣ Александровнѣ Горбатовой-Суздальской. Свадьбу справляетъ самъ государь на дворцовый счетъ и обѣщаетъ притомъ, что и впередъ хочетъ жаловать своего племянника съ его новобрачною и новымъ родствомъ великимъ своимъ жалованьемъ. Дѣйствительно, обѣщан³е это было въ точности исполнено, и Мстиславск³й во все царствован³е Грознаго постоянно былъ впереди всего боярства не по одной знатности своего рода, но и по особому расположен³ю къ нему государя, такъ часто опалявшагося почти на всѣхъ своихъ приближенныхъ. Конечно, при Грозномъ мудрено было не попасть въ какую-либо бѣду и не поселить въ государѣ какого-либо подозрѣн³я къ своимъ дѣйств³ямъ. Случалось это съ Мстиславскимъ. Но гроза къ счаст³ю проходила благополучно. По всему видно, что князя спасалъ его характеръ, не отличавш³йся ни особымъ честолюб³емъ, ни способностью заводить интриги и крамолы. Князь вовсе не принадлежалъ къ тому разряду приближенныхъ лицъ, изъ которыхъ выработался впослѣдств³и Борисъ Годуновъ. Онъ былъ вполнѣ преданнымъ и самымъ послушнымъ племянникомъ государю и всегда удалялся отъ всякой борьбы съ боярами и отъ всякаго участ³я въ ихъ крамолахъ.
   Въ 1548 г. Мстиславск³й пожалованъ изъ кравчихъ въ бояре и по знатности рода занялъ тотчасъ самое видное мѣсто въ кругу бояръ. Во время знаменитаго похода подъ Казань въ 1552 году онъ былъ первымъ воеводою въ большомъ полку, что равнялось зван³ю генералъ-фельдмаршала. Точно также и во время похода на Ливон³ю въ 1559 г. былъ тоже первымъ воеводою. И тамъ и здѣсь онъ ратоборствовалъ успѣшно, хотя и не отличился никакимъ особенно блистательнымъ дѣломъ. Въ 1565 г., въ годъ учрежден³я Опричнины, дворъ Мстиславскаго и съ дворомъ кн. Владим³ра Андреевича сгорѣлъ.
   Когда на другой годъ (1566) Грозный царь позволилъ Владим³ру Андреевичу выстроить себѣ хоромы на старомъ мѣстѣ, подлѣ Митрополича двора и посторонь Троицкаго двора (подворья), то, для пространства, отдалъ ему и мѣсто Мстиславскаго двора. Въ это время, по всему вѣроят³ю, Мстиславскому было отведено новое мѣсто неподалеку отъ Гостунскаго собора, именно то мѣсто, которымъ въ ХV²² ст. владѣлъ уже его сынъ Ѳедоръ Ив. Мстиславск³й (въ 1577 году изъ крайчихъ бояринъ, 1622 г.).
   При раздѣлен³и государства на Опричнину и Земщину Грозный оставилъ и Мстиславскаго въ Земщинѣ вторымъ послѣ Ив. Дм. Бѣльскаго. Это значило, что онъ былъ во главѣ Земскаго или общегосударственнаго правительства. Съ этой поры, какъ извѣстно, дѣла въ государствѣ приняли другой оборотъ и новые походы и войны оказывались весьма неудачными.
   Такъ, въ 1571 г., когда шелъ къ Москвѣ Крымск³й ханъ Девлетъ-Гирей, Московск³е воеводы, въ томъ числѣ вторымъ Мстиславск³й, не успѣли дать отпоръ хану и пропустили его къ самой столицѣ. Москва вся была сожжена. Посмотрѣвши на небывалый пожаръ, ханъ безъ дѣла отправился домой. Конечно, не одинъ Мстиславск³й былъ виноватъ въ этомъ несчаст³и. Тогда отъ внутренней, собственно царской и дворской, смуты всѣ Русск³е люди были поколеблены нравственно и готовы были измѣнять и желать всякаго врага своему же государству. Но Грозный обвинилъ именно Мстиславскаго въ томъ, что онъ съ товарищами боярами измѣнилъ, навелъ на Русскую землю хана, и вдобавокъ соблазнился въ вѣрѣ и помышлялъ отъѣхать въ Литву. Оправдываться было нечего, ибо царь обвинялъ сколько самого Мстиславскаго, столько же вообще все боярство, котораго Мстиславск³й былъ только передовымъ представителемъ. По ходатайству митрополита и духовенства, первенствующ³й бояринъ былъ прощенъ; отъ него взята клятвенная запись за поручительствомъ троихъ бояръ, обязавшихся внести царю 20000 р., если князь отъѣдетъ; за бояръ еще поручилось 285 человѣкъ, разверставши эту сумму, кто сколько могъ уплатить, такъ что порука стала самая крѣпкая. Князь обѣщалъ къ иной вѣрѣ не приставать, вѣру христ³анскую держать твердо.
   Ровно черезъ десять лѣтъ опять онъ попадаетъ и съ двумя сыновьями въ как³я-то измѣнныя вины и дѣло опять оканчивается только новою клятвенною записью, по которой бояринъ съ сыновьями даетъ клятву не отъѣхать ни къ которому государю.
   Грозный, какъ извѣстно, очень боялся боярской измѣны и отбиралъ так³я записи по первому сомнительному поводу отъ каждаго знатнаго боярина, стоявшаго впереди другихъ. Однако за Мстиславскаго бояться было нечего: это былъ человѣкъ смирный и неспособный сдѣлать какое-либо рѣшителъное дѣло. Грозный, вѣроятно, очень хорошо зналъ это и не лишалъ князя своего прежняго родственнаго расположен³я. Въ своемъ духовномъ завѣщан³и 1572 года онъ оградилъ его и со стороны пожалованныхъ вотчинъ, завѣщавъ сыновьямъ слѣдующее: "А что отецъ нашъ вел. князь Васил³й пожаловалъ кн. Ѳедора Мстиславскаго и что я придалъ сыну его кн. Ивану, и сынъ мой въ ту у него вотчину и у его дѣтей не вступается; а отъѣдетъ куда-нибудь, и та вотчина сыну Ивану".
   Однако и послѣ этой милости по какимъ-то случаямъ снова возставалъ гнѣвъ царя. Въ страшныя времена безпощадныхъ казней, въ 1574 г., по свидѣтельству одной позднѣйшей лѣтописи (Истор³я Соловьева, VI, 235, пр. 84, 94), царь Иванъ Васильевичъ "казнилъ въ Кремлѣ у Пречистой на площади многихъ бояръ, Чудовскаго архимандрита, протопопа (вѣроятно Амоса отъ Николы Гостунскаго) и многихъ всякихъ людей. А головы метали подъ дворъ Мстиславскаго". Можно заключить, что это происходило на Соборной площади, передъ Успенскимъ соборомъ, такъ какъ этотъ соборъ нерѣдко обозначался и именемъ Пречистой.
   Изъ приведеннаго свидѣтельства видимъ, что гнѣвъ царя на бѣднаго боярина не унимался - головы казненныхъ и теперь, въ 1574 г., летѣли подъ его дворъ.
   Но эти казни могли происходить и не у Пречистой въ виду Успенскаго собора, на Соборной площади, а у Пречистой на площади предъ Иваномъ Святымъ, какъ тогда именовался Иванъ Велик³й, которая впослѣдств³и стала прозываться Ивановскою площадью и на которую дѣйствительно въ то время выходилъ уже новый дворъ Мстиславскаго, такъ что головы казненныхѣ близко могли выбрасываться подъ этотъ дворъ, возлѣ котораго съ восточнаго его конца, близь Николы Гостунскаго, стояла церковь Рождества Пречистой Богородицы на Трубѣ, именовавшаяся и однимъ словомъ: Пречистая. Замѣтимъ, что дворъ Мстиславскаго, находивш³йся между дворомъ митрополита и дворомъ князя Владим³ра Андреевича, могь выходить лицомъ къ собору, но этотъ дворъ въ 1566 г. былъ отданъ Владим³ру Андреевичу, а казни происходили въ 1 574 г., когда Мстиславск³й жилъ уже на своемъ новомъ дворѣ, у Рождества Пречистой.
   По смерти Грознаго кн. Иванъ Ѳедоровичъ остался въ боярской Думѣ первымъ, а сынъ его кн. Ѳедоръ Ивановичъ пятымъ. Есть свидѣтельство, что Грозный именно Мстиславскаго съ Никитою Романовымь назначилъ опекунами къ сыну, царю Ѳедору. Но вскорѣ главнымъ опекуномъ молодого и неспособнаго царя явился его шуринъ, Борисъ Годуновъ, пролагавш³й себѣ прямо путь къ престолу.
   На этомъ пути упомянутые два человѣка ему очень мѣшали. Неизвѣстно, какъ было дѣло, но вскорѣ Романовъ заболѣлъ и въ 1586 г. померъ. Съ Мстиславскимъ Годуновъ сталъ жить въ великой любви и дружбѣ; назвалъ его себѣ отцомъ, а тоть его сыномъ; заодно радѣли о государевомъ дѣлѣ. Но это продолжалось недолго. Противники Годунова, друг³е бояре, особенно Шуйск³е, подговорили (будто бы) перваго боярина стать заодно съ ними противъ Годунова и извести его. Бояринъ долго не соглашался, а потомъ рѣшился устроить пиръ у себя въ домѣ, позвать Годунова, тогда и убить его. Но заговоръ былъ открытъ и Мстиславск³й былъ сосланъ въ Кирилловъ монастырь, постриженъ въ монахи и вскорѣ тамъ умеръ, въ томъ же 1586 году. Трудно повѣрить, чтобы Мстиславск³й, смирный и всегда осторожный въ своихъ отношен³яхъ къ тогдашнимъ дворскимъ интригамъ и смутамъ, сдѣлался вдругъ заговорщикомъ и даже назначилъ свой пиръ и свой домъ для преступнаго злодѣйства. Нѣтъ сомнѣн³я, что вся эта басня сочинена человѣкомъ, которому было надобно удалить перваго боярина, слѣд. самимъ Годуновымъ, очень хорошо знавшимъ только одно, что Мстиславск³й не былъ на его сторонѣ, враждовалъ ему, а главное былъ первымъ въ Думѣ, и по старшинству, и по знатности рода, стало быть всегда служилъ помѣхою для пр³обрѣтен³я царскаго сана.
   Имя кн. Ивана Ѳедоровича поминалось и при первомъ Самозванцѣ. Разсказывали, что Мстиславск³й былъ ему, т.-е. истинному царевичу Дмитр³ю, крестнымъ отцомъ и лжецарь сохранялъ дорогой его крестъ, какъ прямое доказательство истинности своего царскаго происхожден³я.
   У князя Ивана Ѳедоровича было два сына и двѣ дочери. Младш³й сынъ Васил³й померъ еще при Грозномъ въ 1582 г. Дочь Настасья также еще при Грозномъ была замужемъ за названнымъ царемъ Симеономъ Бекбулатовичемъ, которому Грозный передалъ царство, даже вѣнчалъ его царскимъ вѣнцомъ, назвавшись самъ простымъ государемъ (владѣльцемъ) княземъ Иваномъ Московскимъ. Все это дѣлалось во время Опричнины. Титулованная царица Настасья скончалась схимницею съ именемъ Александры въ 1607 г.
   Другая дочь Ирина осталась дѣвицею и потомъ была пострижена въ монахини. Единственнымъ представителемъ этого знатнаго рода и послѣднимъ въ родѣ былъ старш³й сынъ, князь Ѳедоръ Ив., который, подобно отцу, занималъ, между боярами и въ Думѣ первенствующее положен³е до своей смерти, въ течен³и всего Смутнаго времени. Службу онъ началъ, какъ и отецъ, тоже кравчимъ въ 1575 г. и черезъ два года былъ пожалованъ въ бояре. Годуновъ, удаливш³й со сцены отца, оставилъ сына въ покоѣ. Это показываетъ, что Ѳедоръ Ив. не былъ по своему характеру и дарован³ямъ опасенъ для будущаго обладателя царствомъ. Дѣйствительно, это былъ человѣкъ тѣхъ же осторожныхъ нравовъ, какъ и отецъ. Онъ не вмѣшивался въ боярск³я интриги, стоялъ отъ нихъ подальше и всегда особнякомъ, защищая только интересы того государя, которому обѣщался крестнымъ цѣлован³емъ служить; а служилъ онъ и Годунову, и Разстригѣ, и Шуйскому, и Владиславу и на остатокъ дней царю Михаилу Романову. Для господствовавшей въ каждое время власти онъ былъ дорогой человѣкъ, какъ главный авторитетъ всего боярства, всей правящей среды, и между тѣмъ человѣкъ спокойный, вовсе нечестолюбивый и неспособный ни къ какой интригѣ. Годуновъ однако и его побаивался и, разсказываюхъ, что будто бы и жениться ему не позволялъ, дабы вовсе прекратить родъ такого опаснаго совмѣстника для получен³я царства. Неизвѣстно, когда это было; быть можетъ, еще въ самомъ началѣ стремлен³й Годунова проложить себѣ путь къ престолу. Извѣстно только, что Ѳедоръ Ив. былъ женатъ три раза. Первая его жена Ул³ан³я скончалась въ 1586 г. апрѣля 6. Со второю, Прасковьею Иванов., онъ былъ въ 1606 г. мая 8 посаженымъ отцомъ, а она матерью у Разстриги, который передъ тѣмъ будто бы и устроиль бракъ Мстиславскаго, дозволивъ боярину жениться послѣ запрещен³я Годунова. На третьей, Оринѣ Мих., дочери кн. Михаила Гр. Темкина-Ростовскаго, онъ женился въ 1617 г. Она пережила своего мужа и скончалась инокинею, съ именемъ Домники, въ 1630 г. Такимъ образомъ если и дѣйствительно Годуновъ препятствовалъ его женитьбѣ, то это могло случиться, какъ и вѣроятнѣе, не въ царствован³е Годунова, а еще прежде, при царѣ Ѳедорѣ Ив., именно послѣ 1586 г., когда умерла первая супруга, при чемъ Годуновъ могъ дѣйствовать еще именемъ царя Ѳедора.
   Въ течен³и своей службы Ѳедоръ Ив. совершилъ нѣсколько походовъ въ Ливон³ю, противъ Шведовъ, противъ Польскаго короля Батор³я, противъ Татаръ (1577-1592). Особенно удачно онъ воевалъ противъ Шведовъ въ 1590 и 1592 г. Но въ Смутное время ему не счастливилось. При Годуновѣ, встрѣтивъ Самозванца подъ Новгородъ-Сѣверскимъ, въ декабрѣ 1604 г., онъ проигралъ битву и былъ такъ израненъ (получилъ 15 ранъ), что попалъ было въ плѣнъ, но вскорѣ былъ отбитъ. Точно также онъ потерпѣлъ поражен³е и при Шуйскомъ отъ полчищъ Болотникова. Первенствуя въ царской Думѣ между боярами, онъ и въ походахъ всегда назначался первымъ, старшимъ воеводою.
   Какъ ни былъ Мстиславск³й остороженъ и далекъ отъ всякой интриги, но по особенно видному своему положен³ю въ государствѣ не разъ попадалъ, по крайней мѣрѣ своимъ именемъ, въ огонь боярскихъ смутъ и заговоровъ, противъ боярскихъ же царей Годунова и Шуйскаго. Въ одинъ изъ такихъ заговоровъ потерпѣла и его старшая сестра Ирина.
   Еще при царѣ Ѳедорѣ Ив., когда всѣмъ явно стало, куда направляетъ свои виды шуринъ его, Годуновъ, лучш³е, наиболѣе предпр³имчивые бояре, именно Шуйск³е, съ совѣта митрополита Д³онис³я и при пособ³и всего Московскаго купечества и посада рѣшились перейти временщику дорогу. Такъ какъ у царя Ѳедора дѣтей не было и царица Ирина, сестра Годунова, не обѣщала чадород³я и въ будущемъ, то упомянутыя лица составили совѣтъ и рукописаньемъ утвердились: бить челомъ государю, чтобы онъ оставилъ первую царицу, отпустилъ бы ее въ иноческ³й чинъ и, ради чадород³я и наслѣдника, женился бы на другой. Невѣстою была избрана сестра Мстиславскаго, Ирина Ивановна.
   Само собой разумѣется, что Годуновъ тотчасъ провѣдалъ этотъ заговоръ и Ирину тайно увезли изъ дома я постригли. Шуйск³е и ихъ совѣтники тоже были всѣ разосланы въ ссылку и тамъ изведены. Несчастная княжна пережила всѣхъ своихъ враговъ и всѣхъ своихъ родичей, Она скончалась въ 1639 г., живя въ Вознесенскомъ монастырѣ и пользуясь постоянно царскимъ почетомъ при супругѣ царя Михаила, Евдок³и Стрѣшневыхъ.
   При избран³и на царство Васил³я Шуйскаго мног³е думали избрать лучше Ѳедора Ив. Мстиславскаго, и говорятъ, что если бъ созванъ былъ Земск³й Соборъ, то такъ бы и случилось, потому что Мстиславск³й былъ самый знатный человѣкъ въ государствѣ и къ тому же былъ совсѣмъ непричастенъ ни къ какой изъ боярскихъ парт³й. Однако князь рѣшительно отказывался отъ царскаго вѣнца и говорилъ, что пострижется въ монахи, если его выберутъ. Между тѣмъ мног³е поспѣшили и безъ Земскаго Собора выбрать Шуйскаго. Тогда противная парт³я, должно быть по преимуществу сторонники и родственники Мстиславскаго, затѣяла смуту его именемъ, надѣясь посадить его на царство даже и противъ его желан³я, лишь бы низвергнуть Шуйскаго и пр³обрѣсти при новомъ царѣ новыя выгоды.
   По розыску оказалось, что Мстиславск³й ни въ чемъ не былъ виноватъ, а зачинщикомъ явился бояринъ Петръ Никитичъ Шереметевъ, родственникъ Нагихъ (За Мстиславскимъ была женою двоюродная сестра царицы Марѳы Нагихъ).
   Окончилось потомъ и царство Шуйскаго, а Мстиславск³й все оставался первымъ, оставался какъ бы корнемъ Московскаго боярства, котораго очень мног³я вѣтви частью были порублены, частью сами обломались въ эту бурную и грозную эпоху нашей истор³и.
   Когда, по низведен³и Шуйскаго, настало междуцарств³е, кому же было взять въ руки правлен³е государствомъ, по крайней мѣрѣ на время, до избран³я царя, какъ не боярской Думѣ. Въ Думѣ оставалось семь бояриновъ и во главѣ ихъ стоялъ тотъ же Мстиславск³й. Временное правительство и скрылось въ его имени: грамоты писались и всѣ распоряжен³я дѣлались отъ боярина Ѳедора Ивановича Мстиславскаго съ товарищи.
   Не долго существовало это правительство; только два мѣсяца оно наслаждалось властью, какъ говоритъ лѣтописецъ, и само отдалось въ руки Поляковъ. "Оскудѣша премудрые старцы, зти седмочисленные бояры, изнемогоша чудные совѣтники! Отнялъ Господь крѣпкихъ земли!" восклицаетъ лѣтописецъ, описывая событ³я этого времени. Боярская среда здѣсь вполнѣ обнаружила, что Грозный былъ правъ, постоянно обвиняя и подозрѣвая ее въ измѣнѣ. Она въ лицѣ своихъ представителей и самыхъ бойкихъ и дѣятельныхъ людей тянула въ Польшу, выбрала себѣ въ цари королевича Владислава. Когда приверженное къ Польскимъ интересамъ боярство довело дѣло до того, что рѣшилось присягнуть даже королю Сигизмунду или отдаться въ его полную волю, и когда оно стало принуждать и патр³арха, чтобы утвердилъ эту мысль грамотою, то патр³архъ Гермогенъ проклялъ это боярское начинан³е.
   Разсказываютъ, что у патр³арха съ боярами была большая ссора по этому случаю, что наиболѣе дѣятельный зачинщикъ этого дѣла и всего зла предводитель, Михайла Салтыковъ, понося и позоря владыку, отъ ярости выхватилъ на него ножъ. Гермогенъ громко отвѣтилъ, что не боится его ножа, что силою креста вооружается противъ ножа, и тутъ же проклялъ измѣнника. А Мстиславскому сказалъ: "Ты долженъ начинать, господинъ, ты знатностью теперь надъ всѣми большой; тебѣ должно подвизаться за Православную вѣру; если же и ты также прельстился, какъ и проч³е, то скоро Богь прекратитъ жизнь твою и родъ твой возметъ весь отъ земли живыхъ, и не останется рода твоего ни одинъ".
   Такъ и сбылось это пророчество, прибавляетъ позднѣйш³й лѣтописецъ.
   Бояре продавали отечество за боярск³я почести и корысти, а потому и велик³й подвигъ спасти отечество отъ иноплеменной и собственной внутренней вражды достался не первому боярину, а первому простолюдину, выборному человѣку Русской земли, Козьмѣ Минину. Первый бояринъ остался попрежнему первенствовать въ царской Думѣ, то-есть все осталось въ прежнемъ порядкѣ, а народомъ уничтоженъ былъ только безпорядокъ, надѣланный тѣми же боярами.
   При царѣ Михаилѣ Ѳедоровичѣ Мстиславск³й могъ доживать свой вѣкъ очень спокойно. Смуты окончились и старое даже и измѣнникамъ не поминалось. Все было забыто и всѣмъ послѣдовало всенародное прощенье.
   Вина всѣхъ смуть была принята на себя всѣмъ народомъ, а потому и у престола молодого царя собрались и вожди очищен³я земли отъ враговъ, вожди спасен³я, и вожди измѣны, дѣятели прежнихъ смутъ и интригъ.
   Пророчество Гермогена о Мстиславскомъ сбылось. Въ 1716 г., какъ сказано, бояринъ женился въ 3-й разъ на дочери князя Мих. Григор. Темкина-Ростовскаго, Иринѣ Михайловнѣ. Но потомства и именно въ мужскомъ колѣнѣ не оставилъ. Извѣстно только, что отъ всѣхъ трехъ браковъ у него былъ сынъ Васил³й, рано умерш³й, и двѣ дочери, Ольга (1609 г.) и Ирина (1620 г.). Князь Ѳедоръ Ивановичъ умеръ 19 февраля 1622 г., оставивъ послѣ себя супругу Ирину Мих. и сестру старицу инокиню Ирину Ивановну, жившую въ Вознесенскомъ монастырѣ. Дворъ боярина и дальн³я вотчины оставались за его вдовою до ея кончины въ 1630 году ³юля 7. Изъ боярскихъ вдовъ, бывавшихъ при дворѣ царицы Евдок³и Лукьяновны Стрѣшневыхъ, она была вдова большая, т.-е. самая знатная, первенствующая, разумѣется по бывшему первенству ея мужа. Иногда при случаяхъ торжественнаго пр³ема иноземныхъ посольствъ отъ ея двора выставлялось для посольской встрѣчи 25 и 30 человѣкъ дворовыхъ людей, конныхъ и въ цвѣтномъ нарядѣ. Это показывало, что дворъ Мстиславскихъ былъ не только знатенъ, но и достаточно богатъ, потому что число высылаемыхъ оть боярскаго двора людей всегда опредѣлялось его богатствомъ; иные вдовьи дворы выставляли только 4 человѣка, и потому 30 человѣкъ было большимъ числомъ даже и вообще для богатаго боярскаго двора.
   Надо кстати припомнить, что вся мѣстность знаменитой по своей природѣ подмосковной Кунцевской усадьбы составляла нѣкогда старинную родовую вотчину князей Мстиславскихъ (см. наше Кунцево и древн³й Сѣтунск³й станъ. М., 1873).
   Спустя четыре года по смерти кн. Ѳедора Ивановича, послѣ Кремлевскаго пожара въ 1626 г., обнаружилось слѣдующее обстоятельство. Мы упоминали, что возлѣ его двора, надъ переулкомъ, проходившимъ съ площади внизъ на Подолъ Кремля къ церкви Константина и Елены и потому называвшимся Константиновскимъ, стояла церковь Рождества Пречистой, по урочищу именуемая на Трубѣ. Переулокъ, повидимому, образовался изъ оставленнаго первобытнаго рва у первоначальной стѣны Кремля и впослѣдств³и устроенъ былъ трубою для стока воды съ площади и отъ Спасской улицы на Подолъ. Переулокъ былъ только проходной, всего въ одну сажень ширины, и шелъ по межѣ Мстиславскаго двора. Князь Ѳедоръ Иван. при Самозванцѣ, не думая много, пригородилъ переулокъ къ своему двору и поставилъ на немъ конюшню. Въ старой Москвѣ так³е захваты сосѣдней земли случались довольно часто

Другие авторы
  • Терентьев Игорь Герасимович
  • Сидоров Юрий Ананьевич
  • Гурштейн Арон Шефтелевич
  • Ганзен Анна Васильевна
  • Груссе Паскаль
  • Соллогуб Владимир Александрович
  • Энгельгардт Александр Николаевич
  • Совсун Василий Григорьевич
  • Бентам Иеремия
  • Масальский Константин Петрович
  • Другие произведения
  • Куприн Александр Иванович - Анри Рошфор
  • Радищев Александр Николаевич - Ник. Смирнов-Сокольский. Грозное оружие
  • Блок Александр Александрович - О "Голубой Птице" Метерлинка
  • Краснов Петр Николаевич - Чего войска ожидают и чего желают от молодых офицеров
  • Княжнин Яков Борисович - Дидона
  • Шекспир Вильям - Жизнь Тимона Афинского
  • Одоевский Владимир Федорович - Живописец
  • Короленко Владимир Галактионович - Черкес
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Помпадуры и Помпадурши, соч. М. Е. Салтыкова (Щедрина)
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Тяжелые вещи
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 301 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа