Главная » Книги

Забелин Иван Егорович - История города Москвы, Страница 32

Забелин Иван Егорович - История города Москвы



учали по 2 деньги, т.-е. по копѣйкѣ каждый. При получен³и такой дачи по ²оасафѣ II, когда имъ роздано по 2 деньги, 47 р. 4 алт., слѣдовательно, 4700 человѣкамъ, они въ толпѣ растоптали до смерти одного нищаго, несчастнаго Мартина.
   По Адр³анѣ въ день его кончины 16 окт. и потомъ въ Четыредесятницу, спускаючи съ патр³арша Кремлевскаго большаго двора, нищимъ мужеска и женска полу и малымъ ребятамъ въ первый день 1502 челов., а во второй 1657 челов. роздано по 2 денги. Да въ день погребен³я 17 окт. роздано такимъ же ни~ щимъ 5137 челов. по 2 денги, по Приказамъ колодникамъ 608 челов. по 6 д. Окт. 25 кресцовскимъ и безмѣстнымъ попамъ 191 чел. по 3 алт. по 2 д.; дьяконамъ 15 чел. по 10 денегъ.
   Обыкновенно похоронные расходы производились частью изъ патр³аршей казны, но большою част³ю изъ казны царской, почему царь Алексѣй Мих. изъ собственныхъ рукъ въ соборѣ и раздавалъ всѣмъ слѣдуемыя дачи. Царь Михаилъ Ѳед. по ²оасафѣ въ вѣчный поминокъ далъ въ соборъ Успенск³й 200 р., спустя уже три года по его кончинѣ.
   Намъ остается упомянуть о надписяхъ или лѣтописяхъ на каменныхъ плитахъ о преставлен³и патр³арховъ. На каменной гробовой крышѣ каменнаго гроба у Адр³ана была вырѣзана слѣдующая подпись: "Здѣ во гробѣ тѣломъ лежитъ велик³й господинъ святѣйш³й Киръ-Адр³анъ арх³епископъ Московск³й и всеа Рос³и и всѣхъ сѣверныхъ странъ патр³архъ, иже преставися 7209 лѣта, мѣсяца октовр³я съ 15 числа въ нощи 1-го часа въ четвертой чети. Его же душу Боже творче упокой". А у надгробницы на доскѣ вырѣзано наружными словами сице: "М³роздан³я 7209 лѣта Христа же Господа 1700 мѣсяца октовр³я съ 15 числа подъ среду въ нощи 1-го часа въ четвертой четверти волею Творца Нашего Бога успе благонадежно на вѣчное жит³е въ церковныхъ таинствахъ велик³й господинъ святѣйш³й Киръ-Адр³анъ арх³епископъ Московск³й и всеа Рос³и и всѣхъ сѣверныхъ странъ патр³архъ и погребено тѣло его во гробѣ на семъ мѣстѣ. Патр³аршъ свой престолъ правилъ десять лѣтъ пятдесятъ три дни; отъ рожден³я своего имѣ шестдесятъ трет³е лѣто съ октября 2 дня. Его же душу да упокоитъ Господь въ вѣчномъ Своемъ небесномъ блаженствѣ. Всякъ зрящи гробъ сей помолися".
  

Боровицкая мѣстность.

  
   Входя въ Боровицк³я ворота, мы вступаемъ въ мѣстность первоначальнаго городка Москвы. Эта мѣстность въ настоящее время совсѣмъ измѣнила свой первобытный видъ. Въ началѣ это была высокая береговая гора, выдававшаяся къ устью рѣки Неглинной крутымъ мысомъ, на который даже и въ началѣ XIX столѣт³я отъ Боровицкихъ воротъ трудно было не только взъѣхать, но и взойти. Болѣе отлог³й въѣздъ направлялся влѣво отъ воротъ по лин³и здан³я теперешней Оружейной полаты, гдѣ прежде находился государевъ Конюшенный дворъ или Аргамачьѣ конюшни. Крутая гора получила теперешнюю довольно отлогую площадь во время постройки Новаго Императорскаго дворца въ 1847 г. Прежн³й древн³й уровень горы совпадалъ съ уровнемъ здан³я этого Дворца и отчасти обозначается цоколемъ, нижнимъ этажомъ здан³я Оружейной полаты.
   На самой горѣ и, по всему вѣроят³ю, на самой срединѣ древняго поселкагородка стояла первая на Москвѣ церковь во имя Рождества ²оанна Предтечи, конечно, деревянная; каменная на томъ же мѣстѣ была выстроена только въ 1461 г., а потомъ снова построена въ 1509 г. архитекторомъ Алевизомъ Новымъ и разобрана въ 1847 г.
   По свидѣтельсхву лѣтописца, церковь была срублена въ томъ бору, т.-е. изъ деревъ того бора, который покрывалъ всю мѣстность этой береговой кручи, и оставилъ память о себѣ въ наименован³и воротъ Боровицкими, о чемъ мы говорили въ своемъ мѣстѣ, стр. 62, 65.
   При переселен³и св. митрополита Петра на жительство въ Москву церковь ²оанна Предтечи послужила святительскою каѳедрою, первымъ соборомъ города, возлѣ котораго было построено и жилище митрополита, по всему вѣроят³ю, на старомъ первоначальномъ мѣстѣ Княжескаго двора. Храмъ стоялъ въ 30 саженяхъ отъ угла Новаго Императорскаго дворца.
   Очень трудно, за неимѣн³емъ достаточныхъ свидѣтельствъ, указать въ точности самое мѣсто возлѣ храма, гдѣ находилось жилище первосвятителя Петра.
   Можно предполагать, что его хоромы находились съ сѣверной стороны этого храма, какъ потомъ святитель основалъ свой дворъ и у новой соборной церкви во имя Успен³я, тоже съ сѣверной стороны. Съ южной стороны оставалось мѣсто до склона горы въ размѣрѣ около 20 сажень, гдѣ устроиться значительнымъ митрополичьимъ дворомъ не совсѣмъ было возможно по тѣснотѣ помѣщен³я. Здѣсь могли помѣщаться только самыя кельи святителя, какъ это обнаружилось при возобновлен³и храма послѣ нашеств³я на Москву двадцати европейскихъ народовъ. "Тогда", говоритъ И. М. Снегиревъ, "при сравниван³и земли (около храма) на южной сторонѣ открылось основан³е деревяннаго здан³я, примыкавшаго къ самой церкви; лежащ³я въ землѣ бревна и перекладины обнаружили расположен³е жилища, можетъ быть, остатокъ древняго двора митрополита". Предположен³е очень вѣроятное. Но говоря не о кельяхъ только, а о цѣломъ дворѣ, мы должны замѣтить, что и западная сторона храма также не представляла просторнаго удобства для болѣе или менѣе, но неотмѣнно обширнаго митрополичьяго двора съ его необходимыми служебными частями, такъ какъ здѣсь находился самый уголъ и косогоръ Кремлевскаго крутого берега, гдѣ могли помѣститься также только жилыя хоромы безъ особыхъ служебныхъ частей. Мы выше такъ и предположили, что так³я хоромы существовали собственно для жилища святителя съ западной стороны храма, а служебныя ихъ постройки могли расположиться по свободной сѣверной сторонѣ храма.
   На этомъ мѣстѣ, то-есть съ западной стороны храма, въ половинѣ ХV ст. стояли хоромы вдовствующей (1425-1453 г.) вел. княгини Софьи Витовтовны, завѣщанныя ею своему любимому внуку кн. Юрью Вас, третьему сыну Васил³я Темнаго. Когда въ 1461 г., вмѣсто деревянной, перковь ²оанна Предтечи была построена каменная, то Новгородск³й лѣтописецъ отмѣтилъ, что она построена передъ дворомъ кн. Юрья Васильевича, а такъ какъ церкви обыкновенно ставились съ восточной стороны двора, какъ и подобало быть святынѣ, то указан³е "передъ дворомъ" можетъ обозначать именно западную сторону мѣстности.
   Подъ горою на Подолѣ, подъ этимъ дворомъ, противъ него, находились дворы и "подольные дворцы", также принадлежавш³е вел. княгинѣ Софьѣ, въ томъ числѣ и устроенный ею Житничный дворъ, сохранивш³й свое мѣсто до половины ХVIII столѣт³я.
   Очень вѣроятно, что дворъ вел. княгини занималъ старое мѣсто перваго княжескаго жилища въ Москвѣ, быть можетъ, отъ временъ Юрья Долгорукаго. Какъ старое Великокняжеское владѣнье, онъ потому и былъ переданъ во владѣнье вдовствующей вел. княгини.
   Этотъ дворъ могъ также принадлежать и второму сыну Ивана Калиты, Ивану Ивановичу, когда, по смерти отца, по его завѣщан³ю, братья распредѣлили всю Москву на три доли, а вмѣстѣ съ тѣмъ и дворовыя мѣста на Кремлевской горѣ, при чемъ старш³й Симеонъ, какъ вел. князь, поселился въ отцовскомъ дворѣ у Спаса на Бору, младш³й Андрей за церковью Архангела Михаила, о чемъ говорено въ своемъ мѣстѣ.
   Для средняго Ивана Ивановича оставалось старое княжеское мѣсто у Боровицкихъ воротъ, на которомъ до того времени пребывалъ святитель Петръ, переселивш³йся потомъ въ 1325 году на новое мѣсто у новаго заложеннаго имъ собора во имя Успен³я Богородицы.
   Какъ бы ни было, но вся мѣстность вокругь храма ²оанна Предтечи, представляющая теперь довольно обширную чистую площадь, въ первое время Москвы была занята дворомъ Великокняжескимъ, древнѣйшимъ жилищемъ Московскихъ князей отъ XII до Х²V ст. Она же обнимала и пространство древнѣйшаго городка Москвы. Ея границею къ востоку былъ монастырь Спаса на Бору, гдѣ при постройкѣ Новаго дворца было открыто и древнее городовое укрѣплен³е - ровъ и валъ, палисадъ. Монастыри обыкновенно ставились при выѣздахъ изъ города на проѣзжихъ путяхъ.
   Впослѣдств³и, когда Москва достигла и стола Великокняжескаго, дворъ ея князей подвинулся отъ стараго двора далѣе къ востоку и занялъ мѣстность, на которой нынѣ расположенъ Новый Императорск³й дворецъ съ внутреннимъ дворомъ у Спаса на Бору или какъ, потомъ обозначали (въ XVII ст.), у Спаса на Дворцѣ. Въ началѣ стоявш³й на границѣ Кремлевскаго городка монастырь Спаса сталъ потомъ средоточ³емъ для дворцовыхъ здан³й, подробная истор³я которыхъ изложена нами въ книгѣ: Домашн³й быть Русскихъ царей.
   Мы упомянули, что первое поселен³е святителя Петра могло съ необходимымъ удобствомъ устроиться, по всему вѣроят³ю, отчасти съ западной, а болѣе съ сѣверной стороны Предтечинскаго храма. На этомъ мѣстѣ въ началѣ XV ст. поселился выѣхавш³й на службу къ великому князю Василью Дмитр³евичу правнукъ Литовскаго вел. князя Гедимина, князь Юр³й Патрикѣевичъ. Васил³й Дмитр³евичъ такъ обласкалъ его, что выдалъ за него дочь свою Анну (по другимъ свидѣтельствамъ Марью) и посадилъ его на первое мѣсто въ средѣ Московскаго боярства, изъ-за чего произошли потомъ немалыя мѣстническ³я, а затѣмъ и политическ³я смуты между боярами. Своимъ первенствующимъ мѣстомъ кн. Юр³й всколебалъ старыя боярск³я отношен³я даже и къ самому вел. князю. На его дворѣ въ 1445 г. временно поселился возвративш³йся изъ Татарскаго плѣна вел. князь Васил³й Васильевичъ. Этотъ дворъ перешелъ потомъ къ сыну Юрья, Ивану Юрьевичу, который послѣ отца сохранялъ такое же первенствующее мѣсто между Московскими боярами; о немъ лѣтописецъ и упомянулъ, что его дворъ находился на мѣстѣ двора митрополита св. Петра.
   Участь великихъ бояръ оканчивалась нерѣдко грозною опалою и даже смертною гибелью. Въ такую опалу попалъ и Иванъ Юрьевичъ въ 1499 г., когда былъ раскрытъ какой-то его умыселъ противъ вел. княгини Софьи-Грекини заодно съ Семеномъ Ряполовскимъ, который поплатился головою за свою вину. Иванъ Юрьевичъ и съ дѣтьми былъ взятъ и постриженъ въ монахи.
   Но еще лѣтъ за семь до этой опалы Иванъ Юрьевичъ долженъ былъ отдать свой дворъ на временное помѣщен³е вел. князю. Въ 1492 г., приступая къ постройкѣ каменнаго дворца, вел. князь Иванъ Васильевичъ повелѣлъ деревянный свой дворецъ разобрать и по этому случаю переселился со всѣмъ семействомъ въ нововыстроенный послѣ пожара новый дворъ кн. Ивана Юрьевича. Стало быть, это былъ дворъ очень обширный, помѣстительный для всей семьи вел. князя. Между тѣмъ вел. князь строилъ себѣ особый временной дворецъ за Архангельскимъ соборомъ, на старомъ мѣстѣ, гдѣ нѣкогда находился дворъ третьяго сына Калиты, Андрея, и его славнаго сына Владим³ра Андреевича Храбраго.
   Продолжая разборку стараго дворца, вел. князь выселилъ отъ Боровицкихъ воротъ всѣхъ другихъ владѣльцевъ тамошними дворами, въ томъ числѣ и Ивана Юрьевича Патрикѣева, которому въ обмѣнъ на его дворъ далъ ему мѣста вокругь церкви Рождества Богородицы, со стороны Спасскихъ воротъ, гдѣ стояли дворы бояръ Морозовыхъ, кн. Ряполовскихъ и др.
   Такимъ образомъ, вел. кн. Иванъ Вас. совсѣмъ очистилъ Боровицк³й уголъ, древнѣйшую мѣстность княжескаго поселен³я въ Кремлѣ, и въ 1499 г., закладывая себѣ новый уже каменный дворецъ далѣе къ востоку на мѣстѣ стараго деревяннаго, занялъ подъ свой дворъ и всю Боровицкую мѣстность, которую со стороны рѣки по горѣ отъ своего стараго двора и до самыхъ Боровицкихъ воротъ отгородилъ каменною стѣною, несомнѣнно для безопасности и отъ пожара, какъ это случилось въ велик³й пожаръ 1493 г., когда огонь перекинулся на дворецъ изъ Зарѣчья, а также и для безопасности въ осадное время, когда изъ Зарѣчья могли прилетать вражьи Татарск³я стрѣлы въ поставленныя здѣсь хоромы и разныя служебныя здан³я. Эта стѣна примыкала къ стѣнамъ храма ²оанна Предтечи. Затѣмъ и самый свой новый дворъ вокругь церкви Спаса на Бору вел. князь также отгородилъ стѣною съ воротами къ Боровицкому углу, гдѣ былъ устроенъ особый дворъ Конюшенный, Аргамачьи конюшни. Въ ХV²² ст. эти ворота перестроены въ видѣ красивой башни, отчего и прозывались Красными, а также и Колымажными отъ близости колымажныхъ помѣщен³й (Альбомъ видовъ No XVII).
   По свидѣтельству лѣтописцевъ, новый каменный дворецъ строился цѣлыхъ 12 лѣтъ и былъ оконченъ уже при сынѣ Ивана, Вас. при Васильи Ив., который и перешелъ въ него на житье въ 1508 г.
   Выше мы видѣли, что на горѣ противъ Житнаго двора находился дворъ вел. княгини Софьи Витовтовны съ западной стороны отъ церкви ²оанна Предтечи. Другая знаменитая Софья Палеологъ (1503 г.), повидимому, основала свое особое жилище съ восточной стороны отъ этой церкви, на что указываютъ извѣст³я о великомъ пожарѣ въ Кремлѣ вь 1493 г., когда погорѣли дворъ вел. князя и дворъ вел. княгини; сгорѣла и разрушилась самая эта церковь; въ ней сгорѣлъ и священникъ, а подъ церковью выгорѣла Казна вел. княгини Софьи; обгорѣла и стрѣльница Боровицкая.
   При постройкѣ каменнаго дворца на этомъ мѣстѣ были сооружены, несомнѣнно, для вел. княгини каменныя полаты, цѣлый корпусъ которыхъ начинался почти у самаго алтаря Предтечинской церкви, въ пяти саженяхъ отъ него, и простирался вверхъ по краю горы къ Набережнымъ большимъ полатамъ въ длину на 30 саж., съ крыльцомъ въ 3 саж., а въ ширину на 8 сажень.
   На планѣ дворца 1751 г. этотъ корпусъ своими лин³ями рѣзко отдѣляется отъ общей лин³и построекъ, идущихъ отъ Срѣтенскаго собора къ Большой Набережной полатѣ, что указываетъ на его болѣе древнюю постройку.
   Далѣе, между этимъ корпусомъ и Набережными полатами въ то время высились, на 12 саж. длины, деревянные чердаки или терема. Полаты упомянутаго корпуса примѣчательны тѣмъ, что въ одной изъ нихъ сажали неугодныхъ правительству или опасныхъ людей изъ царской семьи и изъ ближнихъ сановниковъ. Въ 1534 г. въ эту полату былъ посаженъ Михаилъ Глинск³й; въ 1537 г., дядя царя Ивана, князь Андрей Ивановичъ, гдѣ и умеръ страдальческою смертью; въ 1538 г. сюда же былъ посаженъ наперсникь вел. княгини Елены, князь Иванъ Ѳед. Овчина-Телепневъ - Оболенск³й; умеръ онъ голодомъ и тяжестью желѣзною.
   Въ 1699 г., при учрежден³и для купцовъ и посадскихъ людей особаго управлен³я съ Бурмистрами во главѣ, въ полатахъ этого корпуса была помѣщена Бурмистрская Ратуша.
   Пространство, остававшееся между упомянутыми полатами въ 12 саж. длины, при царѣ Иванѣ Грозномъ было застроено новымъ помѣщен³емъ для его двухъ сыновей, царевича Ивана 7 лѣтъ и царевича Ѳедора по четвертому году.
   Въ самый день кончины царицы Анастас³и Романовыхъ, 7 августа 1560 г., опечаленный и что-то особое для своей жизни замышлявш³й царь повелѣлъ "дѣтямъ своимъ дѣлати дворъ особной на взрубѣ, позади Набережныя больш³я полаты, а на дворѣ у нихъ поставити храмъ большой во имя Срѣтен³я Господа Исуса Христа, съ предѣломъ Никиты Столпника чудотворца Переяславскаго", устроеннымъ теплою церковью, необходимою для малолѣтныхъ.
   Никита Столпникъ почитался въ царской семьѣ великимъ Бож³имъ угодникомъ по случаю оказаннаго чудотворен³я при рожден³и именно царевича Ивана Иван., когда родители, бывши въ Переяславлѣ. усердие помолились у его гроба о дарован³и имъ чадород³я, что и исполнилось рожден³емъ царевича, а потомъ и другого царевича Ѳедора.
   Государь повелѣлъ дѣлать церкви и хоромы спѣшно, чтобы дѣтямъ въ томъ дворѣ устроиться ранѣе, такъ какъ наступало осеннее время. Безъ малаго черезъ полгода и хоромы и церковь были построены и 2 февраля 1561 г. новый храмъ былъ освященъ митрополитомъ Макар³емъ, въ присутств³и самого царя и царевичей, и причтенъ къ соборнымъ храмамъ съ учрежден³емъ въ немъ протопопств³я.
   Съ такою же поспѣшностью государь выселилъ изъ своего дворца и своего брата, Юрья Васильевича, которому также скоро былъ построенъ особый дворъ на мѣстѣ теперешняго Малаго дворца. 21 ноября того же 1560 г. государь уже пировалъ у него на новосельѣ, слѣдовательно новый дворъ и съ церковью Введен³я, конечно, деревянной, строился всего только 3 1/2 мѣсяца.
   Жилъ также въ царскихъ хоромахъ, у Спаса на Дворцѣ, и малолѣтный царь Казанск³й, Александръ Сафакирѣевичъ, котораго государь точно такъ же поспѣшно выселилъ, устроивъ ему особый дворъ у Николы Гостунскаго.
   Какъ упомянуто, хоромы царевичей, Ивана и Ѳедора, были поставлены на взрубѣ, т.-е. по тѣснотѣ мѣста на склонѣ Кремлевской горы, для чего въ самомъ этомъ склонѣ была взрублена площадка для хоромъ, посредствомъ такъ называемыхъ въ то время избицъ, деревянныхъ срубовъ, насыпанныхъ землею, на которыхъ и была утверждена площадь хоромъ.
   При Годуновѣ этотъ дворецъ, вмѣсто деревяннаго, былъ построенъ каменный; вмѣсто деревяннаго взруба построены въ горѣ каменныя полаты длиннымъ четыреугольникомъ, въ срединѣ котораго образовался особый дворъ. Эти постройки были произведены съ благотворительною цѣлью во время страшнаго голода въ 1601 - 1603 гг. Царь Борисъ, видя такое Бож³е прогнѣван³е, повелѣлъ дѣлати каменное дѣло многое, чтобы людямъ питатися, и сдѣлаша каменныя полаты больш³я на Взрубѣ, гдѣ были царя Ивана хоромы, т.-е. его дѣтей, гдѣ вѣроятно живалъ и самъ Грозный, строитель этихъ хоромъ.
   Каменная постройка Годунова была возведена отъ уровня Подольной низменности до уровня нагорной площади въ видѣ большого корпуса слишкомъ на 50 саж. длиною и въ 8 сажень ширины, стоявшаго внизу подъ горою лицомъ къ Кремлевской стѣнѣ. Корпусъ соединялся съ нагорною площадью двумя крылами, такой же ширины, возведенными по откосу горы въ длину отъ края горы на 18 сажень, такъ что всей длины крыльевъ и съ шириною корпуса составилось болѣе 25 сажень.
   Съ лицевой стороны въ здан³и было устроено 8 полатъ, семь по 4 саж. ширины и одна наугольная къ Житному двору въ 6 сажень; надъ этою послѣднею полатою и были выстроены хоромы Самозванца на 48 саженяхъ въ квадратѣ. Подъ полатами находились тѣхъ же размѣровъ погреба.
   Годуновъ на этомъ каменномъ основан³и построилъ и себѣ особый дворецъ деревянный, который былъ разрушенъ по повелѣн³ю воцарившагося Самозванца, какъ вертепъ будто бы злого чародѣйства. Тогда разсказывали, что "въ подземельѣ этого дома находилась статуя таинственнаго вида, съ горящею въ рукѣ лампадою, обсыпанная внизу значительнымъ количествомъ пороха. Увѣряютъ, замѣчаетъ современникъ, что если бы масло догорѣло, лампада упала бы съ огнемъ на землю, порохъ вспыхнулъ бы и, поднявъ на воздухъ весь домъ, разрушилъ бы сосѣдственныя здан³я. Къ счаст³ю, говорятъ, замыселъ былъ открытъ, и статую сокрушили до гибельнаго взрыва. Борисъ обвинялъ въ чародѣйствѣ Дмитр³я, Дмитр³й уличалъ въ томъ же Бориса. Въ Росс³и и теперь во всемъ видятъ колдовство и жалуются на чародѣевъ", заключаетъ современникъ (Сказан³я о Самозванцѣ, III. 143).
   Мѣстность этого Дворца на Взрубѣ была такъ красива по своему положен³ю, что и Самозванецъ здѣсь же выстроилъ деревянныя хоромы и для себя, и для царицы Марины. Современники называютъ эти хоромы не только красивыми, но и великолѣпными по богатой ихъ уборкѣ, а самъ Самозванецъ, по словамъ его любимца кн. Хворостинина, очень похвалялся, что выстроилъ так³я чудныя храмины.
   Хворостининъ обзываетъ эти постройки блудническими храмами. Исаакъ Масса приложилъ къ своему сочинен³ю рисунокъ этихъ хоромъ, напоминающихъ вообще постройки извѣстнаго Коломенскаго дворца.
   Въ этомъ самомъ дворцѣ совершилась и погибель Самозванца. Преслѣдуемый толпою мятежниковъ и уже раненый, онъ выкинулся изъ дворца въ окно съ большой высоты внизъ на землю, возлѣ Житнаго двора, при чемъ вывихнулъ себѣ ногу. Стоявш³е на караулѣ у Боровицкихъ (названныхъ Чертольскими) воротъ стрѣльцы увидали лежащаго государя, услыхали его стоны и явились къ нему на помощь. Они подняли его, облили водой и ввели на каменный фундаментъ (подклѣтъ), на которомъ стоялъ деревянный домъ Бориса Годунова, какъ упомянуто, разрушенный по его же Самозванцеву приказан³ю. Но и защитникамъ стрѣльцамъ не было пощады. Разбившагося царя-Самозванца приволокли опять въ его комнаты, прежде великолѣпно убранныя, а теперь разграбленныя, обезображенныя.
   Здѣсь покончили его жизнь выстрѣлами изъ ружья купецъ Григор³й Валуевъ и Иванъ Васильевичъ Воейковъ.
   Въ Смутное время, когда Кремль былъ занятъ Поляками, въ этихъ хоромахъ вѣроятно размѣщались разные воинск³е чины. Оставались ли цѣлыми хоромы послѣ Смуты съ воцарен³емъ Михаила Ѳедоровича, неизвѣстно, а въ случивш³йся большой пожаръ въ 1626 г., когда погорѣлъ и патр³арш³й, и царск³й дворъ, и Житницы, несомнѣнно погорѣли и Самозванцевы хоромы, оставивш³я только каменное здан³е Годуновской постройки, на которомъ онѣ красовались до этого времени.
   Но память о поселен³и здѣсь Самозванца сохранялась до временъ Петра Великаго. Въ 1702 г. по случаю изыскан³й удобныхъ во дворцѣ полатъ для заводимаго тогда комед³йнаго дѣла упомянуты и Розстригинск³я полаты, одазавш³яся неудобными для комед³й. Такъ былъ названъ тотъ корпусъ, который примыкалъ къ деркви ²оанна Предтечи и былъ, какъ мы упоминали, построенъ для в. княгини Софьи Полеологъ. Разстригинскими полаты вѣроятно прозывались по старой памяти между дворцовыми служителями.
   Разстрига, кромѣ своего деревяннаго дворца, несомнѣнно занималъ и близлежащ³я каменныя полаты упомянутаго корпуса, почему онѣ и сохраняли его прозван³е.
   Впослѣдств³и вмѣсто хоромъ здѣсь разведенъ былъ такъ называемый Набережный садъ, о которомъ прямыя извѣст³я появляются однако только къ концу ХV²² ст. Можно предполагать, что къ устройству здѣсь сада было приступлено еще при царѣ Михаилѣ съ того времени, когда въ 1633 г. была проведена во дворецъ вода съ Москвы-рѣки. Подъ садомъ въ полатахъ еще при Годуновѣ былъ помѣщенъ Денежный дворъ для чеканки серебряныхъ денегъ. Впослѣдств³и этотъ дворъ сталъ именоваться Старымъ, потому что въ другихъ полатахъ подъ садомъ же былъ устроенъ Новый Денежный дворъ. Въ концѣ XVII ст. здѣсь находилось два Денежныхъ двора, Старый, Серебряный, изготовлявш³й серебряную монету и другой, Мѣдный, изготовлявш³й съ 1700 года мѣдныя денежки и полушки. Этотъ Мѣдный дворъ заведенъ, по всему вѣроят³ю, еще при царѣ Алексѣѣ Михаиловичѣ для задуманной тогда чеканки, вмѣсто серебряной, мѣдной монеты.
   Мы обозрѣли правую сторону отъ входа въ ворота, собственно Боровицкую мѣстность, перейдемъ теперь къ обозрѣн³ю ея лѣвой стороны.
   На мѣстѣ существовавшаго здѣсь у самой городовой стѣны Конюшеннаго двора, въ той его части, которая находилась противъ дворцовой церкви Рождества Богородицы съ предѣломъ св. Лазаря, въ прежнее время, въ 1473 г., расположенъ былъ дворъ Удѣльнаго Верейскаго князя Михаила Андреевича, обозначенный въ его духовной, что у Лазаря Святаго, занимавш³й мѣстность и у самой Кремлевской стѣны, въ которой былъ устроенъ его каменный погребъ. По всему вѣроят³ю, князь Михаилъ владѣлъ этимъ дворомъ послѣ своего отца Андрея Дмитр³евича. Онъ померъ въ 1486 г. и завѣщалъ свой дворъ великому князю Ивану Васильевичу.
   За Лазаремъ Святымъ, можетъ быть по сосѣдству этого двора, находился въ 1485 г. и дворъ итальянца Фрязина Антон³я или Петра Антон³я, архитектора, строившаго Кремлевск³я стѣны и башни и Грановитую полату. На этомъ дворѣ въ 1485 г. былъ посаженъ въ заключен³е въ опалѣ и самъ знаменитый Аристотель Ф³оравенти, живш³й также неподалеку отъ Дворца, вѣроятно въ этой же мѣстности. Итальянецъ Контарини разсказываетъ, что во время его пребыван³я въ Москвѣ въ 1476 году ему отведено было помѣщен³е въ томъ же домѣ, гдѣ жилъ Аристотель. Домъ этотъ былъ довольно хорошъ и находился неподалеку отъ Дворца.
   Аристотель въ упомянутомъ 1485 г. въ августѣ ходилъ съ вел. княземъ завоевывать Тверь, съ пушками и другими осадными оруд³ями, но послѣ блистательнаго похода, окончившагося присоединен³емъ всего Тверского княжества къ Московскому государству, зимою Аристотель подвергся грозной опалѣ по случаю звѣрской казни Нѣмца-врача. Въ томъ году пр³ѣхалъ въ Москву къ вел. князю врачъ, нѣк³й нѣмчинъ Антонъ. Вел. князь держалъ его въ великой чести. Врачевалъ онъ, между прочимъ, Татарскаго князя Каракучу изъ свиты царевича Даньяра и уморилъ его смертнымъ зел³емъ за посмѣхъ. Вел. князь выдалъ нѣмчина головою Каракучеву сыну, который, мучивъ его, хотѣлъ оставить его живымъ, взявши окупъ. Но вел. князь повелѣлъ казнить его. Татары свели его на Москву-рѣку подъ мостъ (Москворѣцк³й) и зарѣзали его ножомъ, какъ овцу. Услыхавши о такой свирѣпой казни несчастнаго нѣмчина, Аристотель, боясь и за себя, сталъ проситься у вел. князя, чтобъ отпустилъ его изъ свирѣпой Москвы въ свою землю. Вел. князь опалился на эту просьбу, посадилъ его въ заключен³е, какъ упомянуто, и повелѣлъ даже все его имѣн³е описать въ казну. Карамзинъ прибавляетъ, что вел. князь скоро простилъ его, но не указываетъ источника, откуда заимствовано это свѣдѣн³е.
   Въ мѣстности, гдѣ находились описанные дворы иноземцевъ, въ числѣ служебныхъ здан³й Великокняжескаго дворца расположенъ былъ и Житничный дворецъ вел. князя, сгорѣвш³й въ 1473 г., который составлялъ часть разныхъ служебныхъ дворцовыхъ построекъ, примыкавшихъ къ Троицкому подворью.
   Дальше здѣсь же, у Кремлевской стѣны, въ ХV²² стол. стоялъ дворъ царскаго тестя, боярина Ильи Даниловича Милославскаго, въ который онъ перешелъ на новоселье въ 1651 г. Впослѣдств³и на мѣстѣ его двора былъ построенъ Потѣшный дворецъ для театральныхъ представлен³й, сохранивш³йся и до нашего времени послѣ многихъ передѣлокъ и перестроекъ.
   Еще далѣе къ Троицкимъ воротамъ у Кремлевской же стѣны въ началѣ ХV²² ст. стояли малые дворишки, каждый по 4 1/2 саж. вдоль и поперекъ, въ которыхъ проживали разныхъ чиновъ служащ³е люди.
   У самыхъ Троицкихъ воротъ находился Судный Дворцовый приказъ.
   Съ постройкою при Иванѣ III новаго каменнаго дворца отдача мѣстъ такимъ жильцамъ вблизи Великокняжескаго и потомъ Царскаго дворца ограничивалась только малыми дворишками для житья въ нихъ надобнымъ дворцовымъ же государевымъ слугамъ, какимъ былъ, напримѣръ, въ началѣ ХV²² ст. часовникъ Мосѣйко, наблюдавш³й за Кремлевскими башенными часами и живш³й во дворикѣ въ 4 саж. въ квадратѣ возлѣ церкви ²оанна Предтечи у Боровицкихъ воротъ, откуда въ 1626 г. и былъ выселенъ, потому что этотъ его дворикъ стоялъ близко церкви и государевыхъ конюшенъ.
  

Подолъ.

  
   Подоломъ Кремля издревле называлась низменная набережная часть Кремлевской мѣстности, которая въ первоначальное время была значительно обширнѣе, чѣмъ теперь, особенно въ юго-восточномъ углу города, гдѣ стоитъ церковь Константина и Елены. Существующая теперь гора, какъ мы упоминали, состоитъ изъ насыпи, которая, при постепенномъ своемъ устройствѣ, необходимо засыпала и не малую часть подгорной низины. Въ первоначальное время заселен³я Кремлевской горы, когда еще не было стѣнъ, зта низина, продолжавшаяся и за теперешнею стѣною Кремля въ Китай-городѣ къ Москворѣцкому мосту, по всему вѣроят³ю, служила мѣстомъ берегового пристанища для приходящихъ снизу и сверху рѣки судовъ. Построенныя въ 1156 г., потомъ въ 1340 г. деревянныя стѣны отдѣлили это пристанище отъ самаго города, захвативъ и значительную долю береговой низины. Такимъ путемъ и устроился Подолъ города, составивш³й особый отдѣлъ Кремлевской мѣстности, потребовавш³й постройку и особыхъ Нижнихъ воротъ, какъ они иногда прозывались, для сообщен³я и съ пристанищемъ и затѣмъ съ торговымъ посадомъ.
   Въ XIV и въ XV ст. эти ворота назывались Тимоѳеевскими. Имѣя въ виду, что нѣкоторыя башни и ворота Кремля временами прозывались по именамъ жившихъ вблизи знатныхъ домовладѣльцевъ, можемъ съ большою вѣроятностью отнести прозван³е Тимофеевскихъ воротъ къ имени жившаго возлѣ нихъ окольничаго у Дмитр³я Донскаго Тимоѳея Васильевича изъ знаменитаго рода Воронцовыхъ-Вельяминовыхъ, первыхъ тысяцкихъ города Москвы. Тимофей былъ трет³й сынъ второго тысяцкаго Василья Протасьевича и братъ третьяго тысяцкаго Василья Васильевича, съ сыномъ котораго Иваномъ, казненнымъ въ 1379 г. на Кучковомъ полѣ, прекратился и важный санъ Московскихъ тысяцкихъ. Можно полагать, что Иванъ побѣжалъ отъ вел. князя къ врагамъ Москвы именно по тому случаю, что не получилъ по наслѣдству великое зван³е тысяцкаго.
   Тимоѳей Вас, по сказан³ю жит³я преп. Кирилла Бѣлозерскаго, богатствомъ и чест³ю (почетомъ) превосходилъ всѣхъ бояръ того времени. Въ 1376 г. онъ присутствовалъ первымъ при духовномъ завѣщан³и вел. князя. Онъ не мало прославился въ знаменитой битвѣ съ Мамаевымъ полчищемъ на рѣкѣ Вожѣ, гдѣ Тимоѳей съ одну сторону, князь Данило Пронск³й съ другую, а князь Велик³й въ лицо встрѣтили натискъ Татаръ и разбили ихъ, какъ до тѣхъ поръ не бывало. Враги побѣжали къ Ордѣ безъ оглядки, оставивъ побѣдителямъ всѣ свои обозы со множествомъ всякаго товара. Это случилось 11 августа (въ среду) 1378 г. На этой битвѣ захватили и попа, посланнаго бѣглецомъ Иваномъ изъ Орды съ мѣшкомъ какихъ-то лютыхъ зел³й.
   На Куликовскомъ побоищѣ Тимоѳей Вас. также былъ великимъ воеводою, какъ именуетъ его лѣтописецъ. Въ числѣ убитыхъ на этомъ побоищѣ упомянутъ и Тимоѳей Васильевичъ, но это, по всему вѣроят³ю, описка вмѣсто Тимоѳея Волуевича, такъ какъ Тимоѳей Вас. упоминается позднѣе въ числѣ бояръ вторымъ, сидѣвшимъ при духовномъ завѣщан³и Дмитр³я Донскаго, написанномъ незадолго до его кончины въ 1389 г. Тимоѳей Волуевичъ предводительствовалъ Владим³рскимь полкомъ.
   Тимоѳей Вас. достопамятенъ еще и тѣмъ, что въ его домѣ воспитывался преп. Кириллъ (въ м³ру Козма) Бѣлозерск³й. Онъ находился въ родствѣ съ Тимоѳеемъ Вас, почему по кончинѣ родителей былъ отданъ на его попечен³е. Бояринъ очень полюбилъ отрока. Когда онъ достигъ возраста, Тимоѳей Вас. сподоблялъ его даже и сидѣн³я на трапезѣ съ собою, а потомъ опредѣлилъ его казначеемъ своего имѣн³я. Но казначей Козма отъ раннихъ лѣтъ помышлялъ о другомъ, стремясь всею душою служить Богу, но не м³ру, и вопреки желан³ю боярина удалился въ монастырь, вначалѣ въ Симоновъ, а затѣмъ и въ пустыню на Бѣлоозеро.
   Неподалеку отъ мѣстожительства Тимоѳея Вас, у самыхъ Спасскихъ воротъ, стояла церковь Аѳанас³я патр³арха Александр³йскаго, о которой впервые упомянуто въ лѣтописяхъ по случаю пожара въ 1389 г. Впослѣдств³и при этой церкви упоминается уже монастырь Аѳанасьевск³й, какой, по всему вѣроят³ю, существовалъ тутъ съ самаго начала. Затѣмъ при монастырѣ появляется и подворье Кирилло-Бѣлозерскаго монастыря. Это даетъ поводъ предполагать, что и въ прежнее время, еще при жизни Преподобнаго и при жизни Тимоѳея Вас, съ этою церковью у нихъ были добрыя связи, почему при ней и устроилось Кирилловское подворье.
   Когда скончался бояринъ Тимоѳей Васильевичъ, неизвѣстно. Но память о немъ больше ста лѣтъ сохранялась въ имени воротъ, возлѣ которыхъ находился его дворъ. Ворота еще въ 1498 г. прозывались Тимоѳеевскими, хотя въ 1490 г. они именуются уже Константино-Еленскими отъ стоявшей неподалеку церкви во имя Константина и Елены, впервые упоминаемой лѣтописцами по случаю пожара въ 1470 г.
   Въ 1475 г. октября 2, въ 4 часу дня, загорѣлось внутри города "близъ вратъ Тимоѳеевскихъ". Князь велик³й самъ со многими людьми прибылъ на пожаръ и вскорѣ угасилъ его. Оттуда вел. князь пошелъ во дворецъ къ столу на обѣдъ, но въ тотъ же часъ загорѣлось и у Никольскихъ воротъ, и пожаръ такъ распространился, что выгорѣлъ мало что не весь городъ, едва уняли въ 3 часу ночи, самъ вел. князь со многими людьми. Однѣхъ церквей каменныхъ обгорѣло 11, да 10 застѣнныхъ каменныхъ, да 12 деревянныхъ.
   А Подоломъ погорѣло по дворъ боярина Ѳедора Давыдовича. Этотъ дворъ находился близь Тайницкихъ воротъ, который вообще указываетъ, что въ Х²V и ХV столѣт³яхъ на Кремлевскомъ Подолѣ, кромѣ простыхъ обывательскихъ, существовали и дворы боярск³е. Такой дворъ находился и вблизи наугольной башни Кремля, принадлежавш³й боярину Никитѣ Беклемишеву, именемъ котораго стала прозываться и упомянутая башня Беклемишевская. Дворъ потомъ перешелъ къ его сыну Ивану Никитичу, прозван³емъ Берсеню.
   Сколько можно судить по свѣдѣн³ямъ, как³я даютъ объ этомъ дворѣ лѣтописныя и друг³я указан³я, Берсеневъ дворъ отличался своимъ крѣпкимъ устройствомъ, а потому служилъ какъ бы крѣпостью, для заключен³я въ немъ опасныхъ людей или такихъ, которыхъ надо было держать подъ стражею.
   Въ 1472 г. сюда былъ посаженъ вмѣсто смертной казни Венец³анск³й посолъ Иванъ Тревизанъ за то, что обманулъ Государя, хотѣлъ проѣхать въ Орду къ Хану Ахмату подъ видомъ простого купца.
   Бояринъ Никита извѣстенъ своимъ посольствомъ къ Крымскому Хану въ 1474 г. Сыну его Ивану также поручались посольск³я дѣла. Въ 1490 г. онъ встрѣчалъ въ теперешней дачной мѣстности Химкахъ (тогда называемой на Хынскѣ) Цесарскаго посла, а въ 1492 г. отправился посланникомъ къ Польскому Королю въ зван³и Боярскаго сына, которое въ то время означало не рядового помѣщика, а прямого сына боярина. Въ 1502 г. онъ ѣздилъ посланникомъ въ Крымъ къ государеву другу, къ хану Менгли Гирею. Все это обнаруживаетъ, что Иванъ Берсень, конечно за свои способности, пользовался значительнымъ вниман³емъ со стороны государя Ивана III. Очень умнымъ человѣкомъ онъ оказался и при сынѣ государя, при первомъ царѣ Васильѣ Ивановичѣ, съ которымъ однако онъ очень не поладилъ и подвергся большой опалѣ. Имѣя несчаст³е быть умнымъ человѣкомъ, онъ относился съ разсужден³емъ очень критически къ наступившей при Васил³и Ивановичѣ крутой перемѣнѣ во внутренней политикѣ новаго государя, когда вмѣсто Единодержав³я и Самодержав³я, столько полезнаго для государства, появилось на поприщѣ Управлен³я Государствомъ безграничное и свирѣпое Самовласт³е, развившееся до сумасшеств³я при Иванѣ Грозномъ.
   Берсень виноватымъ оказался за то, что говорилъ Государю встрѣчно, т.-е. съ противорѣч³емъ, по какому-то поводу о Смоленскѣ.
   Новый Государь не любилъ такихъ возражен³й и крикнулъ на него: "Поди, смердъ, прочь, ненадобенъ ты мнѣ". Тутъ и послѣдовала на него опала.
   Бесѣдуя нерѣдко съ пр³ѣзжимъ ученѣйшимъ человѣкомъ того времени, съ Максимомъ Грекомъ, Берсень такъ описывалъ происходившую на Руси перемѣну въ отношен³яхъ и дѣлахъ:
   "Государь (Васил. Ив.) упрямъ и встрѣчи противъ себя не любитъ; а кто молвитъ противъ государя и онъ на того опалится. А отецъ его Вел. Князь противъ себя встрѣчу любилъ и тѣхъ жаловалъ, которые противъ него говаривали... Добръ былъ Князь Велик³й Иванъ и до людей ласковъ, и пошлетъ людей на которое дѣло, ино и Богь съ ними; а нынѣшн³й Государь не потому ходитъ, людей мало жалуетъ. А какъ пришла сюда мать Вел. Князя, Софья съ вашими Греками, ино Земля наша замѣшалась; а дотолѣ Земля наша Русская жила въ тишинѣ и въ миру; теперь пришли нестроен³я велик³я, какъ и у васъ въ Царегородѣ. Вѣдаешь ты самъ, а и мы слыхали у разумныхъ людей, которая Земля переставливаетъ обычаи свои, и та Земля не долго стоитъ; а здѣсь у насъ старые обычаи Князь Велик³й перемѣнилъ... Нынѣ Государь нашъ, запершися, самътретей у постели всяк³е дѣла дѣлаетъ... Таково несовѣт³е и высокоум³е..."
   Правда, что Берсень отстаивалъ ветхозавѣтную старину. но старину съ извѣстной стороны очень добрую, которая, быть можетъ, не допустила бы развиться такому государственному безобраз³ю, какимъ явился свирѣпый самовластитель и губитель Иванъ Грозный.
   Новое поведен³е государя, не ограниченное правомъ боярской Думы и Совѣта, являлось, по убѣжден³ю бояръ, зловредной новостью, которая въ боярской же средѣ естественнымъ, вполнѣ логическимъ путемъ привела къ общей Смутѣ и чуть не къ погибели Государства.
   Какъ бы ни было, но за так³я разсужден³я и обсужден³я Берсень попалъ въ опалу. Въ 1523 г. у него былъ отнятъ его дворъ, на которомъ тогда была помѣщена княгиня Шемячичева, жена послѣдняго удѣльнаго Сѣверскаго князя, внука знаменитаго Дмитр³я Шемяки, коварно призваннаго въ Москву и посаженнаго въ оковахъ въ тюрьму.
   Затѣмъ зимой въ 1525 г. умный человѣкъ былъ казненъ, отсѣкли ему голову на Москвѣ-рѣкѣ, вѣроятно у Живого (Москворѣцкаго) моста, гдѣ обыкновенно совершались так³я казни.
   И по смерти Берсеня дворъ его сохранялъ за собою значен³е крѣпостной тюрьмы. Въ 1537 г. на этотъ же дворъ посадили подъ стражу княгиню несчастнаго князя, родного государева дяди, Андрея Ивановича и съ его малолѣтнымъ сыномъ Владим³ромъ, при чемъ бояре Андрея были пытаны и помѣщены въ самой башнѣ, "въ наугольной Беклемишевской стрѣльницѣ" Самъ князь Андрей былъ посаженъ въ дворцовой полатѣ у церкви Рождества Ивана Предтечи у Боровицкихъ воротъ, гдѣ и скончался страдальческою смерт³ю, какъ неизбѣжная жертва воцарявшейся государственной идеи. Какъ извѣстно, и сынъ Андрея, Владим³ръ, тоже, какъ и его отецъ, явился помѣхою для цѣлей Грознаго Царя.
   Можно полагать, что дворъ Беклемишева находился неподалеку отъ двора Тимоѳей Вас, который жилъ вблизи своихъ Тимоѳеевскихъ воротъ, а Беклемишевъ въ углу Кремля, вблизи наугольной башни,-оба по восточной лин³и Кремлевской стѣны. Возлѣ Беклемишева, по южной лин³и этой стѣны, находился дворъ Угрѣшскаго монастыря, Угрѣшск³й дворъ, съ церковью во имя св. Петра митрополита.
   Быть можетъ, этотъ дворъ занялъ то самое мѣсто, на которомъ былъ садецъ Подольный Алексѣя митрополита, который онъ отказалъ по духовному завѣщан³ю св. Михаилу въ Чудовъ монастырь. Впослѣдств³и монастыри могли помѣняться своими владѣн³ями, и на мѣстѣ сада устроилось монастырское Угрѣшское подворье.
   Въ 1479 г. сент. 9 отъ этого подворья начался обычный для Кремля опустошительный пожаръ. Въ 6-й часъ ночи, по нашему счету въ 12-мъ часу ночи, когда всѣ спали и никто не чаялъ пожара, загорѣлись поварни этого подворья, находивш³яся за Кремлевскою стѣною на берегу Москвы-рѣки; отъ нихъ загорѣлась городовая настѣнная кровля, а затѣмъ и хоромы внутри города. Изъ Зарѣчья уже начали кричать, что городъ горитъ, а въ городѣ спятъ, никто не видитъ. Горѣло всю ночь и 4 часа дня. Подоломъ погорѣло по дворъ Коломенскаго владыки да по дворъ боярина Ѳедора Давыдовича, находивш³еся близь Тайницкихъ воротъ. Горою погорѣло по соборныя церкви; погорѣлъ весь уголъ Кремля къ юго-востоку.
   Самъ велик³й князь и сынъ его во всю ночь и 4 часа дневныхъ, не ссѣдаючи съ коней, своими руками разметывали строен³я и тушили пожаръ.
   Въ 1562 г. на Угрѣшскомъ дворѣ былъ посаженъ въ опалѣ бояринъ Иванъ Дмитр. Бѣльск³й за то, что хотѣлъ отъѣхать въ Литву.
   Угрѣшское подворье на этомъ мѣстѣ существовало и въ концѣ ХV²² ст., но церковь Петра митр. въ это время находилась уже устроенною въ городовой стѣнѣ, въ башнѣ, о чемъ упоминаеть опись Кремлевскихъ стѣнъ 1667 г. Когда послѣдовало такое устройство церкви, свѣдѣн³й не имѣемъ. На Годуновскомъ чертежѣ одноглавая церковь стоитъ на Подолѣ передъ подворьемъ. Быть можетъ, она перенесена на Кремлевскую стѣну въ башню уже послѣ пожара въ 1626 г. Она упразднена по случаю предполагавшейся постройки воображаемаго Дворца въ 1770-хъ годахъ.
   По писцовымъ книгамъ 1639 г. подворье подъ именемъ Никольскаго занимало пространство въ 9 сажень въ квадратѣ; потомъ, въ 1657 г., къ этому пространству съ одной стороны оказалась прибавка въ 4 саж.
   Въ разстоян³и 30 саж. оть Угрѣшской башня прямо къ сѣверу въ ХV ст. стояла и донынѣ существующая на томъ же мѣстѣ, хотя и въ новомъ видѣ, церковь Константина и Елены, впервые упоминаемая по случаю пожара въ 1470 г. До 1651 г. она была деревянная. Въ этомъ году было повелѣно соорудить ее каменную, но исполнилось ли это повелѣн³е, неизвѣстно.
   Спустя 40 лѣтъ, въ 1692 г., дек. 4, патр³архъ Адр³анъ совершилъ ея освящен³е, послѣ возобновлен³я или послѣ постройки вновь, также неизвѣстно.
   Въ пожаръ 1737 г. церковь обгорѣла и снаружи и внутри и была возобновлена, а потомъ въ 1756 г. снова производилось возобновлен³е ея иконостаса, стѣнописи и всей внутренней обдѣлки.
   Въ началѣ XVII ст. (1621 г.) вокругъ церкви расположены были дворы соборныхъ священиослужителей, во главѣ съ протопопомъ Успенскаго собора, примыкая къ здан³ю церкви и къ ея кладбищу въ такой тѣснотѣ, что отъ алтарей до тѣхъ дворовъ оставалось пространства всего на 3 саж.
   Возлѣ этихъ дворовъ, примыкая къ межѣ церковнаго кладбища, находилось подворье Данилова монастыря, упоминаемое съ 1616 г., когда оно занимало мѣсто вдоль 10 саж., поперекъ 7 саж. Время отъ времени эта мѣра измѣнялась, увеличиваясь или уменьшаясь въ тѣхъ или другихъ концахъ на 2, на 3 саж. Въ 1680 г. это пространство указано вдоль на 11 саж., поперекъ на 9 саж. Въ 1688 г. о Даниловскомъ подворьѣ упомянуто, какъ о бывшемъ на томъ мѣстѣ. Вѣроятно, монастырь въ зто время ходатайствовалъ о возвращен³и ему стараго его мѣста, почему въ 1689 г. ему дана выпись на дворовую землю въ той же мѣстности подъ горою.
   Но кажется, что подъ именемъ Даниловскаго подворья должно разумѣть Угрѣшское, названное въ переписи 1657 г. Никольскимъ и существовавшее подъ своимъ именемъ и въ 1681 г.; на это указываютъ мѣры его земли по писцовымъ книгамъ 1639 г.
   Поповская слобода вокругъ церкви существовала до того времени, когда стали было сооружать въ 1770 г. воображаемый Екатерининск³й дворецъ. Въ 1754 г. въ ней числилось 14 дворовъ, част³ю каменныхъ, част³ю деревянныхъ; тогда ветх³е каменные повелѣно починить, а вм

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 313 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа