Главная » Книги

Фет Афанасий Афанасьевич - Письма, Страница 23

Фет Афанасий Афанасьевич - Письма


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

bsp; Когда душа твоя чиста
  
  
  
   И сердце тихой мыслью бьется,
  
  
  
   Ступай туда, где тень густа,
  
  
  
   Где жаркий луч сквозь ветви рвется.
  
  
  
   . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  
  
  
   *
  
  
  
  
  
  Там будет все тебя ласкать:
  
  
  
   Свет, воздух, чудный вид с дорожки,
  
  
  
   И золотые станут мошки
  
  
  
   Вкруг головы твоей мелькать.
  
  
  
  
  
  
   *
  
  
  
  
  
  Но если духом ты взволнован
  
  
  
   И шевелится страсть в груди -
  
  
  
   В тот парк ты лучше не ходи:
  
  
  
   Он тайной силой зачарован.
  
  
  
  
  
  
  
  
  (И т. д.)
  
  
  2 Очевидно, речь идет о работе Страхова "Об основных понятиях
  психологии и физиологии". СПб., 1886.
  
  
  
  
  
  
   63
  
  
  1 Письмо от А. Л. Бржеской (см. т.1, примеч. к стих. "Далекий друг,
  пойми мои рыданья...").
  
  2 Фет неточно называет заглавие работы Шопенгауэра: "Uber die vierfache
  Wurzel des Satzes vom Zureichenden Grunde". В 1886 г. Фет издал свой перевод
  этой работы: "О четверном корне закона достаточного основания".
  
  3 Случевский Константин Константинович (1837-1904) - русский поэт. Его
  поэма "В снегах" появилась в печати в январе 1879 г.
  
  4 Толстой изучал материалы для романа "Декабристы".
  
  5 Александр Иванович Иост - управляющий Фета. Воронежская деревня -
  имение Грайворонка, находившееся в Воронежской губернии и купленное Фетом у
  его брата Петра Афанасьевича.
  
  6 В этом письме к Страхову Фет послал на суд своего "литературного
  советника" новое стихотворение (печатаем его здесь в том первоначальном
  виде, какой оно имело в письме; обсуждение со Страховым этого стихотворения
  и его окончательную редакцию - см. в т. 1).
  
  
  
  
  
   В. С. СОЛОВЬЕВУ
  
  
  Знакомство Фета с поэтом, философом, публицистом и критиком Владимиром
  Сергеевичем Соловьевым (1853-1900) относится к 1881 году. Их дружеские
  отношения продолжались более десяти лет - до самой смерти Фета. Соловьев
  помогал старому поэту в его литературной работе (в переводах "Фауста" Гете и
  римских поэтов); он же в свой последний приезд в Воробьевку в мае 1892 года
  составил предварительный план итоговой поэтической книги Фета - замкнув
  собой, таким образом, ту цепь "литературных советников" Фета, которую
  некогда начал Аполлон Григорьев. Пять писем Фета к В. Соловьеву печатаются
  по машинописным копиям, находящимся в Отделе рукописей ГБЛ (см. также
  издание: "Письма В. Соловьева", т. 1-4, СПб., 1908-1923).
  
  Как поэт Соловьев считал себя очень многим обязанным Фету, как критик -
  оценивал его поэзию чрезвычайно высоко. "Россия может гордиться своими
  лирическими поэтами. Из ныне живущих первое место бесспорно принадлежит Фету
  и Полонскому. "Вечерние Огни" первого и "Вечерний звон" второго еще
  проникнуты вечно юной силой вдохновения. <...> Лирическая поэзия после
  музыки представляет самое прямое откровение человеческой души... Лирика
  останавливается на более простых, единичных и вместе с тем более глубоких
  моментах созвучия художественной души с истинным смыслом мировых и жизненных
  явлений; в настоящей лирике, более чем где-либо (кроме музыки), душа
  художника сливается с данным предметом или явлением в одно нераздельное
  состояние. <...> Если от жизненной тревоги он (Фет. - А. Т.) уходит в мир
  вдохновенного созерцания, то ведь он возвращается не с пустыми руками; то,
  что он оттуда приносит, позволяет и простым смертным "вздохнуть на мгновение
  чистым и свободным воздухом поэзии" {В. Соловьев. О лирической поэзии (по
  поводу последних стихотворений Фета и Полонского). - "Русское обозрение",
  1890,  12.} - таковы некоторые высказывания Соловьева-критика в связи с
  лирикой Фета. Соловьев собирался издать сборник своих статей "Русская лирика
  в XIX столетии" - и открывать его должно было следующее его стихотворное
  посвящение Фету;
  
  
  
   Все нити порваны, все отклики - молчанье.
  
  
   Но скрытой радости в душе остался ключ,
  
  
   И не погаснет в ней до вечного свиданья
  
  
   Один таинственный и неизменный луч.
  
  
  
   И я хочу, средь царства заблуждений,
  
  
   Войти с лучом в горнило вещих снов,
  
  
   Чтоб отблеском бессмертных озарений
  
  
   Вновь увенчать умолкнувших певцов.
  
  
  
   Отшедший друг! Твое благословенье
  
  
   На этот путь заранее со мной.
  
  
   Неуловимого я слышу приближенье,
  
  
   И в сердце бьет невидимый прибой {*}.
  
  
  {* Владимир Соловьев. Стихотворения и шуточные пьесы. Л., 1974, с. 116
  (Библиотека поэта. Большая серия).}
  
  
  В том же 1897 году, к которому относится это посвящение, Соловьев
  написал стихотворение "Памяти А. А. Фета", свидетельствующее о том, что ему
  были открыты глубокие тайники одинокой и трагической личности Фета:
  
  
  
  
  Он был старик давно больной и хилый;
  
  
  
  Дивились все - как долго мог он жить...
  
  
  
  Но почему же с этою могилой
  
  
  
  Меня не может время помирить?
  
  
  
  
  Не скрыл он в землю дар безумных песен;
  
  
  
  Он все сказал, что дух ему велел, -
  
  
  
  Что ж для меня не стал он бестелесен
  
  
  
  И взор его в душе не побледнел?..
  
  
  
  
  Здесь тайна есть... Мне слышатся призывы
  
  
  
  И скорбный стон с дрожащею мольбой...
  
  
  
  Непримиренное вздыхает сиротливо,
  
  
  
  И одинокое горюет над собой {*}.
  
  
  {* Там же, с. 115.}
  
  
  
  
  
  
   64
  
  
  1 "Критика отвлеченных начал" - докторская диссертация Соловьева,
  работа печаталась в "Русском вестнике" (1877, ноябрь - декабрь), в 1880 г.
  вышла отдельным изданием, которое Фет и получил в подарок от автора.
  
  2 Отец Соловьева - историк Сергей Михайлович Соловьев (1820-1879)
  учился в Московском университете одновременно с Фетом и посещал собрания
  студенческого кружка в доме Григорьевых.
  
  3 Мать В. Соловьева происходила из украинского дворянского рода
  Романовых (который по женской линии был связан с родом Бржеских).
  
  
  
  
  
  
   65
  
  
  1 В газете "Новое время" от 25 марта 1883 г. была напечатана статья
  критика В. Буренина о новых стихотворениях Фета.
  
  2 Катков Михаил Никифорович (1818-1887) - реакционный публицист,
  издатель журнала "Русский вестник"
  
  
  
  
  
  
   66
  
  
  1 В письме Фету в Воробьевку Соловьев писал (20 июля 1889 г.):
  "...Искренно сожалею, что... не придется мне это лето быть в Воробьевке.
  Впрочем, недалеко уж и до осени, и скоро надеюсь обнять вас в Москве. Что-то
  вы поделываете? Не забывайте, что осенью мы с вами должны собрать новый
  выпуск "Вечерних Огней" ("Письма Владимира Сергеевича Соловьева", т. III.
  СПб., 1911, с. 124).
  
  2 Брат Соловьева.
  
  3 Соловьев перевел работу Канта "Пролегомены ко всякой будущей
  метафизике..." (издана в Москве в 1893 г.).
  
  4 В цитированном выше письме от 20 июля 1889 г. Соловьев писал: "В
  настоящее время я, так сказать, еду на тройке: в корню у меня семилетний
  труд, который только что теперь окончил вчерне и начал набело, а на
  пристяжке, с одной стороны, разрушение славянофильства для осенних 
  "Вестника Европы", а с другой стороны, рассуждение "о красоте" для первого 
  гротовского журнала. Определяю красоту с отрицательного конца как чистую
  бесполезность, а с положительного как духовную телесность. Сне последнее
  будет ясно только из самой статьи, которая, надеюсь, заслужит ваше
  одобрение". Речь идет о программной эстетической работе Соловьева - статье
  "Красота в природе", которая была напечатана в журнале "Вопросы философии и
  психологии" (1889, кн. 1).
  
  5 Для понимания отношений между Фетом и Соловьевым много дает, на наш
  взгляд, одно письмо этого же 1889 г.; приводим полностью это письмо,
  посланное Соловьевым из Петербурга 27 января 1889 г. в Москву, где в это
  время праздновался юбилей Фета: "Дорогой и глубокоуважаемый Афанасий
  Афанасьевич! Приветствуют вас звезд золотые ресницы, и месяц, плывущий по
  лазурной пустыне, и плачущие степные травы, и розы весенние и осенние;
  приветствует вас густолистый развесистый лес, и блеском вечерним овеянные
  горы, и милое окно над снежным каштаном. Приветствуют вас голубые и черные
  ангелы, глядящие из-под шелковых ресниц, и грот Сивиллы с своею черною
  дверью. Приветствует вас лев св. Марка, и жар-птица, сидящая на суку,
  извилистом и чудном. Приветствуют вас все крылатые звуки и лучезарные образы
  между небом и землею. Кланяется вам также и меньшая братия: слепой жук, и
  вечерние мошки, и кричащий коростель, и молчаливая жаба, вышедшая на дорогу.
  А наконец, приветствую вас и я, в виде того серого камня, который вы
  помянули добрым словом. Плачет серый камень, в пруд роняя слезы. И хоть не
  над прудом, а над целым океаном человеческой бессмыслицы приходится плакать,
  но есть и утешение, пока над этим мутным потоком недвижимо стоит светлая
  радуга чистой поэзии и заранее празднует будущий мир неба с землею.
  Бесценный мой отрезок настоящей неподдельной радуги, обнимаю вас мысленно в
  надежде на скорое свидание". ("Письма Владимира Сергеевича Соловьева", т.
  III. СПб., 1911, с. 120).
  
  
  
  
  
  
   67
  
  
  1 Юрий Николаевич Говоруха-Отрок (1852-1896) - литературный и
  театральный критик, публицист.
  
  2 Ольга Ивановна Иост (ур. Щукина) - племянница М. П. Фет; Ольга
  Васильевна Галахова (ур. Шеншина) - племянница Фета.
  
  3 22 июля - день именин Марии Петровны Фет.
  
  
  
  
  
  
   68
  
  
  1 К этому письму 13 ноября 1900 г. сделана приписка братом философа
  Михаилом Соловьевым: "В дополнение к приведенному Ю. Г. классическому
  изречению Аф. Аф.: Во время спора с М. И. Хитровым и Говорухою-Отроком и
  защиты ими христианства Фет вскочил, стал перед иконою и, крестясь, произнес
  с чувством горячей благодарности: "Господи Иисусе Христе, Мать Пресвятая
  Богородица, благодарю вас, что я не христианин".
  
  
  
  
  
   Я. П. ПОЛОНСКОМУ
  
  
  С поэтом Яковом Петровичем Полонским (1819-1898) Фет познакомился и
  подружился еще в студенческую пору (они одновременно учились в Московском
  университете). Отношения эти продолжались полвека; они были прерваны в 1875
  году (в связи со ссорой Фета с Тургеневым, в которой косвенно оказался
  замешанным Полонский), восстановлены в 1887 году и не прерывались уже до
  конца жизни. Полувековое общение двух поэтов происходило преимущественно в
  форме переписки (расставшись после общих студенческих лет, они жили в разных
  местах и встречались редко).
  
  В январе 1914 года в иллюстрированном приложении к газете "Новое время"
  была начата публикация "избранных мест" переписки двух поэтов; при этом в
  редакционном предисловии сообщалось: "Жозефина Антоновна Полонская, жена
  поэта, передала покойному А. С. Суворину пять тетрадей переписки между А. А.
  Фетом (Шеншиным) и Я. П. Полонским" {Переписка эта была использована Ю. А.
  Никольским для его фундаментальной статьи "История одной дружбы. Фет и
  Полонский" ("Русская мысль", 1917,  5). Автор сообщает, что количество
  писем двух поэтов только за четыре последних года их переписки было равно
  200.}. Переписка эта так и не была издана; из пяти тетрадей Полонской ныне
  известна только одна; исчезли также некоторые автографы писем, по которым
  осуществлялась публикация в приложении к "Новому времени". В настоящем
  издании печатаются двадцать пять писем Фета к Полонскому, хронологически
  охватывающие весь период их отношений - от 1840 до 1890-х годов. Письма
  1840-1860-х годов печатаются по автографам из фонда Фета в Рукописном отделе
  ИРЛИ; письма 1887-1891 годов (за исключением  84) по машинописным копиям из
  архива Б. Я. Бухштаба (которому приносим глубокую благодарность за
  содействие в работе); письма 1892 года - по копиям в тетради Ж. А. Полонской
  (ИРЛИ, фонд Фета).
  
  Фет, вспоминая свою жизнь в доме Григорьевых и говоря о собраниях
  "мыслящего студенческого кружка", пишет: "...едва ли я был не один из
  первых, почуявших несомненный и оригинальный талант Полонского. Я любил
  встречать его у нас наверху до прихода еще многочисленных и задорных
  спорщиков, так как надеялся услыхать новое его стихотворение, которое читать
  в шумном сборище он не любил" {РГ, с. 155.}. Со своей стороны и Полонский в
  мемуарах "Мои студенческие воспоминания" писал: "...в то время Фет еще
  восхищался не только Языковым, но и стихотворениями Бенедиктова, читал Гейне
  и Гете... Я уже чуял в нем истинного поэта и не раз отдавал ему на суд свои
  студенческие стихотворения <...> ...юный Фет... бывало, говорил мне: "К чему
  искать сюжета для стихов; сюжеты эти на каждом шагу, - брось на стул женское
  платье или погляди на двух ворон, которые уселись на заборе, вот тебе и
  сюжеты..." {Ежемесячные литературные приложения к журналу "Нива" 1898,  12,
  с. 643, 661.} Фета, Полонского и их общего друга Григорьева объединяло
  беззаветное "служение поэзии"; говоря о времени, породившем эту молодежь, Б.
  Ф. Егоров замечает, что "поколение Григорьева (родившееся в 1819-1822 годах)
  дало так много поэтов романтического плана: А. А. Фет, Я. П. Полонский, А.
  Н. Майков, Н. Ф. Щербина, сам Григорьев. Еще одна важная черта: поколение
  Григорьева, давшее столько романтических поэтов (и не меньше - серьезных
  ученых различных школ), почти совсем не подготовило радикальных деятелей для
  эпохи 60-х годов - все ее знаменитые вожди родились на 10-20 лет позже"
  {Григорьев, с. 341.}. "Служение поэзии" и чувство "общего поколения"
  сопровождало долгие отношения Фета и Полонского и поддерживало их.
  
  
  
  
  
  
   69
  
  
  1 Фет продолжал изредка печататься в "Отечественных записках".
  
  2 Полонский прислал Фету свой второй поэтический сборник:
  "Стихотворения 1845 г." (Одесса, 1846).
  
  3 Фет имеет в виду басню И. Хемницера "Метафизик".
  
  4 С 1846 г. Полонский находился на службе в Тифлисе, куда переехал из
  Одессы.
  
  
  
  
  
  
   70
  
  
  1 Это предприятие Фета не осуществилось.
  
  2 См. примеч. 5 к письму  3.
  
  
  
  
  
  
   71
  
  
  1 В январе 1847 г. А. Григорьев, после трех лет петербургской жизни,
  вернулся в Москву и возобновил свою переписку с Фетом (см. в письме  69
  слова: "уже больше года с ним не переписываюсь").
  
  2 В воспоминаниях Фет рассказывает, что он воспользовался данным ему
  отпуском, чтобы приехать в Москву и подготовить с Григорьевым первый сборник
  своих стихотворений: "Пробыв проездом в Новоселках самое короткое время, я
  прямо проехал в Москву к Григорьевым, у которых поместился наверху на старом
  месте, как будто бы ничто со времени нашей последней встречи и не случилось.
  Аполлон после странствований вернулся из Петербурга и занимал по-прежнему
  комнатки налево; а я занял свои по правую сторону мезонина. С обычной
  чуткостью и симпатией принялся Аполлон за редакцию стихов моих" (РГ, с.
  490). Затем Фет вернулся в полк, "устроившись насчет печати с типографией
  Степанова и упросив Аполлона продержать корректуру". Это происходило в конце
  1847 г. - но лишь после его вторичного приезда осенью 1849 г. дело
  сдвинулось, и книга была напечатана.
  
  
  
  
  
  
   72
  
  
  1 Свои переводы драм Шекспира ("Юлий Цезарь", "Антоний и Клеопатра")
  Фет разбирал с Тургеневым.
  
  2 Полонский просил у Фета материалов для нового журнала "Русское слово"
  (издатель гр. Г. А. Кушелев-Безбородко, редакторы Полонский и Григорьев),
  который начал выходить с 1859 г.
  
  
  
  
  
  
   73
  
  
  1 Богушевич Ю. М. - издатель журнала "Литературная библиотека", в
  котором Фет поместил свою статью "Два письма о значении древних языков в
  нашем воспитании" (1867,  4-5).
  
  
  
  
  
  
   74
  
  
  1 Очевидно, Фет имеет в виду: И. Борисова, И. Введенского, А.
  Григорьева и Я. Полонского.
  
  2 Тургенев писал Фету 28 ноября 1874 года из Парижа: "Любезный Шеншин,
  сегодня я получил Ваше письмо - а четвертого дня ко мне пришло письмо
  Полонского, из которого выписываю Вам следующий пассаж: "Фет (Шеншин)
  распустил про тебя, будто бы в свой последний приезд говорил с какими-то
  юношами (слышал: с племянниками Милютина), порученными надзору и попечению
  Ф<ета>-Ш<еншина> - и старался заразить их жаждой идти в Сибирь. <...> ...я
  вполне верю тому, что Вы действительно произнесли слова, которые приписывают
  - потому полагаю лучшим прекратить наши отношения..."
  
  3 В "Моих воспоминаниях" (ч. П, с. 399) Фет писал: "В декабре 1887 года
  я ездил в Петербург... И на этот раз наш общий с Полонским приятель, Н. Н.
  Страхов, снова стал передавать мне сетования Полонского на то, что я, бывая
  в Петербурге, не только по-прежнему не навещаю его, но даже не бываю по
  пятницам, на которых бывают все его приятели. Передав Страхову о черной
  кошке между мною и Тургеневым, пробежавшей по поводу письма Полонского, я
  просил Ник. Ник. объяснить Полонскому, что мне неловко с оскорблением в душе
  по-прежнему чистосердечно жать ему руку. Последовало со стороны Полонского
  объяснение, что никогда он не писал слов в приписанном им Тургеневым смысле.
  При этом Яков Петрович сказал: "впрочем, я мог бы много с своей стороны
  выставить таких тургеневских выходок".
  
  Я не полюбопытствовал спросить - каких; и сердечно радуюсь
  восстановлению дружеских отношений с человеком, на которого с
  университетской скамьи привык смотреть, как на брата".
  
  
  
  
  
  
   75
  
  
  1 Тарпейская скала - место казни осужденных государственных
  преступников в Древнем Риме.
  
  2 У Фета не было детей; с племянниками, которых он опекал - П.
  Борисовым и О. Шеншиной, - у него не сложились близкие отношения.
  
  3 Надсон Семен Яковлевич (1862-1887) - популярный поэт 80-х годов.
  
  4 "Кузнечик-музыкант" (1859) - поэма Полонского.
  
  
  
  
  
  
   76
  
  
  1 Речь идет о переводах Фета стихотворений Гете "Рыбак" и "Зимняя
  поездка на Гарц" ("Вестник Европы", 1886,  1).
  
  2 Греч Николай Иванович (1781-1867) - писатель и филолог, автор
  "Практической грамматики".
  
  3 Востоков Александр Христофорович (1781-1864) - поэт и филолог,
  исследователь стиха.
  
  
  
  
  
  
   77
  
  
  1 В "Русском вестнике" (1888,  3) было опубликовано стихотворение
  Полонского, посвященное Фету ("Нет, не забуду я тот ранний огонек, //
  Который мы зажгли на первом перевале...").
  
  2 К юбилею поэта А. Н. Майкова (1821 -1897) Фет написал стихотворение
  "Пятьдесят лебедей пронесли..." (см. т. 1).
  
  
  
  
  
  
   78
  
  
  1 Лорис-Меликов Михаил Тариелович (1825-1888) - военный и
  государственный деятель царствования Александра II, облеченный в 1880 г.
  диктаторскими полномочиями, которые он хотел использовать в либеральных
  целях ("диктатура сердца").
  
  2 По окончании университета Полонский жил в Одессе.
  
  3 Райвола - станция Финляндской ж. д., где Полонский снимал дачу.
  
  4 Каламбур Фета, связанный со словом "синекура" (от лат. sine cura -
  без заботы): в средние века - доходная, но необременительная церковная
  должность; впоследствии стало употребляться в нарицательном значении: не
  требующее труда, хорошо оплачиваемое место.
  
  
  
  
  
  
   80
  
  
  1 Фет говорит о стихотворении Полонского "Последний вздох" (впервые
  опубликовано в журн. "Эпоха", 1864,  9).
  
  2 Книга Н. Страхова "Заметки о Пушкине и других поэтах" (СПб., 1888).
  
  
  
  
  
  
   81
  
  
  1 Полонский написал к юбилею Фета стихотворение "Ночи текли - звезды
  трепетно в бездну лучи свои сеяли...", а Майков - "Когда, как бурный конь,
  порвавший удила...".
  
  
  
  
  
  
   82
  
  
  1 В начале 1889 г., будучи в Петербурге, Фет навестил Полонских и
  присутствовал на "пятнице" у поэта - еженедельных литературных собраниях в
  доме поэта на Знаменской улице, 26.
  
  
  
  
  
  
   83
  
  
  1 См. коммент. к стихотворению "Устало все кругом..." (т. 1).
  
  
  
  
  
  
   84
  
  
  1 Письмо печатается по тексту, опубликованному в Приложении к "Новому
  времени", 1916,  14360.
  
  2 На обложке книги Полонского "Вечерний звон" (СПб., 1890) был
  изображен поющий соловей на арфе.
  
  3 Полонский писал Фету по поводу его стихотворения "Упреком, жалостью
  внушенным...":
  
  "Что ты за существо - не постигаю; ну, скажи, ради бога и всех ангелов
  его, и всех чертей его, откуда у тебя берутся такие елейно-чистые, такие
  возвышенно-идеальные, такие юношественно-благоговейные стихотворения, как и
  "Упреком, жалостью внушенным..."?
  
  Стихи эти так хороши, что я от восторга готов ругаться. Гора может
  родить мышь, но чтоб мышь родила гору, этого я не постигаю.
  
  Это паче всех чудес, тобою отвергаемых. Тут не ты мышь, а мышь - твоя
  вера, во имя которой муза твоя готова
  
  
  
  
  
  Себя и мир забыть
  
  
  
  
  И подступающих рыданий
  
  
  
  
  Горячий сдерживать порыв.
  
  
  Какой Шопенгауэр, да и вообще какая философия объяснит тебе
  происхождение или психический процесс такого лирического настроения? Если ты
  мне этого не объяснишь, то я заподозрю, что внутри тебя сидит другой, никому
  не видимый, и нам, грешным, невидимый, человек, окруженный сиянием, с
  глазами из лазури и звезд, и окрыленный. Ты состарился, а он молод! Ты все
  отрицаешь, а он верит!.. Ты презираешь жизнь, а он, коленопреклоненный,
  зарыдать готов перед одним из ее воплощений, - перед таким существом, от
&

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 403 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа