Главная » Книги

Забелин Иван Егорович - История города Москвы, Страница 17

Забелин Иван Егорович - История города Москвы



уть, что и друг³я наказанья по розыскнымъ судебнымъ дѣламъ происходили также передъ тѣми Приказами, въ которыхъ вершились эти дѣла. Ивановская площадь такимъ образомъ время отъ времени оглашалась стонами и криками и воплями наказуемыхъ.
   Такъ, по свидѣтельству Желябужскаго, передъ Помѣстнымъ приказомъ, находившимся на краю здан³я Приказовъ, къ Спасскимъ воротамъ, въ 1688 г. чинено наказанье Дмитр³ю Камынину, битъ кнутомъ за то, что выскребъ въ томъ Приказѣ въ тяжбѣ съ патр³архомъ о межѣ.
   Въ ноябрѣ 1698 г. тамъ же чинено наказанье князю Ѳедору Хотетовскому, битъ кнутомъ за то, что онъ продалъ одну вотчину двумъ покупателямъ.
   Въ 1699 г., дек. 7, по указу вел. государя, на площади передъ тѣмъ же Помѣстнымъ приказомъ была поставлена висѣльница и 8 числа на ту висѣльницу воженъ по лѣстницѣ Мих. Волчковъ за неправое челобитье на думнаго дьяка на Андрея Вин³юса; снятый съ висѣльницы онъ былъ битъ кнутомъ на козлѣ нещадно.
   1701 г., генв. 30, на площади передъ тѣмъ же Приказомъ повѣшенъ Леонт³й Кокошкинъ за то, что былъ онъ у пр³ему подводъ во Твери и взялъ 5 рублевъ денегъ.
   То же происходило и передъ другими Приказами. Въ 1684 г. передъ Стрѣлецкимъ Петръ Кикинъ бить кнутомъ за то, что онъ дѣвку растлилъ. Въ 1685 г. пытанъ въ томъ Приказѣ и затѣмъ битъ кнутомъ Ѳедосей Хвощинской за то, что своровалъ, на порожнемъ столбцѣ составилъбыло запись и т. д.
   Въ 1691 г. человѣкь боярина кн. Андрея Ив. Голицына донесъ на него, что онъ, бояринъ, и теща его боярыня Акулина Аѳанасьевна говорили про царское величество неистовыя слова. За ту вину бояринъ лишился боярства и сосланъ въ деревню, а его теща была привезена передъ Стрѣлецк³й приказъ, поставлена на нижнемъ рундукѣ и сказано ей за неистовыя слова вмѣсто смертной казни ссылка на вѣчное житье въ монастырь на Бѣло-озеро.
   Въ 1685 г. передъ Московскимъ Суднымъ приказомъ князю Петру Крапоткину чинено наказан³е, битъ кнутомъ за то, что онъ въ дѣлѣ своровалъ, выскребъ и приписалъ своею рукою.
   Хотя въ томъ же году вышелъ указъ, чтобы въ Кремлѣ передъ Моск. Суднымъ приказомъ не чинить торговую казнь, а чинить такую казнь, бить кнутомъ, за Спасскими вороты на площади, противъ рядовъ, однако казни на томъ же мѣстѣ продолжались; въ 1694 г. тамъ битъ кнутомъ дворянинъ Семенъ Кулешовъ за разныя лживыя сказки, а Земскаго приказу дьякъ Петръ Вязьмитинъ передъ Суднымъ приказомъ подыманъ на козелъ и вмѣсто кнута битъ батогами нещадно-своровалъ въ дѣлѣ.
   Само собою разумѣется, что въ каждомъ Приказѣ въ подлежащихъ дѣлахъ происходили обычныя въ то время варварск³я пытки виновныхъ въ особыхъ, устроенныхъ для этой цѣли помѣщен³яхъ.
   Кромѣ приказовъ, на Ивановской же площади у самой колокольни Ивана Великаго была построена особая полатка, въ которой, по уложен³ю царя Алексѣя Мих., особо опредѣленные подьяч³е, называемые площадные, совершали всякаго рода крѣпостные акты, которые указано было писать только здѣсь на Ивановской площади и нигдѣ въ другомъ мѣстѣ.
   Это была Полата Крѣпостныхъ Дѣлъ, какъ она потомъ и была наименована. Она прозывалась также и "Полаткою Ивановской площади" въ качествѣ учрежден³я съ исключительнымъ правомъ совершать крѣпостные акты, которые такъ и обозначались, что писаны на Ивановской площади, почему и самая полатка скрывалась въ этомъ общеупотребительномъ имени.
   При Петрѣ, указомъ 9 дек. 1699 г., было воспрещено писать эти акты на Ивановской площади и указано писать по Приказамъ, но черезъ годъ, 30 генв. 1701 года, попрежнему велѣно писать на площади въ той же Ивановской полаткѣ, при чемъ и штатъ подьячихъ былъ увеличенъ до 24 человѣкъ, особливо на то прибранныхъ. Такъ продолжалось до учрежден³я коллег³й въ 1719 г.
   Площадные подьяч³е, сидя у крѣпостныхъ дѣлъ, конечно, пользовались отъ этихъ дѣлъ не малыми прибытками подъ видомъ незаконныхъ обычныхъ пошлинъ при совершен³и каждаго акта, поэтому и большое наказан³е для нихъ было, когда ихъ "отставляли оть площади". За большую вину ихъ туть же на площади и наказывали.
   Въ 1694 г. нѣкто Григор³й Языковъ своровалъ съ площаднымъ подьячимъ Яковомъ Алексѣевымъ - въ записи написали задними числами за 15 лѣтъ, за что подьячему, вмѣсто кнута, учинено наказаиье: битъ батоги на Ивановской площади и отъ Площади отставленъ.
   Какъ упомянуто, Ивановская площадь всегда бывала многолюдна, а потому на ней, какъ и на Красной площади Китайгорода, возглашались иногда кличи, своего рода публикац³и, по поводу какихъ-либо надобныхъ дѣлъ, касавшихся общенароднаго множества {Въ Москвѣ въ простомъ народѣ ходило присловье о крикѣ - кричать во всю Ивановскую, которое можетъ относиться если не къ упомянутымъ кличамъ, то можетъ быть и къ колокольному звону-во-вся.}.
   Такъ, въ 1699 г., во время свирѣпыхъ розысковъ и казни бунтовавшихъ стрѣльцовъ. Февраля 4, Преображенск³е солдаты кликали кличъ на Ивановской площади передъ Николою Гостунскимъ, чтобъ стольннки, стряпч³е, дворяне Московск³е, жильцы и всякихъ чиновъ люди ѣхали бы въ Преображенское, кто хочетъ смотрѣть розныхъ казней, какъ станутъ казнить стрѣльцовъ и казаковъ Яицкихъ, а ѣхали бъ безъ опасен³я.
   И того числа въ Преображенскомъ казнены стрѣльцы, а иные четвертованы, всего ихъ казнено 192 человѣка.
   Наканунѣ, 3 февр., эти казни происходили и на Красной площади, въ Китаѣ, и на болотѣ за Москвою-рѣкою. На Красной площади у казни былъ самъ вел. государь да бояринъ кн. Мих. Никит. Львовъ, также и иные проч³е, замѣчаетъ Желябужск³й.
   Въ это безпощадное для распущеннаго древне Московскаго жит³я Петровское время особеннымъ значен³емъ и шумомъ отличался Разрядный приказъ, какъ извѣстно, завѣдывавш³й военною т.-е. Дворянскою, службою.
   Въ 1694 г. передъ потѣшнымъ Кожуховскимъ походомъ потребовалось собрать какъ возможно побольше ратныхъ. Съ этою цѣлью были собраны подьяч³е всѣхъ Приказовъ для ученья ратному дѣлу; учили ихъ конныхъ съ пистолетами, пѣшихъ съ мушкетами, и въ то же время ловили на площади всѣхъ помѣщиковъ, стольниковъ, стряпчихъ, дворянъ Московскихъ, жильцовъ и водили ихъ въ Рязрядъ къ подпискѣ прикладыватъ руки, что быть имъ съ пистолетами въ Преображенскъ для ратнаго ученья. Тогда же, въ первыхъ числахъ сентября, разосланы были грамоты во всѣ окрестные ближайш³е отъ Москвы города, въ 22 города, съ строжайшимъ приказомъ, чтобы всѣ помѣщики до единаго изъ своихъ деревень тотчасъ ѣхали въ Москву къ 18 числу сентября на добрыхъ лошадяхъ съ пистолями для ратнаго ученья и пр³ѣздъ свой записывали бы въ Разрядѣ.
   Можно полагать, что черезъ недѣлю вся Ивановская площадь передъ Разряднымъ приказомъ покрылась съѣхавшимися дворянами-помѣщиками. Походъ окончился 18 октября и помѣщики съ похвалою за службу были распущены по домамъ.
   Въ 1695 г., апрѣля 30, закричалъ (на площади) мужикъ караулъ и сказалъ за собою государево слово, и приведенъ въ Стрѣлецк³й приказъ и распрашиванъ, а въ распросѣ сказалъ, что онъ, сдѣлавъ крылья, станетъ летать какъ журавль. По царскому указу предложен³е было принято.
   Сдѣлалъ онъ себѣ крылья изъ слюды, истративъ на это 18 р. Начальникъ Стрѣлецкаго приказа бояринъ кн. Троекуровъ съ товарищами и съ другими любопытными лицами вышелъ изъ Приказа и сталъ смотрѣть, какъ полетитъ мужикъ. Устроивъ крылья, мужикъ по обычаю перекрестился и сталъ мѣхи надувать, хотѣлъ летѣть, да не поднялся, сказалъ что крылья сдѣлалъ тяжелы. Бояринъ на него разкручинился. Мужикъ билъ челомъ, чтобъ ему сдѣлать крылья иршеные (родъ замши), на которые издержано еще 5 руб. И на тѣхъ не полетѣлъ. За то ему было наказанье - битъ батогами, снемъ рубашку, - а деньги велѣно на немъ доправить, продать все его имущество.
   Въ то же время, 1699 г. февр. 9, на Ивановской площади передъ Разряднымъ приказомъ были собраны всѣ гости и посадск³е люди изъ всѣхъ слободъ и сказанъ имъ указъ, чтобъ они выбрали промежъ себя во всѣхъ слободахъ бурмистровъ и управлялись бы сами собою по выбору, а до иныхъ Приказовъ имъ, посадскимъ людямъ, дѣла нѣтъ.
   Каждый день отъ ранняго утра въ Кремль съѣзжались бояре, окольнич³е, думные дворяне, стольники, стряпч³е, Московск³е дворяне, жильцы, вообще служилые люди, каждый по своимъ дѣламъ и по своимъ надобностямъ. Пр³ѣзжали они, какъ было повелѣно и какъ водилось, верхомъ на лошадяхъ въ сопровожден³и своихъ слугъ, которымъ отдавали коней подъ охрану до времени возвращен³я домой.-Такимъ образомъ, разныя площади Кремля во множествѣ наполнялись особаго рода конницею, которая вела себя очень своевольно и неистово нахально. Собравш³еся дворовые люди заводили между собою драки и брани, кричали, свистали, на лошадяхъ скакали, заводили кулачные бои, прохожимъ людямъ дорогою пройти не давали, толкали, подъ ноги подшибали, подсвистывали и дѣлали всяк³я задирки, издѣвки и наглости; особенно доставалось иноземцамъ-ихъ дразнили и всячески поносили.
   И все это творилось не только въ отдаленныхъ мѣстахъ Кремля, но и возлѣ соборовъ, у Архангельскаго и Успенскаго, гдѣ устроены были особые рундуки (помосты) для царскаго шеств³я изъ собора въ соборъ. У этихъ-то рундуковъ на лошадяхъ и пѣш³е на самыхъ рундукахъ и около Архангельской паперти, даже и на самой паперти за перилами и собирались толпы, не очень боявш³яся и Стрѣлецкаго караула, который, унимая ихъ отъ крика и шума и водворяя порядокъ, получалъ въ отвѣтъ брань и угрозу побоища.
   Так³я безчинства происходили у самаго царскаго дворца, почему указомъ 26 апрѣля 1670 г. было воспрещено пр³ѣзжать въ Кремль со стороны Боровицкихъ воротъ къ лѣстницѣ у Срѣтенскаго собора, т.-е. у здан³й дворца, гдѣ и становились дворовые люди съ лошадьми.
   Потомъ указомъ 26 февраля 1684 г., было воспрещено ставиться съ лошадьми и въ другихъ мѣстахъ возлѣ дворца поблизку, именно съ той же Боровицкой стороны у Красныхъ воротъ, какъ обозначалась извѣстная впослѣдств³и Гербовая башня, и у Дворцоваго крыльца, а также и со стороны Троицкихъ Кремлевскихъ воротъ у дворцовыхъ Курятныхъ воротъ.
   Тогда были указаны для такихъ стоян³й съ лошадьми слѣдующ³я мѣста: 1) между рундука, который протягивался отъ Успенскаго собора къ Архангельскому, и Ивановской колокольни и около той колокольни; 2) на площади у Троицкихъ вороть возлѣ Суднаго Дворцоваго приказа и каменныхъ Житницъ и отъ дворцовыхъ Курятныхъ воротъ; 3) съ Боровицкой стороны возлѣ полатъ Конюшеннаго приказа.
   Повелѣно было стоять и ѣздить тихо и смирно и никакихъ безчинствъ не дѣлать.
   При этомъ указъ повелѣвалъ: Когда прилучится государямъ куда выходъ или походъ, въ то время конница должна съ указанныхъ мѣстъ, гдѣ съ лошадьми стоять велѣно, удаляться отъ соборовъ за Ивановскую колокольню на (Ивановскую) площадь, что къ Чудову монастырю и къ собору Николы Гостунскаго и въ иныя мѣста одаль отъ государскаго пути, которымъ цари итить изволятъ. При этомъ повелѣно всѣмъ съ лошадей слазить и шапки съ себя снимать, близко государскаго пути на лошадяхъ и въ шапкахъ отнюдь не стоять.
   Ослушниковъ указа, если станутъ ставиться не въ указныхъ мѣстахъ и межъ собою учнуть драться, браниться, кричать, кулачные бои заводить, свистать и стороннихъ людей задирать, или чѣмъ ихъ дразнить и всячески поносить, всѣхъ такихъ ослушниковъ повелѣно забирать въ Стрѣлецк³й приказъ и чинить имъ жестокое наказанье и торговую казнь.
   Правомъ въѣзжать въ Кремль, но неотмѣнно верхомъ на лошадяхъ, пользовалось только сослов³е служилое, собственно военное, какъ потомокъ прежней Великокняжеской дружины, теперь превратившейся въ государевъ Дворъ, въ дворянск³й чинъ. Въ колымагахъ, въ каретахъ или зимою въ саняхъ въѣзжали въ Кремль только старики, которые не могли сидѣть на лошади. Другимъ чинамъ совсѣмъ не дозволялся и верховой въѣздъ.
   По указу 9 января 1654 г. изъ подьячихъ дозволено въѣзжать только старымъ заслуженнымъ первыхъ статей и только по три человѣка изъ каждаго Приказа, но и тѣ должны были лѣтомъ слѣзать съ лошадей, зимою выходить изъ саней: въѣзжавш³е въ Спасск³я ворота - у Крутицкаго подворья; въ Никольск³я - у Духовниковой полаты, близь Чудова монастыря, а въ Троицк³я и Боровицк³я - останавливались у самыхъ воротъ и отъ тѣхъ мѣсть ходили пѣшкомъ.
   Само собою разумѣется, что воспрещалось и извозчикамъ стоять въ Кремлѣ для извозу и проѣзжать черезъ Кремль даже и съ сѣдоками, о чемъ состоялись подтвердительные указы отъ 19 янв. 1694 г. и 19 августа 1696 г., которыми воспрещалось проѣзжать черезъ Кремль съ тяжелыми возами, съ кирпичомъ, бревнами, дровами и пр., какъ и съ пустыми телѣгами.
   Стрѣлецк³й караулъ около дворца и по воротамъ Кремля не всегда бывалъ одинаковъ по числу караульныхъ. Число ихъ увеличивалось во время ночныхъ царскихъ богомольныхъ выходовъ. Въ 1665 г., когда въ 6-мъ (въ 12-мъ) часу ночи 22 марта царь Алексѣй Мих. ходилъ по монастырямъ и тюрьмамъ, около дворца стояли на Красномъ крыльцѣ 105 чел., у Красныхъ воротъ со стороны Боровицкихъ 105 чел., по дворцу въ разныхъ мѣстахъ: у Постельнаго крыльца, у Срѣтенскихъ воротъ, у Курятныхъ воротъ и пр. 83 чел., въ Кремлѣ по воротамъ 72 чел.
   Въ другой выходъ, апрѣля 5, по Кремлю у воротъ стояли: у Троицкихъ 9, у Отводной башни (Кутафьи) 4, у Предтеченскихъ (Боровицкихъ) 10, у Боровицкаго мосту 5, у Тайницкихъ 8. тамъ же въ Застѣнкѣ у ружья 2.
   Кромѣ того, ворота постоянно охранялись особо приставленными служителями такъ и называемыми воротниками.
  

Никольская улица.

  
   Обозрѣвши мѣстности съ правой стороны древней Спасской улицы и по той же сторонѣ древней площади, мы у Чудова монастыря встрѣчаемъ другую улицу Кремля - Никольскую, или Николаевскую, какъ она именовалась въ древнее время.
   Обозрѣн³е этой улицы, какъ и всей мѣстности Кремля, гдѣ теперь находятся по сторонамъ площади здан³я Судебныхъ мѣстъ, Арсенала и казармъ, мы начнемъ также отъ воротъ.
   При входѣ въ Кремль въ Никольск³я или Николаевск³я ворота вначалѣ открывалась небольшая площадка, порозжее или полое мѣсто, около 12 саж. въ квадратѣ. Отъ этой площадки вправо и влѣво, посреди дворовъ, пролегали мостовыя улицы, лѣвая по направлен³ю здан³я Судебныхъ мѣстъ, правая по направлен³ю здан³я Арсенала. Лѣвая прозывалась Никольскою улицею, правая не оставила своего древняго назван³я, но такъ какъ она проходила мимо городскихъ Житницъ, то мы будемъ называть ее Житницкою улицею.
   Нашъ обзоръ дворовыхъ мѣстъ мы поведемъ сначала по лѣвой улицѣ.
   Съ поворотомъ отъ воротъ нѣсколько влѣво, по прямому направлен³ю на площадь къ колокольнѣ Ивана Великаго, по лин³и, какъ упомянуто, теперешняго здан³я Судебныхъ мѣстъ и жилого корпуса Чудова монастыря пролегала Большая Никольская улица. какъ ее именовали и въ началѣ ХV²П ст. Прямолинейно впервые она была проведена еще при вел. князѣ Иванѣ Вас. III (до 1504 г.).
   Если ея направлен³е отъ воротъ къ площади было сколько-нибудь прямо, зато ея ширина между домами и другими постройками колебалась отъ трехъ и до восьми саженъ. Начиная отъ воротъ, ширина улицы до 1626 г. была въ 3 1/4 саж., далѣе слѣдовала ширина въ 5 1/2 саж.; затѣмъ слѣдовала ширина въ 4 1/2 саж., потомъ въ 8 саж. у перекрестка и, наконецъ, между Чудовымъ монастыремъ и дворомъ царя Борнса въ 3 1/8 саж. Вся длина улицы до этого мѣста простиралась на 128 саж. Ширина послѣ упомянутаго года въ тѣсныхъ мѣстахъ была увеличена между деревянными постройками до 5 1/2 саж., а между каменными осталась попрежнему съ небольшимъ въ 3 сажени (Перепись 1626 г.).
   Въ нашемъ обозрѣн³и дворовыхъ мѣстъ мы сначала пройдемъ по лѣвой сторонѣ этой улицы.
   Въ концѣ XVI ст. вблизи Никольскихъ воротъ отъ входа въ нихъ съ лѣвой стороны, гдѣ теперь разведенъ небольшой садикъ, и на угловомъ мѣстѣ здан³я Судебныхъ мѣстъ находился дворъ Андрея Петровича Клешнина, который былъ дядькою-воспитателемъ царя Ѳедора Ивановича и очень приближеннымъ человѣкомъ у Бориса Годунова, а потому и участникомъ въ дѣлѣ уб³ен³я царевича Димитр³я, какъ говорила всенародная молва. Въ 1585 г. онъ именовался Ближней Думы дворяниномъ. Онъ померъ въ 1599 г. въ Боровскомъ Пафнутьевѣ монастырѣ схимникомъ съ иноческимь именемъ Левк³я, въ м³рѣ прозывался Луппомъ. Какое пространство въ точности занималъ дворъ Клешнина,-неизвѣстно.
   Далѣе за нимъ по улицѣ находился дворъ князей Трубецкихъ, принадлежавш³й въ началѣ XVII ст. князю Алексѣю Никитичу Трубецкому. Этотъ обширный дворъ простирался почти до владѣн³и Чудова и Вознесенскаго монастырей. Повидимому, онъ составлялъ родовое владѣн³е князей Трубецкихъ и потому, какъ увидимъ, переходилъ по наслѣдству въ ихъ родъ.
   Князь Алексѣй Никитичъ происходилъ отъ боярина князя Никиты Романовича Трубецкаго (1608 г.), у котораго было трое сыновей, старш³й Юр³й, средн³й Ѳедоръ (1608) и младш³й Алексѣй. Отъ родного брата кн. Никиты, Тимоѳея, происходилъ извѣстный герой Смутнаго времени, Дмитр³й Тимофеевичъ, не оставивш³й потомства (1625 г.).
   Старш³й сынъ кн. Никиты, Юр³й, женившись на дочери тоже преизвѣстнаго героя Смутнаго времени, Михаила Глѣбов. Салтыкова, вмѣстѣ съ тестемъ измѣнилъ Русскому дѣлу, въ 1611 г. уѣхалъ въ Польшу и тамъ совсѣмъ окатоличился и померъ. Его внукъ Юр³й Петровичъ (1679 г.) возвратился въ Москву, принялъ православ³е, получилъ боярск³й чинъ и женился на сестрѣ знаменитаго кн. Вас. Вас. Голицына. Отъ него и произошли всѣ князья Трубецк³е, нынѣ существующ³е. Ближайш³е его потомки, какъ увидимъ, занимали очень высок³я мѣста.
   Младш³й сынъ кн. Никиты, Алексѣй Никитичъ, не кривилъ душою и остался на службѣ у царей въ Москвѣ.
   Кн. Алексѣй Никит. Трубецкой былъ близкимъ человѣкомъ дарю Михаилу Ѳедоровичу, а потому и въ молодости занималъ между сверстниками дворянами-стольниками передовое мѣсто. Во время царскаго столованья съ 1618 г. онъ всегда "смотрѣлъ въ большой столъ", т.-е. распоряжался угощен³емъ обѣдавшихъ въ должномъ порядкѣ въ главномъ столѣ. Съ 1622 г. въ числѣ дворянъ онъ первымъ съ товарищами присутствовалъ и за царскими праздничными и другими столами, когда по назначен³ю государя были призываемы къ столу и молодые дворяне. На свадьбѣ государя 19 сент. 1624 г. былъ въ поѣзжанахъ за государемъ, вторымъ въ числѣ приближенныхъ лицъ.
   Въ 1628 г. онъ былъ отправленъ на воеводство въ Тобольскъ, что могло состояться и въ честь ему, а также и по интригамъ тогдашнихъ временщиковъ, съ цѣлью удалить отъ царя лишняго близкаго къ нему человѣка, особливо достойнаго по своимъ дарован³ямъ. Однако въ 1631 г. онъ возвратился изъ далекой стороны въ Москву, но въ слѣдующемъ 1632 г. снова удаленъ на воеводство въ Астрахань, гдѣ оставался до 1635 г. Въ его отсутств³е въ 1633 г. погорѣла въ Кремлѣ вся сторона, гдѣ находился его дворъ. Отъ его двора и пожаръ начался.
   Заслуги, оказанныя на этихъ дальнихъ воеводствахъ, по всему вѣроят³ю выдвинули его впередъ передъ другими, какъ добраго полководца, а потому, когда въ 1640 г. въ Москву пришли вѣсти, что идетъ къ столицѣ Крымская гроза, Алексѣй Никитичъ былъ отправленъ въ Тулу главнымъ воеводою надъ всѣми собиравшимися тамъ полками. Съ половины марта до половины сентября, до тѣхъ поръ, пока Крымцы не ушли восвояси, онъ оберегалъ Москву отъ обычнаго Татарскаго нашеств³я. Въ 1642 г., опять по такимъ же вѣстямъ, онъ снова былъ отправленъ главнокомандующимъ на Тулу же и въ сентябрѣ 15, по минован³и опасности, возвратился въ Москву. Въ эти и послѣдующ³е годы со стороны Крыма постоянно грозила опасность Татарскаго нашеств³я, почему въ Тульскихъ мѣстахъ по разнымъ городамъ безотходно стояли наши полки.
   Въ 1645 г., при вступлен³и на престолъ царя Алексѣя Мих., князь Трубецкой былъ посланъ въ эти полки приводить ко кресту на государское имя воеводъ и всю рать.
   Так³я важныя государственныя поручен³я онъ исполнялъ, бывши только въ простомъ зван³и дворянина, т.-е. не имѣя особаго служебнаго чина.
   7 сентября 1645 года, за три недѣли до своего коронован³я (28 сент.), молодой царь явилъ свое пожалован³е изъ всѣхъ первому Алексѣю Никитичу, возведя его прямо въ санъ боярина, какъ человѣка родовитаго, иначе ему было бы дано только окольничество. Передъ коронован³емъ царь пошелъ къ Троицѣ (10 сент.) и тамъ 13 сент. на обѣдѣ за монастырскою трапезою угощалъ новаго боярина, посадивши его на первое мѣсто.
   Зимою того же года пришли подъ Курскъ Крымск³е царевичи; тотчасъ Алексѣй Никитичъ былъ посланъ попрежнему главнокомандующимъ на Тулу. Назначался сильный походъ противъ нихъ къ Бѣлгороду, но Татары вскорѣ ушли домой и вся рать также была распущена по домамъ.
   1 мая 1646 г. Алексѣю Никитичу было поручено завѣдыван³е Сибирскимъ приказомъ, который и оставался въ его вѣдомствѣ до самой его кончины въ 1662 г.
   Въ 1647 г., съ титуломъ ближняго боярина и намѣстника Казанскаго, Алексѣй Никитичъ велъ переговоры съ послами Литовскими и Шведскими во главѣ другихъ, назначенныхъ къ тому лицъ. Так³е же переговоры онъ велъ съ Литовскими послами въ 1649 г.; въ 1650 г. съ Кизылбашскимъ (Персидскимъ) посломъ и Англ³йскимъ посломъ. На свадьбѣ царя въ 1648 г. генв. 16 онъ состоялъ въ сидячихъ боярахъ первымъ съ государевой стороны {Въ этотъ годъ Алексѣй Никитичъ выдалъ замужъ свою дочь Парасковью Алекс, почему и посылалъ къ патр³арху отъ новобрачной обычные свадебные дары-убрусецъ, ширинку и коровай.}. Первымъ всегда присутствовалъ за столами и у царя, и у патр³арха, и первымъ же назначался, по случаю выѣздовъ государя изъ Москвы, оберегать столицу и царск³й домъ.
   Такимъ же образомъ онъ первенствовалъ при торжественныхъ встрѣчахъ мощей патр³арха ²ова въ 1652 г. апр. 5 и св. митрополита Филиппа ³юля 6 того же года, а потомъ встрѣчалъ пр³ѣзжавшихъ въ Москву Грузинскаго царевича Николая Давыд. въ 1654 г. и Грузинскаго царя Теймураза въ 1658 г.
   Само собою разумѣется, что во время начавшейся войны съ Польшею въ 1654 и 1655 гг., проведенной царемъ Алексѣемъ Мих. съ большимъ успѣхомъ и съ большою славою, бояринъ Алексѣй Никитичъ въ собранныхъ полкахъ занялъ попрежнему первенствующее мѣсто и былъ отправленъ впередъ на Брянскъ и тамошн³е города: Рославль, Мстиславль, Шкловъ, Дубровну и проч³е, которые затѣмъ были взяты или приступомъ или сдавались добровольно.
   Никогда отпускъ полковъ на ратное дѣло не происходилъ съ такою торжественностью и съ такими церемон³ями, какъ въ это время.
   Въ воскресенье, 23 апрѣля 1654 г., патр³архь Никонъ съ высшимъ чиномъ духовенства служилъ литург³ю въ Успенскомъ соборѣ, назначенную именно для отпуска на войну ратныхъ полковъ, съ ихъ воеводами. Государь стоялъ на своемъ царскомъ мѣстѣ у южныхъ дверей собора. Что рѣдко случалось, на литург³и присутствовала и сама царица. Она стояла на своемъ царицыномъ мѣстѣ, у столпа, близъ Сѣверныхъ дверей собора; по лѣвую сторону ея мѣста стояли "боярск³я жены и проч³я честныя жены". За государскимъ мѣстомъ стояли бояре, окольнич³е и думные люди по чину. Справа у государева мѣста стояли бояры-воеводы: кн. А. Н. Трубецкой съ товарищами, который стоялъ мало поровнявся съ переднимъ столбомъ государева мѣста. За нимъ стояли его товарищи, а воеводск³е дьяки стояли позади государева мѣста. Остальное пространство собора, съ лѣвой стороны государева мѣста, наполняли передовые полчане (офицеры), стоявш³е въ 10 рядовъ до самой западной стѣны собора, именно стольники, стряпч³е, дворяне, жильцы, полковники, головы и сотники стрѣлецк³е. Стояли всѣ пространно и благочинно.
   Обѣдня надалась въ 4-мъ часу дня, по нашему счету въ 8-мъ часу утра. Послѣ обѣдни служили молебенъ о побѣдѣ на враги и зѣло благолѣпно и удивительно; запѣвы запѣвали протопопы и священники тихими гласы и умиленными, достойно слезамъ. Къ молебну государь сошелъ съ царскаго своего мѣста и сталъ у столпа среди церкви; справа оть него рядомъ стояли бояре-воеводы.
   Послѣ молебна всѣ шли прикладываться къ иконамъ, при чемъ читались молитвы на рать идущимъ съ упоминан³емъ именъ бояръ и воеводъ и прочихъ начальниковъ. Затѣмъ государь поднесъ патр³арху воеводск³й наказъ, который патр³архъ положилъ въ к³отъ иконы Владим³рской Богоматери на пелену и потомъ вручилъ боярамъ, т.-е. кн. Трубецкому съ товарищи. При этомъ государь держалъ рѣчь ко всему воинству, чтобы служили честно, не уповали бы на многолюдство и своеум³е, и на сребролюб³е, и не боялись бы страху человѣческаго. Послѣ службы патр³архъ благословилъ государя просвирою, которую царь принялъ съ чест³ю и, поцѣловавъ въ руку пресвѣтлѣйшаго патр³арха, по клонился ему по обычаю. Потомъ патр³архъ ходилъ къ царицыну мѣсту и благословилъ царицу просвирою. Царица послѣ литург³и стояла на своемъ мѣстѣ за запоною, такъ какъ въ это время въ соборѣ происходило передвижен³е полчанъ, прикладывавшихся къ иконамъ и слушавшихъ рѣчь государя. Потомъ сдѣдовалъ обрядъ цѣлован³я царской руки, какъ символъ прощан³я съ государемъ. Всѣ, другъ за другомъ, подходя къ государю, поклонялись ему до земли, цѣловали руку съ радостными слезами и, отошедши, паки поклонялись передъ государемъ до земли. Затѣмъ всѣ ходили къ благословен³ю у патр³арха. Для соблюден³я порядка стояли три окольничихъ, одинъ противъ государя, другой противъ патр³арха, трет³й у патр³архова рундука-помоста, чтобы проходили чинно и по чинамъ.
   На прощаньи съ патр³архомъ государь опять подходилъ къ его благословен³ю и, цѣловавъ въ пречестную его руку, поклонялся ему по обычаю.
   Выходя изъ собора южными дверьми, государь остановился и жаловалъ бояръ и воеводъ и всѣхъ полчанъ, звалъ ихъ къ себѣ хлѣба ѣсть. Столъ боярск³й для воеводъ и лучшихъ людей происходилъ въ передней полатѣ Теремнаго дворца; остальные ѣли въ Столовой избѣ. Въ Передней обрядъ столованья совершился такимъ образомъ: когда гости собрались, государъ велѣлъ имъ сѣсть. Посидѣвъ немного, всталъ и говорилъ рѣчь: "Судъ бо Бож³й есть и честь царева судъ любитъ". Потомъ жаловалъ всѣмъ по чарушницѣ вина изъ своихъ рукъ. Снова говорилъ рѣчь, жаловалъ по второй чарушницѣ и затѣмъ велѣлъ садиться. Всѣ поклонялись и потомъ садились. Во время столованья были читаны прибранныя къ настоящему случаю поучительныя главы изъ послан³й св. апостола Павла, напримѣръ, къ Римлянамъ, глава 14 и т. п.; а послѣ того читали жит³е страстотерпца св. Георг³я, ибо въ этотъ день прилучилась его память. Промежду этихъ чтен³й пѣвч³е пѣли "мудрые и краснопопѣвистые стихи".
   Къ концу столованья государь жаловалъ гостямъ по третьей чарушницѣ вина, а потомъ указалъ снимать скатерть, послѣ чего всталъ съ своего мѣста, а за нимъ и всѣ встали, такъ какъ въ ту пору соборный ключарь сталъ совершать такъ называемую Панаг³ю, обрядъ молитвеннаго освящен³я и вкушен³я Богородицына хлѣба и Богородицыной чаши въ честь Богородицы. По совершен³и установленныхъ молитвъ ключарь поднесъ государю панаг³ю съ Богородицынымъ хлѣбомъ. Взявъ своею царскою рукою часть хлѣба, государь, стоя, съ опасен³емъ потребилъ.
   Потомъ ключарь поднесъ ему Богородицыну чашу, изъ которой испивъ трижды, государь возвратилъ сосудъ ключарю, мало поклонившись ему. Боярамъ и воеводамъ Богородицыну чашу государь самъ подавалъ. Всѣ подходили къ нему единъ за единымъ по чину и, принявъ и выпивъ чашу, цѣловали царскую руку по чину же, какъ и въ прочихъ столахъ бываетъ. Отпустя Панаг³ю, государь сѣлъ за столъ на прежнемъ мѣстѣ, всѣ гости стояли, и государь угощалъ ихъ романеею и краснымъ и бѣлымъ медами.
   На прощаньи государь снова позвалъ бояръ и воеводъ къ рукѣ. Всѣ шли другъ за другомъ по чину. Первымъ подошелъ главный воевода князь Трубецкой. Государь принялъ своими царскими руками къ своимъ персемъ главу его "для его чести и старѣйшинства, зане многими сѣдинами украшенъ и зѣло мужъ благоговѣинъ и изященъ, и мудръ въ божественномъ писан³и, и предивенъ въ воинской одеждѣ, и въ воинствѣ счастливъ, и недругамъ страшенъ". Видя такую отеческую премногую и прещедрую милость къ себѣ, воевода со слезами до тридцати разъ поклонился государю до земли.
   Таковы были сердечные проводы начальныхъ людей ратнаго ополчен³я.
   Послѣ того на трет³й день, 26 апрѣля, государь проводилъ и всю собранную рать, которая проходила черезъ Кремль отъ Никольскихъ воротъ въ Спасск³я подъ переходы, соединявш³е Цареборисовск³й дворъ съ Чудовымъ монастыремъ. На этихъ переходахъ государь и патр³архъ Никонъ смотрѣли войсковое шеств³е, при чемъ патр³архъ бояръ и воеводъ и ратныхъ людей кропилъ св. водою {Государственный Архивъ Мин. Иностранныхъ Дѣлъ. Бумаги Тайнаго Приказа царя Алексѣя Михаиловича.}.
   Въ 1659 г. князь Алексѣй Никитичъ велъ очень успѣшно военныя дѣла на югѣ, въ Черкасскихъ городахъ, противъ Крымскаго хана и измѣнника Запорожскаго Ив. Выговскаго.
   Въ то время по Крымскимъ вѣстямъ и въ Москвѣ спѣшно дѣлали Земляной городъ и по городу острогъ, особаго рода деревянную ограду.
   Однако войско Запорожское и Юр³й Хмельницк³й въ Переяславлѣ передъ А. Н. Трубецкимъ съ товарищами добили государю челомъ и приняли присягу на подданство.
   7 декабря бояринъ со славою возвратился въ Москву со всею ратью. Самъ государь выходилъ за Калужск³я ворота встрѣчать образъ Спаса, что былъ на службѣ съ бояриномъ, шедшимъ туть же за образомъ съ своими полками. Шеств³е послѣ того направилось въ Успенск³й соборъ, гдѣ послѣ торжественнаго молебна бояринъ и всѣ начальные люди полковъ были у государя у руки.
   Спустя два мѣсяца, 23 февр. 1660 г., государь чествовалъ эту счастливую рать торжественнымъ столомъ въ Золотой полатѣ, послѣ котораго главнокомандующ³й А. Н. Трубецкой получилъ слѣдующую награду: вопервыхъ, шубу бархатъ золотой въ 360 р.; кубокъ въ 10 фунтовъ; придачу къ прежнему окладу жалованья 300 р., да прародительскую ихъ Трубецкихъ вотчину, городъ Трубчевскъ съ уѣздомъ. Друг³е воеводы также получили щедрыя награды.
   Послѣ ратныхъ дѣлъ въ Москвѣ бояринъ попрежнему первенствовалъ за царскими столами и во время выѣздовъ государя бывалъ оберегателемъ Москвы и царскаго двора. Кромѣ того, попрежнему неоднократно велъ переговоры въ иноземными послами, въ 1661 г. съ Цесарскими, въ 1662 г. съ шведскими послами, при которыхъ былъ съ Шведами заключенъ вѣчный миръ. При обрядѣ заключен³я этого мира Алексѣй Никитичъ стоялъ возлѣ государя по правую руку, т.-е. на первомъ мѣстѣ.
   Послѣдняя его служба передъ кончиною показывала также великое къ нему довѣр³е государя. Въ извѣстный Коломенск³й бунтъ въ ³юлѣ 1662 г. государь поручилъ ему оберегать Москву и произвести розыскъ про бунтовщиковъ.
   25 и 26 авг. того же года, во время выходовъ царя въ крестные ходы къ Донской Богородицѣ и ко Владим³рской въ Срѣтенск³й монастырь, бояринъ также оставался въ Кремлѣ для береженья. Послѣ этихъ чиселъ Разрядныя книги упоминаютъ о немъ 17 декабря съ записью, что въ тотъ день государь указалъ сидѣть въ Сибирскомъ Приказѣ на мѣсто боярина А. Н. Трубецкаго окольничему Род³ону Матв. Стрѣшневу. По другому свидѣтельству это случилось 16 дек. 1663 г. (Вивл., XX, 396). Но такое показан³е относительно года неправильно и произошло, несомнѣнно, отъ неправильнаго перевода стараго лѣтосчислен³я на новое. Но могло быть, что бояринъ скончался 16 дек., а распоряжен³е государя послѣдовало 17 числа.
   По кончинѣ Алексѣя Никитича его дворъ перешелъ къ его внучатому племяннику князю Юрью Петровичу, внуку его брата Юрья Никитича, который въ Смутное время, въ 1611 г., отъѣхалъ въ Польшу и увезъ съ собою и своихъ дѣтей, Петра и Але-ксандра. Тамъ онъ принялъ католическую вѣру, конечно, и съ дѣтьми. Сынъ его Александръ не оставилъ потомства, но другой сынъ, Петръ, усердно служилъ Польскому королю, былъ камерге-ромъ двора и маршаломъ Стародубскимъ.
   Однако сынъ Петра, Юр³й, все-таки возвратился на родину и въ православную вѣру, сначала принятъ былъ стольникомъ, а потомъ въ 1672 г. получилъ санъ боярина, поселился во дворѣ у своего дѣда, князя Алексѣя Никитича, и женился на сестрѣ князя Вас. Вас. Голицына, Иринѣ Вас.- По всему вѣроят³ю, онъ возвратился изъ Польши по желан³ю и настоян³ю кн. Алексѣя Никитича, быть можетъ, въ тѣхъ видахъ, что съ его кончиною пре-кращался въ Росс³и и родъ князей Трубецкихъ, такъ какъ самъ онъ дѣтей мужескаго колѣна не имѣлъ.
   Князь Юр³й Петровичъ скончался въ 1679 г., оставивъ свой дворъ въ наслѣдство женѣ, княгинѣ Иринѣ Вас, съ двумя сы-новьями, Иваномъ и Юрьемъ. Оба они родились уже по кончинѣ Алексѣя Никитича, первый въ 1667 г., второй въ 1668 г.
   Кн. Иванъ Юрьев. числился въ спискахъ 1676-1692 гг. ком-натнымъ стольникомъ сначала у царя Петра въ 1676 г., потомъ у царя Ѳедора Алекс. съ 1677 г. и затѣмъ опять у Петра съ 1686 г. Въ 1692 г. пожалованъ въ бояре, а впослѣдств³и былъ фельдмаршаломъ и кавалеромъ ордена Андрея Первозваннаго (умеръ въ 1750 г. янв. 16).
   Братъ его, кн. Юр³й Юрьевичъ, также числился съ 1676 т. комнатнымъ стольникомъ у царя Петра, былъ также бояриномъ и потомъ дѣйств. тайн. сов. (умеръ 1739 г. сент. 8) {Родословния князей Трубецкихь, соч. кн. Долгорукова и П. Н. Петрова.}.
   Братья владѣли дворомъ сообща, хотя и жили въ отдѣльныхъ полатахъ.
   Въ 1742 г., по случаю измѣрен³я всѣхъ обывательскихъ дво-ровъ въ городѣ, Кремлевск³й боярск³й дворъ кн. Трубецкихъ обозначенъ въ слѣдующей мѣрѣ: "мѣрою земли по улицѣ въ пер-вомь концѣ поперешнику 60 саж., во дворѣ въ срединѣ поперешнику 49 саж., въ другомъ концѣ поперешнику 22 саж., длиннику въ улицѣ по городовой стѣнѣ 47 саж." {Переписная книга Москвы 1738 и 1742 гг. по первой командѣ, т. I, стр. 15.}.
   Такимъ образомъ, это дворовое мѣсто представляло угольникъ, приближавш³йся малымъ своимъ концомъ, шириною въ 22 саж., къ Никольскимъ воротамъ, гдѣ подлѣ самыхъ воротъ находилась сторожка,-караульня стрѣлецкая. Широк³й конецъ угольника въ 60 саж. примыкалъ къ улицѣ, проходившей мимо Вознесенскаго и Чудова монастырей. Длинникъ двора былъ измѣренъ по городовой Кремлевской стѣнѣ на 47 саж., онъ достигалъ срединной башни между Никольскими и Спасскими воротами.
   По поводу этого двора въ 1719 г. возникъ любопытный споръ между Вознесенскимъ монастыремъ и владѣльцами двора кн. Трубецкими.
   На межѣ широкаго конца этого боярскаго двора стояли два подворья: одно принадлежало Новоспасскому монастырю, другое Вознесенскому. На Новоспасскомъ подворьѣ существовала и церковь во имя ²оанна Новгородскаго, почему оно именовалось также и Новгородскимъ подворьемъ, гдѣ обыкновенно, по пр³ѣздѣ въ Москву, останавливались Новгородск³е митрополиты и друг³я Новгородск³я власти. На этомъ Новгородскомъ подворьѣ пребывалъ въ 1652 г. и Новгородск³й митрополитъ, будущ³й патр³архъ Никонъ. Здѣсь происходилъ и призывъ или Государевъ зовъ его на патр³аршество.
   Въ настоящемъ случаѣ царь Алексѣй Мих. поступилъ не по правиламъ и предан³ямъ Церкви. Онъ своею волею, а не по жреб³ю, какъ изстари водилось, избралъ на патр³аршество именно Никона. 22 ³юля этого года государь въ Успенскомъ соборѣ со всѣми духовными властями и боярами молебствовалъ и послѣ евангел³я послалъ на Новгородское подворьѣ одного изъ митрополитовъ, двухъ старшихъ архимандритовъ и изъ свѣтской среды боярина, окольничаго, стольника и думнаго дьяка звать Никона, чтобъ онъ ѣхалъ къ государю въ соборъ, а въ то время молебенъ совершили. Несмотря на такую почесть царскаго зова, Никонъ не послушалъ и въ соборъ не поѣхалъ. Послали къ государю стольника съ этою вѣстью. Тогда государь отправилъ къ нему старѣйшаго боярина А. Н. Трубецкаго и боярина князя Львова. Никонъ едва послушалъ государева указу и какъ пр³ѣхалъ въ соборъ, государь говорилъ ему рѣчь со упрошен³емъ, чтобы изволилъ быть всея Росс³и патр³архомъ. Никонъ отрицался принять патр³аршество безъ жреб³я. Государь съ вел³имъ желан³емъ и со слезами просилъ его многое время, цѣлый часъ, со всѣми властьми и боярами, чтобы изволилъ быть патр³архомъ. Такому безпримѣрному государеву прошен³ю Никонъ повинулся и въ то время много плакалъ... Обычное наречен³е ему патр³архомъ послѣдовало на другой день 23 ³юля на патр³аршемъ дворѣ въ Крестовой полатѣ (Новый Лѣтописецъ, 198).
   Это Новгородское подворье послѣ пожара въ Кремлѣ въ 1701 г. было отдано по царскому указу отъ 7 ³юля того же года Вознесенскому монастырю для пространства того монастыря съ повелѣн³емъ пригородить къ нему и все то мѣсто.
   Но въ томъ же 1701 г. Петръ рѣшилъ построить въ Кремлѣ, съ правой стороны отъ Никольскихъ воротъ, Оружейный домъ, зовомый Цейгоузъ (Арсеналъ), для чего было назначено всѣ находивш³яся въ этой мѣстности до Троицкихъ воротъ каменныя строен³я (деревянныя всѣ погорѣли) разобрать и мѣсто очистить.
   На другой годъ (1702, марта 7) послѣдовалъ указъ о томъ, чтобы передъ Оружейнымъ домомъ и черезъ улицу, вблизи Никольскихъ воротъ, съ лѣвой ихъ стороны, также для пространства выровнять площадь по лин³и до здан³й Чудова монастыря. Для этой цѣли было повелѣно математическихъ наукъ учителю тѣ мѣста, находивш³еся на нихъ дворы и подворья и друг³я строенъя измѣрить совершенно и учинить чертежъ, что по лин³и пойдетъ подъ площадь и что останется ненадобнымъ для предположенной площади.
   Эта лин³я проходила отъ Никольскихъ воротъ до полатъ кн. Трубецкихъ и далѣе отъ угла ихъ полатъ прямо черезъ дворы протопопа Благовѣщенскаго собора, на полату, что у двора Духовникова, также черезъ дворъ протопопа Успенскаго собора. Такимъ образомъ, былъ измѣренъ и положенъ на чертежъ весь уголъ отъ Никольскихъ воротъ между улицею и Кремлевскою стѣною до лин³и здан³й Вознесенскаго и Чудова монастырей съ тою цѣлью, чтобы мѣрою за мѣру распредѣлить и остающееся пространство дворовой земли между владѣльцами, мѣста которыхъ отходили подъ площадь.
   Изъ двора кн. Трубецкихъ подъ эту площадь отходило 952 квадратныхъ сажени. Чтобы вознаградить князей за отходящую землю, государь 2 авг. 1702 г. повелѣлъ отдать имъ всю мѣстность, примыкавшую къ верхнему широкому концу ихъ двора, гдѣ находились, начиная оть Кремлевской стѣны, подворья Вознесенскаго и Новоспасскаго монастырей, заключавш³я въ себѣ 1024 квадратныхъ сажени по новому измѣрен³ю, а по старому (1680 г.) 925 саж., а также и дворы соборнаго духовенства.
   Несмотря на то, что количество саженей отъ этихъ мѣстъ превышало количество отходящей княжеской земли, государь повелѣлъ отдать князьямъ всю эту землю "въ вѣчное владѣн³е князей и женамъ ихъ, и дѣтямъ, и всему роду безповоротно, а подъ тѣ подворья и протопопу, и попу подъ дворы земли пр³искивать въ иныхъ мѣстахъ, и на тое прибавочную вышеупомянутую землю и на всякое строен³е дать имъ (князьямъ) даную по указу".
   Само собою разумѣется, что князья не помедлили воспользоваться повелѣн³емъ государя и въ полной мѣрѣ завладѣли пожалованными мѣстами и строен³ями. Какъ упомянуто, они завладѣли и Духовниковымъ дворомъ и поповскимъ по улицу Чудовскую.
   Арсеналъ строился въ первые годы мало-по-малу, медленно, и въ 1706 г., по случаю Шведской войны, его постройка была совсѣмъ остановлена по письму государя къ оберъ-инспектору Курбатову отъ 3 мая 1706 г., въ которомъ государь повелѣвалъ: "Чрезъ сей указъ объявляемъ цейхаузнаго строен³я не хуже хотя до времени и отставить". Между тѣмъ земля Трубецкихъ дотолѣ еще не требовалась для выравнен³я площади и оставалась попрежнему въ ихъ же владѣн³и.
   Въ такомъ положен³и дѣло оставалось до 1719 г., когда 15 мая игуменья Вознесенскаго монастыря Веденихта Пушкина съ сестрами подала въ Сенатъ челобитье, въ которомъ излагала всю истор³ю по этому дѣлу и писала, что "хотя князья и получили землю и постройки изъ монастырскихъ и изъ сосѣднихъ дворовъ, но ихъ собственный дворъ не былъ взятъ подъ площадь потому, что отъ цейхгаузнаго двора онъ сталъ черезъ Большую Никольскую улицу, а князья между тѣмъ и до днесь владѣютъ ихъ монастырскими землями съ церковью и съ жилыми и съ хлѣбными полатами и на тѣхъ ихъ дворахъ живуть княжеск³е люди, отчего монастырю учинено великое утѣснен³е". Она просила, чтобъ тѣми монастырскими дворами монастырю владѣть попрежнему и церковь съ жилыми полатами пригородить къ монастырю, прибавляя, что кн. Ив. Юр. обѣщалъ, когда она посылала къ нему, тѣ дворы ей отдать.
   Сенатъ потребовалъ отъ князя свѣдѣн³е на письмѣ, по какому указу онъ тѣмъ монастырскимъ подворьемъ владѣетъ. Князь отвѣчалъ, что даной на тѣ мѣста во владѣн³е ему не дано за отлучен³емъ изъ Москвы, что на взятомъ у него мѣстѣ каменнаго строен³я не застроено, а его строен³е, которое на дворѣ было, сломано и снесено; а на данномъ монастырскомъ подворьѣ построено у нихъ (князей) вновь многое каменное и деревянное строенiе.
   По Сенатскому приговору 24 ³юля 1719 г. было рѣшено: если мѣсто изъ двора кн. Трубецкихъ подъ цейхгаузное строен³е не взято, а подворьемъ они владѣютъ, то отдать то подворье попрежнему въ Вознесенск³й монастырь. Приговоръ подписалъ одинъ оберъ-секретарь, а сенаторскихъ рукъ не было положено.
   Кн. Иванъ Юрьевичъ, получивъ это сенатское рѣшен³е, не отдавая тѣхъ дворовъ, отъѣхалъ къ полкамъ, а вести дѣло поручилъ своему человѣку, который подалъ встрѣчное челобитье, явно направленное только для затяжки дѣла.
   Когда это рѣшен³е стали приводить къ исполнен³ю и изъ Губернской канцеляр³и бы

Другие авторы
  • Дмитриев Михаил Александрович
  • Аммосов Александр Николаевич
  • Гердер Иоган Готфрид
  • Римский-Корсаков Александр Яковлевич
  • Кронеберг Андрей Иванович
  • Кигн-Дедлов Владимир Людвигович
  • Айхенвальд Юлий Исаевич
  • Кузьмин Борис Аркадьевич
  • Трубецкой Евгений Николаевич
  • Азов Владимир Александрович
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Полное собрание сочинений Д. И. Фонвизина. "Юрий Милославский, или русские в 1612 году" сочинение М. Загоскина
  • Чехов Антон Павлович - Попрыгунья
  • Белых Григорий Георгиевич - Лапти
  • Куницын Александр Петрович - Куницын А. П.: биографическая справка
  • Лухманова Надежда Александровна - Лилея
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Правильные слова
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Рассуждение
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Взгляд на русскую литературу 1846 года
  • Вяземский Петр Андреевич - Речь, произнесенная на юбилее пятидесятилетней государственной деятельности Е. П. Ковалевского
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Золотая птица
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 280 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа