Главная » Книги

Чуйко Владимир Викторович - Шекспир, его жизнь и произведения, Страница 4

Чуйко Владимир Викторович - Шекспир, его жизнь и произведения



силы государственной власти. Сотни монастырскихъ здан³й были разсѣяны по Англ³и, окопанныя рвами, окруженныя прудами, садами и лѣсами. Украшенныя башнями и рѣзными окнами, они разнообразили печальный видъ окружающей ихъ дикой мѣстности, или придавали особенную прелесть цвѣтущимъ равнинамъ. Плодородныя земли, обработанныя трудолюбивыми монахами, перешли въ друг³я руки. Прекрасныя окна аббатствъ были разбиты, крыши сняты, камни разтасканы на починку дорогъ или постройку домовъ; больницы превращены въ житницы. Старинные замки точно также встрѣчались тысячами, но и для нихъ прошло цвѣтущее время. Нѣкоторые представляли просто груды развалинъ; друг³е еще существовали, но въ нихъ не было обитателей, они были покинуты собственниками для новыхъ резиденц³й, съ грац³озными башенками, съ видами на озеро, или близь рѣки, съ просѣками въ окружающихъ лѣсахъ, окруженныя садами и парками. Это были настоящ³я царск³я резиденц³и со всѣми удобствами и роскошью жизни тогдашняго времени. На громадныя пространства тянулись ихъ парки, съ первобытными столѣтними дубами, подъ сѣн³ю которыхъ могли найти пр³ютъ сотни всадниковъ,- парки, заполненные краснымъ звѣремъ и рыбными прудами, съ заведен³ями для цапель и соколовъ, съ роскошными лугами, на которыхъ паслись цѣлыя стада породистаго скота, съ безконечными аллеями и дорогами, съ красивыми домиками и чудесными итальянскими садами. Таковъ былъ, между прочимъ, Виндзорск³й паркъ, прославленный Шекспиромъ, Шенъ, Болье; таковы же были и нѣкоторые парки въ самомъ Лондонѣ. Фальброкск³й паркъ, или Чарлькотъ тѣсно связанъ съ юношескою порою жизни Шекспира. Его владѣлецъ, сэръ Томасъ Люси, "a parliament man, a justice of peace", былъ, какъ предполагаютъ, прототипомъ Шало въ "Merry wifes of Windsor". Джонъ Торпъ, Бернаръ Адамсъ, Лоуренсъ, Бредшо, Смитсонъ были лучшими архитекторами того времени. Домашн³й комфортъ и новыя услов³я жизни упразднили прежн³е феодальные порядки, и новая жизнь водворилась въ замкахъ, съ блестящими представлен³ями, съ постоянными охотами и всякаго рода увеселен³ями. У открытаго окна старый риѳмоплетъ сочинялъ пастораль или красиво разодѣтая леди читала Платона въ греческомъ подлинникѣ; на террасѣ, вечеромъ, при лунномъ освѣщен³и, молодой пажъ и влюбленная дѣвушка нашептывали другъ другу свои клятвы; въ столовой, съ потолкомъ изъ рѣзного дуба, украшенной по стѣнамъ всякаго рода оружьемъ, старый солдатъ разсказывалъ свои похожден³я въ ирландскихъ войнахъ... Лордъ Бэконъ, вспоминая Кенильвортъ, принадлежавш³й лорду Лейстеру, одному изъ самыхъ богатыхъ вельможъ того времени и любимцу Елисаветы, говорилъ, что "конечно, Кенильвортъ не можетъ сравниться по красотѣ съ раемъ, въ особенности потому, что въ Кенильвортскомъ паркѣ нѣтъ прекрасныхъ рѣкъ; однако,- прибавлялъ онъ,- "Кенильвортъ, съ другой стороны, во многомъ превосходнѣе рая, такъ какъ въ немъ нѣтъ также и злополучнаго Древа познан³я добра и зла".

0x01 graphic

   Неподалеку отъ Кенильворта, въ самомъ центрѣ "веселой" Англ³и, въ Варвикшайрѣ, въ нѣсколькихъ миляхъ отъ Бирмингэма, находится маленьк³й городокъ Стратфордѣ-на-Эвонѣ, которому, милост³ю судебъ, суждено было быть родиной величайшаго изъ поэтовъ новаго времени. Теперь городокъ этотъ имѣетъ около шести тысячъ жителей и, подобно всѣмъ провинц³альнымъ городамъ Англ³и, отличается необыкновенной чистотой и опрятност³ю; по окраинамъ красивые коттеджи, въ которыхъ живутъ зажиточные фабриканты, промышленники и коммерсанты; съ восточной стороны, огибая городъ, вьется лентой красивый Эвонъ, утопая въ зелени и вырываясь на просторъ роскошныхъ луговъ; двѣ-три фабрики съ громадными трубами, находящ³яся поблизости станц³и желѣзной дороги, нѣсколько портятъ поэтическ³й характеръ города, въ особенности для путешественника, который, выходя изъ станц³и желѣзной дороги, непр³ятно пораженъ современнымъ видомъ мѣста, украшеннаго его воображен³емъ поэтическими красками прошлаго. Въ топографическомъ отношен³и Стратфордъ напоминаетъ крестъ, составленный изъ двухъ улицъ,- High-street, соединяющей сѣверъ съ югомъ,- и Bridge-street, соединяющей востокъ съ западомъ. Между этими двумя артер³ями, раздѣляющими городъ крестъ-накрестъ, находятся крошечныя улицы, раскинутыя въ безпорядкѣ по всѣмъ направлен³ямъ. Обѣ главныя улицы пересѣкаютъ другъ друга почти въ центрѣ города близь дома, называющагося Market-house, съ большой средневѣковой башней, на которой находятся часы, освѣщаемые вечеромъ; фасадъ этого дома выходитъ на старый каменный мостъ, построенный сэромъ Гугомъ Клоптономъ черезъ Эвонъ, въ царствован³е ГенрихаѴ²². Въ южномъ концѣ улицы High-street, нѣсколько въ сторонѣ, на самомъ берегу Эвона находится церковь Holy Trinity (Св. Троицы). Рѣка, журча, протекаетъ у самаго кладбища, окружающаго церковь; вязы, ростущ³е на берегу, опускаютъ свои вѣтви въ ея прозрачныя воды. Аллея изъ липъ, сучья которыхъ такъ оригинально сплелись, что лѣтомъ образуютъ лиственный сводъ, идетъ отъ воротъ кладбища прямо къ церковной паперти. Могилы заросли травою, и сѣрые памятники, изъ которыхъ мног³е уже вросли въ землю, покрыты мхомъ, который облѣпилъ и самую церковь. Птички свили себѣ гнѣзда въ карнизахъ и трещинахъ ея стѣнъ и весело щебечутъ, а грачи каркаютъ и вьются надъ нею... Не безъ внутренняго волнен³я входимъ въ эту церковь, гдѣ покоится прахъ величайшаго изъ поэтовъ и, вѣроятно, величайшаго изъ людей.
   Стратфордская церковь или, вѣрнѣе, главный ея корпусъ принадлежитъ эпохѣ Вильгельма Завоевателя и представляетъ оригинальную смѣсь архитектурныхъ стилей, въ особенности древне-саксонскаго и норманскаго. Нѣкоторыя части здан³я относятся къ болѣе близкимъ временамъ. Церковь имѣетъ крестообразную форму съ четырехъугольной башней, на которой высится шестисторонн³й шпицъ. Окна - готическаго стиля. Шекспиръ, какъ извѣстно, похороненъ у самаго алтаря вмѣстѣ со многими членами своего семейства. Эта лин³я надгробныхъ плитъ идетъ отъ сѣверной стѣны до южной. Первая плита принадлежитъ женѣ Шекспира,- она похоронена у самой сѣверной стѣны. Слѣдующая могила - самого Шекспира. Далѣе идутъ могилы Томаса Нэша, мужа Елисаветы Голь, внучки поэта; доктора Джона Голь, мужа его дочери Сюсанны и наконецъ самой Сюсанны. Всѣ плиты, за исключен³емъ одной, имѣютъ надписи и прекрасно сохранились. Одна могила у южной стѣны принадлежитъ Юдиѳи, младшей дочери поэта, пережившей всѣхъ своихъ дѣтей и умершей въ 1662 году. Нѣкоторые изъ ученыхъ предполагаютъ, что и друг³е родственники Шекспира похоронены въ этой церкви. Отецъ Шекспира и его мать были, безъ всякаго сомнѣн³я, похоронены здѣсь, но ихъ надгробныхъ памятниковъ отыскать теперь невозможно. Его сестры, умерш³я въ дѣтствѣ,- Джоанна, Маргарита, Анна,- а также его братъ Ричардъ покоятся, вѣроятно, тутъ-же. Гдѣ похороненъ другой его братъ Джильбертъ - неизвѣстно. Его братъ Эдмондъ похороненъ въ Лондонѣ, въ церкви Спасителя, что въ Соотваркѣ. Единственный сынъ поэта, Гамнетъ, умерш³й мальчикомъ, точно также, нѣтъ сомнѣн³я, похороненъ въ Holy Trinity. Вообще нужно замѣтить, весь родъ Шекспировъ не отличался долговѣчност³ю, и этимъ обстоятельствомъ можно объяснить, что родъ этотъ такъ быстро пресѣкся. Самъ поэтъ умеръ пятидесяти двухъ лѣтъ отъ роду. У Сюсанны была дочь Елисавета, умершая въ Абингтонѣ. Она не оставила потомства и ею превратился родъ Шекспировъ. Что-же касается рода Анни Гэсвей, жены поэта, то онъ удержался до нашего времени. Нынѣшняя собственница коттеджа въ деревушкѣ Шотери, миссисъ Тайлоръ,- происходитъ по прямой лин³и отъ Гэсвеевъ.
   Почти рядокъ съ церковью раскинутъ великолѣпный садъ, окружающ³й такъ называемый Монументъ Шекспира (театръ, музей, библ³отека); на голубомъ небѣ, между деревьями, рисуется грац³озный шпицъ церкви Holy Trinity. Громадныя готическ³я окна сѣрой церкви мелькаютъ черезъ улицу; легк³й и пр³ятный шумъ деревьевъ кажется какою-то таинственною симфон³ей. На этомъ крошечномъ пятнышкѣ земли впервые волновался волшебный жезлъ Просперо; здѣсь Ар³ель воспѣвалъ "человѣческ³я кости, превращенныя въ жемчуги, и кораллы въ глубокихъ пещерахъ озера"; здѣсь возстала изъ предвѣчнаго сна Герм³она,- "нѣжная, дѣвственная, грац³озная"; здѣсь были созданы Миранда и Пердита.- Въ нѣсколькихъ шагахъ отъ этого сада, на другомъ углу улицы, находится старинное здан³е Грамматической школы, гдѣ по предан³ю Шекспиръ получилъ свое первоначальное образован³е, гдѣ онъ выучился "немного по-латыни и еще меньше по-гречески". Здан³е школы замѣчательно по красотѣ и древности. Капелла была построена въ половинѣ XIII вѣка. Это католическое учрежден³е, основанное въ 1269 году епископомъ ворчестерскимъ. Почти по сосѣдству со школой, въ той-же High-Street, находится знаменитая гостинница "Краснаго Коня". Здан³е было построено, вѣроятно, около 1596 года. Оно до сихъ поръ отлично сохранилось въ своемъ первоначальномъ видѣ и представляетъ превосходный обращикъ архитектурнаго стиля эпохи Тюдоровъ. Это трехъ-этажный, очень прочно построенный домъ, весь почернѣвш³й отъ времени и состоящ³й изъ пр³емной (она-же и столовая,- Parlour), гостиной (Sitting-room), кухни и нѣсколькихъ нумеровъ для пр³ѣзжающихъ и коморокъ. Въ городѣ можно найти и болѣе древн³я постройки, но, къ сожалѣн³ю, большинство ихъ заново отдѣланы на современный ладъ и потеряли свои характерныя особенности. Юл³усъ Шау, одинъ изъ пяти свидѣтелей, подписавшихся на завѣщан³и Шекспира, жилъ въ этомъ домѣ, и естественно предполагать, что Шекспиръ не разъ бывалъ здѣсь, желая поговорить съ своимъ другомъ и сосѣдомъ. Вообще необходимо замѣтить, что воспоминан³е о великимъ поэтѣ невольно является въ умѣ, когда вы проходите по маленькимъ улицамъ и переулкамъ, выходящимъ на Эвонъ. Такъ, въ Dead-Lane (нынѣ Chapel-Lane) поэтъ владѣлъ маленькимъ, низенькимъ коттэджемъ, который былъ купленъ въ 1602 году нѣк³имъ Вальтеромъ Греемъ и уничтоженъ въ началѣ нынѣшняго столѣт³я. Все это,- если можно такъ выразиться,- одни лишь клочки фактовъ, собранные и пополненные современными учеными; они, однако, представляютъ намъ поэта какъ живого человѣка и, сближая его съ нами, придаютъ особенный характеръ впечатлѣн³ямъ путешественника въ Стратфордѣ. Нѣтъ сомнѣн³я, напримѣръ, что Шекспиръ очень часто посѣщалъ таверну "Краснаго Коня" и проводилъ здѣсь часы досуга съ друзьями и знакомыми. Тутъ-же, по сосѣдству, находятся и друг³я таверны: "Шекспировская", "Сокола", "Бѣлого оленя", "Розы и Короны", "Стараго краснаго Льва" и друг³я; но таверна "Краснаго Коня" имѣетъ особенный интересъ, благодаря своей древности. Кромѣ того, въ этой тавернѣ жилъ Вашингтонъ Ирвингъ,- одинъ изъ первыхъ американцевъ, посѣтившихъ Стратфордъ въ началѣ нынѣшняго столѣт³я. Въ гостинницу вы входите черезъ больш³я ворота прямо на узк³й дворъ; на одной сторонѣ двора расположена курильная комната и кофейная (bar), на другой - кофейная и нѣсколько пр³емныхъ комнатъ и комнатъ для пр³ѣзжающихъ. Вообще, "Краснаго Коня" можно разсматривать какъ гостинницу перваго разряда стараго времени, напоминающую напримѣръ знаменитую "Board's Head Tavern" принца Гарри (въ шекспировскомъ "Генрихѣ IV"). Комнаты удобны и хорошо меблированы, но ихъ интересъ, главнымъ образомъ, заключается въ тѣхъ историческихъ воспоминан³яхъ, которыя онѣ вызываютъ. Когда Драйтонъ и Джонсонъ посѣтили въ Стратфордѣ Шекспира, то уже, конечно, они не забыли попробовать съ нимъ знаменитаго варвикшайрскаго элю въ этой тавернѣ. Когда королева Генр³етта-Мар³я была въ Стратфордѣ и жила въ шекспировскомъ донѣ Нью-Плэсъ, то начальникъ военнаго отряда, сопровождавшаго ее, жилъ въ гостинницѣ "Краснаго Коня". Въ 1742 году знаменитый Гаррикъ и Маклинъ жили тутъ же; здѣсь же остановился и вторично Гаррикъ, въ 1769 году, когда пр³ѣхалъ устроить извѣстный шекспировск³й юбилей. Точно также и Беттертонъ, извѣстный актеръ, жилъ здѣсь. Посѣщен³е Ирвинга окончательно установило репутац³ю гостинницы, которая съ тѣхъ поръ процвѣтаетъ, благодаря наплыву путешественниковъ. "Для бездомнаго человѣка,- говоритъ между прочимъ Ирвингъ,- не имѣющаго во всемъ обширномъ м³рѣ мѣста, которое онъ могъ бы назвать своимъ, бываютъ минуты, когда онъ какъ будто сознаетъ свою независимость и вѣритъ, что и у него есть своя собственная территор³я. Эти минуты случаются въ то время, когда, послѣ утомительнаго путешеств³я, онъ доберется до гостинницы, стащитъ съ себя сапоги, всунетъ свои ноги въ туфли и расположится у пылающаго камина. Пусть м³ръ идетъ своимъ порядкомъ, пусть возстаютъ и рушатся царства,- онъ, когда у него есть деньги на неизбѣжные расходы, считаетъ себя царемъ. Кресло - его тронъ, кочерга - скипетръ, а небольшая уютная комната - его неотъемлемое царство. Этотъ надежный клочекъ, вырванный изъ ненадежной жизни - солнечный лучъ, прорвавш³йся сквозь облачное небо, а тотъ, кто уже совершилъ порядочный жизненный путь, знаетъ по опыту всю важность этихъ минутныхъ радостей. "Развѣ я не могу отдохнуть въ своей гостинницѣ?" (Шекспиръ - "Генрихъ IV"),- подумалъ я, пошевеливъ кочергой въ каминѣ, откинувшись на спинку кресла и съ удовольств³емъ оглянувъ комнату въ гостинницѣ "Краснаго Коня" въ Стратфордѣ-на-Эвонѣ. Слова Шекспира вспомнились мнѣ въ ту самую минуту, когда на башнѣ церкви, гдѣ онъ похороненъ, пробило полночь, а затѣмъ въ мою дверь послышался легк³й стукъ. Смазливая служанка, просунувъ свое улыбающееся личико, спросила: "не звонилъ ли я?" Я понялъ, что это былъ скромный намекъ на то, что надо отправляться спать. Мои мечты объ абсолютномъ владычествѣ кончились и я, какъ разумный властелинъ, чтобъ не быть свергнутымъ съ престола,- самъ отказался отъ него: взялъ подъ мышку "Путеводитель по Стратфорду", отправился въ постель, и цѣлую ночь видѣлъ во снѣ Шекспира и Давида Гаррика". На сѣверной сторонѣ Стратфорда, въ нѣсколькихъ шагахъ отъ Market-house, въ улицѣ Henley-street, находится домъ, гдѣ по предан³ю родился Шекспиръ. Это - небольшой, двухъ-этажный, деревянный домикъ съ отштукатуренными стѣнами. Первоначально онъ, должно быть, былъ значительно меньше сосѣднихъ домовъ. Домъ этотъ былъ купленъ отцомъ Шекспира въ 1556 году; онъ жилъ въ немъ до самой своей смерти, наступившей въ 1601 году, послѣ чего домъ перешелъ въ собственность поэта; а такъ какъ поэтъ родился въ 1564 году, то изъ сопоставлен³я этихъ двухъ датъ заключаютъ, что здѣсь онъ родился. Другихъ доказательствъ этого предположен³я у насъ нѣтъ; во всякомъ случаѣ, предан³е это не имѣетъ большой доказательности, тѣхъ болѣе, что Джонъ Шекспиръ, отецъ поэта, въ 1564 году владѣлъ, кромѣ этого дома, еще домики въ Greenhill-street и въ Ingon - маленькой деревушкѣ, отстоящей отъ Стратфорда на полторы мили по варвикской дорогѣ. Такъ что поэтъ съ одинаковыхъ вѣроят³емъ могъ родиться въ одномъ изъ этихъ домовъ, но въ которыхъ именно - мы не знаемъ. Тѣмъ не менѣе, предан³е настойчиво указываетъ на донъ въ Henley-street.
   Истор³я этого дома, раскрытая продолжительными археологическими изыскан³ями англ³йскихъ ученыхъ, довольно любопытна. По завѣщан³ю Шекспира, домъ этотъ перешелъ послѣ его смерти въ собственность сестры его Джоанны,- миссисъ Вильямъ Гартъ,- съ услов³емъ выплачивать пожизненную ренту въ двѣнадцать пенсовъ его дочери Сюсаннѣ и ея потомкамъ. По всему видно, что Джоанна прожила въ этомъ донѣ до самой своей смерти въ 1646 году. Тогда домъ перешелъ къ Сюсаннѣ,- миссисъ Джонъ Голь,- отъ которой въ 1649 году перешелъ къ ея внучкѣ, леди Барнаръ, оставившей его Томасу и Джорджу Гартъ, внукамъ Джоанны. По этой лин³и потомковъ стратфордск³й домъ переходилъ изъ рукъ въ руки до 1806 года, когда сэръ Вильямъ-Шекспиръ Гартъ, седьмой побочный потомокъ поэта, продалъ его нѣкоему Томасу Курту, отъ котораго домъ, въ концѣ концовъ былъ пр³обрѣтенъ англ³йскимъ народомъ. Въ этотъ промежутокъ времени домъ состоялъ изъ двухъ помѣщен³й, съ значительными участками смежной земли, которые съ тѣхъ поръ много уменьшились, вслѣдств³е послѣдовательныхъ продажъ. Одна часть дома была превращена въ таверну, первоначально называвшуюся "The Maiden-head" (Непорочность), затѣмъ "Svan" (Лебедь) и наконецъ "The Svan and Maiden-head". Въ другой части здан³я помѣщалась мясная лавка. Старыя слуховыя окна и полки исчезли. Надъ мясной лавкой находилась надпись: "Здѣсь родился Вильямъ Шекспиръ.- NB. Можно нанимать лошадей и повозки". Нѣсколько позднѣе явилась новая надпись, свидѣтельствующая, что "Безсмертный Шекспиръ родился въ этомъ домѣ". Съ 1793 по 1820 г. жили въ Шекспировскомъ донѣ Томасъ и Мэри Горнби, находивш³еся въ дальнемъ родствѣ съ Гартами, значитъ - и съ Шекспиромъ. Мэри Горнби, бывшая сама поэтессой, писавшая трагед³и, комед³и и философск³е трактаты, съ удовольств³емъ показывала туристамъ комнаты. Во время царствован³я этой эксцентрической привратницы низеньк³я стѣны дома покрылись милл³онами надписей посѣтителей. Въ 1820 году миссисъ Мэри Горнби принуждена была оставить это помѣщен³е, вслѣдств³е увеличен³я платы за квартиру. Она не могла перенести мысли, что ея мѣсто будетъ занято другими, но принужденная сдаться, она сказала себѣ, подобно Людовику XIV: "après moi le déluge", забрала съ собой всѣ вещи, принадлежавш³я Шекспиру или его потомкамъ, замарала надписи и открыла лавочку напротивъ. Къ счаст³ю, надписи могли быть возстановлены впослѣдств³и. Тутъ между прочими находится надпись отъ 2 ³юня 1809 г. Дори Джорджъ, извѣстной актрисы; еще и теперь видны надписи Байрона, Вальтеръ-Скотта, Теккерея, Кина, Теннисона, Диккенса. Наслѣдники Мэри Горнби оберегали коттеджъ съ особенной заботливостью; англ³йск³й народъ все больше и больше интересовался шекспировскимъ домикомъ; въ сороковыхъ годахъ извѣстный Барнумъ хотѣлъ купить этотъ домъ, перенести его въ Америку и показывать въ разныхъ городахъ за деньги. Въ 1847 году домъ перешелъ въ собственность англ³йскаго народа и окончательно былъ реставрированъ въ томъ видѣ, въ какомъ находился при жизни поэта. Сосѣдн³й деревянный домъ былъ уничтоженъ, чтобы предохранить англ³йскую святыню отъ огня.

0x01 graphic

   Вотъ какъ Ирвингъ, въ началѣ нынѣшняго столѣт³я, описывалъ этотъ домикъ: "Это - небольшой деревянный, отштукатуренный домъ, истинный пр³ютъ ген³я. Стѣны довольно неопрятной комнаты покрыты надписями на всѣхъ языкахъ, именами путешественниковъ всѣхъ странъ и всѣхъ сослов³й, начиная отъ принца и кончая мужикомъ, и ярко говорятъ о всеобщемъ уважен³и человѣчества къ величайшему поэту на землѣ. Домикъ показываетъ словоохотливая старушка (Мэри Горнби) съ краснымъ лицомъ, голубыми, безпокойными глазками и фальшивыми бѣлокурыми локонами, выбивающимися изъ подъ грязнаго чепчика. Она съ большой охотой выкладываетъ передъ вами всѣ вещи, хранящ³яся въ этомъ знаменитомъ домѣ, такъ что вы вдоволь можете налюбоваться изломаннымъ ложемъ ружья, которымъ Шекспиръ убилъ лань въ чужомъ паркѣ; табачницею, доказывающей, что онъ былъ достойнымъ потребителемъ продукта, завезеннаго въ Англ³ю сэромъ Вальтеромъ Ралеемъ; мечемъ, съ которымъ онъ игралъ Гамлета, и наконецъ фонаремъ, съ помощью котораго отецъ Лаврент³й отыскалъ въ гробницѣ Ромео и Джульету! Но самый любопытный предметъ для посѣтителя - это кресло Шекспира. Оно помѣщается въ углу небольшой темной комнаты, позади которой находилась лавка его отца. Здѣсь вѣроятно, поэтъ сиживалъ еще ребенкомъ, прислушиваясь по вечерамъ съ разсказамъ разныхъ стратфордскихъ кумушекъ объ ужасныхъ привидѣн³яхъ и смутныхъ временахъ Англ³и. Существуетъ обыкновен³е, что каждый посѣтитель считаетъ своею непремѣнною обязанност³ю посидѣть на этомъ креслѣ. Дѣлается ли это съ намѣрен³емъ напитаться вдохновен³емъ барда - я не умѣю сказать, но считаю нужнымъ упомянуть объ этомъ фактѣ. Старушка увѣряетъ меня, что это кресло несмотря на то, что сдѣлано изъ прочнаго дуба, чинится и подновляется по крайней мѣрѣ одинъ разъ въ три года. Кромѣ того оно, повидимому, раздѣляетъ одинаковую участь съ пресловутымъ ковромъ-самолетомъ, потому что будучи нѣсколько лѣтъ тому назадъ продано какой-то сѣверной монархинѣ, оно - странно сказать - вновь вернулось изъ отдаленной страны и по прежнему заняло свое мѣсто въ углу комнаты. Я, впрочемъ, вѣрю во всѣ эти разсказы и даже люблю быть обманутымъ; потому что обманъ тутъ пр³ятенъ и ничего не стоитъ. На этомъ основан³и я питаю непреложную вѣру во всѣ друг³я вещи и мѣстныя предан³я о привидѣн³яхъ, о великихъ людяхъ, и совѣтую всѣмъ туристамъ, путешествующимъ для собственнаго удовольств³я, слѣдовать моему примѣру. Какое намъ дѣло до того, справедливы или ложны эти предан³я, если мы можемъ убѣдить себя вѣрить въ нихъ и смотрѣть на нихъ, какъ на дѣйствительныя событ³я? Въ подобныхъ обстоятельствахъ, единственное спасен³е - вѣра, и въ этомъ отношен³и я уже зашелъ такъ далеко, что готовъ былъ даже повѣрить старушкѣ, что будто бы она по прямой лин³и происходитъ отъ Шекспира, но къ несчаст³ю, она всунула мнѣ въ руку пьесу своего собственнаго сочинен³я, и это разрушило всю мою вѣру въ ея родство съ знаменитымъ бардомъ".
   Здан³е, должно быть, было построено чрезвычайно прочно и матер³алъ былъ превосходный, если послѣ столькихъ лѣтъ, при скверномъ уходѣ, при безпорядочности жителей, дерево не сгнило, стѣны остались, трубы не провалились и одна лишь постилка половъ перемѣнялась нѣсколько разъ въ течен³е болѣе, чѣмъ трехсотлѣтняго промежутка времени. Домъ запирается со стороны улицы. Войдя черезъ портикъ, путешественникъ входитъ въ маленькую комнату съ каменнымъ поломъ и огромнымъ каминомъ. Здѣсь была въ началѣ нынѣшняго столѣт³я мясная лавка. Ничто другое въ этой комнатѣ не останавливаетъ вниман³я. Узкая лѣстница ведетъ во второй этажъ, въ комнату, гдѣ, по предан³ю, родился Шекспиръ. Старое кресло XVI столѣт³я стоитъ въ правомъ углу. По лѣвую сторону находится небольшой каминъ, въ видѣ прямоугольника съ дубовой балкой вмѣсто каменной доски. Эта маленькая, низенькая комнатка освѣщается широкимъ большимъ окномъ, выходящимъ на дворъ, со множествомъ маленькихъ переплетовъ и стеколъ. Рама этого окна, стекла, стѣны, потолокъ покрыты безчисленными надписями. На печной трубѣ, по правую сторону отъ камина, названной "Actors Pillar", множество актеровъ и актрисъ оставили свои имена,- между ними находятся имена Эдмонда Кина и Джона Кембля. Имя сэра Вальтеръ-Скотта виднѣется на самомъ стеклѣ, написанное алмазомъ: W. Scott. На потолкѣ мы встрѣчаемъ надпись Теккерея. Вестрисъ подписалась у камина. Имена Марка Лемока и Диккенса находятся рядомъ на противоположной стѣнѣ.
   Другая комната Шекспировскаго коттэджа имѣетъ въ нѣкоторомъ родѣ спец³альный интересъ. Это - маленькая комнатка, выходящая окномъ въ садъ; въ ней находится такъ называемый Стратфордск³й портретъ. Онъ хранится въ желѣзномъ ящикѣ, который запирается на ключъ. Другое отдѣлен³е коттэджа превращено теперь въ музей и библ³отеку; до входа сюда необходимо помнить поговорку, гласящую, что "желан³е есть мать мысли", такъ какъ множество собранныхъ здѣсь предметовъ возбуждаютъ сомнѣн³я въ ихъ подлинности. Тѣмъ не менѣе, въ музеѣ находятся вещи, имѣющ³я несомнѣнный историческ³й интересъ; напримѣръ, документы, относящ³еся къ жизни и б³ограф³и Шекспира. Въ музеѣ, между прочимъ, хранится и еще болѣе любопытный предметъ: золотое печать-кольцо, найденное нѣсколько лѣтъ тому назадъ въ землѣ около стратфордской церкви; на кольцѣ вырѣзаны буквы: W. S. Предполагается, впрочемъ безъ всякихъ основан³й, что кольцо принадлежало Шекспиру. Въ музеѣ хранится, наконецъ, и знаменитая классная скамья, перенесенная изъ здан³я Грамматической школы. Предполагается, что на этой скамьѣ сиживалъ въ школѣ мальчикомъ будущ³й поэтъ... Уходя, каждый посѣтитель, вручивъ привратнику шиллингъ, взымаемый на поддержку библ³отеки, обязанъ написать свое имя въ книгѣ, и тогда онъ можетъ отправиться осматривать садъ, находящ³йся позади дома, гдѣ между дорожками ростутъ небольш³е англ³йск³е вязы. Вы съ удовольств³емъ гуляете по саду, разсматривая ростущ³е вокругъ васъ розмарины, веселые глазки, укропъ, голубки, руту, маргаритки и ф³алки, изъ которыхъ былъ сдѣланъ вѣнокъ на гробѣ Офел³и, и запахъ которыхъ долго преслѣдуетъ васъ послѣ того, какъ вы вышли изъ сада... Въ библ³отекѣ собраны всевозможныя издан³я произведен³й Шекспира, отъ самыхъ древнихъ до новѣйшихъ; тутъ вы имѣете и знаменитыя in-quarto восемнадцати пьесъ Шекспира, изданныя при его жизни; и еще болѣе знаменитое издан³е in-folio Геминджа и Конделя 1623 г.; и переводы его сочинен³й на разные языки; и комментар³и англ³йскихъ и иностранныхъ писателей; словомъ - книги, рукописи и художественныя произведен³я, имѣющ³я предметомъ Шекспира и Стратфордъ.
   Фамил³я Шекспира появилась, по всей вѣроятности, еще въ XIII столѣт³и, когда назван³я давались вслѣдств³е тѣхъ или другихъ занят³й человѣка,. а затѣмъ, уже по привычкѣ, укрѣплялись за цѣлымъ родомъ. Нѣкоторые получали назван³я отъ такихъ предметовъ, которые обыкновенно носили. Такъ, напримѣръ, возникла фамил³я Palmer, обозначавшая собою пилигрима, носившаго при себѣ пальму послѣ своего возвращен³я изъ ²ерусалима; точно также возникли прозвища Long-Sword (Длинный-мечъ), Broad-speare (Широкое-копье), Fortescu (Крѣпк³й-щитъ); подобнымъ же образомъ появились: Break-speare (Ломай-копье), Shake-speare (Потрясай-копье) и пр., даваемыя за храбрость. Въ первый разъ имя нашего поэта встрѣчается въ 1279 году, когда, вѣроятно въ Кентѣ, жилъ нѣкто Джонъ Шекспиръ; съ тѣхъ поръ прозвище Шекспировъ все чаще и чаще появляется въ архивныхъ документахъ, а въ шестнадцатомъ и семнадцатомъ столѣт³яхъ мы его видимъ уже въ разныхъ частяхъ Англ³и, какъ фамил³ю довольно обыкновенную {Въ послѣднее время сдѣлано было предположен³е, что назван³е Shakespeare произошло отъ французскаго Jacques Pierre, которое вслѣдств³е англ³йскаго произношен³я съ течен³емъ времени перешло въ Шекспиръ (Shake-Speare). Если допустить эту теор³ю, то Шекспиръ окажется нормандскаго происхожден³я. Но предположен³е это ни на чемъ не основано. Нѣкто Thomas Jakesof Wonesh упомянутъ въ одномъ спискѣ времени Генриха IV. Въ началѣ царствован³я Генриха VII настоятелемъ Кенильвортскаго аббатства былъ нѣкто Simon Jakes (Wilkes' "Shakespeare from an American Point of View". New York, 1877, стр. 464).}.
   Орѳограф³я назван³я Шекспиръ пишется различно: Shakspere, Shakespere, Shacskespeyre, Chacsper и проч. Въ 1779 г. встрѣчается фамил³я нѣкоего Gulielmus Sexpere, утонувшаго въ рѣкѣ Эвонѣ. Замѣчательно, что во всѣхъ стратфордскихъ и вообще мѣстныхъ документахъ имя это встрѣчается болѣе, чѣмъ въ четырнадцати различныхъ формахъ, но съ одной особенностью: первый слогъ пишется то Shack, то Shak, весьма рѣдко съ буквою е на концѣ (Shake); второй слогъ - всегда или sper, или spere. Не менѣе разнообразная орѳограф³я встрѣчается и въ подписяхъ самого поэта. Собственноручныхъ подписей Шекспира, относительно которыхъ не существуетъ ни малѣйшихъ сомнѣн³й, мы имѣемъ всего пять (одна - подъ купчею крѣпостью, относящеюся къ дому въ Блекфрайерсѣ, и четыре подписи на трехъ листахъ его духовнаго завѣщан³я. Шестая подпись,- на экземплярѣ "Опытовъ" Монтеня въ англ³йскомъ переводѣ Флор³о,- признана апокрифною). Разобрать эти подписи чрезвычайно трудно; несомнѣнно только одно: въ первомъ слогѣ нѣтъ е, а потому онъ выговаривается коротко (Skak); во второмъ слогѣ нѣтъ а, значитъ онъ звучитъ какъ spere. Поэтому можно заключить, что самъ поэтъ писалъ, свою фамил³ю Shаkspere. Эта же орѳограф³я встрѣчается въ стратфордскихъ метрикахъ. Съ другой стороны, во всѣхъ издан³яхъ in-quarto (съ рѣдкими исключен³ями), въ знаменитомъ in-folio, у всѣхъ современныхъ писателей, упоминавшихъ о Шекспирѣ, сохранилась орѳограф³я Shakespeare. Отсюда вопросъ: какъ слѣдуетъ писать фамил³ю поэта? Вопросъ этотъ подалъ поводъ оживленной и во многихъ отношен³яхъ интересной полемикѣ между Мэлономъ и Стивенсомъ. И теперь еще вопросъ этотъ окончательно не разрѣшенъ. Новое Шекспировское общество приняло орѳограф³ю собственноручныхъ подписей поэта (Shakspere); напротивъ того, лондонская орѳограф³я была принята Кольеромъ, нѣмецкимъ Шекспировскимъ обществомъ, проф. Дел³усомъ, Форнесомъ и большинствомъ ученыхъ, послѣдовавшихъ въ этомъ отношен³и древнѣйшей традиц³и. И дѣйствительно, едва ли представляется необходимымъ реформа, предложенная новымъ Шекспировскимъ обществомъ. Дѣло не въ томъ, умѣлъ ли правильно писать свою фамил³ю велик³й поэтъ или нѣтъ; конечно, умѣлъ. Но въ правописан³и своего имени онъ слѣдовалъ провинц³ализму, сдѣлавшемуся привычкой съ дѣтства; этотъ провинц³ализмъ не оправдывается ни этимологически, ни грамматически, такъ что намъ во всякомъ случаѣ приходится слѣдовать лондонской орѳограф³и (Shakespeare), вполнѣ правильной и имѣющей, кромѣ того, преимущество всеобщаго употреблен³я.
   Въ царствован³е короля Эдуарда VI жилъ въ Варвикшайрѣ фермеръ по имени Ричардъ Шекспиръ. Онъ арендовалъ коттэджъ и маленьк³й клочокъ земли у нѣкоего Роберта Ардена въ деревушкѣ Снитерфильдъ. Этотъ Ричардъ Шекспиръ есть предполагаемый дѣдъ поэта; раньше этой эпохи мы ничего не знаемъ о родѣ, изъ котораго вышелъ поэтъ. У Ричарда Шекспира было два сына: одинъ изъ нихъ, Генрихъ, продолжалъ занят³я отца и остался жить въ томъ же приходѣ; - Джонъ оставилъ домъ отца приблизительно въ 1551 году и поселился по сосѣдству въ сравнительно многолюдномъ мѣстечкѣ (borough) Стратфордѣ-на-Эвонѣ, имѣвшемъ тогда около двухъ тысячъ жителей. Онъ жилъ въ Henley-street, мѣстности извѣстной еще въ среднихъ вѣкахъ и получившей свое назван³е вслѣдств³е того, что эта улица была окончан³емъ дороги, ведущей изъ Henleyin-Arden, базарной деревни, отстоявшей отъ Стратфорда на восемь миль.
   Санитарныя (какъ говорятъ нынѣ) услов³я Стратфорда были въ XVI столѣт³и просто ужасны по нашимъ современнымъ понят³ямъ. Никак³е дренажи въ то время не были извѣстны. Болотистая мѣстность и ежегодные весенн³е разливы Эвона оказывали свое вредное вл³ян³е и на городъ. Ни о какой мостовой, разумѣется, не могло быть и рѣчи; по улицамъ текли цѣлые потоки или стояли цѣлыя лужи, на подоб³е озеръ, въ которыхъ купались гуси и валялись свиньи. Однимъ словомъ, Стратфордъ въ XVI вѣкѣ представлялъ нѣчто въ родѣ того, что представляютъ теперь нѣкоторыя южно-русск³я мѣстечки, съ ихъ непролазной грязью. Нечистоты изъ домовъ выбрасывались прямо на улицу, въ отвратительные ручьи, существовавш³е по обѣимъ сторонамъ дороги. Эти нечистоты мало-по-малу скоплялись и подъ конецъ образовывали цѣлыя зловонныя кучи всякой мерзости. Высшая степень заботливости въ этомъ отношен³и городскихъ властей заключалась въ томъ, что когда эти кучи достигали уже совершенно невѣроятныхъ размѣровъ и превращались въ настоящ³е холмы, то жителей заставляли вывозить ихъ за городъ и сваливать въ извѣстныя мѣста, заранѣе для того приготовленныя. Отъ времени до времени, когда зловон³е слишкомъ заставляло себя чувствовать и становилось просто нестерпимымъ, то жители, допускавш³е у своихъ домовъ такое скоплен³е нечистотъ, подвергались наказан³ямъ. Такимъ образомъ, однажды въ апрѣлѣ 1552 года на Джона Шекспира былъ наложенъ штрафъ въ размѣрѣ двѣнадцати пенсовъ за то, что онъ допустилъ передъ своимъ домомъ въ Henley-sreet образоваться цѣлой громадной кучѣ нечистотъ. Этимъ не особенно благовоннымъ событ³емъ начинается истор³я отца нашего поэта по архивнымъ документамъ. Въ его оправдан³е можно однако сказать, что въ этомъ отношен³и онъ нисколько не выдѣлялся отъ своихъ сосѣдей, изъ которыхъ двое, подобно ему, поплатились штрафомъ за тотъ же проступокъ.
   Въ течен³е первыхъ годовъ своего поселен³я въ Стратфордѣ, Джонъ Шекспиръ былъ мелкимъ торговцемъ, безъ опредѣленнаго положен³я въ мѣстечкѣ. Тѣмъ не менѣе, дѣла его, должно быть, были не дурны, если уже въ октябрѣ 1556 года онъ купилъ домъ въ Henley-street, считающ³йся мѣсторожден³емъ поэта, и другой домъ въ Greenhill-street. Въ 1557 году его положен³е еще болѣе улучшилось вслѣдств³е его брака съ Мэри Арденъ, младшей и нѣжно-любимой дочерью Роберта Ардена, богатаго фермера въ деревнѣ Вильмкотъ, тоже въ окрестностяхъ Стратфорда, умершаго за нѣсколько мѣсяцевъ передъ тѣмъ. Для своего времени Робертъ Арденъ былъ, дѣйствительно, богатый человѣкъ: у него были двѣ фермы съ сотней или больше акровъ земли въ Снитерфильдѣ, и одна ферма съ пятьюдесятью акрами въ Вильмкотѣ. Снитерфильдск³я фермы онъ отдавалъ въ аренду, а въ вильмкотской жилъ самъ.
   Фамил³я Арденовъ считается одною изъ древнѣйшихъ въ Варвикшайрѣ. Догдаль ведетъ генеалог³ю этой семьи безъ перерыва отъ временъ Эдуарда Исповѣдника, но болѣе или менѣе опредѣленныя свѣдѣн³я мы имѣемъ только о Робертѣ Арденѣ; это былъ трет³й сынъ Вальтера Ардена, женатаго на Элеонорѣ, дочери Джона Гэмпдена; онъ былъ братомъ сэръ Джона Ардена, спальника короля Генриха VII. Сынъ этого Роберта, точно также Робертъ, женился и имѣлъ сына, опятъ-таки Роберта. Младшая дочь этого послѣдняго была матерью Вильяма Шекспира. Не смотря на это древнее происхожден³е, несмотря даже на сравнительную зажиточность отца Мэри, Ардены жили довольно скромно, подобно всѣмъ другимъ тогдашнимъ фермерамъ. Бѣглая опись имущества Роберта Ардена, сдѣланная вскорѣ послѣ его смерти въ 1556 году, позволяетъ намъ познакомиться въ общихъ чертахъ съ родомъ жизни матери поэта въ то время, когда она была еще дѣвушкой. При полномъ отсутств³и книгъ и какой бы то ни было умственной культуры, ея свѣдѣн³я по необходимости должны были ограничиваться сферой фермы и дома. Нѣтъ никакого сомнѣн³я, что дѣвушка, которую впослѣдств³и столько разъ изображали въ видѣ лѣсной нимфы, вся была поглощена сельскими и домашними работами; подобно всѣмъ другимъ дочерямъ фермеровъ, она не разъ, конечно, присутствовала и принимала дѣятельное участ³е въ тяжкихъ сельскихъ работахъ. "Трудно предположить,- замѣчаетъ Гал³уэль Филлипсъ,- чтобы женщина, не надѣленная крѣпкимъ и здоровымъ тѣлосложен³емъ, могла быть матерью Шекспира". Мы однако ничего не знаемъ ни о ея характерѣ, ни о ея умѣ, ни о ея способностяхъ. Было бы тѣмъ не менѣе большою ошибкою предполагать, что тяжелая, трудная жизнь ея молодыхъ годовъ была несовмѣстна съ поэтическимъ, даже мечтательнымъ темпераментомъ. А жизнь эта, на современный взглядъ, дѣйствительно, можетъ показаться болѣе животною, чѣмъ человѣческою. Въ домѣ ея отца не было даже такихъ предметовъ, как³е теперь составляютъ абсолютную необходимость самаго скромнаго англ³йскаго коттэджа; не было ни столовыхъ ножей, ни вилокъ, ни фаянсовой посуды. Пища приготовлялась и подавалась въ плоскихъ посудинахъ изъ толстаго дерева; чашки и ложки, разумѣется, были изъ того же матер³ала. Друг³е домашн³е предметы, какъ напримѣръ, кострюли, дѣлались изъ олова или жести. Всѣ приспособлен³я къ умыван³ю ограничивались ведромъ воды; утирались грязными тряпками; никакого, даже самаго первобытнаго умывальника не было въ цѣломъ домѣ. Работники очень рѣдко мыли руки и чесали голову. Все это, однако, не заставляетъ насъ предполагать, чтобъ дѣвушка, не умѣвшая ни читать, ни писать, не увлекалась народными пѣснями и сказками о феяхъ, рыцаряхъ, великанахъ, и чтобы эти пѣсни и эти сказки впослѣдств³и она не пересказывала своему великану-сыну, когда онъ былъ еще ребенкомъ. Глубок³й народный элементъ, замѣчаемый въ произведен³яхъ Шекспира, основательное знакомство его съ народными обычаями, повѣр³ями, суевѣр³ями, съ народнымъ м³ровоззрѣн³емъ, неизбѣжно приводятъ насъ къ мысли, что велик³й поэтъ вмѣстѣ съ молокомъ матери питался народною жизн³ю и что онъ, дѣйствительно, и въ переносномъ, и въ прямомъ смыслѣ - сынъ народа.
   Дѣвическое имя жены Роберта Ардена намъ неизвѣстно; достовѣрно, однако, что послѣ смерти первой жены онъ женился вторично на Агнесѣ Гиль, дочери одного зажиточнаго фермера, и что, вслѣдств³е распоряжен³я, сдѣланнаго имъ при этомъ, Мэри унаслѣдовала отъ отца значительную часть земли въ Снитерфильдѣ, съ услов³емъ, что мачиха будетъ пользоваться пожизненно доходами съ имѣн³я. Нѣкоторыя части этой земли были въ арендѣ у дѣда поэта, Ричарда Шекспира, и это обстоятельство было, вѣроятно, причиною того, что обѣ семьи сблизились и подружились. Въ дополнен³е къ этому приданому, Мэри Арденъ, по завѣщан³ю отца, получила, кромѣ того, извѣстную сумму денегъ и ферму въ Вильмкотѣ, извѣстную подъ назван³емъ Ашбайсъ, и состоящую изъ дома съ шестидесятью акрами земли. Такимъ образомъ, бракъ сдѣлалъ Джона Шекспира почти богатымъ человѣкомъ и доставилъ ему значен³е въ городкѣ. Его оффиц³альная карьера началась съ того, что онъ былъ сдѣланъ ale-taster'омъ, т. е. надзирателемъ, обязаннымъ смотрѣть за доброкачественност³ю продаваемаго пива. Вскорѣ послѣ этого онъ былъ выбранъ членомъ городской корпорац³и и въ течен³е послѣдующихъ двѣнадцати лѣтъ успѣлъ пройти всю лѣстницу городскихъ должностей, начиная съ бургомистра и констебля, и кончая бальифомъ.
   Джонъ Шекспиръ, по увѣрен³ямъ Обри, былъ мясникомъ; по увѣрен³ямъ Роу - торговцемъ шерсти; друг³е называютъ его скотоводомъ и сельскимъ хозяиномъ. Обри въ б³ографическихъ замѣткахъ о поэтѣ разсказываетъ, между прочимъ, что когда Вильямъ, который долженъ былъ помогать отцу въ его ремеслѣ, убивалъ теленка, онъ дѣлалъ это въ высокомъ стилѣ (in a high stile) и произносилъ при этомъ спичъ. Никакимъ другимъ документомъ это извѣст³е не подтверждается; однако, нѣкоторые ученые указываютъ на нѣсколько строкъ во второй части "Генрихъ VI", косвенно какъ будто подтверждающихъ разсказъ Обри:
  
   And as tbe butcher takes away the calf,
   And binds the wretch, and beats it when it strays,
   Bearing it to the bloody sloughterhouse;
   Even so, remorseless, bave tbey borne him hence;
   And as the dam runs lowing up and down,
   Looking the way ber harmless young one went,
   And can do nougbt but wail ber dearling's loss;
   Even so myself bewalls good Gloster's case,
   Witb sad unhelpful tears; and with dimm'd eyes
   Look after him, and cannot do him good...
   (King Henry VI, Part II, III, I, 210219).
  
   ("...и какъ мясники схватываютъ теленка, связываютъ его и, увлекая на кровавую бойню, бьютъ бѣднаго, если онъ противится,- такъ же безъ всякаго зазрѣн³я увлекли они и тебя отсюда; и какъ мать его съ ревомъ бѣгаетъ взадъ и впередъ, поглядывая на дорогу, по которой шло бѣдное ея дѣтище, и только что стенаетъ о потерѣ своего любимца,- такъ и я оплакиваю только судьбу добраго Глостера горькими, безполезными слезами, смотрю омраченными глазами, и не могу помочь..." - Кетчеръ). Въ самомъ дѣлѣ, все это схвачено необыкновенно-живо, съ натуры, cela a été vu et senti, какъ сказалъ бы французъ; но говоритъ ли подобное свидѣтельство въ пользу слуха, сообщаемаго Обри? Шекспиръ мальчикомъ и молодымъ человѣкомъ могъ и, навѣрное, не разъ присутствовать при такихъ сценахъ въ своемъ родномъ городишкѣ, не будучи самъ ни сыномъ мясника, ни мясникомъ. Вѣроятнѣе всего, что Джонъ Шекспиръ былъ просто перчаточникъ, какъ это мы положительно знаемъ не только изъ городскихъ книгъ 1556 года, но и изъ другихъ оффиц³альныхъ документовъ, свидѣтельствующихъ, что Джонъ Шекспиръ былъ извѣстенъ въ Стратфордѣ какъ перчаточникъ. Однако, послѣ своего брака, располагая болѣе значительными средствами, онъ сталъ торговать шерстью, скупая ее у сосѣднихъ фермеровъ, а при случаѣ торговалъ также хлѣбомъ и другими предметами. Разсказъ Обри, очевидно, сочиненъ; если Джонъ Шекспиръ, въ качествѣ скотовода и торговалъ мясомъ, то только случайно; вѣроятнѣе всего, что онъ никогда не былъ мясникомъ. Въ XVI столѣт³и и въ особенности въ небольшихъ провинц³альныхъ городахъ Англ³и различнаго рода занят³я сосредоточивались въ однѣхъ рукахъ; это было самымъ обыкновеннымъ явлен³емъ; производитель былъ въ тоже время и фабрикантомъ. Такимъ образомъ, перчаточникъ часто разводилъ барановъ; доставлявшихъ ему мясо, кожу, шерсть. Дѣйствительно-ли Джонъ Шекспиръ былъ такого рода промышленникомъ - мы не знаемъ, но несомнѣнно, что вмѣстѣ съ производствомъ перчатокъ, которое включало также торговлю и другими предметами, выдѣлываемыми изъ кожи, онъ принималъ участ³е и въ другихъ предпр³ят³яхъ.

0x01 graphic

   Въ метрикахъ стратфордской церкви значится, что 15-го сентября 1558 года у Джона Шекспира и Мэри Арденъ родилась дочь Джоанна; а затѣмъ 2-го декабря 1562 года родилась вторая дочь - Маргарита, умершая въ слѣдующемъ году, проживъ не болѣе пяти мѣсяцевъ. Наконецъ, 26-го апрѣля 1564 года въ стратфордской церкви былъ крещенъ старш³й сынъ ихъ Вильямъ. Но когда онъ родился? На этотъ вопросъ мы можемъ отвѣчать только предположительно. Сравнительно довольно поздно установилось мнѣн³е, что велик³й поэтъ родился 23-го апрѣля; установилось оно на томъ основан³и, что по тогдашнему обычаю, какъ полагаютъ, крещен³е обыкновенно совершалось черезъ три дня послѣ рожден³я ребенка, а также и по предан³ю, гласящему, что онъ родился въ самый день своей смерти, а умеръ онъ, несомнѣнно, 23-го апрѣля 1616 года. Однако это - не болѣе, какъ догадка, которая къ тому же противорѣчить надписи надъ могилой Шекспира: на памятникѣ, послѣ указан³я дня его смерти,- 23 апрѣля 1616 года,- прибавлено: "на 53 году жизни." Но этотъ годъ не наступилъ бы еще для него, если бы день его смерти совпалъ съ днемъ его рожден³я. Въ этому слѣдуетъ прибавить, что Больтонъ Корней утверждаетъ (ссылаясь на "The Booke of Common Praier", Anno 1569), что крещен³е на трет³й день послѣ рожден³я совершалось далеко не всегда; обычай или, вѣрнѣе, правило, напротивъ-того, требовало крестить ребенка въ воскресный или праздничный день, ближайш³й послѣ рожден³я. Такимъ образомъ, согласно этой теор³и, день 26-го апрѣля 1564 г. былъ или воскресен³емъ или праздникомъ. Но какъ согласовать этотъ выводъ съ указан³емъ Дюканжа ("L'art de vйrifier les dates"), что 23 апрѣля въ этомъ году пришлось въ воскресен³е, слѣдовательно Вильямъ Шекспиръ былъ крещенъ въ середу? Весьма вѣроятно, что самъ поэтъ, такъ же какъ и члены его семьи, не лучше знали день его рожден³я. Правда, существовалъ обычай записывать въ семейной библ³и дни рожден³я членовъ семьи, но въ семьѣ Шекспира этотъ обычай, конечно, не исполнялся, такъ какъ отецъ и мать были безграмотны. Къ тому же, естественно, что въ такой многочисленной семьѣ въ течен³е года легко было забыть день рожден³я того или другого члена, тѣмъ болѣе, что со введен³я реформы у англичанъ вышло изъ употреблен³я праздновать день рожден³я. De Quincey въ свою очередь первый, если не ошибаюсь, указалъ на 22 апрѣля какъ на день рожден³я Шекспира, ссылаясь на то, что внучка поэта, Елисавета Голь (впослѣдств³и леди Барнаръ) вѣнчалась съ Томасомъ Нэшемъ 22-го апрѣля 1626 года; весьма вѣроятно, что этотъ день, какъ день рожден³я дѣда, былъ выбранъ для вѣнчан³я. Мнѣн³е, будто бы Вильямъ Шекспиръ умеръ въ самый день своего рожден³я распространилось только въ половинѣ прошлаго вѣка и ни на чемъ серьезно не основано. Такое странное, рѣдко встрѣчающееся событ³е, конечно, не могло пройти незамѣченнымъ, а между тѣмъ въ раннихъ стратфордскихъ предан³яхъ объ немъ вовсе не упоминается. Такимъ образомъ, вопросъ о томъ: родился-ли поэтъ 23-го апрѣля (въ воскресенье), какъ хочетъ старая критика, или 22-го апрѣля (въ субботу), какъ утверждаетъ новая,- остается нерѣшеннымъ. Впрочемъ, это довольно безразлично; многочисленные почитатели поэта могутъ выбрать для празднован³я годовщины дня его рожден³я любой изъ этихъ дней. Они, однако, должны помнить, что грегор³анск³й календарь былъ введенъ въ Англ³ю только въ 1754 году, такъ что всѣ даты, относящ³яся до жизни Шекспира, принадлежатъ старому стилю; по новому стилю 23-е апрѣля приходится на 3-го мая.
   Годъ рожден³я великаго поэта былъ въ то же время годомъ страшнаго бѣдств³я для Стратфорда: чума посѣтила этотъ уголокъ, какъ впрочемъ и большую часть Англ³и. Въ книгахъ погребен³й стратфордскаго прихода записано въ промежутокъ времени между 30 ³юня и 31 декабря до двухсотъ тридцати восьми погребен³й; значитъ, въ течен³е полугода вымерла почти шестая часть города. Ужасъ объялъ жителей. Двери домовъ, гдѣ оказывался смертный случай, обозначались краснымъ крестомъ съ надписью: "Lord, have merci upon us" (Господи, помилуй насъ). Красный крестъ, однако, не коснулся дверей дома Джона Шекспира. "Къ сча

Другие авторы
  • Драйден Джон
  • Кржевский Борис Аполлонович
  • Медведев М. В.
  • Михайлов А. Б.
  • Емельянченко Иван Яковлевич
  • Роборовский Всеволод Иванович
  • Шестов Лев Исаакович
  • Матинский Михаил Алексеевич
  • Касаткин Иван Михайлович
  • Головнин Василий Михайлович
  • Другие произведения
  • Ольденбург Сергей Фёдорович - История советского правописания
  • Кедрин Дмитрий Борисович - День гнева
  • Анненская Александра Никитична - А. Н. Анненская: биографическая справка
  • Врангель Фердинанд Петрович - Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю
  • Полонский Яков Петрович - Письма Е. А. Штакеншнейдер
  • Чарская Лидия Алексеевна - Вакханка
  • Песталоцци Иоганн Генрих - Песталоцци: биографическая справка
  • Стороженко Николай Ильич - Предшественники Шекспира
  • Фонвизин Павел Иванович - Фонвизин П. И.: Биографическая справка
  • Тихонов-Луговой Алексей Алексеевич - Швейцар
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 335 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа