Главная » Книги

Забелин Иван Егорович - История города Москвы, Страница 8

Забелин Иван Егорович - История города Москвы



обные и желанные художники.
   Между тѣмъ, въ ожидан³и Итальянскихъ художниковъ, вел. князь воспользовался и искусствомъ Псковскихъ мастеровъ и 6 мая въ 1484 г. повелѣлъ имъ построить на мѣстѣ стараго свой дворцовый храмъ Благовѣщен³я, разобравъ старый только по казну и по подклѣтъ, т.-е. до цоколя.
   Вмѣстѣ съ тѣмъ около того подклѣта была заложена казна, особыя помѣщен³я для хранен³я казны, и кромѣ того была заложена кирпичная полата съ казнами, наименованная впослѣдств³и Казеннымъ Дворомъ.
   Храмъ Благовѣщен³я строился болѣе пяти лѣтъ отъ заложен³я въ 1484 г. до 1489 г., когда былъ освященъ, а разбирать его старое здан³е начали еще въ 1482 г. и продолжали въ 1483 г. Неизвѣстны причины такой медленной постройки.
   Слѣдуя за вел. княземъ, и митрополитъ въ то же лѣто и съ тѣми же Псковскими мастерами заложилъ у своего двора въ 1484 г. церковь Ризположен³я, совершенную въ 1485 г. и освященную въ 1486 г. авг. 31.
   Въ этихъ двухъ храмахъ Псковск³е мастера занесли и въ Москву типы своихъ Новгородскихъ и Псковскихъ церквей, замѣтнымъ образомъ обозначенные въ подробностяхъ устройства подглав³й или шей, иначе и неудачно теперь называемыхъ трибунами, барабанами. Но еще прежде, лѣтъ за пять до постройки этихъ двухъ храмовъ, Псковск³е мастера соорудили въ 1479 г. храмъ ²оанна Златоуста въ монастырѣ того же воимя. Этотъ храмъ былъ построенъ въ честь тезоименитаго Ангела вел. князя и въ память покорен³я Новгорода, такъ какъ послѣдн³е дни Новгородской свободы, когда эта свобода окончательно была упразднена, эти дни совпали съ днями рожден³я вел. князя и его именинъ 22 и 27 января 1478 г.
   Неизвѣстно, когда именно прибыли въ Москву первые послѣ Аристотеля Итальянск³е архитекторы Антонъ Фрязинъ и Марко Фрязинъ, но ихъ работы начались уже въ 1485 г. и не постройкою храмовъ, а сооружен³емъ новыхъ Кремлевскихъ стѣнъ.
   Старыя стѣны, значительно обветшавш³я и отъ времени и отъ многихъ пожаровъ. теперь уже не удовлетворяли новымъ требован³ямъ и могуществу государственнаго гнѣзда, какимъ являлся этотъ ветх³й Кремль. А величественный соборъ Успенск³й и здѣсь какъ бы указывалъ на необходимость окружить его достойнымъ вѣнкомъ новыхъ сооружен³й. Какъ мы упомянули, его здан³е ярко освѣщало ветхую старину всѣхъ остальныхъ построекъ Кремля. Кромѣ того, и въ чемъ была главная забота Моск. государя, требовалось укрѣпить гнѣздо славнаго государства новыми уже европейскими способами городовой защиты при помощи европейскихъ же строителей.
   Само собою разумѣется, что постройка новыхъ стѣнъ производилась не вдругъ, но частями, мало-по-малу, потому что въ одно время съ постройкою новой стѣны было необходимо оставлять возлѣ нея и старыя стѣны, дабы на случай опасности не раскрыть городскую ограду на произволъ враждебной осады. Итальянецъ Контарини, бывш³й въ Москвѣ въ 1475 г. и, стало быть, видѣвш³й старыя стѣны, описывая городъ, говоритъ между прочимъ, что онъ "расположенъ на небольшомъ холмѣ и что всѣ строен³я въ немъ, не исключая и самой крѣпости, деревянныя". Это указан³е не иначе можно объяснить какъ тѣмъ, что обветшавш³я стѣны по мѣстамъ были починены деревомъ вмѣсто камня.
   Кромѣ того, надо имѣть въ виду, что городовыя каменныя стѣны всегда были покрываемы деревянною кровлею; изъ дерева же устроивались и заборолы, родъ разборнаго забора, который защищалъ осажденныхъ въ пролетахъ между зубцами стѣнъ. Все это придавало стѣнамъ видъ деревянной постройки.
   Сооружен³е и доселѣ существующихъ стѣнъ Кремля началось, какъ упомянуто въ 1485 году, съ теперешнихъ Тайницкихъ воротъ, что надъ Москвою-рѣкою передъ соборами.
   Въ то время находивш³яся здѣсь старыя ворота именовались Четьковыми, Чишковыми, Чушковыми и Шешковыми. По всему вѣроят³ю отъ имени боярскаго двора, здѣсь находившагося.
   Въ числѣ знатныхъ бояръ у кн. Юрья Дм. Галицкаго былъ Данила Чешекъ, являвш³йся въ качествѣ посла къ вел. князю Васил³ю Васил. Темному объ утвержден³и мира въ 1425 году. Можно предполагать, что у воротъ на Подолѣ Кремля находился и дворъ этого Чешка, такъ какъ неподалеку на горѣ стоялъ дворъ и князя Юрья Дмитр³евича, соперника Васил³ю Темному въ спорѣ о Великомъ Княжен³и. Ворота назывались также и Водяными, какъ въ Москвѣ назывались и друг³я так³я же ворота, устроиваемыя не для проѣзда дальше по улицамъ, а только для добыван³я воды, каковы были ворота у теперешняго Каменнаго моста и въ Китаѣ у Зарядья.
   19 ³юля 1485 г. Антонъ Фрязинъ вмѣсто этихъ воротъ заложилъ новыя подъ именемъ Стрѣлъницы, подъ которыя вывелъ Тайникъ, тайный подземный проходъ къ рѣкѣ для добыван³я воды во время тѣсной осады. Отсюда и сохранившееся донынѣ прозван³е вороть Тайницкими.
   Затѣмъ въ 1487 г. была совершена стрѣльница наугольная, внизъ по Москвѣ-рѣкѣ, называвшаяся Беклемишевскою отъ находившагося близъ нея двора боярина Беклемишева (Никиты и Семена) {Въ XVII ст. по забвен³ю ее неправильно стали прозывать Свибловскою и Свирловскою. См. Чтен³я О. И. и Д. 1877, кн. 2, Смѣсь, 3, и др.}. Строителемъ ея былъ Марко Фрязинъ.
   На другой годъ (1488) мая 27 Антонъ Фрязинъ заложилъ другую наугольную стрѣльницу вверхъ по Москвѣ-рѣкѣ, гдѣ прежде въ старыхъ стѣнахъ стояла Свиблова стрѣльница, такъ прозываемая отъ боярскаго же двора Ѳедора Свибла, и подъ нею также вывелъ тайникъ. Такимъ образомъ прежде всего городъ былъ укрѣпленъ со стороны рѣки, т.-е. съ Татарской Ордынской стороны.
   Зимою, въ началѣ 1490 г., въ Москву прибылъ еще Фрязинъ, Петръ-Антон³й съ ученикомъ Зам-Антон³емъ, мастеръ стѣнной и полатный, архитектонъ, какъ его только одного величали этимъ именемъ, вѣроятно, за особое искусство въ строительномъ дѣлѣ.
   Въ течен³и того же года онъ построилъ двѣ стрѣльницы, одну у Боровицкихъ воротъ и со стѣною до наугольной Свибловой стрѣльницы, другую надъ Константино-Еленскими воротами (недалеко оть церкви свв. Константина и Елены), которыя находились на Подолѣ Кремля и дотому именовались Нижнимм, а также и Тимоѳѣевскими, отъ стоявшаго здѣсь двора знаменитаго окольничаго при Дмитр³и Донскомъ Тимоѳея Васильевича роду московскихъ тысяцкихъ.
   На слѣдующ³й годъ (1491) Петръ-Антон³й и прежн³й Марко заложили двѣ стрѣльницы со стороны Большого Посада, Фроловскую (Спасск³я ворота) и Никольскую, обѣ съ воротами. По другимъ свидѣтельствамъ обѣ стрѣльницы были заложены однимъ Петромъ-Антон³емъ въ мартѣ мѣсяцѣ, при чемъ Никольская была заложена не по старой основѣ, не на мѣстѣ старой стрѣльницы, но, вѣроятно, съ прибавкою городского пространства. Тогда же онъ заложилъ и стѣну отъ Никольской стрѣльницы до р. Неглинной. Фроловская стрѣльница была имъ окончена въ томъ же году. На ней и доселѣ существуютъ сохранивш³яся надписи на каменныхъ доскахъ съ внутренней стороны по-русски, съ внѣшней, загородной, полатыни.
   Приводимъ ихъ старинный списокъ: "Въ лѣто 6999 году ²юля (пробѣлъ) Бож³ею милост³ю здѣлана бысть с³я стрѣльница повелѣнiемъ ²оанна Васильевича государя и самодержца всея Рос³и и Великаго князя Владимерскаго и Московскаго и Новгородскаго и Псковскаго и Тферскаго и Югорскаго и Вятскаго и Пермъскаго и Болгарскаго и иныхъ въ Л (30) лѣто государства его. Дѣлалъ Петръ-Антон³е отъ града Мед³олана".
   Въ томъ же спискѣ латинская надпись такъ переведена: "²оаннъ Васильевичъ Бож³ею милост³ю Велик³й князь Владимерск³й, Московск³й, Новгородск³й, Тферск³й, Псковск³й, Вятск³й, Югорск³й, Перьмск³й, Болгарск³й и иныхъ и всеа Рос³и Государь въ лѣто Л (30-е) государства своего с³и стѣны созда. Строитель же бысть Петръ-Антон³е Сонъар³и (Solarius) Мед³оланянинъ въ лѣто отъ Рожства Х-ва Спасителя 1493-е". Ошибка вмѣсто 1491 г. (Тверскаго музея сборникъ, No 3237). Въ подлинной надписи, согласно ея русскому списку, вмѣсто "с³я стѣны" упомянуто с³и башни, т.-е. стрѣльницы. Множественное число, быть можетъ, указываетъ и на отводную башню, существующую передъ воротами.
   Постройка стѣнъ съ этой посадской стороны продолжалась и въ 1492 г., когда между этими двумя стрѣльницами была заложена подошва (фундаменть), а вмѣстѣ съ тѣмъ и новая стрѣльница наугольная надъ Неглинною съ тайникомъ, которая впослѣдств³и прозывалась Собакиною, вѣроятно также отъ боярскаго двора роду Собакиныхъ.
   Въ то время, какъ мало-по-малу сооружались стѣны и стрѣльницы, въ 1493 г. Кремль былъ окончательно опустошенъ двумя пожарами, слѣдовавшими одинъ за другимъ съ небольшимъ черезъ три мѣсяца. Послѣ перваго пожара, случившагося на Радуницѣ, апрѣля 16, когда выгорѣлъ почти весь городъ, для временной его защиты поставили въ опасномъ мѣстѣ деревянную стѣну отъ Никольской стрѣльницы до тайника на Неглинной или до Собакиной стрѣльницы, но въ новый, небывалый по сводмъ опустошен³ямъ, пожаръ всей Москвы эта стѣна сгорѣла.
   Пожары явились какъ бы Бож³имъ гнѣвомъ по случаю новыхъ распоряжен³й государя, касавшихся и до обывателей Московскаго посада. Въ томъ же несчастномъ 1493 году было приступлено къ укрѣплен³ю мѣстности и къ постройкѣ стѣнъ со стороны течен³я р. Неглинной, гдѣ теперь расположенъ Кремлевск³й Александровск³й садъ. Для этой цѣли былъ вырыть глубок³й ровъ отъ Боровицкихъ воротъ до Москвы-рѣки, такъ какъ здѣсь течен³е Неглинной значительно удалялось отъ Кремлевской горы и отъ стѣнъ города, а за рѣчкой Неглинной, для безопасности города отъ пожаровъ, государь повелѣлъ очистить посадское пространство по всей лин³и городскихъ стѣнъ такъ, чтобы строен³я отстояли отъ стѣнъ по мѣрѣ на 110 саж., по другимъ, вѣроятно ошибочнымъ, указан³ямъ на 109 саж. Для этой цѣли были снесены всѣ деревянные дворы въ этой мѣстности и разобраны самыя церкви, о чемъ духовный чинъ очень печалился, какъ увидимъ ниже.
   Наконецъ въ 1495 г. была заложена и послѣдняя городовая стѣна возлѣ Неглинной, не по старой основѣ, но съ расширен³емъ городового пространства {Въ Степенной Книгѣ, II, 135, упомянуто, что новый каменный городъ поставленъ округъ деревяннаго града. По этому свидѣтельству можно полагать, что новыя стѣны закладывались съ внѣшней стороны старыхъ стѣнъ, такъ что городъ получалъ большую обширность.}. Въ тотъ же годъ была очищена вся мѣстность и за Москвою-рѣкою противъ стѣнъ Кремля также для безопасности отъ пожаровъ, при чемъ были снесены всѣ дворы и разобраны церкви и на чистомъ мѣстѣ разведенъ государевъ садъ, существовавш³й тамъ до конца ХV²² ст. уже съ именемъ Царицына Луга.
   Ровно десять лѣтъ продолжалась постройка новыхъ стѣнъ Кремля и по случаю принудительнаго разрушен³я близь стоявшихъ на посадѣ церквей возбудила въ благочестивыхъ людяхъ больш³я сѣтован³я и суевѣрные толки о томъ. что не подобаетъ такъ разрушать святыя мѣста.
   Арх³епископъ Новгородск³й Геннад³й, бывш³й Чудовской архимандритъ, писалъ по этому поводу къ митрополиту Зосимѣ слѣдующ³я строки, весьма любопытныя для характеристики носившихся въ то время мнѣн³й даже въ высшемъ духовенствѣ. Главнымъ образомъ онъ жаловался на то, что въ Новгородѣ его одолѣвали еретики, жидовствующ³е и стригольники, и указывалъ, что "на Москвѣ еретики живутъ въ ослабѣ, почему и изъ Новгорода всѣ они сбѣжали къ Москвѣ, да и ходятъ тамъ въ ослабѣ. Напримѣръ, Денисъ попъ, тотъ въ Архангельскомъ соборѣ служилъ да на литург³и за престоломъ плясалъ да и Кресту наругался". Замѣчая такую Московскую распущенность, владыка кстати писалъ и о государской распущенности:
   "А нынѣ бѣда стала земская да нечесть государская великая: церкви старыя извѣчныя выношены изъ города вонъ, да и монастыри старые извѣчные съ мѣста переставлены; а кто вѣру держитъ ко святымъ Бож³имъ церквамъ, ино то писано сице: "Освяти любащая благолѣп³е дому Твоего и тѣхъ прослави божественою Твоею силою". Да еще паки сверхъ того и кости мертвыхъ выношены на Дорогомилово, ино кости выносили, а тѣлеса вѣдь туто остались, въ персть разошлись; да на тѣхъ мѣстахъ садъ посаженъ; а Моисей писалъ во Второмъ Законѣ: "Да не насадиши садовъ, ни древа подлѣ требника Господа Бога твоего". А господинъ нашъ отецъ Геронт³й митрополитъ о томь не воспретилъ; то онъ вѣдаетъ, каковъ отвѣтъ за то дастъ Богу. А гробокопателямъ какова казнь писана! а вѣдь того для, что будетъ воскресен³е мертвыхъ, не велѣно ихъ съ мѣста двигнути, опричь тѣхъ великихъ Святыхъ, коихъ Богъ прославилъ чудесы; да Бож³имъ повелѣн³емъ и ангельскимъ явлен³емъ бываетъ перенесен³е мощемъ на избавлен³е людемъ и на утвержден³е и на почесть градовомъ. А что вынесши церкви, да и гробы мертвыхъ, да на томъ мѣстѣ садъ посадити, а то какова нечесть учинена! отъ Бога грѣхъ, а отъ людей соромъ. Здесе пр³ѣзжалъ жидовинъ новокрещенной, Даниломъ зовутъ, а нынѣ хрестьянинъ, да мнѣ сказывалъ за столомъ во всѣ люди: "понарядился де есми изъ К³ева къ Москвѣ, ино де мнѣ почали жидова лаять: собака де ты, куда нарядился? Князь де велик³й на Москвѣ церкви всѣ выметалъ вонъ", а сказывалъ то предъ твоимъ сыномъ боярскимъ предъ Вяткою: ино каково то безчест³е и нечесть Государству великому учинена?.. А церкви Бож³и стояли колико лѣтъ! А гдѣ священникъ служилъ, руки умывалъ, и то мѣсто бываетъ не проходно; а гдѣ престолъ стоялъ да и жертвеникъ и тѣ мѣста непроходны же; а нынѣ тѣ мѣста не огорожены, ино и собаки на то мѣсто ходятъ и всяк³й скотъ. А что дворы отодвинуты отъ града, ино то и въ лѣпоту; а церкви бъ стояли вкругъ города, еще бы честь граду болшая была. А егда бываетъ по грѣхомъ нахожен³е иноплеменникъ, ино, выносивъ иконы, да сожгутъ стѣны. А что которыя церкви были въ городѣ, а то такожъ бы подняти на подклѣтѣхъ да сѣни нарядити вокругъ церкви да переходы съ Великаго князя двора, да попъ бы ходячи пѣлъ у тѣхъ церквей и коли случится Великому князю или Великой княгинѣ саду посмотрѣти, и онъ бы посидѣлъ у церкви, ино лѣпо видѣти. А нынѣ розговорити того пѣкому Государю Великому князю, развѣ тобя господина отца нашего, съ Бож³ею помощью; а намъ, твоимъ дѣтемъ и сослужебникомъ, пригоже тебѣ о томъ воспокинати; а ты, господинъ отецъ нашъ, сыну своему Великому князю накрѣпко о томъ воспоминай, понеже должно ти есть".
   Въ началѣ своего послан³я Геннад³й упоминаетъ, что церкви и изъ города, т.-е. изъ Кремля, были вынесены, а вмѣстѣ съ ними и гробы погребенныхъ возлѣ нихъ покойниковъ, какъ можно судить по упоминан³ю Геннад³я о такихъ гробахъ. Все зто, конечно, являлось необходимостью, когда происходила постройка новыхъ стѣнъ съ распространен³емъ городской мѣстности за предѣлы старыхъ стѣнъ, въ окружности которыхъ и стояли, вѣроятно, упоминаемыя церкви. Что касается переставлен³я извѣчныхъ монастырей, то это указан³е должно относиться къ монастырю Спаса на Бору, который былъ переведенъ на новое мѣсто внизъ по Москвѣ-рѣкѣ на горы возлѣ Крутицъ, отчего и сталъ прозываться Новоспасскимъ.
   Весною въ 1491 г. по повелѣн³ю государя Спасск³й архимандритъ Аѳанас³й заложилъ церковь каменную на Новомъ Преображен³е Спаса. Она строилась медленно въ течен³и пяти лѣтъ, и въ 1496 г. сент. 18 была освящена.
   Поводомъ къ этому переставлен³ю древняго монастыря послужило рѣшен³е государя выстроитъ себѣ новый болѣе обширный дворецъ, къ чему было приступлено въ 1492 году. При новыхъ порядкахъ государева быта теперь уже не совсѣмъ было удобно оставлять среди новаго дворца, такъ сказать въ своихъ комнатахъ, сторонн³я жилища монастырской брат³и.
   Полное устройство Кремлевской крѣпости окончилось уже въ 1508 г., когда съ весны Фрязинъ Алевизъ вокругъ города, особенно со стороны торга и Красной площади, выкопалъ глубок³й ровъ и выложилъ его камнемъ бѣлымъ и кирпичомь, а со стороны Неглинной устроилъ обширные глубок³е пруды, изъ которыхъ по рву Неглинная была соединена съ Москвою-рѣкою, такъ что крѣпость со всѣхъ сторонъ окружилась водою и Кремль сталъ островомъ.
   Глубина этого рва, какъ обнаружилось при измѣрен³яхъ, произведенныхъ въ 1701 году, простиралась до 4 саж., ширина показана въ 17 саж. вверху и 15 саж. внизу.
   Объ этомъ новопостроенномъ Кремлѣ находимъ, къ сожалѣн³ю, очень кратк³я свидѣтельства почти отъ современниковъ его окончательнаго устройства.
   Итальянецъ Павелъ ²ов³й, писавш³й о Москвѣ въ 1535 году, разсказываетъ слѣдующее: "Городъ Москва по своему положен³ю въ самой срединѣ страны, по удобству водяныхъ сообщен³й, по своему многолюдству и, наконецъ, по крѣпости стѣнъ своихъ есть лучш³й и знатнѣйш³й городъ въ цѣломъ государствѣ. Онъ выстроенъ по берегу рѣки Москвы на протяжен³и пяти миль, и домы въ немъ вообще деревянные, не очень огромны, но и не слишкомъ низки, а внутри довольно просторны, каждый изъ нихъ обыкновенно дѣлится на три комнаты: гостиную, спальную и кухню. Бревна привозятся изъ Герцинскаго лѣса; ихъ отесываютъ по шнуру, кладутъ одно на другое, скрѣпляютъ на концахъ,- и такимъ образомъ стѣны строятся чрезвычайно крѣпко, дешево и скоро. При каждомъ почти домѣ есть свой садъ, служащ³й для удовольств³я хозяевъ и вмѣстѣ съ тѣмъ доставляющ³й имъ нужное количество овощей; отъ сего городъ кажется необыкновенно обширнымъ. Въ каждомъ почти кварталѣ есть своя церковь; на самомъ же возвышенномъ мѣстѣ стоить храмъ Богоматери, славный по своей архитектурѣ и величинѣ; его построилъ шестьдесятъ лѣтъ тому назадъ Аристотель Болонск³й, знаменитый художникъ и механикъ. Въ самомъ городѣ впадаетъ въ р. Москву рѣчка Неглинная, приводящая въ движен³е множество мельницъ. При впаден³и своемъ она образуетъ полуостровъ, на концѣ коего стоитъ весьма красивый замокъ съ башнями и бойницами, построенный итальянскими архитекторами. Почти три части города омываются рѣками Москвою и Неглинною; остальная же часть окопана широкимъ рвомъ, наполненнымъ водою, проведенною изъ тѣхъ же самыхъ рѣкъ. Съ другой стороны городъ защищенъ рѣкою Яузою, также впадающею въ Москву нѣсколько ниже города... Москва по выгодному положен³ю своему, преимущественно предъ всѣми другими городами, заслуживаетъ быть столицею; ибо мудрымъ основателемъ своимъ построена въ самой населенной странѣ, въ срединѣ государства, ограждена рѣками, укрѣплена замкомъ и по мнѣн³ю многихъ никогда не потеряетъ первенства своего". Все это ²ов³й разсказываетъ о Москвѣ со словъ Москвича Димитр³я Герасимова, отправленнаго изъ Москвы въ1525 г. посланникомъ къ Папѣ Клименту VII. ²ов³й говоритъ, что онъ составилъ свое сочинен³е о Москов³и изъ ежедневныхъ бесѣдъ съ Димитр³емъ, а потому оно и вышло очень достовѣрнымъ и обстоятелнымъ, такъ какъ нашъ Димитр³й оказался по тому времени очень образованнымъ и знающимъ человѣкомъ, заслужившимъ больш³я похвалы отъ ²ов³я. Авторъ говоритъ, что сохранилъ въ своемъ сочинен³и ту же простоту, съ какою велъ свой разсказъ Димитр³й. Это признан³е ²ов³я даетъ намъ поводъ заключать, что сочинен³е ²ов³я есть собственно сочинен³е Димитр³я, за исключен³емъ средневѣковой учености о Страбонѣ, Птолемеѣ и т. п. Особенно дорого высказанное убѣжден³е стараго Москвича, что Москва по мнѣн³ю многихъ никогда не потеряетъ своего первенства.
   Тѣмъ временемъ. когда началась и продолжалась постройка городскихъ стѣнъ, и въ самомъ Кремлѣ и на посадѣ въ разныхъ мѣстностяхъ сооружались новые каменные храмы, конечно, на старыхъ отъ вѣка мѣстахъ, ибо, какъ мы видѣли изъ толкован³й владыки Геннад³я, перестановка храма на новое мѣсто почиталась чуть не грѣхомъ.
   Въ Кремлѣ, кромѣ упомянутыхъ выше Благовѣщенской и Ризположенской, за это время были построены: въ 1480 г. ц. Богоявлен³я на Троицкомъ подворьѣ. Въ 1481 г. сент. 8 заложены два обѣтные предѣла у Аргангельскаго собора-Воскресен³е да Акила апостолъ, въ память побѣды надъ Новгородцами на р. Шелони, случившейся 14 ³юля 1471 г. въ воскресенье, на память св. апостола Акилы. Вел. князь тогда же далъ обѣтъ построить церковь св. апостола, а воеводы Данила Холмск³й и Ѳедоръ Давыд. Палецк³й - церковь Воскресен³я. Неизвѣстно, гдѣ первоначально была сооружена эта вторая церковь, памятникъ боярскаго благочестиваго усерд³я. Можно съ большою вѣроятностыо предполагатъ, что этотъ храмъ, быть можетъ, только деревянный, существовалъ на томъ мѣстѣ, гдѣ въ 1532 г. былъ заложенъ, а въ 1543 г. оконченъ строенiемъ храмъ тоже Воскресен³я, возлѣ колокольни ²оанна Лѣствичника, или святаго Ивана, впослѣдств³и извѣстной подъ именемъ Ивана Великаго. Новый храмъ былъ выстроенъ также для колокольни, болѣе обширной, которая существуетъ и донынѣ, вмѣщая въ себѣ самые больш³е колокола. Подробности объ этой постройкѣ мы помѣщаемъ ниже.
   Въ 1483 г. архимандритъ Чудовской Геннад³й Гонзовъ заложилъ каменную церковь во имя Алексѣя Чуд. да и трапезу каменную заложилъ. Въ 1491 г. совершили церковь Введен³я Б-цы и полату камену на Симоновскомъ дворѣ у Никольскихъ воротъ. Освящена 13 ноября.
   Въ 1501 г. по повелѣн³ю государя въ Чудовомъ монастырѣ разобрали старую церковь Чуда Архангела Михаила, строен³е Алексѣя митрополита, и стали сооружать новую, донынѣ существующую. Освящена въ 1503 г. сент. 6.
   Въ 1504 г. была разобрана старая церковь Козмы и Демьяна, стоявшая противъ заднихъ воротъ Чудова монастыря, и заложена новая, повелѣн³емъ вел. князя.
   Наконецъ, незадолго передъ своею кончиною, вел. князь 21 мая 1505 г. повелѣлъ разобрать уже ветхую соборную церковь Архангела Михаила, строен³е Ивана Калиты, и заложилъ въ октябрѣ на томъ же мѣстѣ новую болѣе обширную.
   Тогда же и другую церковь разобрали, также строен³е Ивана Калиты, св. ²оаннъ Лѣствичникъ, иже подъ Колоколы, и заложиля новую не на старомъ мѣстѣ, отмѣчаеть одинъ лѣтописецъ (П. С. Л. VI, 50). Друг³е лѣтописцы указываютъ, что на старомъ мѣстѣ.
   Черезъ пять мѣсяцевъ, 27 октября 1505 г. вел. князь Иванъ Вас. скончался и погребенъ въ новозаложенномъ соборѣ Архангела Михаила, какъ и митроп. Филиппъ въ только что начатомъ постройкою Успенскомъ соборѣ.
   Постройка храма продолжалась и по кончинѣ вел. князя и совсѣмъ была окончена уже въ 1508 г., когда ноября 8 храмъ былъ освященъ. Но за годъ прежде, когда храмъ былъ доведенъ до верхнихъ каморъ, 1507 года октября 3 въ него были перенесены и мощи прародителей государевыхъ, гробы вел. князей, начиная съ Ивана Калиты. Не упомянуто въ лѣтописяхъ, гдѣ до того времени находились ихъ гробы. Вѣроятно, оставались на своихъ старыхъ мѣстахъ и были перенесены на новыя, устроенныя возлѣ стѣнъ болѣе обширнаго храма. Строителемъ храма былъ Фрязинъ Алевизъ Новый.
   Таково было неутомимое строительство Ивана Третьяго, совсѣмъ измѣнившее обликъ стараго Кремля, который теперь больше походилъ на европейск³й замокъ, чѣмъ на старинный русск³й городъ. Дѣйствительно, замкомъ и называли его путешественники-иностранцы.
   Этимъ именемъ обозначался, такъ сказать, каменный обликъ вновь устроеннаго города Кремля. Дотолѣ Кремль носилъ обликъ обычнаго на Руси города, построеннаго изъ одного дерева. Старыя и ветх³я каменныя его стѣны, какъ упомянуто, уже не отличались своимъ видомъ отъ остальныхъ деревянныхъ сооружен³й, а старые каменные храмы по своимъ малымъ размѣрамъ совсѣмъ исчезали въ общей массѣ деревянныхъ хоромъ великокняжескихъ и боярскихъ, строившихся высоко и широко.
   Вообще, каменныя строен³я въ древней Москвѣ столь были рѣдки, что лѣтописцы старательно заносили въ свои сборники временныхъ лѣтъ всякую подобную постройку, даже ворота и въ особенности, конечно, Бож³и храмы.
   Внѣ Кремля на посадѣ каменная церковь являлась такою рѣдкостью, что обозначалась какъ особое урочище: Егорiй каменный въ Георг³евскомъ, Богоявлен³е каменное въ Богоявленскомъ монастырѣ указывались какъ памятники, заслуживающ³е удивлен³я и особаго примѣчан³я. Что касается жилыхъ каменныхъ здан³й, то о нихъ и въ самомъ Кремлѣ никто не помышлялъ. Даже и вел. князья нимало объ этомъ не заботились.
   Древняя Москва былъ городъ деревянный со всѣми ея жилищами и со всѣми очень многочисленными ея храмами, а потому всегда во время пожаровъ выгорала изъ конца въ конецъ.
   Казалось, что именно непрестанные пожары должны были научить горожанъ какой-либо правильной борьбѣ съ этою бытовою стих³ею, и, однако, болѣе чѣмъ цѣлыя полтораста лѣтъ отъ пожаровъ при Иванѣ Калитѣ все оставалось по-старому и послѣ каждаго пожара горожане, какъ бы сохраняя завѣты отцовъ и дѣдовъ, строились опять изъ дерева и опять старымъ же порядкомъ сгорали дотла.
   Это изумительное деревянное коснѣн³е не одной Москвы, но и всѣхъ другихъ городовъ объясняется, впрочемъ, великою дешевизною въ то время строительнаго деревяннаго матер³ала, а вмѣстѣ съ тѣмъ и необыкновенною скоростью постройки не только обывательскихъ жилищъ, но и самыхъ церквей, нерѣдко очень обширныхъ и высокихъ, а также и городскихъ стѣнъ, еще болѣе обширныхъ.
   Въ свою очередь это самое обстоятельство очень препятствовало развит³ю строительнаго каменнаго дѣла, которое, не встрѣчая нигдѣ особаго попечен³я и привѣта и ни съ какой стороны никакой потребности въ его художествѣ, принуждено было годъ отъ году слабѣть и, если можно такъ выразиться, едва двигало ногами даже при постройкѣ небольшихъ храмовъ, а съ большими и совеѣмъ не могло совладать, какъ это обнаружилось при начальномъ сооруженiи Успенскаго собора въ Москвѣ, что подтверждають также и нерѣдк³я паден³я новостроенныхъ храмовъ и въ Московской области и въ Новгородѣ.
   Типъ хорошей каменной жилой постройки должны были выработать богатые Новгородцы, но и они въ течен³и вѣковъ точно также, одолѣваемые безпрестанными пожарами, по-старому оставались въ тѣхъ же деревянныхъ жилищахъ. Само собою разумѣется, что въ каменныхъ здан³яхъ никто не рѣшался жить, когда болѣе удобно, болѣе просторно и болѣе полезно для здоровья можно было жить въ вѣковѣчныхъ деревянныхъ хоромахъ.
   Впрочемъ, въ первой половинѣ XV вѣка Новгородск³й владыка арх³епископъ Евфим³й началъ строить и на своемъ дворѣ каменныя здан³я, но только пр³емныя и служебныя полаты, оставляя самое жилье все-таки въ деревянныхъ постройкахъ. Быть можеть, по его примѣру и старая Москва мало - по - малу стала строить и для своего обихода каменныя полаты и первымъ начинателемъ этого подвига явился самъ митрополитъ ²она, положивш³й столько труда и заботъ для установлен³я и утвержден³я въ Москвѣ государственной идеи, отчего его святое имя и возглашается вмѣстѣ съ его святыми предшественниками, Петромъ и Алексѣемъ, создателями Русскаго государственнаго единен³я.
   Первоначальникъ каменныхъ жилыхъ построекъ митрополитъ ²она еще въ 1450 г., во время ²Пемякиной смуты, заложилъ на своемъ дворѣ полату каменну, въ которой впослѣдств³и устроилъ и обѣтную церковь Ризположен³я въ память избавлен³я Москвы отъ Татарскаго нашеств³я царевича Мазовши.
   Не скоро этотъ первый опытъ нашелъ себѣ послѣдователей. Прошло слишкомъ 20 лѣть, когда, наконецъ, и граждане положили основанiе для такихъ построекъ. Въ 1471 г. купецъ Тароканъ заложилъ себѣ полаты кирпичныя, у городовой стѣны, у Фроловскихъ воротъ, въ одно лѣто и построилъ ихъ.
   По всему вѣроят³ю мѣсто этихъ полатъ занимаетъ теперь небольшое здан³е Дворцоваго вѣдомства, стоящее возлѣ старинной еще стрѣлецкой сторожки, или гауптвахты.
   Затѣмъ въ 1473 г. новый только что возведенный на столъ митрополитъ Геронт³й на томъ же святительскомъ митрополичьемъ дворѣ заложилъ новую полату и у двора поставилъ, нарядилъ врата кирпичные кладены кирпичемъ ожиганымъ. Эта полата также кирпичная на четырехъ каменныхъ подклѣтахъ была окончена постройкою на другой 1474 годъ, когда 13 ноября владыка и перешелъ въ нее жить.
   Можно полагать, что святитель, достроивая въ 1474 г. эту полату и ворота, воспользовался матер³аломъ отъ разрушившейся соборной церкви, такъ какъ этотъ матер³алъ, камни и кирпичи, оказался для новой уже Аристотелевской стройки негоднымь въ дѣло для большого храма, но очень пригоднымъ для рядового строен³я. Впослѣдств³и, въ 1493 г. послѣ пожара митрополитъ Зосяма поставилъ на своемъ дворѣ три кельи каменныя съ подклѣтами.
   Должно упомянуть, что послѣ Геронт³евыхъ построекъ и монастыри стали сооружать полужилыя полаты, называемыя трапезами. Так³я трапезы были сооружены въ 1483 г. въ Чудовомъ монастырѣ, въ 1485 г.- въ Симоновомъ монастырѣ, въ 1504- 1506 гг.- въ Андрониковѣ.
   Въ 1485 г. начали строить себѣ каменныя хоромы и больш³е бояре. Сынъ государева казначея Владим³ра Ховрина, Дмитр³й, построилъ въ этомъ году полату кирпичную и ворота кирпичныя. Слѣдомъ за нимъ тогда же заложили кирпичныя полаты старш³й братъ Дмитр³я, Иванъ, прозван³емъ Голова, и бояринъ Васил³й Ѳед. Образецъ {Въ Львовскомъ издан³и лѣтописи эти постройки, вѣроятно, ошибочно отнесены къ 1488 и 1489 гг., а въ Русокомъ Временникѣ онѣ отнесены къ 1486 г.}.
   Наконецъ и вел. князь рѣшился построить себѣ вмѣсто деревянныхъ каменныя помѣщен³я для жилья, конечно на старомъ прапрадѣдовскомъ мѣстѣ у церкви Благовѣщен³я, сооружен³емъ которой въ 1484 г. и началась перестройка всего дворца. Въ тотъ годь подъ церковью были устроены казны, а возлѣ нея съ набережной стороны-Казенный дворъ, на которомъ въ 1485 г. былъ заложенъ обширный каменный погребъ.
   Передъ тою же церковью съ западной стороны внутри государева двора въ 1487 г. Марко Фрязинъ заложилъ полату велику на мѣстѣ, гдѣ теремъ стоялъ, т.-е. по набережной сторонѣ. Эта большая полата впослѣдств³и именовалась Набережною.
   Послѣ того дворцовыя здан³я были выдвинуты на соборную площадь, гдѣ въ 1491 г. Марко Фрязинъ и Петръ Антон³й построили большую полату, названную Грановитою по случаю обдѣлки ея наружныхъ стѣнъ по-итальянски гранями.
   Весною на слѣдующ³й 1492 г. вел. князь окончательно рѣшилъ выстроить себѣ каменныя жилища и 5 апрѣля со всею семьею перебрался изъ своего двора въ новый дворъ Ивана Юрьевича Патрикѣевича, стоявш³й противъ церкви ²оанна Предтечи у Боровицкихъ воротъ, а старый свой дворъ, деревянный, велѣлъ разобрать и на его мѣстѣ ставить каменный дворъ.
   Однако въ новомъ и притомъ въ чужомъ жилищѣ, вѣроятно было тѣсно, почему тогда же вел. князь поставилъ себѣ временной деревянный дворъ за Архангеломъ, т.-е. съ восточной стороны Архангельскаго собора, на мѣстѣ, нѣкогда принадлежавшемъ сыну Калиты, Андрею, и потомъ сыну Андрея, знаменитому Владим³ру Андреевичу Храброму, герою Куликовской битвы. Теперь это было опальное мѣсто, отобранное у провинившагося передъ государствомъ внука Храбраго воеводы, Василья Ярославича. Мѣсто такъ и прозывалось Ярославичевскимъ.
   Съ небольшимъ черезъ годъ 16 апрѣля 1493 г. нутрь Кремля весь выгорѣлъ, остался только этотъ новый дворъ за Архангеломъ, гдѣ вѣроятно уже и пребывалъ вел. князь.
   А потомъ ровно черезъ три мѣсяца, 16 ³юля случился опять такой пожаръ въ Кремлѣ, какого не бывало съ тѣхъ поръ, какъ и Москва стала. Погорѣлъ не только весь Кремль и съ упомянутымъ новымъ дворомъ, но почти и весь посадъ вокругъ Кремля.
   Оченъ трудно было при такихъ губительныхъ обстоятельствахъ продолжатъ даже и производимую постройку каменныхъ стѣнъ Кремля, а о продолжен³и постройки дворца нельзя было и помышлять. Поэтому закладка каменнаго дворца совершилась уже въ послѣднiй годъ ХV ст., въ 1499 г. въ маѣ мѣсяцѣ, когда вел. князь заложилъ дворъ свой каменъ, полаты каменныя и кирпичныя, а подъ ними погребы и ледники, на старомъ дворѣ у Благовѣщен³я, да и стѣну каменную заложилъ отъ двора до Боровицкой стрѣльницы, для защиты двора съ набережной стороны, откуда изъ Замоскворѣчья могли достигать и татарск³я стрѣлы и горѣвш³я головни.
   Строителемъ всего жилого дворца былъ Алевизъ Фрязинъ оть града Мед³олана.
   Постройка продолжалась нѣсколько лѣтъ, по одному извѣст³ю (Устюж. Дѣт. 179) даже 12 лѣть, и была окончена въ 1508 г., черезъ два съ половиною года по кончинѣ основателя этихъ строен³й вел. князя Ивана Васильевича.
   7 мая 1508 г., во второе воскресенье по Пасхѣ, новый государь Васил³й Ив. перешелъ на житье въ эти кирпичныя полаты, которыя сохранились и до нашего времени, составляя три нижнихъ этажа нынѣ существующаго такъ называемаго Теремнаго дворца (Альбомъ видовъ No XIV).
   Съ кончиною вел. князя Ивана Ш, перваго Московскаго государя, не произошло никакихъ перемѣнъ и ни малѣйшаго ослаблен³я ни въ дѣлахъ развит³я государственности, ни въ домашнихъ дѣлахъ по устройству гнѣзда этой государственности, отнынѣ славнаго и преименитаго города Москвы.
   Достойный преемникъ перваго государя, Васил³й Ив., рожденный отъ Царевны Грекини, прямо уже сталъ именовать себя Царемъ, т.-е. прямо обнаружилъ могущество и силу водворенной его отцомъ государственной идеи.
   Въ городскомъ устройствѣ Москвы онъ также неутомимо слѣдовалъ по направлен³ю, указанному и утвержденному отцомъ, которое ставило необходимою задачею по крайней мѣрѣ хотя одни Бож³и храмы строить каменные и кирпичные.
   Всего черезъ 8 мѣсяцевъ по кончинѣ отца онъ началъ свои строителныя работы сооруженiемъ въ Кремлѣ кирпичной церкви во имя Чуд. Николы, которая была заложена 21 ³юня 1506 г. на мѣстѣ, гдѣ прежде стояла деревянная старая церковь, прозываемая Никола Лняной и Елняной. Храмъ былъ выстроенъ въ 9 недѣль и освященъ 1 октября. Вел. князь поставилъ въ ней чудотворную икону Николы Гостунскаго, отчего храмъ стали прозывать Никола Гостунск³й. Затѣмъ въ 1508 г. окончены были строен³емъ Архангельск³й соборъ и колокольница ²оаннъ Лѣствичникъ, которую строилъ Фрязинъ Бонъ. Несомнѣнно, что и тогда она была выстроена столпомъ.
   Въ томъ же 1508 г. Фрязинъ Алевизъ Новый построилъ церковь ²оанна Предтечи у Боровицкихъ воротъ. Освящена ноября 5.
   1508 г. весною вел. князь велѣлъ Алевизу Фрязину вокругъ града (Кремля) ровъ дѣлать камен³емъ и кирпич³емъ и пруды чинити вокругъ града. Въ 1516 г. на Неглинкѣ для этихъ прудовъ заложили третью плотину противъ Ризположенской стрѣльницы (Троицкихъ воротъ) и мостъ каменный, а ниже по течен³ю двѣ плотины были прежде заложены.
   Пользуясь пребыван³емъ въ Москвѣ Итальянскихъ мастеровъ и въ особенности славнаго Фрязина Алевиза, государь со многимъ желан³емъ и вѣрою повелѣлъ въ 1514 г. весною заложить и дѣлать каменныя и кирпичныя церкви не только въ Кремлѣ, но и на обширномъ близкомъ и далекомъ посадѣ. Въ Кремлѣ такимъ образомъ была заложена на сѣняхъ дворца церковь Рождества Богородицы съ предѣломъ св. Лазаря. На посадѣ въ разныхъ мѣстностяхъ были заложены девять церквей, строителемъ которыхъ былъ тотъ же Алевизъ.
   Въ то же время въ Кремлѣ, какъ упомянуто, Юр³й Григорьевъ Бобынинъ, вѣроятно богатый гость, поставилъ кирпичную церковь св. Аѳанас³я Александр³йскаго, на Кирилловскомъ подворьѣ.
   Послѣ того въ 1519 г. государь повелѣлъ разобрать старую ветхую церковь Вознесен³я въ Вознесенскомъ монастырѣ и заложилъ новую.
   Въ 1527 г. государь поставилъ церковь камену съ предѣлы на своемъ дворѣ во имя Преображен³я Спаса (Спасъ на Бору) и другую у Фроловскихъ воротъ св. муч. Георг³я.
   Подобно тому, какъ послѣ Ивана Калиты сынъ его Семенъ старательно украшалъ построенныя отцомъ церкви иконами и стѣнописью, такъ и новый государь Васил³й Ив. съ такимъ же старан³емъ сталъ украшать стѣнописью и иконами новые храмы, сооруженные его отцомъ. Переселившись весною 1508 г. въ новый кирпичный дворецъ, онъ тогда же повелѣлъ подписывати, свою дворцовую церковь Благовѣщен³е. Мастеръ этой подписи былъ Ѳеодос³й Денисьевъ съ брат³ею. Другое свидѣтельство объ этомъ разсказываетъ, что вел. князь съ великою вѣрою и желан³емъ повелѣлъ церковь подписати златомъ и всѣ иконы церковныя украсити и обложити серебром и златомъ и бисеромъ, Деисусъ и Праздники и Пророки, повелѣлъ и верхъ церковный покрыть и позлатить.
   Въ 1514 г. съ такою же щедростыо былъ украшенъ и Успенск³й соборъ, въ которомъ его святое сокровище Владимирская икона Богоматери была благоговѣйно поновлена митрополитомъ Варламомъ и богато украшена, при чемъ устроенъ былъ для нея и особый кивотъ, украшенный серебромъ и златомъ, а весь соборъ вел. князь повелѣлъ украсить стѣнописью, которая была псполнена уже въ 1515 г. августа 27, "вельми чудно и всякой лѣпоты исполнена". Изумительно было видѣть, говоритъ современникъ-лѣтописецъ, каждому входившему въ храмъ созерцая превеликое пространство соборной церкви и многочудную подпись и цѣлбоносные гробы чудотворцевъ, воистину можно было думать, что не на землѣ, а на небеси стоишь.
   Само собою разумѣется, что постройка въ это время многихъ новыхъ церквей влекла за собою не малыя заботы объ ихъ внутреннемъ устройствѣ не только иконами, но и различною церковною утварью, для чего требовались мастера разнородныхъ художествъ. Мы видѣли, что Итальянск³е мастера проживали и работали въ Москвѣ еще со временъ Ив. Калиты. Римлянинъ Борисъ лилъ колокола еще въ 1340-хъ годахъ. Съ той поры Итальянцы, повидимому, не оставляли Москвы, пр³ѣзжая въ нее и по призыву и по своей волѣ. Особенный ихъ наплывъ послѣдовалъ со времени прибыт³я въ Москву знаменитаго Аристотеля. Путешественникъ Итальянецъ же Контарини въ 1476 г. нашелъ въ Москвѣ золотыхъ дѣлъ мастера, по имени Трифона, Катарскаго уроженца, который работалъ для вел. князя прскрасные сосуды.
   Вызывая изъ Итал³и первѣе всего архитекторовъ и пушечныхъ литейщиковъ, вел. князь Иванъ Вас. вмѣстѣ съ ними призывалъ и другихъ техниковъ, особенно по отдѣлу металлическаго провзводства, которое больше всего требовалось и для литья колоколовъ, и для украшен³я иконъ окладами, и для издѣл³й всякой церковной и домовой утвари.
   Въ 1490 году, если еще не раньше, вел. князь посылалъ даже двухъ нѣмцевъ, Ивана да Виктора, на Печору отыскивать серебряную руду, которые и нашли руду на р. Цимлѣ, серебряную и мѣдную, въ 1491 г., на пространствѣ 10 верстъ, за 3 1/2тысячи верстъ отъ Москвы.
   Въ 1490 г. зимою прибыли въ Москву съ нашими послами архитекторъ Петръ Антон³й, ученикъ его ЗамАнтон³й, мастера стѣнные и полатные; пушечный мастеръ Яковъ съ женою, серебряные мастера: Христофоръ съ двумя учениками отъ Рима, Олбертъ Нъмчинъ изъ Любека, Карлъ съ ученикомъ изъ Мед³олана, Петръ Райка Грекъ изъ Венец³и, капланъ бѣлыхъ чернцовъ Августинова закона Иванъ Спаситель, органный игрецъ, и затѣмъ лѣкарь жидовинъ Мистро-Леонъ изъ Венец³и {Этому жидовину въ Москвѣ очень не посчастливилось. Вскорѣ по его пр³ѣздѣ заболѣлъ сынъ вел. князя Иванъ Ивановичъ, болѣлъ онъ камчугомъ въ ногахь, но ходилъ. Видѣвъ больного, жидовинъ похвалился вел. князю, что онъ вылѣчитъ больного, а не излѣчу, сказалъ, и ты вели меня казнить смертною казнью. Вел. квязь, повѣривъ такому искуснику, велѣль ему лѣчить сына. Лѣкарь давалъ ему зелье пить и жегъ его скляницами по тѣлу, вливая горячую воду, и отъ того больному было еще тяжеле. 7 марта 1490 г. онъ скончался. Лѣкаря по повелѣн³ю вел. князя тотчасъ взяли и послѣ сорочинъ по покойникѣ апрѣля 22 отсѣкли ему голову на Болвановкѣ, на Болванов³и. Зато органный игрецъ Иванъ Спаситель устроился очень благополучно. Въ 1492 г. онъ отрекся отъ своего чернечества, принялъ православ³е и женился, за что вел. князь пожаловалъ его селомъ (Врем. О. И. и Д. No 8, смѣсь 10-12).}.
   Въ 1493 г. въ маѣ снова были посланы наши послы въ Венец³ю и въ Мед³оланъ призывать мастеровъ. На этотъ разъ въ 1491 г. прибылъ въ Москву стѣнной мастеръ Алевизъ и Петръ пушечникъ и иные мастера.
   Надо замѣтить, что вызовъ мастеровъ, кромѣ затруднен³й въ пр³искан³и охотниковъ ѣхать въ невѣдомую Москву и въ уговорахъ съ ними, сопровождался еще болѣе важными и несносными затруднен³ями въ томъ, что добрые наши сосѣди не пропускали ихъ черезъ свои земли-на сѣверной границѣ нѣмцы, на средней Литовско-Польское государство, на югѣ Валашск³е владѣтели. Такъ въ 1493-1495 г. нашихъ пословъ съ мастерами не пропустили Поляки, почему послы должны были поворотить къ Стефану воеводѣ Валашскому, который, пользуясь случаемъ, задержалъ ихъ у себя и велѣлъ мастерамъ дѣлать ему, кто что умѣлъ. Это продолжалось года три-четыре. Вел. князь принужденъ былъ просить Крымскаго Менгли-Гирея, дабы выручилъ ихъ изъ плѣна. Гирей исполнилъ его просьбу и забралъ пословъ и мастеровъ къ себѣ въ Перекопъ, откуда, вѣроятно, они и были доставлены въ Москву. Однако воевода Стефанъ все-таки оставилъ у себя четырехъ мастеровъ лучшихъ да насчиталъ расходовъ на 150 тысячъ, будто издержалъ на пословъ во время ихъ пребыван³я у него, имъ же и задержанныхъ (Сборникъ Истор. Общ., т. 95, стр. 22, 54-56).
   Въ ноябрѣ 1504 г. опять наши послы привели съ собою изъ Заморья многихъ мастеровъ серебряныхъ, пушечныхъ и стѣнныхъ.
   О пушечномъ литьѣ лѣтописцы оставили мало свѣдѣн³й. Они упомянули только о великой пушкѣ, слитой въ 1488 г. Фрязиномъ Павлиномъ Дебосисомъ.
   Наибольшее ихъ вниманiе было обращено на литье колоколовъ. Между прочимъ они записали, что въ 1503 г. слитъ колоколъ большой Петромъ Фрязиномъ, мѣди въ немъ 350 пудовъ, кромѣ олова.
   Въ 1532 г. Николай Фрязинъ слилъ колоколъ въ 500 пудовъ.
   Въ 1533 г. Николай Нѣмчинъ слилъ колоколъ большой благовѣстникъ вѣсомъ въ 1000 пудовъ, поставленный дек. 19 на деревянной колокольницѣ.
   Эти обозначен³я Фрязинъ и Нѣмчннъ съ однимъ именемъ Николай по всему вѣроят³ю относятся къ одному лицу.
   Васил³й Ивановичъ скончался 3 декабря 1533 г. Трехлѣтнему сыну своему Ивану, будущей кровавой грозѣ для всего

Другие авторы
  • Давыдов Денис Васильевич
  • Кони Анатолий Федорович
  • Софокл
  • Зубова Мария Воиновна
  • Дроздов Николай Георгиевич
  • Кони Федор Алексеевич
  • Александров Петр Акимович
  • Житова Варвара Николаевна
  • Веневитинов Дмитрий Владимирович
  • Скотт Майкл
  • Другие произведения
  • Пушкин Василий Львович - В. В. Кунин. Василий Львович Пушкин
  • Добролюбов Николай Александрович - О нравственной стихии в поэзии на основании исторических данных
  • Хин Рашель Мироновна - Из дневников 1913 - 1917 гг. (О Марине Цветаевой)
  • Соловьев Владимир Сергеевич - Три силы
  • Мещерский Владимир Петрович - Мысли вслух
  • Розанов Василий Васильевич - Что против принципа творческой свободы нашлись возразить защитники свободы хаотической?
  • Голенищев-Кутузов Павел Иванович - Стихотворения
  • Гребенка Евгений Павлович - Е. П. Гребенка: краткая справка
  • Сервантес Мигель Де - Назидательные новеллы
  • Дюкре-Дюминиль Франсуа Гийом - Любовь и честность
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 310 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа