Главная » Книги

Вяземский Петр Андреевич - Записные книжки (1813-1848), Страница 14

Вяземский Петр Андреевич - Записные книжки (1813-1848)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

тво сочетать Бородино с Варшавою? Россия вопиет против этого беззакония. Хорошо "Инвалиду" сближать эпохи и события в календарских своих калейдоскопах, но Пушкину и Жуковскому кажется бы и стыдно. Одна мысль в обоих стихотворениях показалась мне уместною и кстати. Это мадригал молодому Суворову. Незачем было Суворову вставать из гроба, чтобы благословить страдание Паскевича, которое милостью божиею и без того обойдется. В Паскевиче ничего нет суворовского, а война наша с Польшею тоже вовсе не Суворовская, но хорошо было дедушке полюбоваться внуком.
   После этих стихов не понимаю, почему Пушкину не воспевать Орлова за победы его Старорусские, Нессельроде за подписание мира. Когда решишься быть поэтом событий, а не соображений, то нечего робеть и жеманиться - Пой, да и только. Смешно, когда Пушкин хвастается, что мы не сожжем Варшавы их. И вестимо, потому что после нам пришлось же бы застроить ее. Вы так уже сбились с пахвей в своем патриотическом восторге, что не знаете на чем решиться: то у вас Варшава - неприятельский город, то наш посад91.
   Говорится: рука руку моет. Чаще пришлось бы сказать: рука руку марает.
   Скотина Полевой имел наглость написать в альбоме жены Карлгофа стихи под заглавием: "Поэтический анахронизм, или стихи вроде Василья Львовича Пушкина и Ивана Ивановича Дмитриева, писанные в XIX веке". Как везде видишь целовальника и лакея, не знающего ни приличия, ни скромности. Посади свинью за стол, она и ноги на стол. Да и каков литератор, который шутит стихами Дмитриева, и какими стихами еще:
  
   Гостиная - альбом,
   Паркет и зала с позолотой
   Так пахнут скукой и зевотой.
  
   Паркет пахнет зевотой!92
  

6 декабря 1837.

  
   Бутошники ходили сегодня по домам и приказывали, чтобы по две свечи стояли на окнах до часа по полуночи. - - Сегодня же обедал я у директора в шитом мундире по приглашению его. Матушка Россия не берет насильно, а все добровольно, наступя на горло93.
   Les hommes d'esprit et les hommes de conscience peuvent dire en Russie: "Vous en voulez de l'opposition, coute que coute. Vous en aurez" {Люди ума и люди совести могут сказать в России: "Вы во что бы то ни стало хотите, чтобы была оппозиция. Вы ее получите" (фр.).}94.
   A l'epoque du cholera a Moscou je me trouvais a la campagne pres de la ville avec ma famille et un francais, charge de l'edu cation de mon fils. Nous etions tous sous le poids de vives inquietudes et de mortelles angoisses, mais lui, nerveux et hypocondre, etait le plus affecte de nous tous. Enfin les bulletins, que nous recevions journellement sur la marche de la maladie, commencerent a etre de plus en plus rassurants, et bientot le fleau cessa tout a fait. Nous reprimes tous haleine et courage. Mais voici qu'un beau matin, je vois mon precepteur entrer chez moi plus pale et plus effare que jamais. Eh bien,- me dit-il d'une vois emue et tremblante,- le cholera a repris a Moscou avec une nouvelle force: il у meurt chaque jour quelques centaines de malades. Effraye a mon tour, qui done, lui demandai-je, vous a fait part de cette triste nouvelle?- Mais cette feuille, me repond-il, en me montrant un No du "Journal des Debats". A ces mots un rire fou succeda a ma terreur, panique, puisque j'eu beau chercher a le rassurer et a lui faire comprendre que les nouvelles de Moscou, donnees par les feuilles de Paris, devaient avoir au moins 6 semaines de date, tandis que nous avions des relations journalieres avec la capitale; le pauvre homme ne voulait pas en demordre, et ne cessa de me repeter que le "Journal des Debats" etait veridique, et que les rapports officiels de Moscou ne lui inspiraient aucune con fiance95.
  
   [Перевод]
   В период московской холеры я находился в деревне, близ города, с семьей и с одним французом, которому было поручено воспитание моего сына. Мы все находились под гнетом сильного беспокойства и смертельного страха, но он, человек нервный и ипохондрик, был угнетен больше нас всех. Наконец бюллетени о ходе болезни, получавшиеся нами ежедневно, стали более бодрыми, и вскоре тяжкий гнет совсем прекратился. Мы вздохнули свободнее и набрались мужества. Но вот, в одно прекрасное утро, наш учитель вошел ко мне более бледный и расстроенный, чем когда бы то ни было.
   - Вы знаете, сказал он мне взволнованным и дрожащим голосом, холера вспыхнула в Москве с новой силой: там умирают ежедневно несколько сотен больных. В свою очередь я испугался.- Кто же сообщил вам эту печальную новость?- спросил я.
   - Я узнал ее из этого листка, ответил он, показывая мне No "Журнала де Деба". При этих словах безумный смех овладел мной, придя на смену моему страху. Напрасно я пытался успокоить его и заставить его понять, что московские новости на страницах парижских газет отстали по крайней мере на 6 недель, в то время как мы имеем ежедневные сношения со столицей. Бедняга никак не хотел согласиться с этим и продолжал твердить, что "Журналь де Деба" всегда дает совершенно достоверные сведения, а официальные сведения из Москвы не внушают никакого доверия (фр.).
  
  

КНИЖКА ДЕВЯТАЯ1

(1832-1850)

  

С.-Петербург, Майя 13, 1832.

  
   Pour la plus belle elle est eclose,
   Le plus tendre doit la cueillir;
   С'est bien pour vous qu'est cette rose
   Et с'est a moi de vous l'offrir.
  
   (Marat) {*}
  
   Conseils a une jeune personne.
  
   Sur le pouvoir de tes appas
   Demeure toujours alarmee.
   Tu n'en sera que mieux aimee
   Si tu crains de ne l'etre pas.
   (Robespierre) {**} 2
  
   {* Она распустилась для самой прекрасной,
   Сорвать ее должен нежнейший из всех;
   Конечно, для вас [предназначена] эта роза
   И, конечно, мне [надлежит] ее вам предложить
  
   (Марат)
  
   ** Советы одной молодой особе.
   Никогда не будь уверенной
   Во власти твоих прелестей,
   Чем более ты будешь бояться оказаться нелюбимой,
   Тем сильнее тебя полюбят.
  
   (Робеспьер)}
  
   Cruautes des Russes. Le general Davidoff, le Voltaire des steppes de la Russie, et le fameux patriote russe de 1812, ayant trouve quelques fusils dans la maison de m-r Czarnoluski, en Volhynie, fit fusilier, sans jugement, ce malheureux gentilhomme et ordonna ensuite, que son corps fut pendu a un arbre, pour servir de pature aux oiseaux de proie; mais voulant justifier cette barbarie, il fit dresser apres coup a Wlodzimierz une sentence demort contre sa victime, et il forca plusieurs personnes a signer cet arret posthume.- Il n'est pas de crimes que ce general ne permette a ses soldats. On les a vus maltraiter une dame de qualite, qui etait enceinte, lui raettre leurs fusils charges sur la poitrine, lui arracher un collier de perles et de diamants et l'effrayer au point qu'eile fut forcee de sauter par la fenetre, et que, sans la pitie du lieutenant colonel Dimitrief, une mort certaine l'attendait ("Le Messager Polonais", dernier No du 30 Juin 1831. En tout 34No).
   Sur la mort du Feld-marechal Diebitsch.- Paix a ses cendres; le peuple polonais peut meme le pleurer; car militairement parlant, il ne lui fit jamais de mal. - Onnesaitpas encore positivement si quelques brochures libera les, qu'il publia dans le temps, et entre autres une concernant les Juifs, oa (ce qui est plus vraisemblable) une injure faite a son pere, major dans l'armee Prussienne, furent cause que le jeune Diebitsch passa au service Russe Тут же)3.
  
   [Перевод]
   Жестокость русских. Генерал Давыдов, Вольтер русских степей, знаменитый русский патриот 1812 г., обнаружив несколько ружей в доме г-на Чарнолуского в Волыни, приказал расстрелять без суда этого злосчастного дворянина и затем распорядился, чтобы его тело было повешено на дереве на растерзание хищным птицам; но, желая оправдать это варварство, он приказал задним числом составить в Владимире приговор о казни своей жертвы и заставил нескольких человек подписаться под этим посмертно составленным документом. Нет такого преступления, которое этот генерал не разрешал бы своим солдатам. Были свидетели тому, как они грубо издевались над одной очень порядочной женщиной, которая была беременна: они приставляли к ее груди заряженные ружья, сорвали с нее жемчужное и бриллиантовое ожерелье и напугали ее до того, что она была вынуждена выпрыгнуть в окно; и если бы над ней не сжалился подполковник Димитриев, ее бы постигла верная смерть ("Польский Вестник", последний No от 30 июня 1831 года. Всего 34 номера).
   На смерть фельдмаршала Дибича.- Мир праху его; польский народ может даже его оплакивать, так как, говоря военным языком, он никогда не причинял ему зла.- Никто не знает положительным образом, что послужило причиной перехода молодого Дибича на русскую службу: произошло ли это благодаря нескольким либеральным брошюрам, которые он опубликовал в свое время, между ними была одна, касающаяся евреев, или (что более вероятно) вследствие оскорбления, нанесенного его отцу, майору прусской армии (фр.).
  

20-го.

  
   В газете Le Temps, Майя 11-го 1832, есть перевод письма Марата, писанного по-английски к William Daly [Вильяму Дали]. Марат занимался тогда медициною и хирургиею. "Soyez bien sur d'une chose, mon ami, c'est qu'on ne peut acquerir de l'habilite ou du renom dans cet art qu'en faisant sur le vir des experiences nombreuses et journalieres. Pour moi, je suis a meme de me procurer des corps morts, provenant des hopitaux, en telle quantite qu'il me plait et a tres bon compte; et enfin de ne pas depenser trop d'argent en animaux vivants, j'ai fait un arrangement avec un boucher du quartier, qui me fournit des brebis, des veaux, des cochons, et meme des boeufs si j'en ai besoin. - Vous dites que vous n'aimez pas a voir d'innocents animaux dechires par le scalpel; mon coeur est aussi tendre que le votre et je n'aime pas non plus que vous a voir souffrir de pauvres creatures; mais il serait impossible de comprendre les secretes, etonnantes et inexplicables merveilles du corps humain, si Ton n'essayait pas de saisir la nature dans son oeuvre, et ce but ne saurait etreatteintsans faire un peu de mal pour beau-coup de bien: с'est seulement ainsi qu'on peut devenir le bienfaiteur de rhumanite.- J'avoue qu'au commencement j'eprouvais de la peine et de la repugnance; mais je m'y suis accoutume peu a peu, et je me console avec i'idee que j'agis ainsi pour le soulagement de rhumanite.- Si j'etais legislateur, je proposerais pour le bien de mon pays et du monde entier, que les condamnes a la peine capitale eussent la faculte d 'exposer leur corps "a quelque operation difficile qui pourrait causer la mort, et dans le cas ou l'operation viendrait a reussir, le condamne, suivant le crime qu'il aurait commis, obtiendrait son pardon, ou la peine serait convertie en exil ou en prison. On m'a assure, qu'un prince Italien mit ce principe en usage".- Странно видеть эти прелюдии Марата, который после разыгрывал свою тему в полном оркестре4.
  
   [Перевод]
   "Будьте совершенно уверены в том, мой друг, что искусство и известность в этой области (в медицине п хирургии) можно приобрести только путем многочисленных и ежедневных упражнений над живыми объектами. Что касается меня, то я могу получать мертвые тела из госпиталей в любом количестве и за очень дешевую цену. Для того же, чтобы не тратить слишком больших сумм на живых животных, я условился с мясником нашего квартала, который доставляет мне по мере надобности овец, телят, свиней и даже быков.- Вы говорите, что не любите видеть невинных животных под скальпелем; мое сердце столь же мягко, как и ваше, и я также не люблю видеть страданий бедных тварей. Но было бы совершенно невозможно понять тайны, изумительные и необъяснимые чудеса человеческого тела, если не пытаться схватить природу в ее работе на ходу. А между тем, этой цели нельзя достигнуть, не причинив немного зла, чтобы сделать много добра, только таким образом можно стать благодетелем человеческого рода.- Признаюсь, что вначале я испытывал страдание и отвращение, но мало-помалу я привык и теперь утешаю себя мыслью, что я это делаю для облегчения человечества... Если бы я был законодателем, я предложил бы для блага своей страны и целого мира, чтобы приговоренные к смертной казни имели право отдавать свое тело для совершения какой-либо трудной операции, которая может привести к смерти. В случае же удачной операции виновный, смотря по совершенному им преступлению, пли получает прощение, или же смертная казнь заменяется ему ссылкой или тюрьмой. Меня уверили, что один итальянский князь применил этот принцип на деле" (фр.).
  
   В той же газете есть письмо Бомарше о Due de Lauraguais [Герцоге де Лораге], который носил жену свою на пальце. "По смерти ее,- говорил он,- j'eus recours a Vanderberg, le chimiste, qui, ayant place le corps de ma femme dans une feuille d'asbeste, le livra aux flammes, et a l'aide d'une chaleur extraordinaire le reduisit a une petite quantite de poudre qui en-suite, au moyen d'une certaine composition chimique, fui changee en une substance bleue vitrifiee; la voila, m-rs, monetee dans un anneau d'or; с'est la plus fine essence de mon adorable femme".
  
   [Перевод]
   Я обратился к Ванденбергу, химику, который обернув тело моей жены листом асбеста, подверг его сожжению и при помощи чрезвычайного жара превратил его в небольшое количество праха; затем посредством некоего химического соединения превратил в синее стекловидное вещество; вот оно, господа, оправленное в золотое кольцо; это самая утонченная сущность моей обожаемой жены (фр.).
  
   Мы на днях говорили у Софии Бобринской о невозможности перевести немецкое: Heimveh {Тоска по родине (нем.).}. После нескольких попыток дельных начали мы выражать это слово карикатурою. Жуковский предложил: домогорье. Я сказал: уж лучше зимогорье5.
  

15-го июня 1833.

  
   Я сегодня обедал у Дмитриева. Каждые два часа беседы с ним могут дать материалов на том записок. Непростительно, что я не всегда записывал разговоры мои с ним. Он сегодня говорил о каком-то Беклемишеве при Екатерине, хлебосоле, к которому ежедневно сходились многие обедать и между прочим Дмитриев, тогда еще гвардии сержант: мать Дмитр[иева] была дружна с женою его.- Беклемишев ходил в гродетуровом кафтане и прочее одного цвета. По возвращении от должности находил он уже у себя длинный обеденный стол накрытый, подавали закуску, и он от закуски до обеда занимался переводами. Съезжались тогда каммергер Валуев, польский посланник Деболи, влюбленный в дочь Беклемишева, красавицу. Когда Дмитриев приехал в Петерб[ург] министром, получает он письмо от Беклемишевой, вдовы, которая просит у него ста рублей на погребение этой дочери. 100 руб. даны и на другой день Дмитр[иев] подает государю докладную записку о вспомоществовании вдове, погребающей дочь свою, бывшую красавицу. Та, что всегда языком облизывалась, говорит государь и дает 500 рублей.- Во время коронации имп[ератора] Николая князь Лопухин спрашивает Дмитриева: "Помнишь ли, как ты прихоживал ко мне с тетрадкою перевода.- Лопухин был тогда Петерб[ургским] полицмейст[ером] и ценсором. Бывало только что прочтешь кое-как и подпишешь, не опасаясь никакой ответственности, а теперь что за важное дело должность ценсора".- Тут описание Дмитриева аудиенции Лопухина; частные пристава подходят к нему каждый с добычею своею: один с девкою, у которой глаз подбит, другой с двумя купчиками; "как теперь вижу,- говорит Дмитр[иев], в халатах, белокурые волоса распущены по плечам, они пойманы в чужом саду, куда перелезли чрез забор".- Лопухин слушает их и прищуриваясь дает решение свое. Между тем Дмит[риев] стоит в углу и ожидает очереди своей (а между тем сегодня рассказывает мне с живостью и олицетворением сцену, происходившую за полвека). Лопухин был ценсор снисходительный и имел какую-то натерку философии 18 века.- В письмах к отцу моему цитовал он часто отрывки из "Jacque le fataliste": il est ecrit la haut sur le grand rouleau {Из "Жака Фаталиста": он написан вверху, на большом свитке (фр.).} и прочее.
   Что делает в Москве Мих[аил] Александрович] Салтыков?- "Все вздыхает о изменении франц[узского] языка".
   - А сочинитель Фомин, который жил в Москве в б... против дома Дмитриева, ходил в черном фланел[евом] капоте, вероятно, оставшемся после траурного церемониала при проезде тела императора Александра чрез Москву и вместо пуговиц зашпиленного поперек булавкою, которую ему подарила одна из девок.
   Он говорил о любви своей ко всему молочному. Это доказательство, сказал Одоевский, что в вас нет желчи. "Хоть один он приводит желчь мою в движение, отвечал он, указывая на камердинера своего, известного Николашку,- да Полевой".
   Греч во весь обед у Дмитр[иева] в Москве рассказывал анекдоты о Булгарине и не весьма выгодные чести его, и после каждого: "да вы не подумайте, что он подлец, совсем нет, а урод, сумасброд - да не подумайте, что он злой человек, напротив, предобрая душа, а урод"6.
  

19 июня.

  
   Говоря о мнении, которое восстает против выгод колоний для европейских держав (Франции, Гишпании) Фикельмон сказал: "L'Europe abdique" {Европа отрекается от трона (фр.).}.
   Он же сказал при известии о беременности герцогини Беррийской: Il n'у a rien de change en France, il n'y a qu'un frangais de plus" {Во Франции ничего не изменилось, лишь прибавился один француз (фр.).}7.
  

КНИЖКА ДЕСЯТАЯ1

(1834-1835)

  

1834

  

Июль 13/25.

  
   Первая мысль о путешествии. Письмо из Москвы. Возвратился я из Таиц2.
  

Август 11/23.

  
   Выехали из Петербурга.
  

Август 12/24.

  
   Из Кронштадта, в 6 час. утра.
  

27 авг./8 сект.

  
   Приехали в Ганау3.
  

Октябрь 18/30.

  
   Выехали из Ганау после обеда в 4 1/2 час, приехали в 9-м часу ночевать в Ашафенбург. Строго требовали паспорта и едва согласились дать нам доехать до трактира и там получить его. Ехав от Ашаф[енбурга], видели в лесах снег. Недавно выпал здесь сильный, вершка на два, размыло дождем. Вообще воздух холодноватый руссковатый[?]
  

Октябрь 19/31.

  
   Из Ашаф[енбурга] выехали в 10 утра, приех[али] в Вюрцбург в 1-м часу ночи. Все с горы на гору. Живописно для глаз, но не живоходно с нем[ецкими] лошадьми. Здесь сторона бесплоднее. Города и селения не так теснятся по дороге, как по ту сторону. Аш[афенбург] поряд[очный] город. Замок на Майне. Трак[тир] Zum Breyerhoff [Брейергоф].
  

20 окт./1 ноябр.

  
   Празд[ник] всех святых. Вирцб[ург] прекр[асный] город: сад, площадь, замок - церковь близ замка полна была народом и нарядными красавицами. От праздничного утра большое движение на улицах, все из церкви или в церковь и в полчаса времени увидел я, может быть, половину городского населения. Крепость на высоте. Трактир zum Kronprinz [У Кронпринца] довольно плохой. Помещение [далее 1/2 строки срезано]. Хозяйка смуглая крас[авица]. Выехали в 12 час. Дорога до Ochsenfurst [Оксенфурст], шоссе между Майном и виноградными горами, ныне уже оборванными, оживлена хорошими местечками. Ochsenfurst по ту сторону Майна. Мост. Приехали в Uffenheim [Уффенгейм] в 6-м часу и остались обедать и ночевать за неимением лошадей. Дорога вся гористая, а нем[ецкие] лошади не горские, а горькие.
  

21 окт./2 нояб.

  
   Выехали из Uffenheim в 7 1/2 час. у [тра]. Гостин[ица] Zum goldlene]. Lampe [Под золотой лампой] очень хороша харчами и постоем: мягко кормят, мягко стелят и не жестко тронуться и встать со стола, т. е. расплачиваться. Приехали ночевать в 11 час. в Нёрдлинг[ен] в гостиницу] Zum Krone [Под короной]. Дорога все гориста, но менее, особенно последняя половина. Города очень хороши. Обедали в [1 сл. не разобр.] очень порядочно. Народ везде приветливый. Огромные прически женщин. Черные зонтики [срезано несколько слов].
  

Октябрь 22/3 ноября.

  
   Выехали из Нёрдлингена около 8 ч. утра. В Donauworth [Донауворт]1 познакомился я с сыном Ивановичем Дунаем, довольно скромным в здешнем месте. По сторонам его расстилаются равнины и возвышаются несколько местечек. В Aichach [Айхах] пьяный почтмейстер, qui parlait la petite francais {Который говорил немного по-французски (фр.).}, и наложил нам шесть лошадей, которые тащили за четырех.
  

Октябрь 23/4 ноября.

  
   Всю ночь протащились и приехали в Минхен в 5 часов утра4. Трактир Золотого оленя весьма плохой.
  

24/6-27/8, Минхен.

  
   Тютчева - бывшая Петерсон, бывшая графиня Bothmer [Ботмер], сестра ее Клотильда, кандидатка в chanoinesse {Настоятельница монастыря (фр.).}. M-me de Welden [Г-жа де Вельден] - сестра Лотсбек. Фамилия их разбогатела табаком. Первая говорит о Бальзаке: Comme il nous connait {Как он нас знает (фр.).}. В сестру был влюблен Мантейфель. M-r et M-me de Cetto, nee Baronne de Deuxponts {Г-н и г-жа де Сетто, рожд. баронесса де Де-Пон (фр.).} - дочь "его M-me de Braga [Г-жа де Брага] - M-me de Darenberg [Г-жа де Даренберг]5, вдовушка черноглазая, дочь Баварского посланника в Париже. Le comte de Preysing [Граф де Прейзинг] Capitaine en chef des gardes d'arciers {Гвардии командир (фр.).} (почетное звание), ярославский знакомец 1812 г., когда он был в плену.
   M-me de Deux ponts, belle soeur deM-me de Cetto, nee C[omtes] de Reichberg.- Le nonce, archeveque de Туг, Comte de Mercy d'Argenteau Beige {Г-жа де Де-Пон, невестка г-жи де Сетто, рожд. графиня Рейхберг. - Нунций, архиепископ Тирский, граф де Мерси из бельгийского Аржанта (фр.).}.
   Вдовствующая курф[ирстша] Баварская разбогатела поставками, откупами. После Ганауского сражения поскакала она в армию и начала свои обороты. Она, сказывают, сама о том говорит охотно. У короля собрание портретов современных и полюбившихся ему красавиц. Кто бы ни понравилась ему, он выпросит позволение велеть списать портрет и внесет в свой тайный музей. Доныне их 16-ть. Наша Крюднерша тут, а в почине его италиянская Эгерия, к которой он так часто уклоняетсядля свидания из Баварии. В потомстве он таким образом прослывет Соломоном, если по портретам будут судить о подлинниках. Сказывают, один прусский кронпр[инц] видел этот платонико-созерцательный сераль6.
   Принц Карл женат на актрисе.
  

Октябрь 29/10 ноября. Минхен.

  
   Обед у Гагарина. Доктор Бреслау был в плену в Рос[сии] в 1812 г., долго лежал в Вильне - оставил в России два большие пальца с ног своих.
   Вечер у M-me Cetto [Г-жи Сетто] - Нунций разгадывал шарады. Сцена франц[узской] классической комедии. Муж и жена: Филемон и Бавкида века Людов[ика] 15-го. Разговоры об отступлении Французского] Министерства7.
  

Октябрь 30/11 ноября. Минхен.

  
   Отелло - Паша. M-elle Carl [Мадмуазель Карл]. Тенор очень хорош.- Бас Пелегрини лучше всего в Robert le Diable ["Роберте-дьяволе"]- для Дон-жуана слишком дороден.
  

Ноябрь 1/13.

  
   Выехали из Минхена в 12 час. перед обедом, приехали ночевать в Wallensee [Валлензее] в 1-м часу ночи. Деревенской плохой трактир. Выехав из Венедигт - крутая гора в час езды и более; Kochel [Кохель] берег и озеро, водопады невидимые ревели во тьме. Карета на дыбах карабкалась вверх, словно слон.- Лес. - Прекр[асная] ночная картина.- Подъезжая к станции - дорога между озером В[аллен] Зее и берегом крутым и покрытым лесом.
  

Ноябрь 2/14.

  
   Из В[аллен] Зее выехали в 10 час. у[тра]. Приехали в Инсбрук в 10 час. в[ечера]. С горы на гору. Везде шумят ключи и потоки. Царство сосны. На равнинах снег. Австрийская граница. Приставы очень вежливы. Замки8.
  

Ноябрь 3/15.

  
   Выехали из Инсб[рука] в 11 часов. Приехали в 5-том часу в Штейнах, т. е. на вторую станцию и остались ночевать, чтобы ночь не застигла нас на Бреннере. На пер[вой] стан[ции] до Шенберга увидели мы горную красоту во всем блеске, освещенную солнцем. Снежные горы, которые торчат в небесах над облаками, удивительное зрелище. Дорога над пропастями. В глубине зеленая полоса Зилы, шумит и бурлит. Дорога поминутно извивается. Картины разнообразные, то обработанные поля по уступам гор, то дичь во всем ужасе. В Шенберге плохие лошади и плохие почтари, по крайней мере, наши. Когда мы совершали свое облачное путешествие, Надинька сказала: "Четвертинские, может быть, видят нас теперь, если смотрят на небо"9. В Штейнахе довольно хороший трактир. Церковь, расписанная доморощенным живописцем, кажется Кнофелем, здесь рожденным и жившим в Милане. В церкви есть памятник ему. (В Инсбруке видел я в церкви памятник Андреаса Гофера, австрийско-тирольского Вильгельма Теля, который, впрочем, вероятно, не вдохнул бы трагедии Шиллеру)10. Инсб[рук] хорошо обстроенный городок. Улица, где Золотое Солнце, в котором мы остановились, широкая с широкими гранитными тротуарами. Вообще все дома росписаны снаружи: Рафаэлевы ложи на медные деньги. В Штейнахе рабочий народ в трактире после ужина молился в чулане на коленях, громко произнося молитвы. Вообще везде католическая набожность уже несколько италианская. И другая примета италианского соседства: в трактирной избе большая плита мраморная, вставленная в стол. Все путешественники рассказывают про тирольские песни, коими оглашена горная атмосфера; я ни одной еще не слыхал. Может быть, от того, что ноябрь на дворе, или на горе, от того нет и красивости нарядов, о коих также много говорят. Заметил я только у женщин огромные турнюры, которые за пояс (facon de parler) {Как говорится (фр.).} заткнули бы турнюры наших петерб[ургских] щеголих. После обеда заходящее солнце задергивало золотым прозрачным покровом ущелья гор и отсвечивалось на посребреных вершинах сосен, слегка осыпанных снегом.- Слияние золотого пара с серебряным паром.
   Горы - хаос в первые дни создания.- Солнце и лед.- Тьма и свет.- Необузданные потоки и громады камней.- Рука человечества еще не раздвинула горы.
  

Ноябрь 4/16.

  
   Выехали часу в 9-м. Проехали весь день и всю ночь обнадеженные и прельщенные светлою и теплою италианскою ночью; приехали в Ботцен часов в 5 утра. Бреннер не заслуживает славы своей, ни ужасом, ни красотою. За Бреннером нашли мы солнце и что-то весеннее в воздухе, точно-весеннее, ибо вышли из зимы.
  

Ноябрь 5/17.

  
   Выехали из Ботцена в 1-м часу. Приехали в Триент часов в 9 вечера. Италия! То есть холодные комнаты, дымящийся камин и кислый хлеб.
  

Ноябрь 6/18.

  
   Выехали из Триента в 11 час.
  

Ноябрь 7/19.

  
   Мантуа.
  

Ноябрь 8/20.

  
   Модена. Тебальдо и Изолина.
   Верона. Амфитеатр: сильнейшее впечатление всего путешествия. Посреди амфитеатра Подновинский балаган11. В Италии постыдное пренебрежение памятников, коими, между тем, она и живет и показывает прохожим, как нищие, увечья свои, чтобы вымолить грош. Все з..., начиная от церквей до театров.-
   Болонья. Кривошейная башня. Галерея Sampierra [Сампиерра]. Антиавстрийский офицер.- Отзыв сестры Анти Паролетти. Дом Россини.- Два дни до приезда нашего уехала Паста.
  

Ноябрь 9/21.

  
   Болонья.
  

Ноябрь 10/22-12/24.

  
   Флоренция.
  

Ноябрь 13/25.

  
   Флоренция. Бал у Понятовских.
  

Ноябрь 14/26.

  
   Флоренция. Le due De Dino [Герцог де Дино] - муж племянницы Талейрана.
   Le marquis Jino Cappone [Маркиз Джино Каппоне] Comte Seristori [Граф Серистори] - был в нашей службе - женат на Franchini [Франкини], дочери русского драгомана.
   Prince de Soresina Vidoni {} [Князь де Сорезина Видони] женат на дочери г[рафини] Бутурлиной. Dini [Дини], муж Бутурлиной старшей {Последние четыре слова вписаны рукой В. Ф. Вяземской.}, брат его.
   Marquis Joseph Pucci [Маркиз Жозеф Пуччи], нижегородский знакомец.
   Понятовский Charles [Шарль], сын князя Станислава, женат на Элизе Montecatini [Монтекатини]. Сестры его M-me Ricci [Г-жа Риччи] (белокурая). М-те Zappi de Bologne [Г-жа Цаппи из Болоньи], муж ее замешан в последнем возмущении12.
   M-me di Bagno [Г-жа ди Баньо], дочь графа Азолино.
   La duchesse de Casigliano, belle fille du Prince Corsini {Герцогиня де Касильпано, невестка князя Корсини (фр.).}.
   M-me Bryan [Г-жа Бриан], дочь известного Rembel [Рембеля] - жена американца. -
   La marquise Rimedi, de Bologne [Маркиза Римеди, из Болоньи], черные глаза, розовое платье.
   Инконтри - дочь Gino Cappone [Джино Каппоне], сестра ее.
   Концерт полуартистов, полуаматеров. Пела Каталани арию свою portugale и вариации Роде. Есть еще отголоски старины, но уже не то. Это уже не Каталани-Валабрек, а разве Валабрек -Каталани. Дочь ее пела арию из "Паризины".- Бал у английского священника. Познакомился я тут с английским майором подтюремщиком Наполеона при Гудсон-Лове. Физические подробности о Наполеоне. Бал у князя Монфора. Графиня Липона. Вероятно, издаст со временем свои записки или свои бумаги pour disculper le Roi qui est devenu le bouc emissaire de cette epoque {Чтобы оправдать короля, который стал козлом отпущения этой эпохи (фр.).}. Она читала недавно книгу, в которой говорят, что она хотела отравить брата и надеть императорский венец на мужа. Говорила о привязанности и благодарности к русским13.
  

Ноябрь 16/27-16/28.

  
   Флоренция.
  

Ноябрь 17/29.

  
   Вечер у князя Монфора.
  

Ноябрь 18/30-24/6 декабря.

  
   Флоренция.
  

Ноябрь 26/7 декабря.

  
   Выехали из Флоренции, думали в 5 час. ан в 7 час, у заставы задержали около 2 часов за неисправностью пропускного билета ветурино, который дан был за два дни. Нет нам удачи в дороге, все какая-нибудь да закорючка. Вместо того, чтобы ночевать в Сиене принуждены мы были потерею 4 часов остановиться на ночь в Podi bongio [Поди бонджио]. Из Флоренции до Рима с ночлегами и харчами подрядился ветурино Mocali [Мокали] за 400 франк, должен был довезти в 5-й день, теперь в 6-й, если бог грехам попустит. Дорога все вниз и вверх. Запрягали до 8 лош[адей], то есть припрягали 3, а где и 2 волов. Оливы и виноградники. Много сельских домов в виду по сторонам. В первый раз слышу громкие песни на улицах вечером. Вообще италианский народ замолк: стал счастлив, замолчал. Сказывают напротив14.
  

Ноябрь 26/8 декабря.

  
   Ночевали в Buon Convento [Буон Конвенто], завтракали в Сиене. Собор - Piazza del Campo [Пьяцца дель Кампо]. Трактиры италианские голодные и холодные. В соборе группа трех граций.
  

Ноябрь 27/9 декабря.

  
   Выехали около 6 часов утра, т. е. ночью. Предрассудок, что надобно рано выезжать и засветло останавливаться, как будто не все равно тьма утренней ночи или вечерней. Завтракали в Riccorsi [Рикорси], селение, где один почтовый двор и гостиница. Приехали ночевать в Novella [Новеллу]. Трактир посредственный. На высотах Радико Фано поднялся холодный и сильный ветр, а день был самый теплый, даже и не на солнце. Ужасная страна и ужасная дорога. Все в гору и с горы и дорога извивается змеею. И это называется bella Italia {Прекрасная Италия (ит.).}. Мертвая природа - кладбище с нагими остовами гор. Можно ли сравнить берега Рейна? В Италии, т. е. в известной мне, есть несколько замечательных городов, с замечательными памятниками, но живописной природы нет. К тому же тормоз для меня палач всех красот природы. И в Тироли он в глазах моих все портил, а Апеннины только что раздражают нервы, а поэзии нет. Италия прекрасный музей, а не прекрасная земля.
  

Ноябрь 28/10 декабря.

  
   Выехали из Novella [Новеллы] (уединенная гостиница) в 9 час, приехали в Bolsena [Больсену] в 2 час. Остались обедать и ночевать. Озеро - церковь св. Христины - чудо. Во всю дорогу нестерпимое солнце в лицо и трамонтана в спину.
  

Ноябрь 29/11 декабря.

  
   Выехали в 6 час. Завтракали в Витербо. Мумия св. Розы: черная роза. Римский саркофаг. Прекрасная Галиана. Фонтаны. Город славился прекрасными девицами и прекрасными фонтанами. Первых не случилось видеть. Трамонтана дует.
   Приехали ночевать в Черный Орел в Ronciglione [Рончильоне]. Порядочный трактир для Италии. Завтра в Риме! Великое слово. То ли бы дело, если не было бы кашля на свете15.
   На пятницу ночевали в Ronciglione [Рончильоне]. Выехали в 6-том часу, завтракали в Storzo [Сторцо]. В 4 часа въехали в Рим.
  

Декабрь 27/8 янв[аря]. Рим.

  
   Минуло 4 месяца с приезда нашего в Ганау16.
  
   Mon Dieu! Mon Dieu! faites moi misericorde; Vous savez ce que je suis!... Moi, je ne sais pas ce que Vous etes; n'abusez pas de votre superiorite, faites moi misericorde!
   ("Le monde comme il est", par le marquis de Custine).
   Travailler, с'est esperer: voila pourquoi Thomme tout a fait malheureiu ne peut rien faire, ni Thomme entierement satisfait {*} (Тут же).
   {* Боже мой! Боже мой! Будь милостлив ко мне; ты знаешь меня, я же тебя не знаю. Не злоупотребляй своим превосходством, окажи мне милость!
   ("Мир как он есть", соч. маркиза де Кюстин).
   Работать, значит, надеяться: вот почему совершенно несчастный человек не может ничего делать, так же как и человек вполне удовлетворенный (фр.).}
  

183517

  

Февраль 11/23.

  
   Зажег сигарку огнем Везувия в 12 ч. у[тра] 1835.
  

Март 26/7 an р.

  
   Неаполь. Capua [Капуа].
  

Март 27/8 апр.

  
   Pompeia - Solerno [Помпея - Солерно].
  

Март 28/9 апр.

  
   Paestum - Basilica [Пестум - Базилика].
  

Март 29/10 апр.

  
   Amalfi [Амальфи]. Из Сандиза [?] водою в Амальфи.
   Там на ослах в Castellamare [Кастелламаре] - скалы - Из Castel-lamare вечером в 8 час. морем в Соренто - утром на остров Capri [Капри]. Голубой грот - лежа вплываешь в маленькой лодке - точно голубое и чудесное - обратно в Соренто - на ослах в Castellamare [Кастелламаре] - прелестная дорога - померанц[евый] сад на скалах - ночевали в Castellamare [Кастелламаре].
  

Апреля 2/14.

  
   Выехали из Неаполя в 10 1/2 час. утра, обедали в Мола ди Гаэта в 9 час. в[ечера]. Горы покрыты снегом.
  

Апреля 10/22.

  
   Выехал из Рима в 5 час. за полдень (Как мог я решиться ехать один, я, в котором нет ни твердости, ни бодрости, ни покорности. Переваливаю мысли свои, как камни, с одной на другую - Сизифова работа).
  

Апреля 11/23.

  
   В 10 час. у[тра] остановился позавтракать в Ponte Centino [Понте Ченгино]. Погода совершенно осенняя; холод, пасмурно.- В сердце хуже осени.- Тоска.- Судороги тоски. Что-то чинят в коляске.
  

Апреля 12/24.

  
 

Другие авторы
  • Грей Томас
  • Фурманов Дмитрий Андреевич
  • Волховской Феликс Вадимович
  • Репина А. П.
  • Мазуркевич Владимир Александрович
  • Богданов Модест Николаевич
  • Урванцев Николай Николаевич
  • Литвинова Елизавета Федоровна
  • Волковысский Николай Моисеевич
  • Протопопов Михаил Алексеевич
  • Другие произведения
  • Сумароков Александр Петрович - Письмо Артиллерии к Г. Полковнику Петру Богдановичу Тютчеву
  • Кальдерон Педро - Н.И.Балашов. На пути к не открытому до конца Кальдерону
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - В пути
  • Жуковский Василий Андреевич - Письмо к А. Я. Булгакову
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Рождественская элегия
  • Булгарин Фаддей Венедиктович - Н. Н. Львова. Каприз Мнемозины
  • Воровский Вацлав Вацлавович - О неграх в России
  • Болотов Андрей Тимофеевич - Письма о красотах натуры
  • Развлечение-Издательство - Красная маска
  • Григорович Дмитрий Васильевич - Театральная карета
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 408 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа