Главная » Книги

Тургенев Иван Сергеевич - Письма 1862-1864, Страница 20

Тургенев Иван Сергеевич - Письма 1862-1864



v align="justify">   Горит.-
  
   Потом в последнем стихе надо сохранить: "Мой друг... мой нежный друг, люблю... твоя... твоя".- Иначе следовало бы петь: "Was mich... so selig macht" и т. д. Следовало бы начать с: "Mein Freuim" и т. д.

5. "Auf Grusiens Hügel..." {"На холмах Грузии..." (нем.).}

   Музыка в последнем стихе:

Что не любить оно не может...

   повторяет потом:

Что не любить... не может.

   Нельзя сказать: "Unmöglich nicht... zu lieben", потому что это меняет смысл. Следовало бы что-нибудь вроде: "S'kann nicht umhin... zu lieben".
   Разумеется, я вам даю только то, что французы называют "образчиками"3 - с тем, чтобы вы, прикосновением вашей волшебной палочки, превратили бы их в прелестные стихи.
   Возвращаю вам, согласно вашему желанию, вашу рукопись и еще одно последнее стихотворение Фета, дополняющее дюжину4. Если г-жа В<иардо> выбрала произведения этого автора, то не потому, что она считает его великим поэтом - но его стихам присущи новые ритмы, которые годятся для музыки.
   Мы доставили вам, сударь, много хлопот, тогда как сейчас вам следовало бы думать только о своем здоровье. Но меня ободряет мысль, что подобные переводы вы делаете играючи. Я выписал экземпляр ваших переводов Пушкина - и если "Туча" и "Ночная мгла" там лучше переведены, то мы возьмем их5. Но я сомневаюсь в этом, так как присланные вами тексты превосходны.
   Еще раз - тысяча благодарностей и до свиданья в Бадеи-Бадене. Передайте мой поклон всем вашим и примите уверение в моих преданнейших чувствах.

И. Тургенев.

   P. S. 16 июля, утром.
   Я только что получил ваше второе письмо с остальными стихотворениями6. Это великолепно - и я уже не знаю, как вас благодарить. Мои замечания оставляю до завтра.
  
   На конверте:

(Königreich Bayer),

Herrn F. Bodenstedt,

Wohlgeboren.

In Reichenhall,

p. adr. d. Frau Hofräthin

v. Noodt {(Баварское королевство). Его благородию господину Ф. Боденштедту. В Райхенхаль, по адресу госпожи надворной советницы фон Ноодт (нем.).}.

  

1484. Фридриху Боденштедту

  
   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

17 июля 1863.

Сударь,

   Начинаю снова с благодарности за вашу любезность и перехожу к замечаниям, которые на этот раз будут несколько многочисленнее1.

No 1. (Flüstern {Шепот (нем.).} и т. д.)

   ст. 5. "Nachtlich Licht" - тут две ноты следуют быстро одна за другою, поэтому вышло бы lichlich. 2-й вариант последних 4 стихов хорош, но так как фраза останавливается после: "und es gliiht ira Hag" - то следует заменить 11-й стих чем-нибудь вроде:

"Wollustthränen, susses Kosen".-

No 2. (Stille helle Sternennacht) {Тихая светлая звездная ночь (нем.).}

   Размер оригинала иной. Я позволю себе послать вам следующий "образчик":

 [] и т. д. {Следует перевод Тургенева на немецкий язык стихотворения Фета "Тихая звездная ночь".}

  
   Das 2-te und 3-te Couplet - müssen mit dem Wort Freundin, oder einem gleichlautenden anfangen {2-й и 3-й куплеты должны начинаться словом подруга или каким-нибудь другим, подобным по звучанию словом (нем.).}.

No 3. ("Ich starrte und stand..." {"Я долго стоял неподвижно..." (нем.).})

   ст. 3 и 4 - должны звучать приблизительно так {Следует перевод Тургенева на немецкий язык 3-4 строк стихотворения Фета "Я долго стоял неподвижно..."}: ст. 7 и 8. Музыкальная фраза тянется до окончания 7 стиха;
   поэтому следует сказать примерно так {Следует перевод Тургенева на немецкий язык 7-8 строк стихотворения Фета "Я долго стоял неподвижно..."}:

No 5 (Mittelnächtige Bilder) {"Полуночные образы" (нем.).}

   И здесь также размер оригинала иной - он таков:

 []. Вот образчик: {Следует перевод Тургенева на немецкий язык первой строфы стихотворения Фета "Полуночные образы".}

No 6. ("Aus fernem Land" {"Для берегов отчизны дальной" (нем.).} Пушкина)

   ст. 2. "Trieb Heimweh dich" - трудно выговорить, ибо тут 4 ноты весьма быстрые. То же самое замечание относится и к
   ст. 13. "Du sprachst: bald küss'" - следовало бы что-нибудь вроде: "Du hubest an".
   ст. 14. Музыкальное ударение приходится на schattigén, что совершенно невозможно.
   ст. 21. Сделанное уже замечание относится и к:

"So schwand dein Reiz".-

   ст. 22. Der Accent liegt auf: wie - das geht nicht {Ударение падает на как - это не годится (нем.).}. Музыкальная фраза останавливается после "den du mir", что заставляет изменить стих. Вот образчик для последних 4 стихов {Следует перевод Тургенева на немецкий язык последних четырех строк стихотворения Пушкина "Для берегов отчизны дальной".}:
   Как видите, сударь, музыка имеет свои настоятельные требования - и я сожалею о том, что не посылал вам свои "образчики", начиная с первого же письма2: это избавило бы вас от двойной работы. Приношу вам за это мои извинения - и рассчитываю на ваше снисхождение - и на легкость, с которой вы преодолеваете всякие трудности. (Перевод сонетов Шекспира составляет для меня nec plus ultra {непревзойденное (лат.).} в своем роде3.)
   Надеюсь, что выздоровление ваше идет успешно и что вы приедете сюда вполне здоровый и бодрый. Весьма возможно, что я ошибся относительно фамилии г-жи Штейнбах4; но это - особа, приехавшая из Мюнхена, которая хорошо вас знает и которую я встретил здесь у г-жи Шутман. Г-жа Зеебах (актриса) также находится здесь - это весьма любезная особа. В Баден-Бадене находится целая артистическая колония - и вы были бы, разумеется, для нее желанным гостем! Кстати, владелец берлинских "Deutschen Jahrbücher", г-н Оппенгейм, говорил мне, что он был бы очень рад поместить в одном из No своего журнала статью, написанную вами по поводу "meine Gesammtwerke" {"моего собрания сочинений" (нем.).}. Согласились ли бы вы на это5?
   Тысяча приветов - сердечно ваш

И. Тургенев.

   На конверте:

(Königreich Bayern).

Herrn F. Bodenstedt,

Wohlgeboren.

In Reichenhall,

p. adr. der Frau

Hofräthin v. Noodt {(Баварское королевство). Его благородию господину Ф. Боденштедту. В Райхенхаль, по адресу госпожи надворной советницы фон Ноодт (нем.).}.

  

1487. Луи Поме

  
   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе. 277,

18 июля 1863.

Мой дорогой друг,

   Я так долго оставлял ваше милое письмо без ответа, что теперь уже почти не имеет смысла это делать, теперь, когда мы, к счастью, находимся накануне вашего приезда сюда. Поэтому я действую откровенно эгоистически: а именно - я собираюсь беззастенчиво воспользоваться вашей безграничной любезностью и дать вам два поручения: первое - сходить в Пале Рояль, в Орлеанскую Галерею, к Гийо - сапожнику, сменившему Сакоского, и, показав ему это письмо, попросить прислать с вами пару сапог, которые я ему заказывал и которые вы будете так добры привезти мне в Баден-Баден; второе - купить для меня у Леграна, парфюмера на ул. С<ен>т-Оноре, 207. большой флакон фиалковой эссенции и также привезти сюда.
   Я убежден, что вам придется купить липший чемодан, чтобы сложить туда все, что вам заказали в Париже, но что поделаешь? Человек может быть либо любезным либо нет, а если он любезен, то становится жертвой всех вообразимых проявлений нескромности...
   Все семейство Виардо в добром здравии и с нетерпением ожидает вас. Впрочем, вы от них часто получаете известия1. К несчастью, я чувствую себя не так, как бы мне хотелось: с некоторых пор моя старая болезнь очень меня беспокоит2. Что ж, будем терпеть, а вы приезжайте к нам с вашей обычной точностью.

Совершенно вам преданный

И. Тургенев.

  

1490. Фридриху Боденштедту

  
   С французского:

Четверг, 23 июля 1863.

Гейдельберг.

   Пишу вам отсюда, куда я приехал, чтобы посоветоваться с врачом; сегодня же возвращаюсь в Баден-Баден. Я получил ваши поправки и варианты - и не знаю, как вас благодарить. Всё превосходно, остается переделать самую безделицу, и в этом снова виноват я: мне следовало бы сказать вам, что в "Die Nacht" {"Ночь" (нем.).} 5-й стих: Von dir - повторяется дважды, так что мысль должна заканчиваться этими словами. Переписываю вам всё стихотворение {Следует перевод Тургенева на немецкий язык стихотворения Пушкина "Ночь".}:
   Следовало бы лучше сказать (еще один образчик) {Следует перевод Тургенева на немецкий язык 5-6 строк стихотворения Пушкина "Ночь".}:
   Сделав это маленькое изменение, вы окончите труд, принятый вами на себя с такою любезностью и выполненный столь же быстро, сколь и талантливо1. Само собою разумеется, что как только альбом будет издан, вы получите экземпляр его раньше всех2.
   Г-жа Виардо и я надеемся лично поблагодарить вас в Баден-Бадене, так как я полагаю, что здоровье ваше этому не помешает.
   Еще раз - тысяча приветов.

И. Тургенев.

  

1491. Луи Поме

  
   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

28 июля 1863.

Мой дорогой друг,

   Еще два поручения! Возьмите, пожалуйста, у г. Шарпантье (показав ему это письмо) четыре экземпляра "Отцов и детей"1. И еще - один русский господин, мой друг г. Щербань передаст вам одну русскую книгу2. Таким образом, вы должны будете привезти сюда четыре вещи: сапоги, фиалковую эссенцию, пачку французских книг и одну русскую. Я же буду вам за это бесконечно признателен, а пока сердечно жму вам руку и говорю: до скорой встречи.

Весь ваш

И. Тургенев.

  

1493. Морицу Гартману

  
   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

9 августа 1863.

   Мой дорогой друг, вместе с этим письмом посылаю вам свою фотографию1 и некоторые биографические сведения2, принося большие извинения за задержку. Моя жизнь была очень обыкновенной. Я родился 9 ноября 1818 г. в Орле (в России) - в течение одного года учился в Московском университете, потом три года в Петербургском - в 1838 г. совершил первое путешествие за границу и до 1840 г. изучал в Берлине3 философию, филологию и историю - в Берлине я целый год прожил в одном и том же доме и почти в одной и той же комнате с Бакуниным4. В 1843 г. я написал мои первые стихотворения5 и очень короткое время служил в Министерстве внутренних дел. Мои стихотворения были плохи, и моя служба - также. Я писал время от времени рассудочные стихи, лишенные звучности и воодушевления, с мелочными тонкостями, и хотел уже совсем покончить с литературой, как в конце 1846 г.- по просьбе моего друга, Белинского, для его только что основанного журнала - написал первый очерк "Записок охотника"6. Он понравился - за ним последовали многие другие - и так я сделался новеллистом и романистом. С 1847 по 1850 г. я жил за границей - думал в 1848 г. совсем переселиться во Францию7, но вернулся в Россию - и в 1852 г. был подвергнут императором Николаем почти двухлетней ссылке. Поводом для этого послужила статья о Гоголе, который только что умер: хотели этим попугать молодых писателей. С тех пор я пишу повести - большие и малые - живу попеременно во Франции, в Германии и в России, но об этом вы сами так же хорошо знаете, как и я. У меня было два брата, младший давно умер. Voilà tout {Вот и всё (франц.).}.
   Надеюсь, что письмо застанет вас еще в Штутгарте. У Геркена очень тяжелая болезнь мозга, его теща8 еще не приехала.
   Шлю поклоны вашей жене и сердечное "shake hands" {"рукопожатие" (англ.).} вам. Одновременно посылаю вам "Pères et enfants" {"Отцов и детей" (франц.).}9.

Ваш

И. Тургенев.

  

1494. Фридриху Боденштедту

  
   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

13 августа 1863.

   Мой дорогой друг (вы мне позволите писать вам, для большего удобства, по-французски) - вы провели здесь больше дней, нежели предполагали, и, однако, вы уехали так неожиданно, что я не имел времени пожать вам руку и поговорить хоть немного о нашем деле1. Поэтому делаю это письменно. Вы мне говорили, что желали бы получить биографическую справку2 и затем разрешение на перевод или, вернее, его одобрение. Одобрение это я даю вам самое полное и безоговорочное, какое только возможно, а если потребуется облечь его в форму, законную в глазах издателя, я буду вам очень благодарен, если вы составите коротенькую бумагу, которую я подпишу с закрытыми глазами, с тем, однако, чтобы вы были к себе справедливы настолько, насколько это (возможно). Биографическая справка потребует немного больше времени - событий в моей жизни очень мало.
   Я родился в Орле в 1818 г., учился в Москве, потом в (Петербурге), потом в Берлине с 1835 по 1841 г.3 Я написал мою первую книгу в 1843 г.- это была очень плохая маленькая поэма4. Я был сослан в мое поместье в 1852-1853 гг., вот приблизительно и всё, но если вы желаете иметь краткий обзор моей литературной деятельности, мне потребуется еще дня два или три5.
   Вы мне также не сказали, какие из моих произведений войдут в первый том, который вы собираетесь издать. Будьте любезны назвать мне заглавия, и я вам немедленно сообщу номера страниц французского перевода, где находятся сделанные мною небольшие добавления и восстановления текста6. Одновременно посылаю вам 2 листа <нрзб.> и мою фотографическую карточку, которую прошу вас оставить себе на память о нескольких днях, проведенных вами в Баден-Бадене. Вы были бы очень любезны, если бы, со своей стороны, прислали мне вашу. Виардо сообщил мне, что вы пробудете в Фульде только один день7; уведомьте меня, куда вы поедете оттуда. Будьте добры сообщить мне также, кто тот издатель, к которому вы обратились8?
   Мы не поговорили с вами и о статье, которую просит Оппенгейм для журнала9. Не угодно ли вам, чтобы я написал ему, дабы он точно определил объем статьи и гонорар, который он рассчитывает дать. Примите мои дружеские приветствия и уверение в преданности вашего

И. Тургенева.

  

1497. Георгу Августу Бауру

  
   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

7 сентября 1863.

Милостивый государь!

   Повозка прибыла в полной сохранности - большое спасибо за вашу любезность1. Однако я не обнаружил ключа от ящика - в котором вы, по-видимому, заперли бумаги etc.- и очень прошу прислать его в почтовом конверте - так как у меня и на железной дороге были сложности в связи с отсутствующими бумагами. К тому же шорник не доставил двух ковриков под ноги (соломенного - для передка и еще одного - внутрь повозки).- Совершенно несомненно, что они являются принадлежностью повозки - и я был бы вам очень признателен, если бы вы мне их прислали без промедления.
   Что касается собаки, то, к сожалению, ничего хорошего сказать не могу. В ее нынешнем состоянии она абсолютно бесполезна.- Я три раза брал ее на охоту - и совсем охрип от крика и устал бить ее. Представьте себе дикое животное, которое совершенно не слушается2, бессмысленно и бесцельно носится по полю, бегает с лаем за зайцами - и ни единого раза не почуяв дичь - делает стойку только на жаворонков. Хотя раз 30 она попадала в целый выводок куропаток, кажется, это не произвело на нее ни малейшего впечатления. К тому же непослушание полное.- Я вынужден был принять решение отослать ее назад - с просьбой передать бывшему владельцу с тем, чтобы он попытался натаскать ее хотя бы к будущему году. Расходы возьму на себя. Но, признаться, я бы предпочел, чтобы хозяин забрал ее совсем - даже с потерей для меня в 50, даже 75 или 100 франков, так как очень сомневаюсь, что можно облагородить эту дикую тварь. Сто раз прошу прощения за все мучения. Собака завтра утром в 12 часов будет отправлена экспрессом - и в 4 часа прибудет в Дармштадт; все оплачено заранее.
   Позволю себе еще раз напомнить вам о ключе и прошу ответить мне, по-возможности скорее.

С совершенным почтением

преданный вам

И. Тургенев.

  

1499. Валентине Делессер

  
   С французского:

Баден-Ваден.

Шиллерштрассе, 277.

20 сентября 1863.

Сударыня,

   Я чувствую себя непростительно виновным, не ответив тотчас же на ваше последнее письмо, в котором вы с такой сердечностью справляетесь о моем здоровье, и теперь, как никогда, рассчитываю на ваше великодушие. В течение почти полутора месяцев я действительно плохо себя чувствовал; но с тех пор здоровье мое поправилось - и я, как обычно, хожу на охоту и сильно ленюсь. За новый роман1 серьезно еще не принимался: по правде говоря, мне мешают это сделать другие дела. Неопределенность - самое неподходящее для творчества душевное состояние, а в нынешние времена нет русского, который не находился бы во власти этого чувства. Будущее по-прежнему очень мрачно - и неизвестно, чего вообще следует желать2.
   Моя дочь и г-жа Иннис скоро возвращаются в Париж, а я остаюсь здесь еще до ноября месяца. Полинетта отправится в один из первых же дней после приезда засвидетельствовать вам свое почтение; рекомендую ее вашему благосклонному вниманию. Она разделяет все мои чувства к вам и, сверх того, еще питает немного дочерней нежности, которая меня в ней очень радует, а в вас, надеюсь, найдет не менее сочувственный отклик.
   Я не ответил на милое письмо г-на Мериме и не знаю, где он сейчас находится. Будьте добры сообщить мне, если вам самой это известно3.
   Примите уверение в моей самой сердечной преданности.

И. Тургенев.

   P. S. Тысяча приветов всем вашим.
  

1503. Фридриху Боденштедту

  
   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

8 октября 1863.

Любезный господин Боденштедт,

   Я очень виноват перед вами и на этот раз также еще не высылаю вам обещанный маленький очерк1 - но даю вам слово, что не пройдет и недели, как вы его получите. Я прибегаю вновь к вашей неистощимой любезности. Надо перевести еще одно маленькое стихотворение - и на этот раз я сам сочинил его, что еще более удивительно. Я сочинил эти 4 маленьких, довольно незначительных куплета, слушая пение синицы2, и г-жа Виардо написала к ним восхитительную музыку - поэтому я и обращаюсь к вам, умоляя извинить мою нескромность, равно как и ничтожность того произведения, над которым вам предстоит поработать. Вот это стихотворение {Следует русский текст стихотворения "Синица".}3:
   Я с огорчением услышал, что ваш палец всё еще причиняет вам страдание,- какой тяжелый случай4. Надеюсь, что в конце концов всё придет в нормальное состояние. До скорого свидания, примите заранее вместе с моей благодарностью мой самый дружеский привет.

И. Тургенев.

   На конверте:

Herrn Fr. Bodenstedt,

Wohlgeboren,

in München {Его благородию господину Фр. Боденштедту, в Мюнхене (нем.).}.

  

1511. Фридриху Боденштедту

  
   С немецкого:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

17 октября 1863.

Мой дорогой друг,

   Ваш перевод моего маленького стихотворения1 превосходен как всегда, и я прошу вас принять от меня сердечную благодарность за вашу любезную услужливость. Слово, написанное неразборчиво, значит: ужели ж. Последние 4 стиха означают дословно: "Или же так же беспечно поет в тебе (в синице) та же самая охота к жизни, которая человеку дает возможность переносить смерть и жизнь?" Ваш перевод дает, если разрешите так выразиться, чуточку иное направление мысли, но это не имеет значения2. Мой маленький биографический очерк написан наполовину: вы получите его наверняка в течение следующей недели3.
   Вы не пишете мне ничего о вашем пальце. Я делаю из этого вывод, что он больше не мучает вас. Надеюсь, что и в остальном у вас всё идет благополучно, шлю вам сердечный привет и остаюсь

преданнейший вам

И. Тургенев.

  

1513. Морицу Гартману

  
   С французского:

Мой дорогой друг,

   Это письмо вам передаст один мой соотечественник, живущий в Штутгарте, г-н Александр Свербеев, который очень хочет с вами познакомиться. Становясь посредником между вами, я уверен, что сделаю нечто одинаково приятное для вас обоих. Вы до известной степени находитесь в зависимости от России и знаете, что мы неохотно отказываемся от наших завоеваний1.
   Г-жа Гартман, которой прошу вас передать мой самый сердечный привет, найдет в г-же Свербеевой особу столь же симпатичную, сколь и прелестную.
   Сообщите мне о себе и примите уверение в моей неизменной дружбе.

И. Тургенев.

   Баден-Баден.
   Шиллерштрассе, 277.
   12 нояб. 1863.
  

1518. Полине Виардо

  
   С французского:

Париж,

улица Риволи, 210.

Пятница, 27 нояб. 63.

   Дорогая госпожа Виардо, положение мое все то же: ни писем (даже из Баден-Бадена), ни ответа на телеграмму, посланную в Москву1,- а, стало быть, ни денег.- Всё это, однако, не помешает мне во вторник или, самое позднее, в среду вернуться в мое любимое гнездо2. Вы не можете себе представить, как неуютно мне в этом огромном Париже.
   Г-жа Иннис возвратилась из Лондона, а моя дочь - из Вербуа3: обе чувствуют себя превосходно. Трубецкие приезжают в Париж лишь сегодня. Я осмотрел снаружи дом на улице Дуэ4 (несчастный случай произошел в доме, расположенном немного дальше), приоткрыл ворота и заметил пятерых или шестерых мальчуганов, прыгающих и бегающих по двору, посыпанному песком. От этого не слишком грустного зрелища у меня сжалось сердце. Над дверью прилажена непомерных размеров зеленая решетка, которая показалась мне нелепой.- Я передал кружево мачехе м-ль Ришар (м-ль Эжени дома не было), которая проживает не в No 16, как было обозначено на вашем письме, а в No 46, третьем по счету. 46-х номеров оказалось три, и я искал во всех трех. Я искал также Максима Дюкана5 в No 48 по улице Роше. Но поскольку он проживает в No 43, то я его не нашел. Навещу его сегодня, как и Милле6.- Позавчера я очень приятно пообедал со славным Поме, потом мы вместе пошли на "Троянцев"7. Он сказал, что написал вам длинное письмо об этих знаменитых "Троянцах", которые произвели на меня приблизительно такое же впечатление, что и на него. Это произведение человека ученого и изобретательного, но бессильного, который лезет из кожи вон и надрывается, а произвести не может ничего, кроме подражаний и вычурностей. В особенности претендует он на величие и силу (еще один признак бессилия), но единственное, что ему удается, это нечто вроде томных мечтаний, возбуждающих и чувственных.- Г-жа Шартон - певица третьеразрядная, актриса же - пятиразрядная8. Монжоз не слишком плох в смешной роли Энея9.- Театр был заполнен до предела: я видел там Мейербера с его профилем престарелого торговца биноклями: говорят, он не пропускает ни одного представления.- Раз уж я заговорил о театре, добавлю два слова о "Трубадуре"10, которого я слышал вчера. За исключением Фраскини, который действительно поет очень хорошо, но которого смешно было бы сравнивать с Рубини11, представление было жалким. Г-жа де Лагранж весьма плоха и не имеет ни малейшего успеха - некий г-н Стербини, исполнявший роль Грациани, был освистан. Что до Фраскини, то это была беспрерывная овация, настоящее воодушевление! У него честное и симпатическое лицо, но как актер он безусловно самый холодный и неловкий из всех, что мне приходилось видеть. Должен признаться, что он доставил мне удовольствие.
   Ну, а вы - что вы делали в Штутгарте? А поручения, которые вы хотели мне дать? - С нетерпением ожидаю вашего письма.- Я схожу в посольство накануне отъезда, это будет, возможно, в понедельник12. Тысяча приветов всем и до скорой, скорой встречи!

И. Тургенев.

  

1520. Полине Виардо

  
   С французского:

Париж,

улица Риволи, 210.

Воскресенье, 29 нояб.

   Theuerste Freundinn {Самый дорогой друг (нем.).}, вчера я завалил вас письмами и телеграммами и надеюсь, что завтра утром получу наконец этот знаменитый вексель, посланный, бог знает почему, до востребования1. Если он затерялся в дороге, я не смогу получить здесь ни малейшей суммы, поскольку ни г-н банкир Дютфуа, ни г-н Ротшильд уведомления не получили. В таком случае я займу здесь денег, которых будет достаточно, чтобы оставить г-же Иннис, сделать необходимые покупки и вернуться на любезную мне Шилдерштрассе2 - а г-ну Афанасию Фету отправлю в Москву еще одну телеграмму3, посылая его мысленно ко всем чертям.
   Сегодня утром я получил ваше милое письмецо4 - благодарю вас тысячу раз. Все ваши поручения будут в точности исполнены.
   К сожалению, я смогу уехать только в среду, так как моя простуда перешла в нечто вроде сильнейшего насморка, какой у меня порой случается, и я боюсь, как бы мне не пришлось весь сегодняшний день просидеть дома, что меня задержит еще на день.- Я предчувствовал эту неприятную помеху. Но уже сейчас вы можете сообщить г-же Анштетт, чтобы она ожидала меня в среду вечером. Я очень признателен ей за заботы о Пэгазе5: это превосходная женщина.
   Трубецкие все еще в Бельфонтене; я увижусь с послом6 только послезавтра, накануне отъезда. Проклятый насморк помешал мне повидать Милле и Дюкана7 - с 2-х часов вчерашнего дня я по выхожу. Тем не менее, я виделся с г-жой Гийон в Гранд-Отеле и долго беседовал с нею. Г-жа Иннис совершила небольшое путешествие в Англию для того, чтобы попытаться получить старый долг - какую-то сотню фунтов, но не преуспела в этом.- Полинетта стала немного более любезной и ласковой. Но мы очень далеки друг от друга. Горизонт слегка окрасился в розовые тона, но на этот счет было уже столько разочарований, что я поверю в это лишь несколько недель спустя8.
   Русский господин9, с которым я обедал позавчера,- важный чиновник вроде Милютина, с которым он сотрудничал в деле освобождения крестьян. Он хорошо знает, что происходит в закулисном мире Петербурга,- и тоже советует мне отправиться туда, уверяя, что я пробуду там столько, сколько пожелаю10.- И все же, как и в случае с розовым горизонтом, я буду совершенно спокоен лишь после.
   Передайте Диди, что к моему возвращению я ожидаю от нее прекрасного рисунка, того самого, что она должна мне с 9 ноября11. Поцелуйте ее за меня, а также Марианну и Поля. Скажите им, что я буду доволен лишь тогда, когда буду сидеть в их комнате на одном из тех знаменитых стульев, со спинками в виде бычьих рогов.

(Рисунок)

   Вы же будьте здоровы, трудитесь и до скорого свидания. Тысячи приветов Виардо - надеюсь, что ему предстоит удачная охота.
   Ich küsse zärtlich Ihre lieben Hände und bleibe auf ewig

Der Ihrige {Нежно целую ваши дорогие руки и остаюсь навсегда ваш (нем.).}

И. T.

  

1521. Полине Виардо

  
   С французского:

Париж,

улица Риволи, 210,

30 ноября 1863.

Понедельник.

   Дорогая госпожа Виардо, наконец-то я получил эти несчастные деньги1. Из-за бестолковости моего милейшего друга Фета, который, вместо того, чтобы немедленно послать их мне, все спрашивал себя: как их послать - во Франкфурт или в Париж? - я потерял 1600 (1620) франков из 14 000, ибо, пока он колебался, в Петербурге произошел денежный кризис и курс обмена упал с 397 франков за 100 рублей до 347.- Только и всего. Это невесело, но я уже но волнуюсь, хотя это мне кое-чего и стоило. Надо будет принять меры, чтобы подобные глупости больше не повторились. Медлительность моего дядюшки сыграла свою роль - но вы представляете себе Фета, державшего эти деньги у себя в течение пяти недель и в конце концов выславшего мне их с трехмесячным опозданием через совершенно незнакомого московского банкира? И все это потому, что, как он мне написал: "Каким образом выслать в Баден-Баден чек на Париж? Тогда вам пришлось бы совершить путешествие в Париж? А во Франкфурте вам бы выплатили во флоринах, что было бы вам неудобно?"2 Вот как случается в России!
   К довершению всех удовольствий, мой насморк превратился в грипп. Сегодня мне лучше, но я смогу выйти только завтра! - Итак, совершенно потеряны три дня, и ровно на столько же отсрочен мой приезд в Баден-Баден.- Излишне говорить вам, насколько все это мне приятно. Если дьявол не вмешается, я покину этот очаровательный Париж в четверг утром с тем, чтобы к 10 часам вечера приехать в Баден.- Я не смог повидать решительно никого - ни Тургеневых, ни г-жу Делессер, ни г-жу Дюлу; визит к послу3 и т. д.- всё отложено. Князья Трубецкой и Орлов навестили меня: они вернулись из Бельфонтена и поселились на улице Клипш.- Славный Поме провел вчерашний вечер со мной.- Должен вам признаться, что я сейчас злой как собака (как Пэгаз) и что я всячески поношу Париж и мое жалкое тело, которое всегда радо подцепить какую-нибудь гадость.
   Что ж, слава богу, что вы и все ваши здоровы - это большое утешение. Поцелуйте за меня детей.- Крепко жму вам руку, кланяюсь Виардо и буду доволен лишь тогда, когда обнаружу, что иду по дорожке на широте аллеи Ганса4.

Ваш И. Тургенев.

  

1524. Полине Виардо

  
   С французского:

Париж,

улица Риволи, 210.

Вторник, 1 декабря 1863.

Дорогая госпожа Виардо,

   У меня есть надежда, что я смогу отправиться послезавтра в 8 часов утра. Не говорю больше, чтобы не сглазить. Напомните, пожалуйста, г-же Анштетт, чтобы она в этот день развела огонь в камине и в особенности чтобы послала за мной на вокзал экипаж. Поезд прибывает после 9 ч. вечера, вы можете увидеть это в вашем расписании.
   Сегодня я начинаю выезжать; собираюсь навестить Трубецких и получить мои деньги. Этот несчастный Фет настолько потерял голову, что позволил какому-то подлому московскому банкиру произвести обмен из расчета 350 фр. за 100 руб. (как во времена Крымской войны), в то время как некоторые мои русские знакомке получили по 367 фр. за 100 руб., но и это уже изрядное падение, поскольку в Петербурге по курсу дают 377 фр.! Ну, да не стоит больше об этом думать1.
   Я настолько боюсь новых проделок моей несчастливой звезды, что не хочу больше говорить о том блаженстве которое я вновь испытаю, очутившись опять в Баден-Бадене. Все ваши поручения выполнены, и я везу с собой огромный сундук, полный старых панталон, тряпок и т. д., принадлежащих знаменитому Боткину2... Ну, будьте здоровы. Тысяча приветствий всем и до свидания.

Ваш И. Т.

  

1525. Кларе Тургеневой

  
   С французского:

Сударыня,

   Я искренне огорчен, что должен отвечать отказом на ваше приглашение, такое милое и любезное, но известия, полученные из Баден-Бадена1, заставляют меня выехать сегодня же вечером, на два дня раньше, чем я думал. Примите мои извинения вместе с моей благодарностью; по возвращении, а это будет в начале января, я лично явлюсь засвидетельствовать их вам, равно как и мою глубокую признательность за все ваши заботы о Полине.
   Примите, милостивая государыня, уверение в моем глубочайшем почтении.

И. Тургенев.

   Вторник утром.
  

1531. Валентине Делессер

  
   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

11 декабря 1863.

Сударыня,

   Не могу еще раз не сказать вам, как я сожалею, что не повидал вас перед своим отъездом из Парижа. Эти сожаления еще усилились, если это вообще возможно, когда г-н Мериме открыл мне некоторые проекты, в которые вы намеревались меня посвятить. Узнаю в этом вашу неизменную доброту к моей дочери и могу лишь от всего сердца вас за это поблагодарить1.
   К сожалению, теперь я уехал, и на довольно долгий срок - ибо не думаю, чтобы я мог вернуться в Париж раньше последних чисел января. Однако и до того времени, мне кажется, можно кое-что сделать - хотя бы дать молодым людям возможность увидеться друг с другом. Вы были бы очень любезны, если бы поговорили об этом с госпожой Иннис. Вечер, проведенный вместе, это уже много для начала, тем более, что Полинетта неспособна на скорые решения. Если бы вы пожелали мне обо всем этом написать, ваше письмо застало бы меня еще здесь - я уезжаю лишь 20-го2. Что касается Полинетты - то вам известно ее положение: нужно иметь в виду, что, кроме меня, у нее нет ни родных, ни семьи, если же говорить о приданом - я даю ей сто тысяч франков немедленно и пятьдесят тысяч в течение двух первых лет. Нет нужды говорить вам, сколь счастлив я был бы, если бы муж Полинетты был выбран или рекомендован именно вами, и какой бы это было гарантией; я могу лишь повторить, что глубокая признательность прибавилась бы к той искренней и почтительной привязанности, которую я к вам питаю.
   Напишите, что нового у вас и у всех ваших; что до меня, то воздух Баден-Бадена меня совершенно исцелил. Каким-то будет для меня воздух родины3? Будьте здоровы и примите уверение в моей неизменной преданности.

И. Тургенев.

  

1532. А. А. Краевскому

  
   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

15/3 декабря 1863.

Милостивый государь,

   Это письмо вручит вам г-жа Клара Шуман, прекрасное дарование которой вам, без сомнения, хорошо известно. Она приезжает в Россию во второй или третий раз - и все любители хорошей и серьезной музыки должны желать, чтобы она была с каждым разом всё более довольна приемом нашей публики. Ваше положение дает вам больше, чем кому-либо другому, возможности способствовать этому, и я не сомневаюсь, что вы сделаете это с готовностью, что не мешает и мне обратиться к вам во имя нашей старинной дружбы. Я буду рассматривать как личное одолжение всё, что вы сможете сделать для г-жи Шуман1, и прошу вас заранее принять мою благодарность, так же как и уверение в моей искренней преданности.

И. Тургенев.

  

1535. Полине Тургеневой

  
   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

16 декабря 1863.

Среда.

   Моя дорогая Полинетта, в воскресенье я покину Баден-Баден и направлюсь прямо в Петербург - так что, если тебе и г-же Иннис хочется что-нибудь сообщить мне, не теряйте времени. Я не уеду отсюда, не написав тебе обещанного письма1, а пока обнимаю тебя и сердечно приветствую г-жу Иннис.

И. Тургенев.

  

1540. Полине Тургеневой

  
   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277.

1-е января 1864.

Дорогая Полинетта,

   Прими, вместе с доброй г-жой Иннис, мои новогодние поздравления и всяческие пожелания счастья для вас обеих. Признаюсь, я немного встревожен, не получая от вас известий целую неделю, и надеюсь, что не было никакой серьезной причины, которая бы помешала вам написать мне. Что касается меня, то моей ноге лучше, хотя всё же не так хорошо, как хотелось бы, зато я вскоре смогу сообщить вам другую хорошую новость: мои дела в Петербурге приняли благоприятный оборот - и весьма вероятно, что я буду избавлен от этого путешествия1. В таком случае я вернусь в Париж значительно раньше, чем предполагал. Но всё это еще очень неопределенно и вам не следует никому говорить об этом. Я буду, разумеется, держать вас в курсе событий.
   Тысяча приветов всем добрым парижским знакомым. Обнимаю тебя и сердечно жму руку г-же Иннис.

Твой отец

И. Тургенев.

  

1542. Луи Поме

  
   С французского:

Баден-Баден.

Шиллерштрассе, 277,

9 января 1864.

   Спасибо, любезный моему сердцу Фридолин1, за сценарий2, столь скоро высланный. Это очень похвально, но что гораздо менее похвально, так это дурное настроение, которое, кажется, вами овладело. Как! У вас есть надежда провести добрую часть лета в соседстве с г-жой Виардо и под одной крышей с Фридолином-отцом - и вы недовольны? Что же говорить мне, которому предстоит через два дня, с еще незажившей ногой, отправиться в этот милый Петербург? Да, друг мой, я уезжаю, мне присылают столь настоятельные приглашения, что сопротивляться невозможно. И что же! Уверяю вас, вы бы восхитились моим мужеством, особенно

Другие авторы
  • Венский (Пяткин) Е. О.
  • Флобер Гюстав
  • Язвицкий Николай Иванович
  • Иммерман Карл
  • Фридерикс Николай Евстафьевич
  • Чешихин Всеволод Евграфович
  • Можайский Иван Павлович
  • Турок Владимир Евсеевич
  • Гауптман Герхарт
  • Красов Василий Иванович
  • Другие произведения
  • Веселовский Юрий Алексеевич - Веселовский Ю. А.: Биографическая справка
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Ярчук (,) собака-духовидец. Сочин. Александрова (Дуровой)
  • Киреевский Иван Васильевич - Царицынская ночь
  • Григорович Дмитрий Васильевич - Переписка А. П. Чехова и Д. В. Григоровича
  • Розанов Василий Васильевич - Д. С. Святополк-Мирский. Розанов
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Сочинения Т. H. Грановского
  • Батюшков Константин Николаевич - Воспоминание мест, сражений и путешествий
  • Врангель Александр Егорович - Письма к Достоевскому
  • Успенский Николай Васильевич - Гр. Л. Н. Толстой
  • Одоевский Владимир Федорович - Сказки дедушки Иринея
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 317 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа