Главная » Книги

Забелин Иван Егорович - История города Москвы, Страница 28

Забелин Иван Егорович - История города Москвы



Соловецкихь чуд. (12 Апостолъ) также, какъ упомянуто, стояли особняками и соединялись съ жилыми помѣщен³ями посредствомъ сѣней, переходовъ и своихъ папертей.
   Полный составъ различныхъ жилыхъ помѣщен³й патр³аршаго дома упоминается по случаю расхода свѣчъ, которыхъ въ два мѣсяца на ³юль и августъ 1686 г. было употреблено 1000 свѣчъ большаго литья и 2000 малаго литья, а именно: въ Верхъ свят. патр³арха въ кельи, въ Крестовую, въ Столовую, въ кельи Казначейск³я, ³еромонаховъ трехъ, ризничаго, ³ерод³яконовъ двухъ и старцовъ: конюшаго, чашника, сушиленнаго, житнаго; въ полаты клюшника, ясельничаго и по службамъ на погребы, въ поварню, приспѣшню, скатертную, въ двѣ хлѣбодарни, въ квасо- и пиво-варню, въ полаты дворянамъ, и передъ Крестовую полату дневальнымъ; къ подьякамъ (пѣвчимъ), въ правильню, въ портномастерскую полату, въ Богоявленскую школу и за святѣйшимъ въ походы и на всяк³е мелк³е расходы.
   Съ упразднен³емъ патр³аршаго сана настаетъ и постепенное запустѣн³е патр³аршаго двора, которому вначалѣ способствують и пожары 1701 и 1737 годовъ.
   Самое жилище патр³арха, его кельи, было оставлено пустымъ, такъ какъ Блюститель упраздненнаго престола, Стефанъ, пребывалъ на своемъ Рязанскомъ подворьѣ, гдѣ и скончался 27 ноября 1722 г.
   При немъ до учрежден³я Синода не произошло почти никакихъ перемѣнъ въ устройствѣ двора; производились только самыя необходимыя мелк³я починки и то только въ Крестовой полатѣ, въ храмѣ 12 Апостолъ, какъ упомянуто о починкѣ пола въ этихъ здан³яхъ.
   12 марта 1718 г. старый патр³арш³й дворъ посѣтилъ в. г. Петръ Алексѣевичъ и, будучи въ патр³аршей Ризницѣ, "указалъ въ той Ризницѣ построить библ³отеку разноязычныхъ харатейныхъ и печатныхъ книгъ, т. е. шафы вновь добрымъ мастерствомъ, а къ тому шафному строен³ю дубовыя брусья и кленовыя и липовыя доски, желѣзо и на всяк³я къ тому строен³ю припасы деньги держать и покупать изъ доходовъ Монастырскаго Приказа". Надзоръ за этимъ производствомъ былъ порученъ типограф³и справщику извѣстному Ѳедору Поликарпову, по мысли котораго вѣроятно и сдѣлано это распоряжен³е.
   1721 г. заключенъ былъ славный Нейштадск³й миръ со Шведами, достославно закончивш³й великую двадцатилѣтнюю Сѣверную войну и подавш³й сердечнѣйш³й поводъ Сенату и Синоду поднести Великому Труженику особую почесть въ наименован³и его особы Отцомъ Отечества, Великимъ и Императоромъ Всеросс³йскимъ. Это происходило 22 октября въ Петербургѣ или въ Петрополѣ, какъ иногда проговаривался Велик³й строитель Новой Столицы. (Въ 1713 г. выдавались подорожныя съ записью "Отъ Петрополя до Шлисенбурга и далѣе по городамъ до Москвы..." А. О. П. No 625).
   Послѣ шумныхъ празднествъ и ликован³й въ Новой Столицѣ Петръ, названый Велик³й, не забылъ и старой столицы, въ которой надо было совершить торжество уже не для одного Петропольскаго, но для всего Русскаго народа.
   "Велик³й государь" пишетъ Голиковъ (Дѣян³я Петра, т. 8) "вознамѣрился въѣхать въ Москву съ великимъ торжествомъ.
   Прибывъ въ село Всесвятское 13 декабря и на другой день откушавъ у помѣщицы сего села принцессы Имеретинской (Грузинской) прибылъ къ Москвѣ и, не въѣзжая въ оную, у Земляного вала принужденъ былъ остановиться для того, что ко входу его не были еще отдѣланы тр³умфальныя ворота". Три дня государь дожидался этой отдѣлки. Строили ворота русск³е архитекторы Юстиновъ и Зарудный. Всѣхъ воротъ было пятъ: 1) у Тверскихъ воротъ, построены иждивен³емъ господъ Строгановыхъ; 2) у Казанскаго собора, коштомъ Синода; 3) на Мясницкой, коштомъ Московскаго купечества (нынѣ Красныя); 4) у Чистаго пруда противъ дома князя Меншикова, на его иждивен³е; 5) въ Нѣмецкой Слободѣ у квартиры Герцога Голстинскаго, на его иждивенiе. Всѣ ворота были великолѣпно украшены символическими картинами и статуями. Ворота Герцога Голстинскаго представляли слѣдующее:
   "Наверху былъ Росс³йск³й двоеглавый орелъ; на немъ висѣлъ щитъ съ монаршимъ именемъ, которой поддерживали четыре аллегорическ³я персоны, представляющ³я четыре главнѣйш³я свойства императора: бдѣн³е, разумъ, храбрость и правосуд³е, съ приличными ихъ знаками; два лавровыя дерева осѣняли оный съ надписью: "Петру Великому, Отцу Отечества, Всея Росс³и Императору". Пониже того по правою сторону виденъ былъ образъ царя Ивана Васильевича въ древней царской Коронѣ съ надписью: "Началъ". По лѣвую сторону портретъ монарш³й съ императорскою Короною, съ надписью. "Совершилъ". Ниже сихъ портретовъ изображены были на правой сторонѣ Кроншлотъ посреди водъ и Нептунъ, съ удивлен³емъ на оныя взирающ³й съ надписью: "Смотритъ и удивляется". По лѣвую сторону Петербургъ съ надписью: "Нынѣ городъ, гдѣ прежде былъ лѣсъ".
   Торжественный входъ начался по утру 18 декабря слѣдующимъ порядкомъ. Впереди шла гвард³и Преображенскаго полка рота, за которою слѣдовалъ полковникъ Преображенскаго полка самъ государь въ гвардейскомъ мундирѣ. За нимъ шли два подполковника, князь А. Д. Меньшиковъ и И. И. Бутурлинъ, потомъ слѣдовали ма³оры, офицеры, за которыми несли 16 знаменъ и двигался весь Преображенск³й полкъ, а за нимъ Семеновск³й и друг³е полки.
   Когда шеств³е приближалось къ тр³умфальнымъ воротамъ, его встрѣчали громомъ трубныхъ и музик³йскихъ гласовъ съ барабаннымъ боемъ и пушечными выстрѣлами при колокольномъ звонѣ у всѣхъ церквей.
   У Синодальныхъ тр³умфальныхъ воротъ возлѣ Казанскаго собора государя встрѣтили все знатное духовенство, герцогъ Голстинск³й, Правительствующ³й Сенатъ и Генералитетъ, при чемъ вице-президентъ Святѣйшаго Синода преосвященный Ѳеодос³й, арх³епископъ Новгородск³й, привѣтствовалъ государя краткою рѣчью, назвавъ его Дѣлателемъ Благимъ, послѣ чего "одѣтые въ бѣлое одѣян³е школьники на разныхъ языкахъ лѣли сочиненныя на сей торжественный въѣздъ пѣсни при гласѣ трубномъ и мусик³йскомъ. Его Величество благоволилъ не малое время пробыть у сихъ воротъ", отъ которыхъ государь шествовалъ въ Успенск³й соборъ къ благодарному молен³ю, а потомъ съ полками прослѣдовалъ въ старый Преображенск³й дворецъ. Повсюду шеств³е сопровождалось радостными восклицан³ями безчисленнаго народа. При вратахъ Меньшикова и герцога Голстинскаго народъ кричалъ: "Да здравствуеть императоръ!" И "во все время шеств³я продолжалась безпрерывная стрѣльба изъ пушекъ, колокольный звонъ, битье въ барабаны, игран³е музыки".
   Знаменитый годъ этого Всеросс³йскаго торжества достопамятенъ и тѣмъ, что въ самомъ его началѣ, 25 генваря, вмѣсто Патр³аршества былъ учрежденъ Святѣйш³й же Синодъ, получивш³й и особый Духовный Регламентъ, по пунктамъ котораго поведены были новые порядки, отмѣнивш³е многое, что происходило при патр³аршей власти. Но авторитетъ патр³арховъ столько былъ силенъ, что долгое время сохранялъ еще свои старые порядки по крайней мѣрѣ въ домашнихъ своихъ установлен³яхъ.
   На патр³аршемъ дворѣ и въ соборѣ въ это время сохранялся еще старый церковный обычай, что при священнослужен³яхъ въ отсутств³е патр³арха творили поклонен³е, какъ присутствующему, его мѣсту, на которомъ всегда стоялъ и патр³арш³й посохъ. Само собою разумѣется, что для новыхъ порядковъ Духовнаго Регламента такое обстоятельство представлялось уже великою несообразностью, и потому Святѣйш³й Синодъ 14 августа 1721 г. опредѣлилъ: "Въ Москвѣ, въ Успенскомъ соборѣ и въ прежде бывшемъ патр³аршемъ домѣ, въ церкви Двунадесяти Апостоловъ, патр³аршимъ мѣстамъ поклонен³я не творить и во оныхъ, въ соборѣ и въ церкви, и въ Крестовой полатѣ, и въ прочихъ (мѣстахъ) обрѣтающ³еся при патр³аршихъ Мѣстахъ патр³арш³е по-сохи, отобравъ, отдать въ Ризницу". При разспросахъ по сему предмету ризнич³й объяснилъ: "Который де посохъ въ церкви Двунадесяти Апостолъ, и оный де для того въ томъ мѣстѣ, что къ тому мѣсту, по прежнему обычаю, кланяются они даже и до нынѣ (1722 г.)".
   Вслѣдств³е этого Синодальнаго опредѣлен³я патр³арш³я мѣста въ патр³аршемъ домѣ, по всему вѣроят³ю, были разобраны. Соборное мѣсто, какъ древнее митрополичье, осталось неприкосновеннымъ.
   Въ Крестовой полатѣ, какъ здѣсь упомянуто, находилось также патр³аршее мѣсто, взамѣнъ котораго по государеву именному указу Синодъ 15 января 1722 г. приговорилъ: "Въ Синодальной Крестовой полатѣ учинить Его Императорскаго Величества мѣсто и надъ нимъ балдахинъ изъ добраго бархата съ золотыми позументы, а для засѣдан³я столъ съ приличнымъ убранствомъ". Мѣсто и балдахинъ были устроены безъ замедлен³я архитекторомъ Зарудневымъ. Балдахинъ изъ пунцоваго бархата (100 арш.) съ золотнымъ позументомъ (300 арш.), галуномъ (200 арш.), и бахромою (70 арш.) и пр. шили и вышивали старицы Вознесенскаго монастыря. Все это стоило 2966 руб.
   Самая полата внутри была переустроена поновому. Вмѣсто каменнаго пола былъ положенъ полъ деревянный; рундуки у стѣнъ со ступенями разобраны, окна расширены и въ нихъ вставлены Французск³я стекла {Описан³е документовъ и дѣлъ Св. Синода, I, 617, 41, 448.- Собран³е постановлен³и, II, No 348.}.
   Въ 1721 и въ 1722 годахъ государь праздновалъ Рождество Христово въ Москвѣ съ особымъ торжествомъ, въ 1721 г. по случаю окончан³я войны со Шведами, а въ 1722 г. по случаю блистательнаго похода на Перс³ю и завоеван³я Дербента. Въ одинъ изъ этихъ годовъ {Такъ мы принуждены сказать по случаю неисправнаго показан³я свидѣтельствъ. Въ Уставѣ Успенскаго собора (Вива., X, 145) это обстоятельство отнесено къ 1721 г., при чемъ упомянуто, что въ этомъ году Рождество Христово было въ понедѣльникъ, между тѣмъ этотъ праздникъ въ понедѣльникъ былъ въ 1722 году, а въ 1721 г. онъ былъ въ воскресенье.} Велик³й полководецъ справилъ праздникъ Рождества Христова по обычаю патр³арховъ въ ихъ Крестовой полатѣ, гдѣ, обыкновенно, въ навечер³и праздника совершались иногда такъ называемые "Царск³е часы". Въ этой теперь уже не патр³аршей, а синодальной Крестовой полатѣ у Часовъ былъ самъ Его Царское Величество и пѣлъ на правомъ клиросѣ съ своими пѣвчими, а на лѣвомъ пѣли патр³арш³е пѣвч³е. Отпускали Часы Успенскаго собора ключарь да государевъ протодьяконъ Анфиногенъ Ивановъ, который, конечно, громовымъ басомъ кликалъ многолѣт³е. За такое кликанье протодьяконы всегда получали особую награду. Въ 1722 г. зтому своему архид³акону государь пожаловалъ ради праздника Рождества Христова 10 руб. Это можетъ служить, свидѣтельствомъ, что государь пѣлъ Часы не въ 1721 г., а въ 1722 г.
   Въ томъ же 1722 г. по указу Синода мая 9 происходило обновлен³е храма 12 Апостолъ. Повелѣно было все ветхое, что есть, починить и устроить храмъ теплымъ, для чего и печь сдѣлать по усмотрѣн³ю мѣста. Работы производились подъ присмотромъ и подъ вѣдѣн³емъ архитектора Заруднева. При этомъ подъ главами храма устроено особое помѣщен³е для новой Ризницы, сдѣланъ подъ сводами храма деревянный потолокъ, отдѣливш³й въ храмѣ требуемое пространство для этой Ризницы. Затѣмъ стѣны, своды и потолокъ были оштукатурены алебастромъ различными фигурами и столярными гзымзами; передѣланы вновь двери и окна, въ которыя вставлены по-старому слюдяныя окончины.
   Возобновлен³е продолжалось года два. Сооруженъ былъ новый рѣзной вызолоченный иконостасъ, написаны новыя иконы, и весь храмъ покрытъ стѣнописью. Въ новой Ризницѣ полъ настланъ зелеными гончарными поливными плитами (изразцами). Старый иконостасъ и со старыми иконами безъ окладовъ были отданы въ Воздвиженск³й монастырь, въ новопостроенную церковь, что на Арбатѣ (на Воздвиженкѣ).
   Обновленный храмъ былъ освященъ 21 ³юня 1724 г.
   Остальныя опустѣвш³я здан³я Патр³аршаго Дома мало-по-малу занимались разными вновь учрежденными вѣдомствами. Такъ, въ 1727 г. полаты, гдѣ находились уже Инквизиторск³я дѣла, пои велѣно было очистить на Контору Камеръ-Коллег³и, хотя Синодъ доносилъ, что очистить полаты невозможно, потому что въ нихъ живутъ монахи и служители и хранятся Инквизиторск³я дѣла; но Коллег³я все-таки заняла эти полаты, то-есть бывш³й Цареборисовск³й дворецъ.
   Въ 1755 г. послѣдовалъ изъ Свят. Правит. Синода указъ: "объ убран³и въ Синодальномъ домѣ тѣхъ полатъ, что къ Чудову монастырю, яко близъ церкви (12 Апостолъ) состоящихъ, и о придѣлан³и къ онымъ лицомъ на площадь вновь еще полаты, пристроя къ тому по способности еще нѣсколько полатъ, для благопристойнаго содержан³я патр³аршихъ ризницъ и другихъ вещей и библ³отёки" (Матер., II, 939).
   Это были полаты Цареборисовскаго двора, въ которыхъ и намѣревались еще съ 1753 г. помѣстить "Синодальную Ризницу и Библ³отеку", съ постройкою новой полаты "съ пристойнымъ къ тому украшен³еыъ и убранствомъ", какое было у старыхъ полатъ, назначаемыхъ также къ убран³ю, т.-е. возобновлен³ю. Дѣло замедлялось архитекторомъ кн. Ухтомскимъ, который многое время не представлялъ плановъ и снѣты. Но, главнымъ образомъ, тѣмъ обстоятельствомъ, что эти "по лин³и къ Чудову монастырю полаты" были заняты помѣщен³ями Статсъ-Конторы. Синодъ требовалъ, чтобы Контора была переведена въ другое удобное мѣсто безъ всякаго промедлен³я. Но въ Кремлевскихъ разнородныхъ здан³яхъ въ наличности такого мѣста не оказывалось. Переписка объ этомъ продолжалась и въ 1757 году, при чемъ были найдены пригодныя полаты, числомъ семь, на бывшемъ Кирилловскомъ подворьѣ, требовавш³я однако значительнаго возобновлен³я. Наконецъ, въ 1762 г. полаты для Статсъ-Конторы были найдены въ Синодальномъ же домѣ, но и онѣ также требовали исправлен³я. На этомъ дѣло и остановилось. Время подходило къ коронац³и, почему вездѣ по Кремлю спѣшили все ветхое и старое всправлять, а новое выстроить.
   Когда въ 1761 г. потребовано было къ сочинен³ю географическаго описан³я Рос. Государства свѣдѣн³е о томъ, въ какое время построены здан³я Синодальнаго Дома, Экономическая канцеляр³я въ Москвѣ благопочтенно донесла слѣдующее:
   "Въ сочиненной въ бывшемъ Синодальномъ Дворцовомъ Приказѣ въ 1727 г. и поданной въ бывшую Коллег³ю Экономiю о Синодальномъ Домѣ вѣдомости, между прочимъ, показано: Домъ святѣйшаго патр³арха, что нынѣ Синодальный, въ немъ церквей двѣ, служба ежедневная одна, ограда и кельи и протчее строен³е каменное, а какихъ оное строен³е временъ отъ постройки, о томъ за сгорѣн³емъ въ бывш³й въ Москвѣ въ 1737 г. пожаръ многихъ дѣлъ, въ Коллег³и Эконом³и и въ Казенномъ Приказѣ, извѣст³я не оказалось".
   Нынѣ существующ³й Синодальный домъ представляетъ совокупность связанныхъ въ одно цѣлое прежнихъ старыхъ построекъ съ новыми, въ которыхъ все-таки сохраняется патр³аршая старина въ самой сложности и разнохарактерности связанныхъ строен³и.
  

Домашняя обстановка патр³аршаго быта.

  
   Представивъ историческое обозрѣн³е здан³й Патр³аршаго Дома, перейдемъ теперь къ обозрѣн³ю ихъ внутренняго убранства и различной домашней обстановки патр³аршаго быта.
   Обстановка патр³арховыхъ кел³й обрисовывается слѣдующими, впрочемъ, отрывочными свидѣтельствами:
   Въ крестовой (моленной) кельѣ патр³арха Филарета, которая именовалась также "отхожею заднею" и "одинокою" (уединенною), находились иконы: образъ Вседержителя, обложенъ серебромъ, чеканенъ, золоченъ, въ вѣнцѣ изумрудъ, да два яхонта лазоревыхъ; образъ Преч. Б-цы на престолѣ съ Превѣчнымъ младенцемъ, обложенъ басмою серебромъ, золоченъ, вѣнцы рѣзные; образъ Никиты Новгородскаго чудотворца, окладъ такой же, вѣнецъ сканной съ финифты; образъ Актон³я С³йскаго чудотворца, окладъ и вѣнецъ такой же; образъ Ангела-Хранителя безъ окладу, (писанъ) на золотѣ {Кромѣ того, въ келейной казнѣ находились образа, которые ставятъ въ Столовой полатѣ на праздникъ Успен³я, да на память Петра митрополита, въ тѣ поры, какъ живетъ столъ про государя: образъ Вознесенiя, образъ Преч. Б-цы Умилен³е; образъ Соловецкихъ чуд.,- всѣ обложены серебромъ.}.
   У Крестоваго священника въ государевыхъ патр³аршихъ хоромахъ находились служебныя книги (въ 1630 г.): двѣ книги Охтаи, печатныя на 8 гласовъ; Часовникъ писменный; Псалтырь писм.; Апостолъ печатный; Псалтырь печ., съ слѣдован³емъ; Минея общая печ.; Канонъ Ризѣ Господней леч.; Часословецъ писм.; Кануникъ писм.; Минея мѣсячная печ.; ее емлютъ въ хоромы, перемѣняютъ, который мѣсяцъ настанетъ; Евангел³е печатное, оболочено участкомъ золотнымъ; Уставъ писмен. и тотъ Уставъ взятъ въ келейную казну, а въ келью ко крестамъ взятъ съ Печатнаго двора Уставъ, въ переплетѣ въ красной кожѣ, басменъ по доскамъ золотомъ и серебромъ, по обрѣзу краска.
   Основная мебель въ келейныхъ, какъ и въ другихъ хоромахъ, была обычная во всемъ народѣ отъ царя до послѣдняго крестьянина, т.-е. лавки неподвижныя возлѣ стѣнъ, покрываемыя болѣе или менѣе богатыми полавочниками, обыкновенно, суконными зелеными, и скамьи,-тѣ же лавки передвижныя.
   Въ кельяхъ патр. Филарета (въ 1626-1630 годахъ) находимъ стулецъ точеный, сдѣланный въ 1626 году, покрытый краснымъ бараномъ; другой стулецъ, вѣроятно подножный, вышиною 6 верш., покрытый бараномъ таусиннымъ (зеленоватымъ); далѣе - стулъ деревянный золотный, т.-е. обитый золотною тканью; столъ складной росписанный красками и золотомъ. Въ 1630 г. Суздальск³й арх³епископъ ²осифъ прислалъ въ даръ патр³арху стулъ бархатъ чернъ, оправленъ серебромъ, перильца покрыты золотомъ сусальнымъ.
   Патр³арху ²осифу въ 1642 г. сдѣланъ стулъ рѣзной кленовый, весь покрытый листовымъ золотомъ, на что употреблено золота 300 листовъ. Тогда же росписанъ красками и его келейный столъ.
   У Никона находились: два стола писаные, одинъ съ ящиками; столъ дубовый раздвижной съ ящикомъ, на точеныхъ ногахъ. Столъ складной въ четверомъ, писанъ красками. Стулъ обитъ сукномъ зеленымъ; стулъ круглый деревянный; кресла оболочены бархатомъ таусиннымъ, по немъ шито.
   Осенью 1693 г. въ верхнюю келью патр³арха Адр³ана искуснѣйш³й того времени токарь и рѣзчикъ, старецъ Ипполитъ, вырѣзалъ: 1) столъ съ ящиками весь вызолоченъ и по золоту писаны травы; 2) столъ съ ящиками, доска выаспижена (подъ мраморъ), на ней написано по золоту Гербъ свят. патр³арха; 3) Поставецъ столярный, въ немъ три ящика, вызолоченъ, высеребрянъ и выаспиженъ; по мѣстамъ писаны цвѣтки живописные; къ нему вырѣзаны двои двери створчатыя вызолоченныя, высеребряныя и росписанныя красками.
   Въ кельяхъ патр. ²осифа (1642-1644 г.) находились часы домовые больш³е мѣдные съ свинцовыми гирями, часы келейные съ часовымъ кругомъ, прописаннымъ золотомъ, часы келейные боевые мѣдные; друг³е часы келейные мѣдные столовые боевые; струнные часы башнею, къ которымъ придѣлана вмѣсто струнъ цѣпь стальная; часы боевые четвероугольные съ гирями, доски мѣдныя со всѣхъ сторонъ, вверху боевой колоколъ (въ кельѣ патр³арха).
   Часы воротные (носимые на вороту, карманные) боевые съ будильникомъ. Въ 1644 г. патр³архъ купилъ у Новгородца Ивана Стоянова серебряное паникадило, въ немъ часы битьи; вѣсомъ паникадило болѣе пуда, но серебра вывѣшено и со щипцомъ 36 ф., цѣною на 252 р. слишкомъ. Впослѣдств³и это паникадило висѣло уже въ Крестовой полатѣ; о немъ упоминаетъ архид³аконъ Павелъ Алеппск³й. Оно въ этой полатѣ находилось и въ послѣдующ³е годы, о чемъ упоминается въ 1698 и 1702 годахъ. У Никона: часы боевые въ черномъ деревянномъ стану съ перечасьемъ; часы въ серебрѣ боевые маленьк³е, золочены, съ одной стороны рука благословенная, съ другой стороны на рѣшеткѣ орелъ двоеглавой; часы маленък³е боевые въ мѣди, золоченые. Трои часы боевые столовые мѣдные, сдѣланы башенками, четвероугольные, всѣ золочены.-Часы серебряные боевые, часы мѣдные указные, часы боевые мѣдные, гири свинцовыя.
   Въ 1692 г. патр³арху Адр³ану куплены за 60 р. у Архангельскаго города на ярмонкѣ, на корабляхъ, у иноземцовъ часы боевые столовые мѣдные позолочены съ перечасьемъ и съ часовымъ боевымъ извѣст³емъ, въ деревянномъ черномъ стану англинскаго самаго добраго дѣла; слова указныя латинск³я черныя на серебряномъ кругу.
   Келейный письменный приборъ у Филарета находился "въ особой шкатулкѣ дубъ черный съ чернилы да съ бумагою и съ иною потребою, что къ письму пригодится". У него же находилась чернильница серебряная въ шкатулкѣ, на ней врѣзываны раковины; прислалъ тое чернильницу Цареградск³й патр³архъ Кириллъ.
   Патр³арху ²осифу въ 1647 г. въ келью куплены: чернильница глиненая, перья лебяжьи, песочница, всего на 2 алтына.
   Въ кельѣ пахр³арха Филарета находился благовѣстный колокольчикъ съ посконною веревкою, посредствомъ котораго святитель призывалъ служащихъ и давалъ указъ къ церковному звону.
   Упомянемъ о другихъ различныхъ предметахъ келейнаго обихода. Въ числѣ такихъ предметовъ у Филарета находились: зеркало хрустальное, станокъ костяной, врѣзываны раковины, во влагалищѣ суконномъ. Другое зеркало хрустальное и опахало пернатое, въ немъ зеркало, стекло разбито. 44 кружечка мыла составного съ розными травами; два кружечка да брусокъ мыла грецкого; два косяка мыла костромского; ремень съ кольцомъ мѣднымъ, что вяжутъ постельку.
   Въ 1630 г. для него куплены два зеркала хрустальные въ доскахъ, одно въ красной кожѣ басмено золотомъ, другое въ черныхъ доскахъ. Первое отнесено патр³арху въ хоромы и сдѣлано на него суконное влагалище.
   Въ келью патр³арху ²осифу въ 1647 г. было куплено зеркало хрустальное за 14 алт. 4 д. и гребень за 6 алт. 4 д.
   У Никона - зеркало стѣнное нѣмецкое съ затворы. Другое зеркало стѣнное небольшое. Фата пестрединная; гребень роговой; гребень тоненьк³й греческой усовой; 11 гребней большихъ и середнихъ частыхъ усовыхъ греческихъ; два гребня слоновыхъ, одинъ малой, другой большой; два гребня слоновыхъ бѣлыхъ, щотка обшита медью; 11 полотенецъ косматыхъ полотняныхъ; 50 бѣлыхъ полотенецъ и платковъ...
   Семеро очковъ, одни во влагалищѣ роговомъ, друг³е въ кожаномъ, остальные въ серебряныхъ влагалищахъ (футлярахъ); зубочистка да уховертка серебряныя.
   Патр³арху ²осифу въ 1643 г. въ келью сдѣлана также зубочистка серебряная золоченая.
   Въ кельяхъ патр³арховъ въ ларцахъ, коробьяхъ и коробкахъ (шкатулкахъ) сохранялись всяк³я вещи, принадлежавш³я лично каждому святителю и составлявш³я ихъ личную келейную казну, которая всегда хранилась отдѣльно отъ домовой казны, составлявшей достоян³е патр³аршаго дома.
   Въ полномъ составѣ келейная казна помѣщалась въ особой полатѣ, но разные предметы, особенно дары, до времени хранились, какъ упомянуто, въ жилыхъ кельяхъ патр³арха.
   Такъ, у Филарета, въ передней его кельѣ, у келейника хранилось 8 ковшовъ каповыхъ дерев., окованы серебромъ, золочены, а девятый таковъ же ковшъ находился въ комнатѣ; братина съ кровлею Соловецкая; 7 ковшовъ неокованныхъ каповыхъ; братина корельчатая. Да въ задней кельѣ погребецъ поволоченъ ворванью, окованъ желѣзомъ, а въ немъ шесть скляницъ, да два ковша каповыхъ не окованы. Да въ кельѣ въ комнатѣ коробья да коробка съ деньгами, а ключи тѣхъ коробой у государя-патр³арха въ кельѣ.
   Въ кельѣ ²осифа (1643 г.) находились, между прочимъ, келейный податочный серебряный золоченый кубокъ и келейная серебряная чеканная вызолоченная братина.
   Ему же въ келью куплено два турецкихъ цвѣтныхъ ковра, одинъ въ длину 7 арш., цѣна 18 р., другой - 5 арш., цѣна 15 р.
  

Патр³аршая одежда.

  
   Обычную одежду патр³арховъ въ домашнемъ обиходѣ составляла ряса, или, какъ чаще ее именовали, ряска, платье, по покрою широкое, длинное до пятъ, съ длинными узкими рукавами, на переди сверху донизу застегнутое многочисленными пуговицами и столькими же петлицами, называемыми нашивкою. Так³я ряски кроились изъ тафты, камки, атласа, бархата и другихъ шелковыхъ тканей разныхъ, но по преимуществу смирныхъ цвѣтовъ, каковы были: вишневый, багровый, брусничный, дымчатый, осиновый, таусинный (зеленоватый), син³й, зеленый, лазоревый, темнолиловый и др. подобные, кромѣ чернаго, который употреблялся очень рѣдко. Нашивка (петлицы) всегда выдѣлялась особымъ цвѣтомъ, темнѣе или свѣтлѣе. Подкладка дѣлалась изъ тканей болѣе свѣтлыхъ цвѣтовъ.
   Филаретъ въ 1626 г. сдѣлалъ себѣ ряску зеленую камчатную съ нашивкою въ 33 гнѣзда изъ зеленой же тафты-веницейки; подкладка была положена изъ свѣтло-лазореваго киндяка. Въ числѣ 23 рясокъ, составлявшихъ въ 1630 г. его гардеробъ, была также ряска камка лазоревая, мелкотравная адамашка (Дамасская), подложенная тафтою зеленою.
   Въ томъ же году (1630) ему была сшита новая ряска камка гвоздичная, для которой въ нашивку патр³архъ выдалъ отъ себя изъ хоромъ чотки яшмовыя-46 чотокъ; на ряску положено 33 чотки, остальныя возвращены въ хоромы. Изъ простыхъ повседневныхъ рясокъ у Филарета была киндяшная, подложенная крашениною зеленою лощеною.
   Патр³архъ Никонъ носилъ ряски лазоревыя, свѣтло-зеленыя, лимонныя и особенно зеленыя, кромѣ обычныхъ смирныхъ цвѣтовъ. Была у него ряска и по червчатой землѣ травы черныя, которыя и смиряли ярк³й красный цвѣтъ рясы.
   Изрѣдка патр³архи носили также и обычные гражданск³е м³рск³е кафтаны. Въ 1667 г. февр. 10, въ день вступлен³я на патр³аршество послѣ Никона ²оасафа II, ему было подано въ келью: 4 клобука, два съ херувимами и два безъ херувимовъ, двѣ ряски отласныя новыя, три мант³и (одна поношенная келейная), ряса поношенная отласная, кафтанъ отласъ свѣтло-зеленый, кафтанъ объярь таусинная гладкая безъ травъ, подложена киндякомъ лимоннымъ, да ряска байберекъ зеленой травчатой; одѣяло на бумагѣ стеганое, тафта лазоревая, подложено киндякомъ лазоревымъ.
   Въ сентябрѣ 1690 г. патр. Адр³ану сдѣланъ кафтанъ на бѣличьемъ мѣху изъ хребтовыхъ сибирскихъ черныхъ чистыхъ бѣлокъ, покрытый атласомъ зеленымъ съ бобровою опушкою и съ пуговицами. Въ 1691 г. къ празднику Успен³я ему сдѣланъ кафтанъ байберековый осиновый (цвѣтъ), холодный съ пуговицами.
   Къ суконнымъ одеждамъ патр³арховъ принадлежали мятли и свитки.
   Покрой мятля, какъ можно предполагать, былъ сходенъ съ покроемъ ряски и отличался отъ нея только суконною тканью. У него также была нашивка съ пуговицами, иногда золотная съ кистьми. У Филарета одинъ мятель былъ изъ сукна темно-синяго, другой изъ сукна красно-вишневаго, оба съ шелковыми пуговками, подложены зеленымъ киндякомъ.
   Свитки - одежда, вѣроятно, южно-русскаго покроя. Патр³арху Филарету ихъ шили изъ Троицкаго сукна. Въ 1627 г. ему было скроено двѣ свитки изъ этого сукна, принесеннаго къ нему отъ Велик³е Старицы Марѳы Ивановны.
   Зимою 1630 г. изъ такого же сукна ему были скроены новыя двѣ свиточки, какъ и въ августѣ 1631 г.
   Наименован³е сукна Троицкимъ указываетъ на изготовлен³е въ Серг³евомъ монастырѣ самодѣльныхъ суконъ. Патр³архъ ²оасафъ I въ 1635 г. также скроилъ себѣ суконныя двѣ свитки. Повидимому, это была комнатная одежда, носимая въ холодное время.
   Зимою патр³архи надѣвали шубы, покрой которыхъ сходствовалъ съ покроемъ рясокъ, положенныхъ только на мѣху, такъ какъ и шуба и ряска украшались для застегиван³я нашивкою съ пуговицами въ 33 гнѣзда, а иногда и болѣе, что заставляетъ предполагать, что шуба кроилась полнѣе и длиннѣе ряски. У Филарета на песцовую шубу, крытую брусничными дорогами, нашивка была положена изъ 35 гнѣздъ. На горностайной шубѣ патр³арха ²осифа нашивка состояла изъ 56 гнѣздъ, быть можетъ, соотвѣтственно его росту.
   У Филарета (1630 г.) хранилось 14 шубъ, въ томъ числѣ 4 бѣличьихъ, одна соболья пупчатая, одна лисья, остальныя песцовыя.
   У ²осифа были шубы, одна на собольихъ пупкахъ, двѣ на горностаяхъ.
   У Никона находимъ: двѣ шубы куньихъ, три горностайныхъ, одну изъ чернаго бархата на бѣльихъ черевахъ и одну нагольную бѣлую, пухъ широк³й, съ нашивкою ременною.
   Шубы покрывались по большей части камкою такихъ же цвѣтовъ, какъ и ряски, въ томъ числѣ и свѣтло-зеленымъ и лазоревымъ.
   Между шубами упоминается и кошуля, у Филарета крытая тафтою двоеличною, шелкъ вишневъ да зеленъ, исподъ черева песцовые бѣлы. У ²осифа-кошуля холодная камчатая зеленая мелкотравчатая. По всему вѣроят³ю, это была короткая шуба, шубейка.
   Въ 1626 г., въ октябрѣ, патр³арху Филарету въ келью была сшита шуба овчинная изъ 15 овчинъ съ опушкою изъ ирхи, чищенная мѣломъ, слѣд. нагольная.
   Зимою патр³архи носили штаны теплые, у Филарета тафтяные лазоревые на бѣльихъ черевахъ, у ²оасафа I тоже на бѣличьемъ мѣху.
   Въ обыкновенныхъ выходахъ и выѣздахъ, а также и въ домашнемъ быту патр³архи покрывали голову шляпами и шапочками, а зимою въ походахъ камилавками и треухами.
   Особою цѣнностью по украшен³ямъ отличались шляпы. Въ 1627 г. и зимою патр³архъ Филаретъ устроилъ себѣ шляпу изъ боброваго ческового (?) пуху, сбитаго въ войлокъ, убранную тесьмою шелковою разныхъ цвѣтовъ съ золотомъ, съ двумя золотными же кистями-одна кисть съ ворворкою (связка корешокъ кисти) къ шляпѣ на верхъ, другая кисть съ двумя ворворками подъ бороду. Шляпа внутри была подложена камкою двоеличною, а по полямъ лазоревою. На верху изъ золотнаго плетенька пришито перекрестье. Подъ шляпою употреблялось полотенце-убрусъ.
   Въ 1630 г. у Филарета находились еще 4 шляпы, въ томъ числѣ шляпа Цареградская, бархатъ черкъ, подложена камкою лазоревою.
   Патр³арху Никону въ 1654 г. Голанской земли нѣмчинъ Кондрат³й Клинкинъ купилъ за моремъ шляпу пуховую сѣрую, подложена камкою зеленою травчатою по цѣнѣ за 13 р. 13 алт. 2 д.
   Кромѣ шляпъ въ большомъ употреблен³и были шапочки холодныя и теплыя на собольемъ мѣху; тѣ и друг³я камчатныя, цвѣтовъ вишневаго, красно-вишневаго, таусиннаго, зеленаго и даже лазореваго. У Филарета такихъ шапочекъ было 16, въ томъ числѣ 6 ветхихъ.
   Въ зимнее время, кромѣ шапочекъ, смотря по надобности, патр³архи надѣвали треухъ, у Филарета собол³й, крытый объярьми гвоздичными; у Никона-лис³й черев³й съ пухомъ, подъ бѣлымъ бархатомъ. ²оасафъ I носилъ камилавку, а также и Никонъ имѣлъ камилавку Греческую пуховую. Адр³ану въ 1691 г. былъ сдѣланъ камилавъ теплый изъ бурыхъ лисицъ.
   Употреблялись и перчатки, называемыя въ то время рукавками. У Филарета находимъ (1630 г.): 1) рукавки холодныя вязеныя шелкъ зеленъ нѣмецкое дѣло; запястье и зарукавье дѣлано канителью; шиты шелками съ канителью два человѣка, травы и птицы; подложены дорогами алыми, опушка золото пряденое; 2) рукавки замшевыя, обшиваны шелкомъ лазоревымъ; 3) рукавки теплыя-черева лисьи буры; 4) двои рукавки песцовыя подъ камкою вишневою, опушены соболемъ. Для походовъ у Филарета были и рукавицы песцовыя съ собольею опушкою, поволочены камкою красновишневою.
   Въ зимнее время, когда происходила церковная служба въ холодномъ соборѣ и въ иныхъ случаяхъ патр³архи употребляли для согрѣван³я рукъ особо для того сдѣланное серебряное яблочко, въ которое вѣроятно вливалась теплая вода. Такое яблочко устроилъ себѣ патр. ²осифъ въ генварѣ 1649 г., для чего изъ его казны было выдано серебрянику 10 зол. серебра на яблочко, чѣмъ государю-патр³арху руки согрѣвать. Въ 1669 г. ²оасафъ II пользовался такимъ же яблокомъ, въ тафтяной оболочкѣ.
   Наиболѣе употребительную обувь патр³арховъ составляли сафьянные сапожки, зеленые и лазоревые, у Никона даже и красные. Въ комнатномъ обиходѣ они носили сафьянные же башмаки такихъ же цвѣтовъ и черные, а въ походахъ употребляли чеботки также сафьянные черные. Подъ каблуки всегда ставились желѣзныя или мѣдныя скобы. Старая обувь нерѣдко починивалась. Такъ, въ 1626 г. сапожный мастеръ подъ государевы патр³арховы сапоги государю-патр³арху (Филарету) скобы положилъ да сапожки зеленые оправилъ. Въ 1627 г. февр. 22 чеботникъ вел. государю свят. патр³арху подѣлывалъ у сапожковъ каблучки и подбивалъ новыя скобки. Марта 23 патр³арху сдѣланы къ Свѣтлому Воскресен³ю сапожки въ лазоревомъ сафьянѣ. Въ 1629 г. передъ тѣмъ же праздникомъ, марта 16, сдѣланы сапожки въ зеленомъ сафьянѣ. Въ 1631 г. сдѣланы башмачки сафьянные зелененые, тогда же чеботарь правилъ и чистилъ патр³арховы чеботки и починивалъ каблучки и скобки подбивалъ у старыхъ башмачковъ. Въ 1643 г. и въ 1650 г. патр³арху ²осифу также сдѣланы въ лазоревомъ сафьянѣ сапоги и башмачки со скобами.
   При этой обуви патр³архи носили чулочки и онучки. Для зимняго времени употреблялись чулки мѣховые. У Филарета (1630 г.) были: чулочки черева лисьи буры подъ тафтою гвоздичною; чулочки суконные черные на пупкахъ собольихъ; чулочки песцовые подъ камкою чешуйчатою; чулочки песцовые подъ черною тафтою; чулочки холодные камчатые таусинные подложенные миткалями; чулочки так³е же подложены киндякомъ. Чулки сермяжные бѣлые. Патр³архъ ²осифъ обувалъ чулочки суконные зеленые или темно-зеленые на хлопчатой бумагѣ, а такжо и онучки изъ зеленой байки. Въ 1643 г. ему въ келью куплены въ Рукавич~ номъ ряду чулки шерстяные за 3 алт. 2 д. (10 коп.).
   У Никона (1658 г.) находимъ двое чулковъ лазоровые камчатные, чулки вязаные зеленые, четверо чулковъ камчатные стеганые на бумагѣ. Патр³архъ ²оакимъ обувалъ онучки изъ тонкаго холста, для чего въ 1683 г. было выдано пять аршинъ такого холста.
   Въ спальномъ обиходѣ патр³арховъ находимъ слѣдующ³е предметы:
   Въ собранныхъ нами записяхъ о патр³аршемъ бытѣ вовсе не упоминается о кровати. Это даетъ поводъ предполагать, что по общему всенародному обыкновен³ю и у патр³арховъ постель устроивалась на широкой лавкѣ у келейной стѣны. На лавкѣ полагался тюшакь (тюфякъ) изъ хлопчатой бумаги, крытый зеленымъ сукномъ (у Адр³ана) или простой тюфякъ, покупаемый въ Ветошномъ ряду, какъ въ 1652 г. въ этомъ ряду было куплено (для Никона) три тюшака, "въ келью, на чемъ спать государю-патр³арху, по 23 алт. за тюшакъ". Кромѣ того, у него были тюфяки бумажный и кожаный. У ²оакима новый бумажный тюфякъ былъ покрытъ наволокою изъ чернаго киндяка.
   Повидимому, на тюфякъ полагали еще пуховикъ. У Филарета пуховикъ былъ покрытъ наволокою камчатною черною. У него же находимъ ремень съ мѣднымъ кольцомъ, чѣмъ вяжутъ постельку, быть можетъ, въ случаяхъ походныхъ.
   У ²осифа былъ пуховикъ келейный въ наволокѣ изъ камки алой индѣйской. У ²оакима на бумажный пуховикъ сшита простыня изъ 12 арш. холста.
   Одѣяла употреблялись теплыя и холодныя: у Филарета въ числѣ одѣялъ было песцовое крыто тафтою черною, грива (заголовье) камка синя. Изъ холодныхъ - одѣяло камка гвоздичная травная, грива бархатъ вишневъ рытъ; другое: киндякъ вишневъ грива киндякъ лимонной.
   Въ 1667 г. ²осафу II въ келью подано изъ Никоновскихъ одѣяло на бумагѣ стеганое, тафта лазоревая, подложено киндякомъ лазоревымъ. Въ 1669 г. ему же сшито одѣяло песцовое, крытое тафтою лазоревою съ заголовьемъ изъ тафты зеленой струйчатой.
   Зимнее одѣяло у Адр³ана было на лисьемъ мѣху съ собольею опушкою, крытое вишневымъ атласомъ съ заголовьемъ или передникомъ изъ зеленаго атласа.
   Спальныя подушки были пуховыя изъ гусинаго пуху съ наволочками исподними изъ льняного холста, киндяка и крашенины, а верхн³я изъ шелковыхъ тканей. У Филарета были подушки: подушечка {Должно замѣтить, что предметы спальные, носильные и друг³е именовались въ записяхъ по большей части въ ласкательномъ видѣ; подушка именовалась подушечкою, ряса - ряскою, сапоги - сапожками, башмаки - башмачками и т. п., что, вообще, выражало благоговѣйное вниман³е къ лицу святителя.} пуховая, наволочка тафта черная; подушечка пуховая, поволочена камкою зеленою мелкотравною и др.
   ²оасафу I въ ³юлѣ 1634 г. сшиты подушки изъ лазаревой крашенины. ²осафу II въ 1669 г. въ келью сдѣланы двѣ подушки изъ крашенины и зеленой тафты съ 4 ф. гусинаго пуху. Въ октябрѣ 1690 г. Адр³ану сшито 4 подушки съ исподними наволоками взъ льняного холста, въ которые пуху бѣлаго пошло въ прибавку къ прежнему 17 ф.
   Выходя изъ кел³й въ свои пр³емныя полаты, то-есть являясь предъ собравшимся священствомъ и монашествомъ, или принимая разнаго зван³я м³рской чинъ, патр³архи неотмѣнно на ряску возлагали на себя манатъю, какъ тогда именовалась мант³я, и бѣлый клобукъ.
   Мант³и шились изъ различныхъ шелковыхъ тканей. У Филарета въ числѣ 26 манатей находилось: 5 бархатныхъ, 8 объяринныхъ, 5 камчатныхъ, 4 атласныхъ, 2 байберековыхъ, 1 тафтяныхъ, и одна самая скромная изъ суконца Троицкаго. Цвѣтъ тканей преобладалъ смирный вишневый, красновишневый, багровый, гвоздичный; но употреблялись и свѣтлые цвѣта - зеленый, лазоревый; изъ упомянутыхъ мант³й у Филарета черныхъ было только три, лазоревыхъ двѣ, зеленыхъ три. Самая богатая манатья Филарета описана слѣдующимъ образомъ: "манатья бархатъ красновишневъ рытъ, около евангелистовъ и около источниковъ низано жемчугомъ, подпушено камкою темносинею; евангелисты- камка лазорева".
   Подобныя мант³и находились и у Никона; у него также были двѣ мант³и лазореваго цвѣта, одна атласная, другая объяринная; кромѣ того, одна бархатъ по червчатой землѣ травы черныя.
   Относительно клобуковъ замѣтимъ, что они обыкновенно бывали вязеные изъ шелковыхъ бѣлыхъ нитей и нерѣдко поновлялись посредствомъ мытья мыломъ и молокомъ. Шились также клобуки изъ бѣлой камки. Въ числѣ 17 клобуковъ Филарета вязеныхъ было 11 и 5 камчатыхъ и, кромѣ того, одинъ теплый черево лисье, покрытъ бархатомъ рытымъ бѣлымъ. Самый богатый клобукъ Филарета былъ также вязеный. Онъ описанъ слѣдующимъ образомъ: "клобукъ большой нарядной, вязеной, шелкъ бѣлой; на клобукѣ херувимъ низанъ жемчугомъ; по сторонамъ по четыре плаща (четыреугольныя дощечки), серебряныхъ да назади плащъ серебрянъ же золоченъ. На плащахъ на правой сторонѣ написано чернью 4 святыхъ: Никола чуд., Петръ митроп., ²она митроп. Московск³е чудотворцы; Иса³я Ростовск³й чудотвор. На лѣвой сторонѣ-Иванъ Златоустъ, Алексѣй митр, Московск³й чудотворецъ; Леонт³й, Игнат³й Ростовск³е чудотворцы. На заднемъ плащѣ-Варлаамъ Хутынск³й чуд., все навожено чернью". По мѣстамъ клобукъ былъ украшенъ дорогими камнями и дорогимъ жемчугомъ. Наверху клобука находился золотой крестъ съ камнемъ лаломъ и двумя жемчужинами бурминскими большими, на ручкахъ у креста 2 яхонта лазоревы да два жемчуга бурминскихъ; херувимъ низанъ жемчугомъ. Изображен³е этого клобука см. "Указатель Патр. Ризницы" еп. Саввы, таблица IX, No 45.
   У Никона находимъ 29 клобуковъ вязеныхъ и камчатыхъ и въ томъ числѣ старый Филаретовск³й, описанный выше и очень богатый камчатный новый, на греческое дѣло съ изображен³емъ во главѣ деисусовъ, по сторонамъ по 4 иконы, шитыхъ золотомъ, украшенный многими яхонтами червчатыми и лазоревыми, изумрудами, лалами, алмазами, золотыми запонами и жемчугомъ Кафимскимъ и Гурмышскимъ, большими зернами, кромѣ мелкаго.
   Этотъ клобукъ на греческое дѣло былъ уже другой формы, другого образца противъ старозавѣтныхъ Русскихъ клобуковъ, о которыхъ Павелъ Алеппск³й отзывается, что они "весьма некрасивы, не имѣли камилавокъ, но были пришиты къ скуфьямъ безъ кружка, а съ мѣховой опушкой"; что были они скуфьей, а не камилавкой и съ клобукомъ малымъ, короткимъ и стянутымъ и потому будто бы безобразили лицо. И такъ какъ этотъ греческ³й уборъ очень нравился Московскому патр³арху и очень шелъ къ его лицу, то онъ и поспѣшилъ устроить себѣ новый клобукъ по покрою греческихъ клобуковъ и попросилъ Вселенскаго патр³арха Макар³я походатайствовать передъ царемъ, чтобы самъ царь возложилъ на него этотъ новый клобукъ. Такъ это и совершилось.
   Однако между духовенствомъ и въ народѣ поднялся сильный ропотъ и негодован³е противъ такой новины. Но, подъ конецъ, всѣ арх³ереи и монахи пожелали надѣть так³я камилавки и клобуки, вмѣсто старыхъ, которыя, говоритъ Павелъ, дѣлали ихъ смѣшными.
   Объ одѣян³и Никона подробно разсказываетъ тотъ же свидѣтель Павелъ Алеппск³й.
   Принимая пр³ѣзжаго Вселенскаго патр³арха, Никонъ встрѣтилъ его въ сѣняхъ передъ своими кельями, къ которымъ вели двѣ лѣстницы. "Никонъ", говоритъ Павелъ, "вышелъ одѣтый въ мант³ю изъ зеленаго рытаго узорчатаго бархата со скрижалями изъ краснаго бархата, на коихъ въ срединѣ изображен³е херувима изъ золота и жемчуга, и съ источниками изъ бѣлаго галуна съ красной полоской въ серединѣ. На головѣ его былъ бѣлый клобукъ изъ камки, верхушка котораго имѣла видъ золотаго купола съ крестомъ изъ жемчуга и драгоцѣнныхъ каменьевъ. Надъ его глазами было изображен³е херувима съ жемчугомъ; воскрыл³я клобука спускались внизъ и также были украшены золотомъ и драгоцѣнными каменьями. Въ правой рукѣ онъ держалъ посохъ". Въ друтое время, "въ день Пасхи", говоритъ Павелъ, "Никонъ былъ одѣтъ въ одежду изъ рытаго краснаго бархата, длинную до земли съ узкими рукавами. Сверхъ этой одежды (рясы) на немъ была мант³я зеленаго бархата, а на головѣ клобукъ (описанный выше). На ногахъ у него была зеленая обувь. Во все это время, замѣчаетъ авторъ, мы часто видѣли на немъ обувь или сапоги зеленаго, голубаго или краснаго цвѣта. Подобную обувь носитъ не одинъ онъ, но и большинство монаховъ, свя-щенниковъ и монахинь, которые щеголяютъ башмаками и сапогами зеленаго цвѣта, ибо большая часть обуви, привозимой сюда Персидскими купцами, бываетъ зеленаго цвѣха. Такую же обувь носятъ и мног³е изъ свѣтскихъ людей. Какая эта прекрасная обувь", заключаетъ свой разсказъ д³аконъ Павелъ.
   При описанномъ арх³ерейскомъ нарядѣ патр³архи неотмѣнно имѣли въ правой рукѣ посохъ, а въ лѣвой - чотки.
   Посохъ состоялъ изъ двухъ роговъ наверху древка, которое составлялось изъ трубокъ вперемежку съ яблоками и въ концѣ съ подковомъ, оковомъ, наконешникомъ или осномъ.
   У Филарета въ 1630 г. всѣхъ посоховъ было 14, въ томъ числѣ большой чеканный серебряный, золоченый, шестигранный, украшенный, убранный по рогамъ и тремъ яблокамъ дорогими камнями и жемчугомъ. Очень богатый посохъ прислалъ Филарету Кизылбашск³й Шахъ-Аббасъ, - безъ роговъ, къ которому святитель велѣлъ придѣлать р

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 303 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа