Главная » Книги

Забелин Иван Егорович - История города Москвы, Страница 19

Забелин Иван Егорович - История города Москвы



ербное воскресенье, 17 апр., когда былъ назначенъ такой же чиновный и почетный столъ съ тѣми же самыми лицами, Лыковъ снова сталъ бить челомъ, что подъ Романовымъ ему быть невмѣстно по отечеству. Въ свою очередь Романовъ билъ челомъ, что Лыковъ тѣмъ его обезчестилъ, что быть съ нимъ у стола не хочетъ. Государь напомнилъ Лыкову о предыдущемъ случаѣ, когда онъ былъ ниже Романова и не жаловался на то, и что вообще ему Борису съ Романовымъ можно быть, повторялъ государь. Но Борисъ въ это время уперся необычайно и говорилъ, что меньше Романова ему никоторыми дѣлы быть невмѣстно. Лучше бы его велѣлъ государь казнить смертью, а меньше Ивана быти не велѣлъ. А если государь укажетъ быть ему меньше Романова по своему государеву родству, что ему государю по родству Иванъ Никитичъ дядя, и онъ Лыковъ тогда съ Ив. Никитичемъ быть готовъ. Государь говорилъ, что меньше Ивана Ник. тебѣ Лыкову быть можно по многимъ мѣрамъ, а не по родству, и онъ бы Лыковъ его государя не кручинилъ, садился бы за столъ подъ Иваномъ Ник. Но Борисъ государева указу не послушалъ, за столъ не сѣлъ и поѣхалъ къ себѣ на дворъ. Государь велѣлъ послать за нимъ съ приказомъ, чтобъ ѣхалъ къ столу, а если не поѣдетъ, то государь велитъ его Лыкова выдать головою Ивану Ник. Посылали за нимъ два раза съ такимъ наказомъ, но послы возвращались съ отвѣтомъ, что Борисъ не послушался государева указу, къ столу не ѣдетъ, и говоритъ, что онъ ѣхать готовъ къ казни, а меньши Ивана Ник. ему не бывать.-Послѣ стола государь послалъ двоихъ дворянъ и велѣлъ имъ, взявъ кн. Бориса, отвести его къ Ивану Никитичу за его безчестье, сказать Ивану Ник. государево жалованье и выдать кн. Бориса ему головою. Такъ это и было исполнено.
   Так³я мѣстническ³я стычки случались нерѣдко и получившему должное по уставу мѣстническое возмезд³е нисколько не вредили и не измѣняли занятаго имъ въ службѣ положен³я.
   Въ сентябрѣ того же 1614 г. Лыкову поручена была немаловажная служба-усмирять бродившихъ по всей землѣ разбойниковъ казаковъ.
   Послѣ войны съ королевичемъ Владиславомъ онъ въ 1619 г. управлялъ Разбойнымъ приказомъ, потомъ былъ (въ 1620 г.) назначенъ первымъ воеводою въ Казань, гдѣ и воеводствовалъ до 1622 г. Въ Москвѣ въ 1624 г. и 1626 г. на свадьбахъ государя онъ занималъ очень почетное мѣсто конюшаго съ обязанност³ю ѣздить всю ночь около сѣнника или спальни новобрачныхъ. За царскими чиновными столами, какъ упомянуто, онъ также занималъ почетныя мѣста. Въ отсутств³е изъ Москвы государя ему поручалось иногда береженье города и царскаго двора въ 1629 и въ 1640 г.
   Въ 1628-1629 г. онъ управлялъ Монастырскимъ приказомъ, съ 1629 по 1635-Ямскимъ приказомъ, потомъ въ 1635-1642 г. приказомъ Казанскаго дворца и въ 1638 г. Каменнымъ приказомъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ участвовалъ иногда въ переговорахъ съ иноземными послами. Его богатство или достатокъ выражались тѣмъ, что при встрѣчахъ пословъ онъ выставлялъ въ нарядѣ своихъ дворовыхъ людей отъ 12 до 16 чел., что должно обозначать среднее состоян³е боярскаго житья, ибо болѣе богатые выставляли по 30 человѣкъ.
   Прослуживъ лѣтъ 50 слишкомъ, Лыковъ померъ въ старости въ 1646 г., въ годъ вступлен³я на царство царя Алексѣя Михаиловича.
   Дворъ его оставался за его вдовою Анастас³ею Никит., умершею въ 1655 г. Передъ кончиною она поступила въ монастырь и скончалась схимницею. При жизни она пользовалась тѣмъ же почетомъ, какъ и ея супругъ.
   Наслѣдниковъ послѣ нихъ не осталось, и дворъ ихъ поступилъ во владѣнье государя.
   Дворъ боярина занималъ пространство отъ городовой стѣны до улицы со стороны сосѣдняго двора боярина Шереметева 35 (33) саж.; съ другой стороны подлѣ Никольскихъ воротъ 38 саж.; поперекъ, по улицѣ, около 40 саж. и подлѣ стѣны около 45 сажень.
   Лыковъ распоряжался въ своемъ дворѣ по-боярски, самовольно, задѣлалъ даже и всходъ на Никольск³я ворота особо выстроенною полаткою и возлѣ воротъ у городовой стѣны построиль каменную церковь во имя Всемилостиваго Спаса и Владим³рской Богородицы. Долгое время и послѣ его смерти его дворъ прозывался Лыковымъ дворомъ. При царѣ Алексѣѣ Мих. на этомъ дворѣ, вѣроятно, уже по кончинѣ боярыни, вдовы Лыкова, было устроено такъ называемое Архангельское подворье. Оно такъ именовалось по поводу принадлежности его Архангельскимъ владыкамъ, митрополитамъ, арх³епископамъ и епископамъ, которые присвоивали себѣ это наименован³е не отъ города Архангельска, тогда бы они прозывались Архангелогородскими, а отъ Архангельскаго Московскаго собора, гдѣ они учреждались для почетнаго поминовен³я по усопшимъ великимъ князьямъ и царямъ.
   Сколько извѣстно, первымъ изъ этихъ владыкъ былъ Еласунск³й (Галасунск³й) арх³епископъ изъ Грековъ, прибывш³й въ Москву съ патр³архомъ ²ерем³ею въ 1588 году, и по всему вѣроят³ю въ то время, когда патр³архъ поставлялъ на мѣста многихъ другихъ Русскихъ владыкъ, и Арсен³й былъ учрежденъ богомольцемъ въ Архангельскомъ соборѣ. О немъ въ запискѣ (1610 г.) о царскомъ дворѣ сказано, что "безотступно живетъ у царскихъ гробовъ у Архангела и служитъ завсегда по родителѣхъ государскихъ". При тѣхъ гробахъ онъ находился и въ Смутное время, сидя съ боярами въ плѣну у Поляковъ въ Кремлѣ.
   Въ это время къ концу сидѣнья съ нимъ совершилосъ чудо. Онъ изнемогалъ отъ голода, какъ и всѣ Кремлевск³е сидѣльцы, уже готовился къ смерти и отходную себѣ проговорнлъ, лежа въ своей кельѣ. Вдругъ слышитъ, кто-то подошелъ тихо къ кельѣ и творитъ входную обычную молитву: "Господи ²исусе Христе Сыне Бож³й, помилуй насъ". Арх³епископъ едва уже могъ отвѣтить - аминь. Въ келью вошелъ чудотворецъ Серг³й и въ кельѣ возс³ялъ вел³й свѣтъ. Святый чудотворецъ проговорилъ ему, что ради молитвъ Богородицы и всѣхъ святыхъ Господь Богъ на утро градъ Китай предастъ въ руки христ³анъ и враговъ низложитъ. Такъ и случилось 22 октября 1612 г.
   При немъ же, еще въ 1610 г. октября 20, за 9 мѣсяцевъ до низложен³я съ царства Шуйскаго (17 ³юля 1611 г.), слѣдовательно предъ началомъ настоящей Смуты, въ Архангельскомъ соборѣ совершилось особое чудо.
   Въ полночь съ четверга на пятницу были услышаны гласы плачевные и шумъ большой, аки нѣк³я сопротивоборныя бесѣды и потомъ псальмское священнослов³е, гласъ поющихъ 118 псалма и со аллилуями. И потомъ съ плачемъ прекратился гласъ. Слышали это соборные сторожа и разсказали людямъ. Мног³е отъ народа тогда говорили, что царство Шуйскаго съ плачемъ окончится.
   Кто же плакалъ плачевными голосами и шумѣлъ въ соборѣ, какъ не погребенные въ немъ велик³е князья и цари, созидатели Московскаго Государства, пришедшаго теперь къ конечному разорен³ю и опустошен³ю, прямо къ явной погибели. Какъ ярко и выразительно высказалось въ этой легендѣ религ³озное чувство народа, глубоко сознававшаго политическую гибель Государства. Неизвѣстно, въ какой мѣстности Кремля находились кельи арх³епископа Арсен³я при началѣ его поселен³я. По его указан³ю его домъ находился возлѣ древняго цейхгауза или Оружейнаго Дома, на планѣ Годунова обозначеннаго именемъ Хобро, о чемъ мы говорили выше, стр. 222. Во время сидѣнья въ Кремлѣ Поляковъ въ 1611 г. этотъ домъ взорвало и онъ погорѣлъ, а съ нимъ сгорѣла и нѣкоторая часть дома Арсен³я. Имѣя въ виду мѣстоположен³е упомянутаго цейхгауза за Хобро на восточномъ краю Кремлевской площади, мы указывали мѣстность Арсен³ева дома возлѣ домовой церкви во дворѣ князей Черкасскихъ, такъ какъ самъ Арсен³й говоритъ, что "въ своемъ домѣ, находящемся вблизи дворца, онъ устроилъ церковь св. вмч. Димитр³я Мироточиваго, украсивши ее и паперть ея внутри и внѣ, покрывши всю бѣлою жестью" {А. Дмитр³евск³й, Арх³епископъ Елассонскiй Арсен³й. К³евъ, 1899, стр. 156, 207.}.
   У князей Черкасскихъ и въ началѣ XVII ст. существовала церковь того же воимя, о чемъ упомянуто выше, стр. 211. Потомъ она была освящена во имя Владим³рской Богоматери.
   При царѣ Алексѣѣ Мих. для помѣщен³я Архангельскихъ владыкъ, исполнявшихъ упомянутое поминовен³е въ Архангельскомъ соборѣ, было отдѣлено мѣсто во дворѣ Лыкова, вѣроятно, вскорѣ послѣ кончины его вдовы, которое потомъ стало именоваться Архангельскимъ подворьемъ, по имени владыкъ Архангельскаго собора, какъ и они прозывались Архангельскими. Сколько намъ извѣстно, первый съ этимъ наименован³емъ появляется въ 1660 г. Архангельск³й арх³епископъ Стефанъ. При немъ, вѣроятно, и основалось подворье. За нимъ слѣдуетъ Сербск³й митрополитъ Ѳеодос³й (1662-1667), почему подворье именуется митропольимъ. Потомъ является Сербословенск³й епископъ ²оакимъ (съ 1667-1673 г.), именовавш³й себя Сербословенскимъ и Архангельскимъ.
   Для устройства подворья изъ двора Лыкова былъ отдѣленъ его уголъ, прилегавш³й къ Никольскимъ воротамъ и къ наугольной Собакиной башнѣ, на пространствѣ по улицѣ въ 15 или 20 саж. Для подворья тутъ же существовала и упомянутая Лыковская церковь Всемилостиваго Спаса.
   Это подворье примѣчательно тѣмъ обстоятельствомъ, что сюда былъ привезенъ въ декабрѣ 1666 г. судимый тогда на соборѣ патр³архъ Никонъ. Тогдашн³й пр³ѣздъ его въ Москву и пребыван³е на подворьѣ описываетъ его келейникъ, Иванъ Шушера, слѣдующимъ образомъ:
   Патр³арху повелѣно было прибыть въ Москву въ ночь 1-го декабря 1666 г. за 3 или за 4 часа до свѣта съ небольшими людьми. Онъ и пр³ѣхалъ въ ночь часа за 4 до свѣта на субботу на 1-е декабря.
   "И везоша насъ (изъ Воскресенскаго монастыря) на Ваганково (за Прѣсней), потомъ въ Смоленск³я ворота (Арбатск³я), на Каменный мостъ (у Троицкихъ воротъ Кремля); въ воротахъ Каменнаго моста мног³е фонари поставлены, осматривали, кто и сколько людей ѣдетъ. Съ патр³архомъ было 30 чел. и больше. И пр³идоша къ Архангельскому подворью, что было въ Кремлѣ у воротъ Никольскихъ. Тѣ ворота тотчасъ затворили. Патр³архъ прибылъ во уготовленный ему дворъ, существуетъ тотъ дворъ во градѣ Кремлѣ у Николаевскихъ воротъ въ углѣ града, что именуется Лыковъ дворъ {Современники отмѣчаютъ о дворѣ: "что бывалъ боярина кн. Б. М. Лыкова, а теперь было подворье Архангелъскаго митрополита Ѳеодос³я; поставленъ на дворѣ Сербскаго митр. Ѳеодос³я, что былъ дворъ Б. М. Лыкова".}. Въ храминахъ были уготовлены возженныя мног³я свѣчи. Время было уже къ разсвѣту. Когда всѣ пр³ѣхавш³е собрались во дворѣ, то къ воротамъ и окрестъ двора поставлены были крѣпк³я и велик³я стражи, чтобы отнюдь никто не могъ не только во дворъ войдти или изъ двора выйдти, но даже никому и мимо идти не было возможно, при чемъ и Николаевск³я ворота затворили крѣпко, дабы не было тѣмъ путемъ проходу, и самый мостъ при воротахъ внѣ Кремля, черезъ ровъ, разобрали".
   Все такъ устроивалось по повелѣн³ю царя въ видахъ предупрежден³я смуты въ Московскомъ народѣ, который принималъ живое участ³е въ этомъ церковномъ замѣшательствѣ. Привезенные Никономъ съѣстные запасы для прокормлен³я своихъ людей, по случаю строгаго надсмотра за нимъ, были всѣ отправлены на его подворье Воскресенское, находившееся въ Китай-городѣ, такъ что на всю брат³ю осталась случайно сохраненная только четвертина хлѣба. Люди цѣлыя сутки голодали. Четвертина была раздѣлена и съѣдена. Оставалось умирать съ голоду. Тогда самъ патр³архъ вышелъ на высшую храмину двора и возгласилъ къ сторожевымъ стрѣлецкимъ сотникамъ (а стражи стрѣлецкой было до 1000 человѣкъ), чтобы извѣстили государю, что патр³архъ Никонъ и протч³е съ нимъ помираютъ отъ голода. Одинъ изъ сотниковъ пошелъ и доложилъ объ этомъ боярамъ; дошелъ слухъ о томъ и до самого государя, повелѣвшаго отпустить изъ дворца ѣствы и пит³е. Немедленно подьяч³е съ Кормоваго и Сытнаго дворцовъ привезли цѣлые возы всякаго корму и пит³я. Однако Никонъ не принялъ этого царскаго угощен³я, сказавши, что лучше зел³е ѣсть (травы) съ любов³ю, нежели тельца упитаннаго со враждою. Онъ просилъ у государя дать людямъ свободу входить и выходить со двора невозбранно. Царь разгнѣвался, но разрѣшилъ зто только однимъ людямъ патр³арха, которые тогда же и перевезли свои запасы съ Воскресенскаго подворья.
   12 декабря Судъ Вселенскихъ патр³арховъ постановилъ патр³арха Никона отставить съ патр³аршества и сослать его въ Ферапонтовъ монастырь. Въ народѣ это событ³е произвело большое волнен³е, и когда по царскому повелѣн³ю назначенъ былъ отъѣздъ Никона (рано утромъ на другой день, т.-е. 13 декабря). то весь Кремль наполнился множествомъ народа, желавшаго видѣть осужденнаго и проводить бывшаго своего архипастыря. Не было только извѣстно, въ как³я ворота Кремля онъ будетъ вывезенъ. По царскому указу стрѣльцы, не яко съ ярост³ю, но тихо выпроводили народъ въ Спасск³я ворота, увѣряя толпу, что осужденный патр³архъ пойдетъ въ эти ворота и потомъ по Срѣтенской улицѣ. Между тѣмъ, когда Кремль опустѣлъ отъ народной толпы, Никона увезли по прежнему пути въ Троицк³я ворота по Арбатской или Смоленской улицѣ.
   12 дней жилъ патр³архъ на дворѣ Лыкова и на Архангельскомъ подворьѣ, и описатель его жит³я Иванъ Шушера разсказываетъ, что чуть не каждую ночь и даже днемъ патр³архъ принужденъ былъ слышать стоны и вопли, происходивш³е близко за стѣною Кремля на Земскомъ дворѣ (гдѣ нынѣ здан³е Историческаго музея), отъ великихъ пытокъ, которымъ подвергались тамъ судимые по разнымъ преступлен³ямъ, какъ бы для того, чтобы устрашать патр³арха и его людей, при чемъ въ послѣднюю ночь проносилось слово (молва), что это мучатъ Ивана Шушеру, преданнаго патр³арху его келейника.
   За выдѣломъ мѣстности на Архангельское подворье отъ двора Лыкова оставалось еще значительное пространство шириною по стѣнѣ Кремля на 28 (30), а по улицѣ на 25 (24 1/2) сажень, и въ длину между стѣною и улицею на 37 (38) саж. со стороны подворья и на 35 (33) саж. со стороны сосѣдняго Шереметевскаго двора. Въ стоявшихъ посреди двора хоромахъ боярина были впослѣдств³и помѣщены Иноземск³й и Рейтарск³й Приказы и тутъ же находился такъ называемый Опасный дворъ, особая стоянка стрѣльцовъ для сторожбы и для полицейскихъ розыскныхъ надобностей. Въ 1675 г. съ этого двора были отправлены 50 человѣкъ стрѣльцовъ для уголовныхъ розысковъ въ Тверской уѣздъ.
   Въ 1677 г. часть Лыкова двора была отдѣлена для помѣщен³я переведеннаго сюда Симоновскаго подворья. Въ государевомъ дворцѣ въ это время поднимались происки со стороны парт³и царевны Софьи противъ царицы Натальи Кирилловны и ея малолѣтняго сына Петра съ коварною цѣлью выселить ихъ изъ отцовскаго дома подальше кудалибо. Налицо оказался свободнымъ прилегавш³й къ дворцовымъ строен³ямъ дворъ боярина Семена Лукьяновича Стрѣшнева, бывш³й Бѣльскаго и Голицына, на межѣ съ подворьемъ Симонова монастыря, почему для большаго пространства понадобилось присоединить ко двору Стрѣшнева и это подворье, которое и было переведено на дворъ Лыкова съ отдѣлен³емъ для него земли мѣра въ мѣру, сколько оно занимало на своемъ старомъ мѣстѣ. Пространство его земли заключало въ себѣ 35 саж. въ длину и 12 саж. въ ширину. То самое число сажень и было отдѣлено возлѣ Архангельскаго подворья по улицѣ 12 саж., а вглубь двора къ городовой стѣнѣ 35 саж.; въ томъ числѣ было занято и мѣсто упомянутыхъ Приказовъ.
   Въ томъ же году иноки на новую землю перевезли и построили кельи и всякое дворовое строен³е.
   Въ 1678 г. имъ была выдана и жалованная грамота владѣть новымъ подворьемъ вѣчно и впредь неподвижно.
   Однако, какъ увидимъ, эта вѣчность продолжалась не долго. Но и дворецъ для царицы Натальи Кирилловны на томъ мѣстѣ, которое и было для него приготовлено, не былъ выстроенъ, и все мѣсто поступило подъ новый дворцовый Запасный дворъ (см. статью о дворѣ Бѣльскаго и Голицына), который со всѣхъ сторонъ былъ обнесенъ каменною оградою.
   Въ 1688 г. генваря 8 послѣдовалъ указъ царей, т.-е. царевны Софьи, чтобы подворья Симонова и Донскаго монастырей, устроивш³яся на Лыковомъ дворѣ, были переведены на прежн³я мѣста, чтобы хоромное и всякое дворовое строен³е было снесено и дворъ былъ бы очищенъ (быть можетъ для того, чтобы помѣстить здѣсь большой стрѣлецк³й караулъ).
   Подворье Донскаго монастыря прежде находилось въ бывшемъ дворѣ С. Л. Стрѣшнева, гдѣ потомъ былъ дворцовый плотничный дворъ и поварни. На томъ мѣстѣ для подворья теперь было отведено земли возлѣ Симоновскаго подворья, въ длину 22 саж., въ противоположномъ концѣ по переулку 18 1/2 саж., поперекъ 12 саж., въ другомъ концѣ, опять возлѣ Симоновскаго подворья, 19 саж., на что была выдана крѣпостная даная {Наше "Описан³е Донскаго монастыря", изд. 2, М. 1893 г., стр. 120.}.
   Неизвѣстно, оставался ли рядомъ съ подворьями и Опасный стрѣлецк³й дворъ, для котораго свободнаго мѣста оставалось еще слишкомъ 12 саж.
   Необходимо также упомянуть, что на мѣстѣ, отведенномъ для новаго Симоновскаго подворья и дальше на всемъ пространствѣ двора, повидимому, назначалась постройка Житницъ, планъ которыхъ изображенъ въ издан³и "Планы города Москвы ХV²² в.", стр. 11. Были ли построены так³я Житницы,-неизвѣстно.
   Въ концѣ XVII ст. на мѣстности Лыкова двора существовалъ уже дворъ Вас. Ѳед. Салтыкова, кравчаго у царя ²оанна Алексѣевича изъ комнатныхъ стольниковъ. Дворъ Салтыкова между прочимъ занялъ мѣстность и Донскаго подворья, которое по этому случаю было переведено на старое свое мѣсто, какъ упомянуто выше.
   Бѣдственную истор³ю этого подворья кратко излагаетъ архимандрить монастыря Антон³й (1689-1705) въ челобитной царю Петру Алексѣевичу.
   "Въ прошлыхъ, государь, годѣхъ, по вашему, великаго государя, указу дано намъ было богомольцамъ твоимъ подворье въ Кремлѣ городѣ, возлѣ Никольскихъ воротъ, ради соборнаго пѣн³я, и то подворье у насъ взято и отдано боярину Ѳеодору Петровичу Салтыкову (отцу упомянутаго Вас. Ѳед.). Да по вашему же великаго государя указу вмѣсто взятаго нашего подворья дано намъ иное подворье въ Кремлѣ жъ городѣ, позадь Патр³арши конюшни. И на тѣ подворья даны намъ жалованныя грамоты и даныя. И послѣ того и тое подворье у насъ взято и отдано Симонову монастырю, а намъ велѣно пр³искивать подворья въ иномъ мѣстѣ. И по с³е число мы, богомольцы твои, пр³ѣзжая въ соборную святую церковь, не имѣемъ никакова нигдѣ пр³юту и скитаемся по всему граду Москвѣ, аки заблуждш³я овцы, не имѣющ³я пристанища".
   Архимандритъ просилъ отдать монастырю пустовавш³й дворъ за Москвою-рѣкою у новаго Каменнаго моста (Описан³е Донскаго монастыря, стр. 127).
   Дальше по Житницкой улицѣ, за дворомъ Лыкова слѣдовалъ смежный ему дворъ боярина Ѳед. Ив. Шереметева, принадлежавш³й потомъ князьямъ Одоевскимъ. По межѣ отъ Кремлевской стѣны до мостовой улицы онъ простирался на 35 саж., но дальше улица уклонялась нѣсколько вправо и потому дворъ къ своему концу по этой лин³и долженъ былъ иыѣть меньше 35 саж. Какъ далеко этотъ дворъ простирался по лин³и стѣны, точныхъ указан³й не имѣемъ. Существовавшая на этомъ дворѣ церковь Бориса и Глѣба стояла вблизи глухой башни, раздѣляющей стѣну между Троицкими воротами и наугольною Собакиною башнею на двѣ равныя половины.
   Можно полагать, что Шереметевск³й дворъ по лин³и стѣны занималъ пространство сажень на 40 или на 50 отъ межы Лыкова двора.
   Въ концѣ ХV² и въ началѣ XVII ст., при Годуновѣ, этотъ дворъ принадлежалъ дядѣ царя Бориса, боярину конюшему Дмитр³ю Ивановичу Годунову, по смерти котораго (въ 1605 г.) при царѣ Шуйскомъ былъ отданъ знаменитому племяннику царя Михаилу Васил. Скопину-Шуйскому, а послѣ Смуты тотчасъ же былъ отданъ по приговору правящихъ бояръ во владѣнье боярину Ѳед. Ив. Шереметеву, сидѣвшему во все Смутное время въ Кремлѣ съ Поляками и по всему вѣроят³ю сидѣвшему на этомъ самомъ дворѣ, такъ какъ послѣ Скопина и въ Смутное время дворъ несомнѣнно пустовалъ.
   Дм. Ив. Годуновъ находился въ большомъ приближен³и у Грознаго, получивъ въ 1571 г. самую приближенную къ царю должность постельничаго. Въ 1573 г. былъ возведенъ въ санъ окольничаго, а въ 1578 г. въ санъ боярина. Можно сказать, что онъ открывалъ широкую дорогу къ возвышен³ю рода Годуновыхъ, потому что первый изъ этого рода выдвинулся на поприщѣ царской службы. За нимъ слѣдовалъ его родственникъ Степанъ Вас, получивш³й въ 1576 г. санъ окольничаго. Потомъ за ними уже слѣдовалъ и Борисъ Ѳед. Годуновъ, получивш³й въ 1578 г. тоже важнѣйшую должность по приближен³ю къ царю, именно должность кравчаго, а потомъ, въ 1581 г., боярск³й санъ. За Борисомъ шелъ братъ Степана, Иванъ Вас, въ тотъ же годъ получивш³й санъ окольничаго, а въ 1584 г. и боярск³й санъ вмѣстѣ съ братомъ Григор³емъ Вас, о которомъ говорено выше.
   При Грозномъ Дмитр³й Ив. въ служебномъ распорядкѣ постоянно двигался впереди Бориса, который перегналъ его только при воцарен³и Ѳедора Ив. и при собственномъ воцарен³и далъ ему высокую должность конюшаго (въ 1599 г.). Въ этой должности онъ померъ въ 1605 г. во время крушен³я царственной семьи Годуновыхъ.
   Въ супружествѣ за нимъ была Аграфена, занимавшая на свадьбѣ Грознаго на Мар³и Нагой, въ 1580 г., третье мѣсто въ сидячихъ боярыняхъ.
   Бояринъ Ѳед. Ив. Шереметевъ очень позаботился укрѣпить за собою упомянутый дворъ Д. И. Годунова. 26 ноября 1612 г., то-есть спустя только мѣсяцъ послѣ выхода Поляковъ изъ Кремля, бояринъ получилъ отъ временныхъ правителей князя Трубецкаго и кн. Пожарскаго слишкомъ поспѣшную какъ бы законную даную на владѣнье этимъ дворомъ, въ которой сказано, что дворъ данъ взамѣнъ стараго его собственнаго двора, при чемъ перечислены и существовавш³я на этомъ дворѣ различныя постройки въ томъ видѣ, какъ онѣ оказывались послѣ Московской Розрухи и Кремлевскаго сидѣнъя. "А на дворѣ храмъ (Бориса и Глѣба), а въ немъ четыре престола, да подъ ними три полаты, да три погребы; да полата каменая. а подъ нею подклѣтъ, да погребъ, да двѣ хлѣбни каменыхъ не покрыты, да мыльня, да поварня каменые; да у храму подъ лѣстницею избушка каменая, да къ стѣнѣ (городовой) придѣланы два погреба каменые безъ сводовъ, не покрыты. И боярину Ѳ. И. Шереметеву, заключаетъ даная, на томъ мѣстѣ дворъ строить и владѣть тѣмъ мѣстомъ, чѣмъ владѣлъ бояринъ Дм. Ив. Годуновъ".
   По вступлен³и на царство Михаила Ѳедоровича, черезъ полгода отъ написан³я упомянутой даной, это владѣн³е было утверждено за Ѳ. Ив. царскою жалованною грамотою отъ 19 мая 1613 г., въ которой опись построекъ не приведена вполнѣ, но упомянуто, что храмъ былъ каменный во имя Бориса и Глѣба да четыре предѣла, а подъ ними три полаты и пр., и сказано, что мѣсто отдается боярину взамѣнъ стараго его двора, что у него взялъ царь Борисъ въ Кремлѣ же городѣ, а на томъ его старомъ мѣстѣ было полатъ и передѣловъ и погребовъ и поваренъ и сушилъ каменныхъ 26.
   Къ концу своихъ дней бояринъ завѣщалъ свой дворъ зятю своему князю Никитѣ Ив. Одоевскому, женившемуся въ 1622 г. на его дочери Евдок³и Ѳедоровнѣ.
   Въ написанной, имъ 29 ноября 1645 г. весьма обстоятельной духовной грамотѣ бояринъ разсказалъ и о томъ, что онъ вновь выстроилъ на своемъ дворѣ, и по какому случаю этотъ дворъ поступилъ въ его владѣн³е: "А поставилъ я на томъ своемъ дворѣ трои хоромы каменные, а на нихъ верхн³е полаты, а подъ ними полата жъ да мыльня; а у всѣхъ хоромъ сѣни и крыльцы да сушилы и чердакъ и поварня и хлѣбня каменные; а что была поварня, и я подъ нею сдѣлалъ ледникъ, а въ поварнѣ полату. А тѣмъ дворомъ пожаловалъ меня блаженныя памяти государь царь и вел. князь Михайло Ѳедоровнчъ всеа Рус³и вмѣсто взятаго моего двора, что взялъ у меня дворъ съ полаты царь Борисъ Ѳедоровичъ въ Кремлѣ городѣ, противъ Николы Гостунскаго (нынѣ Малый Николаевск³й дворецъ) и тоть мой дворъ разорилъ: двадцать шесть житей полатныхъ и погребныхъ велѣлъ разломати. А тотъ дворъ былъ государя царя Ивана Васильевича роднова брата, князя Юрья Васильевича. И царь Иванъ Васильевичъ тотъ дворъ далъ отцу моему Ивану Васильевичу, а за тотъ дворъ велѣлъ взяти у отца моего, у Ивана Вас., двема дворами и денгами 7800 рублевъ".
   Почтенный авторъ "Истор³и рода Шереметевыхъ", А. П. Барсуковъ, присовокупляетъ къ вышеизложеннымъ свѣдѣн³ямъ, что "Ѳ. Ив. Шереметевъ крѣпко сѣлъ на пожалованномъ мѣстѣ. Онъ развелъ въ немъ два сада, исправилъ старыя здан³я и выстроилъ много новыхъ", что впослѣдств³и дворъ Шереметева заключалъ въ себѣ будто бы 62 полаты (быть можетъ покоевъ). Намъ кажется, что эта цифра слишкомъ велика для того пространства, какое могъ занимать описанный дворъ.
   Передавая дворъ въ наслѣдство своему зятю кн. Н. И. Одоевскому, бояринъ Шереметевъ въ своей духовной приказывалъ зятю отдать дворъ никому иному изъ своихъ дѣтей, какъ только сыну князю Якову, любимому внуку боярина. "Дѣтемъ своимъ никоторому не дати, а дати сыну своему, а моему внуку князю Якову".
   Такъ это и исполнилось, но зять Никита Ив., далъ Богъ здоровья, прожилъ до 1689 г., когда 12 февраля и скончался. Внукъ Яковъ Никит. скончался въ 1697 г. Послѣ него дворомъ владѣла его вдова кн. Анна Михаиловна, при которой по повелѣн³ю Петра I въ 1701 г. дворъ былъ назначенъ къ разборкѣ по случаю постройки на этой мѣстности нынѣшняго Арсенала лодъ назван³емъ Цейхгауза.
   Ѳед. Ив. Шереметевъ появляется, сколько извѣстно по Разряднымъ записямъ, въ 1592 г. дворяниномъ, занимавшимъ мѣсто довольно почетное за царскимъ столомъ по случаю крещен³я новорожденной дочери царя Ѳедора Ив., Ѳеодос³и.
   За этимъ столомъ безъ мѣстъ присутствовали въ числѣ бояръ, большею частью Годуновыхъ, только два дворянина и вторымъ изъ нихъ былъ Шереметевъ.
   Женитьбою на княжнѣ Иринѣ Борисовнѣ Черкасской, дочери Марѳы Никитичны Романовой, сестры Ѳедора, впослѣдств³и Филарета Никитича Романова, Шереметевъ породнился съ домомъ Романовыхъ и потому съ одной стороны пр³обрѣлъ подозрительность и гонен³е отъ Годунова, заодно съ Романовыми, а съ другой, какъ родственникъ Романовыхъ, пр³обрѣлъ впослѣдств³и весьма знатное положен³е въ боярской средѣ. Воцаривш³йся Годуновъ сначала отправилъ его на службу въ Черниговъ, а потомъ въ 1601 г., когда произошла опала на Романовыхъ, въ Сибирь, въ Тобольскъ воеводою, гдѣ онъ оставался до 1603 г.
   Явное дѣло, что сочувствовать Годунову онъ не могъ, а потому при появлен³и Самозванца, когда престолъ Годунова сталъ колебаться, посланный противъ ложнаго царя подъ Кромы (гдѣ и рѣшилась судьба Годунова), а потомъ въ Орелъ, Шереметевь передался Самозванцу вмѣстѣ съ В. В. и Ив. В. Голицыными и встрѣтилъ его въ Орлѣ какъ истиннаго царя, за что потомъ и возведенъ былъ въ санъ боярина, и занялъ свое мѣсто 16-мъизъ 31. Затѣмъ, отъ кого получилъ боярство, того самаго вмѣстѣ съ В. Ив. Шуйскимъ и долженъ былъ уничтожить.
   При царѣ Шуйскомъ смута разгорѣлась со всѣхъ сторонъ. Самозванцы стали расти какъ грибы. Въ Астрахани появился Петръ царевичъ, будто сынъ царя Ѳедора Иван. Усмирять Астраханск³й мятежъ Шуйск³й послалъ Шереметева. Но воевода не осилилъ мятежниковъ и безъ успѣха пошелъ къ Москвѣ, однако со славою очищая и приводя на сторону Шуйскаго всѣ Понизовск³е Поволжск³е города.
   Царь послаль ему жалованное слово за этотъ походъ, но выѣстѣ съ тѣмъ и выговоръ, что государевымъ дѣломъ не радѣетъ, идетъ къ Москвѣ мѣшкотно, такъ какъ Москвѣ со всѣхъ сторонъ угрожала опасность.
   Такъ онъ дошелъ до Суздаля, гдѣ встрѣтилъ полки Лисовскаго и былъ безславно побитъ, потому что не доглядѣлъ, что подъ Суздалемъ нѣтъ крѣпкаго мѣста, гдѣ пѣшимъ людямъ укрѣпиться, все пришли поля. Конные полки Лисовскаго скоро разгромили пѣшихъ въ числѣ 6000 человѣкъ.
   Вообще прославляемый походъ Шереметева хотя и ободрилъ Москву вначалѣ, но не принесъ ни малѣйшей пользы Шуйскому, дни царствован³я котораго уже были сочтены. Все оставалось попрежнему. Смута разгоралась все сильнѣе, и вскорѣ несчастнаго боярскаго царя смѣстили съ престола и даже постригли въ монахи.
   Знаменитые семь бояриновъ стали править Государствомъ и заставили народъ присягнуть этому управлен³ю, поставляя непремѣннымъ услов³емъ, чтобы народъ слушался и повиновался имъ и чтобы избран³е царя, кого Богъ дастъ, было совершено голосомъ всей Земли, сношен³емъ со всѣми городами.
   Шереметевъ вошелъ въ составъ этой семибоярщины, которая тотчасъ и нарушила уставъ крестоцѣловальной записи, склонившись безъ опроса всей Земли и городовъ къ избран³ю въ цари Польскаго королевича Владислава.
   Черезъ мѣсяцъ послѣ свержен³я Шуйскаго, 17 августа былъ подписанъ договоръ съ Гетчаномъ Жолкѣвскимъ объ этомъ избран³и, въ которомъ между прочимъ говорилось, чтобы Поляковъ не пускать въ городъ безъ соглас³я бояръ и безъ нужды, безъ дѣла. Но прошелъ еще мѣсяцъ и 17 сентября 1610 г. Поляки благополучно вошли въ Кремль и поселились тамъ на долгое житье.
   Таковы были дѣла семибоярщины. Она себѣ же надѣла на шею польскую петлю. Конечно, все это творилось изъ опасен³я предъ Тушинскимъ Воромъ. Но здѣсь же высказывались и коренныя стремлен³я боярства, заботы о своемъ кормлен³и, которое возможнѣе было добывать, когда существовалъ уже избранный дарь законный, раздающ³й такое кормлен³е.
   Договоръ утвердили избранные старш³е бояре Мстиславск³е, Голицыны и Шереметевы.
   Спустя недѣлю или около того, какъ Поляки водворились въ Кремлѣ, Шереметевъ уже послалъ къ Польскому королю и новому Московскому царю Владиславу усердное челобитье о вотчинныхъ деревнишкахъ и счелъ необходимымъ писать объ этомъ и къ канцлеру Сапегѣ, милостивому пану и добродѣю, дабы онъ смиловался, помогъ ему въ посланномъ къ королю и царю челобитьѣ. Къ тому бояринъ прибавлялъ, что служба его и правда королю и царю вѣдомы гетману Станиславу Станиславовичу Жолкѣвскому (А. И., II, 355).
   30 ноября 1610 г. боярину данъ листъ на отчину его прародительскую на Рязани, село Спасово и пр.
   Вслѣдъ затѣмъ бояринъ получилъ въ помѣстный и денежный боярск³й окладъ вотчину въ Борисоглѣбскомъ уѣздѣ на тысячу четвертей (500 десятинъ) пашни, но снова билъ челомъ, что тою вотчиною ему съ людьми прожить невозможно и просилъ пожаловать его по отечеству и по службѣ его къ королю, вѣрной и зычливой, дать ему въ Суздальскомъ уѣздѣ Корсаковскую волость, гдѣ пашни 2000 четвертей (1000 десятинъ), а денежныхъ доходовъ 1000 руб. Король пожаловалъ мая 4, 1611 г., въ то самое время какъ въ Москву собралось Ляпуновское ополчен³е. Кремлевск³е бояре присягнули Владиславу и вмѣстѣ съ тѣмъ служили вѣрою и правдою и самому Сигизмунду, а потому и писали во всѣ города, чтобы народъ не поднимался противъ Поляковъ.
   Шереметевъ подписывалъ эти грамоты не изъ страха, а съ увѣренностыо въ своей правдѣ, т.-е. въ присягѣ Владиславу.
   Всенародное множество во всѣхъ городахъ мыслило иначе. Почитая Поляковъ съ ихъ королемъ, какъ католиковъ, богохульными еретиками, народъ собирался очистить Москву именно отъ владычества Поляковъ и съ своей, вполнѣ Русской, точки зрѣн³я справедливо называлъ Кремлевскихъ бояръ измѣнниками Русскому дѣлу.
   Проживая въ Кремлѣ, Шереметевъ занялъ для своего поселен³я пустовавш³й дворъ Д. И. Годунова, о чемъ говорено выше.
   При царѣ Михаилѣ Ѳед. Шереметевъ занимаетъ одно изъ первенствующихъ мѣстъ въ тогдашнемъ служебномъ порядкѣ. Избравш³й царя Земск³й Совѣтъ посылаетъ его въ челобитчикахъ къ новому царю, чтобъ успокоилъ царство, шелъ бы царствовать немедля. Извѣстно, что избранный молодой царь и его мать Марѳа Ивановна вначалѣ не очень радовались этому избран³ю, опасаясь, что и съ этимъ царемъ можетъ случиться то же самое, что случилось съ боярскими царями, Годуновымъ, Самозванцемъ, Шуйскимъ. Поэтому и требовалось большое челобитье и крѣпкое увѣрен³е, что теперь такихъ случаевъ не произойдетъ. Какъ передовой представитель Земскаго Совѣта изъ боярской среды, Шереметевъ тѣмъ самымъ выдвинулся главнымъ дѣятелемъ этого всенароднаго челобитья, конечно, въ подчинен³и общему совѣту духовныхъ властей и всѣхъ посланныхъ челобитчиковъ, а ихъ изъ всѣхъ зван³й было очень много, цѣлый полкъ.
   На походѣ съ избраннымъ государемъ въ Москву, во время стоянки въ Ярославлѣ, Шереметевъ нашелъ это время очень удобнымъ для челобитья государю о своихъ личныхъ дѣлахъ, именно о томъ, чтобы разбѣжавш³еся и расхищенные въ Смутное время изъ его вотчины крестьяне были неуклонно собраны и водворены попрежнему въ старыхъ своихъ дворахъ въ его вотчинѣ. Здѣсь вновь выразилась особенная заботливость Шереметева о своемъ боярскомъ кормлен³и.
   Какъ только царь прибылъ въ Москву (2 мая 1613 г.), бояринъ не помедлилъ выпросить у него подтвердительную грамоту на владѣнье дворомъ въ Кремлѣ, принадлежавшимъ прежде Дм. Ив. Годунову. Грамота дана 19 мая того года. Другая грамота, выданная 23 мая, доставляла ему льготы по сбору денежныхъ доходовъ съ его Нижегородскихъ вотчинъ. Затѣмъ въ течен³и полугода года имя Шереметева не упоминается въ служебныхъ Разрядахъ. При торжествѣ царскаго вѣнчан³я 11 ³юля онъ также не участвуетъ. Есть свѣдѣн³е, именно въ книгѣ объ избран³и на царство Михаила, стр. 61, что Ѳед. Ив. Шереметевъ во время церемон³и держалъ яблоко великодержавное, т.-е. державу, но офиц³альныя Разрядныя записи свидѣтельствуютъ, что яблоко держалъ кн. Д. М. Пожарск³й. Это подтверждаетъ и новый лѣтописецъ.
   Надо замѣтить, что книга объ избран³и составлена знаменитымъ А. С. Матвѣевымъ лѣтъ 60 послѣ событ³я, уже при царѣ Алексѣѣ Михаиловичѣ, и о царскомъ вѣнчан³и многое въ ней описано съ преувеличен³емъ уже согласно чину вѣнчан³я царя Алексѣя Михаиловича. Вѣнчан³е царя Михаила на самомъ дѣлѣ было проще и бѣднѣе.
   Достопамятная служба Ѳед. Иван. началась въ 1618 г. по случаю переговоровъ о мирѣ съ Поляками, проведенныхъ съ большимъ успѣхомъ на радость царя и всѣхъ людей Московскаго Государства. Миръ былъ заключенъ, плѣнные размѣнены и въ томъ числѣ возвратился въ Москву и отецъ государя, Филаретъ Никитичъ, что и представляло для царя самую великую радость.
   Хотя миръ былъ счастливо заключенъ только на 14 1/2 лѣтъ, но это событ³е было важнѣйшимъ дѣломъ для Государства и лично для самого царя, а потому заслуга Ѳедора Ив. возвысила его въ боярской средѣ особымъ приближен³емъ къ царю, какъ одного изъ самыхъ довѣренныхъ лицъ.
   Съ этого времени и молодой государь и отецъ его Филаретъ Никитичъ, возведенный въ санъ патр³арха и взявш³й въ свои руки управлен³е Государствомъ, оказывали Ѳед. Ив. полнѣйшее расположен³е и довѣр³е. Во время выѣздовъ царя изъ города ему почти всегда поручалось береженье и охрана царской семьи, царскаго дворца и всей Москвы.
   Когда въ 1632 г. срокъ перемир³я съ Поляками оканчивался, снова поднялась съ ними несчастная Смоленская война, послѣ которой заключенъ былъ уже вѣчный миръ, установлять который опять было поручено Ѳед. Ив. съ товарищами и опять дѣло окончилось съ должною славою для боярина-дипломата.
   На ратномъ поприщѣ Ѳед. Ив. не отличался и повидимому не проявлялъ никакой склонности воеводствовать, хотя одно время при Шуйскомъ, какъ упомянуто, побѣдоносно двигался отъ Астрахани по Поволожью, поражая мятежныя скопища, а потомъ былъ побитъ Поляками подъ Суздалемъ, гдѣ его воеводская неосмотрительность выразилась во всей полнотѣ.
   Зато въ гражданскомъ управлен³и онъ пользовался большимъ довѣр³емъ царя и въ разное время управлялъ весьма значительными Приказами: въ 1617 г.- Разбойнымъ, 1638 г.- Стрѣлецкимъ и Болъшой Казны, 1638-1645 гг.- Приказомъ, что на сильныхъ бьютъ челомъ, 1645 г. - Новой Чети, 1644-1646 гг. - Аптекарскимъ.
   Въ ряду боярскихъ родовыхъ отношен³й онъ занималъ среднее положен³е, какъ и относительно своего богатства, которое можно измѣрять числомъ такъ называемыхъ даточныхъ (дворовыхъ) людей, выставляемыхъ по случаю въѣздовъ иноземныхъ пословъ. Онъ высылалъ для этой церемон³и 16-20 человѣкъ, въ то время какъ друг³е богатые бояре выставляли по 25 и 30 человѣкъ, а менѣе достаточные 8-10 человѣкъ.
   Бояринъ скончался въ 1650 году и дворъ свой завѣщалъ своему зятю князю Никитѣ Ивановичу Одоевскому съ неотмѣннымъ наказомъ передать дворъ никому другому изъ его сыновей, какъ только одному князю Якову, любимому внуку Шереметева.
   Кн. Никита Ивановичъ Одоевск³й знатностью своего рода (отъ Михаила Черниговскаго) и большимъ приближен³емъ къ царю Михаилу, а потомъ къ его сыну Алексѣю Михаиловичу и внуку Ѳедору Алексѣевичу, занималъ въ боярской средѣ первенствующее доложен³е почти до самыхъ дней прямого воцарен³я Петра въ 1689 г. Видное это положен³е при царскихъ особахъ онъ получилъ по наслѣдству отъ своего отца, боярина Ивана Никитича Одоевскаго Большаго, получившаго боярск³й санъ при Разстригѣ въ 1606 г.
   Это обстоятельство даетъ поводъ предполагать, что онъ находился въ родствѣ съ семьею Романовыхъ, быть можетъ по женитьбѣ на ихъ родственницѣ. Онъ померъ въ 1616 г.
   Вскорѣ послѣ его смерти его сынъ Никита въ 1619 г. уже столничаетъ стольникомъ 1-й статьи при царскихъ столахъ и смотритъ въ большой столъ, т. - е. распоряжается угощен³емъ сидѣвшихъ за этимъ почетнымъ столомъ; въ другое время онъ вина наряжаетъ, т.-е. ведетъ угощен³е винами. Кромѣ того, въ извѣстныхъ церемон³альныхъ случаяхъ исполняетъ должность рынды, стоя у царскаго трона съ топоромъ-бердышемъ. Так³я должности свидѣтельствуютъ, что князь Никита въ эти годы былъ уже въ возрастѣ, по крайней мѣрѣ, 20 лѣтъ и притомъ былъ красивъ собою, такъ какъ въ рынды, какъ мы упоминали, ставились молодые люди, отличавш³еся своею осанкою и красотою.
   Въ 1633 г. Никита былъ назначенъ второстепеннымъ воеводою подъ начальство кн. Дмитр³я Мамстрюковича Черкасскаго идти подъ Смоленскъ выручать несчастнаго боярина Шеина.
   Стольникъ и воевода кн. Одоевск³й по мѣстническимъ соображен³ямъ заявилъ государю, что съ бояриномъ кн. Черкасскимъ ему быть сомнительно, въ его версту никто съ нимъ не былъ, а потому чтобы тѣмъ бытьемъ съ кн. Черкасскимъ не случилось его отечеству, роду Одоевскихъ, порухи. На это кн. Черкасск³й отвѣтилъ, что Одоевск³й тѣмъ наноситъ ему безчест³е, и просилъ государя оборонить его отъ такого безчест³я. Государь рѣшилъ, что Одоевск³й не правъ, и повелѣлъ за безчест³е кн. Черкасскаго посадить его въ тюрьму. Въ тюрьму его повелъ кн. Горчаковъ, но, не доходя Спасскихъ воротъ, государь пожаловалъ велѣлъ его воротить и въ тюрьму не сажать. Так³я мѣстническ³я стычки нисколько не служили помѣхою въ остальныхъ отношен³яхъ къ государю.
   1640 г. кн. Одоевск³й былъ пожалованъ въ бояре и отправленъ главнымъ воеводою въ Астрахань, гдѣ и находился на службѣ до 1642 г. Возвратившись въ Москву, онъ занялъ среди бояръ выдающееся мѣсто. Въ отсутств³е изъ Москвы государя сталъ вѣдать царск³й дворъ и городъ Москву, т.-е. исполнять должность нынѣшняго генералъ-губернатора. Ему же поручаются дипломатическ³е переговоры съ Датскими послами, по случаю сватовства Датскаго королевича Волдемара за дочь царя Михаила Ѳед. Ирину; въ 1644 г. и потомъ въ 1645 г. съ Литовскимъ посломъ.
   Въ этотъ разъ Одоевскому случилась другая мѣстническая стычка. Вести переговоры съ посломъ назначенъ былъ кн. Никита и въ товарищахъ къ нему бояринъ же Иванъ Петровичъ Шереметевъ, который тотчасъ же билъ челомъ государю въ отечествѣ на кн. Никиту, что ему съ нимъ быть невмѣстно. Черезъ три дня боярину Шереметеву въ переднихъ сѣняхъ царскихъ хоромъ думнымъ разряднымъ дьякомъ былъ сказанъ слѣдующ³й государевъ указъ: Билъ ты челомъ на боярина кн. Н. И. Одоевскаго въ отечествѣ и ты билъ челомъ не по дѣлу. Родители ваши при прежнихъ государяхъ безпрестанно съ Одоевскими бывали, а на нихъ государямъ не бивали челомъ; быть тебѣ меньше боярина кн. Н. И. Одоевскаго можно по многимъ случаямъ; вездѣ Шереметевы съ Одоевскими бывали въ товарищахъ безсловно, и потому за безчестье боярина кн. Н. И. Одоевскаго велѣлъ государь тебя послать въ тюрьму. Отводилъ въ тюрьму дворянинъ Ив. Толбузинъ.
   Въ 1645 г. ³юля противъ 13 числа въ 4-мъ часу ночи (по теперешнему счету въ 12-мъ часу ночи) скончался царь Михаилъ Ѳед. Кн. Никита Ивановичъ не помедлилъ присягою сыну покойнаго, царевичу Алексѣю Мих., и какъ первенствующ³й бояринъ тотчасъ сталъ всѣхъ приводить ко кресту.
   Повидимому, кн. Никита Ив. обладалъ такими достоинствами своего ума и познан³я, и своего характера и поведен³я, которыя во многихъ случаяхъ давали ему передовое мѣсто въ боярской средѣ и особенно привлекали къ нему доброе расположен³е молодого 16-лѣтняго государя, въ высокой степени чувствительнаго ко всякому добру и общему благу и къ доброй, честной и правдивой службѣ своихъ любимыхъ бояръ.
   Въ 1648 г. князю Никитѣ было поручено важнѣйшее государственное дѣло-составлен³е своднаго Соборнаго Уложен³я, едва ли не по мысли князя и поставленное на очередь къ исполнен³ю.
   Нѣсколько разъ ему поручалось и воеводство въ полкахъ: въ 1646 г. противъ Татаръ въ Бѣлгородѣ, въ 1651-1653 гг. онъ былъ главнымъ воеводою въ Казани, куда были написаны ему царемъ Алексѣемъ самыя дружелюбныя и любезнѣйш³я письма, одно о принесен³и въ Москву св. мощей Филиппа митроп., другое въ утѣшен³е ему о смерти его сына Михаила, гдѣ въ полной мѣрѣ раскрывается сердобольная любовная душа достопамятнаго царя.
   Во время очень счастливой войны съ Польшею въ 1654-1656 гг. подъ предводительствомъ самого государя кн. Никита былъ воеводою въ передовомъ полку и влѣстѣ съ другими полками въ 1654 г. взялъ Оршу и разгромилъ полки Гетмана Радивила.
   Въ это же время, когда началась война и со Швец³ей и когда съ Поляками велись уже мирные переговоры, кн. Никита былъ посланъ въ Вильну полномочнымъ посломъ на съѣздъ съ польскими комиссарами, на которомъ Поляки заявили, что царь Алексѣй избранъ королемъ Польскимъ. Это было для царя очень радостное событ³е, о которомъ онъ поспѣшилъ увѣдомить и царицу, при чемъ въ очень выгодномъ свѣтѣ поминалось и имя Никиты.
   Но это былъ коварный обманъ, котораго кн. Одоевск³й съ товарищи не сумѣли разсмотрѣть и въ

Другие авторы
  • Третьяков Сергей Михайлович
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич
  • Модзалевский Борис Львович
  • Ахшарумов Николай Дмитриевич
  • Джонсон И.
  • Покровский Михаил Николаевич
  • Шишков Александр Ардалионович
  • Гершензон Михаил Абрамович
  • Башкирцева Мария Константиновна
  • Львова Надежда Григорьевна
  • Другие произведения
  • Уоллес Эдгар - Лицо во мраке
  • Дживелегов Алексей Карпович - Пастораль Боккаччо
  • Крыжановская Вера Ивановна - Царица Хатасу
  • Елисеев Александр Васильевич - Мусульманские паломники
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Измайлов А. А.
  • Цыганов Николай Григорьевич - Стихотворения
  • Федоров Николай Федорович - Философ черного царства (Новой Германии)
  • Михайлов Михаил Ларионович - Статья г. Сен-Жюльена об И. А. Крылове
  • Леонтьев Константин Николаевич - Владимир Соловьев против Данилевского
  • Лисянский Юрий Фёдорович - А. Марков. Крушение корабля Невы у берегов Ново-Архангельскаго порта
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 353 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа